Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [18.07.16] In God We Trust


[18.07.16] In God We Trust

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Так работает система правосудия: суть не в том, что правильно и честно, а в том, чтобы рассказать самую убедительную историю. ©
https://i.ibb.co/qRLTf5P/ac3b7f0807456ff50527e9a761bf2c06.jpg

Юридическая контора Уолтерс; Гражданский суд Нью-Йорка

Professor X, She-Hulk


Можно умереть, воскреснуть, а юридически вас будут считать мертвее первых президентов США. Так и случилось с Профессором Икс. Ксавье нужен кто-то достаточно сильный и умелый, чтобы заставить двигаться бюрократическую махину законов штата Нью-Йорк. Дженнифер собаку съела (и не одну) в вопросах сверхчеловеческого права, защищая как героев, так и злодеев. Но можно ли воскресить того, кого в живых видеть не очень-то хотят?

+3

2

Воскреснуть юридически порой сложнее, чем физически. По крайней мере, для того, чтобы вернуться из астрального плана и занять тело клона, лишенное сознания, Чарльзу не требовалось решение суда. Только немного помощи.
Стоило ему ступить за пределы Дженоши, как начались проблемы. Буквально весь привычный современному человеку образ жизни упирался в одно простое требование: идентифицироваться. К сожалению, имени и узнаваемого лица для этого не хватало.
Даже возвращаться в США Чарльзу пришлось тайно — нелегально, если называть вещи своими именами. Мертвецу не могли продать билет на самолет, у него не было ни паспорта, ни визы, ни водительских прав — ничего, удостоверяющего личность. Когда-то, в годы беззаботной юности, он мог бы просто убедить девушку на кассе, что та видела паспорт. Теперь, в век компьютеризации, все было сложнее — международные базы не брала телепатия.
Эрик мог бы помочь, вот только червоточины несли куда большую опасность локальной структуре пространства, чем самолеты. Или массовая телепатия.
Потому Чарльз пересек границу под чужим именем, с чужими, но настоящими и верифицированными документами, молясь про себя, чтобы никто не приглядывался к экранам слишком внимательно. Иллюзия, созданная в чужих умах, не фиксировалась камерами. Давать объяснения он не хотел. Так же, обманом, он добрался до Школы. Так жил какое-то время. Но, уже улыбаясь стюардессе, проверяющей его документы, Чарльз знал: бесконечно обман продолжаться не может. Он снова должен был стать живым — теперь уже на бумаге.
Стоило бы заняться этим раньше. Но возвращение Короля Теней, просочившегося в мир материальный по следам Чарльза, спутало все планы.

Дженнифер Уолтерс, эсквайр, практикующий юрист

Чарльз вертел в руках визитку. Ничто в строгих черных буквах на мелованной бумаге не выдавало, существу какой природы она принадлежала. Ничто, кроме известного имени. Лично Чарльз с ней знаком практически не был — видел пару раз, когда помогал Мстителям, не более того, — а вот с ее кузеном... Брюс — вернее, Халк, — в их последнюю встречу отказался от убийства, но: «Ты уже живешь в Аду», — ни на одном из известных Чарльзу языков не значило: «Я прощаю тебя».
Станет ли это преградой? То, что в прошлом коллеги Чарльза пытались избавиться от кузена Дженнифер?
Обычно, когда Люди Икс и Школа для одаренных нуждались в адвокате, они обращались к Мэтту Мердоку. И, пожалуй, именно по этой причине Чарльз искал помощи у других. Нет, к работе Мэтта у него не было ни малейших претензий. Тот очень помог мутантам, и не раз. Только блестяще выигранные суды против Килгора и Уорингтон Индастрис позволили Школе имени Джин Грей выстоять. Но Чарльз хотел как можно дольше избегать внимания, а, значит, нуждался в менее очевидном выборе. Все-таки статус живого был ему нужен не только для решения бытовых проблем вроде покупки авиабилетов или выпуска новой банковской карты. То, что раньше обеспечивалось пакетами акций, теперь держалось на хороших отношениях с наследниками. И пусть уже сейчас в Дикие Земли плыло оборудование для будущих цветочных плантаций, на приказе стояла подпись не Чарльза. Рано или поздно, его просьбы сочтут слишком странными, и Чарльз встанет перед выбором: отступить во вред своей цели или вмешаться в чужой разум, изменить чужую волю. Он ведь и ради меньшего менял память близким.
Если только раньше он не вернет свою собственность. А для этого ему придется сперва официально ожить.
Чем позже журналисты узнают об иске, тем позже начнут копать. И тем меньше шансов, что они увидят дальше ожидаемого — и напрасно, стоит заметить, — конфликта из-за особняка Ксавьеров и пары других очевидных и нелепых домыслов.
А там уже придет пора явить миру то, что Чарльз так тщательно готовит.
Взяв телефон, он набрал номер, указанный на визитке.
— Здравствуйте. Вы позвонили в офис Дженнифер Уолтерс, — ответил приятный женский голос, однако, Дженнифер не принадлежащий. — Чем могу помочь?
— Здравствуйте. Когда мисс Уолтерс сможет меня принять?
— Ближайшее окно в понедельник, восемнадцатого июля. В два по полудню. Вас устроит?
— Да.
— Как вас записать?
— Чарльз Ксавьер.

***

В назначенный день и час Чарльз переступил порог небольшой юридической конторы. Копия себя из прошлой жизни, разве что моложе и без знаменитого кресла — впрочем, гибель он тоже встретил стоя. Желая усилить сходство — подчеркнуть преемственность от себя к себе — Чарльз даже пиджак и галстук подобрал неотличимые от тех, что носил прежде.
Знакомая уже секретарша, поздоровавшись, предложила сесть и, нажав на кнопку связи, проговорила:
— Мисс Уолтерс, к вам пришли.
А, дождавшись ответа, обратилась уже к Чарльзу:
— Проходите. Мисс Уолтерс готова вас принять.
Кивнув в знак благодарности, Чарльз вошел в дверь, отделяющую приемную от непосредственно кабинета.
— Добрый день, Дженнифер. Вы совсем не изменились за эти годы.
Дежурный комплимент, вежливая улыбка. Чарльз прекрасно понимал, что ему здесь едва ли рады, и пытался разрядить обстановку ничего не значащими банальностями. Впрочем, он не лукавил. Хоть экзотический цвет кожи и искажал восприятие внешности Дженнифер, Чарльз был уверен, что годы не тронули ее лицо. С душой дело наверняка обстояло хуже — как и у всех них.
Самому смешно вспоминать, каким наивным идеалистом был сам Чарльз лет пятнадцать назад. Дженнифер еще была так молода, но и она, наверняка, могла вспомнить себя иной.
— Я обратился к вам из-за моего недавнего воскрешения.
«Как вы и сами могли догадаться», — от мысленного комментария Чарльз все же не удержался. Причина его визита была настолько прозрачна и очевидна, но правила делового общения требовали озвучить ее. Формально и полно.
— В данный момент я по-прежнему считаюсь мертвым, и хочу изменить свой статус.
Чарльз был не первым мета-человеком, вернувшимся с того света, и уж точно не единственным. И все-таки каждый случай был настолько специфическим, что ждать проблем Чарльз начал еще до того, как позвонил.

+4

3

Чарльз, мать его, Ксавье.
- Это шутка?
Вопрос повис в воздухе, а ответ на него нашелся в лице секретаря.
- Что, мисс Уолтерс?
- Энджи, что тут написано?
Взглядом Хуанг можно было повторно заморозить Антарктику, но она снизошла до ответа.
- Чарльз Ксавье, мисс Уолтерс. Напоминаю, что меня будет заменять Анас…
Остальное Дженнифер не слышала – все как в тумане. В воде из прошлого и всяких мыслей, начинавшихся к «какого хрена», заканчивающихся «что за приколы». Запись в журнале приема не была похожа на шутку, пранк или что-то, чем стоило пренебречь. Можно позвонить и отменить, но почему, зачем, кому станет от этого лучше – ответов нет, как и дополнительных вопросов.
Кроме одного – «опять?!».
Работа адвокатом по сверхчеловеческим правам закалили ее достаточно, чтобы не пасовать перед трудностями в виде… почти всего, что могла придумать Вселенная и Наблюдатели с Живым Трибуналом на подтанцовке. В конце концов, в списке ее клиентов был сам Капитан Америка, а это чего-то, да стоило. Но когда в клиентах оказывается бывший клиент, который уже был мертв, а теперь воскрес, невольно закрадывается закономерное сомнение, превращающееся в легонькую такую паранойю.
С каким вопросом мог обратиться к ней Ксавье? После всего, что, как говорится, было. Дженнифер перечитала все новостные колонки, которые только нашла, а о загадочном возвращении из небытия Чарльза понаписали много – можно было собрать пухлую папочку газетных вырезок. На беду (или радость, как посмотреть) мутанта, у нее не было желания собирать коллекцию новостей сомнительного происхождения и свежести. Даже The New York Times задавалось вопросами «а не скрулл ли это, часом?», на который Джен только вздохнула. Ее подруги из скрулльской братии не хватало, чтобы прочесать широким гребнем прошлое Ксавье и сузить все варианты к одному знаменателю.
К назначенному времени и дате знаменателя все еще не было, Дженнифер была на иголках, кофеине и сне ровно в четыре часа.
Взгляд из-под толстых очков, призванных придавать ее виду утонченности, был как «случайно» оброненная гранитная плита.
- Добрый, Чарльз, - ей хватило такта на вежливость, профессиональную собранность, продемонстрированную в открытой позе.
Ей даже хватило воли сесть ровно, а не вертеть в руках ручку, которая наверняка бы сломалась.
- Чем могу помочь? – проигнорировав комплимент, приподняла брови, ожидая развернутого ответа. Две фразы, ладно, одну. Хоть пару слов! Ей так надоело гадать, что она была готова согласиться на «русскую рулетку», лишь бы Ксавье наконец объяснил, на кой обратился за ее услугами адвоката, юриста и далее по списку благодетелей.
А ответ был… поразительно прост в своей сущности.
Дженнифер чуть не рассмеялась – сказывалась нервная ночь, полная поисков ответов, предположений, вариантов.
Всего-то?
Она все-таки взяла ручку в руку, но крутить не стала.
- Что ж, Чарльз… А я думала, мне снова придется зачитывать ваше завещание. Что немного странно, ведь вы... как бы так вежливо выразиться, успели ожить, - ей слегка не верилось, что они общались без особого официоза и формальностей, а потому она быстро съехала в сторону юридических плясок с бубном. - В штате Нью-Йорк процедура признания живым проще, чем в Калифорнии или Майами, с этим не должно быть проблем.
Щелчок – Джен нажала на ручку. Не раздавила – всего-то опустила пишущее перо, поставила на бумагу.
- Прежде, чем мы начнем, - подняла взгляд на Ксавье, - напоминаю, что наше общение конфиденциально. Все, что будет сказано здесь, защищено лучше, чем у личного врача, пастора или любовницы. Важно, чтобы вы были предельно откровенны, Чарльз, потому как любая мелочь может серьезно повлиять на дело. Даже такое простое, как юридическая смерть.
Пара заметок в блокноте. Рукописные записи пусть и горят, но не взламываются удаленно.
Джен откинулась в кресле, то опасно скрипнуло, но не более.
- Главный вопрос, - сделав паузу, Уолтерс внимательно посмотрела на Чарльза. – Были ли доказательства смерти? И, если да, то какие? В случае, если доказательства смерти косвенные или отсутствуют, то мы можем закончить к концу недели.
А если нет…
Формальная улыбка подчеркнула, как важен ответ.

Отредактировано She-Hulk (20.06.2021 20:25)

+4

4

«И прекрасно держитесь», — добавил Чарльз уже про себя. Под тяжелым взглядом Дженнифер произносить это вслух он не решился — сейчас та легко могла спутать искренность и издевку. В напряжении мышц, угадывающемся сквозь открытую позу, в синяках под глазами, куда меньше заметных на близком по тону зеленом, чем на привычном розовато-бежевом, в резких звуках, наполняющих кабинет, отражалось настроение его хозяйки. Разум Дженнифер был собран настолько, что едва не дребезжал: натянутой струной, ложечкой о край кофейной чашки, рябью на поверхности за мгновение до землетрясения. И пусть напряжение спало в тот момент, когда Чарльз объяснил, зачем пришел, окончательно оно не ушло.
Или теперь испытываемое ей стало ближе к неловкости?
Ситуация и впрямь сложилась необычная. Из тех, что нарочно не придумаешь. Второй причиной, по которой Чарльз обратился к Дженнифер, стало то, что его завещанием занималась именно она. Она лучше всех знала подробности прошлого слушания. К тому же... так дело казалось более завершенным, что ли? Той, кто признала его мертвым, теперь предстояло вернуть его в ряды живых.
— Нет, спасибо. Я еще не успел составить новое, — уголки рта приподнялись, ненадолго превратив формальную улыбку в искреннюю. — Боюсь, оно мне уже не понадобится. Надеюсь, в тот раз мои ученики доставили вам не слишком много хлопот.
И все же, для той, к кому явился из могилы призрак, ей же и похороненный, Дженнифер сохраняла поразительное самообладание. Особенно если вспомнить, что сдержанность никогда не была сильной стороной гамма-мутантов. Меняя их, излучение усиливало не только тела, но и черты характера — особенно подавляемые. Тем большего восхищения заслуживала Дженнифер, почти не изменившая свой образ жизни после преображения. Только клиентура у нее теперь была довольно... специфическая.
К примеру, имеющая обыкновение возвращаться из мертвых. Как правило, сперва все сходились на том, что человек не мог это пережить, и хоронили пустой гроб. А покойник, отряхнувшись от пыли, возвращался в строй.
Гроб Чарльза пустым не был.
— К сожалению, доказательства есть. До сих пор.
Не просто показания свидетелей, хотя и их хватало. Десятки человек и мета-людей видели, как не стало Чарльза — и его труп после. Даже заключение патологоанатома наверняка существовало. Но речь не о том. Осталось доказательство куда более веское, чем все это. То единственное, что доказывает смерть бесспорно и гарантированно.
Чарльз сцепил руки в замок. Смотрел он теперь не на Дженнифер, а куда-то мимо и сквозь. То, что он собирался сказать, было неприятно им обоим. Ей — потому что осложняло дело. Ему — потому что он помнил, как Красный Череп выкрал труп, вскрыл черепную коробку, чтобы достать мозг… и все, что последовало за тем. Но тон Чарльза оставался нейтральным, вопреки воспоминаниям.
— Мое предыдущее тело захоронено на кладбище в Рио-де-Жанейро, — именно «захоронено», без «было», — и, насколько мне известно, больше его не эксгумировали. Оба тела пройдут генетическую экспертизу, но не соответствуют ни возрасту, ни дентальной карте, ни, в полной мере, ранним медицинским записям.
Ведь именно так, за неимением других методов, будут устанавливать, какой из двух организмов с идентичной ДНК оригинальный — по следам, оставленным прожитой жизнью. И здесь комиссию ждал сюрприз. Чарльз Ксавьер, воевавший в Корее и сломавший ноги в битве с Люцифером, мертв куда дольше, чем все предполагали.
Стоило ли пояснять, как так вышло? Или дождаться вопроса? Та ли это откровенность, которую ожидала от него Дженнифер, или уже лишняя информация? Чарльз замешкался, раздумывая. Как им поможет способ, благодаря которому он вернулся из мертвых? То, что и захороненное тело — клон, как и нынешнее?
Что ж, если подумать, это в самом деле может пригодиться. Им — или против них. Если посреди процесса всплывет правда, о которой Чарльз умолчал, все, сказанное и сделанное им, поставят под сомнение.
Тем более, у Дженнифер были все основания считать его коварным и вероломным уже за связь с Иллюминати.
— Оба клоны. Первое создано около десяти лет назад, после нападения брудов на Школу. Нынешнее — в апреле этого года. Тот вариант, при котором у клона не развивается собственное сознание.
Мелочь, наверное. Но Чарльзу было важно, чтобы другие знали: он не занял нынешнюю оболочку силой, не отнял у более слабой, толком не сформированной личности, не убил и не подавил предыдущего владельца. Он не Король Теней. Не монстр. Не захватчик.
Да, на территории США, равно как и в большинстве стран мира, клонирование человека в свое время сочли неэтичным и официально запретили. Но признаваться в этом Чарльз не боялся. Во-первых, он разговаривал с адвокатом, и в том, что Дженнифер сказала о тайне, он не сомневался. Во-вторых, ни за один из случаев ему не могли бы предъявить обвинений. Сперва Чарльза возвращали к жизни Старджаммеры на своем корабле, вне юрисдикции земных законов. Сейчас же он просил о помощи Эрика, а тот жил и работал на Дженоше, ставшей после нападения Дикого Стража из процветающего государства кладбищем и ничьей землей. Там, где не было законов, не могло быть и преступлений.
Любопытно. Если бы экспертиза личности требовалась кому-то другому, Чарльз наверняка был бы в составе комиссии, призванной отделить генетическую копию с индивидуальным сознанием от того же разума в новом теле. Но теперь, когда подтверждение требовалось ему — кто мог бы поручиться? Эмма? Ей уже доводилось потрошить его разум, чтобы убедиться, что в нем не осталось чужого влияния. Исход? Он пытался собрать разбитую мозаику воспоминаний Чарльза, но не сумел, смахнув со стола половину фрагментов. И все-таки он знал, что было внутри раньше.
Чьи показания примет суд?
И станет ли устраивать проверку вообще? Или удовлетворится свидетельствами учеников, проигнорировав, что Чарльз — или любой, выдающий себя за него, — мог телепатически принудить их?

+4

5

О прошлой смерти Чарльза Ксавье вспоминать как-то не тянуло. Дженнифер снова ощутила придавливающую гранитную плиту санта-барбарских интриг мутантского двора, и это нисколечко не облегчало нынешнее наклевывающееся дело.
Fork.
Ответ ее не устроил.
Нахмуренные брови и сдержанное стискивание губ было намеком, что ей почти все из сказанного не нравится. А что понравилось…
Явно не то, что есть доказательства смерти, подтверждающие, что Управление социального обеспечения не просто так ест свои марципаны.
Не то, что она говорила с клоном, у которого нет своего сознания. А если бы все те клоны, которых создавал Лидер, занимали такие телепаты, то… что? Джен, не туда думаешь.
Не то, что это была «роковая ошибка» какого-нибудь санитара, патологоанатома или гробовщика в похоронном бюро.
Не будь доказательств, можно было бы сыграть на том, что Ксавье «пропал без вести», а потом чудеснейшим из способов вернулся в установленный законом срок. Никто не умер, все замечательно, включается индийская музыка, входят слоны и танцовщицы животом.
Закрыв глаза, отложила ручку, оперлась локтем о подлокотник своего кресла.
- Паршиво, Чарльз, - с максимальной вежливостью резюмировала, не зная, каким еще словом из богатого лексикона описать все сказанное. – Раз есть доказательства, мы не сможем подать прошение о переквалификации вашего файла смерти в файл о пропавшем без вести. Власти не волнует, что мертво ваше тело: для законов штата Нью-Йорк разум, личность и все остальное умирает вместе с телом. Законы почти всего мира писались для обычных людей, которые умирают раз и навсегда.
Она тоже умирала. Ее смерть витала в воздухе черными кляксами воспоминаний о Двери, о выжженном мире, где бродили призраки погибших врагов и товарищей из гамма-братии. Она помнила, что была мертва, но не знала, как долго.
Интересно, а как это у мутантов?
Открытые зеленые глаза по-новому посмотрели на Ксавье. Теперь он не был одним из Иллюминатов, отправивших ее кузена куда подальше. Не был «бывшим клиентом», чье завещание она читала, практически на пару дней поселившись в Школе мутантов. Теперь он стал ее клиентом, чья проблема могла стать прецедентом в юридическом мире Соединенных Штатов Америки.
Рядом с отчаянием забрезжил свет озарения.
- У меня есть пара идей, как решить вашу ситуацию, - приподняв руку, произнесла, не особо изменившись в позе, - но прежде я хочу уточнить один момент.
Для таких важных вопросов надо было и сидеть подобающе. Джен усадила себя ровно, снова взяла ручку, что была маленьким спасательным кругом в хаосе собственных мыслей, догадок и решений.
- Важно ли вам остаться прежним Чарльзом Ксавье или вам достаточно стать собственным наследником?
Трагикомичная пауза, все по Шекспиру батюшке.
- Раз есть доказательства вашей смерти, стоит отметить, неопровержимые, стоит подумать о процессе, где вы станете собственным наследником. Генетическая экспертиза подтвердит ваше, кхм, родство, что автоматически сделает вас наследником первой очереди.

+4

6

— Я знаю, — кивнул Чарльз, всецело соглашаясь с оценкой. Да, ситуация и впрямь «паршивая». Мир создан для обычных людей. И, пожалуй, это... нет, не правильно, логично. Их ведь большинство. Одаренные всех сортов составляли всего полпроцента от населения. Меньше, чем, скажем, левши. И все же Чарльз ожидал, что существуют некоторые процедуры. Может, не для таких случаев — для смежных. Неужели в мире, где клонирование и захват тела астральными сущностями — в памяти тут же пламенем костра в ночи вспыхнуло лицо Джин, искаженное сардоническим оскалом Короля Теней, — случались не по разу в год, так и не появилось способов установить личность иначе, чем по телу? С одной стороны, Чарльз был разочарован. С другой, понимал, насколько трудоемкими — и не оправдывающими себя, — были бы необходимые правки ради статистической погрешности. Пожалуй, схожие чувства он испытал, вернувшись в мир живых. Как фантасты, в девяностых рисовавшие 2016 переполненным имплантантами и летающими автомобилями, Чарльз ждал от недалекого будущего слишком многого.
Резко и разительно, как по щелчку тумблера, Дженнифер переменилась. В ее взгляде светилась идея. Уверенность человека, вдруг четко и ясно осознавшего, что делать дальше. Чувство, так хорошо знакомое Чарльзу. И, понимая, что вот-вот услышит нечто важное, Чарльз подался вперед — так, чтобы выразить заинтересованность, не нарушая ничьих границ.
Идея была по-своему хороша и логична. Фактически, клон ничем не отличался от естественного биологического близнеца. Только возраст да слишком оптимальное, для прожившего жизнь с неизбежными болезнями и дурными привычками, состояние здоровья могли выдать Чарльза. Тут отсутствие особых оговорок про клонов в законодательстве играло им на руку.
— В первую очередь, мне важно официально существовать.
Без свидетельства о рождении, без чего бы то ни было, кроме ДНК и памяти, подтверждающих, что он — Ксавьер. Но это самая простая часть. Обеспечили же Люди Икс в свое время документы Джонасу, рожденному и вовсе в XVIII веке.
— Под тем же именем.
Если бы Чарльз занял чужое бесхозное тело, вопрос имени не был бы столь принципиален. Для псионика его уровня тело являлось лишь временной оболочкой, но оболочкой, влияющей на самовосприятие и психику. Из зеркала на него смотрел Чарльз Ксавьер времен юности, еще не усаженный травмами в инвалидную коляску, не встретивший свою первую ученицу, но успевший узнать, что он такой не один. Физически и биохимически он был собой, целиком и полностью. А, значит, в глазах государственной машины должен был остаться собой же. Или предельно к этому близким.
В каком поколении — не так и важно. Братом ли, сыном ли. Но имя Чарльз отчаянно хотел сохранить.
«Можете считать меня сентиментальным», — Дженнифер не могла бы услышать мыслей, обращенных к ней, а Чарльз счел их неуместными. Вначале диалога он позволял себе отвлеченное дружелюбие. Теперь же оно только отвлекало.
— И лишь во вторую вернуть Корпорацию Икс и акции, мне принадлежавшие.
Чарльз верил в тех, кому оставил свои фирмы. При его жизни они не подводили. Ему хватило бы просто попросить, чтобы получить все обратно через дарственные... а если нет, он попросил бы более убедительно. Когда на кону стояло выживание целого вида, мораль обретала гибкость. Чарльз и ради меньшего вмешивался в мировоззрения и память других.
Но фирм было много. Возвращение одной могло остаться незамеченным, ему могли не придать значение. Дюжины? Едва ли. Люди начнут задаваться вопросом, зачем ему это, что он планирует, ради чего вернулся. И кто-то может подойти к ответу излишне близко и рано. Тут наследование самому себе оказалось бы как нельзя кстати. Оно позволяло превратить множество отдельных дел в одно-единственное.

+4

7

Два кивка.
Официальное существование – не привилегия, а необходимость. Можно существовать вне системы, но, если желаешь пользоваться ее благами, играть по ее законам и быть признанным цивилизованным обществом, будь добр иметь паспорт, гражданство, права и обязанности, которые продиктованы кодексами и Конституцией. В случае Ксавье существование в официальном поле было жизненно важной необходимостью, ведь он был не просто кумиром мутантов и наставником их расы – он был их символом, прочно связанным со всеми. Почти как в Марко Поло: скажи «мутант», в ответ прилетит «Ксавье».
Такое же имя – возможно. Многие миллионеры называли отпрысков точь-в-точь своим именем, как добавляя приставку «младший», так и порядковый номер. Даже у ее мужа было это «младший», пусть на семейных ужинах он был самым крупным парнем в комнате. Среди простых смертных тоже были полные тезки, у суда могут возникнуть только личные ироничные замечания, на закон никак не влияющие.
Тем более, Чарльзу будет куда проще представляться своим именем, не уточняя, кто он сам себе – клон, друг, брат, внук или кто там еще по списку привязанностей и близостей. Это была деталь, которую можно опустить, а если ее и выдернут на поверхность, всегда уточнить, что это всего лишь «юридический нюанс», не более.
Все выглядело довольно просто. В голове выстроилась красивая картина: вот она берет трубку, просит связать с судьей Лойс, которая всегда обладала лояльностью к мутантам и даже Халкам, убеждает, что нужно делать закрытый процесс в виду специфичности клиента, а суд присяжных тут неуместен, вот судья назначает дату, они с Чарльзом являются на заседание, где все решается в течение нескольких часов…
На моменте с Корпорацией Икс, акциями и наследством Дженнифер моргнула. Созданная ровная картинка посыпалась, как конфетти из лопнувшей хлопушки. Она внутренне напряглась, откинулась чуть назад, пока кресло не скрипнуло. Ага, вот и подвох. Личико у Чарльза стало моложе и привлекательнее (не сказать, что и раньше не было, но женские гормоны среагировали как полагается, а не как хочется), а амбиции остались те же. Джен не могла его винить: символ или нет, а он нес ответственность за мутантов. Такую ораву умеющих уничтожать мир, космос и реальность по щелчку пальцев надо кормить, а еду надо на что-то покупать.
- Оформить все документы и сохранить имя процесс трудоемкий, но в целом быстрый.
Надежда, что эта часть Мерлезонского балета и правда будет быстрой, оставалась в любом случае.
Уолтерс задумчиво покрутила ручку в руке.
- Официально или через подставные фирмы? – спросила без расшаркиваний, что могли затянуть процесс. – Если пакет акций официально принадлежал Чарльзу Ксавье, то его наследник получит все до цента без проблем. Если это были серые схемы, то нам придется попотеть.
Чаще всего ей приходилось иметь дело с уголовным и гражданским кодексом, но и в финансовом она кое-что понимала. В некоторых нюансах стоило проконсультироваться со специалистами, а пока выяснить, где есть тонкие места.
- Раз Корпорация…
Джен только сейчас задумалась, что вот оно, финансирование мутантов, и сама себе поразилась: интересно, а кто знал про то, что Ксавье не только умелый дипломат, оратор и лидер, но еще и великолепный финансовый аналитик, сумевший устроить хорошую финансовую подушку и себе, и своим воспитанникам? Но тут же пришло осознание: само слово «корпорация» означает лишь верхушку айсберга.
- Сколько компаний входит в корпорацию? – перестав крутить ручку, внимательно посмотрела на Чарльза. – А что со остальным имуществом, на него есть какие-либо завещания или документы, подтверждающие право собственности? Мне нужны все бумаги, которые доказывают, что вы хотя бы мизинцем чем-то владеете и не переписали, не завещали и не подарили это все кому-то. На основе документов мы составим список наследства, по которому отправим претензию в Гражданский суд… да, думаю, гражданским пока и ограничимся. По ней будет инициировано заседание, уговорю судью сделать закрытым – внимание СМИ к вам и так повышенное, а если кто-то из тех, кто не считает вас красавчиком, пронюхает, нам придется думать еще и рекламную кампанию, а я не то, чтобы великий пиарщик.
Джен даже не заметила, как в поток задумчивых размышлений влезло кое-что личное. Она так и осталась сидеть в полной задумчивости, снова медленно выстраивая картинку будущего судебного процесса. Возможно, и не одного.

Отредактировано She-Hulk (15.07.2021 18:48)

+4

8

— Буду вам признателен.
Вот что значило работать с профессионалом: Чарльз еще не успел озвучить ни своих пожеланий, ни деталей дела, а Дженнифер уже сама предугадала их. Не со стопроцентной точностью, но поразительно близко для той, кто могла опираться только на прошлый опыт и интуицию.
— «Корпорация» — просто часть названия. Согласен, не самая удачная. Корпорация Икс — это некоммерческая международная организация, созданная для защиты прав мутантов, — спокойно, разве что излишне мягко пояснил Чарльз. Не потому, что он заметил — а он заметил, — в словах и переменчивом настроении Дженнифер промелькнувшую симпатию. В нем говорила преподавательская привычка разъяснять.
Из всего, что хотел вернуть Чарльз, именно Корпорацию он ни дня не держал в тайне. Шесть лет назад мир узнал, что Ксавьер — на тот момент в глазах общественности просто ученый и активист, выступавший за права мутантов, богатый чудак, превративший свой дом в школу, — и сам мутант. Не прошло и месяца с признания, как он открыл салемский офис Корпорации Икс. На боку блестящего стеклом офисного здания красовалась хорошо всем знакомая эмблема — икс, вписанный в круг. Вскоре открылись еще. В Амстердаме, Гонконге, Лос-Анджелесе... По всему миру.
Формально, Чарльз оставался ее владельцем до дня смерти. Фактически, после Дня-М решения за него принимали другие.
— Из-за теракта в Париже Скотт отдал приказ о прекращении работы Корпорации. Но не о роспуске или продаже имущества.
Пусть Чарльз так и не поговорил со Скоттом, но зла на него не держал. И за решения, принятые им, не осуждал. В те дни мутантов осталось слишком мало. Может, и впрямь не имело смысла содержать ради них многочисленные филиалы, подвергая риску жизни сотрудников. Нападали ведь не только на парижское отделение. Мумбаи, Сингапур, Найроби — все они попали под удар.
То время прошло. Теперь их снова миллионы. А Корпорации предстояло сыграть в будущем мутантов роль куда более значимую, чем Чарльз предполагал изначально. Видения жизней Мойры показали ему, что нужно делать. Или, вернее, чего не нужно.
И все-таки, догадки Дженнифер оказались куда ближе к реальности, чем той могло показаться после краткого экскурса. Открывая Школу для одаренных, Чарльз уже был баснословно богат — но почти четырех миллиардов долларов хватило разве что на первые годы, пока число учеников не перевалило за сотню. Школа нуждалась в финансировании извне.
А будущая нация нуждалась в гораздо большем.
— Что же касается акций, я говорю про те, которыми обладал официально.
Все с той же доброжелательностью Чарльз добавил:
— Подставные лица, в конце концов, не умирали.
Их статус — равно как и их собственность, — с точки зрения любой официальной структуры не изменился никак. Так зачем вмешиваться? Чинить то, что не было сломано?
Фактически Чарльз признался, что не так чист перед законом. А кто из них — «супергероев» — был? Не зря первым делом Дженнифер подумала о нелегальных схемах.
На то была масса причин. От отношения обывателей к мутантам до регулярных законотворческих инициатив, от Очистителей в правительстве до звучащих раз за разом разговоров о гетто и лагерях. Мутанты в своем уязвимом положении отчаянно нуждались в ресурсах, напрямую с ними не связанных.
И все-таки, в большинстве случаев Чарльзу хватало того, что фирмы умалчивали о своих акционерах и учредителях. Редкие потребители задумывались над тем, что связывает «Фармацевтическую компанию Ксавьера» с Людьми Икс. Еще меньше тех, кто от праздного любопытства переходил к поиску информации. Что уж говорить о менее очевидных примерах?
Пожалуй, фармацевтические заводы — вторая критически важная часть плана Чарльза. Залог предложения, которое он готовил людям. Остальные ресурсы можно заменить. Да, Эмма обещала помощь своей компании, но полагаться всецело на нее не хотелось.
Чарльз достал из портфеля стопку бланков акций и положил их на стол, предварительно развернув к Дженнифер. Ему повезло: ни путешествие в Лимбо, ни нападение на поместье демонов не уничтожили документы, в нем хранившиеся. В двадцать первом веке наличная форма выпуска была не так популярна, как прежде, но Чарльз, если мог, выбирал ее. На восьмом десятке простительно быть старомодным. Даже если выглядишь моложе.
— К сожалению, выписку из реестра я запросить сейчас не могу. Причины вы и сами понимаете.
Но у Дженнифер таких проблем не было.

+2

9

Джен хотела подумать одну мысль, но быстро вспомнила, что перед ней телепат. Мысль думаться прекратилась, а сама Уолтерс стала выглядеть еще задумчивее.
Хорошо, что в Соединенных, храни их Господь, Штатах Америки срок наследования был растянут до 30 лет. Можно было вступить в наследство уже внукам, если таковые находились. А всевозможные условности всего процесса наследования превращали почти любые большие дележи имущества в не менее большое шоу, начинающееся с подачи документов в пробационный суд, заканчивая разгромными статьями на первых полосах газет.
- Хорошо, - резюмируя услышанное, которое, слава континентальному праву штата Нью-Йорк, почти никак не влияло на возможный процесс, Дженнифер кивнула. – Теракты и остановка работы корпорации – плохо, конечно, но отсутствие завещания, наличие документов и выписки, которые могу взять и я, как ваш представитель и, кхм, исполнительно последней воли еще с прошлого раза, подводят нас к тому, что у нас есть почти все для подачи заявления в пробационный суд. Он рассматривает подобные дела. Мне останется проконсультироваться по нескольким моментам, но в остальном…
В остальном они говорили о делах весьма скользких, непростых, неприятных и весьма условно легальных. По-хорошему, ей бы снять трубку, набрать номер налоговой и рассказать, какие они тут интересные разговоры разговаривают. Но репутация адвоката складывается не из пустых обещаний. Да и лично к Ксавье Джен не испытывала той злости или обиды, которая могла бы подвигнуть ее двинуть ему кулаком в спину.
А вот документы, любезно представленные ей Чарльзом, она все же подтянула к себе и начала бегло просматривать, не отвлекаясь от разговора.
Кстати, на чем она остановилась?
- Скажите, Чарльз, - подняла на мужчину заинтересованный взгляд, - есть ли у вас супруга? Дети? Если мы пойдем по пути наследования по закону, то технически можем сделать вас братом… самого себя. Звучит бредово, но это будет именно техническая деталь. Можно попытаться сыном… кхм, но если у вас уже есть дети или жена, то именно они имеют право на «первые доллары». Это значит, что они претендуют на наследство… как минимум, в сто тысяч долларов.
Бумаги были в порядке, в этом Джен не сомневалась. Поэтому, остановившись где-то на середине, снова откинулась в кресле.
- И я сразу вас предупрежу – учитывая все обстоятельства, вам придется расстаться с, как минимум, тридцатью процентами от наследства. Если для вас это существенно, я могу попытаться протащить это все под флагом «на самом деле Ксавье жив, вот он», но… со всеми доказательствами и тем, что в гробу есть ваш… ммм, есть тело с вашим ДНК, вас могут не только не признать ожившим собой, но и посадить за мошенничество в особо крупных размерах. Как вы понимаете, многие хотят для вас именно такого исхода, и обычной тюрьмой тут не обойдется.
Помолчав, она потерла висок.
- Не примите как попытку вас напугать – я знаю риски и, так как, смею надеяться, со мной откровенны, откровенна в ответ. Инициация процесса признания вас как своего родственника будет иметь меньше внимания и технических проблем со стороны закона, а вот самим собой ставит нас под удар уголовного кодекса. Не только вас, но и меня. Мы теперь в одной лодке.

+4

10

Беспокойство Дженнифер было вполне естественно. Как и перебор вариантов, половину из которых она отбрасывала прежде, чем те успевали сформироваться в четкую мысль. И потому ее рассказ о худшем из сценариев Чарльз слушал спокойно, почти не шелохнувшись, и уж тем более — не пытаясь прервать и вмешаться.
Она была совершенно права, в конце концов. Врагов у него не мало. И скоро будет еще больше. Когда он предложит миру свою сделку.
— Понимаю, — кивнул Чарльз.
Он прекрасно понимал, что, если бы и впрямь нуждался в этом, то смог бы. Биокинетики, способные изменять клеточную структуру вплоть до ДНК, среди мутантов встречались, пускай и редко. Чужими руками Чарльз мог бы превратить в самозванца свое мертвое тело — главное и единственное препятствие. А Дженнифер не заметила бы подмены, потому что не помнила бы ничего, ей противоречащего. Волю гамма-мутанта подчинить почти невозможно, но их память податлива и пластична, как у кого угодно еще.
Смог бы. Вот только зачем?
Всю свою жизнь Чарльз брал меньше, чем мог. Решал проблемы законным способом, если такой существовал, хотя всегда имел под рукой более простой, быстрый и эффективный. В рамках цивилизованного решения конфликтов его удерживал не страх наказания, а собственная воля. Человечеству повезло: живя на одной планете с, как минимум, десятком телепатов, способных влиять на всю популяцию разом, оно так и не познало тотального подчинения. Никто из них не хотел становиться планетарным тираном.
Какой была бы Земля, распорядись жизнь иначе?
— Не беспокойтесь. Прежде всего, я хочу вернуть Корпорацию Икс вместе со всей недвижимостью, ей принадлежащей, и контрольный пакет акций Фармацевтической компании Ксавьера, Новостного агентства Саммерсов и киностудии «Церебро». Может, фермерское хозяйство «Поразительная долина». Все остальное опционально и любые потери приемлемы.
Без автомобилистроительного концерна или агентства недвижимости Чарльз обойдется. Все это, без сомнения, еще один источник ресурсов, рычагов давления. И все же, отнюдь не такой полезный в том, что грядет. Не подходящий ни для цикла выращивания и переработки чудодейственных цветов, ни для информационной войны — отчаянной попытки все же приучить человечество терпеть своих мутантских соседей, — ни для будущего анклава мутантов на человеческой территории. Куда больше денег Чарльзу в недалеком будущем пригодятся средства производства, отлаженные схемы работы и новые базы для операций.
Вскоре те мутанты, кто пойдет за Чарльзом, смогут получить все необходимое для жизни без денег. Еду, одежду, жилье. Безопасность.
— Что же касается вашего вопроса... Дэвид Хеллер, сын. Аутист с диссоциативным расстройством личности. Признан невменяемым. Опекун — его мать, Габриэлла Хеллер.
Ни с его стороны, ни тем более со стороны его матери Чарльз угрозы не чувствовал. О том, что у него есть сын, он узнал слишком поздно, и так и не успел стать хорошим отцом. И все же, незадолго до своей смерти, Чарльз сумел наладить с сыном контакт. Они проводили с Дэвидом много времени, тот даже пошел на поправку... Если сравнивать с тем периодом, когда личности вышли из-под контроля и сбежали в астральный план, все что угодно можно назвать улучшением. Но к Чарльзу он, как казалось, искренне привязался.
Да и представить себе Дэвида, жаждущего доли в любой из его фирм, Чарльз не мог. Слишком уж другие у мальчика были интересы.
Отношения же с Габриэллой, несмотря на телепатические манипуляции Чарльза и некрасивое расставание, всегда оставались теплыми. Она скорее помогла бы, чем начала ставить палки в колеса. Даже если бы знала, к какой цели Чарльз шел. Габби всегда отличалась пониманием.
А вот с чьей стороны стоило ждать подвоха, так это...
— И, как вам уже известно, я женат на Мистик. Рейвен Даркхолм.
Учитывая обстоятельства, Чарльз даже не мог с уверенностью сказать, «был» или «все еще».
Их связывали противоречивые и запутанные эмоции, наложенные на долгую историю вражды и совместной работы. Не лучшая основа для любых отношений. Тем более — с опасной психопаткой и преступницей. Несмотря на то, что ей уже давно перевалило за сотню, Мистик по-прежнему выражала привязанность в духе мальчишек, дергающих одноклассниц за косички. Только возможностей навредить у нее куда больше. Как и изобретательности.
Впрочем, ей бы пришлось раскрыть свою личность, чтобы воспользоваться их с Чарльзом браком. А это закончилось бы немедленным арестом. Шлейф преступлений, тянущийся за Мистик, держал ее вдалеке от здания суда.
— На момент моей смерти она была беременна. Я не наводил справок, но думаю, что ребенок жив и с матерью.
И пока Чарльз не убедится в успехе своей затеи, лучше ничего не менять. Так безопаснее. Может, в прошлом Мистик показала себя ужасной матерью, но она обещала позаботиться об их ребенке. И Чарльз ей верил.
Первые годы нового государства всегда самые опасные. Лучше их сыну — или дочери — оставаться вдали.
О своем браке с Лиландрой Чарльз упоминать не стал — та давно была мертва. Они принадлежали к разным мирам и биологическим видам. Понести от человека, мутант он или нет, произошедшая от птиц ши’ар не могла. По крайней мере, естественным путем. Не говоря уже о том, что едва ли императорской семье ши’ар придет в голову судиться за земное наследство. Для них это все — пыль, а Земля — захудалая отсталая планета, одна из сотен обитаемых на их территории. Место, куда можно ссылать опальных принцев, не более.

+4

11

Один сын, две женщины, пара компаний и пакеты акций.
Все это как-то очень интересно проскакало от дела по возвращению из мертвых в непростую волокиту по наследованию здоровенного такого имущества, которое даже Трампу с его женами и любовницами не снилось.
Дженнифер потерла лоб.
Ушлый адвокат тут же бы крутанул на пальце брелок от роллс-ройса и заявил, что необходимо немедленно подавать заявление в пробационный суд, пока родственнички не хватились. «Это сэкономит вам деньги, сэр, целых пятьдесят кусков!».
- По закону, - зайдя со стороны зоны комфорта, мягко начала свою нить размышлений Джен, - в случае отсутствия завещания, ваши дети и супруги имеют полное право получить наследство. В равных долях. Но только при условии, что они подадут прошение о выделении им наследства. Как правило, сумма варьируется от пятидесяти до ста тысяч долларов, и эта сумма может быть выплачена в досудебном порядке. Суду хватит предоставить выписку об уплате из налоговой.
Она не спрашивала, хочет ли Чарльз платить: было понятно, что это – необходимое зло в вопросе наследования. Можно было и не платить, но тогда можно было забыть про голубые мечты о корпорации Икс и всех ее активах в том перечислении, в котором они были озвучены.
- Если им выплатить эти отступные, и они не подадут прошения или оспаривающую апелляцию, - продолжила пояснение, отодвинув от себя стопку документов Ксавье, - то все остальное перейдет вам по наследству. Но прежде, чем начать это, мне нужно собрать необходимые документы. Копии оплаченных счетов за похороны, свидетельство о смерти, петиция о назначении меня вашим администратором, а также свидетельство о рождении в штате Нью-Йорк, чтобы мы могли подать в суд именно в этом штате. Также мы должны составить список потенциальных наследников. После того, как этот пакет документов будет передан в пробационный суд, мы свяжемся с наследниками и предложим им урегулировать вопрос в досудебном порядке.
Все-таки свербело сказать кое-что личное, и Джен не сдержалась:
- Я понимаю, что речь идет о… больших деньгах, но так будет правильно. Мы вряд ли найдем ребенка от Мистики, а сама она не сможет претендовать на наследство – ее арестуют, едва она явится в суд, но если Дэвид – ваш подтвержденный сын и в свидетельстве о рождении вы указаны отцом, то он ваш прямой наследник. Дети и супруги, все еще состоящие в браке, всегда в первой очереди, братья и сестры с родителями – следом.
Стул внезапно стал очень горячим. Дженнифер поерзала на нем, выбирая позу поудобнее.
- Пока что все выглядит вот так, - разведя руками, вздохнула. – Давайте подведем итог: вы станете своим братом, который выступит наследником имущества Чарльза Ксавье. Все активы, недвижимость и счета перейдут к вам после уплаты налогов на наследство и разборов полетов с другими вероятными наследниками. Поверьте, Чарльз, лучше решить эти вопросы до того, как в делу подключится налоговая и социальная службы. А после пробационный суд по нашему заявлению инициирует административный процесс, который будет рассматриваться от недели до месяца, в зависимости от графика судей. От вас требуется предоставить все уже озвученные документы, а также решить что-то с документами… чтобы вы могли подтвердить родство с… самим собой.
Потирая висок, ведь от такого круговорота «сам себе пришелся братом я» у нее заболела голова, Джен устало улыбнулась.
- Мне останется проконсультироваться с юристом по имущественному праву и налоговым консультантом, чтобы мы ничего не упустили. Кроме уже озвученных проблем иных не предвидится. Так вы вернете практически все, с наименьшими юридическими потерями. Жаль, что нет иных путей и других законов, но работаем с тем, что есть.

+3

12

Будь тон Дженнифер теплее, впору бы умилиться ее участию в жизни семьи Чарльза. Жестче — оскорбиться. Потому что, несмотря на бережный выбор слов, посыл был ясен: мутанта, в прошлом отдавшего свои землю и поместье не родным детям, ушедшего, вопреки всем правам на Школу, когда его больше не были рады там видеть, она предостерегала не обирать родных. Как будто он мог.
Но таким Дженнифер видела мир: полным людей, уверенных, что «пронесет», не понимающих последствий, считающих, что смогут обвести систему вокруг пальца, хитрящих там, где не надо. Верить в разумность и благонамеренность своих клиентов она, по сути, не имела права. Стоит начаться проблемам, обвинят ее. В том, что не предупредила. Даже если предупреждала. Среди супергероев, составляющих ее клиентуру, хватало сознательных, и все же, Дженнифер все равно чувствовала — это без сомнения был эмоциональный порыв, — что должна предупредить.
Печально, если так рассуждать.
И она права. Других законов у них нет. Не появилось за десятки лет и случаев. Раз за разом ригидная система правоохранения впихивала «сверхестественные» дела в рамки уже существующих «нормальных» законов, не важно, насколько плохо те вписывались. Именно это им с Чарльзом и предстоит. За неимением лучшего.
По крайней мере, ближайшие полгода. Может, год. Пока все не будет готово. Знание, что уже скоро человеческие законы перестанут касаться мутантов — если только у него получится, — позволяло Чарльзу взглянуть на нелепость ситуации с поразительным смирением. Нужно только потерпеть.
— Все так, — согласился с дальнейшим планом Чарльз, склонив голову, — Я позвоню вам, как только получу результаты генетической экспертизы.
Жаль, что тесты, проведенные Хэнком, суд едва ли устроят. Но и из более классической лаборатории ответа ждать не так долго, около трех суток. Другой, куда более сложный вопрос — эксгумация трупа, чтобы получить образец ДНК. Тот, из которого его клонировали, точно так же не может служить доказательством. Как и база Синистера, если даже получится с ним договориться.
Удивительно, как много всего оставалось за пределами просто из-за своей ненормальности. Не только миллионы мутантов, не вписывающихся в общество. Явления, события, доказательства.
— Нет, в свидетельстве о рождении Дэвида в графе «отец» указано не мое имя. Если бы его способности не стали проблемой, правду знали бы только его родители.
Родители. Чужой человек, воспитавший Дэвида как родного — мальчик так тяжело переживал его смерть, — вызывал в равной мере восхищение и зависть.
В миг, когда Чарльз только узнал, он разозлился на Габби. А кто бы на его месте не разозлился? Она никогда не говорила ему. Даже тогда, когда жизнь и психическое здоровье Дэвида зависели от этого. Да и не только его.
С тех пор прошло достаточно времени, чтобы сотню раз все понять и простить. У Габби были свои причины.
А у него теперь был сын.
— На наше родство указывает только генетическое сходство...
То самое, на котором и будут строиться их притязания. Если бы Дэвид решил судиться за наследство... но он не станет.
И все же, рано или поздно о нем вспомнят.
— ... и публичное признание.
Доказательство не имеющее силы перед лицом закона, но безумно важное в глазах общества. Даже с закрытых заседаний информация рано или поздно просачивается в прессу. Упреков и осуждения сейчас, на пороге нового начала, Чарльз никак не желал. Но дело даже не в них. О своей семье по крови он заботился не меньше, чем о тех, с кем был связан общим прошлым и икс-геном. Ему не жалко.
Единственная проблема — своего у Чарльза ничего не осталось. И, до конца процесса, не появится. Ни один банк не даст ему кредит на такую сумму без документов и собственности. Но у него еще оставались знакомства, для которых это не станет проблемой. В тех самых компаниях, которые Чарльз собирался вернуть — эту просьбу будет объяснить даже легче, чем отправку оборудования в Антарктиду. В совете директоров Уорингтон Индастриз, с тех пор, как Уоррен заменил его своими гениями-одноклассниками.
А когда процесс будет закончен, он вернет долг. Кракоа это не повредит.
В Габриэллае же Чарльз не сомневался. Пускай она оставила его, когда он попал в больницу, и вышла замуж за другого, глобально она всегда была на его стороне. Даже когда узнала, что ее чувства — плод телепатического воздействия. Или когда согласилась защищать в суде Эрика, обвиняемого в терроризме. Она заслуживала убедиться в числе первых, что Чарльз — не самозванец. В мире, полном клонов и маммадраи, экспертиза ДНК значит не так уж и много.
— Но не волнуйтесь, я свяжусь с ним и Габриэллой. Они заслуживают знать, что происходит.
И получат то, что причитается. Гораздо больше, чем ста тысяч, гарантированных законами Нью-Йорка. Может, вдали от опасностей и потрясений Дэвид, наконец, обретет мир.
Или станет угрозой для нового рая?
Поэтому Чарльз и не искал встречи со своим сыном, хотя провел с ним последний год перед смертью? Не узнал даже, как на том сказалась потеря отца. Еще одна.
Но это вопрос для психотерапевта, не адвоката. С Дженнифер же они, казалось, закончили.
— Остались еще вопросы, которые нам нужно обсудить? — вежливо поинтересовался Чарльз. Он был почти уверен в ответе, но должен был услышать его.

+3

13

Джен даже как-то отпустило.
Сразу и из-за всего.
Чарльз был не только телепатом, но и хорошим человеком. А это было куда ценнее всех его мутантских способностей. Может, он услышал в словах Дженнифер ровно то, что она хотела донести, а, может, и сам хотел сделать все «правильно» - это останется загадкой. Факт оставался фактом: все могло разрешиться миром.
Дэвид, по сути, был «бездоказательным отпрыском». Даже слова Чарльза могли остаться всего лишь словами, пожелай он инициировать процесс по опровержению. За подобный шаткий факт любой другой адвокат мог ухватиться в попытке приберечь финансы клиента.
Сэкономить на человечности.
Иронично, учитывая, что в кабинете сидит два мутанта – один по генетике, другая из-за гамма-радиации.
Когда у мутантов больше человечности, чем у людей.
Может, потому они и герои?.. С геном героизма, от которого им самим больше проблем, чем радости.
Брр, вот это меланхолиные мыслишки, а ну кыш!
- Не поверите, я не волнуюсь, - искренне улыбнувшись, Дженнифер повела плечом, демонстрируя, что и правда не волнуется. – Пусть ваше дело – не уголовный процесс, на которых я специализируюсь, но я все равно рада вас представлять. Пусть и в этих… довольно специфических обстоятельствах.
Не все ее клиенты обращались к ней повторно. Совсем никто – после смерти и воскрешения. Значит, Ксавьер будет первым.
Перед ответом на последний вопрос она помолчала, обдумывая со всех сторон. Ситуация прояснилась, но теперь оставался большой пласт «невидимой работы»: побегать по инстанциям, подергать чиновников по местам, собрать все бумажки и отнести на рассмотрение, попутно пиная по почкам судью, чтобы рассмотрение не затягивалось. Чем быстрее проходит процесс, тем проще, а вот затянутые могут превратиться в нечто весьма…
Впрочем, не стоит о плохом.
- Пока что вопросов не имею, - все же ответила, приподнявшись. – Спасибо за откровенность, Чарльз.
Надеюсь, что вы и правда были откровенны.
- Тогда жду вашего звонка по поводу экспертизы и сразу же инициирую процесс подготовки пакета документов для пробационного суда, - наконец выпрямившись, вежливо улыбнулась. – А еще… эта консультация – бесплатна. Считайте за скидку за повторное обращение. Счет предоставлю уже после того, как суд назначит меня администратором по делу о наследстве.
Любой другой адвокат мог бы нажиться, ведь назначение администратором будет практически перед процессом. А до того ей предстоит побегать, и очень много.
Хорошо, что Дженнифер любила бегать.
Хорошо, что Чарльз был хорошим человеком, ради которого почему-то хотелось сделать что-то… хорошее.
Почему-то ей показалось правильным сделать так.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [18.07.16] In God We Trust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно