Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.09.2016] Twenty Minute Adventure


[28.09.2016] Twenty Minute Adventure

Сообщений 31 страница 60 из 64

31

Что-то со всеми злоключениями и болями Стефан расхотел куда-либо ехать. Да-да, он обещал детям поездку на озеро, а это значит что? Верно – придется исполнять свои обещания. Ведь он всегда выполняет обещания. Обещал ведь Клеа любить ее вечно – любит, не поспоришь.
«Так себе пример».
Хмыкнув себе под нос, пересилив боль, Стрэндж вышел из кабинета, и не подумав начать прибираться – руки висели плетьми, которыми лучше не шевелить.
Неподалеку маленьким ураганом пронеслась Валерия, убегая куда-то прочь от порученных ей сандвичей, а у двери стоял Джеральд и совсем не знал, что за милая старушка нарисовалась в дверях.
Честно говоря, Стефан и сам не знал, а потому с сомнением сощурил глаза.
- А вы… - начал было он, пытаясь рассмотреть лицо посетительницы – оно почему-то словно ускользало от его внимания, а взгляд «соскальзывал», но его таким не проведешь.
Здесь было что-то странное, но он не знал, что именно.
Словно в ответ на его сомнения картинка резко стала четкой. Настолько, что пришлось проморгаться.
Старушка с явными чертами коренных жителей прерий улыбнулась, подняв морщинистую ладонь. Серебристые волосы мягко переливались на солнце, а шерстяной платок на плечах намекал, что ей совсем не жарко в этот зной.
- О, Стефан, какие милые у тебя детишки гостят, - потеснив Джеральда, старушка юркнула внутрь дома, взяла Стрэнджа за руку и проникновенно заглянула в глаза. – А чувствуешь ты себя как? Ручки-то не болят?
Стефан, в принципе не особенно привыкший к тому, что его трогают без разрешения, мягко отобрал свою онемевшую от боли руку у гостьи. Его смущало две вещи: первая – что она так фривольно с ним общается, вторая – что он ее совершенно не помнит.
- Джеральд, - очень строго и тихо сказал Стефан, не отрывая взгляд от старушки, - иди помоги Валерии. Живо.
Таким тоном говорят спрятаться в подвале, ведь идет шторм. Или лечь под кровать, ведь в доме воры.
Старушка на мгновение перестала улыбаться.
Уперла руки в боки и покачала головой.
- Стефан, я же тебя маленьким помню! Ох, стоит только отпустить в этот большой город, совсем про тех, кто всегда рядом был, забываешь…
Что-то внутри него отчаянно не хотело вспоминать, но потом резко прекратило сопротивление и вспомнило. Ага, вот же оно, это миссис Дойл, что живет на соседней ферме. С ней дружила еще мать Стефана, и, кажется, это она восхваляла врача, который помогал Донне с… чем?
Стефан устало потер щеку.
- Простите, миссис Дойл, я… немного притомился. Полный дом детей.
- Гав, - подтвердил Гарвей, материализовавшись рядом со Стрэнджем.
Миссис Дойл как-то без одобрения посмотрела на собаку, но затем резко улыбнулась и всплеснула руками.
- Ах, вы на озеро собрались? Какие молодцы. Что же ты девочку маленькую хорошенькую заставляешь едой заниматься? Да и мальчику негоже мечом орудовать, дай-ка я, сладкий мой.
Стефан вроде бы и успокоился, но тут же задумался.
«Мечом?.. Наверное, старушка слегка того».
Хмыкнув себе под нос, Стефан попытался взять снять свои очки, но как-то не вышло. Нарезавшая с невероятной для старушки скоростью сандвичи и даже умудрившись сложить их в контейнер, миссис Дойл уже оказалась рядом с эластичными бинтами.
- О, дорогой мой, ты же совсем себя извел. Никаких лекарств?
- Вы же знаете, я доктор, - вздохнул Стрэндж, - а кому, как не врачу, лучше прочих знать, что наилучший эффект на организм оказывает здоровый сон, еда и отдых.
- Как-то непохоже, чтобы ты высыпался, наедался и отдыхал, - резонно отметила миссис Дойл, между тем довольно быстро забинтовав руки Стефана. Тот даже не понял, почему и КАК она так умудряется все делать.
Это ведь было уже не просто странно, а ненормально. Не бывает такого, чтобы раз – и все было сделано. Он только подумал, а старушка уже исполняла это, словно зная или, что хуже, слыша. Разве он говорил что-то вслух? Нет. Шизофренией он не страдал, несмотря на возраст, да и генеалогия была отменной: ни одного психически больного. Значит, это не галлюцинации.
Стефан сложно посмотрел на забинтованные руки, даже толком не понимая, что его так задело: напоминание о первых днях после аварии, что раздробила его руки, или то, что у старушки было энергии на подобную скорость…
Стоп.
Часы на противоположном стене отсчитывали время как положено – тик-так, все дела. Старушка зашла в 8:14. А сейчас было 8:17.
Три минуты на коробку сандвичей, забинтованные руки и пробежку от двери в кухню?..
- Миссис Дойл, простите за нескромный вопрос, - все-таки подняв очки с глаз на макушку, с легкой ехидцей начал Стефан, - а как вы умудряетесь так быстро…
- Ой, милок, - кокетливо отмахнулась старушка, - витаминчики пью, все органическое. Видишь, как порхаю, как бабочка! Все-все, собирайтесь давайте, а то в самое пекло попадете.
Стефану, который все это время простоял задумчивым столбом, всучили контейнер с едой и выпихнули на улицу.
- Детишечки! – рявкнула миссис Дойл так, что Стрэндж вздрогнул и обернулся. – Стефан готов, а вы где? Мальчик, захвати ему плавки, забыл ведь.
Закат глаз был как само собой разумееющееся.
- Я уже в них, нет нужды, - громко ответил, не зная даже, как дети на это отреагируют. Дети всегда очень сложно реагировали на все, что касалось некоторых взрослых вещей.
«А куда я дел ключи от своей…»
Все-таки вернувшись в дом, Стрэндж застал себя за очередной мыслью – какая у него машина?
До аварии у него был красный Кадиллак Эльдорадо 55 года выпуска. Кабриолет, изящные «плавники», восемь цилиндров, объем в 5,4 литра, мощность и разгон всего за пару секунд… Это была не машина – песня.
Но после аварии он приобрел другой автомобиль, иначе откуда штраф? Ключи? Его убежденность, что к ней неровно дышит Джеральд?
Подхватывая ключи, он пытался вспомнить, что же стоит в гараже. Миссис Дойль подгоняла детей, всем своим видом показывая, что она здесь хозяйка. Не то, чтобы Стефан был «за» подобную экспроприацию собственного жилища, но вопрос о машине занимал его больше странноватой старушки по соседству.
«А ведь до соседней фермы не меньше 10 миль».
Во дворе не было ничего, кроме выглядывающего багажника… красной машины. Сначала Стефан подумал, что ему почудилось, но нет же – из-под навеса в паре шагов от дома скромно показался самый настоящий Кадиллак. Красный. Кабриолет.
… он услышал визг колес, а потом была темнота.
Это была та же машина. Не похожая – та же.
- Что случилось, дорогуша? – голос миссис Дойль звучал откуда-то из другой реальности.
Да, верно, здесь все было странным, так почему бы не быть другой реальности? Самое время.
- Ох, Стефан, - это было похоже на голос Клеа, но он не был уверен, - почему нельзя просто…
Конец первой петли.

1982, 10 июля
8:25 AM

- Детишечки!
Стрэндж вздрогнул и обернулся. Все это казалось каким-то дурным сном, а этот момент – приступом дежавю.
- Стефан готов, а вы где? Мальчик, захвати ему…
- Я уже в плавках, спасибо, не надо! – рявкнул Стефан как-то громче, чем планировал. Миссис Дойл обернулась, удивленно посмотрела на него.
- Стефан, ты… береги себя. Ключи от машины не забыл?
Мрачно взяв ключи, Стрэндж зашагал к навесу во дворе. Интересно, как это старушка добралась сюда со своей фермы, ведь до нее 10 миль, а не рукой подать? Вот же карга старая, наверняка пропахала через поле.
«Что же за БАДы она такие пьет, на кокаине?»
Форд T-Bird покорно стоял под навесом, отсвечивая небесной голубизной. Кузов знатно проржавел, тормозные колодки клинило, а ремни слетали, заставляя Стефана почти каждые выходные отгонять ласточку к механикам. Те, творили магию, после чего Форд бегал как новенький.
А потом все начиналось снова.
Крутя ключи на указательном пальце, Стефан снова надел очки на нос, оперся о багажник Форда.
И все-таки, 10 миль через поле…
- Чокнутая старушка, - проворчал себе под нос, покосившись в сторону дома. – Надеюсь, она не тайный серийный убийца, а то неловко перед Тони с Виктором будет.

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

Отредактировано Doctor Strange (26.06.2021 01:54)

+3

32

Странная бабка. Джеральд так и не вспоминает ни ее имени, ни того, когда с ней встретился, чтобы узнать ее, но решает, что это ему не особенно нужно. Его напрягает то, что она делает сэндвичи. А все дело в том, что он пробыл рядом с ней минуту максимум, а она ему откровенно не понравилась. И это при том, что он никогда не делает никаких выводов о людях, основываясь лишь на первых впечатлениях. Обычно он дает шанс второй, третий, а в случае с этой соседкой ему хочется быть как можно дальше от нее.
Но спасибо ей за сэндвичи. Он бы их и сам приготовил вместо Валерии, но спорить с этой старушкой, отталкивая ее от кухонного стола, он счел опасным делом.
Джеральд задумчиво выходит из дома, прихватив все, что они собрали, и направляется к машине. Мистер Стрэндж уже там.
И к его вящей радости чувство того, что он все это уже видел и переживал раньше, на этом моменте пропадает. Это ощущение повторения событий не отпускало его все утро напролет. За столом он догадывался, что произнесет в следующую секунду Вэл и Стрэндж и что он сам должен ответить, но не до конца верил в это, а потому молчал и списал все на приступ дежавю.
Приблизившись к машине, он молча отправляет свой рюкзак в багажник и разминает руки, припомнив о том, что это ему вести нужно. Проверка. Да, точно. От этого тоже зависит то, сможет ли он в будущем брать машину или нет.
— Дикая бабуля, — говорит он, широко улыбнувшись и посмотрев на мистера Стрэнджа. — Вы в порядке? Кажется, она вас… из себя вывела.
Может, им за лето стоит возвести ограждение вокруг фермы? Нанять рабочих из города и поставить забор, с воротами и замком, чтобы соседи вот так вот просто в гости не приходили ни свет, ни заря. Интересно, это остановит такую предприимчивую и чересчур заботливую старушку? Или она прорвется сквозь любые баррикады?
Хороший вопрос.
Джеральд подходит к двери машины, собираясь занять водительское сидение, и прикидывает в голове путь, пытаясь представить, но понимает, что не представляет, в какую сторону им вообще предстоит двигаться.
— А, м-м-м… мистер Стрэндж, а вы скажете, куда ехать, да? А то на озере я еще не бывал, — говорит он и хмурится.
Не бывал же, верно? Он не помнит вообще никакого озера. И как так вышло, что за все время пребывания здесь он так и не побывал там?
Ладно, у мистера Стрэнджа дел было выше крыши и отвезти их туда он раньше не мог, но ведь сам Джеральд вместе с одноклассниками мог туда сходить хотя бы раз. Не настолько же ведь он беспомощный. Но, скорее всего, времени не было, вот и все. И еще в его голову не приходила такая идея. В городе, где он жил вместе с Тони и мамой, все было иначе, и думал он о многочисленных проблемах, а не о том, как бы посещать озера…
Он замирает, открыв дверь, и роется в своей памяти. Какие проблемы? Дома все было идеально. Ничего ужасного, никакого напряжения… Ничего. Джеральд моргает глазами, не понимая, почему он подумал о каких-то проблемах, которых не существовало никогда. Ох… Это все невыспанность и последствия от утреннего дежавю.
— Непонятное утро, — потирает он лоб. — И еще соседка… С ее сэндвичами все в порядке? Она их так быстро сделала. Может, нам будет мало? Могу вернуться и приготовить еще одну порцию. Или еще по две… на случай того, если мы весь день там проведем, — произносит он, вопросительно посмотрев и на мистера Стрэнджа, и на Валерию.
Спрашивает он об этом не просто так. Он испытывает смятение, когда он смотрит на контейнер с сэндвичами так, как будто в них сидит змея, ядовитая и с которой нельзя разговаривать. Джеральд мотает головой, фыркнув от смеха на эту мысль — что за чушь, змеи не разговаривают, но от этого легче не становится. Ему хочется заменить сэндвичи.
Разумеется, эта мысль глупая. Безобидная бабушка просто решила им помочь, а он себе выдумывает лишнего. И по этой причине он не высказывает вслух своих опасений, не желая, чтобы его подняли на смех.

[nick]Gerald Drew[/nick][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info]

Отредактировано All-New Spider-Man (26.06.2021 18:45)

+3

33

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

Бросив Герри со странной бабкой и сэндвичами, Вэл унеслась наверх. Столько всего надо собрать - мужчины же постоянно что-то забывают!
Вот Герри - его не было буквально пару минут, а он уже спустился с собранным рюкзаком. Наверняка кинул плавки с полотенцем - и все, побежал. А как же маска, трубка, ласты, плед, чтобы не таскать его у Вэл, которая гораздо предусмотрительнее. А надувной матрас?! Зонтики для коктейлей?
Вэл мельком заглянула в кладовку на втором этаже - ну точно, все лежало тут, брошенное с прошлого раза.
Она собрала почти три сумки - на себя, Герри и Стренджа, в том числе раскидав по ним общие вещи. Подумав в своей комнате, что бы еще взять, она решила кинуть в свою маленькую сумочку главное сокровище любой девочки - личный дневник, который обычно держала под подушкой.
Ведь это должно быть у каждой девочки, да? Да, у каждой девочки есть личный дневник.
Вэл не удержалась и на секунду открыла его. Она пробежала глазами по своим записям - все они сделаны ее рукой, все повествуют о каких-то мелочах, часть записей сделана еще в Латверии. Вот переживания, что она поругалась с отцом, вот про переезд к Стрэнджу, вот про соседского подростка Баки… Он немного старше, но такой симпатичный.
Хм, а это точно она писала? Все как-то настолько... розово, настолько приторно, настолько сладко… А ее ведь даже из американской школы выгнали за то, что она умнее многих учителей!
Впрочем, любая девочка в глубине души все еще хочет быть обычной девочкой с обычными девочковыми проблемами, разве нет?
Вэл взяла с собой дневник, ручку и немного всяких мелочей типа резинок для волос, заколок, книжку для чтения… Кто знает, на сколько часов их унесет на пляж?
В прошлый раз они с Герри провели там целый день, и как раз тогда Вэл в первый раз встретила того соседского парня, Баки. Он так очаровательно улыбался…
Вэл спустилась вниз, как раз раздумывая о том, увидят ли они сегодня Баки на пляже. Того парня, с металлической рукой…
Стоп! Какая металлическая рука, что за бред?
Додумать эту мысль Вэл не успела - когда она спускалась, таща тяжелые сумки, Стрэндж как раз рявкнул на утреннюю гостью-бабку.
— Стефан готов, а вы где? Мальчик, захвати ему…
— Я уже в плавках, спасибо, не надо!

Хм… Какое-то ощущение дежавю. Казалось, что бабка должна, просто должна была договорить свою просьбу. Даже не просьбу, требование.
Вэл в упор не могла вспомнить, кто же эта дама, хотя она вызывала какое-то навязчивое ощущение чего-то знакомого, уютного и домашнего. Как пряничный домик из сказки. Только вот в том пряничном домике жила злая ведьма.
Устав тащить сумки одна, Вэл недовольно окликнула Стрэнджа:
— Доктор Стрэндж, будьте так любезны, возьмите уже сумки! Не стоять же мне здесь с ними в дверях весь… - Вэл осеклась на полуслове.
Она ведь говорила это уже. Сегодня… Или вчера… Или недавно? Но не про сумки… Про что-то еще. Про что-то…
Нет, просто дежавю. Воспоминание как будто бродило где-то рядом, было почти осязаемо, ты только ухватись за него… но все время ускользало.
Они прошли к машине. Странно, Вэл была в полной уверенности, что увидит здесь роскошный красный кадиллак, она готова была поклясться, что видела его, когда они входили… Но вместо него их ждала какая-то отвратительная развалюха. Кстати, а куда делась чертова бабка?
- Серьезно, Доктор Стрэндж? Мы поедем на этом?! Вы же… Преподаете в каком-то передовом институте страны, вы не могли купить машину поприличнее?! И вы еще заставляете Герри оплачивать штраф - да тут приплачивать надо за то, что он рискует жизнью, когда едет за продуктами на этом… драндулете! Да взломанный думбот безопаснее! - Вэл была настолько возмущена увиденным, что совершенно не обратила внимания на то, что именно она сказала.
Вэл уже была готова взорваться новой волной возмущения, и направить всю ее на Стрэнджа, но ее отвлек вопрос Герри, который садился за руль:
— А, м-м-м… мистер Стрэндж, а вы скажете, куда ехать, да? А то на озере я еще не бывал.
— Как это не бывал? - вперила в него взгляд Вэл, - А разве не там мы познакомились с Баки? Мы же ходили тогда туда… ну с теми… - Вэл никак не могла вспомнить, когда же и при каких обстоятельствах она посещала озеро, и когда именно встретила Баки...
Пляж… Мальчик с металлической рукой… Он улыбается… Улыбается, стоя на коленях и склонив голову вниз… Черт, почему же слезы наворачиваются на глаза, вместо радости?
Воспоминания накрыли ее, взяли на ней верх, заставив Вэл схватиться за голову и в слезах упасть прямо на пол гаража. Не было никакого озера. Была школа. Бунт против ее отца. И ее друг, мальчик с металлической рукой, поставленный думботами на колени.  “Вэл, давай договоримся… Больше никаких убийств”. И выстрел в затылок.
- Это все… Нереально, - прошептала Вэл.
“Зачем нужна реальность, если там ты была несчастлива?” - спрашивал голос Баки в ее голове.
Темнота…

1982, 10 июля
8:40 AM

— А, м-м-м… мистер Стрэндж, а вы скажете, куда ехать, да? А то на озере я еще не бывал.
— Как это не бывал? А разве не там мы познакомились с Баки? Мы же ходили тогда туда… ну с теми… Ах да,  точно. Ты же приехал к Стрэнджу после меня. Кажется, я ходила туда с внучкой этой… миссис Дойл. Милая девушка. Было очень интересно поговорить с ней о проблемах детей-метисов и расовой дискриминации в средней школе. Как ее там зовут… Кэти, кажется, - сказала Вэл.
Точно, она ведь уже была на пляже с Кэти. Только почему она совершенно не помнит ни ее лица, ни ее бабушку? Ведь должна же была Кэти хоть что-то рассказать о себе.
И бабка ведь какая-то… От нее холодок по коже. Орет на Стрэнджа, словно у себя дома. Это только Вэл имеет право на него орать - ей можно, она же принцесса!
— Чокнутая старушка. Надеюсь, она не тайный серийный убийца, а то неловко перед Тони с Виктором будет.
— Непонятное утро. И еще соседка… С ее сэндвичами все в порядке? Она их так быстро сделала. Может, нам будет мало? Могу вернуться и приготовить еще одну порцию. Или еще по две… на случай того, если мы весь день там проведем.

— Конечно, сделай еще сэндвичей! У тебя же бездонный желудок! И я поеду впереди - не хочу сидеть с собакой! - капризно заявила Вэл, плюхнувшись на сиденье рядом с водительским.

Отредактировано Valeria von Doom (26.06.2021 21:31)

+3

34

Он снова поставил сумки в багажник, который открыл со скрипом.
- Это, Валерия, может доехать до Нью-Йорка и даже не пискнуть, в отличие от тебя, - чинно отбрив все попытки раскритиковать свою ласточку, кое-как складировал все принесенное и выдохнул. – И прежде, чем судить других, ты расскажи – для чего тебе весь гардероб? Ты собралась отдыхать или перестирать все запасы латверианских нарядов? Право слово, посмотри на задний мост – машина просела, а мы еще даже не внутри. А будешь возмущаться моей ласточкой – побежишь рядом.
С любовью и такой-то матерью закрыв багажник, Стефан похлопал одну ладонь о другую и провел рукой по волосам. Ощущения были странные – не от волос, а от… всего. Ему казалось, что здесь какой-то не такой воздух, что вся ситуация словно из чужой жизни, а сам он будто барахтается посреди сплошного ничего.
Да нет же, что за бред. Это просто ощущение отрыва от реальности из-за недосыпа, только и всего. Больше спать надо.
А еще – не надо оставлять каргу Дойл в доме, где выросло не одно поколение семьи Стрэндж.
- … разве не там мы познакомились с Баки?
Стефан моргнул, перевел взгляд с дома на Валерию. Зачем она повторила вопрос? А она его повторила? Звучало так, словно он слышал этот разговор. Или его часть. Из-за этого немного заболела голова, но уже не так, как в кабинете.
- У старушки есть внучка? – вслух удивился Стефан, покачав головой. – Надо же, я думал, у нее только биодобавки.
Черный пес материализовался поблизости, изо всех сил метеля хвостом. Где он был до этого, что делал, на кого гавкал – ответов, разумеется, никто не получил. Стефан с сомнением посмотрел на коробку с сандвичами, на сомнение на лице Герри, на Валерию, которая и так отжала у него сидение штурмана.
А затем сделал волевое решение. Как настоящий взрослый. Ну, почти.
Взяв коробку с едой у Джеральда, открыл крышку и поставил перед Гарвеем. Пес радостно и почти не нюхнув, что ему подложили, зачавкал.
- Не верю я странным старушкам, - Стефан поднял взгляд на детей и пожал плечами, мол, ну вот такой я. – Ладно, купим по дороге – там должен быть магазин с отличными пончиками. Джеральд, живо за баранку! Гарвей, место!
Загрузившись в автомобиль, Стефан сел на огромный диван заднего сидения. Гарвей втиснулся и подвинул его почти целиком за Герри, из-за чего Стрэнджу пришлось отодвинуть морду пса в сторону.
- Пристегнитесь, - напутственно произнес, после чего ткнул в зеркало заднего вида. – Первый урок, Джеральд: проверь все зеркала. Ты должен следить за тем, что происходит слева, справа и сзади. Кстати, полезное умение в целом. Контроль территории дает тебе преимущество, а предварительно изучение местности – тактическое превосходство. Так тебя никакой злодей не подловит.
Стоп, что? Злодей? Ах да, он же спортсмен. Значит, понимает, что было за этой… эээ, метафорой.
Стефан усмехнулся, щелкнув пальцами.
- Как сказал один известный космонавт – поехали!
И они поехали.
Стефан давал незначительные советы по вождению – как держать руль («строго на десять и два часа»), как настраивать радио («кто ведет, тот и выбирает музыку, непреложное правило салона»), как читать знаки на дороге («этот красивый знак можешь игнорировать – ограничение по скорости на таких мертвых трассах для бабулек»).
А затем машину резко повело вправо и все внутри Стрэнджа упало.
- Держи руль! – твердо, даже не подумав повысить голос, сказал, сам подавшись вперед. – Давай, Джеральд, держи и тормози! Медленно, плавно, без паники.
Характерный звук лопнувшей покрышки слышали все в салоне. Когда же остановились, Стефан тяжело вздохнул. Похлопал мальчика по плечу.
- Молодец, Герри! Сработал как настоящий герой. Мама будет тобой гордиться.
Гарвей гавкнул, подтверждая сказанное.
- Машина тяжеловата, Джеральд, помоги с колесом.
Замена произошла как по щелчку пальца: они сняли колесо, вытащили запасное, поставили на место. В этом Стефан участвовал совсем немного, говоря, что делать, поддерживая там, где могло быть тяжело парню. Но чуть что, у него тут же начало ломить руки.
- А-а, дьявол, - не выдержав, отпустил ручку домкрата и тряхнул руками. – Бесполезные куски мяса и ломанных костей, как вы достали!.. Прости, Джеральд. Закончишь сам? Тебе осталось открутить ручку влево, пока машина не встанет на дорогу. Потом сложи все, а лопнувшую покрышку оставь на обочине – заберем на обратном пути. Лучше не оставлять, а то ветром может выдуть на дорогу.
Усевшись на заднее сидение и отодвинув от себя морду Гарвея, который тут же решил вылизать лицо Стефана, Стрэндж прикрыл глаза. Сжал, разжал ладонь и вздохнул.
«Как же я устал».
Казалось, что он вовсе не спал последние дни. Разве спал? Вроде бы да, иначе почему проснулся от будильника?
«Сейчас бы чашку чая…»
- О, - вдруг указал рукой в сторону неоновой вывески, резко мигнувшей посреди пустынной живописности дороги, - заправка. Джеральд, новый курс – на заправку. Я умираю как хочу чаю. Валерия, а ты что будешь?

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

Отредактировано Doctor Strange (30.06.2021 14:17)

+3

35

События повторяются. Или чувство дежавю крепко к нему прилипло и не отпускает. Вопрос Валерии о некоем Баки заставляет его нахмуриться, а затем… тот же вопрос звучит еще раз? Джеральд с любопытством смотрит на девушку, а в голове у него звучит фраза: “это все нереально”, произнесенная ее голосом, но он лишь лениво пожимает плечами, решая, что ему почудилось то, что она произнесла ее.
Он хочет заговорить об этом, но отвлекается на мистера Стрэнджа и с облегчением выдыхает, когда тот отдает псу сэндвичи, приготовленные соседкой.
Джерри закусывает губу, не понимая, что именно его напрягло в той бабке, которой теперь не видно и не слышно. Наверное, это даже к лучшему.
И вместо того, чтобы что-то говорить, он садится за руль машины и они, наконец, выезжают на озеро. Путь, разумеется, не обходится без происшествий. Ну, конечно. Если что-то может пойти не так, то это обязательно пойдет не так. Джеральд едва справляется с машиной и притормаживает, а затем помогает мистеру Стрэнджу чинить колесо.
— Лучше маме об этом не рассказывать, — произносит он. — Вряд ли она будет довольна тем, что я сел за руль, не взяв ни одного урока по вождению.
Ой.
Вот об этом, наверное, не стоило говорить. Но правда же — он не помнит того, когда он научился водить. Лучше быть честным, чем потом оправдываться за ложь.
Джеральд замечает, что Стрэнджу тяжело придерживать машину, но сам почти не чувствует этой тяжести. Он ощущает вес и знает, что это наверняка должно весить очень много, но для него самого это оказывается относительно легкой задачей. И это неудивительно, ведь он состоит в футбольной команде, много тренируется, и он один из лучших, но он тактично об этом не говорит.
— Сейчас все сделаю, — отвечает он с умным видом, сам стараясь не забыть ничего из того, что ему только что сказали.
Когда он заканчивает, то убирает все по своим местам, а затем несколько секунд скептично рассматривает проделанную работу, надеясь на то, что все сделано было правильно. Еще одной аварии им не нужно.
Усаживаясь на свое место, он от смеха фыркает.
— Кажется, я дал маху, когда пообещал, что довезу вас без аварий, но… — он поджимает губы и щурится: — Вот это вот точно не моя вина.
Хотя… Если подумать… Джеральд всегда знал, что ему особенно везет. В любых случаях. Он не имеет понятия об уровне удачливости Вэл и мистера Стрэнджа, но у него с этим все обстоит гораздо хуже. Вечно он во что-то влипает вне зависимости от того, хочет он того или нет — что-то постоянно происходит, а он с этим после разбирается.
Если воевать, то с армией боевых дронов. Если устраивать переговоры, то с огнедышащим драконом. Если спасать людей, то… Что?!
Джеральд замирает, не останавливается возле заправки, на которую ему указывает мистер Стрэндж, а смотрит прямо перед собой и продолжает ехать вперед, точно на автомате.
В памяти всплывают ужасные картины. Хаос вокруг. Развалины. То, что осталось от двух небоскребов. Мигающие машины. Отчаянные крики раненых. Запросы дополнительной помощи.
Яркий свет, заливающий все вокруг и позволяющий видеть все отчетливо, хотя вокруг ночь. Джеральд сжимает руль так, что костяшки пальцев белеют, и тот начинает трещать, не выдерживая силы.
Он вспоминает дронов. Вспоминает дракона, атаковавшего город, и Тони, защитившего всех от него. Когда это было? Мелькает лицо мамы. Он помнит все, и от воспоминаний, заполонивших разум, не укрыться. Как давно все это продолжается?
— Все вокруг нереально, — произносит он медленно, вспоминая слова Вэл, вновь зазвучавшие в голове.

   
   
   
Джеральд аккуратно паркуется у заправки и смотрит на вывеску, запуская пальцы в растрепанные волосы.
— У них продается кола?
Он запрокидывает голову и вытирает тыльной стороной руки лоб, тяжело вздыхая. Солнце палит нещадно, а ведь еще только утро.
— Если я не выпью чего-нибудь прохладительного, то судьба моя будет печальна, — говорит он и смеется, выбираясь из машины. — В эту машину бы кондиционер установить.
Джеральд направляется в сторону заправки, надеясь на наличие там холодильника, набитого спасительными напитками. А заодно нужно присмотреть то, чем они будут перекусывать на озере. Они отдали сэндвичи той старушки псу, и хорошо, но им все равно нужно что-то есть. Они не могут просидеть на озере весь день на голодный желудок.
Заходит внутрь помещения и едва заметно с облегчением выдыхает, почувствовав легкую прохладу. Не Северный полюс, но и на том спасибо. По крайней мере, солнце не печет.
— Я набирать напитки для всех нас, — с довольной улыбкой произносит он с готовностью, завидев то, что ему нужно. — Вам нужно что-то определенное? Вэл? Мистер Стрэндж? Принимаются заказы за счет мистера Стрэнджа! — озорно смеется, почувствовав себя намного бодрее, чем в машине.

[nick]Gerald Drew[/nick][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info]

Отредактировано All-New Spider-Man (30.06.2021 18:40)

+3

36

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

- Какие латверские наряды? Там только нужные вещи - полотенца, кремы, пледы и все вот это вот! Только самое необходимое. Наверное, стоило бы еще взять удочки, но на рыбалку можно съездить и завтра, - горделиво ответила Вэл, собирая волосы в высокий хвост, - Кстати, а зачем в наше прогрессивное время вообще ехать до Нью-Йорка по земле, если можно долететь?
Валерия задала этот вопрос, и это снова вызвало довольно неприятное ощущение где-то в голове. Мозг словно бился о черепную коробку, не будучи в силах решить загадку, у которой постоянно менялись условия. На разум давило ощущение, что все вроде бы правильно, но одновременно и как-то… искусственно. Похоже на счастливый, но в то же время кошмарный сон.
Почему у нее возникла мысль долететь до Нью-Йорка? Понятно, что полеты между государствами и штатами быстрее, надежнее и эффективнее морских круизов или долгих поездок на автомобиле. Но разве эта ферма находится так уж далеко от Нью-Йорка? Кстати, а где вообще они находятся? В какой части страны? Почему она вообще  этого не помнит?
Может быть, из-за политических проблем и обострения конфликта с Симкарией ее отец намеренно решил не говорить ей, куда именно ее отправит? Но зачем так сложно, она ведь не глупая девочка. Она же не будет болтать о своем происхождении с первым встречным и выдавать свою настоящую личность. Впрочем, Вэл даже не могла вспомнить, чтобы ей это запрещалось, из-за чего ситуация казалось еще более странной. У нее ведь даже интернета нет, чтобы ее сигнал можно было бы поймать, да и мало есть инженеров, чья техника способна засечь…
Стоп. Стоп-стоп-стоп.
Ощущение того, что собственная голова истошно вопит: “Ну давай, ду-у-умай!” не проходило. “Интернет”. Вэл точно помнила это слово и еще целый ряд ассоциаций с ним. В мыслях мелькали какие-то картинки, но ничего детального, только отдельные образы и слова.
Вэл так погрузилась в размышления, что абсолютно проигнорировала скармливание собаке “подозрительных” сэндвичей, однако обратила внимание на фразу Герри, когда он сел впереди рядом с ней и оглядывал руль и зеркала.
- Лучше маме об этом не рассказывать. Вряд ли она будет довольна тем, что я сел за руль, не взяв ни одного урока по вождению.
Сначала это не показалось Вэл странным - она была слишком сильно погружена в свои попытки вспомнить что-нибудь про этот чертов “интернет”.
Но когда они уже немного отъехали от дома, она, как выйдя из транса, посмотрела на Герри и спросила, немного вытаращив на него глаза:
- Тебя это… Только сейчас беспокоит? Ты ведь уже не раз садился сам и даже накатал Доктору штраф в 26 долларов? Разве… Разве нет?
Небеса мгновенно потемнели, а автомобиль въехал в черный туннель, сплетенный из абсолютной пустоты.
“Вэл, ты так любишь задавать вопросы. Один дом из-за этого уже был разрушен, зачем ломать и этот?” - звучал в голове голос, который казался очень знакомым, но Вэл так и не могла вспомнить, кому же он принадлежал.

1982, 10 июля
9:22 AM

- Лучше маме об этом не рассказывать. Вряд ли она будет довольна тем, что я сел за руль, не взяв ни одного урока по вождению.
- Вот уж точно. Даже не представляю, как бы нервничала моя мама, если бы я села за руль какого-то транспорта, который не умела бы водить.
Мама? Ну логично, ведь не может же у Вэл быть только отец, должна же быть и мать. Но где она? Ну нельзя же забыть родную маму.
Вэл потерла виски, надеясь прийти в себя. Ах да, надо было взять соломенную шляпу, плюнув на моду - это ж надо так перегреться, что забыть, пусть и на пару секунд, родную мать. И брата. Да, точно, у нее же еще есть брат...
Но почему они тогда не здесь? Почему отец отправил сюда к Стрэнджу только ее? Маме и брату разве не грозит опасность? Воспоминания вроде приходили в норму, но голова совершенно не хотела соображать из-за ужасной жары. Казалось, что кусочки паззла, из которых предстояло собрать картинку в голове, были из разных наборов.
Аварию с колесом на фоне копошащихся чудных мыслей Вэл перенесла с каким-то поистине королевским спокойствием, флегматично наблюдая со стороны, как мужчины занимались заменой колеса.
И снова странности… Даже с обычной заменой колеса. Стрэндж, пусть и не самый крепкий, но все же взрослый, здоровый мужчина, даже придержать машину не смог. Это можно было списать на искалеченные руки. Но вот Герри, худенький мальчик-подросток, без труда управлялся с тяжеленной машиной, домкратом… Чуть ли не в одиночку машину приподнимал… Как?! Он что, украл банку биодобавок у миссис Дойль?
Они сели обратно в машину, Вэл задумчиво смотрела на него. Юноша тоже явно был погружен в свои мысли, проехал мимо заправки…
Стоп, почему они остановились около заправки?
Они же… Они же только что ее проехали, а теперь здесь точно такая же заправка!
Но Вэл не успела ничего спросить, как Герри весело поскакал за колой.
- Возьми и мне! Похолоднее! Пару бутылок, - крикнула Герри вдогонку Вэл.
Что-то было не так. Весь этот чертов день постоянное ощущение дежавю и воспоминания, которых в голове не должно было быть. Вещи, которых она не могла знать.
Она зашла в прохладный магазин и осмотрелась.
Полки забиты однообразными товарами, и даже продавец здесь какой-то безликий - как Вэл ни вглядывалась в его лицо, она не могла сказать ничего определенного о том, какое же оно. Никаких особых примет, русые волосы, какая-то обычная стрижка, неопределенный возраст - такому человеку могло быть и 30 и 50. Не худощавый и не полный.
Вроде и не странно, но наводит на неприятные мысли, вместе со всем остальным.
Вопрос в том, только ли ее это все это беспокоит.
Герри. Гм, они ведь вроде друзья, да? Надо спросить у него. Почему-то Стрэнджа обо всем этом спрашивать не хотелось. Вэл не могла понять почему, но чувствовала какую-то глубокую обиду. Или опасение. Из того, что ей вспоминалось - небольшой скандал три дня назад, когда доктор исключительно из собственной старческой вредности отказался отвезти их в Герри в зоопарк.  Мотивации у такого гадкого поступка не было, ему все равно было нечем заняться. Вот Вэл и обиделась. Но все же… Все же… Было ли что-то еще?
Вэл догнала Герри у холодильника, и помогла ему набрать побольше холодных бутылок.
Ставить эксперименты на друзьях… Этично ли это?
Определенно нет. Но Вэл просто необходимо было проверить одну вещь - это ей пора к психиатру, или тут и правда что-то не так. Ведь если тест не удастся - все равно никто не пострадает.
Осматриваясь, что бы еще захватить из еды, она как бы невзначай спросила, пока они шли одни к кассе:
- Герри, а можешь погуглить сегодня вечером, как там идет конференция Тони?
Вэл даже не знала точно, что значит это слово - “гуглить”. Оно было одним из тех, которые вспомнились в контексте интернета. Но важно было посмотреть на реакцию.

Отредактировано Valeria von Doom (30.06.2021 17:07)

+3

37

«Ни одного урока? А штраф в 26 долларов мне приснился?»
Стефан потер пальцами переносицу, отгоняя от себя лишние вопросы. Очень многие, знаете ли, вопросы, которые крутились в его голосе назойливой мошкарой. Это все от жары, от недосыпа, от боли в руках, от Вишанти знают, чего еще.
- Будет вам, - отодвинув Гарвея, пытающегося положить огромную голову на колено Стефана, мужчина вздохнул. – Ваши мамы не такие хрупкие, как кажется.
«Я с ними даже пару раз мир спасал».
Фраза просится на язык, почти срывается, но все-таки нет. Ведь как он мог спасать с ними мир, если стал простым преподавателем? Вряд ли Джессика была врачом, а Сью – медсестрой или вроде того. Сферы их работы… другие?
«Как сложно».
В голове творится черти что. Срочно нужна доза чего-то прохладительного.
Пока Стефан потирает виски, Джеральд вызывается добровольцем на заправку. Валерия не заставляет себя ждать: отправляется следом, видимо, не особо доверяя выбор водителю, уже проштрафившемуся на дороге.
Это дает кратковременную возможность привести в порядок мысли. К примеру… почему ему кажется, что что-то не так. Ощущение нереальности происходящего догоняют его из раза в раз, а какие-то слова и вопросы повторяются, замыкаясь бесконечной лентой Мебиуса.
Было два объяснения. Первое – у него начальная стадия шизофрении, из-за чего реальность кажется ненастоящей. Второе – его заключили в ловушку искусственно созданной реальности, поддерживать которую не так-то просто.
Логично, что второе объяснение – бред. Стефан почти хмыкает, отгоняя от себя вариант, но что-то не позволяет. Какая-то часть внутри него цепляется за эту абсурдную мысль и держит, вцепившись всеми конечностями, что могут быть у мысли. Никакие законы физики, логики и материализма это не объясняют, но…
Гарвей угрожающе рычит.
Стрэндж медленно поворачивает голову к собаке и с сомнением смотрит. Гарвей был большой безобидной собакой, что никогда не смела на него гавкнуть. А тут рычит. Почти как на чужака. Кого-то, кто желает что-то… сделать плохо.
- Это ты или у меня в животе?
Пес снова рычит и это уже начинает напрягать.
«Все сегодня с ума посходили?»
Оперативно выйдя из машины, Стефан хлопает дверь перед носом Гарвея. Тот, наткнувшись на преграду, отчаянно и злобно лает, размазывая по стеклу пену и слюни.
Одно слово – безумие.
Безумие, что это напоминает ему фильм ужасов про собаку-демона, которая не выпускала из машины мать с ребенком.
- Что с тобой не так? – поморщившись, Стефан отворачивается от машины и направляется к заправке.
И тут все меняется.
Солнечный денек превращается в настоящую ночь; небо заволакивает черными тучами, из которых сверкают молнии. Гремит гром такой силы, что все вокруг трясется. Над зданием заправки вырастает фигура – огромная, напоминающая что-то человеческое… а затем – щупальца.
- Я властелин миров! – шипит, кричит и стонет существо, опуская огромное щупальце прямо на Стефана. – Я твой господин, жалкий фокусник!..
Стрэндж срывается на бег быстрее, чем осознает, что происходит.
А происходит настоящее безумие, которое… черт, да откуда взялось это существо с щупальцами?!
Уворачивается от очередного удара щупальцем, уже другим. Ему бы добраться до заправки, здание которой сотрясается от ударов, но еще держится. Ему бы как-то… хоть попытаться… защитить Валерию и Джеральда.
- Черт, черт, черт, дети!
Головная боль усиливается; Стефан падает, зажмуривается и стискивает ладонями голову.
- Ты так слаб, Стрэндж, - шипит существо из-за небес. – Я легко тебя уничт…

1982, 10 июля
9:41 AM

Хлопнула дверь.
- Что с тобой не так? – потирая висок, Стефан задал вопрос Гарвею. Пес старательно вылизывал стекло, а до того пытался вылизать лицо мужчины до состояния фарша.
Обойдя машину, Стрэндж сел за руль, достал ключи. Постучал пальцами по рулю, пытаясь понять, откуда внутри него такая сильная тревога.
Вышел из машины, зачем-то поднял голову вверх. Чистое небо, пара облаков.
«Бред».
Через пару минут он открыл дверь на заправку, махнул рукой продавцу и вытянул шею, выискивая детей. Ага, вон они вдвоем стоят и о чем-то шепчутся. Стефан покачал головой, но не стал им мешать – у детей могут быть тайны от взрослых. Лишь бы никто в процессе не пострадал… или не забеременел.
Пытаясь не представлять, каким мог бы состояться разговор, случись у Джеральда с Валерией маленькое «чудо» в виде даже самых прекрасных и чистых чувств, Стрэндж подошел к стойке с газетами.
- Доктор Стрэндж, это вы?
Мягкий женский – даже сказать, девичий – голос отвлек от созерцания кричащих заголовков про холодную войну и очередные обострения отношений США со всеми, кого только можно придумать. Стефан повернул голову и наткнулся взглядом на белокурую – у нее и правда были белоснежные волосы – девушку с темной кожей. Она кого-то отчаянно напоминала, но кого?
- Смотря кто спрашивает, - вежливо улыбнувшись, попытался вернуться к газетам, но девушка настойчиво сократила расстояние.
- Тианон. Не узнаете?
Стефан настороженно окинул ее взглядом. Имя было знакомое, но ничего такого не приходило на ум.
Тревога внутри усилилась.
ОЧНИСЬ.
Моргнув, Стрэндж повел головой. Кто это сказал? Это кто-нибудь еще слышал? Судя по сонной обстановке, слуховые галлюцинации были только у него.
Тианон, казалось, это нисколько не смущало: она все также кокетливо улыбалась, поправляя белоснежные пряди.
- Простите, но нет, - вежливая улыбка. – Мы…
Девушка резко взяла его за руку. Это выглядело скорее странно, чем попыткой во флирт.
- Я ваша студентка, профессор. И я очень…
Стрэндж вежливо выдернул руку из ладоней девушки.
Они были холодны как лед.
- Айова далековато находится от Нью-Йорка, - невозмутимо произнес он, внимательно глядя на девушку. Пока та смотрела ему в глаза, он шарил рукой по газетам.
А девушка улыбнулась шире.
- Добралась на попутках. Очень хотела… встретиться с вами.
- Хм, - опустив взгляд на газеты, Стефан покачал головой. – Понятно. Есть только одна проблема… мы в Небраске, детка.
Смахнув газетную стойку на девушку, Стрэндж упал на пол и отполз за ближайшую полку с закусками и чипсами. Тианон взревела совсем не по-человечески – все вокруг нее взорвалось мелкими частицами.
- СТРЭНДЖ, Я ТЕБЯ РАЗДЕРУ НА МЕЛКИЕ КУ…

1982, 10 июля
9:49 AM

- … добралась по попутках.
Его руку кто-то держал. Мягкие теплые девичьи ладони, принадлежавшие юной темнокожей девушке с… рыжими волосами.
Стефан с сомнением смотрел на девушку, выдавил из себя нервно-вежливую улыбку. Руку все же отобрал.
- Хм, не стоило себя утруждать встречей со мной, мисс… простите, не расслышал ваше имя.
- Дебора, - уверено представилась девушка, лучезарно улыбаясь. – Ваша студентка с курса анатомии. Вы так вдохновенно читал лекции, а затем пропали, что я… обеспокоилась, профессор. С вами же ничего серьезного? Я слышала о ваших руках…
Все внутри похолодело. Стрэндж сухо улыбнулся.
- Лучше бы слушали лекции, Дебора, - вытянув газету из стойки, развернулся. – Мне пора. Хорошего дня.
Покосившись в сторону холодильников с напитками, Стефан громко произнес:
- Заканчивайте заседание, нужно ехать!
У кассы он достал бумажник и принялся отсчитывать деньги.

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

Отредактировано Doctor Strange (01.07.2021 01:36)

+3

38

Выбор напитков разнообразен. Взгляд Джеральда скользит по ярким этикеткам и останавливается на коле, которую он хватает первой, а затем еще несколько других. В такой жаре не помешает иметь запас. Главное, чтобы они не согрелись во время дороги. Но с другой стороны, он чувствует, что эти напитки необходимы как раз для того, чтобы благополучно доехать до озера и не схватить солнечный удар, а значит могут в дороге и закончиться.
А если что, то их можно будет прикладывать к голове, чтобы остудиться…
Он хмурится, размышляя о своих странных воспоминаниях или приступах дежавю. Ему кажется, что что-то точно идет не так. Не так, как нужно.
От этих мыслей он ненадолго отвлекается, когда рядом оказывается Валерия и начинает помогать ему с набором напитков, и он с радостью переключается на ее вопрос.
— Конечно. Как раз вечером станет попрохладнее и можем посмотреть хоть стрим на ютубе этой самой конференции, — произносит он как ни в чем не бывало. — Наверняка, там деятели интернета оставят записи. Или даже успеют сделать обзор. Интересно посмотреть, что там придумал Тони, и как на это отреагирует народ… 
Джеральд замолкает, не поняв того, что только что он сказал. Прищуривается и приоткрывает было рот, чтобы объяснить Вэл, что он явно перегрелся и несет какой-то бред, но вспоминает слово “погуглить”, произнесенное ею.
“Погуглить”?
Что это может означать? Слово знакомое. Более того, он уверен, что раньше не раз его произносил, ибо кажется, что если его произнести, то оно будет звучать естественно и обыденно. Словно оно является чем-то, чем люди часто пользуются. Чем-то вроде зубной щетки или очков. Тупое сравнение, но какое есть.
Джеральд желает спросить у Вэл, о чем она говорит, но почему-то молчит и вновь хмурится. У него складывается стойкое впечатление, будто он просто забыл что-то, но что именно — вопрос. И, кажется, Валерия об этом вспомнила, но что будет, если он спросит, а ему скажут, что солнце его допекло несмотря на все защитные меры?
Ничего страшного не произойдет. Он знает это, но сумрачное чувство не оставляет ему покоя и не позволяет ему спросить.
Что-то внутри подсказывает ему, что лучше вести себя так, как будто все нормально. Ничего не происходит. Никакого дежавю. Никаких хождений вокруг. Иначе будет так, как когда он проехал мимо заправки…
Стоп.
Стоп-стоп-стоп.
Разве такое было? Он ведь остановился, все прошло спокойно. Они даже стоят в магазине и покупают продукты. Не могли они проехать мимо него. Не могли.
Джеральд потряхивает головой и с шумом выдыхает, оборачиваясь и наблюдая за тем, как мистер Стрэндж болтает с миловидной девушкой, но после направляется к кассе, окликая их, куда они и так медленно двигаются, так как в руках было полно напитков.
— Скажи, Вэл, а тебе ничего вокруг чудным не казалось? — осторожно спрашивает, стараясь не вдаваться в детали.
Наверное, это из-за того, что он боится того, что о нем подумает Вэл. Они же только-только познакомились, и он вот совершенно не хочет при первом же знакомстве прослыть идио… Стоять. Джеральд прищуривается, не понимая того, как ему вообще в голову пришла мысль о том, что они познакомились не так давно. Что за чушь!
Они уже давно знают друг друга. С тех пор, как… с тех пор… А может все гораздо проще, и у него проблемы с памятью начинаются?
Джеральд подходит к кассе и ставит на прилавок все напитки, а сам отходит, чтобы набрать себе чипсов и всего того, чем хочется перекусить.
— Вы что-то себе выбрали уже? — обращается он с вопросом одновременно и к Вэл, и к мистеру Стрэнджу.
Все выбранное он сваливает на прилавок, смотря, чтобы ничего не попадало на пол. И с любопытством смотрит в ту сторону, где находилась неизвестная девушка, с которой говорил Стрэндж. Ему кажется или он торопится отсюда уйти? Джеральд задумчиво прищуривается, переглядывается с Валерией и пожимает плечами, как бы говоря: “без понятия, что успело произойти”.
— Выберите, не то на озере будем голодать… Хотя можно наловить рыбы. Жаль, что мы удочки не взяли, но у меня хорошая реакция. Могу попробовать погоняться за ней в воде, — откровенно глупая идея. — Но на многое не рассчитывайте, — добавляет он со смешком, обращая все в шутку.
И с чего он решил, что у него получится провернуть подобный фокус? У него и правда все отлично с рефлексами, но не настолько же.
Нет. Вокруг все действительно странно. И необычный вопрос от Вэл тоже заставляет задуматься и рыться в памяти, но там глухо и темно, словно он смотрит на густую пелену тумана. Но Джеральд только закрывает глаза, устало массируя их.
Жарко, а от этого сонно. Может, он просто спит, и все, что вокруг, ему снится? В таком случае, это крайне мудреный сон, способный вынести мозг быстро и легко.

[nick]Gerald Drew[/nick][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info]

+2

39

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

- Конечно. Как раз вечером станет попрохладнее, и можем посмотреть хоть стрим на ютубе этой самой конференции. Наверняка там деятели интернета оставят записи. Или даже успеют сделать обзор. Интересно посмотреть, что там придумал Тони, и как на это отреагирует народ…
Вэл не знала радоваться или ужаснуться тому, что она услышала только что. Все получилось именно так, как она и представила в самых смелых предположениях и догадках. Джеральд ответил на ее невинный вопрос, и ответил осмысленно, инстинктивно, как в обычной рядовой беседе. Как будто они произносили не бредовые фразы, не слова лишенные смысла. А как будто они оба сказали о чем-то… привычном.
Но чем больше Герри говорил - тем больше сомневался и к концу просто замолчал и задумался, погрузился в свои мысли, как и Вэл до этого.
А слова которые он сказал? То же самое - Вэл их знала, они были привычны ее слуху, не казались в речи чем-то чужеродным, но она совершенно не могла вспомнить, что они значили.
Но раз Герри чувствует то же самое - значит, не у одной лишь у нее такие странности с головой.
Стрэндж общался с какой-то незнакомой девушкой, и, кажется, нервничал. Рыжеволосой… Стоп, она же только что была блондинкой?! Или Вэл показалось?
Ее сомнения окончательно рассеялись, когда Герри спросил:
- Скажи, Вэл, а тебе ничего вокруг чудным не казалось?
Да. Герри тоже все это замечает. Интересно, замечает ли Стрэндж? Надо будет аккуратно это выяснить, но позже. При более благоприятных обстоятельствах. Почему-то Вэл подсознательно опасалась говорить со Стрэнджем, а вот Герри вызывал у нее какое-то ощущение инстинктивного доверия.
Вэл мягко дернула парня за рукав, привлекая внимание, чтобы он дал Стрэнджу договорить и не сразу рванул к кассе. Лучше, чтобы их разговор не слышали, и приняли за шептание двух подростков - мало ли о чем беседуют девочка и мальчик примерно одного возраста, скрывшись от взрослых глаз хотя б на пару минут? Вэл насобирала с полок еще всяких вкусняшек вроде печенья, шоколадных батончиков, мармеладных мишек, постоянно взглядом словно спрашивая Гэрри “берем?”, чтобы со стороны их разговор казался чем-то обычным и бытовым, но на практике, даже не особо задумывалась о том, что снимала с полок.
- Казалось, Герри. Скажи, я буду права если опишу твои мысли сейчас? Ты услышал мой вопрос с незнакомым словом и сразу же на него ответил, инстинктивно, даже не задумавшись. А потом осознал, что использовал в речи слова, значения и смысл которых вспомнить не можешь - “ютуб”, “стрим”, “интернет”? А еще предположу, что тебя целый день преследует ощущение дежавю. Например, тебе не казалось, что мы уже проезжали этот же магазин, но проехали мимо?
Стрэндж тем временем подошел к кассе, отбившись от приставшей к нему девицы.
- Заканчивайте заседание, нужно ехать! - окликнул их надоедливый доктор.

1982, 10 июля
9:52 AM

- Скажи, Вэл, а тебе ничего вокруг чудным не казалось?

Вэл потерла виски, свалив всю снедь на Герри. Он же мальчик - должен носить тяжести. И разве Вэл не отвечала уже на этот вопрос?
- Знаешь, это все жара, наверное. Весь день мозг как подтаявшее желе, не могу собрать мысли в кучу. У меня пауки в голове...
Стрэндж тем временем подошел к кассе, отбившись от приставшей к нему девицы.
- Заканчивайте заседание, нужно ехать! - окликнул их надоедливый доктор.
Вэл потерла виски еще раз. Нет, ну только что же это было. И весь день преследуют какие-то отдельные повторяющиеся события… Или это только кажется?

Отредактировано Valeria von Doom (01.07.2021 13:17)

+3

40

В портмоне было достаточно денег, чтобы сбиться на третьем пересчете.
А зачем он вообще пересчитывает деньги? Они тут за напитками и перекусом, а не очередной операцией для его рук.
«Я слышала про ваши руки».
Все про них слышали. Любой хирург, нейрохирург и хиромант не только США, но Европы, стран СНГ и Австралии. Он побывал в Японии, Китае, Индии, даже забирался в горы Камар-Таджа. Все разводили руками – своими целыми здоровыми руками – и заявляли, что не в силах исцелить его руки.
«Но я могу показать тебе, как даже с такими руками быть целителем, которым ты был рожден», сказал ему один старик.
Руки Стефана задрожали. Кассир как-то странно на него посмотрел.
- Мистер, вы окей?
«Нет, я не «окей», даже не близко».
Достав около десяти долларов, Стрэндж положил их на стойку.
- Подождите немного, сейчас дети определятся.
Тут же появился Джеральд со своим выбором. Стефан наклонил голову, включив счетчик.
- Ты полмагазина решил взять? – скептично уточнил, словно это было само собой разумеющимся. – Я все понимаю про твой зверский аппетит, но…
Вздохнув, он сделал такой жест, мол, «неважно», и снова открыл портмоне.
- Прихвати мне сникерс, - пробормотал, пока отсчитывал купюры, – я не особо голоден.
А ведь он так и не позавтракал толком. И голода как такового не испытывал.
Кассир лениво пробил покупки, сложил все в два пакета и поставил на прилавок. Стефан искоса посмотрел на все это «добро», взял один пакет, другой отдал Герри. Рука предательски дрожала, изо всех сил пытаясь выронить пакет, изламывая и выкручивая мышцы болью, но Стрэндж стоически донес все до багажника.
Гарвей извелся в машине. Стефан открыл дверь, выпустил пса и позволил ему попрыгать вокруг себя. Затем сел в машину и запустил пса, сразу же отодвинув подальше.
- Мне кажется, мы едем к озеру уже целую вечность, - признался он детям, зная, что сейчас они могут начать или потешаться, или что там дети делают, когда взрослые говорят правду. – Ладно, Джеральд, вот ключи. И кстати, не оставляй ключи в зажигании, когда куда-то выходишь. Да и вообще любые ключи. Кто-то с недобрыми намерениями может их умыкнуть, пока ты отвлекся. Не теряй бдительности.
Гарвей гавкнул и, сунув морду между передними сидениями, радостно обслюнявил щеку Герри.
- Гарвей, фу! – оттянув пса за ошейник, Стефан прикрыл глаза и потер щеку.

А когда открыл глаза, вокруг было тихо, мирно и пусто.
Ни Гарвея. Ни Валерии и Джеральда.
За окнами машины не было видно ничего, кроме клубящегося сероватого тумана, в котором вспыхивали багровые вспышки.
Внутри все похолодело от необъяснимой тревоги и желания как можно быстрее покинуть это место. Словно ему тут не место. Словно его тут не должно быть.
Этого места не должно существовать.
- Это еще что за…
- Стефан.
Его голос. Без сомнений, кто-то звал его… его голосом. По его имени.
- Посмотри в зеркало.
Медленно подняв взгляд на зеркало заднего вида, Стефан поразился, каким оно стало большим – расширилось и заняло почти все лобовое стекло. То, что должно быть отражением, смотрело на него устало и словно бы испытующе.
Только вот выглядело отражение несколько… не так. В волосах больше седины, в глазах – вселенская усталость. Одет «зеркальный» Стрэндж был во что-то, похожее на военную форму без нашивок.
- Ты не сошел с ума, - произнес «зеркальный» ровно то, что думал в этот момент Стрэндж. – Это не галлюцинации, как и не признаки шизофрении, биполярного расстройства или любого другого психического заболевания.
Стефан молча созерцал свое отражение. Свое ли?
- Что ты такое? – сощурив глаза, задал самый, по его мнению, дельный вопрос сейчас.
Отражение устало посмотрело на него. Стефан видел это сложное выражение на собственном лице – оно было точь-в-точь, как в моменты, когда он выбирал: съязвить или ответить прямо.
- Я – это ты, - ответ был очевиден. – Осколок твоей памяти. Той, что должна быть стерта, но из моей… твоей памяти очень сложно что-то убрать.
- Я брежу, - нервно хмыкнул Стефан. – Разговор с отражением это…
- Ты не профессор в университете, - продолжало отражение. – Дети – не те, кем кажутся. Все вокруг – ложь во благо. Это место…
- … попытка хаоса познать порядок.
Он не понял, как сказал это. Почему сказал именно это. Подсознательная догадка сорвалась с губ быстрее, чем он смог ее осознать.
Отражение улыбнулось.
Стефан посмотрел в зеркало внимательнее.
- Если ты – это я, то… я не знаю, как это спросить. Откуда ты? Что я не помню?
- Валерию, - спокойно ответил «зеркальный». – Мир Битв. То, что создал Дум, когда ты отошел в сторону. Я – Шериф Мира Битв, предавший Бога, ведь…
- … так было предначертано, - мрачно закончил Стефан, чувствуя, что все это знает. – И так всегда, ведь перст судьбы не спрашивают…
- … он лишь инструмент судьбы, - грустная улыбка отражения. – Ты знаешь, что происходит. Тебе нужно понять, почему это происходит.
- Потому что все вокруг меня сходит с ума и стремится к уничтожению? Потому что я сам – эталон саморазрушения?
Покачивание головой.
- Думай как хирург, Стефан.
Стефан сжал кулаки. Ладони дрожали, но он стискивал их сильнее. Думать как хирург, да? Ладно, он подумает. Значит, что на повестке дня? Абсурд, бред и, в потенциале, он не шизофреник.
- Допустим, это… аневризма. Эта искусственно созданная реальность.
Отражение молча кивнуло.
- Но кем?
- Ты знаешь.
- Ты не помогаешь!
- Я не обязан помогать тому, кто в силах сам себе помочь. Разве не так?
«Ну ты и мудак».
- Ладно, - Стефан вздохнул и потер щеку. – Я знаю, но… оставим этот вопрос. Аневризма не появляется сама по себе, у нее есть причины. Не всегда очевидные. Это тромб или… Должен был быть какой-то триггер, запустивший процесс. Значит, кто-то, кого я знаю, создал это все, чтобы…
Стефан посмотрел на отражение, ища подсказки. Тот хранил молчание. Даже характерно сложил руки на груди, мол, сам выкручивайся.
- Мог бы и подсказать! – не выдержал Стрэндж, на что отражение пожал плечами.
- Если бы не все это, ты мог и не вспомнить.
- Не уверен, что хочу вспоминать.
- Не хочешь, - кивнул «зеркальный» Стрэндж, - но тебе придется. Ты знаешь это, Стефан. Ты знаешь много – больше, чем позволено смертному. Знаешь, что хаос не сможет подчинить порядок, но всегда будет стремиться к нему. И что на самом деле хаос не желает уничтожить порядок…
- … а лишь слиться с ним.
«Хаос, порядок и… значит ли это, что хаос – окружение, а я – порядок?»
Это натолкнуло на какие-то мысли, от которых заболела голова. Заболела так сильно, что он зажмурился и обхватил ее обеими руками.
- Вспомни о своем друге, - долетело откуда-то эхом голос «зеркального». – Вспомни о Думе. Поговори с Валерией о…

1982, 10 июля
10:13 AM

- … поговорить о Господе нашем Создателе, то всех желающих ждем в церкви Святого Антония в это воскресенье.
Внезапно включившееся радио было словно бы эхом чего-то… важного.
- Черт, опять мигрень, - поморщившись, Стефан покосился на зеркало заднего вида.
Ничего.
Он помнил. Странно, но он помнил этот… странный разговор со своим отражением, что выглядел старше, по-военному собранным и цепким.
«Осколок памяти».
Памяти о чем-то, что он не хочет вспоминать.
- Валерия, - снова отодвинув от себя любвеобильного Гарвея, позвал девушку, - ты не помнишь, когда у твоего отца день рождения? Я, кажется, потерял блокнот, куда это записал.
«У богов нет точной даты рождения. Если отражение право, то… что? А если будет, что сделать? Рассказать детям о галлюцинациях, дежавю и добровольно уехать в дурдом?»
- Джеральд, нам следующий поворот, - заметив знак, скорректировал маршрут. – И там по гравейной дороге до самого озера.

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

+3

41

— Никогда не знаешь, когда ты проголодаешься и насколько, — отвечает Джеральд на вопрос мистера Стрэнджа, окидывая взглядом все съестное.
Ну да… Он много всего набрал, но по опыту он прекрасно знает — чем больше, тем лучше. Особенно, если они планируют весь день провести на озере. При мысли о том, что еще немного, и он сможет нырнуть в прохладную водичку, он довольно начинает улыбаться и подхватывает с одного из прилавков запрошенный сникерс.
Оказавшись уже у машины, Джеральд складывает продукты и смотрит на мистера Стрэнджа слегка осуждающим взглядом.
— Я мог бы и сам все донести. Взяли бы вы пример с Вэл — она без лишних просьб все на меня свалила, — пожимает плечами. — И на будущее: я в этом не вижу ничего неправильного.
С этими словами он усаживается обратно на водительское сидение и с любопытством слушает то, что говорит мистер Стрэндж. Они едут вечность. Да, вот тут он абсолютно с ним согласен. Жара стоит такая, что даже минута под этим палящим солнцем начинает казаться целым часом. А сколько они там едут? Минут пять? Десять? Полчаса?
Джеральд не следил за временем и поздно об этом спохватывается. Часов он не носит, к сожалению, и понятно это, ведь зачем часы, если под рукой всегда есть коммуникатор Тони, который не только время покажет, но и карту местности, да и вообще… всеми необходимыми знаниями обеспечит по первой же просьбе.
— Да, так жарко, что это кажется вечностью, — шумно выдыхает, заводя машину. — Невыносимо. Скорее бы уже до озера добраться…
Но будет большой облом, если вода успеет прогреться. Джеральд морщится при такой мысли. Не должно быть так. Еще ведь только утро. Жаркое, яркое, очень странное, но все же утро. Еще эти необычные галлюцинации… и частое чувство дежавю.
Вероятен ли вариант того, что мистер Стрэндж и Валерия тоже от этого страдают? Не-е-е, бред какой-то. Не может быть.
Джеральд расслабленно ведет машину, не спуская глаз с дороги. И кидает скептический взгляд на радио, из которого внезапно начинают рассказывать о Боге и Церкви. Со вздохом он выключает его, покачав головой. Его могут осудить, но религия — это не к нему. Слишком много всего странного он успел повидать в своей жизни, чтобы уверовать в высшие силы, хотя…
Хотя кажется, демоны вот как раз существуют. Он молчит, пытаясь понять, с чего он это взял, но в памяти всплывает книжка по демонологии и красивый черный кот.
Эх, у него никогда не было кошек. А жаль, ведь их он гораздо больше любит, чем собак. Он косится на Гарвея, который норовит вылизать мистера Стрэнджа, и радуется тому, что он сидит за рулем, а не рядом с псом. Нет, он любит Гарвея, но не настолько крепко, чтобы так страдать. Еще и в такую жару…
Джеральд мысленно сочувствует псу, шерсть которого, наверняка, весит больше, чем он сам. И он еще и черный! Это же финиш. Срочно к озеру, и пса в воду. Охлаждаться.
— Как Гарвей терпит такую жару? С такой шубой я бы уже перегрелся и больше не двигался, а он силы находит на то, чтобы выражать свое обожание… — не выдерживает он, посмотрев на пса через зеркало заднего вида.
Поворачивает машину там, где это нужно, и облегченно вздыхает. Если верить Стрэнджу, то они совсем рядом. И так оно и есть. Всего несколько минут, и озеро уже виднеется. Сверкающая под солнечными лучами водная гладь манит к себе, обещая спокойствие, безмятежность, прохладу. Ура! И нет — он здесь точно не бывал прежде.
Джеральд выскакивает из машины, предварительно вытащив ключи из зажигания, и несется к багажнику, вытаскивает оттуда один из напитков, о которых почему-то забыл, и жадно делает несколько больших глотков, словно он не пил вечность, но… с такой погодой понятно, почему.
— Забыл попить… — говорит он, переводя дух и довольно потряхивая головой. — Ну, что ж, мы приехали. Я расстелю пледы и вытащу часть съестного.
С этими словами он вытаскивает сумки, которые собрала Валерия, и начинает выбирать удобное место на берегу для отдыха.

[nick]Gerald Drew[/nick][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info]

Отредактировано All-New Spider-Man (02.07.2021 02:28)

+2

42

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

— Валерия, ты не помнишь, когда у твоего отца день рождения? Я, кажется, потерял блокнот, куда это записал.
- Не помню, он почему-то никогда мне об этом не говорил, - ответила Вэл.
Хм, странно. Ведь ее отец - президент суверенного демократического государства, лидер и король, почему она не знает, когда у него день рождения? Это ведь должна быть общедоступная информация, разве не так? Она, конечно, не могла вспомнить сходу даты рождения других королей и правителей, но это точно можно посмотреть в каких-нибудь энциклопедиях.
- Наверное, он так сделал потому, что людям стоит думать, что их Бог вечен.
Вэл даже ни на секунду не задумалась, когда дала Стрэнджу такой ответ. Он был подсознательным, возможно, сказанным ассоциативно после странных речей радиоведущего, рассуждающего на религиозные темы.
И тут она замерла и остолбенело посмотрела в зеркало заднего вида прямо Стрэнджу в глаза. И ей показалось, что она не увидела в них удивления, которое было бы уместной реакцией на сказанный ею бред. Но увидела... понимание?
Что? Бог? Какой еще Бог…
… Бог Мира Битв. Всемогущий Император, чье лицо сокрыто железной маской, восседающий на троне, сплетенном из ветвей самого Иггдрасиля…
Мир снова погрузился во тьму.


1982, 10 июля
10:15 AM

- Не помню, он почему-то никогда мне об этом не говорил, - ответила Вэл.
Она хотела ответить что-то еще, но ее взгляд уцепился за рекламный щит, на котором был изображена обложка свежего номера журнала Cosmopolitan. Она многообещающе дразнила заголовком “15 стильных причесок голливудских звезд в домашних условиях!”.
- Нам надо обратно еще раз заехать в магазин! - закапризничала Вэл, - Мне нужен этот журнал! Давно хочу отстричь челку!
Хм, а когда она захотела челку? Разве она не по каким-то своим личным причинам решила оставить все как есть, когда волосы отросли?
Вообще, почему она хочет челку? И хочет ли? Почему она вообще хочет подражать голливудским дивам?
Как Вэл ни напрягала память, она не могла вспомнить ни одной. Как можно хотеть кому-то подражать, если кумиров даже и нет? Почему-то в голове засела стойкая мысль, что челка - не ее собственное желание, а попытка… навязать ей что-то. Какие-то хобби.
Разве она настолько глупа, чтобы так легко поддаваться пропаганде из масс-медиа?
— Как Гарвей терпит такую жару? С такой шубой я бы уже перегрелся и больше не двигался, а он силы находит на то, чтобы выражать свое обожание…
Вэл посмотрела в зеркало заднего вида на собаку. Она посочувствовала псу, которому и правда должно было быть гораздо жарче, чем им всем троим, но неожиданно поймала себя на другой мысли.
А кто-нибудь вообще выводил его сегодня погулять с... известной целью? Пес, кажется, жил в доме, и не был на свободном выгуле за его пределами. Стрэндж с ним не гулял, они с Герри - тоже нет…  Как собака до сих пор не лопнула, ведь она даже никуда не просилась?
Нет, возможно, Стрэндж не запирал для пса какую-нибудь заднюю дверь, и это было бы объяснением… Но вкупе со всем происходящим за этот странный день Вэл теперь не могла смотреть на пса без еще большей неприязни и даже опасения.
Постоянное ощущение дежавю, отрывки каких-то воспоминаний, которые таяли, стоило им лишь мелькнуть в голове…
Слава Богу-Думу, они доехали до озера. Еще несколько минут - и можно окунуться в прохладную водичку. Может, мысли в голове наконец-то систематизируются.
Стоп, слава КОМУ?!
Нахлынули воспоминания. И было четкое ощущение, что совсем недавно они уже мелькали в голове, но почему-то напрочь забылись - человек в доспехах и белом плаще с капюшоном, с  пугающей железной маской на лице, который восседал на троне из ветвей огромного Древа, что буквально напитано самыми могучими силами…
Папа?!
Вэл так глубоко задумалась, что помогала Гэрри все расстелить и достать еду как-то на автомате, не особо задумываясь над своими действиями.
В голове бродили кошмарные мысли - она была уверена, что возникшие картины в голове были реальным воспоминанием. Причем не кадром с тематической костюмированной вечеринки или из фантастического фильма… Но где и когда это было?

Отредактировано Valeria von Doom (02.07.2021 04:00)

+3

43

Происходили удивительные вещи. Герри не стал потешаться над стариком, а Валерия ответила ровно то, что он ожидал.
В это мгновение возникло редкое, как златокопытная лань, и странное желание обнять детей. Прижать, значит, к груди и как следует потискать. От радости и осознания, что он еще не сошел совсем. А если и начал сходить, то не полностью.
Подчиняться желанию было чревато: Джеральд вел машину, а Валерия могла стукнуть, потому Стрэндж с выражением скучающим смотрел в окно.
Было во всем этом что-то знакомое, словно не раз что-то подобное с ним происходило. Уже тысячи раз с ним происходила подмена понятий, обманные маневры и прочие вещи, где все было не тем, чем кажется. Всплывали серые пятна, на которых силуэты людей изображали что-то, похожее на его жизнь, но ничто из этого правдой не было. Все происходящее пыталось быть правдой, но не выходило. Ведь он видел почти все версии того, кем был, кем мог быть, кем мог стать.
А еще он помнил.
Помнил разговор с другим, «зеркальным я», который выглядел старше, жестче, говорил о Мире Битв, который он по каким-то причинам не хотел вспоминать. И что из-за происходящего эти воспоминания, которые кто-то хотел стереть, все равно остались.
Помнил это все Стефан не с кристальной ясностью, но достаточно хорошо, чтобы опасливо посмотреть в зеркало заднего вида.
Его отражение – нынешнее, без военной формы и еще большей седины на висках – ответило взглядом, полным скепсиса и задумчивости.
«Все это – ложь во благо? Но чье благо?»
Отражение дало ему понять, что все это – из-за него. Значит, ложь во благо… кто-то пытается удержать его здесь, чтобы защитить? Нет, вряд ли. Чтобы он не ушел? Может быть. Но куда? От кого?
«Клеа?..»
Она бы так не поступила. Несмотря на свою родословную, где похищения, принуждение и порабощение было в порядке вещей, Клеа была редкой гуманисткой. Почему-то воспоминания о ней были затуманены, но в том, что она бы так с ним не поступила, была какая-то железобетонная уверенность.
Почему он сразу подумал о ней?
Потому что… что? Разве она может создать реальность? Разве кто-то настолько могущественен, чтобы пойти наперекор законам физики и создать новую реальность исключительно для него?
Разве существует что-либо в этой вселенной, что может быть выше законов физики, логики и биологии?!
«Я должен быть осторожен с выводами».
А ведь и правда. Он помнил, что Валерия ответила ему, а затем… все словно повторилось, но ответ был другим. И про челку ничего не было.
«Видимо, не хочет быть похожей на Валерию Ричардс».
А откуда он ее знает? Почему уверен, что дочь Рида и Сью тоже Валерия?
Откуда-то знает. И это знание почему-то не удивило.
Собака рядом лизнула его в щеку, когда Джеральд заговорил про его шубу. Стефан вздрогнул, очнулся от своих мыслей и посмотрел на пса.
«А ты кто?»
У него не было собаки. Кажется… да, не было. Он в целом старался не заводить животных, ведь магия могла повлиять на них печальным образом. А он и так достаточно потерял в своей жизни. Но… пес? Большой, черный, похож на оборотня, если бы тот был собакой.
Гарвей радостно гавкнул на взгляд Стрэнджа и снова попытался вылизать ему лицо. Пришлось отпихивать от себя.
Ответы крутились под самым носом. Почти как слово, которое никак не можешь вспомнить, но оно вертится на кончике языка, тыкая в ребра пальцем – «ну же, ну же, ты меня знаешь, скажи!». Стефан никак не мог сказать, но чувствовал, что близок к нахождению ответом.
… Джеральд вытащил из багажника напиток, сделал пару глотков, почти опустошив бутылку. Валерия раскладывала пледы и разбирала пакеты, которым, казалось, не было конца и края.
Стефан обнаружил себя стоящим у автомобиля. Руки в карманах брюк, солнце умудряется слепить даже через очки. Гарвей радостно носился у кромки воды, словно в ожидании разрешения залезть в воду.
Почему-то захотелось вскинуть руку и сказать слова… которые все это прекратят.
Ты не любишь обман, но сам как часто лжешь?
Этот голос. Он его знает?
Осторожно осмотревшись, Стрэндж приложил ладонь к виску – мигрень. Опять чертова мигрень, каждый раз после этого голоса.
- Да залезай уже, - буркнул он в сторону Гарвея. – Давай, не жди.
Собака радостно плюхнулась в прохладную гладь вытянутого округлого озера. Пологие берега и небольшие деревца на другом берегу, скудная поросль и тишина. Здесь редко кто бывал, ведь мало кто знал об этом озере.
Стефан не помнил, когда последний раз здесь был.
Можно было вспомнить слова Валерии о том, что она тут была. Можно, но это была ложь. Валерии здесь не было. И Джеральда – тоже. Дети никогда не бывали в Небраске на его семейной ферме, потому что он продал ее сразу после смерти брата. Того самого, который стал вампиром по его вине. Потому что он не мог смириться с утратой последнего родственника. Последнего другого из семьи Стрэндж.
Мигрень стала сильнее.
- Отличный денек, не правда ли? – подойдя к расстеленному пледу, зловеще улыбнулся Стефан. – Окунитесь, пока есть возможность. Я слышал, что к вечеру обещают грозу.
Ее не обещали. В прогнозе тоже не было никакой грозы.
Стефан не знал, почему сказал это. Чтобы насолить тому, кто здесь все создал? Чтобы проверить? Чтобы… что?
Сняв с себя рубашку, стянув брюки и обувь, размял плечи и пошел к воде.
- Догоняйте! – махнул детям рукой, не подумав даже снять солнцезащитные очки.
Он должен играть свою роль. Должен делать это незаметно, спокойно. Пока что его мыслям ничто не угрожает, так ведь? Он запомнил разговор с отражением, как запомнил расхождение в ответах Валерии. Все прочие события были похожие на наслоение стекол разного цвета друг на друга… или два зеркала, поставленные друг напротив друга. Десятки отражений, где все похожее, но что-то все равно отличается.
«Оно подчищает неточности, неудобную правду, затемняет память. Все, чтобы не догадались?»
Войдя в прохладную воду, Стрэндж перебирает пальцами ног и смотрит на свое отражение. А так ведь и не скажешь, что ему пятьдесят – его как заморозило в «прекрасные тридцать», намекая на возраст седыми висками.
Гарвей плескался неподалеку, радостно гавкая.
На этом озере всегда было хорошо. Даже когда утонула Донна.
Стефан вытянул руки над головой и резко нырнул вглубь.
Его сестре просто не повезло остаться с аневризмой в мозгу после аварии. Так случилось, что именно он стал свидетелем ее смерти. Так совпало, что перепад температуры из-за жары и прохладной воды дал сбой – аневризма разорвалась, приведя к микроинсульту. Он не мог этого знать, Донна не могла этого знать, даже сельский врач не мог этого знать.
Но, может, перепад температуры поможет с его аневризмой, созданной кем-то, чтобы оставить его здесь?
Стрэндж плыл все глубже и глубже, щурясь – вода резала по глазам. Чем ниже заплывал, тем было холоднее.
«Здесь никогда не было так глубоко».
Он видел странноватые кристаллы, тянущиеся со дна вверх. В них переливались какие-то картины, словно немое кино, запечатленное отрывками.
Стефан подплыл к ним ближе, прикоснулся…
Донна, очнись, прошу тебя, очнись!
Стиснув зубы, он перешел к другому кристаллу.
… это так красиво, Стефан!
Клеа прижимается к нему, кладет голову на плечо. Она встречает первый рассвет на Земле и очарована этим зрелищем.
А он очарован ею.

Следующий кристалл – и там тоже прошлое.
- Черт подери твой дзен-буддизм, Вонг! Я сделаю все, чтобы излечить тебя. Я же величайший волшебник! Что стоят мои потуги, если я не могу помочь тебе?!
- Так предначертано, Стефан. Ты не можешь вылечить мой рак…

Но он вылечил, разве нет?
У тебя кончается кислород, Стефан.
- Нет, я… - он открывает рот, но вокруг нет воды, - не увидел все, я должен понять, что…
Хватит, Стефан. Это уже неважно. Ты дома.

На поверхности кажется, что озеро сошло с ума: вместо спокойной глади – самый настоящий водоворот. Туда, похоже, затянуло и Стрэнджа.
Гарвей отчаянно греб в сторону водоворота, но его словно отпихивало, а не затягивало. Сражение пса с волнами ничем не закончились – он выбрался на берег и истошно лаял на закрутившуюся воду.
А затем из воды показалась рука, после – голова Стефана. Уже без модных солнцезащитных очков.
- Дьявол, прекрати! – резко взмахнув руками, Стрэндж… взмыл вверх и завис в воздухе над кровожадным водоворотом.
Тот как-то сразу притих и снова превратился в ровную гладь озера.
Обескураженный своим трюком, Стефан кое-как долетел до берега и приземлился на негнущиеся ноги.
- Я… - опершись о колени ладонями, он поражено посмотрел на Джеральда и Валерию. – Что я только что сделал?
Вместо ответа ему был неприятный скрежет – словно где-то надломилось стекло.
А затем с неба посыпались кусочки этого самого неба. Мелким крошевом стекла, за которым скрывался самый настоящий космос.
- В машину! – толком не придя в себя, Стефан взмахнул рукой. – Живо!

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

+3

44

— Грозу обещали? — оживленно смотрит на мистера Стрэнджа Джеральд. — О, это было весьма кстати… В этом пекле невыносимо жить.
Но вместо того, чтобы нырнуть головой в воду, он принимается за то, чем планировал изначально заняться — расстилает пледы, вытаскивает съестное, надевает солнцезащитные очки и усаживается, чтобы отдохнуть и перевести дух.
У того, что он не мчится сразу же в озеро, есть одна весомая причина — он еще не напился. И не наелся, что главное. Он даже не может вспомнить, успел ли он съесть свой завтрак или же известие о том, что они поедут на озеро, вынудило его отвлечься и забыть про все.
Джеральд допивает бутылку с колой, глядя на озеро, раскинувшееся прямо перед глазами. Красиво. Все же есть свои преимущества проведения летних каникул вдали от города, в котором ни за что таких пейзажей не увидишь. Есть, разумеется, озеро в Центральном парке, но оно не сравнится с местными красотами.
В Нью-Йорке такой свободы не ощутить. Там, куда ни глянь, видно небоскребы, рвущиеся высоко в небо, и слышен непрекращающийся шум жизни тысяч и тысяч жителей. Только если взобраться на крыши зданий и летать между ними можно почувствовать свободность, но даже это не даст ощущения безмятежного спокойствия, какое царит здесь.
Что?
Летать между небоскребами?
Джеральд моргает глазами, хватаясь за другую бутылку, еще сохраняющую в себе прохладу, и пытается осмыслить то, что так живо предстало перед ним. Быстрое и захватывающее перемещение по городу на огромной высоте… Это же невозможно!
Но почему он не чувствует в этом никакого бреда, несмотря на то, что он осознает, что это именно бред и есть?
И чем больше Джеральд об этом задумывается, тем больше испытывает тревожность. Рушащиеся небоскребы… И издали доносится голос ведущего новостей об ужасной трагедии.
Этого не было. Этого не могло быть. Он бы такое никогда не смог забыть. Должно быть, он когда-то давно смотрел фильм-катастрофу. Иного объяснения и быть не может. Ведь он непременно запомнил, если бы где-нибудь в мире произошло нечто подобное. А эти воспоминания… они как живые. Он как будто был там.
Джеральд мотает головой, желая стряхнуть наваждение, но оно не проходит. На этот раз оно цепко держится за его мысли и не дает свалить всю вину на жару, и из-за этого он начинает думать, что это не в ней проблема.
Все это утро… Все эти воспоминания, которые были, но которых как будто и не было… Все эти повторения событий, что-то вроде дежавю… Это все не в его голове. Не может такого быть. Просто не может и точка.
Он не может назвать себя настолько поехавшим, и даже до жути жаркий день не может вызвать подобное.
Джеральд смотрит на Вэл, и из глубин памяти слышатся ее слова о том, что все это нереально. Ему хочется порасспрашивать ее о том, насколько ей это утро кажется адекватным, но тут он вскакивает на ноги, когда видит, что поверхность озера меняется.
Гигантский водоворот затягивает мистера Стрэнджа, но при этом не позволяет Гарвею к нему подобраться. Правда, на это Джеральд не обращает внимания, тут же решая броситься в воду и вытащить… Эм-м, а кого? Кем приходится мистер Стрэндж ему лично? Дядя? Дальний родственник? И почему он не спросил опять?
Хотя все это не столь важно. Подплыть к водовороту не получается. Нырнуть в бурлящую воду — это тоже не дает результата. Его только отбрасывает, но это же неправильно! Если, конечно, он чего-то не знает о таких явлениях…
Спустя две-три минуты бесполезных попыток Джеральд вылезает из озера и растерянно смотрит на озеро.
— Вэл, водовороты должны отталкивать все от себя или наоборот затягивать, а?
Ему кажется, что он мог бы сделать и побольше. Стараться сильнее. Должен был пытаться дальше, но вместо этого он истуканом стоит на берегу и смотрит на озеро. Атмосферы безмятежности больше нет. Вместо этого появляется отчетливое ощущение того, что вокруг них действительно творится настоящие безумие.
Это он и хочет озвучить, но внезапно он видит, как над водоворотом появляется Стрэндж и зависает в воздухе, и застывает от изумления.
— Ты это тоже видишь, Вэл? — медленно спрашивает он у Валерии, наблюдая за тем, как тот летит по направлению к ним.
Наконец, Стрэндж долетает до них и задает вопрос о том, что он только что сделал. Опешивший Джеральд молчит, но тут же начинает строить теории… Вероятность того, что мистер Стрэндж — супергерой, он отметает сразу же. Ибо быть не может. Не существует их за пределами комиксов, вот и все!
Но вот иная теория…
— Ты инопланетянин!... — произносит он очень осторожно, не желая спугнуть возможного пришельца с дальних звезд.
А если нападет? Тогда он его стукнет!
Все его мысли идут прахом, когда реальность вокруг начинает трещать. Джеральд поднимает голову, глядя на небо, но не успевает осознать, что он видит, как слышит крик Стрэнджа, и сразу же мчится к машине.
Джеральд заскакивает в машину, вытаскивает из кармана ключи, заводит ее и, дождавшись, когда все окажутся на своих местах, разворачивается и газует. На скорость уже не обращает внимания. Мысли в голове путаются, а странные воспоминания начинают становиться все четче, но вот на то, чтобы о них размышлять, времени нет совершенно.
— Что вообще вокруг творится? Все эти странности и постоянное дежавю. Не может быть так, что это только у меня в голове, — не выдерживает он и моргает, стараясь думать только о дороге, но это у него получается с большим трудом.

[nick]Gerald Drew[/nick][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info]

+3

45

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

Как и Герри, Вэл решила сначала немного перевести дух. Она тоже выпила холодной колы, помогала другу расстелить пледы и разложить вещи.
Она мельком глянула на Герри. Хороший парень. Такой милый, непосредственный, но совсем не глупый… С таким можно стать хорошими друзьями…
Хм, а почему она подумала именно так? Почему “можно стать”? Разве они не дружат много лет? Разве их родители не дружат?
В светлой голове Вэл никак не состыковывались две вещи. Первая из них - стойкое ощущение того, что они с Герри уже много лет друг друга знают, а их семьи дружат. А вот вторая - невозможность вспомнить ни о каких совместно проведенных мероприятиях, праздниках, встречах. Более того - а кто мама Герри? Он же не родной сын мистера Старка, он его пасынок. Значит, его мать должна быть женой Старка. Но как Вэл ни старалась, она никак не могла вспомнить миссис Старк.
Чем больше Вэл думала за весь этот день, тем больше она осознавала, что в ее голове вообще нет никакой конкретики. Ее мысли и воспоминания были чем-то вроде бэкграунда, их можно было сравнить с реалистично нарисованным на декорациях в киностудиии фоном в виде леса и замка - издалека все выглядит красиво и реалистично, но на неудачных или слишком крупных планах обман дает о себе знать.
“У папы этот фокус тоже не вышел” - подумала Вэл.
Опять. Опять эти мысли об отце. Какой фокус не вышел? Что именно не вышло? И почему эта мысль инстинктивно рождалась в голове сама собой? Причем который уже раз за этот день, в конце концов?
Вэл помассировала виски. Герри сосредоточился на еде, а Стрэндж убежал в воду и нырнул.
Вэл захотелось хоть на пару минут остаться наедине со своими мыслями, поэтому она все-таки последовала за Стрэнджем, но не с таким рвением. Она зашла в воду где-то по грудь и “звездой” легла на водную гладь, позволив воде поддерживать ее на поверхности.
Надо рассуждать логически. Сопоставить все имеющиеся факты.
Первое - мир вокруг. Приятная теплая водичка. Идеальная погода для купания. Абсолютный уют и безмятежность. Добрая, но назойливая соседка. Милое домашнее животное. Какая первая ассоциация возникает в голове? Райский уголок. Рай. Место, которое не хочется покидать.
Второе - странности с головой. Все утро Вэл преследует ощущение дежавю. Она не помнила этого, но было и стойкое ощущение, что и Герри тоже. И что они даже это обсуждали. Даже сейчас, жуя что-то, он выглядел слишком задумчивым.
Третье - видения. В голове постоянно мелькали какие-то детали, воспоминания, которых и быть не могло. При этом свои собственные воспоминания оказывались какими-то… искусственными, стоило лишь углубиться в них и задуматься. И даже Стрэндж, казалось, начал что-то подозревать. Тот странный вопрос про дату рождения отца явно был задан не просто так, а уж довольная реакция на отрицательный ответ была еще более подозрительна.
Итого, что получалось в сухом остатке, если обобщить факты? Прекрасное местечко, словно созданное, чтобы провести в нем всю жизнь. Повторяющиеся искусственные воспоминания. Флешбеки из… другой жизни?
Вэл аж вернулась в вертикальное положение на воде от своей догадки.
Все сходилось. Как бы бредово это не звучало, но, кажется...  Кажется, что-то (или кто-то) заперло их в искусственном идеальном мире, заменив их воспоминания приятным суррогатом. А они были на самом деле кем-то еще. И где-то еще.
Вопрос лишь в том, кем и где.
Вэл хотела подумать еще, попробовать сопоставить факты насчет себя, но ее отвлекли усилившиеся волны. Она посмотрела вперед.
Водоворот?! Здесь, на маленьком деревенском озере? Серьезно?
При этом ее туда не засасывало, а наоборот выталкивало волнами на берег вопреки всем законам физики.
Сопротивляться Вэл не стала и позволила волнам вынести себя на берег. Что бы здесь их ни держало - оно было очень могущественным, раз смогло создать целую реальность ради удержания в ней троих людей.
Тот же вопрос про водоворот ей задал Герри, который кинулся было спасать Стрэнджа, оставшегося в озере, но не сумел побороть силу волн.
- Должен. Но знаешь, почему-то мне кажется, что Шериф выживет. Мой отец его на атомы распылил в Мире Битв, а он все равно здесь, живой и здоровый. Тараканы позавидуют живучести, - хмуро сказала Вэл.
Прежде, чем она успела подумать насчет “распыления на атомы” и попытаться что-то вспомнить, произошло то, чего Вэл где-то в глубине души вполне ожидала. Но из-за наложенных искусственных воспоминаний, она все равно вздрогнула от удивления.
Из водоворота вылетел Стрэндж в одних плавках, и кое-как удерживая себя в воздухе долетел до берега.
Видя этот неописуемый перформанс, Вэл еле смогла сдержаться, чтобы не захохотать. Кому рассказать - не поверят. Великий Доктор Стефан Стрэндж в одних плавках вылетает из озера, не справляясь с элементарным заклинанием полета. При этом он трезв! Какая жалость, что при этом у Вэл не было с собой камеры. Пару пируэтов можно было бы поставить на повтор и замиксовать под какую-нибудь интересную музыку.
Хм, кстати, с заклинанием? Возникшая мысль уже совершенно не удивила Вэл. После своих мысленных рассуждений, она уже готова была принять любое свое воспоминание или мимолетную мысль за правду.
Если нечто способно удерживать троих людей в искусственной реальности, то почему эти трое не могут быть волшебниками, которых заставили забыть о том, что они волшебники?
- Я… Что я только что сделал? - спросил тем временем Стрэндж.
- Ты инопланетянин! - осторожно ответил Герри.
Почему-то Вэл было очень смешно. Невзирая на то, что небеса раскалывались над ними и буквально сыпались им на головы. Невзирая на то, что Стрэндж крикнул им бежать в машину. Вэл почему-то было очень весело. Возможно, это уже была истерика, но она захихикала над теорией о Стрэндже-инопланетянине.
Они бежали к машине, а в ее голове вспыхивали воспоминание за воспоминанием. Это были слабые короткие всплески, которые вспыхивали и угасали в памяти, но их было так много... Стрэндж в Мире Битв проходит через портал и приводит на суд кого-то, кто провинился перед Думом... Она сама где-то в рушащемся измерении пытается повторить одно из заклинаний Стрэнджа... Она ищет Стрэнджа в Нью-Йорке и читает на конспирологическом сайте, что он некий “Верховный Чародей”... Крик “Заклинаю Щитами Серафимов!” в рушащемся доме…
Кстати… Щиты.
Она ведь тоже умела защищаться… Где-то прямо на окраине ее сознания бродило воспоминание о том, что нужно делать, как сложить руки в защитный жест… Но вспомнить детально не удавалось. Значит, она тоже чародейка?
- Нет, Герри, он не инопланетянин. Он хитрый старый волшебник, который, похоже, опять нашел приключений на свой верховно-чародейский зад. А мы вляпались заодно с ним, - немного успокоившись, Вэл ответила сразу на оба вопроса Герри, пристегивая ремень безопасности.

+3

46

Происходил абсурд.
Влетев на заднее сидение вместе с Гарвеем, Стефан лихорадочно соображал, что делать дальше. На педагогических курсах его к концу света не готовили, но… кажется, это уже было неважно. Это был не первый его конец света, как не первая катастрофа, от которой ему приходилось удирать в престранной компании.
И если реакция Джеральда была ему понятна, то какое-то нервное веселье Валерии – не совсем.
Она говорила так, словно знала что-то, чего не знали ни он, ни Герри.
С другой стороны, ее слова не вызвали в нем какого-то острого «нет». Это было… привычно? Да, можно и так сказать. Словно она уже что-то такое про него говорила. Или не она, а кто-то другой.
И не один раз, о нет, совсем не один.
- Инопланетянин, волшебник, придумаете тоже, - проворчал Стрэндж, умудрившись выдать почти оскорбленное «фырк». Гарвей согласно заскулил. – Что дальше, я рептилоид-массон и хочу захватить мир? А я еще хотел вам сюрприз сделать на ужин. Что за…
Бам.
Мигрень… нет, не мигрень, но что-то весьма на нее похожее взорвалось в голове.
Бам.
- Ай, - не ожидав подобного предательства от организма, Стефан зажмурил левый глаз и взялся за голову. – Да что за…
Не было похоже на ту мигрень, что одолевала его последнее время. Это было что-то другое – словно его собственный разум боролся с чем-то, чему там места не было. Инородному, но… знакомому?
Стефан.
Бам.
Поморщившись, Стрэндж все-таки обернулся.
За окном автомобиля, летевшего по шоссе, мир рушился.
Это не было метафорой: небо разлетелось осколками, что сыпались сверху, как обрушившийся потолок, а все погребенное обломками разламывалось и тоже куда-то исчезало. Выходило так, что позади них оставался открытый космос. Почти похожий, но что-то подсказывало – не совсем так.
Просто ломается реальность, которую кто-то создал для них.
Ты же был дома!
И тут машину тряхнуло.
- Дьявол! – выругавшись, Стефан ухватился рукой за сидение. Гарвей жалобно гавкнул и скрутился так, словно был рептилией, а вовсе не собакой.
«У меня нет времени удивляться этому», подумал Стрэндж, хмуро посмотрев вперед.
А спереди тоже все шло трещинами. По дороге расходились трещины.
Скорее интуитивно, нежели умышленно, он вскинул руку вперед. Где-то там, впереди, он видел… дверь? Она была невидима, но он ее ощущал. Необъяснимо, непонятно, но ощущал.
«Отворись».
Это был простой жест, который тут же вызвал реакцию – из этой невидимой двери к ним словно легла незримая лента, а сама дверь открылась навстречу космосу. Уже настоящему, а не тому, что оставался позади в разрушающемся мире.
- Гони, Джеральд, - уверенно сказал Стефан, щелкнув пальцами. – Считай это сдачей экзамена по экстремальному вождению. Валерия, держись!
После щелчка на нем вместо плавок появился привычный нынче костюм, состоящий из бордовой рубашки и брюк с ботинками. И это было так просто, так понятно, словно он всегда так делал.
Машина с ними вылетела в «дверь». Точнее, разрушающаяся реальность их словно вытолкала, не желая больше ни мгновения подстраиваться под такие сложные, гибкие и проницательные умы.
Бам.
Очередной укол головной боли. Той самой, после которой все стало… яснее.
И на месте Гарвея сидел вовсе не пес, а… змея?
Да, самая настоящая змея. Что подняла голову и осуждающе посмотрела на Стрэнджа.
- Йо, старичелло, - вздохнул змей, - ты и твои щенки заруинили такую вечеруху…
Из-под сидения выползла еще одна змея, от которой Стефан даже не вздрогнул. Потому что уже вспомнил, кто это был.
- Так это ваших хвостов дело, - как бы понимая, в чем проблема, Стрэндж вместо закатывания глаз посмотрел за окно – там чернел космос и блестели звезды. – Опять меня убить пытаетесь?
- Укуси этого фаталиста, - проворчав голосом той самой миссис Дойл, выползшая змея показала Стефану язык.
- Я больше не пес.
- Хорошая была собачка.
- Мне нравилось, когда меня трепали за ухом! Сделай так еще, старик, а?
- У тебя нет ушей.
- Ты все портишь.
- Да вы оба все портите! – не выдержав перебранки, Стефан ударил по сидению, где переругивались змеи. – Черт бы вас побрал, давно надо было закопать вместе с амфорой. Что вы натворили?! Ладно я, но Джеральд и Валерия тут при чем?
Змеи сплелись в клубок и уставились на Стрэнджа.
- Ты дурак?
- И правда дурак.
- Кинул нас, ага.
- Бросил, ага.
- Кому мы, кроме тебя, нужны?
- А дом этот?
- Разве кому-то все это, кроме тебя, нужно?
Стефан молча смотрел на змей.
«Нет у меня больше дома».
Отвернувшись от этих гаденышей, он закрыл глаза и потер виски.
- Нам надо где-то… припарковаться, - со скрипом произнес, поднял взгляд и указал на ближайший «шарик», похожий на гористую планету. – Держи курс, Джеральд, раз ты рулевой. Валерия, самое время для занятий магии.
Он вытянул руку, сложил пальцы в кулак, затем медленно начал ее раскрывать.
- Сделай также. Представь, что в кулак ты сжимаешь какое-то существо – живое, хрупкое. А затем медленно и осторожно открывай кулак – так, словно хочешь его выпустить. Произноси за мной – «расцвет воды над властью воздуха, рассвет воздуха над властью воды». Так у нас будет постоянный кислород – он будет перерабатываться за счет обращения к стихиям воды и воздуха.
Вздохнув полной грудью – в автомобиле сразу стало гораздо свежее, - Стефан откинулся на заднем сидении и, закрыв глаза, помассировал переносицу.
- Ты нас закопаешь? – раздался грустный голос Антона.
- Этого стоило ожидать, - шикнул на него Алистер. – Не надо было этого делать. Даже щенки на нас в обиде.
- Но мы же хотели как лучше.
- Ага, мы хотели, чтобы была семья, все дела.
- С вами было весело, щенки, - голос Антона стал еще печальнее. – Даже с тобой, принцесса.
Машина тем временем плавно приземлилась на поверхность планеты. Без вхождений в атмосферу, без громких переживаний. Не потому, что «магия»… вернее, не совсем поэтому. Стефан все-таки не просто сидел и сжигал взглядом змей: пока автомобиль подлетел к орбите планеты, он создал «мягкий портал», позволивший Форду «съехать» на поверхность словно по трассе.
«Припарковались» они посреди зеленых джунглей, которые чем-то напоминали дикую смесь всех известных деревьев, кустарников и растений, лиан и зелени. Не было похоже, что атмосфера токсична, но все же Стефан не спешил выходить.
А затем на капот прыгнул… кот. Обычный такой белый кот с черным ухом и «носоками».
- Мяу? – вопросительно изогнув хвост, кот принялся нюхать авто. – Мяу!
- О нет, - Алистер мигом юркнул на плечо к Джеральду. – Нет, нет, парень, щеночек родненький, спрячь и не давай меня им.
- А-а-а, мы все умрем! – с таким же паникующим призывом Антон обвился вокруг головы Валерии. – Принцесса, я буду твоей короной, диадемой, мамой быть готов, только не отдавай этим тварям!
Судя по тому, как автомобиль покачивался, на крышу прыгнуло еще несколько особей.
Стефан, склонив голову, открыл дверь.
Сразу перед его ногами появился мохнатый рыжий кот.
- Мяу?
Стефан присел и погладил кота по голове.
- Привет, Эрни, - с мягкой улыбкой произнес. – Смотрю, ты неплохо с семьей тут устроился. Чуи знает?
Рыжий кот замурчал и обгладился об штаны, разумеется, оставив на них достаточно рыжей шерсти.
- Джеральд, Валерия, выходите, - поднявшись, махнул рукой. – Это флеркины, они вам ничего не сделают.
- Говори за себя! – заверещал Антон. – А-а, спасите-помогите!

+3

47

Герри вспоминает все, пока давит на педаль газа и управляет машиной, которая несется прямиком в космос. В самый настоящий космос. Он встряхивает головой, не обращая внимания ни на что вокруг, только смотрит вперед и пытается осознать — это все ему снится или происходит в реальности на самом деле?
Петлю времени, из которой они вырвались, он прекрасно осознает, но не понимает того, как он мог поверить во все то, что там было.
Но спустя пару мгновений до него доходит. Магия. Это все магия. Герри прищуривается, слыша позади себя диалог двух змей, и вспоминает о том, что они говорили ранее. О том, что они хотят оставить у себя мистера Стрэнджа.
Время от времени он оборачивается и поглядывает на Вэл, слушая о чем говорят Алистер и Антон. А что она обо всем этом думает? Вряд ли шибко рада. Да-а… Вот это знакомство у них и первое времяпровождение. Зато можно с уверенностью сказать, что больше ни у кого такого не будет. Но и похвастаться таким можно перед немногими.
Герри морщится, понадеявшись на то, что все это не испортит зарождающуюся дружбу, а лишь укрепит ее. Ну, как показывают в фильмах, когда герои проходят сквозь огонь, воду и становятся хорошими друзьями. Будет весьма досадно, если все произойдет наоборот.
Тем временем волшебник и Вэл обеспечивают их бесконечным кислородом, а Герри откидывается на спинку водительского кресла, круглыми глазами глядя на то, что находится за окном. Космос. Там настоящий космос. Стоило ему это понять, как у него тут же перехватывает дух, и он напрочь забывает о том, что он хотел высказать Антону и Алистеру, а заодно этому их домику, наплевав на все правила…
Да, до него уже дошло, что это все — точно не вина мистера Стрэнджа. И кто еще остается, как не этот дом, полный опасностей и живой?
Но в данный момент Герри молча ведет машину. Интересно, в этом есть смысл? Они в космосе, в конце концов, а это обычная машина, которая предназначена ездить по земным дорогам, но не летать в космосе. Он моргает глазами, стремясь задать несколько тысяч вопросов, но ограничивается лишь одним. Или парой…
— А космос настоящий? — медленно произносит он. — Я к тому, что если мы в настоящем космосе, то как мы летим в машине?
Герри замолкает на несколько секунд, а потом, мотнув головой, пожимает плечами и ошалело фыркает.
— Ладно, кажется, нет смысла задавать такие вопросы…
Все это кажется и странным, и поразительным. Он ни о чем не жалеет. И домой обратно точно не спешит. О доме он вообще не думает в данный момент, когда они, наконец, входят в атмосферу некоей планеты и мягко приземляются на ее поверхность среди джунглей.
Яркая зелень повсюду.
А на капоте машины оказывается кот.
Самый обыкновенный, но Герри подается вперед, с улыбкой разглядывая животное. Он сам не верит в то, что видит, но задаваться лишними вопросами ему совершенно не хочется. Все… очень и очень интересно!
На крышу машины запрыгивает еще несколько кошек, а вокруг начинают нарезать круги другие. И Герри, абсолютно и на все сто процентов ими очарованный, во все глаза смотрит на них, не обращая внимания на испуганные вопли змей.
Это же котики! Чего их бояться-то?!
Ну, ладно, инопланетные кошки, но кошки же ведь!
— Невероятно! Мы попали на планету котов!!!
Герри вылезает из машины. И в этот же миг Алистер соскальзывает с его плеча и прячется в машине, явно поняв, что он идет прямо к котам. Или, как их назвал мистер Стрэндж, к флеркенам.
— Флеркены? — он опускается на колени, протягивая руку к ближайшему коту, и начинает его гладить. — Это инопланетная раса?!
Если это так, то это самая милая и прекрасная инопланетная раса во всей Вселенной. Иные виды Герри, конечно, еще не встречал, но что может быть лучше расы, которая похожа внешне на котов? Не может быть лучше.
— Привет, — он оказывается окружен мяукающими котами и закусывает нижнюю губу, рассматривая их всех. — Какие вы все славные! — проговаривает он под одобрительное мяуканье и мурлыканье, доносящееся со всех сторон.
Вот бы с собой взять одного, но ведь нельзя… И дома еще демонический кот находится, но тот точно не даст так гладиться, как эти флеркены, которые явно очень общительны и дружелюбны. Герри оборачивается, посмотрев на Вэл и мистера Стрэнджа.
— Одно это делает нашу “экскурсию” самой лучшей в мире, — и широко улыбается, вновь уделяя все свое внимание флеркенам.
О петле времени он уже напрочь забывает.

+4

48

Мир рушился. Удивительно, но вместе с падающими с неба осколками иллюзорной реальности в голове как грибы вспыхивали воспоминания о реальной жизни.
Снова рушащийся мир. Который это уже раз? Третий? И сколько раз это еще будет? Сколько локальных апокалипсисов Вэл предстоит пережить?
Мама… Франклин… Они все еще где-то там, далеко. В таком же рушащемся мире.
Нервное веселье очень быстро сошло на нет, и настроение у Вэл было совершенно не радостным. Она была способна разве что на мрачный сарказм.
Они летели в открытый космос, но ее это совсем не удивляло. Чего только она, настоящая она, не видела.
Стрэндж же, кажется, еще не пришел в себя до конца. Логично, ведь все это было сделано, чтобы удерживать именно его в этой идеальной реальности. Неудивительно, что его воспоминания восстанавливались медленнее.
— Инопланетянин, волшебник, придумаете тоже. Что дальше, я рептилоид-массон и хочу захватить мир? А я еще хотел вам сюрприз сделать на ужин. Что за…
Вэл не обратила внимания на его приступ мигрени и мрачно пошутила, немного зловеще улыбнувшись:
- Нет уж, пожалуйста, мир оставьте там, где он лежит. Не отнимайте хлеб у моего папы. Вот захватите мир - и что ему тогда делать? Придется свергать тирана и спасать мироздание. Он теперь итак пытается это делать, но с Вами в роли захватчика все будет слишком уж комично.
Герри вел машину в пустоте космоса, а Гарвей превратился в змею. Ожидаемо. Эта собака никогда не нравилась Вэл. Вторая змея тоже откуда-то выползла.
Удивительно, но сколь бы ни была раздражена Вэл, она не могла злиться на мерзких проказников. Ее настроение было испорчено скорее ассоциативным рядом с разрушенным миром, но поступок змей… Мотивацию… Она могла понять.
Тяжело терять единственного человека, для которого ты значил хоть что-то.
Да, Тони - прекрасный человек, настоящий герой. Но тогда, во время их встречи, он, кажется, совсем не представлял себе работу настоящего волшебника. Может быть, со временем это изменится.
Но Дом и его обитатели чувствовали себя брошенными, и не хотели отпускать человека, к которому привязались.
Разве можно винить брошенную собаку, которая бежит за уезжающим автомобилем хозяина и жалобно скулит?
Все это вызывало у Вэл еще один ряд неприятных ассоциаций, но она предпочитала не думать о них сейчас и всячески отгоняла эти мысли. Иногда ей казалось, что ее семья такая же обуза для ее отца, чемодан без ручки, который нельзя выкинуть, но тащить уже сложно. У него здесь была новая жизнь, новые цели и стремления, а они… Они были напоминанием о болезненном прошлом.
Предложение Стрэнджа на ходу поучиться магии отвлекло ее, и слава Богу! Или, возможно, это было требование? Впрочем, не так важно.
Вэл сконцентрировалась на заклинании, стараясь повторять то, что говорил Стрэндж.
Заклинание получилось не сразу - раза с десятого, после целого ряда корректировок и объяснений со стороны внепланового учителя.
Однако, тем не менее, заклинание вышло. Конечно, не так идеально, как у Стрэнджа, но даже сама Валерия в целом осталась удовлетворена результатом.
Змеи болтали без умолку, и даже, кажется, выдали нечто такое, что с учетом их характера можно было принять если не за извинения, то за выражение сожаления.
- Доктор Стрэндж, когда мы вернемся в нашу реальность?  - немного нетерпеливо спросила Вэл, сложив руки на груди.
Тем временем Герри по указке Стрэнджа стал снижаться на какую-то вероятно пригодную для жизни планету. Пейзажи здесь были немного непривычными, но в целом не сказать чтобы слишком сильно отличающимися от земных.
Когда машина плавно съехала на поверхность земли, машину обступили… коты?!
Дальше начался какой-то невообразимый бред.
Змеи устроили настоящую панику, даже залезли буквально на головы Вэл и Герри.
Стрэндж назвал окружающих их котов флеркенами.
Герри радостно скинул Алистера и буквально побежал котам.
Оставшись в машине наедине со змеями, Вэл смерила их презрительным взглядом… и схватила обоих прямо за шеи, взяв Алистера с сиденья, а Антона рывком сняв с головы. Разум все еще не покинул ее, но желание надавать затрещин пакостникам было чрезмерно сильным. Вэл все же не удержалась и сказала хоть и абстрактно, но глядя на змей:
- Если какая-нибудь змея еще раз посмеет меня тронуть - эта змея будет молиться, чтобы Стрэндж скормил ее котам, - пообещала Вэл тоном настоящего члена семьи Фон Дум, не обещающим ничего хорошего.
Возможно, от лица маленькой девочки угроза звучала не так внушительно, однако именно в данный момент времени Вэл вполне себе была намерена ее исполнить, если бы пакостники начали шалить. Однако, после этого Вэл поступила немного... нелогично. Она неожиданно погладила змей большими пальцами по их змеиным головам, посмотрев на них с некоторым сочувствием.
- Мало кому Стрэндж нужен также, как вам. Когда-нибудь он это поймет. Наверное, - тихо сказала она уже не змеям, а куда-то в пустоту, вылезая из машины.
Вокруг было целое море котов, и они были такими… милыми. Глаза Вэл расширились как у маленького ребенка, который никогда не был даже в магазине сладостей, а тут его привели на целую Шоколадную Фабрику.

+3

49

Не то, чтобы змеи кого-то боялись – были у них все причины такими глупостями не заниматься. Страхи для людей, у них там какой-то национальный спорт по загонам, страхам и страданиям. Но когда принцесса взяла их за шеи, стало как-то страшновато.
- Ох ты, - подрожав как следует, Антон высунул язык от удовольствия.
Змеи или нет, а любому живому существу ласка приятна.
- Пробрало скажи? – в голосе Алистера можно было разобрать что-то похожее на уважение.
- Ага, почти как когда старик про «копать» говорит.
- Да-да, мурашки по всему телу до копчика прошлись.
- У нас нет копчика.
- За себя говори.
- Он просто редкостный увалень, принцесса, - резко «переключил» тему Алистер. – Никто не видит, а он да. Никому не нужно фрик-шоу, а ему – да.
- Во всем так, - покивал Антон. – Больше всех надо.
- Без него все плохое закончится.
- Все хорошее тоже.
Змеи и не заметили, как говорили друг с другом, а не Валерией. Та, как и полагается хорошим девочкам, пошла дружить с котами, а не коварными болтливыми змеями.
- Че-ерт, - протянул Антон, - ты не сказал старику.
- Я думал, ты сказал.
- Это когда?
- Это когда он флиртовал с демоном у газет.
- Фе, с этой слепой?
- Она его размажет.
- Не, она же слепая.
- Ага, а тот, за кассой?
- Это ее глаза?
- Ага.
- Че-ерт.
- Надо сказать.
- Тебе надо, ты и ползи. Я еще пожить хочу.
- Так нечестно, я и так старухой был. Знаешь, как словно было туда-сюда и обратно?
- А мне как в шубе собаки по такой жаре? Тем более, ты у нас умный.
Алистер недовольно пошипел на Антона и пополз в сторону двери.
- Порой хочу тебя закопать вместо старика.
- Взаимно. Ползи давай, не шипи.

Флеркины во многом были похожи на вполне себе земных котов, именно поэтому могли легко маскироваться под домашних питомцев. Эрни был одним из потомков Чуи, которого Стефан вместе с некоторыми другими отселил в условно необитаемый мир.
Теперь-то он стал настолько обитаемым, что казалось, будто коты сейчас начнут падать с неба.
Прямо как небо в той реальности, откуда они сбежали.
Стрэндж вздрогнул, нахмурился. Неприятное воспоминание было как укол.
В некотором роде, им повезло, что нащупанная Стрэнджем дверь в веренице дверей Санкторума вела именно сюда. Здесь было безопасно и… можно было спокойно переварить все то, что произошло. Все произошедшее проехалось по нему асфальтоукладчиком, а поэтому надо было остановиться и, как говорится, почувствовать запах этих прекрасных роз.
Точнее, как следует осознать и прийти в себя.
Стефан отошел чуть в сторону от толпы котов, которых крайне заинтересовали общительные двуногие. Присел на небольшой камень, оплетенный лианами, положил руки на колени и просто наблюдал.
Сил на все остальное у него не было.
Эрни, как порядочный рыжий кот, вальяжно проследовал за волшебником. Сел неподалеку – так, чтобы его нельзя было схватить, но так, чтобы было ощущение, что он пришел поближе не просто так.
Некоторое время, пока Герри восторгался котам, а Валерию облюбовала стая котят поменьше, Стефан молча смотрел на идиллическую картину. Внутри бушевал яростный шторм негодования, смятения и белых пятен, из которых он никак не мог сложить картину произошедшего.
- Прости, что потревожили, - наконец заговорил, переведя взгляд с детей на кота. – У меня, похоже, дом взбесился.
Мурлыканье Эрни было довольно мирным – флеркины ничуть не потревожены, а даже рады гостям. Сюда редко кто заглядывал, а почесать за ушком и как следует погладить всех было некому.
Проклятие Стрэнджа – видеть, что что-то не так. Так и в умиротворенном мурлыканьи флеркина было что-то не то. Несмотря на весь случившийся театр абсурда, он все же присмотрелся к коту.
- Все хорошо? – склонил голову. Эрни ответил таким же внимательным взглядом, затем медленно подошел и сел рядом с волшебником. Тот взял его на руки и медленно погладил.
Все хорошо. В целом. Общем. Но в деталях… не все так хорошо, как могло показаться.
Мрачная слава флеркинов родилась не на пустом месте: они и правда считались паразитами у некоторых космических рас, которых соседство с ними никоим образом не устраивало. А некоторые, вроде Крии, считали их «симпатичными игрушками», что не устраивало уже флеркинов. Так сложилось, что не так давно рядом с планетой был замечен корабль Крии. А на планете оставалось все меньше места, чем на большой и уютной планете Земля…
После поглаживаний Стефан остановился.
- Значит, ты просишь о переселении? Эрни, я…
Всего двоих. Посмотри на детей – они несчастны. А коты все делают лучше. Несчастным детям сильных людей будет куда безопаснее, если за ними присмотрит милый котик, который сожрет любую угрозу, правильно? Ты же хочешь их защитить?
- Хитро, Эрни, - Стрэндж мрачно хмыкнул, - но вовсе необязательно. Я знаю, что вы помните добро. Хорошо, я… поговорю с детьми.
Внезапно часть котят отделилась, словно за чем-то охотясь. Двое самых бойких цапнули что-то и поволокли в сторону.
- А-яа-ай! Отпустите, шерстяные демоны! Стари-ик, спа-аси! Потом можешь и закопать прямо здесь, но сейчас!..
Стефан удержался от закатывания глаз.
- Прости, Эрни, но это не игрушка твоим котятам.
А что это? Выглядит аппетитно.
- Это… - помедлив с ответом, волшебник пожал плечами, - мой питомец.
Эрни так посмотрел на Стефана, что было понятно без пояснений.
У тебя очень странный выбор питомцев, Стефан Стрэндж.
- Я знаю.
Пересадив кота на валун, поднялся и быстрым шагом направился к котятам. Те вовсю покусывали извивающегося Алистера, который изо всех сил на них шипел, но явного успеха в запугивании не добился. Стефан опустил одну руку, накрывая ей змея и позволяя забраться на себя, а котятам подставил другую, из которой выбежала почти-настоящая мышь и спряталась в траве. Заискрившиеся интересом глаза котят мигом переключились на более интересную игрушку.
- Ты мне должен… - начал Стрэндж, поднимаясь, но Алистер тут же перебил:
- Да-да, старик, я помню, что говорил про закапывание, но тут такое дело – что живо, тому лучше не умирать, правильно говорю? Ты же целитель, призвание у тебя такое, зачем…
- Ты мне должен объяснение, - от резкого и холодного тона Стефана Алистер даже как-то сжался. Стрэндж был в ярости, раз говорил так тихо, вкрадчиво, словно уже медленно вонзал скальпель куда-то под кожу и проводил мельчайшие надрезы, от которых можно было и умереть.
- Ну, эм…
Стефан не помогал.
- Знаешь, раз я тебя спас, то могу закопать.
- Нет, стой!..
- Ты сам предложил.
- Я был в панике!
- Тогда говори, или я верну тебя вниз.
Змей так несчастно пошипел, что стало почти жалко.
- Не злись, старик, а? На дом не надо, ладно, не злись? Там тихо так стало, пусто. Мертво. Мы долго были в окружении мертвых, мы… знаем.
Алистеру было сложно говорить одному, без дополняющего его Антона, но тот явно не горел желанием быть съеденным или пожеванным котами инопланетного происхождения. Стефан же молча слушал, не перебивая, но и не подгоняя.
- Тебе ведь необязательно было оставлять, а? Все это – дом, нас, даже статуи. Они мудаки, знаю, бесят тебя, и в ванне не помыться толком, но… почему? Почему ты нас бросил?
- Без сил Верховного волшебника Санкторум может меня убить, - спокойно ответил Стефан. – Я слаб, Алистер. Санкторум привык к другому мне и другому уровню сил. Ему придется смириться с тем, что…
- Если ты смирился, это не значит, что все обязаны делать это! – зашипел Алистер гневно. – Ну, а почему не объяснил? Ты же человек, вы говорите, словами. Поговори словами с домом, он же чахнет без тебя, старик! Мы чахнем! Мы умирали без тебя, ожили без тебя, а ты…
«А я…»
Стефан понимал, что хотел сказать Алистер. Что он оставил место, которое стало ему домом. Оставил все то, что кропотливо, тщательно, с любовью не коллекционера, а врачевателя, привыкшего раскладывать инструменты по местам, собирал, спасал и оживлял, чтобы не было забыто, не покрылось пылью веков, стало историей, а не воспоминанием. Сохранял чудеса, какими бы странными они ни были. И все это… привыкло к нему. Настолько сильно, что все условности с титулами, разделениями обязанностей, силами и всем таким были неважны. Даже если он мог умереть в процессе проживания в Санкторуме, но… Санкторум не был виноват в этом. Это Стефан приучил его к себе, как к Верховному волшебнику. Санкторум не виноват в том, что Стефан потерял титул. Утратил силы, доверие и все, что собирал, сохранял, воскрешал и берег.
Оба замолчали.
Затем волшебник молча усадил змея на левое плечо.
- Надо возвращаться, - сунув руки в карманы, направился к детям. Эрни, как вежливый кот, присоединился к процессии.
Коты роились вокруг детей и меньше их не становилось.
- Кого-нибудь выбрали? – невозмутимо поинтересовался Стефан, кивнув на шерстяную толпу. – Нам разрешили взять двоих. Думаю, вы заслужили небольшое вознаграждение за то, что устроил Санкторум… по моей вине. Простите, что вам пришлось все это пережить.
- Ого, - едва слышно прошипел Алистер, - старик извиняется, ого, мир поломается, что ли.
Стефан не обратил на змея внимания, глядя на детей.

+3

50

Герри на самом деле напрочь забывает о том, что они некоторое время назад находились в жуткой и пугающей реальности, созданной домом. Вокруг коты. Котов много. Самых разных, и, кажется, что их количество только прибавляется.
Он поздно спохватывается о том, что эта инопланетная раса может не любить подобной фамильярности, но, похоже, с этим у них нет проблем — они сами лезут на колени, трутся загривком об руки и спину, окружив его таким образом, ну а громкое мурлыканье, которое становится громче за счет того, что их много, доказывает именно то, что им все только в удовольствие.
На коленях вальяжно и нагло устраивается один из флеркенов. Моложавый. Огненно-медного окраса.
Герри всерьез начинает задумываться о том, как бы одного из них домой забрать. Но… ведь не поймут. Тони и мама в первую очередь. Тони особенно. Он прекрасно помнит ситуацию с драконом, которого он захотел приручить и своим сделать, но… С другой стороны флеркен — это не дракон. Это маленький котик, который может поместиться дома.
Интересно, а чем питаются?
Впрочем, на вопросы и лишние слова нет времени. Или же они просто не приходят на ум и не лезут на язык. Герри словно лишается дара речи, но не от шока или чего-то подобного в этом роде, а от восторга. В глазах плещется радость, а сам он так и норовит почесать за ушком каждого оказывающего рядом кота.
И Вэл полностью разделяет его восторг. Ее тоже со всех сторон окружили флеркены. И вовсе не кажется, что они желают причинить им вред. Наоборот. Урчат и ластятся.
— Они замечательные! — говорит он то ли Валерии, то ли котам, то ли самому себе. — Прекрасные котики!
И почему Алистер с Антоном их боятся? Ну, скорее всего, это от того, что эта раса хищников. Даже домашние обычные кошки могут представлять опасность, если их как следует разозлить, а здесь идет речь об иной расе. Но даже если бы они были действительно опасны, то это явно никак не умалит его крепнущую любовь к пушистым флеркенам.
Он даже не замечает того, что мистер Стрэндж куда-то отошел, а потом вернулся. И смысл его слов до Герри доходит спустя несколько секунд.
— Можно взять одного?!
— Мяу! — тут же раздается одобрительно-согласный ответ.
— Это правда?! — он расплывается в широкой улыбке.
— Мяу!!! — вновь получает ответ от мяукающей армии.
Герри растерянно смотрит на толпу флеркенов, не зная, кого себе выбрать, но тут его трогает лапкой тот самый темно-рыжий кот, который в начале залез на его колени и с тех пор с них не слезал. Он почесывает его шерстку.
— Кажется, за меня сами сделали выбор, — проговаривает, чуть не задохнувшись от радости. — Как тебя зовут?
В ответ получает одобрительное мяуканье от всей толпы, которая явно довольна всем происходящим. И тем, что двое из них, собираются перебираться на другую планету. Герри задумывается на пару мгновений.
— Имя Джонси тебе подойдет? Или ты девочка? Может, Джорджия? — он оглядывается на мистера Стрэнджа, который точно понимает их язык. — Вы можете спросить?
Первое имя выбрал он далеко не случайно. Если кто-то смотрел Чужого, то непременно помнил того рыжего кота. Конечно, данный флеркен не сильно на него похож, но имя вроде подходит для него отлично. Хотя это зависит от того, понравится ему или нет. А вдруг у него есть собственное имя? Если да, то ничего страшного.
Самое главное, что котик теперь отправляется домой с ним. Герри аккуратно берет его на руки, поглаживая за ушком.
Эх, дома придется всем объяснять, откуда у него флеркен… Он сильно сомневается, что ему удастся обмануть всех и выдать кота за самого обычного. На обычного он и не похож — если вглядеться в глаза, то можно увидеть, что они все умны. Тот факт, что мистер Стрэндж, похоже, общался с ними, лишь это подтверждает.
— И я не держу на вас зла, мистер Стрэндж. Вы же не виноваты, вы не хотели, чтобы все случилось так, — говорит Герри, не отнимая внимания с флеркена на руках и от всех остальных, что крутились вокруг. — Все хорошо.
Природное дружелюбие редко ему позволяет держать злость. То желание высказать и дому, и змеям, и всем, кто в нем проживал или существовал, пропало. И даже теперь, когда он об этом думает, то понимает, что главное то, что все закончилось более-менее хорошо. Ну-у… Еще не закончилось, но закончится.
А славный пушистый котик в руках, громко урчащий и явно всем довольный, только повышает его настроение, хотя, казалось бы, куда ему уже становиться выше.

Отредактировано All-New Spider-Man (09.07.2021 13:35)

+2

51

Мяу. Мяу-мяу-мяу.
Кругом одно мяу.
И это было просто… Волшебно! Где еще можно было найти столько котиков, которые совершенно сознательно хотели гладиться и ласкаться, и больше ничего на свете им было не нужно?
Куча котов и котят обступили и Герри, и Вэл, и ластились, гладились, ласкались.
- Какие вы славные, какие хорошие! М? Кто хороший кот? Кто самый красивый на свете кот, а? - у Вэл буквально не хватало рук, чтобы погладить всех страждущих, - Кто самый умный кот, м?
Пришлось найти камень поудобнее и усесться на него, чтобы погладить больше котяток.
Один огненно-рыжий котенок-подросток, уже почти взрослый кот, запрыгнул прямо к ней на руки и замахивался лапой на всех, кто пытался его подвинуть на уютных коленках.
Может быть, кто-то из котиков захочет пойти с ней? Было бы здорово…
Хотя нет, ну зачем им уходить с прекрасной планеты?
Да и вообще, а что скажет папа? С папой шутки плохи.
С другой стороны - разве даже ее суровый отец сможет устоять перед этими обаятельными ушками с маленькими кисточками? И этим милым протяжным клянчащим “мяяяяу”? И очаровательным гипнотизирующим взглядом зеленых глазок?
Котенок тем временем свернулся на подставленных коленках калачиком, и делал вид, что спит. Явно для того, чтобы Вэл не вставала. При этом котенок не спал - он приоткрыл один глаза и следил за остальными котами, чтобы никто даже и не вздумал поиграть с ним в Царя Горы.
- А ты хитрый. Прямо как наш Шериф! - сказала ему Вэл, почесав за ушком.
- Мрррмяу? - отозвался котейка.
- Эх, Франклину ты бы понравился. И Маме.
Сам Шериф же все это время сидел чуть в отдалении, беседуя сначала с одним котом, который казался тут главой стаи.
Потом переключился на Алистера, которого угораздило зачем-то вылезти и попасть прямо в когти и зубы кучке котят, которые давно не видели такой интересной ползающей  и истошно вопящей игрушки. Поговорив с обоими животными, Стрэндж подошел к ним с Герри:
— Кого-нибудь выбрали? Нам разрешили взять двоих. Думаю, вы заслужили небольшое вознаграждение за то, что устроил Санкторум… по моей вине. Простите, что вам пришлось все это пережить.
— Ого, старик извиняется, ого, мир поломается, что ли.
— Можно взять одного?!  Это правда?! - радовался Герри.
Коты словно осознанно поддакивали, и оглушительное “мяу”, казалось, заполонило всю планету.
- Ну, кажется, с моим выбором все очевидно, - сказала Вэл, поглядев на вальяжно раскинувшегося у нее на руках котейку, - А почему только двоих? Вы не хотите никого взять, Доктор Стрэндж? Кому-то ведь надо будет приглядывать за Алистером и Антоном, чтобы они не шалили, - немного зловеще улыбнулась Валерия, - Кстати, чем эти котики отличаются от земных? Вы назвали их флеркенами, а змеи их боятся. Значит, в них есть что-то необычное, и, возможно… опасное?

Отредактировано Valeria von Doom (08.07.2021 12:46)

+2

52

Похоже, Герри практически полностью вымел из памяти все неприятности, случившиеся во временной петле. То ли так повлияли флеркины, с кошачьей легкостью оттерев шерстью и мурчанием негативную энергию, то ли его врожденное жизнелюбие.
А вот с Валерией… Разумеется, она никоим образом не показывала, что как-то обиделась или напротив, простила за все произошедшее, но в голове все еще бродила одна простая мысль: как бы там ни было, она дочь своего отца. Тем более, весьма смышленная и прозорливая. В сочетании с детской незамутненностью ее поступки могут специфично сказаться на всем задуманном.
Впрочем, разве кто-то говорил, что будет легко?
Ведь может случиться, что и Джеральд поведает Тони обо всех этих «приключениях», а тот не заставит себя ждать и снова придет с приветом рассказать, что «пора тебе забрать титул». Песенку о том, что титул – не почетная клюшка первого игрока, передающаяся просто по желанию, уже никто не слушал, что довольно красноречиво говорило об общественном понимании магии и роли Верховного волшебника во всем этом. Видимо, для многих маги все еще оставались кем-то вроде членов ордена Чулка и Подвязки, а все магические пасы объяснялись весьма альтернативным проявлением способностей, как у тех же мутантов.
«Но прежде мне надо вернуться в Святая Святых и поговорить с… ним».
Как говорить с домом, который, как оказывается, имеет собственные чувства и зачатки разума? Что ж, придется это выяснить. И, как обычно это бывает, на собственном печальном опыте.
А пока мрачные мысли одолевали Стефана, и Герри, и Валерия нашли себе по питомцу. Коты изо всех сил пытались им понравиться, всем своим видом говоря «выбери меня, нет, лучше меня», но когда поняли, что шанс упущен, расстроенно замявкали на разные лады.
Эрни, как глава этой большой пушистой семьи, коротко и негромко мяукнул. Флеркины нехотя, но успокоились.
- Несмотря на то, что кошки всегда являлись магическим атрибутом, а также видят во многих спектрах, - Стрэндж покосился на Эрни, который мотнул хвостом, - я предпочитаю собак.
Будет день и ты передумаешь, Стефан Стрэндж.
Зловещая улыбка Валерии, напоминающая Виктора, не укрылась от Стефана. Он не был уверен, что ее в принципе пытались скрыть, потому пожал плечами.
- Приглядывать за всем этим – задача сама знаешь кого. А флеркины… - Стрэндж присел и погладил черного котенка, вовремя подлезшего под руку. – Они выглядят как земные коты, но котами не являются. По физиологии они ближе к муравьям, если к ним можно применять подобное сравнение. Опасения флеркины на космической арене вызывают из-за их невероятно высокой скорости размножения – одна самка может отложить несколько сотен яиц. Да, они размножаются яйцами, а откладывают их только при условии, если чувствуют себя в безопасности. Поэтому сами флеркины довольно щепетильно относятся к мирам, где селятся, хотя являются весьма неприхотливыми существами.
Черный котенок замурчал, а затем, вцепившись в штанину волшебника, живенько взобрался ему на колено. Эрни делал вид, что тут ни при чем, и вовсе сидит тут, лениво пожмуривается. Алистер притаился, потому что опасно было шевелиться в окружении такого количества котов, а раз старик его снова игнорирует, то пока нет смысла голос подавать.
- Вот же чертенок, - улыбнулся Стрэндж, почесывая котенку пальцем подбородок. – По-хорошему, нам тоже стоит бояться флеркинов – они не так невинны, как кажутся. Они могут проглотить что и кого угодно. Поверь, даже просто вид флеркина, раскрывшего свою настоящую пасть, может довести до инфаркта. Внутри флеркина – карманная реальность… чем-то похожа на ту, где мы были, но она не подстраивается под обитателей. Поэтому в некотором смысле флеркин – животное с бездонным желудком. Любят они покушать.
Победоносно устроившись на колене мага, черный котенок согласно мяукнул, намекая, что не прочь перекусить. И очень прозорливо уставился на плечо Стефана. Почуявший взгляд котенка Алистер мигом забрался Стрэнджу за воротник, заставив того поежиться.
- Нет, это не еда, - взяв котенка на ладонь, Стефан поднялся. – Ладно, прихвачу тебя для… одной милой дамы. Она очень любит животных. А вам стоит знать, что флеркины весьма привязчивы к своим хозяевам. Они будут защищать вас, если вы будете о них заботиться и защищать их. Надеюсь, мы едем без дополнительных пассажиров, Эрни?
Рыжий кот лениво посмотрел на Стефана.
Не разобрав этот молчаливый взгляд, Стрэндж покачал головой.
- Пора возвращаться. Мы не знаем, сколько времени прошло на Земле, и будет здорово, если немного, а не пара столетий.
О возвращении Стрэндж сказал таким будничным тоном, будто каждый раз вляпывался во что-то подобное, а после пытался найти себя в таймлайне.
С тем же рвением, с которым привечали пришельцев, флеркины принялись носиться вокруг, мурчать, мяукать и всячески показывать, что они очень-очень грустят из-за ухода гостей. Некоторые коты сидели поодаль и, почти как Эрни, наблюдали за происходящим, но подавляющее число пушистых существ бегали, прыгали, мурчали и обтирались о людей. С осторожностью гимнаста кое-как распихав снующих котеек, Стефан смог дойти до автомобиля и с сомнением положил руку на крышу.
«А если…»
Прошлое вспоминалось с потускневшими красками было непросто. Красный кадиллак, предмет его гордости, настоящая красавица своего времени, которая и сейчас могла бы дать фору очень многим современным спорткарам, превратилась в месиво из железа, моторного масла и тормозной жидкости. Но если он немного…
От его руки разошлось красное пятно. Вскоре небесно-голубоватый цвет стал насыщенно красным. Форд стал смотреться еще старше, зато котов явно заинтересовал.
Вздохнув и не став комментировать произошедшее, Стрэндж сел на водительское сидение.
- Прости, Джеральд, но пришла пора мне взять все в свои руки.
- Алистер! – обрадованно вылез из-под сидения змей. – Я так по тебе скучал!
- Антон! – с чувством протянул другой змей. – Я как близнеца сиамского потерял!
Змеи сплелись хвостами и изобразили нечто похожее на встречу после долгой разлуки.
Потом Антон заметил на коленях Стефана черного котенка, который с огромным интересом наблюдал за змеями.
- О нет, - прошипел Антон, - вы сюда этого захватчика притащили? Зачем?!
- Это ты остальных не видел, - грустно заявил Алистер, поворачивая голову в сторону Герри. – Этот туда же, видишь!
- О-о, и принцесса предала наше доверие, нашу любовь, наше все! – запричитал Антон, закатив змеиные глаза. – Все, я увольняюсь из этого «Старк Индастриз».
- Цирка, - поправил Стефан, ненавязчиво перекинув змей на заднее сидение. – Люди говорят «цирка» или «дурдома».
- Ага, а увольняются из «Старк Индастриз», - пошипел в ответ Алистер.
Стрэндж смерил змей многозначительно скептичным взглядом в зеркало заднего вида.
- Дети, - положив руку на руль, завел при помощи магии – просто провернул рукой, словно были ключи, и машина послушно завелась, - советую пристегнуться. Валерия, сможешь повторить заклинание воздуха? Нам пригодится.
Пока Стефан выводил автомобиль на орбиту планеты, что было задачей довольно трудной, змеи принялись перешептываться.
- Ну, ты сказал?
- О чем?
- В смысле?
- Про слепую!
- А-а, - Алистер склонил голову в сторону Стрэнджа, - я забыл. Там было столько этих…
- А теперь их стало столько же в этом бардачке.
- Салоне, люди говорят салоне.
- Ты как старик.
- Старика не будет, потому что слепая устроит ему пламенные объятия.
- В прошлый раз он же ее изгнал.
- А в этот раз он не тот, кто раньше.
- Кедровая кочерыжка…

Санкторум не зря считался многими опасным местом. Нет, это не затравка, а напоминание. Возможно, самому Стефану, ведь он из раза в раз ослаблял бдительность, считая Святая Святых местом, которое может назвать «домом», а затем…
Затем происходило что-то такое, что отрезвляло и его, и всех, кто оказался рядом.
Пока что рядом ощущалась дверь. Не обычная деревянная, а вполне себе дверь в нужную реальность. Она ощущалась Стефаном почти как полость в пространстве, червоточина, позволяющая проскочить как бы «между строк».
И было ощущение, что в этом дверном проеме кто-то их поджидает.
Стрэндж напрягся, переключил передачу и снова взялся за руль.
- Эй, старик, - начал было Алистер, - мы тут тебе сказать хотели…
- Не сейчас, - нахмурившись, волшебник повел плечом. – Если я не попаду в это игольное ушко, нас размажет на атомы сразу по трем плоскостям двух измерений.
- Я и так маленький! – заверещал Антон. – Не хочу стать атомом!
Машину затрясло, все завибрировало. А затем все стало светлеть, словно кто-то выкрутил контраст белого на максимум.
- Держитесь! – прищурившись, Стефан нажал на педаль газа и…

Старая ненависть живуча, но иногда необходимо отложить личную неприязнь ради общего блага. Карга Джени Зеленозубая мудра и может оказаться крайне полезной в тех трудностях, что ещё предстоят. Вас ждёт сложное задание, ведь у Тёмных Сил Баровии есть свои глаза и уши повсюду. За каждым вашим шагом пристально следит могильный взгляд…
- Вишанти, что за бред, - проворчал Стрэндж, держа в руках буклет DnD сценария «Призрак». – Четырехчасовое приключение? Джеральд, серьезно, у меня же…
А что у него?
Стефан моргнул и осмотрелся.
Они сидели за длинным обеденным столом в столовой… все еще его семейной ферме в Небраске. За окном были густые вечерние сумерки, а потому над головой тускло, но уютно горела люстра на три лампочки. На столе, помимо бумаги, фигурок персонажей и карт, стояли тарелки с чипсами, орешками и порезанной пиццей явно домашнего приготовления.
Состав был примечателен. Во главе стола, скрывая свои коварные планы, был Джеральд, он же выступал мастером игры. Справа от него сидела Валерия, а вот Стефан сидел слева. Рядом с ним на столе, сплевшись хвостами, что-то чертили ручкой змеи, никому не объясняя, каких трудов им стоит что-то писать, используя свои тела в качестве пальцев. А вот рядом с Валерией сидела…
Странная девушка, чьи фиолетовые волосы были похожи на многочисленные заостренные копья. Или она укладывала их лаком, или…
- В чем дело, Стефан? – откусив от кусочка пиццы, кокетливо поинтересовалась девушка. – Разве у тебя есть какие-то планы?
Тон, которым девушка спросила это, Стефану не понравился. Но он не стал отвечать ей тем же, как не стал спрашивать у Валерии, зачем она притащила с собой подруж…
Стоп, кого?
- В пещере и в деревне, в десятках разных мест, - вдруг запела девушка, приподнимая своего персонажа, вора, - маньякам-приключенцам всегда найдется квест, с блюстителем закона короткий разговор - трактир опять разносят файтер, клирик, маг и вор!
Стрэндж опустил взгляд на фигурку своего персонажа. Можно было и не гадать – фигурка клирика, жреца-целителя, воздевшего руки вверх, явно ожидающего подмоги от высших сил. Приподняв фигурку, волшебник вполуха слушал мурлыканье девушки, все пытаясь понять, почему еще не спросил, что у них за гостья.
- Стефан, будь душкой, - вдруг попросила девушка, - не подашь мне ту тарелку с чипсами? Выглядит аппетитно.
Звучало как-то зловеще, но что-то будто не позволяло хорошенько задуматься.
- Стой, это… - вдруг подал голос кто-то из змей, но продолжение потонуло в каком-то тумане.
- Да, конечно, - Стрэндж уже тянул тарелку, даже не понимая, что делает.
Девушка хищно улыбнулась.
- Столько лет, а ты все еще такой же душка.
Внезапно ее рот расширился и стал настолько огромный, что не передать словами. А после и вся девушка… точнее, нечто фиолетового цвета выползло из человеческой шкуры и, прыгнув на стол, цапнуло Стефана за плечо.
Тот слабо вскрикнул, попытался что-то соорудить другой рукой, но пальцы предательски дрожали. Никакой магии, даже намека на сгусток энергии.
Тут же на стол прыгнуло большое существо, похожее на гориллу с ярко-оранжевой шерстью, но без намека на лицо – вместо него было нечто вроде всполохов огня. С глазами. Огромными глазами, которые смотрели во все стороны.
- Что делать с мальками, госпожа? – прошипел пламеголовый. – А, у вас обед. Что ж, у меня тоже будет обед!
- Бегите! – закричал Антон; Алистер уже вцепился в ногу огромного существа.

Отредактировано Doctor Strange (14.07.2021 18:18)

+3

53

Герри внимательно слушает все, что рассказывает мистер Стрэндж о флеркенах, а сам ласково гладит кота, что довольно сидит у него на руках. И, внезапно, получает ответ на свой вопрос — это не он, это она. Он сильно умиляется, вставая вместе с кошкой, и совершенно не придает значения словам о том, что флеркены крайне опасны.
Нет, он слышит все слова и воспринимает их всерьез. И вслушивается, когда речь заходит об их способностях и о том, на что те способны, но не считает это особенной проблемой. Герри внимательно рассматривает флеркена, четко осознавая то, что это не самая простая и обычная кошка, а умный инопланетный хищник, но никакой неприязни не испытывает. Наоборот. С любовью и заботой почесывает ее за ушком.
— Я буду тебя любить, даже если ты покажешь мне свою пасть, — приговаривает он, а в ответ ему доносится ее довольное урчание. — И я тебе буду отдавать самое вкусное.
Краем глаза Герри замечает, что мистер Стрэндж тоже обзаводится котенком. Черным. Игривым. И широко улыбается, вновь обращая внимание на свою кошку.
— Тебе подойдет имя Джорджия? — спрашивает он. — Или ты хочешь другое?
— Мяу, — отвечает флеркен, довольно мурлыкая и всем своим видом показывая, что ей все нравится.
— Ты моя хорошая! — Герри радостно улыбается, осторожно проходя к машине, которую мистер Стрэндж успевает изменить, но это его уже совсем не удивляет после всего того, что он успел увидеть.
Но он не удерживается от взгляда на остальных флеркенов, искренне сожалея, что нельзя забрать их всех с собой. На Земле им всем хватило бы места! И еды тоже хватило бы! И вроде как все они хотят с ними… Но он вспоминает о словах Стрэнджа, который сказал, что они очень быстро размножаются, и смотрит с некоторым подозрением на свою кошку. Неужели она в один прекрасный день принесет ему несколько сотен котят?!
Вот это будет настоящее счастье!
С этими мыслями Герри усаживается на заднее сидение, аккуратно держа на коленях рыжую красавицу. Пристегивается и поглаживает ее. Похоже обратный полет будет намного опаснее. Он даже беспокоится за кошку, хотя та ничем не показывает, что чего-то боится. Как и флеркен Валерии. Зато кошка внимательно следит за Алистером и Антоном, которые оказываются совсем рядом с ними, и по ней видно, как она хочет их сцапать и съесть, но не делает этого.
И Герри вытягивает голову, наблюдая за полетом, когда обстановка начинает накаляться. Он не знает, что происходит, но вместо вопросов вздыхает и крепко обнимает Джорджию, желая защитить ее, что бы там ни произошло.



— И так, вы готовы к грядущему?... — протягивает Герри, держа в руке конфету, и многозначительно смотрит на всех, кто сидит за столом.
Он хочет еще что-то сказать, но внезапно в голове у него что-то щелкает, и он тут же все вспоминает. Петля времени. Полет в космосе. Планета флеркенов. Он раскрывает широко глаза в недоумении, не понимая, что происходит.
О нет!
Нет-нет-нет!
Все это не может быть очередной петлей! У него ведь появился флеркен?!
Герри в панике оборачивается вокруг себя и замечает, наконец, котов неподалеку от стола, почти у стены. Все трое, включая маленького черного котенка, недовольны, но не издают ни звука. Джорджия не сводит злых глаз с незнакомой женщины, и он прослеживает за ее взглядом, вглядывается в гостью. Ее имени он не знает. И он задумчиво-вопросительно смотрит на Вэл.
Ну же… По словам мистера Стрэнджа понятно, что все у него вновь вылетело из памяти, но Валерия-то должна помнить. Он очень надеется на то, что все так, а то ему совершенно не хочется быть единственным, кто все осознает.
Но как же все так получилось-то, а? Вроде они вырвались, вроде все должно было наладиться… Герри прищурившись наблюдает за диалогом странной женщины и мистера Стрэнджа. От нее веет холодом и злобой. Это чувствуется в тоне ее голоса и вообще в мимике лица. Он бы назвал ее жуткой, и спустя минуту его подозрения подтверждаются.
Герри упирается в спинку стула и максимально отодвигается от стола, на который запрыгивает настоящее чудище.
— Мяяяяяу!!!
Джорджия гневно мяукает и шипит.
Герри осознает, что “мальки”, про которых вещает это нечто, это они с Вэл. Волосы на голове начинают шевелиться. М-да. Вот это он сходил на экскурсию! Он приоткрывает было рот, пальцами нащупывая кнопку на своем коммуникаторе, чтобы активировать костюм и дать бой, если придется, но не успевает — в чудище вцепляется Алистер, а Антон кричит им, побуждая к бегству.
— Уходим отсюда, Вэл! Мистер Стрэндж!
Он выскакивает из кухни, уверенный в том, что они бегут следом за ним. Джорджия опережает его и ведет куда-то, и он идет за ней, решив, что она, как хищник, знает, где скрыться. Нужно найти место, обдумать, что делать, и найти способ противостоять чудовищам. А вот как — он не имеет понятия.
С такими он никогда не встречался. О таких он даже никогда не слышал. Но он сумеет. Что бы это ни было, у него все равно больше шансов победить. Его гораздо больше беспокоит та дама… Она страшная. И совсем не кажется той, кого можно легко одолеть.
— Неужели этот дом нас так ненавидит, а?! — в сердцах спрашивает Герри, внезапно остановившись и вспомнив про змей. — Змеи!
Алистера и Антона надо спасать. Срочно. Он помнит, что с ними нельзя говорить, но никто ему не говорил, что нельзя спасать их жизни. Их гибели он ведь совсем не хочет. Он устало вздыхает, собираясь твердо включить свой костюм и пойти избивать чудовищ.

+3

54

— Несмотря на то, что кошки всегда являлись магическим атрибутом, а также видят во многих спектрах, я предпочитаю собак.
Вэл усмехнулась и не удержалась от ответа. Все-таки, этот человек был ей чем-то по прежнему дорог. Ну и должен же был кто-то сказать ему нечто подобное, ведь так? Да и накипело уже двоекратно со всей этой историей с Санкторумом и  петлей времени.
- Может, в этом Ваша проблема? Вы любите собак, любите верность, которую не можете дать сами. Оставляете ради Ваших целей всех кому не лень - моего отца, который возвысил Вас и верил Вам, дом, который не хочет Вас отпускать, даже чертовых пакостливых змей, которым Вы нужны куда больше, чем многим людям. Вам стоит полюбить кошек. Кошки приходят за порцией еды и ласки и потом гуляют сами по себе. А собака будет страдать и ждать еще очень долго, если Вы бросите ее.
У Шерифа опять заезжали шарики за ролики. Только что он буквально сказал: “Они вам ничего не сделают”, но вот уже несколько минут спустя все перешло в разряд: “Нам стоит их бояться”.
Валерия с трудом удержалась от того, чтобы не изогнуть бровь со всем скепсисом мироздания на лице, когда это услышала. Но удержала себя в руках и даже не повела бровью. С психически нестабильным человеком лучше не спорить.
Рассказы про бездонный желудок флеркенов ее не особо напугали. Разве мог очень голодный котик напугать ребенка, который по приказу своего отца пару лет подряд убивал целые классы подростков, которые не оправдали ожиданий Дума?
Вэл погладила нового питомца. Нет, она решительно не сможет покинуть эту планету без этого пушистого наглеца, который, кажется, решил все за нее.
- Ну и как я тебя возьму, м? Знаешь, я ведь не одна живу. У меня очень, очень суровый папа. Ты ведь понимаешь, что его придется слушаться? Меня можно не так слушаться, как его…
Флеркен смотрел на нее своими зеленющими глазами и словно говорил: “Да, да, конечно, я буду слушаться папу. С Думом шутки плохи, я знаю”
- И ты не будешь портить вещи, мебель, таскать еду со стола и делать дела куда не надо?
Валерия могла бы поклясться, что кот чуть ли не кивнул, а решительное “мяу” было в крайней степени утвердительным. Да-да, он будет хорошим котиком, самым лучшим, он не доставит совсем никаких проблем - так и читалось в его глазах.
- Какой ты хитрый скользкий жук, - сказала Валерия, погладив котика и почесав за ушком, - Прямо как наш Шериф. Хм, а как тебе такое имя? Хочешь быть Шерифом?
Котик издал радостное “Мяяяяя!”.
Окружающие коты радостно его поддержали еще большим количеством “Мяяя!”.
Определенно, ковбойская шляпа и золотая звезда для рыжего наглеца были одобрены всем сообществом флеркенов.
Когда настало время ехать, Вэл не стала оглядываться, сосредоточившись на том, чтобы гладить своего кота. Зачем трепать себе нервы и заставлять сердце болезненно сжиматься от вида того, сколько еще несчастных котяток так и останутся многие годы никем не поглаженными?
Она наколдовала в машине воздух, как и просил Стрэндж, когда они вылетали на орбиту планеты. Снова причудливые пейзажи - звезды, темные небеса, планеты…
Волей-неволей, но в голове ненароком рождалась мысль: “Это что, все реально?”, но надолго она не задерживалась - дочь такого человека слишком многое видела в своей короткой жизни, чтобы не верить в происходящее.
Однако, змеи отвлекли ее от созерцания космических пейзажей. Алистер и Антон все время много болтали, но вот эта болтовня была слишком уж… обеспокоенной?
Упс.
Поздно. Прежде, чем Вэл успела посоветовать Стрэнджу допросить змей, они уже помчались на всех парах в “игольное ушко”.

Валерия смотрела на миниатюрку своего персонажа. Идеально покрашена, такая детализация! Она красила сама, но папа помогал. Получилась идеальная репрезентация персонажа - прекрасная светловолосая дева в зеленых одеждах, чародейка, чья кровь носит печать божественного благословения - ведь ее род основал один из могущественнейших богов Торила, ниспославший аватар к ее пра-прабабке, чтобы зачать полубога. Бэйн, великий бог тирании, страха и ненависти. И вот его благословенное потомство - в равной степени обладающее и божественной магией, и арканной… Чаройдейка, “божественная душа”.
Хм, Бэйн и Дум - так стилистически похоже… и цвета зеленые… И род в буквальном смысле “от бога”...
Так. Так. Сто-о-оп… Что за Торил, что за Бэйн?
Какого дьявола здесь происходит, и почему они опять в этой чертовой петле на ферме?!
И что это за дама играет вместе с ними?
Вэл не успела задать ни один из своих вопросов.
Из женщины вылезло нечто такое, чему очень не хотелось попасть на зуб.
Алистер и Антон завопили и даже бросились на второго демона, появившегося следом за преображением женщины.
Герри тоже кричал.
Коты истошно мяукали, и явно звали их выйти.
А вот дама, кажется, собралась закусить одним Шерифом. И совсем не тем, который кот.
Вэл не особо раздумывала. Надо было перегруппироваться, и она мигом отскочила от стола, побежав за Герри и котами.
Она даже сама не осознавала, как делала это сейчас, не задумывалась, просто инстинктивно принимала меры для самозащиты - повинуясь ее командам, броня начала покрывать ее тело. Она была чем-то похожа на работы Тони - последнее время отец зачем-то решил копировать его стиль, а поскольку он курировал и помогал собирать этот доспех - стиль давал о себе знать.
Поэтому чувствовалось в этом доспехе что-то… другое. Что-то, что отдавало тягой к изысканности, завершенности, к эстетике, а не только практичности, эффективности и расцветке.
Вэл не была уверена, что ее броня совсем уж идеально защитит от демонов, но сам факт ее наличия придавал чуть больше уверенности.
В те пару секунд, что доспех собирался на ней, Вэл успела обернуться и увидеть, что женщина уже умудрилась укусить Шерифа за плечо.
Все мысли проносились в голове меньше чем за долю секунды.
Магия или репульсор?
Магия. Репульсор может даже не пробить кожу подобной потусторонней твари.
Вэл вскинула руку, на которой прямо в этот момент собиралась защитная перчатка доспеха и выкрикнула слова атакующего мистического бласта.
Луч фиолетового цвета вылетел из ее руки и попал прямо в странное женоподобное чудовище.
- В очередь, исчадие! - крикнула Вэл, не сбавляя при этом скорости. Она не стала уточнять, что конкретно за очередь, однако было очевидно, что речь шла про то, что желающих откусить Стрэнджу не только плечо, но и сразу голову, найдется целый вагон и маленькая тележка. Вэл, конечно, ставила в этом списке на первые места себя и отца.
- МЯУ!!! - одобрительно мявкнул Шериф, который, собственно, снижать скорость тоже не торопился.
Краем глаза Вэл успела увидеть, что существу она не столько навредила, сколько, вероятно, озадачила его. Вэл могла его понять. Это она знала, чья она дочь. С точки же зрения подобного создания, какая-то маленькая человеческая пигалица без малейшего сомнения начала кидаться своими фейерверками в могучую потустороннюю сущность без всякого почтительно-трепетного ужаса. Да и бласт попал метко - прямо в ту часть существа, которую можно было бы назвать “мордой”. От удивления, создание даже перестало грызть Стрэнджа, на секунду разжав челюсти, чтобы гневно взреветь и “оглядеться”.
Благословенные секунды промедления создания дали достаточно времени, чтобы они с Герри выбежали в коридор.
Валерия призвала магические щиты вокруг рук, ожидая, что вслед за ними выбежит тот, кому так не терпелось поужинать “мальками”.
- Надо вернуться за Стрэнджем! - крикнула она Герри.
Мысли хаотично метались в голове, рождая самые непредсказуемые идеи.
А что если попробовать… Договориться?
- Санкторум! - воскликнула Вэл со всем уважением в голосе. Это действительно была просьба, а не требование капризной принцессы, - Не дай старому дураку погибнуть! Если он так нужен тебе, а ты дашь ему умереть - ему больше никогда не стать Верховным Чародеем, чтобы он мог вновь заботиться о тебе! Помоги нам изгнать нечисть!

+2

55

Все разлетается.
Все рушится.
Его опять пытаются убить.
Стрэндж определенно устал от этого дня, который никак не закончится.
Фиолетовый демон необъятных размеров прокусил плечо так глубоко, что было почти не больно.
«Это шок», сам себе объяснил, «стрессовое обезболивание гиппокампа эндоканнабиноидами. Сейчас адреналин закончится и все почувствуется». 
Уперев другую руку в край острозубой пасти твари, волшебник попытался выбраться вполне обычным способом – своими силами. Никакой магии, чистая сила. Которой у него было не то, чтобы много. Еще и руки задрожали, предательски трясясь, словно он испугался.
Страха не было. Была накатывающая усталость и злость на происходящее.
На Тианон, которая опять пытается его убить. На ее фамильяра, который вырвался из клетки. На Санкторум, который взбесился и скачет. На Валерию, которая никак не могла отпустить прошлое. На Герри… ладно, на Герри злиться было не за что.
А на себя – да.
«Это та ситуация, где я – безвольный слабак, а все вокруг молодцы и пинают меня по почкам?»
Змеи сделали то, что должен был он: отправили детей подальше. Позаботились о них, пока он пытался найти себя в запутанных серых мыслях. Сознание путалось уже не из-за Санкторума, а из-за демонического влияния, и это было проблемой куда серьезнее, чем обиженный дом.
Тианон резко разжала зубы и повернулась в сторону детей. Стефан выпал, ударился о стол и стек под него. Фамильяр, повернувшись к Валерии, обнажил свои клыки.
- О, госпожа, вы слышите? Снег и сталь, кровь и пепел… да-а, отличный аперитив!
- Я НАЙДУ ТЕБЯ, МЕЛКАЯ ТВАРЬ, - заорала Тианон во всю силу своих огромных легких, - ВЫЖРУ ВНУТРЕННОСТИ, НАДЕНУ НА СЕБЯ, А ГОЛОВУ ОТПРАВЛЮ ТОМУ, КОГО ТЫ ЛЮБИШЬ!
- Хорошо сказано, госпожа! У-ух, пробрало даже меня!.. А, погодите, что это? Маленькая змейка, хочешь стать мои апперитивом?
Разумеется, дети успели смыться. Стефан лежал и убеждал себя в этом, слушая переговоры демонов. Надо было и самому отползти куда подальше и, так сказать, перегруппироваться, обдумать, выработать стратегию…
Пол под ним стремительно окрашивался в красный, а с каждым клацаньем зубов Тианон, потерявшей добычу, силы уходили в никуда.
Пора было это исправлять.
- Сожри их, - ласково приказала Тианон фамильяру, - девчонку оставь. Я сама с ней позабавлюсь.
- Но госпожа…
- Можешь откусить ноги, ей не понадобятся.
- О, а я позабавлюсь с тем мальцом. Мне кажется, или он умеет высоко прыгать… люблю гоняться за насекомыми!
Судя по шуршанию, фамильяр исчез, отправившись вслед за детьми. В «столовой» осталась Тианон и, похоже, Алистер с Антоном, но змей не было ни слышно, ни видно.
А потом раздался оглушительный грохот.
- Ха-ха, попалась! – слабо отозвался на это один из змеев; от кровопотери Стефан не смог понять, кто из них.
- Скорее, старик помирает!
- А что я ему сделаю? Моя спина…
- Надо откусить.
- Откусили уже!
Они переругивались и что-то говорили, но сознание как уплывало.
Кто-то прошелся четырьмя лапами по его груди и лизнул в нос.
Проснись.
Вздрогнув, Стефан открыл глаза – на груди стоял черный котенок и обеспокоенно смотрел куда-то в сторону.
«Он смотрит как я истекаю кровью».
Ты умираешь?
- Не впервой, - тихо ответил Стефан, после чего попытался перевернуться. – Но… сейчас… рано…
- О, я слышал старика?
- Я тоже слышала, душки, - промурлыкала Тианон, барахтаясь где-то вне зоны видимости. - ГДЕ-Е-Е ЖЕ ТЫ СТЕФАН, Я ХОЧУ ТЕБЯ СОЖРАТЬ.
«Еще бы ты не хотела».
Он терял много крови.
Стоп, кровь!
Стефан повернулся набок, положил руку в лужу собственной крови.
Закрыв глаза, он обратился к силе, которая еще тлела в этой крови.
«Отзовись».
Все вокруг задрожало, затряслось, но на этом все.
- Пытаешься напугать меня звоном? – посмеялась Тианон. – Ты жалок.
«Какого черта».
Мысль кольнула чем-то, напоминавшим мигрень.
«Какого черта я позволяю демонам заправлять в моем доме? А детям, пусть и от гениев, говорить, кто я есть и что мне надо? Почему все вокруг указывают, не зная ничего? Никто меня, черт подери, не знает, как не знает, что я делаю, но все готовы бежать и раздавать советы, приказы, бесит!»
Его это и правда взбесило. Хлещущая кровь из плеча – тоже.
Сцепив зубы, Стрэндж надавил собой на откушенное плечо – кровь хлынула с новой силой. Котенок рядом осторожно отошел от увеличивающейся лужи крови, настороженно посмотрел на волшебника.
Стефан снова закрыл глаза.
«Я не для того прошел через все это, чтобы умереть вот так».
Красная пелена затянула пространство.
- Никто не смеет убивать меня в моем доме, - прошипел Стефан, - никто.

Вслед за детьми в коридор выполз и фамильяр Тианон.
- Детки, детки, с чем вас скушать? – повернув голову в след беглецам, ощерил клыки. – Ммм, я чую запах надежды, отчаяния и мокрых штанишек. Будьте хорошими мальками, идите ко мне в рот сами.
Рядом с Джеральдом и Валерией из воздуха выросла статуя. Обычная статуя ангела в балахоне и с крыльями. Сложив ладони в молебном жесте, ангел смотрел перед собой, но затем повернул голову в сторону демона.
- В этом доме только мы смеем оскорблять Стефана Стрэнджа, - мягко, но жестко поведала статуя. – Придержи язык, девочка.
- Ты не твой отец и никогда не станешь и в треть достойной его силы, - произнесла вторая статуя ангела, но эта, сложив ладони, будто молясь, смотрела вниз. – Мир твой погиб из-за глупостей и ошибок отца, чьим приказам ты раболепно, как не имея своего разума, слушалась и повиновалась.
- А ты никогда не обретешь в лицах тех, кто зовется твоими родителями, истинных родителей, - сказала третья статуя, тоже с крыльями, но в этот раз она развела руки и смотрела перед собой как бы искоса. Материализовалась она рядом с Герри. – Шансы упущены, а построить то, чего не было, не выйдет. Твоя мать – чужая тебе, а отец не умеет быть отцом. Смирись быть изгоем.
- Ты тоже, - добавила первая статуя. – Здесь нет счастливцев – лишь изгои. А Стефан Стрэндж…
- Главный.
- Первый.
- Единственный.
- Самый отвратительный человек на Земле, - резюмировали статуи хором.
Фамильяр, чихнувший от красной дымки, потянувшейся из «столовой», похлопал лапами.
- Отличное представление? Теперь я могу вас всех сожрать?
- Они жалкие, - ответила первая статуя, - но они – гостьи нашего любимого…
- … мерзкого пациента, которому мы не высказали за последние его…
- … три тысячи девяноста шесть грехов.
- Семь.
- О?
- Прямо сейчас.
Фамильяр клацнул зубами.
- Я устал от разговоров. Отодвиньтесь – я чую в вас что-то родственное.
- Мы не можем, - сказала вторая статуя.
- Мы же статуи.
- Мы можем говорить.
- Видеть отчаяние, сожаление, сомнение.
- Видеть все худшее и говорить самый плохой вариант.
- Тянуть время, пока Стефан Стрэндж делает то, что умеет лучше всего.
- Забери остатки своей госпожи, жалкий демон, и очисть этот дом от своего присутствия.

- Брось, Стефан это меня не напугает.
Помещение заволокло красным туманом. Очертания предметов растворились в этой красноте, а все звуки потонули, словно их и не было.
Слепой Тианон было сложно, ведь она видела глазами фамильяра, а тот видел статуи, что отсекали его от детей и прочей живности. Сладкой, вкусной, аппетитной.
- Давай уже закончим, - протянула Тианон, двигаясь вперед. Она прихрамывала – подножка чертовых змей не прошла бесследно. – Сте-ефан, выходи.
Резкий удар, рывок – она падает. Тианон не поняла, что произошло, и вряд ли бы ей помогло зрение.
- Что… - всхрапнув от боли, демон попыталась скрябнуть по полу когтями обеих рук, но не вышло.
Стефан отбросил в сторону вырванную левую руку демона, перехватил здоровой рукой ножку от стула, которой сбил ее на пол.
- Не можешь видеть, но слышишь, - процедил волшебник, наступив на ногу демону, - и ослабла от запаха крови? И это ты называешь жалким меня?
Удар. Часть клыков из пасти выпала. Тианон заверещала, попыталась вырваться, но не вышло.
- Меня достало, что все лезут в мою голову.
Удар. Визг. Черная кровь забрызгала рубашку.
- Меня достало, что всякие твари вроде тебя пытаются меня убить.
Удар. Еще удар. Стефан вошел в какой-то раж, который подпитывался колющей мигренью. Но с каждым ударом она словно затихала, становилась почти неразличимой на фоне хлюпающих звуков раздрабливаемых костей в размякшей от крови плоти.
Удар. Всхрап.
- Меня достало, слышишь!
Ответа не было. Ударив для верности еще раз, Стрэндж тяжело выдохнул и вздохнул пару раз.
- Убери это, - сказал он в воздух, зная, что его услышат.
Красный туман поплыл в сторону коридора.

Позади фамильяра вышел Стрэндж. В порванной рубашке, заляпанной багрово-черной кровью, с висящей на коже рукой, из которой все еще сочилась кровь, с растрепанными волосами, грязью на лице и таким уровнем зловещести, что было понятно – вот этому человеку дорогу лучше не переходить.
Ах да, в его здоровой руке все еще была ножка от стула.
С нее весьма колоритно и красноречиво капала черная вязкая кровь.
- А, - удовлетворенно сказала первая статуя, - вот и он.
- Во всей красе.
- Уничтожитель, избавитель, целитель.
- Таковым ты себя считаешь? Санитаром мира?
- Ах, Стефан, мы так соскучились по твоим сеансам терапии…
- Где ты узнаешь, насколько ты слаб, жалок и отвратителен.
- И я рад вас видеть, - глухо отозвался Стефан, из-за чего фамильяр обернулся. – Или ты сейчас исчезнешь, или я тебя сожру. Буквально. Я устал и проголодался.

Отредактировано Doctor Strange (15.07.2021 03:23)

+3

56

Становится все чудесатее и чудесатее.
И мистер Стрэндж остался там. Хотя он был уверен, что тот следует за ними… Проклятие!
Одно движение, и наниты покрывают тело Герри, облачают в металлическую броню. Он встает перед чудищем, которое он не может даже причислить к какому бы то ни было виду животных. Демон. Герри вспоминает о том, что те существуют, и вот — теперь он получил шанс попробовать на одном из них свою силу. Посмотреть, на что они способны. Очень даже любопытно.
Между пальцев начинают искриться разряды биоэлектричества. И Герри задумчиво хмыкает, ожидая, когда это нечто приблизится к нему, чтобы нанести ему как можно более сильный удар током. И заодно не задеть при этом Вэл или флеркенов.
Джорджия позади него шипит и недовольно скалится, раздраженно помахивая хвостом. Ее недобрый взгляд не сходит с незнакомой ей зверюшки, но инстинкт заставляет ее держаться подальше. Она не желает получить вред. Не в своем положении.
А плану Герри шибануть током неведому зверюшку не суждено сбыться. Рядом с ними из воздуха возникают непонятные статуи. И… их слова совершенно неприятны. Ни те, что были произнесены по отношению к Вэл, ни те, что предназначались конкретно для него.
Он скептически и недовольно смотрит на статуй, порываясь что-то ответить или же ударить, но качает головой, посмотрев на Валерию.
— Мне все меньше и меньше нравится этот дом.
Герри произносит это непривычно злым тоном голоса для себя. Он редко злится. Вывести его из себя — задача тяжелая. Но, похоже, задача данных статуй проникать глубоко в душу и видеть изнанку всего. Ранить словами, оскорбить, заставить сомневаться в себе и в окружающих людях. Что ж… Разозлить его получилось.
Он встряхивает головой. Все это настоящая чушь. У него есть мама. Верно, он не вырос рядом с ней, но то произошло вне его воли. Никакой другой матери у него не было, а та, что его растила, называла себя тетей. И никто не смеет говорить ему, что его мать — чужая для него. Даже безумный дом и вещи, что в нем живут.
Герри с неприязнью смотрит на демона, который продолжает изъявлять желание их съесть. Статуи их защищают. Он прищуривается, наблюдая за их диалогом. Ему очень хочется ответить на обидные слова, но разумность сдерживает его. Он ведь не желает быть съеденным этими магическими изваяниями или чем они там являются. Ему нужно выбраться из дома. И теперь от него зависит жизнь еще и флеркена, который приравнивается к разумному существу.
Он поворачивается к Вэл.
— Мне теперь понятно, почему мистер Стрэндж такой… странный. Еще не таким станешь, живя рядом… — он окидывает взглядом статуй, качая головой.
И тут же из той комнаты, которую они покинули, доносится шум. Герри делает шаг вперед, намереваясь вернуться туда и вмешаться в то, что там происходит прямо сейчас. И ему даже не страшен демон, перед которым он совсем не испытывает ни малейшего страха. Но мистер Стрэндж сам к ним выходит.
Очевидно, разобравшись с той дьяволицей. Или кем там она являлась.
Герри смотрит на статуй, которые принимаются его оскорблять. А фамильяр, обернувшись, пятится назад и тут же рассеивается в воздухе, решив не связываться с магом, который выглядит откровенно зловеще.
Джорджия предупреждающе мяукает, усевшись прямо перед ним, словно не желая подпускать его к чародею в этот момент. Неужели восприняла его слова о голоде буквально? Герри не сходит с места, но легким движением отключает броню, и та сползает, оставляя его в обычной одежде, в которой он и пришел сюда.
— Вам, кажется, нужно к врачу, мистер Стрэндж.
Говорит Герри, не скрывая обеспокоенности в голосе и не отрывая взгляда от поврежденной руки. И ему становится интересно — а сумеет ли помочь ему какой-нибудь врач, а? Все повреждения выглядят так, как будто их может излечить только… магия.
Он приподнимает брови, но тут же его плечи опускаются. Стрэндж выглядит не только зловещим, но и уставшим. Неизвестно, хватит ли у него сил на исцеление. Лучше бы хватило.
Герри наклоняется, чтобы взять Джорджию на руки, и выпрямляется, вновь посмотрев на мага, а затем с явным неодобрением на статуй. Вот кого он не будет благодарить. Даже за то, что те вступились и не подпустили к ним демона. Их слова не пошатнули его веру в родителей, но они были обидны, лживы и мерзки.
— Как… вы себя чувствуете? — неуверенно спрашивает он, переводя взгляд на мистера Стрэнджа и не зная, стоит ли вообще такой вопрос задавать тому, у кого рука чуть ли не оторвана, если она действительно не оторвана и не висит на мясе.
Наверное, нет. Это чародей. Он находит в себе силы стоять и одним видом разгонять демонов. Но, тем не менее, вряд ли стоило спрашивать о таком.

Отредактировано All-New Spider-Man (15.07.2021 13:11)

+3

57

Ну отлично. Класс. Это будет лучшим завершением дня - сдохнуть здесь, всем втроем.
Интересно, найдет ли их трупы Тони, когда выйдет из больницы?
Невеселые мысли пронеслись в голове в течение буквально пары мгновений.
Ситуация была колоритной - они с Герри стояли в броне, позади мяукали коты и… они ждали, когда выйдет чудовище, которое хочет их сожрать.
Из столовой доносились вопли разъяренной демоницы. Стрэнджа не было слышно, а из столовой выполз отвратительный фамильяр того создания.
“Черта с два это кончится вот так!” - решительно подумала Вэл.
Может, она и умрет в пасти Тианон, но “личико” ей перед этим попортит максимально.
Ярость и ненависть захлестнули мысли, придавая сил.
Она много колдовала сегодня, и уже начинала чувствовать легкую усталость. И магия создания воздуха, и щиты... Пока не критично, но все же…
Однако нахлынувшие негативные чувства придавали сил.
Валерия успела за последние пару недель познакомиться с частью библиотеки отца на магические темы. Она видела теории о происхождении магии разных авторов. Чуть ли не со средних веков велись споры, связан ли магический дар с родословной, или магами становятся случайно.
Доказательств обычно не было, но многие теоретики магии склонялись к мысли о том, что магический дар может усилиться, если среди предков были могущественные волшебники, хотя ясного и четкого соотношения не наблюдалось.
Ее род был сильным. Синтия, мать отца, была весьма одаренной цыганской колдуньей. А уж отец Валерии так быстро научился самой мощной магии, что, если она правильно его поняла, даже как-то участвовал в битве за титул Верховного Чародея.
Если теоретики были правы - у Вэл отличные гены, отличная склонность к магии. Дар, идущий от сильной крови.
Это не хаотическая магия, но дикая, природная и немного необузданная, как цыганский танец вокруг костра под звуки фольклорной музыки.
Эта магия подпитывалась эмоциями, сильными и яркими, красочными.
Гнев. Ненависть. Они были такими простыми, и такими сильными… Им было легко поддаться.
Может, поэтому ее отцу так легко давалась магия?
Не станет ли она такой же, если поддастся этому искушению легкой силы?
- Детки, детки, с чем вас скушать?
Ох, о морально-этической стороне вопроса… Придется поразмыслить позже. Сейчас надо собрать все силы, чтобы уничтожить тех тварей, которые посмели покуситься на ее жизнь и жизнь ее друзей! Никто не смеет пытаться сожрать фон Дума и уйти безнаказанным!
Вэл уже хотела выпустить новое атакующее заклинание в вышедшую из дверей тварь, как перед ними с Герри неожиданно выросли три странные статуи. Они были похожи на кладбищенских ангелов, но вот то, что они говорили…
Это задело. Причем в данный момент Вэл даже не знала, что задело ее больше - то, что статуи усомнились в ее силе и в том, что она ее достойна, или то, что они проехались по самой болезненной ране - погибшему миру.
Стоп. Тем не менее, статуи встали на пути пламенеющего демона, который вышел на охоту за ними с Герри, и явно перегородили ему дорогу.
Получается… Санкторум услышал и все-таки прислал странную подмогу?
- Э-э-э-м, спасибо, Санкторум! Правда, спасибо, - сказала Вэл, посмотрев вокруг.
Герри сказанное явно задело куда сильнее, и он  смотрел на статуи с крайней степенью неприязни. А вот Вэл теперь было все равно, что они там болтали. Главное, что они мешали демону. Касаемо же личности Стрэнджа Вэл даже была с ними в чем-то согласна.
Туповатый демон, кажется, был несколько озадачен явлением статуй, которые не давали ему пройти.
Это дало возможность отойти еще немного назад и поразмыслить над заклинаниями. Размышления Вэл были прерваны слабым шипением Шерифа в сторону двери.
Сначала оттуда потянулась красная дымка. А затем вышел Стрэндж. Вполне себе живой, только с почти-оторванной-рукой. Что не мешало ему быть вооруженным… Окровавленной ножкой от стола?
Взгляд Стрэнджа при этом был совершенно безумный, но очень уверенный в себе.
И то, как он смотрел на оставшегося здесь демона, Вэл совсем не нравилось.
Это вообще нормально, что волшебник с оторванной рукой смотрит на демоническую тварь с таким голодом в глазах?!

+3

58

Исчезнувший фамильяр оставил Стрэнджа наедине с… со всем.
Со статуями, которым только в радость танком проехаться по всем его слабым, больным и мозолистым местам.
Со змеями, что выползли следом за ним, храня какое-то таинственное молчание, в котором угадывалось что-то от смеси страха и уважения.
С флеркинами, что почувствовали голод Стефана и не горели желанием в один момент лишиться своих потенциально будущих хозяев, защитников, друзей.
С детьми.
Теми самыми, что сейчас стояли в почти полном обмундировании, готовые ко всему. К любой опасности. «Как учили родители», хотя их вряд ли кто-то учил. Они были похожи на героев, но были ли героями на самом деле? Мог ли Джеральд так же лихо прыгать по стенам, как его мать? А могла ли Валерия так же просто, щелчком пальцев, вынести все, что вынес ее отец?
Теми самыми, которым он предложил всего-то… что? На самом деле, он не предлагал. Герри – возможно, но на выданной книге все должно было закончиться. А Валерии тут и вовсе быть не должно. Упрямство или некие благородные чувства привели ее сюда – кто знает этих отпрысков недогероев, решивших поменять мировоззрение.
С чего все началось?
«Ах да. Я совсем забыл».
Стрэндж криво улыбнулся, качнулся. С его руки на пол, на красный ковер, тянущий от двери к лестнице, капнуло несколько капель. С ножки стула, которую он все еще сжимал, тоже капнуло что-то, оставшееся от Тианон.
- Как… чувствую? Занятный… вопрос, Джеральд. Как же мне на него ответить? «Все в порядке»? Но я не в порядке, это очевидно. Я потерял около литра крови, моя рука почти отделена от тела, а про внутренние повреждения я не вспоминаю. «Все ужасно»? Но я же стою на ногах.
После этих слов, произнесенных уставшим прерывающимся тоном, Стрэндж покачнулся. Очень опасно покачнулся, почти упав на пол.
- Ай-яй, мастер готов откинуть копыта! – заверещал вдруг Антон, мигом прервав зловеще гнетущую атмосферу, что нагнала магия крови и истлевающая ярость Стефана. – Эй, малец, что встал красивый такой, как на параде? Бери его под руки и тащи в гостиную!
- Это… лишнее, - сражаясь с ослабевающим сознанием, которое требовало выключиться, Стефан выпустил из рук окровавленную ножку стула и зажмурил глаза. – Дайте мне… минуту… всего одну минуту, я же… доктор, я могу исцелить себя сам.
- Откинуться ты тоже сам можешь! – добавил Алистер. – Принцесса, ты тоже на парад собралась, что вы такие красивые, я в вас смотреться как в зеркало могу!
- Он умирает? – подала голос первая статуя.
- Прискорбно, - тихо ответила вторая.
- Ожидаемо, - добавила третья. – Стефан, если ты умрешь…
- Кто будет нашим пациентом?
- Кто будет внимать нашим словам?
- Стефан, - позвала первая статуя, - ты не можешь умереть. Этого нет в твоей судьбе.
- Твоя судьба – быть призмой, но не трупом.
Под ногами возник черный котенок, все еще обитающий без имени. Он изо всех сил терся о ноги Стефана, урча и примявкивая, словно поддерживал того, кто его выбрал.
Или кого выбрал он. Никогда не угадаешь, как это работает.
Стрэндж приложил здоровую руку к лицу, покачнулся.
- Библиотека, - негромко сказал, - Валерия… там есть свитки. Я… покажу… только сяду в кресло. Только…
- … ты умрешь! – раздалось откуда-то сзади детей шипение, и из-за спин выпрыгнул фамильяр. – Я разгрызу твои кости и выпью кровь во славу госпожи!
- О нет, мастер! – крикнул кто-то из змей.
- Мяу! – напуганно вторил котенок.
- Да как вы надоели! – рявкнул Стефан, метнув заклинание в фамильяра.
На пол перед ним упал… лежак.
Обычный такой лежак насыщенного красного цвета, с очень удобной подушечкой, отлично выстроченными краями. Для кота лежак выглядел чересчур маленьким, а вот для змей…
По крайней мере, Алистер, заползший на это произведение метаформозной магии, был весьма доволен результатом.
- О, - выдал змей, - тепленько.
- Погоди, я тоже хочу, - тут же включился Антон.
- Стефан все еще умирает, - напомнили статуи.
Опершись о плечо Джеральда, Стрэндж сглотнул – во рту была пустыня. Но надо было выдержать, по крайней мере, еще немного.
- В свитках – мощная магия, - продолжил он, словно никакой фамильяр демона не пытался его убить. – Я поставил защиту, но… иди, Валерия, я покажу тебе, как ее снять. Придется тебе научиться магии, о которой твой отец… Виктор только мечтает. Джеральд, не мог бы ты… отвести меня в гостиную? Это… вон там.
- Я покажу библиотеку, - Алистер юркнул к лестнице на второй этаж, живо пробираясь по лестнице.
- Я покажу гостиную, - Антон пополз по первому этажу в нужном направлении. – Давайте, живее ножками перебирайте!
Котенок все еще крутился вокруг Стефана, изо всех сил пытаясь хоть как-то быть полезным.

ремарка

Отредактировано Doctor Strange (15.07.2021 18:41)

+3

59

Фамильяр возвращается и тут же бесславно превращается в лежак. Красивый такой. Герри с любопытством смотрит на то, как змеи радуются ему, а он радуется тому, что они выжили там, на кухне, когда пытались задержать демона, собравшегося ими перекусить. Но его внимание быстро переключается на мага.
— Вот черт!
С этим восклицанием, Герри аккуратно выпускает из рук Джорджию и подскакивает к мистеру Стрэнджу, чтобы придержать его на всякий случай. И как по заказу в этот самый момент тот сильно покачивается. Он крепко держит его и без лишних напоминаний осторожно тащит его в гостиную, следуя за Антоном.
Герри быстрым взглядом осматривается и замечает кресло, к которому доводит Стрэнджа, а затем помогает в него сесть.
— Так, все, — выдыхает он, оглядываясь в поиске аптечки. — Что дальше? Мистер… Мистер Стрэндж?!
Маг отключился. Герри встряхивает головой, посмотрев на Антона, а тот соответственно смотрит на него, вытянув и изогнув шею. Подростку уже хочется нарушить правило и заговорить с ним, чтобы помочь Стрэнджу, а дальше будь что будет, но тут рядом с ним возникает еще что-то. Что-то вроде голограммы.
— Мистер Стрэндж?!
— Смотри внимательно, Джеральд, — ровным, но слабым голосом говорит маг, — кровь течет ровным непрерывным потоком. Это венозное кровотечение. Его надо остановить. Тебе надо забинтовать руку от запястья вверх, до плеча. Затем наложи чистый бинт на плечо так, чтобы он закрывал все плечо, и примотай его как можно крепче к телу. Просто… замотай мои плечи. Возьми… ножку от стула, вставь в эту повязку от плеча до плеча и проверни один раз. Это плотно прижмет руку к телу и остановит кровотечение. Постарайся… не пережать. А потом… надо лед. Заморозить ткани, пока они… не омертвели. На кухне, в морозилке… но осторожнее с тем, что живет в холодильнике. Скажи ему, что еще не обед.
Герри ничего не отвечает. Времени на разговоры нет. Ему даже не хочется думать о том, что произойдет, если он немного промедлит. Рука мага выглядит очень и очень плохо. Герри никогда раньше такого не видел и, если честно, надеется, что не увидит. Хотя… Он находит аптечку, которая лежит практически на видном месте.
Он хватает ее и тут же подбегает обратно к бесчувственному магу, начиная сразу же действовать так, как его только что проинструктировали.
Герри не медик, но даже ему понятно, что мистер Стрэндж потерял очень много крови. Он нервно сглатывает. Рядом с ногами мага бегает черный котенок, а поблизости сидит и смотрит Джорджия, внимательным взглядом наблюдая за каждым его действием.
Изредка она мяукает, но при этом смотрит не на Герри, а на котенка, словно одергивая его или же успокаивая.
А сам Герри, тем временем, следуя точь-в-точь инструкциям астральной проекции мистера Стрэнджа тщательно фиксирует руку, забинтовывает все, останавливает кровотечение. Он спокоен. Заставляет себя быть спокойным. Все же его учили не только тому, как сражаться с противниками, но и тому, чтобы в первую очередь думать не о себе, а о других. Во время спасения людей из-под машин или горящих квартир нельзя поддаваться панике. И сейчас — практически та же ситуация.
Вот только его не учили оказывать первую помощь. Что ж… вот теперь его этому и учат. Он был бы не против, вот только не в такой ситуации, но зато точно на всю свою жизнь такое запомнит.
— Проследите за ним, — произносит он, обращаясь к Антону и флеркенам. — Я сейчас.
Бегом он направляется на кухню, напрочь позабыв про осторожность. Дом хочет себе вернуть хозяина, а значит не в его интересах препятствовать и учинять неприятности тому, кто хочет спасти ему жизнь. Верно? Он надеется на то, что он прав. В любом случае, он зайдя на кухню, сталкивается с ужасным беспорядком, говорящим о том, что здесь произошло нечто страшное. Или же нечто хорошее, если вспомнить о том, что здесь погиб демон.
Кровавый след тянется в стену. Это пробрало бы его до мурашек, если бы он не осознал, что дом просто сожрал демона. Ну и поделом этому чудовищу! Герри даже не хочет думать об этом, подходя к холодильнику и вспоминая о словах мистера Стрэнджа.
— Еще не обед. Мне очень нужен лед, пожалуйста, — говорит он, не без опаски открывая дверь холодильника, и набирает льда столько, сколько ему кажется будет достаточным. — Спасибо за услугу.
Никогда прежде ему еще не доводилось разговаривать с холодильником! Ну… все бывает в первый раз. Или он говорил с тем, кто там живет? Кажется, он запутался, но ничего — это не столь важно.
Вернувшись обратно в гостиную, Герри прикладывает лед туда, куда нужно, очень надеясь, что он со всем этим не запоздал. Не должен был.
— Так… — выдыхает Герри, осматривая результат своего труда. — Правильно все? Я ничего не упустил?
Он все равно аккуратно проверяет то, все ли в порядке, не пережал ли ничего. Вроде нет. Вроде все хорошо. Но этого недостаточно. Либо нужно к врачу, либо нужна Валерия с ее магией и теми заклинаниями, о которых говорил маг. Подросток внимательно смотрит на лицо Стрэнджа, а затем на его проекцию.
От происходящего глаз не отрывают Антон, флеркены и, кажется, где-то на фоне за всем следят еще и статуи. Герри поджимает губы, когда, проверив и убедившись, что все вроде нормально, разворачивается и сталкивается с внимательными взглядами котов и змея.
— Я сделал все, что было в моих силах, — говорит он, неуверенно пожимая плечами. — Теперь дело за Вэл.

+2

60

Спасибо Доку за помощь в написании части с библиотекой!

Стрэндж умирал. Это было очевидно.
Очевидно не из-за того, что говорили змеи или статуи… Это было ясно, если проанализировать все реакции его организма. Да даже из-за банальной физиологии - человеческой. Несмотря на все его могущество как волшебника... С такими ранами очень сложно выжить.
Вэл впервые за долгое время была на грани истерики.
Нет, серьезно, придется идти на похороны одного и того же человека дважды?!
Хотелось заплакать, хотелось снова стать капризной маленькой принцессой в Мире Битв, топнуть ножкой по каменному полу и заорать: “Нет, не смей умирать, старый хрен, я не давала такого распоряжения!”
Папа бы просто щелкнул пальцами и все бы наладилось.
Она, конечно, тоже подскочила вместе с Герри к Стрэнджу, чтобы его придержать. Что здесь можно было сделать? Она не была медиком.
И никакими исцеляющими заклинаниями еще не овладела на достаточном уровне, чтобы их применять.
— Библиотека. Валерия… там есть свитки. Я… покажу… только сяду в кресло. Только…
— Надо вызвать скорую, срочно! - крикнула она, и, видя, что Гэрри подхватил умирающего волшебника, кинулась к смартфону набирать соответствующий номер.
Ее отвлекло явление фамильяра, который был превращен Стрэнджем в… лежак для змей?!
При немного других обстоятельствах Вэл смерила бы Стрэнджа скептическим взглядом, но сейчас было не до того. Ну подумаешь, демон стал лежаком для змей. Нормальная ситуация.
Но сейчас Стрэндж умирал - вот это было проблемой.
Свитки? Хм, может сработать. Но хватит ли у нее сил снять защиту, которую ставил на них сам Верховный Чародей?
Ладно, будем надеяться, что Стрэндж знал, что делал.
Вэл без промедлений оставила мужчину на Герри, и рванула наверх за змеей.
В любом случае она должна попытаться его спасти.
А если получится - можно будет смело дать Шерифу по морде. Пару раз. Или даже тройку.
Сразу у входа в библиотеку появилась астральная проекция Стефана – почти такая же, как сейчас инструктировала Джеральда. Стрэндж помедлил пару мгновений прежде, чем сказать:
— Не беспокойся, Валерия, я не умру. По крайней мере, не сейчас. Джеральд купировал кровотечение, выиграв время. Тебе нужно найти свиток Мелсалама, он содержит могущественные исцеляющие заклинания. Как и со всеми свитками, есть нюанс: эти заклинания не будут работать, если ты не держишь свиток в своих руках. Поспеши.
Валерия не стала медлить, и исполнила указания. Как и не удивилась астральной проекции - она много раз видела что-то подобное в исполнении Шерифа в Мире Битв. Шериф-кот сочувственно остался внизу рядом со Стефаном и Герри.
Библиотека представляла собой большое овальное помещение, мало похожее на библиотеку – скорее, здесь могло располагаться что угодно, но не библиотека. К стенам были прижаты – или и были стенами – книжные полки с бесчисленным количеством книг; изрядное количество этих самых книг лежало вразброс на полу, на большом круглом столе, в нескольких креслах; книги прятались и под подушками, лежащими на полу, под теплыми пледами в шотландскую клетку, под небольшими палочками, напоминавшими волшебные, и под посохами, и рядом с блюдцами, тарелками и золотистыми подносами, разноцветными зонтиками, бижутерией и многим таким, чего в библиотеке быть не должно. На огромном окне, занимавшем четвертую стену, висели тяжелые шторы, но все – разного цвета. Хаос в библиотеке соседствовал с кропотливо расставленными по алфавиту и тематике книгам.
Постаменты со свитками тоже были. На длинных подставках тут и там стояли они, скрываясь под стеклянными колпаками. Если присмотреться, то можно понять – это вовсе не стекло.
— Чары ослабли, — констатировала проекция, подлетев к нужному свитку. – Это облегчает задачу… хотя в другой раз я бы всерьез обеспокоился. Итак, Валерия, приступим. Повторяй за мной в точности, как я покажу.
Разведя руки в стороны, Стефан очертил круг, а после принялся жестами как бы дорисовывать необходимые символы, руны и знаки. Они были сложны для неофита, но обстановка библиотеки и сам Санкторум словно бы помогали максимально сконцентрироваться.
Вэл вздохнула, собралась с мыслями. Надо отпустить все страхи и печали, беспокойство. Для магии нужен твердый, уверенный, сконцентрированный разум.
Для Стрэнджа, конечно, каждая секунда была на счету, но лучше потратить лишнюю секунду сейчас и привести собственные мысли в порядок, чем не смочь развеять мощные защитные чары - неизвестно еще, какие у этого могут быть последствия помимо промедления.
Чтобы ничто не отвлекало, Вэл даже деактивировала броню, которая сползла с ее тела. То ли броня спряталась куда-то в подпространство, то ли наниты собрались в единой точке - кто там разберет эти сложные технологии магически одаренных инженеров?
Возможно, для совсем зеленого неофита пассы, рисуемые Стрэнджем в воздухе и были сложны… Но можно ли было так назвать Вэл? Ребенка из могущественной колдовской династии, девочку, которая выучила несколько заклинаний сама, без помощи опытных наставников, на основе одних лишь воспоминаний?
А здесь всего-то надо было без ошибок повторить за другим человеком то, что он показывал.
Разумеется, все получилось идеально. Как и положено дочери Виктора фон Дума.
Стеклянный колпак растаял, а свиток все еще висел в воздухе, словно подвязанный на невидимую нить. Стефан кивнул на свиток и улыбнулся.
— Тебе нужно Исцеляющее заклинание Терранотти. Положи одну руку на мое плечо, другой держи свиток и просто зачитывай. Все остальное сделает магия в твоей крови.
— Я это сделаю, - немного опьяненная успехом сказала Вэл, без каких-либо сомнений в голосе.
Она сможет. Пусть это будет сложно, но этого старого дурака надо спасти. А вот уже потом выбить из него ответы на вопросы. Ну или попросить взрослых это сделать.
Вэл мигом сбежала вниз, и ринулась в гостиную, где Герри как раз заканчивал перевязку.
- Как он? - спросила Вэл, но скорее из вежливости, и чтобы немного отвлечься.
Неважно, как он сейчас себя чувствует. Главное - вылечить его.
Вэл не составило труда найти нужное заклинание на свитке и разобрать его - спасибо отцу за усиленные тренировки. Кто бы там что ни говорил, но воспитывать детей умными, сильными и могущественными Доктор Дум умел как никто другой.
Она положила руку на окровавленное даже через перевязь плечо, еще раз вздохнула, прикрыв глаза и дав себе пару мгновений на то, чтобы сконцентрироваться.
Должно получиться. Просто обязано.
И Вэл открыла глаза и стала зачитывать заклинание.
Поначалу все шло неплохо.
Ощущения были приятными - словно исцеляющее тепло проходило через ее тело, и наполняло разорванные ткани в организме умирающего старого друга. Ее рука подсвечивалась не привычным пурпурно-фиолетовым цветом, а тепло-золотым, сияющим. И этот свет словно втягивался через повязку в разорванное плечо, скрепляя кости, ткани, мышцы...
Потом стало труднее - нет, не удерживать концентрацию на заклинании. Как и обещал Доктор Стрэндж, магия в крови сама делала дело.
Было очень трудно с этим совладать.
Такая мощная магия… И такая маленькая, неопытная, наивная девочка, которая просто хотела спасти безумного старика.
Вэл знала главное правило магии - нельзя что-то сотворить, ничего не отдав взамен.
Но, как это часто бывало с членами ее семьи, тут она свои силы капитально переоценила. Была ли тому виной семейная гордыня или светлые героические помыслы - не столь важно. Возможно, в равной степени ей было присуще и то, и другое. Она ведь была дочерью не только своего отца, но и своей матери.
Однако, Вэл даже не подумала сейчас о цене, которую придется заплатить за такую мощную магию. Не задумалась ни на секунду, приняв решение молниеносно и не сомневаясь, что справится. И в итоге не рассчитала силы, отдав слишком много энергии еще в самом начале.
Это заклинание буквально выпивало из ее тела все энергетические соки, пыталось высосать ее целиком. Взамен за срастающиеся кости - ее кости и суставы начинали болеть, а рука буквально онемела. За кровь, количество которой надо было восстановить в организме Стрэнджа - приходилось отдать свою. За срастающиеся жилы и мышцы, чтобы рукой можно было двигать - магия забирала силы из ее мышц.
Она выстояла. Ее разум обладал задатками такой же крепости и сконцентрированности как у отца… Просто она была еще слишком юна.
Она смогла не отдать все, не отдать слишком много. Она смогла вовремя почувствовать дисбаланс энергетических потоков в своем теле, и отдать всего понемногу, выровнять потери и перераспределить силы. Не потерять слишком много одного, чтобы сохранить другое.
Но цена была все равно заплачена слишком высокой, даже со всей помощью лей-линий Санкторума. Без них Вэл, вероятно, состарилась бы на пару лет или получила бы крайнюю степень дистрофии или обезвоживания.
Сейчас же, дочитав последние строки заклинания, она просто закрыла глаза, и рухнула на пол практически замертво.
Складывалось впечатление, что она двое суток бежала марафон по тридцатиградусной жаре - она выглядела уставшей, немного обезвоженной, похудевшей килограммов на десять. Буквально за несколько секунд под глазами девочки появились синяки как от недосыпа, а она сама сильно побледнела.
С одной стороны казалось, что ничего совсем уж фатального с ее организмом не произошло.
С другой же стороны... она не приходила в себя.

Отредактировано Valeria von Doom (16.07.2021 19:27)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.09.2016] Twenty Minute Adventure


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно