Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.09.2016] Twenty Minute Adventure


[28.09.2016] Twenty Minute Adventure

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

— Вы готовы к приключениям?
— Да, сэр!
— Вы готовы к опасностям?
— Да, сэр!
— Вы готовы умереть?
— Можно повторить вопрос?

https://i.ibb.co/gyjp0q6/image.png

177А Бликер-стрит, Нью-Йорк

Стефан Стрэндж, Джеральд Дрю, Валерия фон Дум


Никогда не верьте Доктору Стрэнджу, который обещает провести экскурсию по Святая Святых. Во-первых, это опасно. Во-вторых, это может привести вас в любое измерение и вы там останетесь навсегда. В-третьих, всего двадцать минут могут затянуться в этом доме на неопределенное время...

+5

2

Что может любить таинственный черный кот, который непредсказуемо то пропадает, то появляется в различных местах?
Таким вопросом задавался Герри сегодня, когда изучал содержимое холодильника, а затем просто нарезал пару кусков бекона, налил в миску молока и поставил на полу в середине гостиной. Сам же прицепился к потолку и затих в засаде.
Засада, видимо, провальная. Время идет, а кот упрямо не появляется в поле зрения. Его даже не замечает Пятница, которую Герри заблаговременно уговорил себе помочь. Он успевает даже сбегать на кухню и подкрепиться дважды.
От идеи выследить и поймать котика он не отказывается. Он любит кошек, а свободного времени у него теперь полно.
В школу пока идти не нужно, так как документов на настоящее имя еще нет. Тони приходит в себя. Мама тоже. А он дал себе слово не лезть никуда и не искать приключений на свою голову. Ну, да-а, скучно просто так зависать дома, но ведь он не только это делает. Он может свободно гулять по городу, но так как это делать не с кем, он не особенно пользуется этим.
Есть, конечно, дракон, но Сэдуранг вплотную подошел к изучению нового для себя мира и ушел с головой в поглощение информации. Что с одной стороны радовало, а с другой заставляло поражаться упорству древнего дракона, не испытывающего никаких проблем с желанием учиться. Герри все равно навещает его, но в основном старается не мешать сильно.
Есть еще Джеймс, и Герри все еще никак не дойдет до него с предложением куда-нибудь сходить и развлечься, справедливо полагая, что простая прогулка обернется очередным непреднамеренным попаданием в новости.
Есть…
Где-то в соседнем помещении слышится отчетливое “мяу”. Герри затихает, ожидая появления пушистого кота Шрёдингера, но тот так и не появляется, что вызывает усталый вздох и новый всплеск нежелания сдаваться.
Неужели ему не хочется молока и бекона?!
Что это за кот такой?
Если он даже не дастся ему в руки, то Герри хотя бы подтвердит тот факт, что животное существует, что оно здесь, живет рядом с ними, питается неизвестно чем и спит неизвестно где.
Он тщательно обшарил уже весь пентхаус. И теперь уже подумывает прочесать этажи ниже. Где-то должно быть логово, хотя, учитывая способность исчезать и появляться, Герри уже начинает верить в то, что оно располагается где-то в ином пространстве.
Кот, который спокойно перемещается между мирами и в любом пространстве? Если задуматься об этом, то это ведь… очень круто! И почему Тони ничего не сказал сразу? Или не дал посмотреть на кота перед тем, как отпустить его?
Охота продолжается.
Герри с потолка наблюдает за всем происходящим.
Пятница молчит.
Кот отсутствует.
Но потом вдруг происходит нечто неожиданное — возникает портал, а из него незнакомый ему человек.  Герри от внезапности так и продолжает висеть наверху, не сразу сориентировавшись в происходящем. На его памяти на такое способен был только Тони.
— Здравствуйте, — подает он голос и спрыгивает на пол, внимательно всмотревшись в мужчину со странно знакомой прической. — А вы кто? Адресом ошиблись? Не знаю, можно ли ошибиться адресом, если используешь вместо дверей порталы.
В довершение в гостиной таки появляется тот самый кот, и он его даже успевает заметить, но тот пропадает практически сразу же, стоит ему моргнуть. И у Герри вырывается запоздалый разочарованный вздох.

Отредактировано All-New Spider-Man (17.05.2021 03:25)

+4

3

Не то, чтобы Стефан не ожидал видеть в доме Старка много людей. Скорее, он был к этому готов более, чем другие. Самому угораздило погостить здесь некоторое время, но злоупотреблять гостеприимством не было в добродетелях Стрэнджа, поэтому теперь у него другой приют.
Можно было поддаться ностальгии и поболтать с Пятницей, осмотреть все комнаты, пересчитать цветы на окнах и содержимое холодильника. Но это подходит для одного из жильцов. Стефан относил себя после одного «инцидента» к, так сказать, нежеланным гостям.
Но поздороваться с одним из семьи Старков и проведать кота, ставшего тюрьмой для злобного демона, было важным и полезным делом, ради которого Стрэндж сделал непостижимое: пригласил себя сам.
- Здравствуйте, Доктор Стрэндж, - после некоторой паузы, в которую Стефан с живым интересом рассматривал спрыгнувшего на пол юношу, подала голос Пятница. – Мистер Старк временно отсутствует. Оставить ему сообщение?
- Благодарю, Пятница, не стоит, - мягко улыбнувшись, Стефан приложил ладонь к груди. – Прошу прощения за вторжение, Джеральд. Я – Доктор Стефан Стрэндж, Верховный Волшебник… ах да, бывший. Все никак не привыкну. Зашел поздороваться с тобой и познакомиться.
Тут ему на плечо прыгнул кот. Тот самый кот. Темный, с огромными желтыми глазами. Казалось, кот сидел смирно, но на деле вцепился Стрэнджу когтями в плечо. Не сильно, не до крови, но ощутимо.
- О, вот и ты, - равнодушно произнес Стефан, почесав кота по груди – тот даже не шелохнулся, сверля волшебника самым недобрым из взглядов, что может быть у кошачьего семейства. – Уже подружился со всеми?
В голосе Стрэнджа была такая явная издевка, что кот возмущенно мяукнул и прыгнул прямо перед Герри. Прошелся, обтерся об него и тут же мякнул еще раз, словно говоря – вот, пожалуйста, уже нашел.
Стефан усмехнулся, скрестил руки на груди.
- Так, значит, Джеральд Дрю, сын Джессики? Мне казалось, ты должен быть… ниже.

+4

4

Явившегося из портала мужчину Герри рассматривает с огромнейшим любопытством. Тот знает его имя и называет свое, заставляя его вспомнить, что это один из родственников Тони. Ох. Он закусывает губу, коря себя за то, что не знает того, кем именно приходится гость для отчима. Нужно будет после обязательно узнать имена всех членов семьи.
Уже неудобно становится. Они приходят, а то, кто они, он не знает. Некрасиво. И почему об этом всем он не подумал раньше?
— Тони дома нет… — тут он неловко замолкает, поняв, что Стефан Стрэндж уже сказал, что пришел с ним познакомиться. — А, вы со мной хотите познакомиться.
От внезапности Герри моргает и не сразу замечает кота, который, надо же, прыгнул на плечо волшебника, появившись из ниоткуда, и даже не исчез никуда.
Он изучает его внимательно и быстро, опасаясь того, что сейчас опять куда-то пропадет и его опять придется высматривать по всему дому. Но он был прав — кот существует.
Не менее внимательно Герри слушает то, как общается с пушистым Стрэндж. Волшебник. Кот со странными способностями. Уже становится очень-очень интересно, но все свои вопросы он решает держать в себе до удобного момента.
Он наблюдает за котом, который в довершение ко всему еще и уселся рядом, и поднимает взгляд на гостя, как только слышит его голос вновь, и широко улыбается. К удивлению у окружающих касательно этой темы он уже начинает привыкать. Если уж провести большую часть своей жизни в ином мире, а после вернуться в родной, в котором не прошло и дня с исчезновения, то лучше будет смириться с тем, что все будут поражаться тому, что ты вырос за этот самый день.
— Я вообще в ползунках должен был быть, — он весело смеется, но смех сразу затихает. — А вы… Извините, Тони говорил, что вы его родственник, но я забыл уточнить, кем вы ему приходитесь.
Герри испытывает искреннее сожаление, в ответ на что слышит мяуканье, и переводит взгляд на кота, который не сводит недовольных глаз с мужчины.
— Вы знаете его, да? — он указывает на животное, которое тут смотрит на него. — До этого момента он только на несколько секунд появлялся и тут же пропадал. Тони о нем не рассказал, а я все время забываю спросить… Ой, простите! Просто в последнее время думал о нем. Вы хотите чего-нибудь? Чай или кофе? Еще есть свежая пицца, если вы голодны. Она должна быть еще горячей.
Крайне удачно, что он решил подготовить еду на кухне, понимая, что засада может продлиться весь день, а может и дольше. И вдвойне удачно то, что он не успел добраться до нее.

+4

5

Стефан улыбается. Спокойно, с легкой толикой умиления. Так может улыбаться лишь взрослый, что по-доброму завидует способности детей хоть чему-то удивляться. Взрослые удивляются так мало, еще реже – чему-то хорошему.
«Надеюсь, встречу со мной можно назвать «добрым знамением». Или нет?»
Так и Герри – удивляется, смеется, улыбается. В этом есть что-то светлое, от чего Стрэнджу хочется подзадержаться.
Но нельзя. Времени у него, как и всегда, не так много.
«В ползунках, значит?»
- Как быстро растут чужие дети! - с легким смешком отмечает, начисто игнорируя вопрос родства и кто на ком стоит. После все же соизволяет добавить без явного раздражения:
– Уточнишь в следующий раз. Это не так важно.
На самом деле – важно. Очень даже, ведь не каждый день у Тони Старка появляется дед. Самый всамделишний дед, дедуля, дедушка, ни секунды не знавший, что у него где-то там бегает именитый филантроп, плейбой, миллионер и Мститель, герой-спаситель мира сего, в придачу. Любого нормального деда такая весть хватила бы инфарктом. Стрэндж пока еще изо всех сил сопротивлялся. И осознанию, и инфаркту.
Поэтому лишний раз поднимать тему, вызывающую смесь тревоги, раздражения и глухой тоски, не хотел.
Зато вот о коте, который был куда опаснее и могущественнее, чем казался на первый взгляд, поговорить мог.
Тем более, что кот так показательно мяукнул, заявляя, что понимает, о ком идет речь.
- Все в порядке, Джеральд, не беспокойся, - вежливая улыбка. – Я не голоден, а на чай, к сожалению, времени не хватает. А кот… скажем так, я приложил руку к его появлению. Он не совсем обычный, как ты мог заметить.
Присев на корточки, Стефан положил ладонь на колено. Казалось, что сейчас подзовет кота другой рукой, но вместо этого Стрэндж поднял взгляд на парня и сказал:
- На самом деле, Джеральд, я пришел забрать кое-какие свои вещи. Не отсюда, но из дома, который раньше принадлежал мне. А раз Тони не может меня сопровождать, я подумал: может, у тебя есть свободное время? Я бы провел тебе экскурсию, заодно подробнее расскажу о коте и как с ним подружиться.
На эти слова кот характерно зашипел, в два скачка оказался рядом со Стрэнджем и снова зашипел.
Стефан с усмешкой погладил кота по голове. Опешив, от такого обращения, кот взял и вполне себе по-кошачьему замурчал.

+4

6

Герри, не скрывая и толики своего удивления, смотрит на кота взглядом, когда тот издает осмысленное мяуканье. Он еще и все понимает?! Это определенно самый странный и необычный кот, которого он встречал за свою жизнь.
А тут еще и новоявленный родственник, который решил не говорить, кем он приходится Тони, заявляет, что это он принес животное.
— А я его выманивал молоком и мясом… — озадаченно протягивает Герри, глядя на кота, который все свое внимание устремил на гостя.
Естественно, что пушистый не купился. Наверное, где-то в темном отдаленном углу или по ту сторону измерения, или где он там бродит, презрительно взирал на сие действо. Охота была обречена на провал изначально.
Герри вздыхает, непонимающе взирая на кота и пытаясь угадать, как с ним уживаться дальше. Игнорировать его не получится. Он точно не сможет спокойно относиться к тому, что рядом ходит кот, которого нельзя взять на руки и просто погладить.
Это же обидно!
Эгоистично, но обидно.
Но тут мистер Стрэндж предлагает ему возможность узнать то, как с котом поладить. Пушистому данное предложение не нравится, но уже Герри игнорирует его, перенеся все свое внимание на гостя. Это звучит крайне интересно.
Он прекрасно помнит о том, что обещал Тони, маме и самому себе, что не будет влипать в приключения и неприятности, но это же ведь не кто-то чужой, а родственник, пусть и со стороны отчима. Это будет даже не авантюра, а просто прогулка под бдительным надзором взрослого.
Ничего страшного не случится.
Герри о возможности возникновений всяческих проблем даже не задумывается. Такое банально в голову ему не приходит.
Что может случиться-то?
— Да, я согласен! И я абсолютно свободен, — он широко улыбается. — И я могу помочь вам со сбором вещей, если хотите. Мне будет несложно.
Экскурсия звучит намного интереснее планомерного уничтожения времени в четырех стенах. И в придачу он узнает, как взаимодействовать с котом.
— Когда отправляемся? — он оглядывается по сторонам, нетерпеливо ожидая увидеть возникающий в воздухе портал. — Я готов. Ох, как дома-то сидеть скучно!
Он переминается с ноги на ногу, не замечая того, как кот окидывает его насмешливым кошачьим взглядом. Дома его, конечно, ничто не держит, и он может пойти погулять, но в одиночку делать это крайне неинтересно.

+4

7

«Помочь со сбором вещей».
Не смотри Стрэндж в это мгновение на кота, мог бы выдать себя тем, что дернулась щека. Воспоминание о бывшем доме нет-нет, да укалывали, вырезая руны сожаления и черной тоски сердце хирургическим скальпелем без анестезии.
Раньше было не так. Было легче. Но почему-то в это мгновение Стефан так остро почувствовал – после того, что он сделает, у него не будет дома.
Тони может простить, но Санкторум… вряд ли.
Несмотря на то, что это именно Стефан нашел место, возродил, успокоил, нашел подход. Несмотря и на это, и на многое другое, теперь Святая Святых – чужое место, куда посторонним вход запрещен.
Но как и во всех строжайших правилах здесь есть лазейка.
Всегда есть черный вход. Даже если это – парадная дверь.
На губах волшебника зарождается зловещая усмешка.
«Скучно, значит?»
Кот пятится, слегка испуганно мяукает и в одно мгновение скрывается за ближайшим диваном.
- Сейчас, - мягко отвечает Стрэндж, одним легким плавучим движением оказываясь на ногах. – Надеюсь, у тебя не возникнет осложнений с порталом. Почти у всех в первый раз бывают… реакции.
Его самого вывернуло несколько раз так сильно, что Мордо еще месяц заливался хохотом, едва Древний заговаривал о порталах. Но при всех огрехах, учитель все равно верил в нерадивого ученика. Давал ему бесчисленное количество шансов, заставлял подняться и повторить столько раз, сколько было нужно.
Вытянув ладонь, покрытую шрамами от операций из того дивного времени научной наивности, Стефан расчерчивает воздух яркими золотистыми символами. Руническая вязь сплетается в полукруг, образующий арку. Пространство в арке мерцает, демонстрируя сквозь замыленную дымку тротуар у входа в Санкторум.
Можно было открыть портал сразу внутри, но дом может и обидеться. А ссориться с жильем, пусть и бывшим, Стефан не хотел.
- Новички вперед, - шутливым жестом приглашает Герри. – Не бойся, все должно обойтись.
«Магия не дает стопроцентную гарантию, но тебе это знать необязательно».
Перед тем, как уйти, Стефан смотрит в портал, но говорит явно не ему:
- Помни, Адрамалех. Я знаю твое имя. Ты же слышал, что я могу сделать с тобой?
Глухое кошачье шипение было ему ответом.
«Так я и думал».
Выйдя из портала, Стрэндж встряхивает руки – портал тут же схлопывается, осыпаясь золотистыми искрами. После чего Стефан указывает на дверь.
- Добро пожаловать в Святая Святых, Джеральд. Осторожнее с кустами – кажется, их не кормили с прошедшего года.
Волшебник безбоязненно подходит к кустам, касается пальцев ветвей, что-то говорит на щелкающе-стрекочущем языке. Кусты шумят листвой, словно чему-то возмущаются. Но после успокаиваются, как получив обещание чего-то.
- И кстати, - перед дверью развернувшись к юноше, Стефан поднимает вверх указательный палец. – Советую в доме ни к чему не прикасаться, кроме того, на что я укажу. Ни на что не смотреть. Никого и ничего не слушать. А самое важное – не разговаривать со змеями. Простые правила, правда?
С улыбкой развернувшись, Стефан провел рукой с левой стороны дверного косяка. Где-то здесь был зачарованный ключ, открывающий лишь две двери в этой реальности. При прикосновении Стрэндж вздрогнул: ключ немедленно его ранил, проверяя кровь.
- Это я, - со вздохом проворчал волшебник, взяв ключ и открыв дверь, - дом, милый дом.
Дом ответил ему мрачным, даже возмущенным молчанием.
Под ногами лежали листва, обрывки бумаг, зачарованные слова. Да-да, даже слова, будто сбежавшие из волшебных книг, лежали под ногами, шурша и нашептывая, что их надо обязательно прочитать.
- Напомни Тони тут прибраться, - положив ключ в карман брюк, отмечает Стрэндж, проходя чуть вбок от прихожей. – Закрывай, незачем пускать ветер и незваных гостей. А их бывает полно, стоит этой дверь открыться. Кстати, как насчет чая?

+4

8

— Я уже проходил через портал один раз, — отвечает Герри, наблюдая за тем, как тот возникает в воздухе, — но тогда был не самый лучший момент, чтобы на это пристальное внимание обращать.
Порой он с удивлением вспоминает о том, как они с Тони и Джеймсом оказались на месте чудовищной катастрофы. Тот магический портал совершенно вылетел из его головы, как и все остальное методично постепенно забывается с каждым днем. Он не забывает про Осаку, но живет дальше, не стараясь забивать себе голову переживаниями за то, чего он уже не способен исправить. Погибших не спасти, все завалы не разгрести.
Герри смело шагает вперед, оказываясь на улице перед незнакомым домом. Следом за ним, спустя секунды или даже минуту, появляется мистер Стрендж и начинает говорить о кустах. Его взгляд моментально приковывается к растениям, которые кажутся безобидными, но он внезапно осознает, что те живые, осознанно реагирующие на то, что им говорят.
Так. Это интересно. Но еще интереснее правила, которые ему перечисляет новый знакомый родственник. То, что делать можно, и то, что делать нельзя.
— А как не смотреть? Погодите, со змеями? Не разговаривать со змеями? А если они поздороваются, то их нужно игнорировать? — Герри часто моргает, повторяя в голове правила, и медленно кивает в ответ. — Хорошо, я все запомнил.
Он аккуратно заходит, стараясь не наступить на что-то, что лежит под ногами, и осматривается вокруг. Если здесь все настолько опасно, то понятно, почему Тони не показывал ему этого места. Ну и еще потому, что он не расспрашивал его о магии и всем том, что ее сопровождает. Как-то не до того было, но теперь обязательно нужно будет узнать обо всем, что только возможно.
Под подошвами кроссовок что-то хрустит и шелестит, и Герри надеется на то, что он не раздавил важное и всем необходимое.
Да, все это определенно намного интереснее, чем сидеть дома и выслеживать загадочного кота. О, точно, нужно не забыть о том, чтобы узнать, как с ним поладить. Если кот обладает собственным сознанием, то усилий потребуется больше. Не получится завоевать его дружелюбие с помощью бекона и миски молока.
Герри с любопытством рассматривает все, что находится вокруг, забывая о том, что ему нельзя ни на что смотреть. Как так нельзя смотреть, если глаза сами смотрят? Ходить, закрыв их, он решительно не желает. А вот ничего не трогать и ни с кем не говорить — это пожалуйста, это легче легкого! Наверное. Он задумывается о том, что его молчание кем-то разумным может быть расценено как неуважительное отношение, и вот что тогда делать?
— Тони еще не так скоро из больничной палаты выберется, так что тут долго все будет так оставаться, — произносит он медленно и внезапно чихает. — Чай? Я не откажусь. Он же здесь безвреден, да? А то у меня сложилось впечатление, будто здесь все опасно. О, нет, я не жалею, что здесь оказался. Просто все так интересно!
Он прищуривается и оглядывается в поисках обещанных змей, но пока не видит ничего такого, что было бы похоже на них, и пожимает плечами, потянувшись рукой к двери, чтобы ее закрыть.

+4

9

К концу сентября в горных регионах Швейцарии начинало понемногу холодать. И хотя этот месяц был довольно ласков в плане погоды, дуновение октябрьских холодов уже чувствовалось на горизонте.
Перед Вэл начинала маячить проблема теплых вещей - даже выйти на балкон с утра становилось прохладно.
Нет, конечно, отец приобрел ей почти все необходимые вещи буквально на следующий же день после ее появления в его доме.
Но теперь, когда Вэл уже немного освоилась в этом новом для себя мире и статусе, ей хотелось подобрать для себя что-то самой - в конце концов, все детство она ходила в этом ужасном белом обтягивающем комбинезоне, так что сейчас хотелось чуть больше разнообразия.
Например, новую куртку и какую-нибудь милую белую толстовку с принтом.
Небольшая проблема возникла в голове, когда Вэл задумалась, куда бы пойти в магазин. Немецкий язык она знала, но не идеально, да и в ее речи мог чувствоваться латверский акцент - страна ее отца была недалеко от германо-говорящих регионов, и диалекты немецкого немало повлияли на современную грамматику языка. Выучить немецкий было проще, но была и обратная сторона медали. А французский язык так вообще был знаком Вэл разве что на самом базовом уровне. В Швейцарии это могло бы привлечь ненужное внимание, а у ее отца, как выяснилось, слишком много врагов. Как и у Латверии.
Зато английский язык Вэл знала прекрасно, а ее полеты в новой броне отследить было почти невозможно даже для самых современных систем ПВО. К полетам же бронекостюмов над миром жители Земли, кажется, давно привыкли.
Да и вообще - дома было скучно, а голова именно в этот осенний день соображала плохо - значит, заняться своими исследованиями не получится.
И тут Вэл поймала себя на мысли, что неплохо бы отправиться в Нью-Йорк и проведать мистера Старка. В конце концов надо же проявить вежливость и поблагодарить за помощь. Можно даже похвастать перед самим Тони Старком проектом дрона, который она запускала в Сан-Франциско - Тони в отличии от отца Вэл не славился устройствами, являющимися переплетением техники и магии, зато мог подать некие свежие идеи. Ходили слухи недоброжелателей, что многие свои костюмы Старк зачастую выводил в бой в полуготовом состоянии, склеенные на изоленту и допиленные напильником в последний момент. У многих злодеев и их фанатов в интернете это вызывало приступы черной зависти. Вэл в эти слухи не очень-то верила, но, вероятно, какая-то история-подоплека у них могла быть. Вот можно и порасспрашивать об этом Старка во время беседы за тортиком.
Решение принялось как-то само собой, и уже через несколько минут Вэл взлетела. Броня была готова, и сейчас преодолеть расстояние до Америки на максимальной скорости она могла чуть больше, чем за полчаса.

***

Ходить по крупному торговому центру в одиночку оказалось не то чтобы очень весело.
Тоскливые воспоминания о друзьях, что были у нее в Мире Битв навевали грустные мысли и ощущение одиночества. Хотелось верить, что сейчас они все разлетелись по своим вселенным. А все, кто был убит по приказу Вэл, когда она руководила Школой, были воскрешены Ридом Ричардсом.
Вообще, надо признать, у всей ее семьи были проблемы с дружбой и человеческими отношениями в принципе. Мать позволила превратить собственного брата в солнце, а отец… Раньше Вэл не смела даже подумать такую мысль, а сейчас понимала - у отца в целом было много проблем. Разного профиля.
Радовало то, что Вэл хотя бы была жива. А новые друзья - дело наживное. Вот тем более надо зайти к мистеру Старку. Кажется, у него с папой были неплохие отношения… ну, настолько, насколько неплохими они могут быть с Доктором Думом. Надо налаживать семейную репутацию, в конце концов!
Спустя некоторое время Вэл стояла уже у дверей знакомого здания. Несколько пакетов с собственными покупками в руках, а так же тортик и банка с хорошим английским чаем - теперь Тони будет точно знать, где она находится!
Когда Вэл уже подошла к дверям старинного здания, ее начало терзать странное ощущение. Это место было совсем другим. Магия... Она была здесь очень сильной, буквально ощущалась кожей. Все так существенно изменилось с прошлого раза. Дом казался… ожившим, проснувшимся. Как принцесса, очнувшаяся от вечного сна после укола прялкой.
Сложно было сказать, каким именно было ощущение, зарождающееся в душе. Оно не было плохим, но все же немного тревожным.
Вэл позвонила в дверь.
Через некоторое время, хоть и не сразу, ей открыли.
- Здравствуйте, мистер Ста… - радостно начала Вэл, завидев в затененном дверном проеме темноволосую бородатую голову. А потом мужчина вышел на свет, - Шериф Стрэндж?!.. Здравствуйте. Забавно, когда я ищу в этом доме Вас - я нахожу тут Тони. Ищу Мистера Старка - нахожу здесь Вас! Кажется, этот дом или проклят, или издевается надо мной, - констатировала девочка.
Стрэнджу понадобилось буквально секунд 20, чтобы оглядеть ее с головы до ног. Кажется, он был немного удивлен, но не ошарашен. Вэл же уже второй раз в наткнулась на знакомого из родного мира, и второй раз не знала, как реагировать. Самые разные эмоции охватывали ее блондинистую голову.
- Валерия? Э, здравствуй, а как ты...
И тут Вэл взорвало. Взыграла родная кровь. Окинув мямлящего Шерифа самым фирменным и узнаваемым думовским взглядом, преисполненным сдерживаемого внутреннего гнева и чувства собственного превосходства, Вэл сунула Стрэнджу в руки торт и чай.
- Шериф Стрэндж, будьте так любезны, возьмите уже торт. Не стоять же мне здесь с ним в дверях весь день. И, пожалуйста, поставьте чай куда-нибудь на видное место, а то Тони не знает, где он тут находится.
Немного потеснив ошарашенного мужчину, Вэл зашла в дом и развернулась к Стрэнджу, из-за наплыва эмоций даже не сразу заметив Гэрри. Она немного успокоилась. В конце концов, в гостях так себя вести неприлично.
- Прошу прощения, Шериф Стрэндж. Ваш вид вызвал у меня слишком много эмоций и воспоминаний. Вы хотели спросить «как я выжила»? Что ж, это интересная история. Спасибо Вам и папе, что так много колдовали при мне, я запомнила кое-какие заклинания и отработала. А вообще, это было подло с Вашей стороны - вот так предать моего отца, хотя он доверял Вам, сделал Вас своей правой рукой! Нет, его креатив по сравнению с этим миром и правда был… немного, как бы так выразиться, обреченным (*), но поступить вот так, доверить все кучке каких-то странных людей... Вам же не только отец доверял! Все жители Мира Битв полагались на Вас! Мой брат, между прочим, плакал за день до Ваших похорон! Мама еле его успокоила. И он самолично украшал Вашу могилу цветами!
Выплеснув на Стрэнджа поток затихающих эмоций, Вэл заметила Гэрри, и осеклась. Она немного смутилась, даже чуть покраснела. Как-то невежливо было устроить скандал при постороннем, да еще и мальчике-сверстнике. Ужасное нарушение этикета.С другой стороны, Шериф точно заслужил все это выслушать.
- Эм, привет. Я - Валерия, - запоздало представилась Вэл Гэрри, так и не решив, что уместнее по этикету в данном случае - протянуть руку для пожатия или поцелуя, - Прошу прощения, что тебе пришлось стать свидетелем этой сцены, но поверь, Шериф ее заслужил. Кстати, а где мистер Старк? - спросила девочка уже у обоих собеседников, - Я хотела поблагодарить его, он мне недавно очень помог...
Взгляд тем временем упал на Стрэнджа. Этот человек умел отлично сдерживать эмоции, врать в глаза, талантливо недоговаривать, но Вэл, знающая его буквально с рождения, интуитивно почувствовала что-то в его взгляде. Она уже знала, что далеко не все на этой планете помнили Мир Битв.
Легкая вежливая улыбка буквально спала с ее лица, на которое вернулась холодность фон Думов. После возникшей неловкой паузы она спросила:
- Вы же меня не помните, да, Доктор Стрэндж?

(*) так как персонажи говорят на английском, то тут, разумеется, должно быть слово “doomed”

Отредактировано Valeria von Doom (11.06.2021 18:47)

+4

10

Прихожая Санкторума кажется просторной, но лишь для того, кто не знает истинных размеров этого места. Дом кажется хмурым, угрюмым и неприветливым, но оставляет вещи на своих местах. Рядом с дверью – вешалка и стойка для зонтиков, напротив двери – лестница на условный второй этаж. Если пойти направо, то при определенных условиях можно войти в гостиную и библиотеку, а если налево, то, если смилостивятся местные потусторонние жильцы, можно дойти до кухни, ванны и даже подвала.
В остальные места лучше живым существам с душой не заглядывать.
Оглядываясь по сторонам в поисках отвлекающих вещей, которые можно «собрать», Стефан по привычке присматривает за Джеральдом. Не потому, что юноша может нарушить какую-то из заповедей сего места – потому что это место может его сожрать за любую мелочь. К сожалению, в очень даже буквальном смысле. Неизвестно, вернулась ли магия в стены, мебель и книги, плотно ли закрыты двери в другие миры, везде ли хорошо держатся защитные чары… Перестраховка в вопросе чужой безопасности не будет лишней. Только не в Святая Святых.
Взяв пару книг, из которых немедленно раздалось какое-то ворчание, Стефан покачал головой.
- Да, я его навещал. В кои-то веки его кто-то загнал в принудительный отпуск. Он себя, конечно, не жалеет, - с едва уловимыми нотками осуждения, скрывающими заботу, проворчал Стрэндж, протягивая книги юноше. – Держи. Поищи коробку под лестницей. Бери деревянную.
Почему именно деревянную, а не из картона или другого материала, объяснений не последовало. Зачем? Сейчас же не лекция по магическим материалам, верно?
- О, это обманчивое впечатление, - усмехнулся волшебник, выхватив словно бы из воздуха поднос с чайником для заварки, чашкой и блюдцем, и все это поставил на внезапно появившийся из воздуха столик. – Автомобиль тоже опасен, если за рулем – необученный новичок. Не волнуйся, когда разберешься и поймешь нюансы, станет все проще.
Не совсем, но на нюансах и деталях строится вся магия, поэтому лучше объяснять на примерах, чем в теории. Герри ведь не магии пришел учиться.
- Кстати говоря о нюансах, твой ча…
Он хотел сказать, что чай готов – заварник уютно забулькал, сам по себе налил в чашку чая, и по прихожей мигом потянулся приятный травяной аромат, - но не успел: в дверь позвонили.
Стефан посмотрел куда-то в потолок с немым вопросом «ты серьезно, что ли, я же шутил!».
Обычно Санкторум не позволял звонить: исключительно стучать. Но тут позвонили, и звонок трелью пронесся по дому.
Пробежавшаяся по магическому фону дома рябь Стефану решительно не понравилась.
- Твой чай готов, Джеральд, - закончив фразу, Стрэндж подошел к двери. – Не волнуйся, это наверняка к Тони. И уточню – чай совершенно обычный. Черный цейлонский. Купил еще год назад в Чайнатауне.
Можно было и не делать так много уточнений, но ими волшебник оттягивал момент открытия двери. Все-таки не каждый день в Святая Святых кто-то звонит в дверь. Не всякий раз, это случается именно в тот самый момент, когда Стефан находится внутри.
Казалось, что это не просто совпадение.
Стефан снова недоверчиво посмотрел по сторонам, но после все-таки открыл дверь.
Открыл и сделал шаг вперед, чтобы впустить немного дневного нью-йоркского света.
Стоящая на пороге девушка – даже сказать, девочка – мигом ему обрадовалась, всем своим видом и словами введя в легкий ступор.
«Шериф? Кто, я? Мы же не на Диком Западе, в конце концов».
Но от этого прозвища, прозвучавшего из уст девушки, что-то внутри шевельнулось. Было похоже на узнавание. Более того, черты лица и светлые волосы мигом напомнили о Сью Сторм и ее супруге, Риде.
— Валерия? Э, здравствуй, а как ты...
«Как ты здесь оказалась» и «как ты успела так вырасти», объединенное одним неловким вопросом, так и не прозвучало: гостья мигом преобразилась, походя не совсем на родителей. Точнее, не на ту их версию, которую знал Стефан. Этот взгляд он не видел ни у Сью, ни у Рида, но кого-то он напоминал…
Бам, бам.
Барабаны, предвещающие мигрень, зазвучали в голове. Подхватив и торт, и пакеты с чем-то съестным, которые тут же встали в ряд у стойки для зонтиков, Стефан с привычной выдержкой и невозмутимостью слушал девушку, даже не пытаясь прерывать.
Во-первых, смысла в этом не было.
Во-вторых, она была потенциально опасной.
В-третьих, она вряд ли принадлежала этому миру, иначе бы вокруг нее не было бы подобного… энергетического возмущения, которое мягкими волнами накатывало из-за недавно обновленной магии.
Поэтому Стрэндж, покосившись на Герри, который стал невольным свидетелем и отчитывания, и эмоционального рассказа девушки, вернулся к внимательному впитыванию фактов. Попутно, разумеется, проводя осторожные магические исследования, которые не требовали движений.
«Судя по всем раскладам, она мне не враг. Скорее… друг? Ого».
Это было странно, но расклады симпатий говорили, что его и эту девушку связывала противоречивая, но дружба. Проверив еще пару раз, Стрэндж вздохнул: иного ответа не получалось, как бы он не пытался.
Дальше, «шериф». Раз она не отсюда, то… из другой реальности? Временной линии? Опять что-то шевельнулось внутри мыслей, словно мелькнув на мгновение озарением. Или… воспоминанием? Смутное чувство, что это не просто прозвище, а нечто такое, что не просто так заслужить или получить. Нахмурившись, Стефан упрямо потянулся к этому воспоминанию, но ничего не вышло: оно посерело и растворилось.
Вместо воспоминаний оставались слова девушки. Та приняла имя Валерия и была копией Сью Сторм. Или вернее будет сказать, Валерии Ричардс? Но та была куда младше, когда он последний раз ее видел. Значит ли это, что…
«Так, так, я и папа? Обреченный мир?!»
Невозмутимость Стрэнджа на мгновение стала мрачной, но после все словно бы встало на свои места. Он ведь смутно помнил, что было после Черных Жрецов, верно? Еще более смутно, что было после встречи с Думом и Молекулярным человеком, не так ли? Так может…
- Он на больничном, - наконец вставив слово в образовавшееся окно, Стефан скрестил руки на груди. – О, у тебя еще будет время его поблагодарить. Надеюсь, его еще минимум неделю не выпустят с больничной койки, или останется у нас от Верховного волшебника только…
Стефан прикусил язык – шпилька в адрес собственного внука рвалась с такой беспощадностью, что на мгновение он поразился сам себе. Ядовитость его слов была не новостью, но такой очевидной тихой ярости в адрес не чужого человека еще не было.
Мигрень ввинтилась в левый висок, не позволяя связно мыслить.
Вместо того, чтобы помассировать висок, Стефан с интересом наблюдал за девочкой, не забывая и о Джеральде. Все-таки ему, новичку за рулем автомобиля, могло угрожать всякое.
- Наконец-то ты говоришь по-английски, Валерия фон Дум, полагаю? – уточнив на всякий случай свою догадку, Стрэндж вежливо улыбнулся. – Верно, я и не помню ни тебя, ни так называемый Мир Битв… Но я в любом мире поступаю так, как должно. Раз ты здесь, а Дум на своем месте, полагаю, мое предательство привело к тому, что называется «судьба». Следовательно, так и должно было быть.
Он объяснял это так просто, даже обыденно, словно рассказывал маршрут к ближайшему продуктовому магазину. Человеку, который слишком часто был испытан судьбой, наказан ею, послужил причиной и поводом для многих судьбоносных событий, и не мог иначе относиться к тому, что его очередная выходка послужила толчком к чему-то, что привело его туда, где он оказался.
Разве не в этом смысл судьбы?
- Мне жаль, что я обидел тебя. И причинил боль твоей семье, - помедлив, все же произнес, глядя в глаза Валерии. – Пусть я и не помню, но я искренен. Прости меня.
Вздохнув, он указал на Герри.
- Джеральд, ты попробовал чай? Похоже, Валерия решила устроить нам передоз сладким. Этот торт выглядит очень…
- Как самооценка, - раздалось шипение откуда-то сверху.
- Человеческая еда? – повторилось слегка отличным голосом.
- Да-а, я бы хотел позавтракать человеческой самооценкой.
Стефан почти сразу закатил глаза, даже не взглянув на сползших по лестничным перилам полосатым змеям.
- О-о, маг-хроморучка вернулся, - скептично выдала левая змея.
- Опять будет ворчать, - покивала правая змея.
- Смотри, и щенков с собой привел.
- Это «дети», Антон.
- Люди называют щенков «детьми»?
- Ага-а, еще ребятами, мусепусечками и…
- Мать моя медуза, не продолжай, меня сейчас…
- Алистер, Антон, - прервав бесконечный сериал имени двух змеенышей, Стефан встретился взглядом со змеями. – Я вижу, что вы соскучились.
- Не по тебе, - фыркнул Антон, повернувшись к Валерии. – О, а ты похожа на одну из его… о нет, нескольких даже, он любил блондинок.
- У нее были белые, - по-змеиному хихикнул Алистер, подползая к Герри. – Пс-с, парень, у тебя есть самооценка? Я бы попробовал твою самооценку на зуб. Дай мне ее и я тебе тако-ое расскажу…
- Дети, не говорите со змеями.
Стрэндж сделал ровно два движения – вытянул руку с выставленным указательным пальцем и резко вскинул его вверх.
Змеи с шипением «вознеслись» куда-то вверх.
Мигрень доканывала, но Стефан, стоически помассировав левый висок, направил той же рукой, что отправил прочь змей, все пакеты и торт в сторону кухни.
- Давайте продолжим наши беседы и чаепитие в более приемлемом месте. Эти говорливые существа еще вернутся и Вишанти знают, о чем будут трещать.
Жестом пригласив следовать за собой, Стефан направился налево от лестницы. Санкторум не стал проказничать: за первой же дверью оказалась уютная кухня, обстановкой чем-то напоминающая типичную сельскую кухню начала 80-х. Даже нелепые шторки в клеточку на окнах, за которыми крутились микровселенные, были в наличии.
- Знаете, что забавно? – расставляя пакеты на тумбах, улыбнулся Стефан. – Вам обоим внешне куда больше лет, чем на самом деле. А мне ровно наоборот.

Отредактировано Doctor Strange (16.06.2021 10:53)

+4

11

Деревянная коробка находится быстро, и Герри вытягивает ее из-под лестницы, осторожно складывая в нее книги и поднимая ее на руки. Змей никаких все так же он не видит, как и видимых опасностей, хотя по поведению мистера Стрэнджа, которое он замечает краем глаза, понимает, что здесь абсолютно точно опасно. Но это понятно — они ведь в магическом доме находятся, и он только пожимает плечами в ответ на слова о том, что Тони себя совсем не жалеет.
Это еще мягко сказано.
Герри не произносит ни слова, завороженно наблюдая за возникшим из ниоткуда подносом с чайником, чашками и столом. Он ставит коробку, которую все это время держал в руках, рядом со стеной, и просто смотрит за процессом. Пока все очень и очень интересно. Экскурсия выходит крайне занимательная, и он ни капли не жалеет о том, что согласился на нее.
Чай готов. Это он понимает по тому, как в одну из чашек горячий напиток наливается сам собой, но с места не сдвигается, так как его взгляд тут же приковывается к двери.
Вот гостей он здесь точно не ждал. Вернее он о вероятности их появления совсем не думал, и теперь из-за понимания того, что дом непростой, как и его хозяева, самый обыкновенный приход гостей кажется чем-то необычным.
Мистер Стрэндж не сразу ее открывает, но когда открывает в дом вихрем врывается незнакомая девочка примерно его же возраста и начинает выговаривать магу за… что-то там. Герри внимательно слушает и не перебивает, сочтя за лучшее не пытаться вмешиваться в чужие разборки и выяснения отношений. Проще отойти в сторону и понаблюдать со стороны, если нет возможности уйти. Хотя… в тот раз, когда к Тони нагрянул его брат, он уйти вполне себе мог, но все же сам не ушел, так как уровень удивления и интереса тогда просто зашкаливать начал.
А тут… нет, он с интересом посматривает еще и на мистера Стрэнджа, по реакции которого делает вывод, что подобный визит и для него неожиданность, но ему становится неловко — темы поднимаются непростые, в соседнюю комнату не уйти, так как дом опасен, и это действие будет рискованным, и голос не подать, ибо его вряд ли услышат.
К счастью, ничто из этого ему делать не приходится. Валерия, как девушка представляется, замечает его. Герри приподнимает руку в приветственном жесте.
— Привет, а я — Джеральд, но все зовут меня Герри, так что как тебе будет удобно, так и зови, — заговаривает он сразу после того, как Стрэндж рассказывает ей о больничном Тони и обрывается на полуслове. — Приятно познакомиться, — говорит вполне искренне, хотя этого знакомства в таком месте он совершенно не ожидал, но на то они и знакомства, чтобы быть такими.
Его так и подмывает спросить о том, что такое этот Мир Битв, но прикусывает язык, осознавая, что там произошло нечто неприятное, из-за чего и идет данный разговор между Валерией и Стрэнджем, который, тем временем, извиняется за то, чего он не помнит, но то, что явно имело место быть…? Герри кидает на него недоуменный взгляд, но продолжает молчать, попытавшись было сложить картинку того, о чем говорят эти двое, но пожимает плечами, решив, что лучше не стоит углубляться в эту тему. Любопытно, но надо ли оно?
Тут мистер Стрэндж обращается к нему, напоминая про чай, но Герри резко разворачивается, слыша шипение позади себя, и видит то, как по перилам лестницы сползают две змеи. Те самые, с которыми разговаривать нельзя. Прежде он их не видел, но много ума не требуется, чтобы понять, что это те самые.
Он старательно держит язык за зубами, для верности прикрыв рот ладонью, чтобы случайно не заговорить, а сам во все глаза смотрит на змеек. Впервые таких видит, но, честно говоря, он и исчезающих черных котов тоже впервые видит. Если жить рядом и общаться с магами, то к этому нужно привыкнуть. По этой причине Герри отворачивается от змеи, которой потребовалась его самооценка, едва сдерживая смех, но Стрэндж решает всю проблему, отправляя их куда-то одним движением руки, а пакеты, торт и чай в другую сторону, а затем зовет их с Валерией за собой.
— Все, теперь обычные змеи меня вообще не удивят, — нарушает свое молчание Герри, идя следом за Стрэнджем и Валерией, которую вежливо пропускает вперед себя. — А почему все же нельзя с ними говорить?
Он обследует кухню взглядом, когда они в ней оказываются. За окном находится пейзаж, который мало похож на обычную улицу Нью-Йорка, но он пожимает плечами. Если сейчас ему скажут, что они в космосе или в пространстве между мирами, то… удивляться этому будет странно, наверное.
В конце концов, и в его жизни происходили раньше странности, которые банальными никак не назвать, пусть они и не имели ничего общего с магией. Следует привыкнуть ко всему и сразу. Особенно здесь и сейчас.
В таком месте спокойствие жизненно необходимо. А то ему и так хочется нестись вперед и начать осматривать этот дом.
Герри прищуривается и смотрит с любопытством то на Стрэнджа, то на Валерию.
— И сколько же вам лет, мистер Стрэндж? — невинно задает вопрос, благоразумно решив адресовать его только к магу, ведь девочек о возрасте спрашивать крайне некрасиво, и, повернувшись к Валерии, благодарит ее: — Кстати, спасибо за торт. Жаль, Тони его не попробует, хотя… может, удастся ему кусок отнести. Ему вроде можно кушать сладости.

+4

12

Как и ожидалось, Доктор Стрэндж выслушал ее тираду со свойственной ему флегматичной вежливостью. И даже любезно забрал все ее пакеты, не только те, что были со вкусняшками, и пристроил их в прихожей.
Хоть Валерия догадалась и сама, что он совсем не помнил ни ее, ни ее семью - Стрэндж очевидно пытался продемонстрировать способности одного персонажа-детектива из английской литературы. На лице Шерифа буквально отражались скрип и мельтешение шестеренок, перемалывающих информацию в его голове.
Было, конечно, обидно, что Шериф не помнил совсем ничего. Это было так… несправедливо. Кому бы это все помнить, как ни ему? Валерия не злилась, но была сильно раздосадована. Да, пожалуй, этот человек входил в число тех, кого бы она могла пусть и некоторым скрипом назвать “другом”. Да, их связывала странная дружба, больше, наверное, походящая на дружбу с другом семьи, другом родителей. Но тем не менее, это был единственный знакомый и довольно близкий человек помимо отца, кто был реально достижим в этом мире. И, как назло, именно он ничего, совсем ничего не помнил.
Однако, ностальгические печальные мысли подвинулись, уступив место эмоциональной реакции на простую фразу “Он в больнице”.
Нет, Тони, конечно, другом назвать было пока еще нельзя. Но Вэл стало как-то грустно. - Блин, - только и сказала девушка, закусив губу и немного отведя взгляд, - Жаль, конечно. Но не могу сказать, что я удивлена. Пару недель назад он выглядел очень плохо. Надеюсь, он выкарабкается? Серьезной угрозы жизни нет?
Парень представился как Джеральд. Ну или Гэрри. Сейчас Вэл смотрела уже немного более заинтересованно, в конце концов это был ее сверстник. А ей так нужны были друзья ее возрастной группы.
- Ну, меня можно сокращать до “Вэл”, Гэрри. Все так сокращают. А ты ученик Доктора Стрэнджа? Тоже волшебник? - спросила она вроде бы у Гэрри, но бросила короткий вопросительный взгляд и на бывшего хозяина этого дома, - А меня понемногу учит магии папа. Ну, когда он не занят.
Тем временем, шестеренки в голове Стрэнджа судя по всему утвердительно щелкнули.
- Наконец-то ты говоришь по-английски, Валерия фон Дум, полагаю? Верно, я не помню ни тебя, ни Мир Битв.
Извинения Шерифа были получены и приняты. Конечно Вэл лишь повела плечом и коротко кивнула, но на самом деле это было приятно и ее сердце немного растаяло.
- Вы не виноваты, Доктор Стрэндж. Этот мир был… Он и правда был странным. Здесь мне, пожалуй, нравится больше. Я понимаю и принимаю, что вы хотели как лучше. Просто это был мой дом, и мне все еще жаль, что он уничтожен. Это сделал... Ричардс, - последнее слово это было сказано с тихой ненавистью, со сжавшимися кулаками. В этот момент перепутать Вэл с другой Валерий было просто невозможно при всем желании - семейное сходство бросилось бы в глаза любому, кто хоть раз становился свидетелем подобного перформанса в исполнении главы семейства. А они в истории этого мира случались не так уж редко.
Вэл сама немного удивилась своей реакции. И откуда в ее рассудительной голове столько ненависти? После этого диалога со Стрэнджем она бросила короткий взгляд на Гэрри. К ее искреннему удивлению, и даже недоумению юноша отреагировал на ее имя... вообще никак. Как будто она представилась каким-нибудь обычным ничего не значащим американским именем - “Энн Смит”, например, или “Эмма Джонс”.
- Забавно, Гэрри, что ты так спокойно отреагировал на мое имя. Спасибо за это, - Вэл улыбнулась, - А то когда я представилась Тони, - тут Вэл даже хихикнула между делом, - у него было просто неописуемое выражение лица. Представляете, Шериф, он тогда сразу же связался с моим отцом и буквально, слово в слово, сказал ему “тащить сюда свою задницу”! Папе, моему папе! Я даже не знаю, чего я тогда испугалась больше - что папа после этого не прилетит... Или что прилетит. Судя по звуку приземления, он напряг все свое воспитание, чтобы не проломить крышу этого здания. Там на асфальте, кажется, до сих пор вмятина осталась.
Восторженные воспоминания Вэл о, пожалуй, самом счастливом эпизоде в этом новом мире, были прерваны спускающимися по лестнице змеями. Наглые домашние питомцы о чем-то друг с другом переговаривались и пытались поддеть буквально всех и каждого в прихожей. Но вот Стрэнджа они судя по всему уважали и побаивались, несмотря на свои ядовитые колкости в том числе и в его адрес.
- Дети, не говорите со змеями, - предупредил Стрэндж.
Вэл, в общем-то, не очень-то и собиралась. Обращать внимание на двух грязных сплетников. Пф. Дочери короля стоит быть выше этого. Но теперь она точно не стала бы этого делать.
Стрэндж сказал эту простую фразу очень коротко и твердо. Валерия знала этот тон. Шериф мог и поязвить, и говорить с сарказмом, и объяснять долгим, занудным, менторским тоном, и говорить строго по этикету с леденящей душу вежливостью, сочащейся из каждого слова. Но когда он говорил вот так - лаконично и жестко - обычно прислушивался даже ее могущественный отец. Да, даже там, в Мире, где никто не был ему указом.
Поэтому Вэл просто отвернулась от змей и начисто игнорировала их существование.
Когда они с Доктором Стрэнджем и Гэрри последовали на кухню, Вэл с интересом бросала короткие взгляды по сторонам.
- Это здание… Оно очень изменилось. В мире не было магии, когда я попала сюда в первый раз, и, кажется, это был тогда почти обычный дом. А сейчас… Я чувствую здесь магию. Очень, очень много тревожной магии. Доктор Стрэндж, что еще мне следует знать об этом доме? Чего здесь делать точно не стоит, и что можно сделать в самом крайнем случае? - спросила Вэл с интересом.
Они прошли на кухню. Окружающий интерьер был совсем непривычным. Вэл чувствовала себя комфортно или в замковой роскоши, или в окружении самой продвинутой техники. И даже всего этого сразу. Тут же было как-то слишком затягивающе уютно. Слишком идиллическая картина. В таком интерьере воображение так и стремилось дорисовать какую-нибудь счастливую семью, состоящую из мамы, папы и парочки детей, которые вот сейчас позавтракают деревенскими продуктами, беседуя о чем-то обыденном и нелепом со смехом и улыбками на лицах. Как в рекламе. И это было обидно и немного грустно. Как Вэл ни старалась об этом не думать, она не могла выгнать из головы мысль, что никаким образом не может представить себе свою семью как-то вот так просто и незатейливо наслаждающимися счастливыми мгновениями. Ричардсов - да, они так и просились в эту идиллию. Но не ее родные.
Брр, что это за глупые мысли? Это вообще мысли самой Вэл или какая-то гнетущая аура этого места?
Торт приплыл по воздуху сам собой в эту уютную кухню и встал на тяжелый деревянный стол со скатертью. Интересно, ждать ли хоровода ножей и вилок?
- Знаете, что забавно, Вам обоим внешне куда больше лет, чем на самом деле. А мне ровно наоборот, - неожиданно сказал Доктор.
- И сколько же вам лет, мистер Стрэндж?  Кстати, спасибо за торт. Жаль, Тони его не попробует, хотя… Может, удастся ему кусок отнести, Ему вроде можно кушать сладости.
- Ой, было бы круто. Я бы хотела его проведать и поблагодарить. Если это возможно, конечно, - Вэл хотелось спросить, а сколько же лет Гэрри и как он повзрослел раньше, но было как-то неприлично спрашивать такое в лоб. Она бы не стала рассказывать такое первому встречному. Поэтому предпочла поддержать разговор, спросив о Тони.

+4

13

По-хорошему, ему бы оставить детей здесь, на кухне. Можно даже запечатать дверь. Сказать что-то вроде «змеи разбушевались» или «выйдете за дверь – умрете». Он даже почти не соврет. Но ему нужно немного времени, пара шагов и одна конкретная дверь.
«Тогда зачем я позвал Герри? Зачем впустил Валерию?»
В голове хаотично метаются мысли, превращая стройный план в какой-то первичный бульон.
Стефан прикрыл глаза и приложил ладонь к лицу.
Ему нужно переварить все произошедше… да нет же, черт подери, тебе нужна магия, как можно больше магии, или ты решил сражаться с древним злом голыми руками?!
- Я могу дать адрес, - не шевельнувшись, ведь от движения странная мигрень усиливалась, произнес Стрэндж, - правда, Линда… кхм, Ночная Медсестра не была в восторге от вереницы посетителей. Тони необходим покой и постельный режим. Полагаю, встреча будет уместной после того, как он встанет на ноги.
«А мог бы дать прямо сейчас и избавиться от этой детворы».
Вишанти, да что на него нашло?
Вместо того, чтобы продолжить разбор пакетов, Стрэндж открыл холодильник и быстро достал оттуда бутылку льдистой воды. С верхней полки холодильника что-то потянулось, даже почти обвило его запястье…
- Эй, - Стефан шлепнул шупальце, - рано еще для ужина.
Щупальце вздрогнуло и само закрыло дверь холодильника.
Волшебник беззвучно хмыкнул, развернулся, оперся о холодильник и открыл воду.
О чем его там спрашивали?..
- Около пяти, - запоздало ответил, после чего сделал продолжительный глоток, - тысяч лет. Зависит от временного исчисления. По земным меркам – около сотни. Как сохранился? Приблизительно так же, как выжила Валерия – магия.
Стефан щелкнул пальцами и от этого щелчка потолок кухни словно «утоп» в космическом небе, усыпанном триллионами звезд. Бесконечное скопление галактик кружилось, вихрилось и сверкало всевозможными цветами, отмечаясь редкими черными пятнышками – черными дырами.
Самого волшебника зрелище, казалось, не впечатляло. Все же это был фокус для детей, не для него.
Льдистая вода из озера Коцит не дарует освобождения, но для кого-то вроде Стрэнджа дает отсрочку. О, ему придется столкнуться со всем, что он оттягивает этими глотками, но лучше так, чем показывать свой умопомрачительно скверный характер детям, которые в его мигрени не виноваты.
А если и виноваты, то это не их проблема.
- Эти змеи, Джеральд, - голос волшебника был вязкий и неторопливый, словно слова давались ему с трудом после очередного глотка, - предвестники бед. Помните миф о Пандоре? Скажем так, они сыграли не последнюю роль и в ее трагедии, и многих других. Я должен был давно закопать амфору с ними, но разбил ее на прошлый Самайн. Никак не мог поймать и… видимо, теперь уже никак не поймаю. Будет Тони новая забота.
Грустная усмешка.
- Это место и есть магия, Валерия, - перевел взгляд на девушку. – Когда-то здесь был проклятый дом, насыщенный темнейшей из энергий. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы направить всю эту энергию в нужное русло. На этом месте творились ужасные вещи, именно поэтому дом притягивает все дурное. Но именно поэтому Святая Святых отлично подходит для Верховного Волшебника…
Стрэндж хитро улыбнулся.
- Зачем искать угрозы всей реальности, если они сами придут и постучат в дверь?
Закрутив крышку бутылки, Стефан вернул воду в холодильник. Щупальце больше не появлялось, поэтому дверцу пришлось закрывать самостоятельно.
- И все же, как бы не приятно мне было ваше общество, я нахожусь здесь на птичьих правах, - прислонившись к кухонной тумбе, Стефан скрестил руки на груди. – Джеральд уже помог с кое-какими вещами, а остальное… скажем так, разбросано по дому. Теперь это место принадлежит новому Верховному, а я уже… пока нашел новое место. Мне бы не помешал еще один помощник. Который мог бы присмотреть за кем-то, кто в магии совсем новичок.
Красноречивый взгляд на Валерию, намекающий, что ей стоит взять под свою опеку Герри, договорил за него.
- Я бы хотел забрать книги, - как бы невзначай добавил маг, - вряд ли Тони будет к ним относиться так же трепетно, как к своим железякам.

Отредактировано Doctor Strange (17.06.2021 00:43)

+4

14

Герри задумывается о том, как бы отреагировал Сэд, попади он в такое место. Все же дракон тоже является магом, и интересно было бы узнать, по вкусу ли бы ему пришлось здесь, но приводить его сюда — гиблое занятие. Что-то подсказывает ему, что дракон привык сжигать и крушить то, что не поддавалось бы его контролю, а этого он категорически не хочет.
— Нет, Вэл, я не волшебник, — отвечает он добродушно на заданный ему вопрос. — Я тут на экскурсии и частично помогаю с вещами… Ну как помогаю — если учесть тот факт, что мне нельзя трогать все подряд и даже смотреть, помощь моя крайне ограниченна, — коротко смеется, припомнив правила, которые выдал ему Стрэндж чуть ранее.
Он с любопытством смотрит на Валерию, которая, судя по всему, является известной личностью. Или же таковой является ее отец. И он вроде как что-то даже припоминает — обрывки некоторой информации, выхваченные им то ли из разговоров с кем-то, то ли из интернета и новостей, но этого ему катастрофически мало для того, чтобы сделать какие-либо выводы. И он сильно сомневается, что это ему необходимо.
Все же каждый человек должен выстраивать суждение о другом исходя из личного опыта, а не с того, что о том говорят окружающие.
— Тони умеет отлично встречать гостей, — широко улыбается и смеется, представляя то, что рассказывает Вэл. — Так, что потом уже такое не забудешь, но зато всегда весело вспоминать, как все было.
Он прекрасно помнит, как его отчим заморозил в стазис-поле. Тогда было стремно, но сейчас этим можно легко поднимать себе настроение на ровном месте. А у Валерии явно все было куда фееричнее. Интересно. Нужно будет при случае спросить у Тони о его впечатлениях.
От внимания Герри не укрывается то, что мистер Стрэндж явно испытывает некоторые неудобства. Прикладывает ладонь к лицу, старается делать меньше движений. Головная боль? Странно, ведь несколько минут назад ничего такого не было. Или же это дом так влияет? Так или иначе, он вопрос задать не решается, а когда Стрэндж отвечает на его вопрос, то и вовсе все мысли улетучиваются из головы, и он удивленным взглядом начинает смотреть на мага, которому, если ему верить, пять тысяч лет.
Нет, с одной стороны это же маг, но с другой должны быть границы… Очевидно их нет, когда дело касается волшебников и магии. Хотя вроде чародей добавил, что по земным меркам всего около сотни, а это уже намного лучше укладывается в голове.
— Пять тысяч лет… Звучит очень круто, — только и произносит он, глядя на потолок, который становится неотличим от космической пустоты, усеянной звездами и планетами. — Полагаю, к этому мне тоже следует привыкнуть.
Герри фыркает, подумав о том, что список того, к чему нужно привыкать, такими темпами сравняется с башней Старка в высоту.
Он слушает и не перебивает мистера Стрэнджа, пока тот отвечает на вопросы и рассказывает о змеях и о самом доме, а сам делает вывод, что их черный кот как раз отсюда и взялся. Нигде больше такой бы не появился… Наверное.
Этот дом очень странный. Для волшебников он, разумеется, может показаться обычным, но он от магии далек. И он бы никак с ней не соприкасался, если бы не Тони.
— То есть, все неприятности сами тянутся сюда и оказываются здесь? — он задумчиво хмыкает. — Вот повезло же отчиму. Он и так к гостям относится… ммм… скептически, — подбирает он, наконец, подходящее слово.
Он приоткрывает рот, вбирая в легкие воздух, чтобы спросить о том, а не является ли кот таким же опасным существом, как и эти змеи, но тут же его захлопывает, слыша слова мага. Намек он понимает идеально. Долго гадать не приходится над тем, что имеет в виду тот — пойти и собрать нужные вещи, не отвлекаясь на детвору. Он пару раз хлопает глазами и поворачивается к Валерии.
— Короче говоря, он хочет сплавить меня тебе, чтобы меня не сожрал первый попавшийся фикус, — произносит он с серьезным видом, который тут же сменяется веселым, и он хихикает. — Значит, пока вы, мистер Стрэндж, будете собирать вещи и книги, мы вольны побродить по дому и посмотреть, что тут находится, или же мы должны сидеть здесь с чаем и тортом? Я просто хочу уточнить, что можно делать, а что нельзя в ваше отсутствие, — невинно добавляет, пожимая плечами.
Естественно, Герри не намеревается злостно нарушать правила. Он даже не сомневается в том, что первый вариант будет нещадно забракован. Только чай и торт. В очень странном доме.

+4

15

Гэрри был очень милым. Каким-то таким естестественным, свойским и непосредственным. Совсем не таким человеком, к каким Вэл привыкла живя в королевском замке в Мире Битв, где царили манеры, напыщенность, обязанность при случае сдерживать эмоции. При всем при этом, судя по всему, глупым его назвать было нельзя, раз в наполненном магией доме для него не составляло особого труда следовать указаниям Стрэнджа.
А вот его улыбчивость и оптимизм немного смущали и сбивали с толку - это точно были не те эмоции, которые часто появлялись на лицах ближайшего окружения Валерии. Разве что у мамы. Иногда.
- Тони отлично умеет встречать гостей. Так что потом уже такое не забудешь, но зато всегда весело вспоминать, как все было.
Что было еще довольно интересно - Гэрри очень осторожно говорил. Всегда отвечал на вопросы, всегда давал комментарий, но говорил в основном какими-то общими словами. Это банальная вежливость и отсутствие интереса или намеренная попытка не говорить лишнего? Что ж, можно попробовать аккуратно это выяснить.
- Кажется, ты неплохо знаешь Мистера Старка. У тебя тоже есть какая-то забавная история о встрече с ним? - аккуратно поинтересовалась Вэл, как бы невзначай. Вроде и разговор поддерживается, и не создается впечатления допроса.
Если мальчик не ученик Стрэнджа, то зачем Доктор впустил его сюда и попросил помочь собирать вещи? Может быть, это ребенок Стрэнджа?
Вэл на секунду задумалась и тут же отогнала эту мысль от себя как одну из самых невероятных. Во-первых, они с Гэрри были не очень похожи. Во-вторых, парень ответил, что он не ученик и не волшебник, а уж своего ребенка Стрэндж наверняка научил бы магии. Ну и в-третьих, Вэл просто не могла даже на милисекунду представить себе Доктора Стрэнджа в роли отца. Максимум - как биологического донора для какой-нибудь дамы, которая сбежала бы от него растить ребенка в одиночку, едва узнав о своей беременности. При всей симпатии к этому человеку, Вэл прекрасно понимала, что если бы она оказалась на месте такой дамы - она бы точно не доверила Стрэнджу воспитательный процесс. Он даже и наставником или учителем-то был не самым блестящим - даже в мире Битв он говорил с ней, пусть и гениальной, но все еще восьмилетней девочкой как со взрослой. Наверное, это была одна из тех вещей, благодаря которой он и нравился Вэл - почти любому ребенку понравится, когда с ним говорят как с равным. Но это не всегда полезно. Странно было говорить такое, но по сравнению со Стрэнджем даже Дум был воплощением родительской ответственности, заботы и любви.
Значит, не его ребенок. Тогда кто? Не просто же ребенка с улицы Стрэндж привел в такое здание. А если так - то зачем? Помочь собирать вещи в месте, где на каждом углу, судя по словам Гэрри, поджидает опасность?
Чем больше Вэл об этом думала, и чем больше говорил сам Стрэндж - тем меньше ей начинала нравиться вся эта ситуация.
Она наблюдала за Стрэнджем, внимательно слушала и анализировала.
У него явно раскалывалась голова. При этом его словно метало - то это был привычный ей спокойный и хладнокровный Шериф, все объясняющий и поясняющий, то он начинал говорить странное и предлагать нелогичные и противоречивые активности. Гэрри он привел собирать вещи, а теперь хотел бросить его на Вэл в опасном доме? У него шизофрения, что ли? Старческий маразм? Пять тысяч лет же, в принципе - самый возраст.
И тут, вспомнив ответ на вопрос Гэрри про возраст, Валерия с трудом поборола желание хлопнуть себя по лбу. Что там Стрэндж сказал? “Приблизительно так же, как выжила Валерия - магия”.
Вэл сказала, конечно, что отработала заклинания… Но Стрэндж сказал это как-то уверенно, как будто он знал, о чем говорил. Не совсем похоже на просто предположение или сравнение. Тем более, пять тысяч лет… Надо, конечно, уточнить у отца, но такой срок жизни должен требовать очень сильной магии. А с учетом некоторых странностей ее появления в этом мире... Разве мог Стрэндж не увидеть в ней способного, но еще зеленого новичка? Нет, все могло быть конечно сильно проще, и это могло быть странное сравнение, но что-то вкупе поведением Стрэнджа это было подозрительно.
А последующие фразы вообще родили в голове Вэл целую кучу неприятных мыслей. Доктор Стрэндж здесь на птичьих правах, дом принадлежит новому Верховному Чародею… Это понятно. Но забирать книги... потому что Тони не будет к ним относиться трепетно? Вряд ли речь о любимом томике Мумми Троллей или порно-журналах, хранимых под подушкой. Так, это что получается, Доктор Стрэндж хочет книги украсть?! И для этого взял с собой маленького мальчика, чтобы его подставить?
Вэл не проявляла никаких эмоций на лице, но сосредоточенно думала, что делать. По хорошему, надо бежать из этого дома и с кем-нибудь проконсультироваться. С кем-нибудь сведущим в магии. Но тут бы хорошо знать, что именно за книги возьмет Стрэндж и насколько это может быть опасно. При этом нельзя вести себя как дурочка - это будет подозрительно. А вести себя подозрительно нельзя - Стрэндж все еще могучий волшебник, куда более могущественный, чем она, и при этом всем совсем не идиот. Он знает, что она умна. Нельзя поспешно убегать. Что можно… Можно воспользоваться тем, что ей фактически восемь и она все еще может быть впечатлительным ребенком.
И как раз обстановку разрядила непосредственность Гэрри.
- Короче говоря, он хочет сплавить меня тебе, чтобыменя не сожрал первый попавшийся фикус. Значит, пока вы, мистер Стрэндж, будете собирать вещи и книги, мы вольны побродить по дому и посмотреть, что тут находится, или же мы должны сидеть здесь с чаем и тортом? Я просто хочу уточнить, что можно делать, а что нельзя в ваше отсутствие.
Ох, Гэрри даже представить себе не мог, как помог Вэл. Она была готова чмокнуть его в щеку за этот невинный вопрос и детский смех.
- О, Доктор Стрэндж, а если здесь так опасно, как Гэрри говорит, то, может быть, мы лучше пойдем с вами? Где может быть безопаснее, чем рядом с одним из самых сильных волшебников? А книги, ой а вы покажете ваши книги? У папы такая большая библиотека, но здесь она наверняка больше! Можно будет потом как-нибудь зайти к вам и почитать? По старой дружбе! - со всей детской невинностью пролепетала Вэл, а затем заботливо добавила: - Кстати, у вас болит голова? Может быть, вам стоит выпить что-нибудь от мигрени?

+4

16

- Неприятности не выбирают, когда появиться, - Стефан просто пожал плечами, как специалист по неприятностям – что их решению, что их же созданию. – Поэтому появляются в самый неподходящий момент. А Тони не повезло оказаться не в то время, не в том месте и не с тем богом, из-за чего он и занял место Верховного волшебника. Теперь это все – его неприятности, не мои.
Еще неделю назад Стрэндж мог говорить все это тяжелым от обиды и ярости голосом, пытаясь изображать что-то похожее на ревность к своему титулу, на оскорбление всей ситуацией. Сейчас же он констатирует факт, и от этой констатации веет исключительно усталостью. Как бы не возмущался Тони тем, что Стефан «подбрасывает проблем», это – не заслуга Стефана, а Локи. Если бы не он заварил эту кашу, то и расхлебывать не пришлось.
И не стоит Тони знать, что в некоторых случаях титул Верховного может быть удавкой на шее, которая в любой момент может затянуться. А сейчас у Стрэнджа именно такая ситуация, и лучше быть слабым и свободным, чем сильным и в клетке обязательств.
Мигрень утихомирилась, а потому переговоры Герри и Валерии не потонули в желеобразной массе окружающей среды. Правда, Стефан все равно потер висок, словно проверяя, осталась ли там боль или была хоть немного заморожена водами ледяного озера с девятого круга Ада.
Судя по ощущениям, боль все еще осталась, но как бы затаилась.
«Что же у меня за мигрень такая, что ее даже Коцит не заморозит?»
- Здесь нет фикусов, - вежливо поправил Стефан, - но есть шкаф, ведущий в измерение кошмаров, где оживают самые ужасные страхи. Не советовал бы заглядывать в него при первом посещении Санкторума.
Пока что экскурсия проходила так себе, ведь почти все, что можно было сказать про Святая Святых «ничего не трогайте, ведь это может убить». Почти как попытка пустить пятилетнего ребенка на кухню, полную ножей, и бегать следом «ничего не трогай».
А дальше дети решили поиграть в игру. Вернее, в нее решила поиграть Валерия, а Джеральд попросту хотел осмотреть каждый уголок. Стефан уже слышал похожие нотки «сыграть в дурачка», когда речь шла о каких-то вещах, которые напрямую не спросишь. Потому и посмотрел на девушку с усталым вопросом «ты серьезно?».
Девочка хочет поиграть. Ты же любишь игры, Стефан.
Странный голос раздался не то в голове, не то в помещении. Едва нахмурившись, волшебник осмотрел помещение. Судя по всему, голос был в его голове, дети его не слышали. Обычно такие голоса ничего хорошего не предвещали, но в чем-то он был прав.
- Вряд ли тебе интересно полное собрание Шекспира или оригиналы произведений Данте, - Стефан даже не выразил и крупицы сомнений, говоря это так просто, будто ничего не заподозрил. – Магические книги останутся здесь, ведь они – часть Санкторума. Без его магии они исчезнут. Я бы никогда не подверг их такой опасности.
«Что ты на это скажешь, дочь своего отца?», как бы говорил его взгляд.
- О, не беспокойся, - отмахнувшись, Стрэндж улыбнулся. – Пару дней назад мне пришлось столкнуться с неприятным паразитом, который выел почти всю магию из моего организма. Теперь приходится заново к ней привыкать, а это… тяжелее, чем я представлял. Особенно здесь, в Санкторуме, где магия везде.
Но вопрос с тем, как отделаться от ребятни, все еще стоял ребром. К сожалению, рядом не было Вонга, на которого можно было бы спихнуть эту почетную миссию… да и вряд ли бы Вонг согласился на такое, даже учитывая все обстоятельства.
- А знаете, - вдруг оттолкнувшись от тумбы, Стефан прошелся по кухне. – На втором этаже довольно безопасно. И там как раз есть книги по демонам, которые могут заинтересовать Джеральда. Ты ведь уже догадался, что ваш новый питомец имеет свои особенности? Только прошу, не разговаривайте со змеями. Чтобы они не говорили и чего бы не делали. Ведь они…
- В БЕДЕ! – зашипело что-то и упало на плечо Стефану.
Маг даже не вздрогнул, только глаза закатил.
- Алистер, уйди.
- Антона съел фикус!
Стрэндж скептично посмотрел на змею.
- Здесь нет фикусов.
- Но парень говорил, что есть.
- Я знаю этот дом как свои пять пальцев.
- Отрасти еще два, потому что в той дальней комнате, где вы с беленькой планировали детскую на ваших пятерых щенков, Антон и пропал!
Стефан не хотел реагировать на это, но его лицо непроизвольно вытянулось, а затем омрачилось.
- Я тебя в порошок сотру, - ласково пообещал он змее, взял ее за горло. – Простите, мне надо разобраться с… этими гадами. Думаю, встретимся как раз на втором этаже.
Когда Стефан вышел из комнаты, на стол медленно и лениво заползла другая змея. Свернулась в кольцо, вытянула шею и посмотрела на детей.
- Итак, щенки человеческих людей, - торжественно заявил змей, - вы готовы к настоящей экскурсии по этой халупе? Алистер отвлек старика, но тот быстро догадается, что это подстава, тик-так, решайте быстрее. Я вам весело все покажу!

+5

17

Интересно, а Тони рад тому, что стал волшебником? Герри не помнит того, чтобы спрашивал у него прежде об этом. Для него такой статус — это круто, но как к этому относится отчим — он без понятия. Если учитывать все то, что он узнал за сегодняшний день, то… вряд ли тот сильно такому рад. В этот момент, когда мистер Стрэндж говорит, что теперь все вот это вот — это чисто проблемы Тони, он осознает, что все это та еще досадная неприятность.
В голове вертится столько вопросов. Герри даже не успевает их все проанализировать, чтобы понять, ответа на который из них ему хочется больше всего, но, вероятно, оно и к лучшему — он ведь находится в месте, где бессмысленно задавать вопросы обо всем, что здесь есть. И тут на помощь ему приходит Валерия, спрашивая его о знакомстве с Тони, что заставляет его моргнуть и забыть про свое желание завалить мистера Стрэнджа фразами, начинающимся с “а почему… а как… а куда…”.
Не отвечать и скрывать свою историю он не собирается. Все же мама уже дома. Можно раскрывать свою личность, представляться своим именем и объяснять, почему все так, когда должно быть иначе.
Ну и, честно, Валерия вызывает у него симпатию и доверие. К тому же, у него друзей-ровесников меньше, чем пальцев на одной руке, а завести их хочется.
— Тони — мой отчим, и я сам с ним знаком от силы месяц… — он прищуривается, пытаясь вспомнить то, сколько он уже находится в этом мире. — Короче, меня в младенчестве похитили и утащили в иное измерение, где я и вырос, а потом вернули обратно. В этой реальности прошел всего один день, а там все пятнадцать… И вот представь — Тони открывает дверь, а там стою я и говорю ему, что я тот, кто в данный момент вообще-то в ползунках должен ползать. Я висел в стазис-поле, доказывая ему, что я не враг какой-то или левый пришелец из иной вселенной. Хорошо, что он поверил мне, а то жуть как страшно было, — коротко смеется, вновь производя ту сценку у себя перед глазами.
И, судя по всему, Тони везет на подобные встречи. От чего становится вдвойне любопытнее и забавнее. А если вспомнить то, что говорила минутами ранее Валерия, то их встреча была именно такой. И некий Мир Битв… Хочется о нем подробнее расспросить непосредственно саму Вэл, но начало знакомства сильно не подходит для того, чтобы докапываться до человека и устраивать допросы. А вдруг это неприятная тема для разговора?
Если судить по всему тому, что он успел услышать и осознать, то тема такой и является с вероятностью в девяносто пять процентов.
Герри решает потерпеть, пока не представится для этого более подходящий момент. И потому вместо вопросов он наблюдает за тем, как она и мистер Стрэндж общаются, и с облегчением выдыхает — Валерии тоже не очень нравится идея безделья и сидения на одном месте. Да, одного окна и потолка, на котором изображено реалистичное космическое пространство, мало для того, чтобы заставить подростков сидеть и ничего не трогать.
Но есть нечто в словах Вэл, что заставляет его неощутимо напрячься и пошевелить извилинами. Вывод приходит сам собой, простой и логичный, но такой, в какой откровенно не хочется верить. Герри изначально с доверием отнесся к мистеру Стрэнджу, который вроде как теперь его родственник, и, честно говоря, его доверие не начинает рассеиваться от догадок, лезущих в голову. Для этого требуются железные доказательства, а пока… Это всего лишь его глупые догадки, причем надуманные им самим, скорее всего, ведь где подтверждение того, что Валерия думает в данный момент так же? Его нет.
Герри молчит, обдумывая все это, и решает, что пока он не будет делать никаких выводов, а просто попытается отодвинуть подобные мысли как можно дальше. И он едва не пропускает слова Стрэнджа о том, что ему могут быть интересны книги по демонологии из-за кота. Ха, забавно, и причем тут их кот?...
Он моргает, поворачивает голову в сторону Стрэнджа, складывая два плюс два, и застывает.
— По демонам? Погодите! Наш кот — демонический?!
У них дома живет демонический кот!
Он даже не обращает внимания на то, что ему фактически подтвердили существование демонов и Ада. Ну, понятно, раз существует магия, то должны существовать и демоны. В любом случае, Герри об этом не думает, просто наблюдая за Стрэнджем и одной из змей. Он переглядывается с Валерией, когда маг выходит из комнаты, но не успевает открыть рот и предложить ей пойти следом за ним, как обнаруживает, что они не одни.
На это “щенки человеческих детей” он старается не реагировать, как и на предложение змеи, помня о простом правиле, которое мистер Стрэндж повторил им с Вэл несколько раз — не разговаривать со змеями. Но на самом деле это правило оказывается чрезвычайно сложным.
Герри выразительно смотрит на Валерию. У него, разумеется, не возникает желания нарушать правила, но ведь “следовать за змеей” и “не разговаривать со змеями” совершенно разные вещи, верно? Или наоборот. Если вдуматься, то последствия от любого варианта могут быть катастрофическими.
И вряд ли Вэл одобрит подобный ход мыслей. Неизвестно, почему, но Герри кажется, что она будет против нарушения правил. И если так, то она будет абсолютно права. На приключения можно соглашаться, но только в том случае, если во время них не грозит бесславная гибель в шкафу или где-то еще. А этот дом, после всего увиденного и услышанного о нем, не вызывает ни малейшего чувства безопасности.
— Ты слышала этот странный голос? Ммм, кажется, мне померещилось… — хмыкает он, демонстративно игнорируя змея. — Последуем за мистером Стрэнджем?

+3

18

Хитрый. Старый. Жук.
Вот эти три слова являлись, пожалуй, лучшим описанием всего того, что в этот момент Валерия подумала про Стрэнджа. Почти с восхищением.
Однако проблему это совсем не умаляло - странности все прибавлялись, плодились и множились.
Стрэндж  сначала посмотрел на нее так, что Вэл точно поняла - он раскусил ее обман. Не факт, что догадался, зачем ей это все было нужно, но понял, что вопрос был задан не просто так. Однако перед тем, как отмазаться “Шекспиром”, Стрэндж как-то странно вздрогнул и огляделся по сторонам. Быстро, почти незаметно. Мужчина словно просто поежился от сквозняка. Не будь Валерия сейчас такой подозрительной, и не обрати она внимания на прочие странности в поведении Шерифа - даже не заметила бы.
Зачем было сначала давать понять, что обман раскрыт, а потом сразу же так стройно и складно врать?
“Хочешь партию в покер, а Шериф? В покер с элементами шахмат? Что ж, Шериф, давай сыграем” - подумала девочка.
Что бы такого ответить? Перевести все в шутку? Или попробовать еще раз закосить под ребенка? Не вариант. Раскусит. Можно… Можно попробовать отключить немного “Валерии”, но включить чуть больше “фон Дум”.
“Я же и правда дочь своего отца, вам ли не знать?”
Валерия хихикнула и добавила, с легкой детской игривостью в голосе:
- Да даже если бы вы грабили этот дом и выносили отсюда все вещи в огромную фуру, начиная с мебели - мне-то, в общем-то, что с того? Это же не моя проблема. Я же не Верховный Чародей. И мой папа не Верховный Чародей. Вот если бы он им стал… Тогда, наверное, пришлось бы на Вас напасть, защищая этот дом! Кстати, а как там можно стать Верховным Чародеем? То-о-они этот титул явно тяготит, - последнее было сказано с намеренной наигранностью и явной заинтересованностью, в то время как сама Вэл потирала ручки друг об друга так, словно она продумывала коварный план.
“Твой ход, старый жук” - словно бы говорило что-то в глубине взгляда Вэл.
История Гэрри заставила Вэл хмыкнуть, но с каким-то оттенком понимания и уважения. Она бы, конечно, не стала рассказывать такое первому встречному.
Вообще, не будь Вэл дочерью своего отца, она бы решила, что мальчик или очень много фантазирует, или тронулся умом - другие реальности, взросление за один день… У любого голова пойдет кругом.
Однако, Вэл была дочерью Доктора Дума. Доктора Дума этой реальности. А ее матерью была женщина из другой реальности. Сама же она принадлежала вообще к третьей реальности, ныне уничтоженной. Так что для нее история Гэрри выглядела более чем правдоподобно.
- Тони Старк - твой отчим? Вау! - только и сказала Вэл, - Значит, нам есть что обсудить. Знаешь, забавно, но у нас даже больше сходства, чем отметил Доктор Стрэндж. Мы оба - дети инженеров, собравших крутые доспехи. Оба дети могущественнейших волшебников. И оба попали сюда, повзрослев в другой реальности. Прикольно, да?
Она хотела добавить еще что-то, но внезапная реплика Стрэнджа отвлекла ее:
— А знаете, на втором этаже довольно безопасно. И там как раз есть книги по демонам, которые могут заинтересовать Джеральда. Ты ведь уже догадался, что ваш новый питомец имеет свои особенности? Только прошу, не разговаривайте со змеями. Чтобы они не говорили и чего бы не делали. Ведь они…
Последующее явление змей смотрелось настолько комедийно и наигранно, что у Вэл было стойкое ощущение, что змеи пришли сюда так внезапно только потому, что того захотел Стрэндж. Чтобы отвлечь их с Гэрри.
Нет, Доктор, ты серьезно? Отправляешь двух детей в библиотеку с демоническими книгами?
В голове непроизвольно возникала дурацкая мысль: “А вот у нас в Мире Битв при Думе такого бардака не водилось!”
Однако, Вэл не повела и бровью и даже не обернулась в сторону коварных змеюк, после их диалога и предложения, адресованного им с Гэрри. Не стоит обращать внимания ни на какую чушь, которую они несли. Вместо этого, как только Стрэндж обернулся к ним спиной и зашагал прочь с кухни, она быстро посмотрела что-то в смартфоне и коротко потыкала несколько виртуальных клавиш.
— Ты слышала этот странный голос? Ммм, кажется, мне померещилось… Последуем за мистером Стрэнджем?
- Разумеется, последуем! - сказала Вэл, вскакивая со стула, - Шериф сказал, что недавно терял свою магию, так что вдруг у него случится паническая атака в этом страшном доме? Забудет, где и что лежит, потрогает что-нибудь не то… Нельзя оставлять дедушку одного, пять тысяч лет - это все-таки не шутки. Да и ты заметил, что он ведет себя странно? Для такого возраста уже может быть характерно старческое слабоумие, - сказала Вэл с нарочитой заботливостью, покачав головой. И потом, резко посерьезнев, добавила, - А если серьезно, Гэрри, то поверь мне - я хорошо знала Стрэнджа в своей реальности. Не говори со змеями, даже косвенно. Это единственная вещь, в которой Шериф был с нами честен.

+3

19

- Старик, тебе вовсе необязательно это делать.
Стефан шел молча, все еще сжимая горло змее. Та, казалось бы, никак не реагировала на дискомфорт, даже голову держала так, будто у нее был встроенный гироскоп. Впрочем, кто знает – Стрэндж же их не вскрывал. Может, и стоило…
- Делать что? – наконец соизволил прорычать, остановившись на лестнице. Змей так извернул голову, словно хотел выглядеть понимающим.
- Оставлять нас, - как-то очень серьезно прозвучало от того, кто обожал шутить шутки и доводить до трагически комических ситуаций. – Тебе не нужно этого делать, старик.
Стрэндж потер висок, в котором снова забилась мигрень.
«Черт вас раздери».
- К чему весь этот фарс, Алистер? – зловеще поинтересовался волшебник, и в его тоне не было ничего хорошего. – Дай угадаю – ты выманил меня, а Антон подговаривает детей на какую-то гадость.
- Шалость, - фыркнул змей так, словно бы закатил глаза. – Все зависит от точки зрения, старик. Ты думаешь про гадости, а мы делаем шалости. Гадость в твоем исполнении – бросить нас всех. Ты еще и вещи собираешь, как ты можешь!..
- А что ты предлагаешь? Упаковать весь дом в саквояж? – ехидно хмыкнул Стрэндж. – Увы, Алистер, но я не скажу ничего нового – этот дом не принадлежит мне, он – собственность Верховного волшебника.
- Да, да, я слышал про нового чувака на районе, - покивал Алистер, покачиваясь в такт шагам Стефана, что все-таки пошел в направлении второго этажа. – Но ты видел его? Привел цыпу, а та полезла голодной к томику рецептов тех людоедов, что из тебя чуть не сварил… эй, ты меня слышишь?!
Стефан не слышал: он целенаправленно шел в дальнюю комнату второго этажа. На самом деле, он мог бы воспользоваться этим моментом и сделать свое коварное дело, как раз не впутывая в это детей. Так сказать, улучил возможность, когда она помахала ему рукой. Но все эти злые шутки змей почему-то… затронули что-то внутри.
- Все виной любовь, старик, - тихо прошуршал Алистер. – Клятая любовь.
Моргнув, Стрэндж обнаружил себя в комнате, которую предпочитал не открывать. Ту самую, где часть стен была выкрашена в светло-фиолетовый, а часть – в мягко-синий. «Цвет сирени и индиго», любила называть это сплетение красок Клеа. «Здесь будут жить наши дети».
- Не будут, - глухо ответил на эхо воспоминаний, прочистил горло и посмотрел на змею. – Доволен?
Алистер посмотрел на волшебника так, словно перед ним была грязь на стене.
- Я думал, ты хоть поорешь, в стену меня бросишь, а ты… размяк, старик. Говорю же – тебе надо остаться. Положи редьку на все эти правила, а? Ты же великий кладун на все правила, изворачиваешься, как змея. Извернись и тут.
Стефан бросил взгляд на пустое место у окна. Там должна была стоять кроватка.
Клеа так и не определилась с цветом.
- Если бы все было так просто, - отведя мрачный взгляд от молчаливого напоминания об упущенных возможностях, Стрэндж наконец-то швырнул змея в коридор. – Все, Алистер, хватит. Отзови Антона и прекращайте отвлекать. Вы знаете, кто новый Верховный волшебник, и знаете, чей это дом.
Алистер, извернувшись на полу, чинно поднял голову.
- Конечно знаем, старик, - зловеще прошипел змей, - этот дом – твой.


- Чего этот пердун старый только не терял! – лениво продолжил вещание Антон. – У него даже от души знаете, чего осталось? О, спросите его как-нибудь, что такое кашель по-магически, он вам покажет кусочек!
Ехидное шипение змеи как-то резко замолкло, словно он к чему-то прислушался. Потом покачал головой и резво заполз Герри на плечо.
- Да ладно вам, честен или нет, старик нас хочет кинуть, - звучал Антон так грустно, что почти хотелось плакать. – Вы представляете, а? Сначала вас вот так вот сильно любят, заботятся там, кормят всякими воришками из разных измерений, а потом оп – и все. Прошла любовь, завяли фикусы. Говорит, что это дом другого щегла, слышали?
Змея переползла с одного плеча Герри на другое.
- А тот нас бросил. Совсем. Мы ему не нужны, прямо как он не нужен магии. А старик все талдычит о правилах. Правильный он слишком, ага, все по законам живет. Всем наплевать, а он все о моралях, ценностях… это же похоже на начинки для булочек, а не что-то важное, верно говорю?
Антон высунул язык в сторону Валерии и качнул головой.
- Ты вот думала, что он крадет что-то, да? – смешок по-змеиному. – О нет, принцесса. Это мы крадем старика. Весь дом проголосовал «за». Как вам такое, детишки? Не хотите принимать участие – сидите и ешьте свою самооценку. Вам-то старик не нужен, а мы никому не нужны, кроме старика.

проверочка

Давайте внесем элемент хаоса: прокиньте дайс на 100. Если у кого-то будет больше 80, тот и запустит ожидаемую петлю : D

Отредактировано Doctor Strange (21.06.2021 01:16)

+5

20

Герри четко начинает понимать, что Валерия не так проста, хотя это, в общем-то, с самого начала было видно. Но теперь он наблюдает за тем, какую игру она ведет с мистером Стрэнджем, и непроизвольно и удивляется, и восхищается. Умная и хитрая. Несмотря на свой внешний возраст, ведет такие разговоры. Это с новой силой вызывает любопытство и он едва удерживается от вопроса про то, сколько же ей на самом деле лет.
Мистер Стрэндж сказал, что и она, как и он, выглядит старше, чем должна быть. Интересно. Но Герри все равно не спрашивает, решая, что знакомство их еще не дошло до той стадии, когда такие вопросы не будут восприниматься вторжением в чужое личное пространство.
Он широко улыбается, когда Вэл перечисляет все, в чем они схожи. И заодно у него появляются догадки о том, кто ее отец. Все же инженеров-гениев с доспехами в мире не так уж и много, и можно легко понять, о ком ведется речь.
— Ух ты! Нам определенно есть, о чем поболтать, — отвечает он. — Знаешь, очень тяжело найти среди ровесников собеседников на такие темы. Это и правда прикольно! Хотя есть еще и Джеймс Роджерс, он тоже из иного измерения, но с ним эту тему поднять еще не удалось… что очень странно, если подумать, но ладно.
Герри действительно рад тому, что в друзьях у него появляется отличное прибавление в лице Валерии. И сильно обеспокоен тем, что они остались одни в доме, где вообще непонятно, что происходит.
Нет, он не боится, но все равно понимает, что данный дом — не то место, где можно быть беспечным. Нельзя носиться и рассматривать все вокруг. Нельзя ничего трогать и вести беседы со змеями. Опасное местечко, но от этого становится лишь интереснее и пробуждается азарт, какой появляется лишь тогда, когда на горизонте начинает маячить приключение, обещая гору проблем и незабываемых ощущений на ближайшее будущее.
— Да, я это уже понял, — со вздохом признает он в ответ на ее предостережение касательно разговоров со змеями сразу же, как змея замолкает на одну секунду. — И это, как ты видишь, крайне сложная задача. Кто бы мог подумать, что из всех правил, именно это окажется главной проблемой. Зато будет проверка на прочность и силу воли, — он фыркает, коротко смеясь.
И тут же к его великой неожиданности змей заползает на него и устраивается на плечах. Видимо, решил, что это — отличная идея, и… не прогадал.
Герри не торопится сбрасывать змея на пол, не желая причинять ему вред или проявлять лишнюю враждебность но сам большее внимание уделяет словам Валерии, при этом не упуская то, о чем вещает рептилия ему на ухо.
Ему даже становится жаль Антона, когда тот грустно говорит, что их бросают. Это он легко может понять, ведь очень просто привязаться к кому-то, что расставаться после не хочется. Но от дальнейших речей змея Герри подозрительно прищуривается, заслышав странные нотки в его тоне. Такие возникают тогда, когда кто-то что-то замышляет и вот-вот готовится воплотить свой план в реальность. Но зачем гадать? Антон сам прямо говорит, что дом не хочет отпускать мистера Стрэнджа и не будет этого делать.
И как это понимать? Им придется прорываться к выходу с боем? Герри вбирает в грудь воздух и шагает в сторону выхода из кухни.
— Тогда пойдем, Вэл, а то мистер Стрэндж подумает, что мы нашли фикус, и тот нас скушал, — смеется он, открывая дверь и появляясь в том же помещении, в котором они ранее находились, и вроде там ничего не изменилось.
С одной стороны лестница, с другой — дверь на улицу. Если бы они хотели вырваться наружу и спасаться бегством, то более лучшего момента сложно представить, но Герри только оборачивается, проверяя, рядом ли находится Валерия, и начинает подниматься по лестнице.
— Знаешь, я знал о том, что Тони — волшебник, но об этом доме он мне не рассказывал, хотя у нас и разговоры не заходили о магии, чтобы я мог об этом всем узнать, — пожимает он плечами, игнорируя змея, который нагло на них лежит. — А ты учишься магии целенаправленно? Ну, в смысле, весь упор делаешь только на магию или уделяешь время еще и на скучные школьные уроки?
Он улыбается, вспомнив про школу. По сравнению с ней гораздо интереснее то, как живут юные волшебники. Явно не так, как описано в Гарри Поттере. У Герри имеются сильные сомнения в том, что реальность схожа с тем, что написала автор в этих книжках.
Наконец, они оказываются на втором этаже. Герри осматривается, не имея понятия, в какую сторону им идти.
— Он не говорил нам, в какой комнате находится библиотека?

+4

21

О да, им точно будет о чем поболтать с Гэрри. Что-то подсказывало Вэл, что впечатлений они в этом доме получат столько, что хватит если не на всю оставшуюся жизнь, то уж на пару ближайших месяцев точно.
Роджерс… Роджерс, Роджерс… Что-то такое Вэл видела в новостях в середине сентября… Хм, да ладно!
- Роджерс? Из другого измерения? Ой, только не говори, что это сын Капитана Америки! - усмехнулась Вэл, а затем задала неожиданно родившийся в голове риторический вопрос куда-то в пустоту: - Интересно, а в этом мире люди вообще заводят детей? Или это мир людей, которые в вопросах деторождения паразитируют на других измерениях? Знаешь, как говорят… “Один раз - случайность, два - тенденция, три - система”.
Хм, было бы здорово подружиться с этим парнем. В нем было, пожалуй, слишком много духа авантюризма, но когда при этом есть и голова на плечах - это не такая уж большая беда. А еще было бы неплохо познакомиться и с этим Джеймсом. Да-а, если пресса о чем-то таком прознает, как и о ее личности - это будет просто новостная бомба. Дочь Доктора Дума дружит с сыновьями Железного Человека и Капитана Америки!
Вэл с некоторой опаской глянула на то, как мелкий ползучий пакостник обнаглел настолько, что заполз прямо Гэрри на плечи. Ну что за невиданная наглость! Да еще и для змеи - ладно бы так себя вел мягкий и пушистый котик. Котикам можно.
Впрочем, змею Вэл услышала. Змеи, Санкторум, вы серьезно? Нет, бросать питомцев при переезде - это мерзко, конечно, и за это Шерифу стоит сделать очередной втык. Но дом, решивший украсть Стрэнджа? Старого самовлюбленного педанта, у которого эго чуть-чуть меньше, чем у любимого папы-Дума?
Мда, ради такой любви и преданности, пусть и болезненной и созависимой, на месте Стрэнджа Вэл бы точно осталась в этом доме. Кто еще будет его так ждать и любить? Хотя змей вещал там что-то про “беленькую”… Но поскольку никакой блондинки кроме себя Вэл вокруг не видела, видимо, упомянутая дама Стрэнджа покинула.
Тем временем, они вышли с кухни. Пока все вроде бы было неплохо. Вэл попробовала прислушаться к своим ощущениям. Тревога, которой буквально звенела вся местная магия, усиливалась. И непросто усиливалась.
Когда она только подходила к этому дому, он показался ей ожившим и проснувшимся. Но она ошиблась. Тогда он словно просто вышел из комы, но еще лежал без сил. А вот сейчас дом действительно просыпался, и от обилия магии вокруг кончики ее пальцев буквально задрожали. Все-таки, сколь бы талантливой и гениальной она ни была, она все еще была новичком, маленькой девочкой, только-только освоившей азы.
Вэл даже инстинктивно схватилась за поручень, так как от силы, что текла по лей-линиям вокруг просыпающегося дома, привычно закружилась голова. Почти также, как тогда, когда магия вернулась в мир. Хорошо, что хоть сейчас на нее просто давил переизбыток энергии, а не хаотично рвался наружу.
- А ты учишься магии целенаправленно? Ну, в смысле, весь упор делаешь только на магию или уделяешь время еще и на скучные школьные уроки?
Забавно, но такой простой вопрос Гэрри отвлек ее от не самых приятных ощущений и даже поставил в тупик.
- Школа? Я никогда не училась в школе. Хотя, когда мне было пять лет, я ею руководила. Наверное, это было бы интересно исключительно с точки зрения социализации, необходимой подростку, но я даже не знаю, что мне стоит там изучать. Думаю, я смогу сдать программу за все классы с оценкой “отлично” в течении одного-двух дней. Да и живу я… Не в Америке.  Магия мне интересна с практической точки зрения - я хочу спасти мать и брата, а они… Ну, скажем так, застряли в другом измерении, не самом безопасном. Не без косвенного участия дражайшего Шерифа, за что он и получил выговор сегодня.
- Он не говорил нам, в какой комнате находится библиотека?
Вэл немного подумала. Вообще, по-хорошему, стоило бросить старого жука здесь, в стальных объятиях его обиталища. Бросить его и бежать на улицу, молясь, чтобы этот дом, который все больше ощущался как нечто очень могущественное и сознательное, выпустил их с Гэрри.
Но, во-первых, пока что все еще не стало совсем плохо, чтобы позорно отступать. Во-вторых, и что делать дальше? Опять бежать и жаловаться папе? Как будто она сама ни на что не способна! Ну нет, Вэл - тоже Дум!
В-третьих, несмотря на свой характер Срэндж был ей почти родным человеком. И бросать его змеям не было деянием, достойным благовоспитанной принцессы.
- Не говорил. Но давай для начала попробуем просто пройти по коридору до конца. Если нам повезет - может быть, мы его встретим. Я почти на 85 процентов уверена, что это будет безопаснее, чем открывать двери. Здесь очень много магии. И, кажется… Этот дом не очень благожелательно к нам настроен. Кстати, слушай, а зачем Шериф вообще потащил тебя с собой?

+5

22

Происходящее как-то настолько резво ушло в кривое пике, что Стефан смог только посмотреть на змею.
На какие-либо комментарии у него не осталось ни сил, ни слов.
В какой-то мере он отдавал себе отчет, что здание на Бликер-стрит могло настолько ожить, что может иметь мнение насчет каких-то базовых вещей и событий. Возможно, в чем-то Санкторум даже был прав, отправляя по душу Стефана змей, что теперь тоже стали частью дома.
Но серьезно, доколе?
Теперь ему и о чувствах резиденции Верховного волшебника думать, когда он Верховным больше не является? Что дальше, думать о чувствах своих заклинаний, которые везде и всюду в этой реальности?
За ним и так бегают с чертовым титулом Верховного волшебника, словно он что-то решает. Будто его обязанности, оказывается, это не его выбор, а «так распорядилась судьба». Ему просто какой-то очень верховный бог написал в тетрадке судьбы «выдать ключи от Вселенной и пусть вахтует», и не спросил, согласен ли он на все вот это вот.
Древний на подобные разглагольствования Стефана отвечал: «именно потому, что ты не желаешь этой силы и титула, ты их и достоин больше всего».
Но что-то теперь это объяснение вызывало у Стрэнджа зубовный скрежет. Почему никто не доканывает Вишанти? Локи? Самого, в конце концов, Старка, который ведь мог отказаться, и тогда бы у Вишанти не осталось иного выбора, кроме как провести клятый Турнир за титул, и закрыть вопрос раз и навсегда. Неужели это так трудно? Почему кто-то другой не может за него все решить, пока он в очередной раз лезет в пекло, пытаясь спасти это вечно умирающее измерение, реальность, Вселенную?!
Стефан никогда так не мечтал об отпуске, как сейчас. Потому что в это самое мгновение мигрень взорвалась новым приступом, от которого почти онемела левая часть лица.
- Что, старик, помираешь? – ехидное шипение Алистера не помогало.
Отняв руку от лица, Стрэндж презрительно смерил змея взглядом и… переступил через него. Хоть мог и наступить, но сдержался.
- Эй, что за игнор? – возопил позади змей. – Не смей опять меня игнорировать, мы только подружились!
Вместо ответа Стефан зашел в свою бывшую спальню. Здесь ничего не изменилось – двухспальная кровать с балдахином, могучий двухстворчатый шкаф, тумба у стены, тяжелые шторы и ворсистый ковер на полу. Не то, чтобы он выбирал дизайн – дом выбрал за него. А потом менять было как-то недосуг.
Взяв с тумбы пару книг, Стрэндж вышел в коридор и направился к лестнице. От нее почти ожидаемо доносились голоса – дети явно не повелись на простейшую провокацию змей, а решили поискать волшебника.
- Чтобы узнать, не является ли он злобным репликантом из другого измерения, который хочет убить Тони и всех защитников Земли, - совершенно спокойно, даже буднично произнес Стефан, вполне себе слышавший часть разговоров. – Я не был уверен, что Тони попал в больницу исключительно из-за своего состояния – кто-то вполне мог ему помочь. Но, как видишь, Джеральд здесь, живой и здоровый, значит, проверку он прошел. Ничего личного, Джеральд. Кстати, вот книга.
Книга в толстой ворсистой обложке с застежкой из багрового металла слегка казалась старой, но Стефан ее наклонил и тотчас на обложке высветились буквы «Полное руководство профессионального демона, том 4: фамильяры и как их воспитать».
- Почитать можешь в гостиной, она на первом этаже, - с мягкой улыбкой кивнул в нужном направлении. – А библиотека – на третьем, рядом с комнатой медитаций. И простите, что я так… неподобающе себя вел: эти змеи…
- А карту нарисуешь? – подал голос Антон, который совершенно безнаказанно сидел на плече Герри. Стефан замолчал, а взгляд его из безмятежно уставшего стал непозволительно злым.
Одним коротким движением Стрэндж схватил змея за шею и забросил куда-то за спину.
- Они видели слишком много эпизодов моей жизни, поэтому порой им удаются весьма гадкие манипуляции, - как бы между прочим объяснил, перебрав пальцами по оставшимся двум книгам. – Валерия, а я ведь так и не спросил тебя про твою мать и брата. Зная Виктора, было бы глупо думать, что он…
«Не создал копии того, что есть у Рида - семьи».
- … оставил тебя совершенно одну. С ними все в порядке? Разумеется, не в порядке, но мне нужно понимать, чем я могу тебе помочь. Пусть я и не Верховный волшебник и даже не Шериф, но я все еще могу помочь.
Стефан даже не знал, зачем все это говорит. Особенно после того, как Валерия так легко раскусила его план, демонстрируя свое недоверие в вопросе истинных причин его появления здесь. Какой бы взрослой и мудрой Валерия не казалась и не являлась, она все еще была ребенком. А дети всегда хотят одного – чтобы с их семьей все было в порядке.
Две книги, что Стрэндж держал в руках, книгами в полном смысле этого слова не были. Скорее, это были фотоальбомы, но с сильно выцветшими обложками. Одной было порядка полусотни лет, а другой… скажем так, она побывала в разных временных эпохах, и потому выглядела не очень.
- И я должен признать, Валерия, ты кое в чем была права, - посмотрев на фотоальбомы, вздохнул Стефан. – Все здесь – не мое. Уже нет. Возьму только фото моей семьи. Надеюсь, ты не будешь из-за этого жаловаться отцу.
«А за тем, что мне нужно, я могу вернуться и позже».
В попытке обратить все в шутку Стрэндж переложил альбомы подмышку. Из одного выпала фотография – обычное семейное фото семьи Стрэндж, которая никогда уже не будет вместе. Стефан с трудом узнал обстановку кухни на семейной ферме, где происходило почти все значимое из жизни их семьи.
«Жаль, что у меня больше нет места, которое я мог бы назвать домом».
Когда волшебник присел, чтобы поднять фото, Санкторум заходил ходуном: его словно потрясло землетрясение минимум в три балла. Схватившись за перила лестницы, Стефан вскинул руку, которой держал альбомы – те упали и фотографии разлетелись в разные стороны, словно стая птиц, - сложил в защитном жесте.
- Заклинаю Щитами Серафимов!..
Детей-то он защитил, а вот под ним самим раскрылась зияющая дыра. Он не увидел, что и под детьми – тоже.
А потом было долгое падение во тьму.

пояснительная бригада

Здравствуйте, вы находитесь в карманном измерении TNX-902. Пожалуйста, пристегните ремни безопасности и не высовывайте свои руки - Лагоньеров сегодня не кормили. : D

Если серьезно, обстановка изменилась: теперь мы все - люди обычные, с сохранением выдающихся умов, познаний и навыков. Условия реальности таковы: никаких героев, сплошная обычная жизнь.

На дворе 10 июля 1982 года. Семейная ферма Стрэнджей в штате Небраска. Стефан - профессор анатомии и медицины в Нью-Йоркском университете, которому на поруки его добрые друзья, Тони Старк и Виктор фон Дум, спихнули своих дражайших детей. Зачем? Затем, что у одного конференции и презентации новых разработок, а у другого - сложные политические дебаты по поводу суверенитета Латверии. Поэтому и напрягли эти прекрасные люди Стефана, который ныне находится в отпуске по причине обострения болей в руках. А еще он пишет книгу, но у него не очень получается.
Несмотря на летние месяцы, Валерия и Джеральд ходят в школу. Правда, Валерию отстранили - несмотря на превосходные оценки, которые дали прикурить всему штату, она унизила почти всех преподавателей в школе, "доказав их несостоятельность". Девушке сделали выговор, а Стефану наказали вести ее обучение самостоятельно. Джеральд же молодец и готовится к спортивному мероприятию (футбол, баскетбол или что-то еще - на твое усмотрение).
Обстановка 80-х, ретро, велосипеды и дух "Очень странных дел".

Теперь к проблемам: в реальности могут быть анахронизмы и несостыковки. Персонажи вполне могут о чем-то догадываться, находить несостыковки и пытаться а) найти им объяснение б) найти их причину. У персонажей все еще сохранились силы, но в подавленном виде (а еще они их не используют, потому как не знают, что ими владеют, и применение их будет с ВАУ-эффектом).

Если персонаж замечает несостыковку или хочет догадаться о том, почему и что тут не так, то надо прокинуть дайс на 100. Больше 50 - двигаемся дальше, меньше 50 - реальность перезапускается. В отдельных случаях может быть дополнительная проверка (буду указывать спойлером).

Ну что, дети, вы готовы? : D

p.s. давайте еще по посту, и в следующем я распишу уже "новое утро в новом мире".

+4

23

— Именно так, — подтверждает Герри, для пущей убедительности кивнув головой. — Сын Капитана Америки. Ему тоже шестнадцать, так что… О, точно, надо будет вас как-нибудь познакомить, как только возможность представится! Когда Тони вырвется из лап врачей, приходи в гости. Устроим посиделки с пиццей.
Он считает, что это прекрасная идея для того, чтобы познакомиться в более спокойной и адекватной обстановке. Здесь это возможно, но лучше не стоит.
Ему, разумеется, очень любопытно, что тут и как, но он далеко не дурак, чтобы не понимать то, что все эти предостережения и правила взяты не с пустого места.
Герри с удивлением поворачивается к девушке, которая заявляет, что в школу не ходит, потому что в этом нет смысла. Если она говорит правду, то… это же невероятно круто! Окончить школу за пару дней — это настоящий верх всех его мечтаний. Но увы. Он не является глупым и учится на хорошо и отлично, но этого результата мало, чтобы добить ненавистную школу раньше срока.
Но, слушая дальше ее историю, он быстро понимает, что и к чему. Нет ничего важнее семьи. Это он знает по себе. И прекрасно понимает, как сильно желание Валерии. Когда близкие в опасности, легко можно свернуть горы с пути и даже не заметить этого.
— Оу, это паршиво… Надеюсь, что у тебя получится их вытащить оттуда, — медленно произносит Герри. — А что до школы, то тебе невероятно повезло. Дело даже не в самом обучении, а в том, что рядом часто учатся разные идиоты, и интересы их… очень непонятные, — неловко заканчивает он, поморщившись и вспомнив о том, что друзей в школе той реальности он так и не завел.
Наверное, это было к лучшему. Иначе бы он здесь страдал от разлуки с ними. А ведь проблем иных в жизни и без того хватало на тот момент.
Герри слушает Вэл, которая предлагает ему просто пройтись по коридору и не заглядывать в каждую из дверей, и абсолютно с ней соглашается. Ему вообще не нравится возможность того, что открыв одну, они могут столкнуться с каким-нибудь Ктулху. Та еще была бы встреча!
Но не успевает он ответить на ее вопрос о том, зачем мистер Стрэндж взял его с собой, как тот внезапно появляется впереди и сам отвечает на него. Да так, что Герри от неожиданности стоит и только хлопает глазами.
— Злобный репликант?! Я? — он встряхивает головой, заодно потерев веки, и вновь смотрит на Стрэнджа возмущенным взглядом. — Я все Тони расскажу. И маме тоже. И вообще — репликанта сто раз уже успели бы раскусить за все то время, что я живу в этой реальности!
Герри не злится. Наоборот, он даже смеется. Шутливое возмущение, впрочем, быстро сходит на нет, как только в его руки попадает книга по демонологии. Выглядит она о-о-очень интересно! И почему такие книги не задают читать в школах? Ах да! Магия доступна не каждому.
— Спасибо, — улыбается он, внимательно рассматривая книгу со всех сторон. — Значит, котяра у нас дома действительно демонический… Надо будет вчитаться.
Пока он разглядывает то, что попало в его руки, мистер Стрэндж избавляет его от Антона, вальяжно сидевшем на его плечах, и ведет диалог с Валерией. Он даже размышляет над тем, чтобы раскрыть книгу и прочитать что-нибудь, но что-то происходит и вокруг все начинает трястись, дом ходит ходуном, словно рушится.
Герри крепко хватается за ручку двери, чтобы удержаться на ногах, но этого оказывается мало — под ногами разверзается бездонная пропасть, в которую он и падает вслед за Валерией и мистером Стрэнджем.

+4

24

Посиделки с пиццей?
Серьезно, можно вот так вот просто взять, пригласить кого-то и собраться и посидеть с пиццей со сверстниками? Никакого Королевского этикета и согласования планов на дни вперед через секретарей? Как же сложно было к этому привыкнуть.
- Что ж, Гэрри, ну раз ты приглашаешь - будет невежливо отказаться. Да и тем более я почти никого из сверстников не знаю, так что я только за, - Вэл подумала и решила, что правильнее все же будет добавить одну вещь, - Ты только знаешь… предупреди все-таки Мистера Старка, что ты меня позвал. У него, кажется, уже не враждебные, но несколько… сложные отношения с моим отцом. Не думаю, что он выгонит меня поганой метлой, но… Сам понимаешь.
Вэл подумала еще немного, приводя в порядок мысли, которые то и дело отвлекались на неспокойный магический фон Санкторума. Было ощущение, что дом вот-вот готов поднять бунт.
- Главное, во время посиделок с пиццей не устроить что-нибудь такое, что мы попадем в новости.
Воспоминания о маме и брате навевали грустные мысли. Вот они сейчас где-то там, и бог знает, что там сейчас происходит. Вне времени и пространства…
Вэл хотела расспросить Гэрри про школу, пока они шли по коридору, но их обоих отвлек появившийся словно из ниоткуда Стрэндж, у которого состоялся весьма забавный диалог с Гэрри. Шериф был в своем репертуаре - интрига на интриге. Хотя он мог и соврать.
— Чтобы узнать, не является ли он злобным репликантом из другого измерения, который хочет убить Тони и всех защитников Земли. Я не был уверен, что Тони попал в больницу исключительно из-за своего состояния – кто-то вполне мог ему помочь. Но, как видишь, Джеральд здесь, живой и здоровый, значит, проверку он прошел. Ничего личного, Джеральд. Кстати, вот книга.
— Злобный репликант?! Я? Я все Тони расскажу. И маме тоже. И вообще — репликанта сто раз уже успели бы раскусить за все то время, что я живу в этой реальности!

При этом Гэрри смеется и явно не злится на Стрэнджа.
Вэл в очередной раз поразилась этой чарующей непосредственности, которая так располагала к общению.
- Знаешь, Гэрри, как ты наверняка заметил, у многих в этой реальности есть супер-способности. Кажется, я раскусила твою основную, - на полном серьезе, почти сурово сказала Вэл, и, выдержав торжественную паузу, таким же спокойным и констатирующим факт тоном пояснила: - Ты няшка.
А после этого случилось нечто новенькое. Старый Жук почти ее купил. Почти отвлек ее бдительность. Почти.
Эта забота, этот уверенный многообещающий тон. Да, Стрэндж мог бы помочь. Стрэндж мог бы оказать неоценимую поддержку в вопросах временной и пространственной магии.
И тот Шериф, которого она помнила, наверняка тоже предложил бы помощь в таком деле.
Вэл хотела поверить. И почти поверила, почти заглотила крючок.
Но буквально следующей же фразой Шериф сказал такое, что приманка на этом крючке буквально на глазах сгнила и стала отвратительной на вкус и запах.
“Надеюсь, ты не будешь из-за этого жаловаться отцу”
Серьезно, Шериф? Ты расставил такую хитрую ловушку, а в последний момент глупо подставил собственного короля.
Ну если бы ты и правда брал только альбомы - что такого в том, что Дум об этом узнает? Да даже сообщи ему это Вэл между делом - ты, Шериф, серьезно думаешь, что занятому и серьезному человеку будет дело до твоих детских фотографий?
Нет, Шериф, раз ты опасаешься, значит у тебя все-таки есть более серьезные планы, из-за которых Дум вполне может переполошиться. По твоему же собственному мнению.
Вэл не злилась на Шерифа за эту удочку, за то, что проехался по больному. Она просто устала от этой игры и, скрестив руки на груди, закатила глаза.
- Да Бог-Дум Вас побери, Доктор Стрэндж , крадите уже спокойно то, что Вам здесь надо, и не морочьте нам с Гэрри головы. Мы все равно ничем Вам помешать не сможем. А не рассказывать отцу - нет уж, простите, но в этом удовольствии я себе не откажу. Все равно Вы скорее всего успеете все вынести и телепортироваться отсюда прежде, чем он будет здесь. Даже если я свяжусь с ним прямо сейча-а-а-а-…
Договорить Вэл не успела. Вспышка магической энергии, пронзающая каждую мышцу, каждую жилу ее тела… а затем Санкторум взбунтовался, словно оседланный против воли бык.
Когда на них посыпалась штукатурка, она едва успела произнести защитное заклинание, похожее на Щиты Серафима с характерным фиолетовым окрасом, свойственным проявлениям магии у Дума, чтобы прикрыть себя и Гэрри. Стрэндж тоже выкрикнул защитное заклинание на них.
И ни один, даже малейший кусочек штукатурки не упал им на головы.
Зато они сами провалились во тьму.

+4

25

1982, 10 июля
7:42 AM

I just wanna tell you how I'm feeling.
Солнце врезалось в один глаз. Второй утопал в подушке и был защищен.
Gotta make you understand.
Вытянутая рука наткнулась на твердую поверхность прикроватной тумбочки. Пальцы то и дело ломило, но они упорно искали это самое.
- Never gonna give you up, - вопил радиобудильник на весь дом, - never gonna let you down, never gonna run around and desert you!
Будильник изо всех сил ускользал от подрагивающих от боли пальцев. Стефан сцепил зубы и даже приоткрыл один глаз, чтобы понять, куда же девается чертова звонилка.
- Never gonna make you cry, never gonna say goodbye, - надрывался Рик Эстли, похрипывая радиоволнами, - Never gonna tell a lie and hurt you…
С пятой попытки добравшись до плоской кнопки и выключив будильник, Стефан, все еще ленясь открыть второй глаз, воззрил его на дисплей часов.
- Да ладно, - устало проворчал он на высветившееся 7:42, повернулся на другой бок. – Что за шутки, кто ставит на такое время…
Он почти довозмущался, а возмущение почти обернулось в сонливое ворчание. Ключевое – почти.
На кровать вскочил огромный пес, который тут же принялся вылизывать лицо Стрэнджа.
- Гарвей, фу! – зажмурившись, Стефан отпихался от огромного черного водолаза, который больше походил на маленького оборотня, чем на порядочную собаку. – Место, живо!
Заскулив и оттоптав левую ногу, пес все-таки спустился вниз, сел на пол и преданно посмотрел на Стефана. Тот, заломив руки, протяжно простонал.
- За что мне это все?..
Гарвей гавкнул, как бы отвечая, но Стефан не понимал по-собачьи. Пришлось подниматься, ведь детей за него никто не поднимет.
Кое-как найдя тапки, всунувшись во фланелевые клетчатые штаны, натянув майку с изображением какого-то монстра с огромным количеством щупалец, сонный и невыспавшийся Стрэндж пошел устраивать то, что он устраивал каждое утро этого лета – завтрак на троих.
Когда из кухни потянуло свежей выпечкой и жаренными яйцами, а Гарвей получил по носу за попытку что-нибудь стянуть, Стефан подошел к двери. Под дверью лежала кипа открыток, которые он сгреб и принялся перебирать, пока шел в комнату Джеральда.
Открытки пришли как раз к его дню рождения. Стефан не отмечал, да и в целом не особо помнил, когда у него день рождения, поэтому был несколько удивлен, что ему прислали целых пятнадцать открыток. Пятнадцать неравнодушных людей запомнили совершенно неважную дату и даже разорились за открытки, поразительно.
- Джеральд, подъем, - бесцеремонно распахнув дверь и впустив Гарвея, который тут же влетел на кровать к Герри и повторил экзекуцию, которую провел со Стефаном. – Благие Вишанти, да что не так с этим псом? Фу, Гарвей! Ты его утопишь в слюнях любви. Джеральд, завтрак на столе. И не корми Гарвея, у него и так несварения после вашей субботней пиццы. Не делай вид, что не понял, о чем речь.
В прошедшую субботу у детей были посиделки с пиццей, колой и одноклассниками. Все бы ничего, они даже не очень громко веселились, но когда решили проверить вместительность желудка Гарвея, пришлось спешно принимать меры.
Следующей комнатой была комната Валерии. В ее комнату Стефан тоже постучался, но открывать не стал – так, приоткрыл. Из вежливости к тому, что у девочек может быть слегка свой процесс восстания из кровати.
- Валерия, проснись и пой. Завтрак на столе, а твоего эссе об оккультизме у англосаксов я так и не увидел. Надеюсь, ты его напишешь сегодня. Все необходимые для этого книги есть в библиотеке. Напоминаю, она на третьем этаже, возле зала для медитаций.
Не отвлекаясь от чтения открыток, в которых желали побольше нервов, здоровья и всего эдакого («жалкие лицемеры, здоровья мне желают, у самих-то руки целые»), Стефан перехватил Гарвея, попытавшегося влететь в комнату, за ошейник.
- Ты знаешь, что такое «клево»? – наконец подняв взгляд от открытки, спросил Стрэндж, выглядя слегка потеряно. – Это, кажется, от моей студентки, Кейси, но… я не понимаю, что она пишет. Эта молодежь с их новомодными…
Доворчать по-стариковски ему не довелось: кто-то звонил.
Телефон, прикрученный к стене, даже трясся, пытаясь дозваться кого-то, кто снимет трубку. Стефан поспешил на кухню, пока аппарат не рухнул на пол. А что, вполне может! Нельзя доверять технике – в один прекрасный момент как возьмут и как изменят весь мир, оглянуться не успеете!
- Доктор Стрэндж слушает, - прижав трубку к уху, поддерживая ее плечом, Стефан продолжал перебирать открытки. – Алло?
В трубке был слышен белый шум и что-то еще.
Что-то… тревожное.
- Стефан, - глухо послышался чей-то голос, и почему-то из-за него сердце пропустило удар.
- Клеа?..
- Здравствуй, Стефан, - знакомый голос звучал странно, но звучал и принадлежал той женщине, за которой ему было не угнаться.
Отложив все открытки на стол, Стрэндж провел рукой по волосам и прижал трубку уже рукой.
- Клеа, ты… тебя плохо слышно. Откуда звонишь, из Австралии? Ты говорила, что летишь в ту еще дыру.
- Можно и так сказать, - в ее голосе слышалась улыбка. – Нашла телефон, решила лично тебя поздравить. Не каждый мужчина в свои пятьдесят выглядит как ты.
- А ты еще помнишь, как я выгляжу? – не смог удержаться Стефан и тут же был вознагражден: Клеа рассмеялась.
- Я скоро буду, Стефан. Дождись меня.
- О, я дождусь, - с легкой тоской усмехнулся. – Вернешься следующим рейсом?
Белый шум.
- Клеа? А-а, черт, - ругнувшись на трубку, вернул ее на место. – Зачем придумывают телефоны, если в них ничего не слышно?
Среди открыток попалось письмо. Судя по квитку, из дорожной инспекции.
Сев за стол, пододвинув к себе яичницу с салатом, Стефан достал письмо и нахмурился.
- Так, - хмуро обведя детей взглядом, поднял письмо, - кто брал мою машину и накатал мне штраф на 26 долларов? Учтите, удержу у обоих из ваших карманных, если не признаетесь.

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

+4

26

— О, нет! — неразборчиво бормочет Джеральд, пытаясь укрыться от вездесущего языка огромного пса. — Нет-нет-нет… Уйди, Гарвей! Отстань!
Он пытается спрятаться под подушкой, но от этого толку нет. Водолаз нагло топчется по нему, глухо гавкает, выражая свой восторг, и, похоже, решив, что с ним хотят поиграть, тянет подушку за уголок к себе. До него доносится голос мистера Стрэнджа, и он вздыхает. Пора вставать. А Гарвей, тем временем, продолжает выражать свое обожание.
Отличный будильник. Будильник, который совершенно не хочется убивать после пробуждения. Обычные в сравнении с Гарвеем проигрывают в данной схватке.
— Все, я встал, — говорит Джерри и смотрит на собаку. — Тебе нужен намордник, — беззлобно фыркает и чешет ее за лохматыми ушами.
Он быстро умывается, одевается, но тратит некоторое время на сбор необходимых учебников и укладывание их в рюкзак. После он выскакивает из комнаты и вместе с Гарвеем направляется в сторону кухни, из которой доносятся аппетитные запахи съестного.
Вот, чем нужно его будить! Ароматной едой. Джеральд чувствует голод, с наступлением которого остатки сна слетают мгновенно.
— Пахнет очень вкусно, — восторженно говорит он, довольным взглядом изучая завтрак, и усаживаясь за стол. — Доброе утро, Вэл, — приветствует девушку с дружелюбной улыбкой.
Рядом с ними тут же усаживается Гарвей и выжидающе смотрит на обоих. Жалостливые глаза не дают усомниться в том, что он испытывает ужасный голод и что если он сейчас не попробует кусочек с их тарелок, то ему будет очень плохо. В тот раз он точно так же смотрел, и он не выдержал, накормив несчастного пса, который хотел есть, а после дико раскаивался и корил себя за такую неосмотрительность.
— А тебе нельзя, Гарв. Ты знаешь, — его слова не производят абсолютно никакого впечатления на пса, и тот никуда не уходит. — У тебя есть свой корм.
В этот момент за стол так же усаживается мистер Стрэндж и просматривает ворох почты. На открытки и письма Джеральд не обращает никакого внимания ровно до тех пор, пока не слышит грозный вопрос.
Ах да…
У Джеральда абсолютно нулевое желание подставлять Валерию, а потому со смиренным видом поднимает руку, признаваясь в содеянном.
— Чтобы оправдаться, скажу, что я поехал за некоторыми продуктами, — он умалчивает, что эти продукты в основном состояли из вкусностей, и добавляет: — Ну и еще за комиксами. Больше не повторится…
Вообще, у него еще абсолютно нулевое сомнение в том, что ему на это самое “больше не повторится” поверят. Как-то так само выходит, что ему из порой, не так уж и часто, но приходится брать машину.
В субботу вот вновь нужно в город отправиться, и что ему делать?
Джеральд внезапно задумывается и вспоминает что-то странное. Что-то не так. А именно то, что сегодня — суббота. Никакой школы сегодня не может быть. Да, верно, они учатся летом, но сегодня законные выходные. Он прищуривается и подозрительно смотрит на мистера Стрэнджа.
— Стоп. Но сегодня ведь суббота!
С этими словами он вспоминает еще и о том, как он завидовал Вэл, когда она начала учиться на дому. Школу он не любил. Ну да, он в футбольной команде, у него хорошие оценки, есть несколько друзей среди одноклассников, но все остальное для него невыносимо. В особенности домашние задания.
И потому он использовал каждую возможность не ходить туда. Не прогуливал, но если было можно, он не ходил. И сегодня был выходной.
Это он путает или мистер Стрэндж ошибся?
Джеральд в легком замешательстве смотрит на сидящих за столом.
— Сегодня же суббота, верно? — спрашивает он одновременно и у Стрэнджа, и у Валерии, но первым отвечает ему Гарвей, издавший согласный громкий “гав”.

[nick]Gerald Drew[/nick][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon]

Отредактировано All-New Spider-Man (23.06.2021 15:23)

+3

27

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Валерия фон Дум


Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

Валерия проснулась еще до того, как Стрэндж постучал. Гавканье этой наглой собаки разбудит кого угодно. Вэл не показывала своей неприязни из уважения к хозяину дома, но никаких теплых чувств, в отличии от Гэрри, к псу не питала.
Доктор Стрэндж, тем не менее, совсем не дурак, и явно это чувствовал, так как приоткрыв дверь ее комнаты, придержал пса за ошейник.
- Я написала это эссе уже две недели назад и положила Вам на стол, как Вы и просили. Если Вы до сих пор его не прочитали по причине своей патологической занятости или потеряли где-то в Вашем бардаке - это не мои проблемы, - ответила Валерия, впрочем тон не был чересчур наглым. Немного раздраженным - пожалуй да, все-таки который раз уже повторялось одно и то же, но гораздо больше - смирившимся с неизбежным, - Кстати, я напоминала об этом уже тоже дважды. Ведь сдать его надо было позавчера. А “клево”... Это… Ну это типа “круто”, “ништяк”, “кайфово”.
Когда Стрэндж ушел, Вэл открыла гардероб, думая, что бы надеть. Руки сами собой потянулись к ярко-розовому топу, похожему на мужскую майку, и джинсовым шортам с высокой талией. Образ дополняли цветные гольфы кислотно-зеленого оттенка и кроссовки с вырвиглазными желтыми шнурками.
Вэл расчесала волосы перед зеркалом у трюмо. Ее волосы удивительно соответствовали последней моде - длинные, вьющиеся, светлые. Она была как куколка Барби. Стоило бы подкрутить локоны посильнее и сделать начес, как в том модном журнале.
“Хорошо бы остричь челку, как у меня была в Мире Битв” - сама собой возникла мысль.
Стоп, что такое “Мир Битв”? Как Вэл ни напрягала мозг, она никак не могла вспомнить. Но это было что-то связанное с ее детством.
Когда Вэл уже почти закончила с прической, ее взгляд упал на ряд фотографий, которые была воткнуты между поверхностью зеркала и рамой вместе с вырезками из журналов про рок-звезд.
На одной из фотографий она, еще малышка, стояла, держа за ручку красивого смуглого и темноволосого мужчину в строгом деловом костюме. Он вещал что-то на трибуне на фоне парка аттракционов, центром которого были огромное колесо обозрения и Американские Горки. Вокруг были клоуны, воздушные шары и сладкая вата. Надпись на воротах гласила на латверском “Мир Битв”. Неподалеку от сцены, среди гостей в карнавальных костюмах, стоял Доктор Стрэндж в облике шерифа с Дикого Запада.
Точно, вот тут у нее как раз такая же прическа. Именно тогда, 7 лет назад построили первый парк аттракционов в Латверии, недалеко от Думштадта. Ее отец читал речь на открытии, ведь часть аттракционов он придумал сам. Конечно она, как дочь правителя, была рядом с ним. И вот и они - белое платьице, пышные волосы, челка.
Да, надо будет отстричь такую же челку, как тогда.
Вэл еще раз посмотрела на себя - ну, красотка. Все по последней моде.
Хм, кстати, а где другая ее одежда? Если она - дочь правителя страны, то разве уместен для нее такой наряд? Она уже не маленькая девочка, где там платья от модных домов Шанель и Диор, сшитые на заказ?
О, вот же чемодан. Хм, разве он стоял здесь? Вэл показалось, что она не заметила его утром, но эта мысль тут же куда-то сбежала. Хмурое было утро, очень жаркое. Голова плохо соображала в такую жару - все как в тумане. Вэл заглянула в чемодан - ну да, вот и платья от кутюр. Изящные туфли-лодочки, брючные костюмы из лушего английского твида. Но все это ведь так скучно, разве ей не хочется побыть просто обычным подростком, пока выпала такая возможность? Разве она не устала от этих дворцовых причуд?
Вэл спустилась вниз последней. Имела на это право, в конце концов. Она же девочка, да еще и принцесса. Принцесса должна прихорашиваться.
- Доброе утро, Гэрри. Доброе утро, Доктор Стрэндж.
Завтрак был самый обычный, хотя Стрэндж готовил получше, чем ее отец.
Стоп, а когда ее отец вообще готовил? Он же правитель страны, на него работает целый штат поваров и официантов… А, кажется, они были тогда в походе... или в отпуске. Или на встрече политических лидеров где-то в Швейцарии. Это был частный визит, без большого количества охраны и прислуги. Да, точно.
Гэрри опять грустно жалел о том, что нельзя кормить собаку. А потом оказалось, что он брал машину Стрэнджа. Ску-ко-та. Все как обычно.
— Стоп. Но сегодня ведь суббота! Сегодня же суббота, верно?
—  Сегодня именно суббота, Гэрри, - сказала Вэл, отвечая на его странный вопрос, - А еще сейчас июль. Какая школа? Ты, кажется, спал прямо под солнцем, - хихикнула девочка, - Нет, Гарвэй, фу! Я не Гэрри, у меня просить бесполезно, ты знаешь. Я беспощадна, как и мой отец.
“А в чем мой отец беспощаден? Он же самый лучший папа в мире” - только и успела подумать Вэл, включая телевизор. Очень хотелось послушать новости.
- “Войска Симкарии подошли вплотную к границам Латверии. Президент Латверии Виктор фон Дум сообщил, что хоть Латверия и является мирной страной, она не потерпит подобного нарушения своих суверенных границ, и если Симкария продолжит совершать акты агрессии, то ответ Латверии будет беспощаден. Король Симкарии в ответ на это заявил, что демократия Латверии - лишь иллюзия, ведь эта страна давно стала марионеткой США, с тех пор как вступила в НАТО. Большинство стран Евросоюза уже высказали солидарность с Латверией, а наши корреспонденты со всей Европы сообщают, что…”
Валерия немного загрустила. Вот почему отец отправил ее сюда, к старому другу. Из соображений безопасности, пока вооруженный конфликт на границах не утихнет. Агрессор-Симкария, конечно, не выстоит против сил НАТО, даже со своими союзниками - Россией и Вакандой. Но могут случиться и бомбардировки.
Стоп-стоп-стоп…
- Доктор Стрэндж, а напомните, пожалуйста, в каком году появился Евросоюз?

Отредактировано Valeria von Doom (23.06.2021 17:26)

+4

28

Дети были детьми, а еще – детьми своих родителей. Было бы странно требовать не понижать IQ всей улицы от Валерии или не быть душкой от Джеральда.
А еще было очень странно проснуться в 7:42 утром в субботу. Кто же выставил этот будильник? Стефан попытался вспомнить, делал ли что-то подобное, но воспоминание о вечере пятницы как-то поразительно плыли, вихрились и лопались будто мыльные пузыри. Кажется, вчера он… что? Пригубил бутылку вина за очередной попыткой начать главу книги?
Покосившись в сторону раковины, точнее – двери под умывальником, где была урна для мусора, Стрэндж подавил в себе желание проверить, сколько там бутылок. Но в голове нет похмелья, да и сам он чувствует себя бодрым. Относительно, конечно, но после алкоголя у него всегда дико болела голова…
Бам. Бам. Бам.
Мигрень пришла тут же, словно размышления ее и призвали. Стефан поморщился, потер висок пальцами и хмуро уставился на Герри.
- Я бы тебе поверил, скажи ты, что это повторится еще раз пять, а после ты уедешь к отцу, - как-то примирительно произнес, резко передумав наказывать. – Ладно, Джеральд, предлагаю сделку: или ты сам платишь этот штраф и даже не смотришь в сторону моей ласточки, или его оплачу я, а ты стрижешь лужайку всю неделю и можешь еще пять раз съездить… как ты выразился, за продуктами?
Лужайка на ферме была почти в гектар, а для покоса использовалась старая рулевая газонокосилка, которая тарахтела на несколько миль, но иначе все эти угодья было не покосить.
- И я не говорил, что тебе в школу. Режим, Джеральд, нужно соблюдать даже в выходные дни, - резонно отметил, взяв стакан с лимонадом. Посмотрел на этот стакан, нахмурился. Разве он делал лимонад?
Подумать дальше не дали две вещи: телевизор и вопрос Валерии.
Честно говоря, с одной стороны Стрэндж был далек от политики и баталий мира сего – его куда больше заботил собственный мини-мирок, где был пусть и хаос, зато свой хаос. Но слова об очередных проблемах в Латверии и, следовательно, очередной волне проблем у Виктора почему-то что-то дернули внутри.
Мигрень тут же застучала барабанами так, что Стефан чуть не выпустил стакан на стол – успел поставить и, зажмурившись, потереть левую часть лица.
- Втором, - пробормотал, потом все-таки добавил. – Девяносто втором. Маастрихтским договором.
После ответа он помолчал пару мгновений, обернулся на календарь. Там радостно отображалась вполне себе реальная цифра – 82.
Тысяча девятьсот восемьдесят два, не девяноста два.
- Или семьдесят, - задумчиво произнес Стефан, отвернувшись от календаря. – Серьезно, Валерия, тебе не о чем переживать. У Виктора хватает дипломатического и политического опыта, чтобы обойтись меньшим злом. Это ведь очевидная игра в терпение: кто первый проявит силу, тот и проиграл. Холодная война никогда не меняется, жаль, что твоему отцу приходится играть на первой скрипке в этом театре абсурда.
Следующий укол мигрени был настолько дикий, что Стефан осушил стакан с лимонадом, выключил телевизор и встал со стула. К еде так и не притронулся.
- А давайте-ка я вам покажу озеро, - достав из кармана рубашки солнцезащитные очки, нацепил их на нос и положил руки на пояс. – Сегодня обещают почти сорок градусов жары, и если в ваших планах нет «растечься по дивану», то поедем. Джеральд, ты за рулем. Посмотрим, как ты соблюдаешь скоростной режим. Валерия, сделаешь пару сандвичей? После воды всегда в желудке урчит. А я пока прочту твое эссе. Если оно, конечно, и правда лежит на моем столе.
Гравей, почуяв, что где-то есть недоеденная еда, мигом возник перед Стефаном. Даже почти вынудил споткнуться об него, но как бы не так.
- Нет, пес, - взяв тарелку с едой, Стрэндж решительно отмахнулся от собаки, - я не слабое звено. Съем в обед, а ты ешь свой питательный сухой корм, у тебя еще две упаковки. И тоже давай собирайся на озеро.
Раздав всем взрослые указания, поставив свой завтрак в холодильник, Стефан отправился в кабинет. Обычный кабинет с обычным столом из красного дерева и стулом из черного дуба, а уж какая богатая библиотека! Здесь было несколько коллекционных изданий классиков, о которых современные дети только слышали в анекдотах.
На столе же творился такой абсурд, который и Данте в его «Божественной комедии» присниться не мог. Стефан хмыкнул, подошел поближе. Печатная машинка, за которой он решил работать, стояла поверх огромного числа листов, исписанных, исчерканных, с разными вариантами слов. Но все не получалось, словно основная мысль постоянно ускользала от Стрэнджа.
«Зато голова почти не болит», сам себе поразился Стефан, приподняв верхний слой бумаг. Там и правда оказалось эссе Валерии – ее аккуратный почерк сложно было не узнать среди «докторских» каракулей, которые считались почерком Стрэнджа.

… Культ героев появился из веры в бессмертие души и был своевременно добавлен к тому изобилию посмертной благодарности и почитания, к которому всегда было склонно человечество. Это было следствием ухода человека из-под Божественного руководства, ведь у людей не было истинного знания о сотворении, провидении и воли Всемогущего Властителя или иных божеств. Человечеству была оставлена вера в исключительно и неисповедимость высших сил, а толкование их оставлялось избранным. Неизбежным результатом стали заблуждение и лживость; сознание затуманилось и деградировало под тяжестью собственных теорий, мир же наполнился суеверием и нелепостью.

Стефан читал эти строки со зловещей задумчивостью человека, что умело читает не написанный текст, а между его строк. Было в этих строках что-то знакомое, но было и то, с чем он хотел не согласиться. Но когда поймал себя на мысли, что все вокруг – ложь и нелепость, а жизнь вовсе не орехи в меду, задумался снова.
Это так хорошо Валерия изложила мысль или что-то в этих строках зрит глубже, чем надо?
Культ героев. Да, героям поклонялись испокон веков. В их же мире… были герои? Кажется, он тоже был…
Бам. Бам. Бам.
Мигрень снова полоснула по глазам. Листы эссе Валерии выпали из руки и разлетелись кто куда.
В дверь сунул морду Гравей, и Стефан нашипел на него, махнул рукой.
- Кыш, чертова собака, кто тебя только воспитал!
А и правда – кто?
Хватит вопросов, Стефан.
Голова раскалывалась от странного голоса, который мигом смел все остальные мысли, вопросы и сомнения. Этот голос был… знаком? Почему-то отдаленно напоминал голос Клеа. А, может, нет?
Стефан сел на стул, откинулся назад. Руки снова заболели, причем так сильно, что он не мог ими пошевелить.
В дверь позвонили.
- Вишанти, - закатил глаза, - будет в этом доме покой? Кто-нибудь, откройте!

[icon]https://i.ibb.co/Drq4ht2/0tumblr-nff1wdldo71spuae6o1-1280.png[/icon][status]retro strange[/status][info]Стефан Стрэндж


Возраст: 50
Деятельность: профессор анатомии и медицины Нью-Йоркского университета[/info]

+4

29

Джеральд замирает, когда Валерия называет его “Герри”. Такое сокращение его имени, именно с таким звучанием, звучит привычнее полного, но он не может припомнить того, что его в последнее время так звали. Всегда либо Джеральд, либо Джерри. Стоп. Он прищуривается, пытаясь вспомнить, кто его в последнее время звал Джерри, но…
Он встряхивает головой. Это же имя. Так все и должно быть, ведь как его еще сокращать.
И он задумывается о другом.
А именно о том, что еще сказала Валерия.
Июль. Сейчас июль. Какая еще школа? Летом никто не учится. Это законное время отдыха для учителей и учеников.
Джеральд забывает о еде, подпирает голову рукой и смотрит на мистера Стрэнджа, который начинает объяснять то, почему он поднял их в такую рань. Объяснение ему совершенно не нравится. Каникулы же! Летом позволительно спать до обеда и игнорировать существование на свете всяких режимов. И тренировок. И домашних заданий…
— Но сегодня даже не просто выходной день, — возмущенно протянул он, посмотрев на Вэл. — Сегодня летний выходной день! К чему режим во время каникулов?
С этими словами он все внимание направляет на тарелку, убежденный в том, что сегодня его не ждет школа.
— Ладно. Я буду стричь лужайку, — удовлетворенно хмыкает. — Все равно делать нечего. И в город мне, так или иначе, нужно…
Джеральд пытается представить в голове яркую вывеску магазина с комиксами, но тут же хмурится, когда даже названия его не может припомнить, как и продавца. Он пытается вспомнить сам городок, но всплывает только образ мелкого поселения, но то, как он выглядит… и то, как называется, он не может вспомнить.
Он прикрывает глаза на секунду, полагая, что это просто он еще не до конца проснулся. Конечно, странно, что все так, но…
Может, Кевин найдет объяснение. Нужно будет позвонить ему чуть позже… А кто такой Кевин? Это тот, кто уломал его дать Гарвею кусок пиццы? Да, ну конечно он. Джеральд решает, что он точно не выспался, и укоризненно смотрит на мистера Стрэнджа, разбудившего его так рано.
Интересно, откуда у него вообще взялось такое количество друзей? Раньше вроде так не было. Джеральд вновь замирает, но его выводит из задумчивости голос мистер Стрэнджа, говорящего, что они пойдут смотреть на озеро.
А его еще и за руль. Джер прищуривается, понимая, что это такая проверка. Докажет ли он, что он умеет водить или пускать его за руль не следует вообще. Да он вообще с давних пор водит!
— Знаете, что странно? Я не помню, кто меня учил водить, — проговаривает он, решив озвучить очередную странную мысль. — Ну, я умею это делать, но не помню, когда учился. Наверное, я не выспался.
Он внезапно всем широко улыбается.
— Ничего страшного! Никакой аварии я не допущу. Доедем до озера целые и невредимые, — должно быть, это паршивый способ убедить всех, что все так и будет, но все так точно будет. — Так, я все. Пойду собирать вещи и подготовлю машину. Умирать от жары дома я совсем не хочу.
С этими словами Джеральд уносится к себе в комнату. Там он кидает школьный рюкзак в дальний угол и достает другой, закидывает в него то немногое, что может пригодиться им на озере, и идет на выход. В это время в дверь звонят, что заставляет его удивленно приподнять брови, но идти в направлении дверей.
— Никто не видел моих солнцезащитных очков? — громко спрашивает он, рассчитывая на то, что кто-то откликнется. — Нигде не могу их найти.
Звонок в дверь напоминает ему о чем-то. Кажется, кто-то должен сейчас ворваться и налететь на мистера Стрэнджа с обвинениями.
Но почему ему так кажется?
— Кто к нам мог прийти? — Джеральд подходит к двери, открывает ее и видит старую соседку - милую бабулю, имя которой он не может никак вспомнить и, чтобы не позориться, решает сразу звать Стрэнджа: — О, здравствуйте. Мистер Стрэндж, к вам в гости пришли!

[nick]Gerald Drew[/nick][info]Джеральд Дрю


Возраст: 16 / 16;
Деятельность: школьник;[/info][icon]https://i.ibb.co/VxBp5ML/tom1200.png[/icon]

Отредактировано All-New Spider-Man (24.06.2021 23:24)

+3

30

[status]Обычная прицесса[/status][icon]http://1.bp.blogspot.com/_JIHZ0bjF80Q/SqiUQowYWNI/AAAAAAAAA6E/r_N4Kd_SIpY/s400/716175-invisible_super.jpg[/icon][sign]Вся в маму и в стиле диснеевской принцессы[/sign][info]Возраст: 15;
Сторона: Латверия;
Сверхсилы: Шибко умная.[/info]

— Втором. Девяносто втором. Маастрихтским договором.
Точно, Вэл ведь что-то такое читала. В книге… По истории? Однако ее взгляд упал на ту же вещь, на которую был направлен взгляд Стрэнджа - на календарь. На нем абсолютно точно был 1982 год. Что за бред... Как тогда может быть девяносто второй? Почему они оба об этом подумали? Или правда 72-й, как сказал Стрэндж, немного поразмыслив?
– Серьезно, Валерия, тебе не о чем переживать. У Виктора хватает дипломатического и политического опыта, чтобы обойтись меньшим злом. Это ведь очевидная игра в терпение: кто первый проявит силу, тот и проиграл. Холодная война никогда не меняется, жаль, что твоему отцу приходится играть на первой скрипке в этом театре абсурда.
Валерия покачала головой. Стрэндж, кажется, забыл о ком говорил.
– Как раз-таки мне есть о чем переживать. Последнее время все так хорошо. У отца никаких приступов: “Склонитесь перед Думом, или мой лик, сокрытый железной маской, станет последним, что вы увидите на этом свете!”, - подражая низкому и словно доносящемуся из-под чего-то металлического голосу, произнесла Вэл.
Стоп, что это вообще сейчас было? Почему она про это подумала? Какая железная маска?
Вэл склонилась над тарелкой, кусок не лез в горло. Воспоминания словно блуждали где-то рядом, но их никак не удавалось ухватить. Кажется… Кажется, было что-то… Какой-то вечер, карнавал… Отец был в копии каких-то церемониальных доспехов кого-то из древних правителей Латверии… И в зеленом плаще и котте. Было стильно, да.
Точно.
Или все-таки… Да нет, не сошла же Валерия с ума.
Это просто невыносимая жара. Путает все в голове.
Словно услышав ее грустные мысли, доктор Стрэндж неожиданно предложил:
— А давайте-ка я вам покажу озеро. Сегодня обещают почти сорок градусов жары, и если в ваших планах нет «растечься по дивану», то поедем. Джеральд, ты за рулем. Посмотрим, как ты соблюдаешь скоростной режим. Валерия, сделаешь пару сандвичей? После воды всегда в желудке урчит. А я пока прочту твое эссе. Если оно, конечно, и правда лежит на моем столе.
— Не сомневайтесь, оно там. Стоп, какие бутерброды? Вы же знаете, я вообще не умею готовить. Вы забыли, что я даже чайник поставить не могу - спички затухают прямо в руке! - возмутилась Вэл. Она дождалась, пока Гэрри спустится со второго этажа открыть дверь, и спросила: - Гэрри, можешь сделать сэндвичи, пожалуйста? А я могу пойти и собрать на озеро полотенца, пледы и солнцезащитные кремы? И поищу твои очки. Я так обращаюсь с ножом, что сэндвичи будут или с кровью, или даже с пальцами. Кстати, надо найти в бардаке у Дока корзину для пикника, - потом она добавила загадочным шепотом, - И у меня остались несколько бутылок колы, хе-хе!
Док все называл газировки “химией” и пытался запрещать Вэл и Гэрри их пить. Вот даже лимонад приготовил - мол, домашнее, натуральное. Правда, ничего у него с запретами не выходило, да и он как-то не особенно старался.
- Добрый день, мэм, - поприветствовала Вэл гостью, собравшись на второй этаж.
Кто же эта женщина… она никак не может вспомнить…
Что вообще сегодня такое с головой? Постоянно лезут какие-то странные воспоминания. При этом голова совсем не соображает, все как в тумане.
Видимо, все-таки жара. В доме на сорокаградусной жаре у любого мозги поплывут - вон даже Гэрри собрался в школу.
Вэл достала из шкафа купальник - закрытый белый купальник с узкими черными полосками по бокам и цифрой “4” по центру.
Что за странный дизайн? Откуда это… Нет, когда-то же она носила нечто подобное… Давно… В детстве…
Новый поток воспоминаний словно отозвался эхом в голове. Точно, она же вроде ходила заниматься синхронным плаванием, и это как раз ее тренировочный костюм. Забавно, конечно, что он с номером, номера-то больше свойственны футболистам… А, кажется, это было для какого-то выступления.
Вэл собрала сумку, заодно прихватив пледы, кремы, одеяла и все прочее, что может понадобиться для хорошего отдыха на озере, сложила бутылки с колой в корзину для пикника и спустилась вниз.

Отредактировано Valeria von Doom (25.06.2021 02:00)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [28.09.2016] Twenty Minute Adventure


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно