Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [29.09.16] Blood of My Blood


[29.09.16] Blood of My Blood

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://i.imgur.com/IWvZE0D.jpg
[audio]https://music.yandex.ru/album/3575264/track/29689961[/audio]

Исландия, утро

Black Panther, Kymera


Хотя проблем хватало на всех фронтах, Чёрная Пантера не забывал о встрече с очередным творением Оружия Икс. Занятый в Америке, он отдал указания вакандской разведке искать все следы похороненной уже, казалось, программы. И вот, почти месяц спустя, одна ниточка наконец-то потянулась. Кто ж знал, какой клубок она за собой потянет…

Отредактировано Black Panther (12.06.2021 22:53)

+6

2

Тихий и уединённый уголок посреди безлюдных скал и холмов. Исландия, как всегда, обманывала ожидания от своего названия зелёными склонами. И никто не мог бы и предположить, что здесь находится секретная лаборатория по созданию живого оружия.
Пантере не нужно было предполагать, он знал. Вакандская разведка почти месяц рыла носом землю, выискивая следы закрытой, казалось бы, программы, и не зря. Рано или поздно, все тайны всплывают, потому что алчность и страх – два спутника всех грязных подпольных дел.
Начало оказалось слишком простым, куда проще, чем он ожидал. Он высадился в километре выше по склону, спустился вниз, засёк камеры и вычислил сектора обзора. Скан со спутника позволил выявить, куда выходили воздуховоды. Точка входа вообще не охранялась, пожалели даже датчик движения – видимо, чтобы не дёргаться каждый раз на любопытную птицу. Секретность была главным щитом комплекса, но именно её он сейчас и лишился.
Вентиляция оказалась довольно узким и заброшенным местом. Впрочем, Т’Чалла знал: пыль и паутина – верные признаки отсутствия всяких датчиков и сигнализаций. Благо, маска задерживала пыль, губительную для его чувствительного носа, а в остальном Чёрная Пантера пролезал в места куда более защищённые.
Недолгое путешествие по вентсистеме, кажется, привело его в нужное место. Свет не горел, но его зрение в нём и не нуждалось. Он прекрасно видел лабораторное оборудование, гул вентиляторов и мигающие лампочки подсказывали, что оно вполне не заброшено и функционирует.
В какой-то момент вакандец даже задумался – не ловушка ли это, слишком всё пока выглядело легко и просто. Тем не менее, Пантера легко и почти бесшумно сдвинул решётку, тенью выскользнул из вентиляции и, прислушавшись на секунду, устремился к компьютерам. Запуск терминала, запрос пароля… но он был Т’Чалле и не нужен: специальное устройство уже с щелчком вошло в порт и с лёгкостью взломало пароль. Пантера собирался выскрести с серверов всё, что возможно и невозможно, а потом обрушить систему противника.
Он принялся за работу. Основную задачу, конечно, выполняла программа, Пантера же изучал то, что нужно здесь и сейчас. Комплекс оказался несколько больше, чем он ожидал – вероятно, здесь базировались несколько программ. Теперь функционировала только одна – некая Weapon S. Полностью укомплектована персоналом, охрана – неплохо, неплохо, вооружены по стандартам ЩИТа, даже несколько экзоскелетов есть. Турели изолированы, понадобится время, чтобы их каждую отдельно взломать. Систему камер хакнуть удалось гораздо легче, нехитрый алгоритм теперь сам будет подбирать запись из сделанных за последние несколько дней на каждую камеру, под которой он будет проходить, дабы максимально соответствовать моменту.
Несмотря на довольно раннее утро, в коридорах было достаточно народу. Впрочем, для признанного мастера маскировки и проникновения это не составляло никакой проблемы. Кимойо быстро сконструировал объёмную карту комплекса, отражая местонахождение каждого человека в реальном времени. Пантера двигался быстро, но аккуратно, размеры ныне частично законсервированного объекта лишь способствовали его скрытности: он уходил от встречных в боковые коридоры, укрывался за углами или скрывался в пустых помещениях в ожидании, пока патруль или учёные пройдут мимо. Нужные двери буквально открывались и закрывались по взмаху руки: Кимойо окончательно взял систему под контроль при полной скрытности присутствия.
Пантера спустился на пару уровней ниже. Основные файлы программы оказались на удивление хорошо зашифрованы, и до сих пор не поддавались. Впрочем, и Кимойо был пока больше занят захватом контроля над комплексом, чем расшифровкой научной документации. Тем не менее, место содержания «Оружия» он локализовал довольно точно. Просторная лаборатория с блоком содержания объектов повышенного уровня опасности. От слова «объект» Т’Чаллу передёрнуло. Он сам всегда считал себя человеком науки, и понимал, что наука не всегда этична… но вот такого отношения к живым людям как к подопытному «мясу» он понять так и не смог.
Непосредственно у входа в лабораторию, как и показывала схема Кимойо, дежурило пара автоматчиков. На миг Пантера задумался, не попытаться ли сработать тоньше, но решил, что и так ему везло до сих пор. Лучше проще, надёжнее, а то, что более кроваво – так охрану лаборатории мясников тоже, знаете ли, никто не принуждал сюда устраиваться.
Он появился из-за угла, заранее зная по картинке с камеры, просмотренной на Кимойо, где и как они стоят. Лёгким свистом заставил повернуться.
- Какого?... – дальний от него, рыжеватый детина с веснушками даже успел дёрнуть автомат. Метательный нож бесшумно вошёл ему в глазницу, почти на три четверти – быстрая смерть. Его напарник, блондин на полголовы выше, осел рядом – Пантера прекрасно бросал ножи с обеих рук. В том числе одновременно.
Т’Чалла подошёл к свежим трупам, вернул оружие и мгновением спустя открыл дверь. Время теней закончилось. Настал час крови.

+5

3

Что-то очень настойчиво скреблось в памяти, никак не желая обретать очертания в плотном тумане, отдаваясь легкой пульсацией в висках. Простой запрос имени заставил ее задуматься, вызывая легкое беспокойство, отразившееся на изменении сердечного ритма. Сбоку пискнули приборы, отслеживающие жизненные показатели объекта. Звук отвлек ее от пустых размышлений. Кто-то кашлянул и взгляд тут же метнулся в сторону громкого звука, фокусируясь на лице человека. Она внимательно изучала его, словно бы сканируя, запоминая детали и подмечая общее напряжение с отпечатком нетерпеливости. От нее ждали ответа, но получили лишь встречный вопрос, выраженный легким наклоном головы вбок и прищуром карих глаз.
— Сэр, показатели в норме.
— Прекрасно.
Она хмурится, все еще тщетно пытаясь найти ответ на заданный ей вопрос, хотя стоящего перед ней человека удовлетворяло ее молчание. На его губах даже появилось подобие улыбки. Он раздражал ее. Ей не нравился его запах. Пальцы сжали край кушетки, на которой она сидела. Вокруг рук появились едва заметные всполохи электричества, глаза заволокло светящейся дымкой.
— Хватит!
Треск маленьких молний прекратился. Кем бы ни был этот человек, но твердость его голоса заставила автоматически подчиниться, хотя раздражение никуда не делось. Оно только росло, пока люди в характерных халатах проводили последние тесты, постоянно сверяясь с какими-то записями и приборами. Но ей сказали выполнять и вот она, словно шарнирная кукла, послушно поднимала руки-ноги, следила за пальцами и отвечала на простые вопросы, не требующие объяснений о том, кто она. Впрочем, ей об этом все равно сказали. Weapon S. Такая же буква была выгравирована на броне, в которую ее облачили. Она покрутилась, пробуя гибкость своего нового одеяния. Пара клинков в ножнах — вот и все ее оружие. «Ты и есть оружие». Разумеется, она была натренирована для убийств, пусть и не помнила, когда все это произошло. Просто знала, что может, питая почти опасную уверенность в своем мастерстве. В противном случае эти люди не были бы в ней так заинтересованы, не правда ли?
— Сэр, сэр!
Панические нотки в голосе спешащего к раздражающему ее человеку работника не ускользнули от слуха, но куда острее она ощутила запах страха.
— У нас проникновение! Он уже идет сюда!
— Кто идет?
— Пантера!
Пантера? Она вновь склонила голову вбок, вопросительно глядя на раздражающего ее человека. Внешне он не изменился, но его запах сказал больше, чем мимика и любые слова вместе взятые. Он тоже испытал укол страха, но в отличие от подчиненных, быстро взял себя в руки. Короткие и резкие приказы посыпались на людей. Уничтожить оборудование и записи, стереть все данные, проверить турели, отправить охрану встречать непрошенного гостя. Она сделала шаг в сторону раздражающего ее человека, не задумываясь следуя за ним. Уверенная, что ее место где-то поблизости, словно она должна быть его опасной тенью, пока не будет отдан другой приказ. Раздражающий человек заметил это движение и окинул ее быстрым взглядом, словно что-то прикидывая, взвешивая за и против. Она видела, как собираются складки кожи на его лбу в напряженном размышлении.
— Выпустите зверя через три минуты.
Зверя, зверя, зверя... ниточка тонкой связи расширилась, позволяя ей ощутить что-то могучее, родственное и дикое где-то не так далеко. Почувствовать, как давили стены клетки и как оглушал гул силового поля. Первобытная ярость на кончиках когтей раскатистым эхом вызвала мурашки на коже. Это был ее зверь.
— Сэр, но...
— Три минуты.
— Да, сэр.
— Ты, — палец раздражающего ее человека бесцеремонно ткнулся в плечо. — Уничтожь непрошенного гостя.
Рев зверя, готового к битве, донесся сквозь шум засуетившихся в этом отсеке комплекса людей. Она позволила себе прикрыть глаза, наслаждаясь теснотой связи с сознанием животного, готового убить для нее кого угодно.
— На, держи. Последние штрихи твоего образа, Weapon S.
Маска легла ей в руки и пока она рассматривала ее, раздражающий человек оставил ее, растворяясь в мельтешении работников комплекса и спешащей занять позиции охране. С приказом, который мог быть путевкой в один конец. Ей не оставили инструкций на случай, если она победит непрошенного гостя. За ней придут? Она должна будет их найти сама? Сознание, связанное со зверем, будто окунулось в чан с кровью. О да, они найдут их.
Надев маску, что частично скрывала лицо, и достав из ножен клинки, она неспешно двинулась к дверям, за которыми уже царствовала смерть. Но она не охранник этого комплекса и не жалкая цель для неизвестного гостя. Она живое оружие, созданное для убийств. Молнии короткими всполохами окутали правую руку, готовые сорваться в цель.

+5

4

Не зря Т’Чалла крепко подозревал, что выбрал лимит удачи в самом начале своей операции. Стоило ему открыть дверь, как выявилось две неприятных вещи. Первая: помещение, куда он собрался войти – своеобразный «предбанник» лабораторного комплекса «А» из нескольких секций – оказалось оснащено своим предбанником. А вторая: эта самая вторая дверь перед ним заблокировалась, а свет ламп окрасил её в красный свет.
Пантера вернулся к управлению Кимойо, дабы выяснить, в чём дело. Примерно через полминуты он, наконец-то, докопался до сути: весьма элегантная подсистема, заизолированная от основной охранной системы, считывала показатели жизнеобеспечения охраны. Два трупа, при таком раскладе, тут же врубили тревогу, и даже Кимойо не смог её заблокировать.
Впрочем, ничего критичного в этом не было. Он и так уже пошёл в открытую, тревога лишь несколько форсировала события. Небольшую проблему представляла лишь блокировка двери, которая упорно отказывалась отключаться, напрочь изолируя лаборатории, что заставляло вакандца задуматься. Судя по всему, насколько безалаберной была охрана «входов», настолько мощной и многоуровневой была охрана «выходов». Очевидно, чёртовы генетики куда больше опасались своих же творений, чем возможных визитёров.
Пантера снова глянул на дверь. Разжать её голыми руками вряд ли представлялось возможным, можно было, конечно, потрать небольшое количество взрывчатого геля, что он взял с собой, но пока он решил его приберечь. Тем более, что решение проблемы приближалось к нему само, оттуда, где он уже прошёл.
Их было восемь, в полной амуниции, вооружены и очень опасны, как говорится. К их чести, даже увидев его, в знаменитом костюме, над трупами двух их уже мёртвых товарищей, они не побежали. Лишь шедший впереди, судя по всему, командир отделения обречённо выдохнул «fuck».
Шквальный огонь из восьми штурмовых винтовок не оставил бы в коридоре ничего живого. «Бы» - потому что против вибраниумной брони не хватит и ручного гранатомёта. Удары от плющащихся о самый дорогой в мире металл пуль не ощущались совсем, лишь чёрная броня зловеще вспыхивала темно-фиолетовым, накапливая энергию.
Спустя несколько секунд они всё же расстреляли магазины. Пантера слегка наклонил голову, в остальном всё также стоя неподвижно. По его расчётам, этого пока было не совсем достаточно. Бравые «солдаты удачи» не подвели. Две, три, четыре гранаты полетели ему под ноги. А вот этого уже должно хватить. Т’Чалла всё же сделал шаг назад. Гранаты сдетонировали почти одновременно, разрывая на куски ещё не успевшие остыть тела двух мёртвых охранников. Взвизгнули рикошетящие осколки, градом обстукивая непробиваемую броню. Пантера удовлетворительно посмотрел костюм, эксцентрично сочетавший в себе чёрный, красный и, само важное, фиолетовый цвета. Вот теперь пора.
Вакандец даже не стал доставать ножей, ограничившись бесшумно выдвинутыми когтями. Рывком сократил дистанцию до угла, за которым укрылись спешно перезаряжавшие оружие охранники. Как будто оно им могло чем-то помочь. Сочувствия он не испытывал. В злодейских лабораториях обычно неплохой посмертный соцпакет. Т’Чалла не сражался, он убивал, двигаясь быстро, смертоносно, экономно. Как когда-то давно, задолго до Мстителей и даже до королевской мантии, его научили суровые африканские джунгли. Двое осели с распоротыми когтями глотками, затем ещё один, следующему он просто свернул шею. Под ударами когтей лилась кровь и разлеталось на металл и пластик оружие. К их чести, они сопротивлялись. Две пули из пистолета успели ударить в шлем прежде, чем он ударом смял лицо стрелка, да так, что раздробленные кости вошли в мозг. Лезвие ножа звякнуло о вибраниум и сломалось. Но через несколько секунд всё было кончено. Последний охранник рухнул на пол, его собственный клинок был вбит в висок с такой силой, что кончик лезвия показался с другой стороны головы.
Он не гордился тем, что сделал. Просто был глубоко убеждён, что люди, добровольно работающие там, где проводят насильственные эксперименты над другими людьми, не заслуживают и звания «человек». Поэтому всякие там декларации, конвенции и прочее – это для обычных, "нормальных" преступников.
Костюм был заряжен, и Т’Чалла чувствовал сокрытую в вибраниуме энергию. Наверное, хватило бы и меньше, но он всегда предпочитал перестраховываться. Один удар в центр заблокированной двери – и высвобожденная энергия практически выломила казавшиеся неприступными створки. Он уже успел задуматься о том, что стоит поразмышлять о запасном варианте взлома подобных барьеров, как заметил нового гостя на этом маленьком празднике смерти. С первого взгляда было ясно, что это не охранник. Маска, клинки, отсутствие иной экипировки. Но вот остальное…
Белые волосы, явно тёмная кожа, которую было видно из-под полумаски, молнии. Стройная девушка с бегущими по руке разрядами тока. Вот что значило S, - подумал Т’Чалла. Вот теперь это было личным. Очень личным. Потом он вытрясет всю душу из горе-генетиков, но узнает, как они скопировали ДНК Шторм, и как вырастили этого, судя по всему, клона. И какие планы они строили на ходячее климатическое оружие. Но сейчас нудно было приложить немного усилий, чтобы спасти то единственное существо во всём бункере, которое заслуживало спасения.
- Нет нужды в схватке, - он шагнул вперёд, приподнимая руки в примирительном жесте – и от души надеясь, что несчастное создание хотя бы понимает его. – Я хочу помочь тебе.
Ещё никогда, наверное, мирные слова из его уст не входили в такое противоречие с внешним видом – воин в угрожающе чёрной броне (шлем он предусмотрительно не стал деактивировать), с ног до головы в крови врагов, чьи трупы видно за его спиной. Шансы на диалог таяли, толком не появившись.

+5

5

Возможно, конфликта можно было бы избежать. Не с работниками и охранниками этого комплекса — незваный гость явно не собирался мириться с самим фактом их существования, а с застывшей на доли секунды девушкой, чей равнодушный взгляд из-под маски изучал противника.
Приди он раньше хотя бы на час, то нашел бы жертву экспериментов в бессознательном состоянии, мечущуюся в агонии под действием сильных препаратов. Впрочем, кто знает, может, он бы просто убил ее тогда из благих побуждений, так и не узнав, что Оружие S не было клоном знаменитой Шторм? Приди он на сутки раньше — и разум девушки еще не был бы порабощен пустотой, что заставляла ее подчиняться по-настоящему плохим людям, на уровне подсознания вызывая страх перед пережитой болью.
Быть может, она даже расплакалась бы, увидев его и поверив, что это не иллюзия, порожденная несбыточной фантазией. От шока, неверия и облегчения, что все закончилось. Что ее перестанут ломать, каждый раз пробуя собрать по-новому. Больше не будет боли и мерзкого ощущения, когда просыпаешься и понимаешь, что какая-то часть тебя утеряна, возможно, навсегда. Потому что отец нашел ее, как находил всегда. Когда она была маленькой и пряталась от него по всему дому, а став старше — скрываясь на улицах Бирнин Зана. И он снова нашел ее, сам того не ведая, в другой реальности на краю света, вот только в этот раз она не узнала его. У Оружия S не было родителей — их место занимали приказы.
Появление незваного гостя, которого ей приказали уничтожить, было по-своему эффектным. Наверное, оно должно было производить впечатление. Это вышибание дверей, гора трупов за спиной и крутой парень в бронированном костюме, покрытый кетчупом — жуть как внушительно. На практике она скорее испытала странное чувство родственности с этим залитым кровью охранников гостем. Почти такое же, как с выпущенным на волю зверем, что стремительно приближался к ним. Это немного сбивало с толку, пробуждало любопытство и одновременно заставляло мысленно закрываться от неправильных желаний.
Зря она медлила, дав ему возможность заговорить. Беседа никак не сочеталась с приказом уничтожения. Стоило ему двинуться вперед, как она рефлекторно сделала шаг назад, сохраняя дистанцию. Молнии вокруг ее руки набирали мощность, готовые сорваться в чужака, но, кажется, его это ничуть не беспокоило. Полагался на свою броню? Девушка бросила быстрый взгляд за спину гостя, посмотрев на трупы. Ближний бой. Хорошо. Ближний бой она могла ему дать.
Помочь мне? — ее голос дрогнул и прозвучал не так резко, как хотелось бы. «Как твое имя?», — вопрос раздражающего человека остался без ответа. Он беспокоил ее. Мог ли чужак помочь ей с этим? Как глупо. Ей не нужно имя, когда была дана цель. Вот эта цель, стоящая перед ней с горой трупов за спиной и предлагающая помощь. — В чем? Убить меня быстро без схватки?
Рука поднялась и удар молнии сорвался в фигуру незваного гостя. Она успела увидеть в свете пущенного заряда дизайн брони, как ее маленький выпад был поглощен темным материалом. «Вибраниум», — шепнуло подсознание, вытаскивая из тумана ее рассудка бог весь знает откуда взявшуюся информацию. Но откуда она могла это знать? Мало ли что могло поглотить электричество. Но эти фиолетовые всполохи на черном костюме казались до безобразия знакомыми. Что ж, ближний бой будет сложным, на грани невозможного, но выбора у нее не было. Не после того, как она атаковала первой. 
И все же был у нее один козырь, чья бесшумная поступь огромных лап ощущалась на уровне псионической связи, образовывающей прочный канал между ее разумом и сознанием зверя. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы понять, как близко он был. Как лоснилась черная шерсть, как светились глаза и полосы на шкуре. Каким воплощением спокойствия он был, не испытывая и толики агрессии к обозначенному противнику. Пальцев коснулся влажный нос и девушка перехватила клинок так, чтобы была возможность опустить руку на массивную голову животного, чьи размеры и мощь поражали воображение. Он боднул ее, неотрывно следя светящимися глазами за чужаком в черной броне, и издал протяжное вопросительное «мооу?».
Она не могла поверить тому, что чувствовала через связующие их нити. Зверь не желал драться. До тех пор, пока ей самой от этого гостя не будет угрозы. Проект горе-генетиков пошел не по плану и их Оружие S оказалось в безвыходном меньшинстве. Ей не пробить вибраниум своими клинками, ей не пробить его молниями, а зверь... а зверь видел в Черной Пантере друга. Нечто большее, чем друга.
Поверить не могу, — ее шансы катастрофически стремились к нулю.
«Ты должна уничтожить его. Ты должна уничтожить его. Ты должна...»
Пульсирующая боль в висках явственно напоминала об агонии из-за неповиновения. Она должна исполнить приказ, но так же она понимает, что не может ничего сделать с таким противником. Не после потери единственного козыря в этой схватке. Зверь беспокойно бьет хвостом, чувствуя подступающую панику хозяйки, что оказалась загнана в угол обстоятельствами.
Что ты сделал?!

+5

6

Tall, Dark and Handsome
Молния ударила в броню, и тут же без следа была поглощена вибраниумом. Пантера, считай, её и не заметил. Тем более, по сравнению с теми, что творила Ороро, это даже комариным укусом было сложно назвать. Т’Чалла решил, что такой выпад он вполне может (и должен) оставить без внимания. Куда больше его занимал вопрос, что делать дальше.  По правде сказать, он всегда успешнее вёл переговоры с рациональными мерзавцами, чем с жертвами опытов и ПТСР.
Но пока он размышлял, на сцене появился ещё один персонаж. Величественный чёрный зверь бесшумно появился за спиной девушки. Мало что могло удивить Т’Чаллу в этом мире, но вот сейчас он действительно был удивлён. Он никогда не видел подобной пантеры, разве что разрозненные обрывки знаний предыдущих Пантер подсказывали ему, что это «зверь зверей», как они его называли, посланец богини, полумифическое создание… Но что было куда важнее, он мгновенно опознал полосы из вибраниума. Вот это уже точно не вытащишь из пробирки. Он деактивировал маску, показывая лицо им обоим. А может, это был лишь повод. Ведь огромной пантере, судя по всему, хватило и голоса с запахом.
- Ты меня знаешь, - хоть это не было вопросом, в умных глазах зверя он легко мог прочитать ответ. Который порождал всё больше вопросов. Самым первым выводом из которых было, что это, вполне возможно, и не клон Ороро… А может быть это и вовсе…
Он тяжёлым усилием воли запретил себе даже думать об этом сейчас. Здесь и сейчас ему нужно было любой ценой сохранять концентрацию, аккуратно подбирать слова и ещё аккуратнее действовать.
- Я знаю, что ты страдала, - а когда у Оружия было иначе? – Я не хочу причинять тебе вреда. И думаю, ты не хочешь причинять мне.
Т’Чалла смотрел ей в глаза и отказывался признаваться себе, что отчаянно желает, чтобы она сняла маску.
- Ты не обязана этого делать, - Т’Чалла успокаивающе выставил вперёд руку (с предусмотрительно убранными когтями). – Не обязана им подчиняться. Ты никому ничего не должна. Ты свободна.
Он говорил медленно, надеясь, что осмысленный диалог всё же удастся. Свои мысли о том, как они могут быть связаны, Пантера тоже пока решил придержать при себе. А то перегрузит эмоционально и так нестабильную девочку окончательно. Он предпочёл действовать, напирая сугубо на её свободу воли. Принуждение против принуждения явно могло дать лишь негативный эффект.
- Если ты захочешь, я помогу тебе выйти отсюда, - рискнул всё же добавить Т’Чалла .

+5

7

«Убей его. Убей его. Убей его!»
Она не была такой. Знала, что у нее не дрогнет рука перед хладнокровным убийством, но она не была наемником, выкашивающим цели по чьей-то указке. Она знала это, потому что весь организм единым механизмом негативно реагировал на попытки управлять ею, заставить убивать по приказу. Она была Оружием? Да, да, да! Или нет?.. Перед глазами стояло лицо раздражающего человека — лицо, которое она запомнила до фотографичной точности — и от этого воспоминания ее пробивал холодный пот. Она вскинула руки, обхватывая ими свою голову и с силой прижимая пальцы к пульсирующим болью вискам. Раздражающий человек был повинен в этом. Он хотел, чтобы она была такой пустой.
Огромный зверь рядом издал звук, похожий на попытку чихнуть и фыркнуть одновременно. Словно этим звуком он подтверждал, что действительно знает чужака. Почему же она не знала? Это был ее зверь, он был продолжением нее, так почему же... Озарение настигло ее внезапно через всю эту разыгрывающуюся мигрень. Девушка глубоко вдохнула, позволяя запаху этого человека проникнуть в ее легкие и осесть там отголоском утерянных воспоминаний. Этот запах был ей знаком, вызывая ряд ассоциаций. Защита. Этот запах означал безопасность.
Лицо чужака больше не было скрыто маской с забавными кошачьими ушами. Несмотря на всю эту боль в черепной коробке и ставшие резко чувствительными к свету глаза, она упрямо стискивала зубы, заставляя себя всматриваться в лицо того, кто сразу на двух уровнях восприятия обещал ей помощь. Что она пыталась найти в его взгляде, устремленным на нее? Тени обмана? А видела лишь собственное отражение.
Каждое его слово ломало ее. С каждой фразой пальцы на рукоятях клинков слабели, что, казалось, еще немного и оружие просто выскользнет из рук. Непоправимая ошибка и невероятная оплошность для той, кто был создан убивать. Но звук голоса и запах этого человека, помноженные на спокойствие и доверие связанного с ней зверя, разрывали канатные нити навязанного приказа об уничтожении, оставляя только боль. Боль была единственным воспоминанием, выжженным в ее сознании агонией и лихорадкой накануне. Боль стучалась об стены ее черепной коробки, заставляя щипать глаза и оставляя на щеке влажный след одинокой слезы. Ничего, она могла это перетерпеть. Она должна. 
Стоило чужаку (чужаку ли?) протянуть руку, как зверь рядом приподнял морду и вновь издал звук, который у обычного кота наверняка бы означал призывное мяуканье, словно он был рад оказанному вниманию. Она не могла понять, откуда в нем было столько доверия по отношению к гостю в загвазданной кровью броне, но именно это монументальное спокойствие позволяло ей сохранять хоть какое-то подобие мышления, не проваливаясь окончательно в беспомощное состояние. Теплый бок животного был ее опорой в кошмаре, который не соответствовал ни одному плану наблюдавшего за ними раздражающего человека.
Я не свободна, — качает головой, отвечая шепотом на грани слышимости. — Они не отпустят меня.
Пустота не отпустит ее. Она вывернет ее через боль наизнанку, заставит выть на полу, сворачиваясь в беспомощный комок и раздирая ногтями собственную кожу. Ее будет трясти как в лихорадке, пока кости не начнут трещать, ломаясь. До тех пор, пока от нее ничего не останется, чтобы раздражающий человек наслаждался полученным результатом, удовлетворенный тишиной в ответ на вопрос, кто она.
Так кто она? Здесь и сейчас — самое несвободное существо из всех. Оружие, направленное на цель.

Оружие, которое дало осечку.
Жаль, — наблюдавший раздражающий человек поджал губы. Ему было ясно, что сырой проект был выпущен в поле слишком рано, но выбора особо не было. Она исполнила свою роль, потянув время и отвлекая на себя чертова вакандца, решившего повозиться с девчонкой, а не оторвать ей голову как всем прочим. — Оружие S и зверя под устранение. Пантеру задержите, пока не завершится процесс.
Уходя, они не должны оставить за собой такие улики живыми.

Зверь потерся щекой об ногу, словно предлагая ей сделать шаг навстречу этому жесту мира, но она колебалась, погруженная в попытки справиться с разыгравшейся мигренью и вернуть самообладание. Утратив над собой давление приказа и потеряв цель, она не знала, что ей делать дальше и какие решения принимать.
Мои желания не имеют значения. Это место не отпустит то, что принадлежит ему.
Клинки ушли в ножны, после чего она нащупала механизм, удерживающий на лице маску, в которой не было смысла — Оружие S прекратило свое существование. Бросив этот бесполезный элемент ее костюма под ноги чужаку, она уверенно посмотрела ему в глаза, позволяя увидеть боль и ужас, застывшие на дне ее зрачков.
Уверен, что хочешь попытаться выпустить нас отсюда?
Впрочем, не факт, что у нее много времени и ломка, добравшись до своего пика, попросту не убьет ее.

+5

8

Он практически ощущал её мучения, боль её истерзанной души словно растекалась по комнате, как удушающий газ. Одинокая слезинка скатилась по её щеке, едва-едва отражая частицу той кошмарной боли, что крылась внутри. Беда в том, что в такие моменты только сам человек может шагнуть вперёд – или остаться во мраке. Никто больше не сделает такой выбор за него. Можно подать руку или слегка подтолкнуть, но само решение должно идти изнутри, от самого сердца.
- Ты ошибаешься, - мягко заметил он. – Ты свободна, и если ты позволишь, я помогу тебе.
Он ни в коем случае не хотел на неё давить. Но, с другой стороны, время начинало поджимать. Пантера догадывался, что раз план стравить их друг с другом не работал (и, видимо, уже не сработает), хозяева подземной недвижимости прибегнут к более радикальным мерам. Вплоть до подрыва всего комплекса к чёртовой матери. Однако его размышления были прерваны новыми её словами – и действиями.
Ненужная уже маска упала с её лица. Мир на мгновение замер, пока Т’Чалла всматривался в её лицо, запоминая до фотографических деталей. В самом деле, юная Ороро. Практически копия. Тот же оттенок кожи, те же черты лица. И глаза. Глаза с болью всего мира.
- Чхать я хотел на это место и тех, кому оно принадлежит, - уже жёстче ответил он. – Они не остановили меня до, не остановят и впредь. И ты это знаешь, - он хотел сказать «чувствуешь», но почему-то сказал именно так. Просто оговорился? Или уже утвердился в своих мыслях?
Т’Чалла сделал плавный шаг, проверяя её реакцию. Затем ещё и ещё один. Медленно протянул руку, словно двигаясь через желе, приблизился и коснулся её плеча. Ощущая дрожь и тепло.
- Мой отец однажды рассказывал мне историю, - мягко начал Т’Чалла, глядя в её страдающие глаза. Он словно сейчас слышал голос почтенного Т'Чаки, сильного и мудрого, любящего сына всем сердцем. - Историю  свирепой пантере Баст и хитром паучке Ананси…
Продолжить ему не дали. Чуткий слух уловил стук жёстких подошв армейских ботинок.
- Укройся, ты… - он замялся. – Ты не в том состоянии. Присмотри за ней, - это он добавил уже зверю, тот в ответ лишь фыркнул.
Пантера уже рванул вперёд, к двери, за которой уже вплотную слышались шаги, оставляя девушку позади. Маска вновь закрыла его лицо, словно меняя личность: не добрый мужчина из плоти и крови, а призрак из мести и крови вакандских джунглей. Створки раздвинулись, и два вибраниумных кинжала вспороли бронежилет первого из солдат, столь неосмотрительно выбравшего такое место работы. Остальные (пятеро, как он успел быстро сосчитать) дёрнулись назад, панически пытаясь разорвать столь смертельную для них дистанцию. Можно подумать, это чем-то помогло им. Смерть явилась за ними, и ничто из того, что было в их арсенале, не могло этого отменить.

+5

9

Survivor

«...и ты это знаешь». Она знала. Знала, что этот человек не умеет сдаваться, знала, что его не сможет остановить и целая армия. Он пройдет через наемников, как клинок с мономолекулярной заточкой разрезает бумагу — не ощутит никакого сопротивления. Не было здесь силы, способной потягаться с одним из самых искусных воинов в мире, оснащенного технологиями на основе вибраниума. Разве что обрушить на него постройку, в попытках замуровать заживо и надеяться, что он умрет раньше, чем его найдут и раскопают. Она знала это, но не понимала, откуда. Просто мгновенно поверила в слова, сказанные резко ставшим жестким голосом. Это не было потерей терпения, о нет, это было что-то другое, куда более личное. Его изменившийся тон заставлял ее задумываться о том, кем действительно являлся этот человек. Для нее и для зверя, что подался ему навстречу, обходя облаченную в вибраниум фигуру и касаясь его ноги щекой, приветственно потеревшись, словно домашний котенок-переросток. Она знала, что зверь не сделал бы так с чужаком никогда. Как глубоко была зарыта истина в пустоте тумана, что клубился в ее голове?
Девушка вздрогнула, ощутив прикосновение к своему плечу. За ним не последовало новой боли, к ней вообще не проявили агрессии. Барьеры рушились под магией ощущения безопасности рядом с ним, позволяя ей немного расслабиться и по-настоящему поверить, что этот человек укроет ее от от всех кошмаров мира. Его запах и тепло окутывали с ног до головы, прогоняя треклятую боль и оставляя после ощущение тоски и недосказанности о чем-то знакомом, но утраченном. Казалось, что она могла рассказать эту историю параллельно с ним, такт в такт, но стоит ему замолчать — и она не сможет продолжить в одиночестве.
Зверь повернул голову в сторону двери одновременно с тем, как замолчал Пантера. Магия разговора была потеряна из-за чужого вмешательства и девушка отступила в сторону, нахмурившись на слишком настойчивую просьбу, граничившую с приказом. Она почувствовала давление этой просьбы через связь с разумом животного, когда человек в броне обратился к нему напрямую. Говоря проследить за ней и защитить, что тот и без всяких слов делал всегда. За тем маленьким исключением, когда упрямство девушки брало верх и она поступала так, как считала нужным, вопреки воле своего шерстяного друга. И уж тем более вопреки воле этого человека.
Сначала она замешкалась, признавая правоту Пантеры относительно того, что сейчас она находилась явно не в лучшей форме, чтобы сражаться. Мигрень никуда не ушла, пусть и притихла ненадолго. Но и отсиживаться она не считала правильным. Может быть Оружие S изменило свою суть, переписав непокорностью настройки приказов, но от этого она не перестала быть живым оружием, созданным убивать. Маска так и осталась валяться на полу, но вот клинки вновь были взяты из захватов, ложась в руки как родные. Зверь утробно зарычал, перекрывая ей дорогу и пробуя оттеснить своим телом в сторону, но... она уже приняла решение и если зверь хотел ее защищать, то ему придется последовать за ней туда, куда ушел раздражающий ее человек. Он спешил покинуть комплекс через запасной выход, как и кучка ученых, что накачивали ее наркотиками и глушили разум препаратами. Все, что теперь хотело их творение — упиться их кровью. Заставить ощутить ужас и боль, сравнимую с той, что испытывала она. Ярость от нанесенной ей обиды пронеслась по венам огнем и зверь, ощутив это, издал громкий рык, эхом отразившийся от стен и разнесшийся в дальние уголки лабораторного комплекса.
Найдем его.
Бросив взгляд на вступившего в бой Пантеру, Оружие S бегом двинулась несколько в другую сторону, безошибочно вытаскивая из тумана своей памяти короткую дорогу к предполагаемому укрытию руководства и ученых. Короткая еще не означала пустая. Она знала, что подлежит уничтожению после такого провала, а, значит, на зачистку будут отправлены отряды. Не те наемники, отпущенные как пушечное мясо, которым можно задержать и измотать. Нет, где-то там их поджидают вещи куда более серьезные. И если Пантера мог рассчитывать на свой костюм и технологии, то она могла рассчитывать только на себя и инстинкты зверя, который вырвался вперед, в один мощный прыжок перехватывая первого появившегося человека с тяжелой винтовкой на изготовке. 
Автоматная очередь разрезала воздух и пол, разбрасывая острые кусочки бетона и поднимая пыль. Девушка скользнула в сторону, подобралась и поднырнула под руку другому наемнику, интуитивно применяя теневой стиль Пантеры, нанося точные выверенные удары по слабым точкам. Зверь же уже подрал первого человека и стремительным движением метнулся к следующему. Они были командой, работая как единый организм (и зверь честно подстраховывал свою хозяйку, с учетом ее небольшой заторможенности в связи с головной болью), и в итоге с первой группой было покончено. С остальными, что пошли в обход и вышли на них изначально через другие двери, разберется Пантера. В его способности надрать наемникам зад девушка ничуть не сомневалась, а вот ее ждал совсем другой путь.
Первое, что она увидела в темноте открывшегося ей коридора — отсвет, попавший на металл поднятой турели. Махина пришла в движение, раскручивая блок стволов за доли секунды. Стремительный выброс адреналина заставил ее двигаться раньше, чем мозг успел обработать информацию. Она запечатлела в памяти световой росчерк и грохот начавшейся стрельбы, ощутила, как пасть зверя сомкнулись на ее левой руке — хватая, но не кусая — чтобы резко дернуть хозяйку, помогая ей убраться с линии огня. Краткое мгновение — и уже правую руку окатило огнем от боли разрываемой пулями плоти. В ушах застучало, когда в голове разнесся крик: «КИМЕРА!». Имя грохотало внутри так сильно, словно она слышала этот крик прямо здесь и сейчас, хотя единственные звуки, которые ее окружали — это выстрелы, шум драки на отдалении и тяжелое дыхание зверя. Имя эхом разносилось по сознанию, поднимая волны ассоциаций и сводя с ума.
С шумом втянув носом воздух, она прислоняясь к стене спиной и зажала не пострадавшей рукой рану.
Черт... — турель в коридоре замолкла, ожидая появления цели в поле видимости. Стиснув зубы, девушка попыталась сесть ровнее, борясь с болью уже сразу по двум направлениям. Если ее накроет ломка от препаратов прямо сейчас, то можно забыть о самостоятельном передвижении. Хотя теперь она уже в любом случае проиграла. Ее мучители получили фору, а она сама уже скорее обуза, чем боец. Как глупо получилось и как обидно! Она ведь знала о турелях, но забыла, что этот коридор тоже ими снабжен. — Спасибо, малыш, — вялая улыбка была адресована тихо рыкнувшему животному. — Ты же знаешь, Укатан. Ты же знаешь.
Зверь не ответил, молчаливо закрывая ее своим телом и напряженно глядя туда, где Пантера превращал остатки людей в фарш.

[icon]https://i.imgur.com/mNIzNlW.png[/icon][info]Weapon S


Возраст: 17;
Сверхсилы: пси-связь с животным миром, обостренное чутье, атмокинез.[/info]

+5

10

Пантера убивал без эмоций. Во-первых, он всегда предпочитал месть холодной. Как, например, то рассчитанное мгновение краха Нэмора, когда он оставил его умирать на гибнущей Земле, словно молекулярно острый клинок, входящий в саму душу. А во-вторых, его мщение за беловолосую девушку будет направлено явно не на этих болванчиков. Разумеется, их никак нельзя назвать невиновными, но мстить вот им – всё равно, что мстить автомату. Вина на самом деле ведь на том, кто нажимал на спуск. И до этих людей он тоже доберётся. И они ответят за её страдания.
Забавно. Т’Чалла по-прежнему избегал даже мысленных упоминаний возможных родственных связей, потому что… потому. Он не любил строить гипотез без фактов, фактов пока было недостаточно, а даже тень подобной гипотезы была слишком серьёзна, чтобы выдвигать её без серьёзного фундамента.
Возможно, и зря. Потому что краем глаза он увидел, как девушка, подобно той, на кого она была так похожа, пренебрегла его просьбой и ломанулась в бой. Воистину, ничто не ново под Луной.
- Второй Ороро мне только на голову не хватало, - Пантера подавил вспыхнувшее было раздражение. Во имя всех Ориша, в конце концов, он входил в восьмёрку умнейших людей на планете. Но нет, отчего-то беловолосые Погодные Ведьмы упорно считали, что к его мнению прислушиваться не стоит. Кажется, это всё-таки генетическое.
Отбросив в сторону последнего из незадавшихся бойцов, он бросился на звук уже звучащих новых выстрелов. Как глупо, как упрямо, как… как Ороро. Тут просто нечего было добавить.
Крупнокалиберные пули ударили в грудь, безвредно сминаясь и, лишившись кинетической энергии, со звоном осыпались на пол. Несколько быстрых шагов, прыжок, и прочнейшие в мире когти с лёгкостью перерубили ствол, заткнув злосчастное орудие.
- Кимойо, заткни, наконец, все эти чёртовы турели! – Пантера раздражённо бросил голосовую команду, направляясь к жертве собственной поспешности. На вид всё выглядело не смертельно, но общее состояние девушки оставляло желать лучшего, и Т’Чалла подозревал, что тут мог быть полный коктейль, свойственный невольным гостям подобных мест: пытки, наркотические вещества, психические расстройства и ещё несколько бонусов на сдачу.
- Эй, - он слегка хлопнул по щеке непослушного ребёнка, и сразу понял, что всё довольно паршиво – девушка едва оставалась в сознании, так и норовя выпасть в забытье, а может, и в кому, кто знает, чем её накачивали.
- Не отключайся, малышка, - Пантера аккуратно поднял её и направился обратно. Конечно, следовало бы сразу двигать на квинджет, оставшийся кружить в небесах над лабораторией, но сначала надо было оказать хоть какую-то ПМП. Преданный чёрношерстный страж двинулся рядом, слегка боднув Т’Чаллу головой – очевидно, выражая уверенность в нём. – Давай ты мне что-нибудь расскажешь? А сказку, так и быть, я тебе потом дорасскажу.
- Как тебя хоть зовут? Откуда ты? – он быстрым шагом вернулся на место побоища. Надо признать, медикаменты и санпакеты придётся искать, теряя драгоценное время, так что придётся импровизировать. Ремень одного из трупов послужил жгутом, хирургически остро отрезанный кусок штанины другого – импровизированной повязкой. Девочка всё это время норовила отключиться – тогда в дело вмешивался огромный зверь, то совершенно по-кошачьи мяукал, то бодал её головой, то мягко тыкал лапой. Иногда незнакомка пыталась что-то сказать, но язык заплетался, слова не складывались, она вновь и вновь роняла голову на грудь, чтобы потом тяжело и с упорством вакандца стараться её поднять. Кимойо на руке пискнул, и Пантера, мельком глянув, нажал на одну из бусин.
- Поговори со мной, я ведь даже имени твоего не знаю, - Т’Чалла закончил с первой помощью и вновь поднял её на руки. Единственное более-менее осмысленное, что он услышал от неё за эту минуту-другую – то ли «Ки», то ли «Ким»? Даже с его слухом он не понял. Ясно было одно, если он ещё тут промедлит, то скоро говорить будет не с кем.
- Твоего имени, боюсь, я тоже не знаю, - он с сожалением посмотрел в умные глаза огромной пантеры. Вот уж что действительно жаль. Умей хищник хотя бы примитивно разговаривать, он бы явно описал ему хотя бы какие-то основные моменты. – Давай-ка выбираться отсюда.


Осенний воздух Исландии после бункера показался прохладным. На пути двух пантер больше никто не рискнул встать, и на поверхность Т’Чалла в компании пушистой смерти вышел без столкновений и весьма быстро. Квинджет уже садился на самую близкую площадку – как раз рядом с горящим конвертопланом, который явно рухнул, не успев толком набрать высоту. Вакандец мысленно покачал головой – каким же надо было быть глупцом, считая, что раз он сам внизу, то небо свободно для бегства?
Кто-то стенал. Ещё один, вооружённый мужчина, в крови, но на ногах, пытался оттащить человека в белом халате с явно сломанной ногой. Хотел заработать на новый контракт? Или был действительно предан? Т’Чалла не собирался выяснять. Руки его были сейчас заняты, но он ведь был не один. Лёгкий свист – и мускулистая чёрная молния метнулась к уцелевшим. Последний защитник доктора зло успел поднять голову. И даже потянуться одной рукой к кобуре на поясе. Наверное, глядя в разверзающуюся клыкастую пасть он успел что-нибудь подумать, вроде «Oh, fuck». По большому счёту, вакандца это не очень интересовало. Его клыкастого помощника – тоже. Хруст костей, утробное урчание и звук раздираемого клыками и когтями мяса ознаменовал быстрый конец человека, чью жизнь Т’Чалла оценил бы дешевле таракана. В отличие от того, чьё лицо сейчас могло сравниться в белизне с его халатом. Фото руководителя проекта Пантера видел лишь мельком, но спутать было невозможно. Кажется, неглупый вроде учёный ещё не понимал, что через некоторое время он позавидует столь быстро умершему подчинённому.
- Малыш, поспешим, - зверь оторвал окровавленную морду от того, что каких-то двадцать секунд назад было человеком, и повернулся к распахнушему рот в беззвучном крике свидетелю этой сцены. – Этого мы берём с собой, - добавил Т’Чалла, и пантера, явно недовольная таким решением, ухватила доктора за ногу. В худом учёном не было и семидесяти килограмм, для такого зверя – пустяк, а не вес.
Пантера быстрым шагом направился к квиджету. Он уже взлетел, когда крики последнего выжившего из конвертоплана окончательно заглушил взрыв топливного бака. А когда вакандский квинджет набрал высоту, мощный взрыв сотряс и бункер, сметая дорогостоящие лаборатории и прочие помещения. Кимойо всё же взломал систему самоуничтожения, сработавшую превосходно. Но Т’Чаллу это уже не волновало. Всеми ограниченными средствами, доступными на борту, он старался протянуть жизнь, так внезапно оказавшуюся в его руках, ещё немного, до спасительной лаборатории, иронично расположившейся в подземельях Города Мёртвых.

+5


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [29.09.16] Blood of My Blood


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно