Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [19.08.16] Electromagnetic babysitting


[19.08.16] Electromagnetic babysitting

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.ytimg.com/vi/4QYwi9nKXrs/maxresdefault.jpg

19.08.16, Дженоша, Хаммер Бэй

Магнето, Полярис


Благодаря Фениксу и Джин Грей Дженоша возвращена к жизни, будто и не лежала никогда в руинах мрачным напоминанием о несбыточной мечте. Миллионы мутантов, убитые Диким Стражем Кассандры Новы шесть лет назад, снова ходят по улицам восстановленного города, и Эрик — снова король целой нации, уверенно движущейся к процветанию.
Однако население Дженоши — не единственные мутанты, вырванные Фениксом из когтей несправедливой смерти. Космическая огненная птица сделала Эрику бесценный подарок — она вернула ему его первую дочь, Аню. Но быть счастливым отцом-одиночкой и правителем вдруг восставшей из небытия страны — задача не из легких, и Эрик обращается за помощью к своей одновременно младшей и старшей дочери, Лорне Дейн.

+4

2

Они вернулись.
Каждый. Все до единого. От древнего старика, чью жизнь мутация сделала невероятно долгой, до младенца, едва успевшего сделать свой первый вдох в час, когда Смерть накрыла Дженошу саваном из пепла, огня и крови.
Они все вернулись. Все… воскресли, подобно знаменитому Лазарю из Вифании. Даже мысленно использовать это слово до сих пор казалось кощунственным, несмотря на то, что, в общем-то, возвращение с того света давно перестало быть для этого сошедшего с ума мира чем-то из ряда вон выходящим. Великие герои, великие злодеи, мутанты, нелюди, инопланетяне и прочие — многие из них однажды умирали, чтобы, спустя мимолетное мгновение или десятки лет, восстать из своих могил, символично пустующих или же, напротив, бережно хранящих бренные останки, как было, например, с Чарльзом. Но никогда прежде это не случалось с многомиллионным городом. С целой нацией.
Дженоша снова жила и процветала. Воспряла в мгновение ока, словно поврежденная операционная система, откаченная до последней точки восстановления. Будто и не было Дикого Стража. Не было суперсовременных небоскребов, складывающихся, как карточные домики, в душных клубах пыли и каменного крошева. Не было встающих на дыбы улиц, мученически скалящихся фонарями и заграждениями, и расколовших проспекты глубоких трещин, оголивших подземные переходы и коммуникации. Не было всеобъемлющего пожара, тянущего ненасытные языки к потемневшим от дыма небесам. Не было звона бьющегося стекла, леденящего душу низкого вибрирующего звука, предшествующего новому залпу, и криков умирающих, сливающихся в сплошную адскую какофонию. Не было ночных кошмаров, в которых король снова и снова переживал гибель своей мечты и своего королевства. Не было глубокой вечно кровоточащей раны — одной из многих, но, даже спустя шесть лет, слишком свежей, слишком болезненной. Не было миллионов лиц, что в горячечном бреду смотрели на него со скорбью и осуждением.
Смотрели оттуда, откуда не возвращаются.
И все-таки вернулись.
Из смотровых окон центрального зала открывался прекрасный вид на бухту. Яркое тропическое солнце играло слепящими бликами на верхушках волн. Море сегодня было спокойно, но воды залива разве что не бурлили от десятков рассекающих их винтов. Многочисленные суда прибывали на Дженошу, чтобы их пассажиры могли засвидетельствовать чудо воскресения павшего мегаполиса… и, конечно же, увидеть своих близких живыми снова. Снова обнять их. Сказать, наконец, то, что в прошлый раз не успели. Попросить прощения за глупую обиду. Признаться в чем-то. Вместе забыть плохое и вспомнить важное. Сохранить не только в памяти, но и в тепле живого — снова живого — тела.
Уголки губ сами собой приподнялись в улыбке, какой на этом лице никто не видел уже давно. Эрик стоял напротив окна, расправив плечи и заложив руки за спину, и окидывал зорким взглядом свои владения — совсем как раньше, шесть лет назад. Проклятые шесть лет томительного забвения. Шесть лет, которые он, пожалуй, без сожалений стер бы из собственной памяти. Малодушие, несвойственное тому, кто берег даже самую бледную искру воспоминаний, не разделяя их на хорошие и плохие. Все, что Эрик пережил, сделало его тем, кем он являлся, и наделило качествами, которыми он гордился. Многочисленные тяжелые испытания укрепили его веру и закалили его волю. Каждый этап был важен, каждый шаг стал одним из тысяч желтых кирпичей, вымостивших его дорогу. И все-таки…
Все-таки был предел. Была черта, за которой больше не хотелось терпеть лишения и терзать свою душу болью, упиваясь ролью великомученика. За которой больше не было сил снова и снова приносить себя в жертву.
Ходили слухи. Дескать, нельзя просто взять и воскресить шестнадцать миллионов мутантов. Словно некая мистическая сила могла явиться и покарать зарвавшихся дженошианцев, грубо поправших базовые принципы мироздания. Склонив голову к плечу, Эрик криво усмехнулся, фокусируя взгляд на собственном отражении: белая рубашка, аккуратно уложенные волосы, горящие решимостью льдисто-голубые глаза. Если эта мистическая сила явится к берегам его острова, он лично растерзает ее на части. Однажды он уже не смог защитить Дженошу. Больше подобный казус не повторится.
Теперь на его стороне выступал сам Феникс. Сила могущественная, как сама вселенная, и капризная, как избалованный ребенок. Космическая птица незримо висела над Бухтой Молота, нежно обнимая огненными крыльями клочок суши, в который вдохнула новую жизнь в знак своих добрых намерений, и яростно щерилась на каждого, кто пытался оспорить ее решение.
Эрика подобный расклад более чем устраивал.
На самом деле, возрождение Дженоши в одночасье вновь превратило его из скитальца-отшельника в сопровождении немногочисленных последователей, свободного, по сути, от общепринятых правил и обязательств, в правителя густонаселенного процветающего государства, что неизбежно повлекло за собой кучу самых разных дел преимущественно бюрократического характера. Разбирать бумажки Эрику предстояло не неделю и даже не две, и он, бегло пролистав первую пузатую папку с всевозможными заявлениями, уведомлениями, отчетами, актами и накладными, здраво рассудил, что, пожалуй, позволит себе хотя бы на пару дней позабыть о собственном трудоголизме и просто насладиться происходящим. В конце концов, для бумажно-офисных работ у него имелся целый штат сотрудников, вернувшихся из небытия вместе с остальным населением Дженоши, — вот пусть этот штат и отрабатывает свой хлеб и свое чудесное воскрешение.
У Эрика были дела и поважнее управления государством.
— Папа!
По позвоночнику сверху вниз пробежали искры, разливаясь по ребрам вязким теплом, от чего легкие жадно втянули воздуха, а сердце забилось чаще. Эрик на секунду прикрыл глаза, сглатывая подступивший к горлу комок эмоций, после чего развернулся на каблуках и опустился на одно колено. Из глубины коридора выбежала девочка, эхо разнесло по залу цокот ее ярких блестящих туфелек. На полпути она споткнулась, — в теле Эрика на мгновение напряглась каждая мышца, — но ловко восстановила равновесие и остаток пути преодолела без приключений.
Из груди невольно вырвался облегченный выдох.
— Осторожнее, малышка, ты же так…
— Я в порядке, — перебила Аня. Она запыхалась, ее темные, совсем как у матери, глаза горели от восторга, а пухлые детские пальцы крепко сжимали увесистую игрушку из разноцветных кусочков конструктора «Лего». — Смотри, какого динозавра я собрала!
Эрик с трудом оторвал взгляд от румяного лица дочери и перевел на протянутого ему нелепого кадавра, в котором едва ли можно было узнать животное.
— Вижу. Дай угадаю… Тираннозавр?
Аня смущенно хихикнула и уронила взгляд в пол. «Ящер-тиран» был любимцем многих детей, и малышка Эйзенхардт не стала исключением. Догадаться, кого именно она пыталась собрать, было несложно.
— Он спит. Ну, свернулся, как кошечка, и спит. Тебе нравится? Я долго его делала.
— Конечно...
Эрик развернул игрушку к себе, как он предполагал, мордой, и провел подушечкой большого пальца по угловатой спинке, собранной из зеленых и желтых кубиков. Палец предательски дрожал.
— Конечно, мне нравится…
С силой закусив нижнюю губу, чтобы хоть как-то сдержать навернувшиеся на глаза слезы, Эрик привлек дочь к себе и крепко обнял, прижимая грудью к своей груди.
Снова обнимать ее… Снова чувствовать под ладонями биение ее сердца… Спустя столько времени, столько лет…
— Пап?.. — голос Ани звучал неуверенно. — Все хорошо?..
Шумно втянув носом воздух, Эрик ослабил хватку и позволил дочери отступить на полшага. Сложенные домиком темные брови и тревожно поджатые губы заставили его виновато улыбнуться ей. Минуло больше полувека с того злополучного дня, когда вся жизнь Макса Эйзенхардта пошла наперекосяк, но… только для него. Не для Ани. Феникс избавил невинного ребенка от памяти о мучительной смерти в огне пожара и долгих годах забвения. Однажды Аня просто уснула в таверне Виннице, а проснулась уже здесь, в крепости на Дженоше.
— Да, малышка. Все хорошо, — ответил он и ей, и себе, и всему миру на терзающие его вопросы. Все хорошо. Нет никаких законов, по которым космическая птица не имела бы права вернуть несправедливо отнятые жизни. Нет никакой гармонии, что пошатнулась бы от воскрешения миллионов. Нет никаких героев, что ушли бы живыми с острова после попытки противиться произволу Феникса.

***

— Папа! Вот ты где!
Эрик обернулся, рассеянно бросил в трубку, что перезвонит позже, и левитировал смартфон на рабочий стол. Как бы сильно ему не хотелось устроить себе отпуск и как следует отдохнуть, бюрократическая машина неизбежно и безжалостно его нагоняла, вынуждая проводить все больше времени в кабинете. Сколько бы ни старался Феникс, вернуть «как было» не получилось даже у него, и Эрику то и дело приходилось латать синей изолентой дырки и трещины в этой склеенной наспех вазе. То не хватало апартаментов для размещения вновь прибывших, то волонтеры забывались и выкидывали что-нибудь эдакое, то у свежевоскрешенных мутантов происходили неконтролируемые всплески сил на почве быстро развившегося невроза… Ничего такого, с чем не справился бы Король Дженоши, но все эти хлопоты… утомляли.
— Я тебя еле нашла! — возмущенно всплеснула руками Аня. — Такой огромный дворец, а в нем — только вечно занятые люди и ты, — она помедлила и обиженно надулась. — Тоже вечно занятый.
Эрик приподнял уголки губ в улыбке и поманил дочь к себе. Та помялась на месте, как бы подчеркивая серьезность своей обиды, но быстро оттаяла, подошла и обняла отца поперек талии, заслужив тем самым ласковые поглаживания по макушке.
— Помнишь, я говорил тебе, что ты — моя принцесса?
— Помню.
— У принцессы все должно быть самое лучшее. А чтобы у принцессы все было самое лучшее, ее папа король должен много трудиться на благо своего государства.
— Да, но… Пап, мне скучно, — буркнула Аня. — Я хочу гулять. Хочу вниз, в город.
— Я не могу отпустить тебя одну, малышка, — мягко возразил Эрик, продолжая гладить дочь. — В городе сейчас неспокойно. Никто тебя не обидит, но…
Он запнулся. Но что? Очередной мутант, психика которого не справилась с воскрешением, устроит пожар на улице и снова заставит Эрика пережить самый страшный кошмар его насыщенной долгой жизни?
— А когда будет спокойно? — Аня запрокинула голову, упираясь подбородком в живот отца. — Когда мы пойдем погулять? Принцесса хочет, чтобы король показал ей ее владения!
Эрик рассмеялся и коротко коснулся указательным пальцем ее вздернутого конопатого носика. Не хватало только дурашливого: «Буп!».
— Скоро покажет, солнышко.
Аня недоверчиво прищурилась.
— Обещаю, — Эрик с улыбкой нарисовал указательным пальцем крестик на собственной груди напротив сердца. — А пока иди, посмотри еще мультики. Уверен, ты еще много хороших мультиков не видела. А я… постараюсь освободиться побыстрее.
Тяжело, совсем не по-детски, вздохнув, Аня отстранилась, одернула легкое льняное платьице, на воротнике которого уже красовалось пятно от шоколадной конфеты, и угрюмо поплелась прочь. Проводив ее долгим взглядом, Эрик досадливо покачал головой и скосил глаза на лежащий на столе смартфон. Тот стоял на беззвучном режиме и теперь невозмутимо демонстрировал уведомление о четырех пропущенных вызовах.
Освободиться быстрее будет не так-то просто…
Решение пришло внезапно, и еще неизвестно, для кого должно было стать более удивительным: для Ани, Эрика или мутанта, к которому он планировал обратиться. Смартфон взмыл над столом и решительно лег в ладонь, на экране замелькали контакты из телефонной книги. Найдя нужный, Эрик некоторое время молча смотрел на звучный псевдоним, скрывающий под собой дорогое сердцу имя, после чего, не прикасаясь к экрану, набрал и отправил короткое смс.
«Ты нужна мне на Дженоше».
Подписываться он не стал. Даже если Полярис по той или иной причине решила не сохранять его номер, она поймет. Кто еще мог звать ее на Остров Воскрешенных, если не родной отец.

Отредактировано Magneto (06.07.2021 18:25)

+5


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [19.08.16] Electromagnetic babysitting


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно