Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [16.09.2016] Unseen Disaster


[16.09.2016] Unseen Disaster

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Воспоминания и дурные предчувствия ужаснее любой действительности.
https://i.ibb.co/2PM3QHf/5359665-tumblr-mjxu0cxr9x1qgjh4yo1-500.png

Дженоша, Бухта Молота, после событий [15.09.16] Welcome to Hell

Дэймон Хеллстром, Стефан Стрэндж


Заключенная сделка с Мефисто не совсем в стиле Стрэнджа... но даже не это смущает Дэймона. Он чувствует, что с Доктором что-то не так. Влияние ли это князя Ада, последствия потери титула Верховного или еще какая дрянь - Хеллстром попытается донести если не другу, то союзнику, что ему стоит быть осторожнее... с самим собой.

+3

2

Мефисто ушел. Ушел и забрал с собой свою постройку, про которую хотелось только шутить неприятным юмором. Забрал с острова  он и демоническую атмосферу вместе со своим безвольным бесовьем.
Теперь Дженоша снова была "собой". Почти "собой". Она вновь больше не являлась ни руинами, ни плацдармом для адских игрищ. Но, после всего случившегося здесь, она сама по себе вызывала очень смешанные чувства, размытые впечатления. Казалось, что это место было проклято демонами само по себе, на гораздо более тонком уровне, и поэтому благую затею преследовали столь трагичные неудачи.
Почему-то одинокая фигура Стрэйнджа на берегу такого места, с учетом того, что он затеял, смотрелась не менее иронично.
Как и предполагал Дэймон, старый друг не ушел далеко отсюда и, возможно, как есть дожидался его. Джин Грей многое повидала  и перенесла за свою короткую жизнь, но маги не сговариваясь считали, что некоторые разговоры не предназначены для ушей простых смертных.
Теперь же полукровка тяжело глядел в спину товарища. Собрался с мыслями и своими опасениями — и подошел.
— Это было слишком смело и слишком самоотверженно даже для тебя, — сухо заметил Хэллшторм, спрятав руки в карманы плаща. В последнее время как-то мало было поводов для встреч, тем более что Стрэйндж слишком долго отсутствовал. Но Дэймон предпочел бы, чтобы обстоятельства не были столь немилосердными по своей сути. — И ты точно понимаешь, что это не совсем равноценная сделка. С обеих сторон. Ты не обязан отбывать срок за чужие ошибки, но идешь на это в ущерб всему. Мефисто не может нарушать условия и превышать свои полномочия, но привлечет всё своё коварство, чтобы тебя не отпустить. У человека мало шансов выдержать всё это. Нелюди не все выдерживают. Так что спрошу прямо: у тебя есть план, что ты собираешься с этим делать, или можно считать, что ты не успел толком вернуться и уже по доброте душевной увяз по уши в дерьме?

+3

3

Стефан чувствовал себя старым.
Волны накатывали, разбивались о скалы, и море бушевало просто потому, что где-то разыгрался ветер. Внутри же Стрэнджа не было ничего – сделка и все, что было до, опустошила его, оставив какие-то ошметки эмоций, чувств. А еще была вселенская усталость, от которой хотелось лечь и смотреть на небо.
Ведь порой он забывал, для чего это все делает. Моменты тишины и созерцания напоминали, что ради простых вещей, о которых мало кто задумывается. Чтобы облака были на небе, чтобы было это самое небо, чтобы солнце вставало на востоке, а заходило на западе, чтобы жизнь не останавливалась, а смерть приходила не так часто.
Он смотрел на волны, ощущая на себе взгляд Дэймона. Старый товарищ, бывший ученик и один из тех, кто часто говорил все, что было на уме, почему-то не ушел следом за Мефисто. Значит, ему было, что сказать, и не факт, что это было что-то хорошее.
А когда Дэймон заговорил, Стефан только мягко улыбнулся – угадал.
- Он обменял два миллиона душ на осколки моей, - негромко произнес Стрэндж, повернувшись к Хэллстрому. – Конечно неравноценна.
Он попытался обернуть это в шутку, но, учитывая все обстоятельства, юмореска удалась так себе. Пусть он и не был Верховным волшебником, все еще представлял собой серьезную угрозу для любого, кто посмеет посягнуть на эту реальность или планету. Сможет ли такой же отпор оказать нынешний Верховный? Смогут ли другие маги объединиться под чьей-то еще эгидой? Магическое сообщество было должно ему, а потому нехотя, но отрабатывало свои долги. Другие были ему друзьями, учениками, знакомыми, знавшими его не первый год. И все они были готовы помочь, ведь знали, какую цену он платит за всеобщее спокойствие.
- Знаешь, Дэймон, - несколько устало ответил Стефан, - звучит так, словно ты не уверен в моих силах. Или не хочешь признать, что мутанты заслуживают второго шанса. Или что Мефисто победит. Я даже не знаю, как истолковать твои слова. Помоги в этом, будь добр.
Скрестив руки на груди, волшебник приподнял брови.
- А если у меня и есть план, то я не знаю, стоит ли посвящать тебя в детали. Ты так пытаешься намекнуть, что хочешь помочь? Мне казалось, ты сделал все, что мог и хотел сделать. Остальное будет выглядеть так, словно ты бросаешь вызов Мефисто. Не думаю, что он это спустит на тормоза.

Отредактировано Doctor Strange (01.09.2021 18:09)

+3

4

— Это еще с какой стороны посмотреть на это всё. Даже осколки твоей души стоят дорого. Так что если Мефисто так легко согласился на эту сделку, то я сказал бы, что ты еще продешевил. Два миллиона душ — это очень много, оскорбительно было бы оставлять такую кражу без внимания. Но в реалиях самого ада и всей истории человечества — это всего лишь малое ничто.
Стэфан, конечно, пошутил, но Дэймон сделал вид, что этого не понял, и остался серьёзным. Всё-таки вся эта ситуация его беспокоила, и то это была лишь одна из причин. И происходящего, и вопросов по происходящему было гораздо больше. Причем не только у него, у многих других колдунов тоже. Хэллстром в последнее время не особо с ними контактировал, но это было просто то, что в воздухе витало.
Всё-таки не каждый день в Мидгарде наворачивалась магия. И не каждый день с берегов тёмных правителей полтора десятка миллионов душ уводят одним щелчком пальцев. Ну или одним взмахом крыльев. И это еще светлые молчали и делали вид, что их не существует, а ведь это наверняка коснулось и их, и у них тоже имелся предел терпения.
— Истолкую: не уверен. И не только потому, что мантии за тобой больше нет, а потому, что правда в этом конфликте интересов на стороне Ада. Это уже дает ему... определенные преимущества, так сказать. Даже при наличии сделки это не тот момент, которым там поленятся воспользоваться, — полукровка хмуро скосил бровь и внимательно, тяжело посмотрел на Стрэйнджа. Раньше его глаза были обычными человеческими, теперь красная радужка придавала им зловещей дикости. И выдерживали этот взгляд не все. — Думаю, что посвятить в план стоит, если он у тебя есть. А еще в то, что вообще здесь происходит. Где ты был столько времени и каких чудес нам ждать от другого Верховного — Вишанти молчат, так что напрашивается вывод, что он есть, но его не видно и не слышно. Что до твоих разборок с Мефисто, то мою позицию можно истолковать так: это не мои проблемы, но мне очень не хотелось бы, чтобы ты из-за всего этого достался ему.

+2

5

От слов одного из Принцев Ада можно было возгордиться. Не каждый день обычному человеку говорят, что осколки его души стоят куда больше, чем два миллиона душ. Не за каждым простым человеком охотится сразу несколько Лордов Ада.
Не каждый простой человек – доктор Стефан Стрэндж, который прекрасно знает, что уже давно не является «простым человеком».
Но как же это осознание греет душу.
Что в мире, где есть мутанты, инопланетяне, космические сущности, боги, ангелы и демоны, он – обычный человек, всего-то умеющий пару фокусов… и как же эти фокусы пугают всех вышеперечисленных.
Бойтесь человека обыкновенного, ибо никто не ведает, куда заведет его любопытство.
- Я понимаю, - со вздохом ответил Стефан покосившись на воду – шелест волн успокаивал, отвлекал от всех пережитых ужасов; от предстоящих пыток в Аду. – И спасибо, Дэймон. Я знаю, как опасно для тебя такое… одолжение.
Он мог не благодарить – в мире магии любая помощь всегда имеет цену. Когда-нибудь Хеллстром возьмет свое. Или нет, ведь таково его право. Но их связывали не только обязательства, поэтому Стефан все-таки сказал слова, которые были так редки для любого из магов. Лучше сохранить ровные отношения с потенциальным союзником, чем обратить это в прах отсутствием манер.
И лучше ответить на некоторые вопросы прежде, чем вопрошающий решит вмешаться.
Стрэндж тяжело вздохнул, на мгновение поджав губы. Подбирать слова было непросто. Особенно под демоническим взглядом Дэймона, который мог сминать чужую волю за одно мгновение. Все внутри словно обволокло красными нитями, которые становились прочнее проволоки и острее кинжала, причиняя боль, от которой становилось сложно дышать.
Только вот Стефан жил с такой болью не первый год. Боль была его спутником, врагом, помощником и проклятьем. Она давала смирение и была напоминанием, что у всего есть цена.
- Это все – череда моих ошибок, Дэймон. Но раз так сложилось, я хочу получить от ситуации максимум, - открыто взглянув на Хеллстрома, Стефан даже смог улыбнуться. – Есть что-то, что я не мог бы сделать, будь Верховным. Но это нужно было сделать уже очень давно. Возможно, время пришло.
Пауза. Стоит ли довериться? Пусть не совсем, но частично. Ведь Дэймону и правда не было профита влезать во все это, как и сейчас – пытаться его разговорить и выяснить, что он задумал.
- Магия не может исцелить мои руки, - он продемонстрировал испещренные шрамами пальцы, - но она может собрать мою душу. Я знаю, что Мефисто хранит осколки моей души, оставшиеся там после предыдущих уик-эндов в Аду, и что выкупил некоторые у тех, кому они не должны были принадлежать. Не все, но большая часть. А еще этот безумный коллекционер владеет тем, чем не должен – заклинанием, способным восстановить душу.
Стефан снова сделал паузу, позволяя Дэймону осознать сказанное.
- Будь я Верховным, это могло бы стать актом объявления войны Землей Аду. Рай тоже мог бы вмешаться… в общем, я не очень хотел бы приближать христианский Апокалипсис, до него еще много времени. А так я буду действовать, как принято говорить в современном мире, как частное лицо. От своего имени, а не целого мира.
Усталая улыбка.
- Да, нынешний Верховный – не тот, кто нужен миру в момент кризиса, но он… очень похож на меня. Не списывай его со счетов, он еще побарахтается. И если не станешь ему помогать, то хотя бы не мешай.

+3

6

— Это не одолжение, — поправил старика демон. — Я тоже делаю то, что должен, иногда больше, иногда меньше. Просто в моем исполнении всё выглядит немного по-другому. Но это какая-то слишком идиотская смерть для тебя, уж извини. Я не согласен с этим вариантом. Не хочу остаток жизни созерцать лишенного рассудка тебя буквально в соседнем дворе.
Это всё была горькая ирония вперемешку с чёрным юмором. Всё-таки он не жил в Аду и спускался туда лишь в случае надобности, ибо в глубине души, человеческой её составляющей, всё еще не хотел мириться с тем, что его жизнь оказалась неразрывной с демонической меткой. Просто он научился с этим жить.
Но не серым воронам не желал любой дороги туда, потому отвернулся.
— Я всё же хотел бы знать, что произошло и что происходит. И что еще может произойти. У меня сейчас нет необходимых знаний, мне не на что опираться, кроме своих предположений и тех крупиц информации, которые я могу раздобыть от несведущих. Мне никто не запрещает заниматься здесь самоуправством, своим самоуправством я предпочел бы не способствовать тому, чтобы мир укатился в какую-нибудь бездну, так что не вижу смысла стоять в стороне тогда, когда всем очевидно не хватает рук. Вонг, когда я его навещал в последний раз, и тот не сказал ничего конкретного. Или не захотел тогда говорить, я не знаю.
Волны на фоне этого разговора почему-то отнюдь не успокаивали. Его не смущала жизнь на озере, да и вообще отвращения к этой стихии он не испытывал. Но сейчас рядом со Стрэйнджем прибой казался почему-то таким же дурным, без светлых затей. Его они сейчас не успокаивали.
Сказанное же Стефаном вынудило резко обернуться и вцепиться в него взглядом уже в упор. Долго осмыслять это всё уже не требовалось, дьявольский знак на груди неприятно засвербел сам собой, напоминая о ненавистном некогда проклятье. От которого не было лекарства. Он не мог избавиться от тёмной души, без неё он умирал.
Или был другой вариант, о котором он попросту ничего раньше не знал?
— Ладно, я понял, откуда взросла эта безумная затея, — помолчав, выдохнул полукровка. — Но лучше бы ты пришел ко мне до того, как лезть прямиком к Мефистофелю. Спасибо тебе еще, что не к Люциферу.
И не к Мардуку. Вот уж дражайший папенька ухохотался бы с такой игрушки, которой, возможно, даже смог бы им, сыном, манипулировать.
— Он всё же допустил ошибку, — помолчав немного, сказал Хэллстром. — Он поставил условия пройтись по всем владениям с их наказаниями и атмосферой. Но среди них есть моё. Там дуреют только те грешники, преступники и сатанисты, кого проклял лично я. И нет общих условностей. Дойдешь до него и, возможно, я смогу тебе помочь. "Все" можно трактовать и с той позиции, что это все, до которых ты дойдешь, моё может стать последним.

+2

7

- Приди я к тебе, Мефисто мог что-то заподозрить и предпринять, - устало ответил Стефан, посмотрел на Дэймона. – А еще – навредить тебе. Я не мог подвергать тебя опасности раньше, чем все сложилось. И произошедшее… скажу честно, это не было частью плана. Но раз есть шанс спасти столько душ от адского забвения, заодно найдя свою душу, как можно его упускать?
Вопрос души был остер не только для Стрэнджа – Хеллстром тоже настрадался, довольно метаясь между человеческой и темной душами. Стефан помнил, как его союзник практически умирал у него на руках, и, если бы не жертва Пэтси Уолкер, они могли сейчас и не говорить. Но если Стефан найдет заклинание, если у него будет на руках такая возможность…
«Я могу помочь и тебе, Дэймон».
Этого можно было не произносить – было видно, что Лорд Ада понял все недосказанности. Если есть в этой реальности возможность исцелить их души, то у них станет гораздо меньше проблем и куда больше надежды.
Но какова будет цена?
- Значит, все, что мне надо – дожить до твоих владений? – грустная усмешка. – Звучит как прогулка в Центральном парке.
В измерении, что в совокупности называлось Адом, было невероятно много владений. Все девять кругов, о которых говорилось в произведении Данте, не были разделены ровно так – были условности, переходные закоулки, принадлежащие демонам разной мощи. Претендентов на Адский престол было много, но никто не желал занять трон Повелителя, ведь это означало начало масштабной войны. Несмотря на все, адские лорды не спешили вцепляться друг другу в глотку, довольствуясь тем нейтралитетом, что установился тысячи лет назад. И за эти тысячи лет демонов меньше не становилось. А, значит, новых Лордов и новых владений – тоже.
И Стефану всего-то требовалось каким-то образом выдержать прогулку по всем.
- Наверняка он будет манипулировать моей памятью и грехами, которых у меня достаточно, - предположил Стрэндж, качнув головой. – А еще чувством вины и ошибками, которые я совершил. Если ты сможешь развеять его обман, думаю, я смогу справиться с остальным.
«Справляюсь же как-то каждый день».
А еще это значило, что ему нужно успеть сделать так много вещей… слишком много для простого человека, которому отведен срок уже не в несколько десятилетий, а всего-то в пару недель.
«Так вот как ощущают себя смертельно больные».
- Есть еще кое-что, Дэймон, о чем я хотел бы тебе сказать, - вздохнув, Стефан повел плечом – тема не из легких. – У меня есть… незавершенное дело.
Теперь потяжелел и его взгляд. Не чета демоническому, но кое-чему у всех мистических тварей он все-таки научился.
- Чтобы вернуть магию, я обязался помочь Иггдрасилю найти и уничтожить то, что подтачивает его силы. Как ты понимаешь, во вселенной довольно мало существ, способных дотянуться до корней Мирового Древа, но еще меньше – способных поглощать его магию. Если Древо погибнет, умрет и магия Девяти Миров.
А из-за того, что жизнь и магия в их реальности невероятно тесно сплетена, это означало смерть и всем Девяти Мирам. Их – в том числе.
- Я только начал поиски. Не думаю, что успею до того, как Мефисто возьмет свое, но что-то я попробую узнать. Если я не вернусь… - пауза. - Я знаю, что это чрезмерное злоупотребление твоим доверием, но если я не вернусь, то я прошу тебя закончить его. Или найти того, кто сможет.

+3

8

— У Ада до сих пор своеобразное отношение ко мне, — хмыкнул Дэймон. — Так хоть здесь есть от этого польза, не беспокойся. До тех пор, пока я не претендую на чужую власть, меня вряд ли будут трогать. Не для того тащили меня в свой мирок столько лет, чтобы прихлопнуть теперь просто за то, что я играю по их же правилам. Так что в худшем случае Мефисто попыхтит и успокоится, и учтет случай на будущее. Если я, конечно, не полезу в открытую поперек всего. Но об этом сейчас даже речи не идет.
Полукровка нахмурился, думая о том, мог ли он сделать больше. Наверное, мог. Но подсознательно что-то будто сдерживало и рекомендовало не нарываться больше допустимого. Интуиция всё еще талдычила о том, что дело не к добру, и в некотором смятении Хэллстром больше пребывал из-за этого, а не из-за разговора и новых обязательств.
Они и без Стрэйнджа никогда никуда не исчезали.
— Вроде того. И ты должен не только добраться до меня живым, но и в своем уме, — после некоторого молчания, поправил друга демонолог. — Можешь заранее настраиваться на любые манипуляции с памятью и совестью. Но я смогу развеять его обман и воздействие только в случае, если это еще можно будет сделать — есть грани безумия, из которых уже не возвращаются, если их переступить. Главное, что тебе нужно помнить, находясь в аду — это то, что нельзя полностью терять себя и забывать, кто ты есть.
Ему самому это, правда, уже не особо помогло. Хватило жертвы возлюбленной супруги, чтобы частично пропал смысл бороться с тьмой за свою человечность. Или он просто перестал его видеть, понимая, что обычным людям не место рядом с ним?
Старый друг, тем временем, пояснял, что еще его беспокоит. Всё-таки Дэймон угадал, поставив на то, что история еще далека от завершения и для начала неплохо бы в ней разобраться, а затем уже отдавать злым родственникам отчаявшихся товарищей на растерзание.
Но интуиция эту информацию из уст Стрэйнджа тоже почему-то восприняла недоверчиво, хотя сомневаться в них не приходилось. Доктор Стрэйндж — не тот, кто станет шутить такими вещами, даже на банальном понимании, что если "шутка" вскроется, "обраточка" ему гарантирована соразмерная ей. Стало быть, дело не в этом.
Но в чём?
— Я не для того это всё спрашиваю, что желаю миру в твоё отсутствие развалиться, — фыркнул Дэймон с явной досадой от таких обращений. — Это не те вещи, где стоит вспоминать про злоупотребление доверием. В данном случае я сделаю всё от меня зависящее, если потребуется. В противном случае мне тоже существовать так-то незачем.
Полукровка отошел на несколько шагов к воде и поднял руку, в которую легко лег появившийся трезубец, с призывом очерченный огнем.
— Мне нужно будет еще подумать над всем этим. Возможно, обсужу с сестрой эту твою сделку, вряд ли она сейчас желает тебе смерти, — помолчав, Дэймон резко развернулся и направил острие своего оружия в лицо Стрэйнджа. — А теперь поясни мне то, о чем ты умолчал. Возможность восстановить душу — это ведь не единственная причина, по которой ты туда полез?
На воздухе всё же стало более отчетливо видно то, что во владениях Мефисто можно было счесть за морок. По Стрэйнджу было непонятно, ждет он такой перемены настроений разговора или тот стал для него сюрпризом, потому Хэллшторм всё же пояснил причину своего рывка от добродушия к угрозе:
— Не поддаваться искушениям, чтобы не потонуть во грехе — одна из библейских заповедей, которая очень часто весьма применима к магическим наукам. Сколько тебя знаю, обычно ты всё же ей следуешь и не рискуешь только лишь ради себя. Но не сейчас. Так почему от тебя тогда именно сейчас так смердит душком измерений зла, будто ты уже им принадлежишь, хотя еще и шагу не ступил на их территорию? С кем из отродий ты еще связался? Настоятельно советую ответить.

Отредактировано Hellstorm (13.09.2021 22:36)

+2

9

«Кто ты есть».
Слова Дэймона эхом отдались где-то в глубине сознания, где буйствовало смятение чувств и мыслей. Задачка стояла не из простых – каким-то невероятным образом сохранить то, что осталось от рассудка, пройдя через все адские муки. Он сможет? Стефан впервые задумался над этим вопросом всерьез, а не на бегу и в суматошном режиме «надо всех спасти, а с последствиями разберемся потом». Сейчас был как раз момент, когда следовало начать разбираться, выстраивать план по решению, разбивая огромную проблему на массу маленьких.
- Спасибо, - коротко ответил, погрузившись в мрачные размышления. – Знаю, что прошу о многом, но раз уж сложились обстоятельства…
Не то, чтобы это сильно что-то меняло, но значительно осложняло. Вероятно, он мог бы найти зацепки по вопросу с Древом где-то в Аду… маловероятный след, который, скорее всего, не даст ничего, кроме очередных трещин по его разломанной и неполной душе.
А вот дальнейшие вопросы, точнее, угрозы вызвали у Стефана недоумение. Легкая рябь возмущения прошла по его лицу, вырывая из мрачной задумчивости к раздражающей реальности.
Бам. Бам. Бам.
Загадочная головная боль, которая донимала его в последние дни, вновь вспыхнула уколом в левом виске.
Дэймон это все серьезно?
Стефан нахмурился, смерив Хеллстрома взглядом, полным негодования, которое было редкостью в их, так сказать, отношениях. Недомолвки, интриги, секреты – вот, что было их базисом, а еще та крупица доверия, которую они могли позволить себе. Но угрозы?
- Звучит как угроза, Дэймон, - тон Стрэнджа не подразумевал ничего хорошего. – Не так давно ты назвал меня другом. Поэтому вот тебе мой дружеский совет – никогда не угрожай мне.
«Особенно после того, как я был с тобой откровенен так, как ни с кем в подлунном мире. Это подло. Даже для тебя».
Все это место, демоны, Мефисто, сделка, мутанты… Все это значительно подточило его силы, из-за чего он держался на грани. Но это… обвинение задело за живое. Надо же, кто бы, дьявол раздери, говорил! Сын демона упрекает его в том, что он связал с кем-то из темных сущностей. Невероятно, никогда такого не было, и вот опять.
- На Рынке Грешников мою душу отвергли как недостойную для сделки, - криво усмехнувшись, Стефан зловеще посмотрел на Дэймона. – Ты только сейчас увидел, что я отравлен? Дэймон, от моей души почти ничего не осталось, а души этих несчастных мутантов можно еще спасти. Если ты решил соскочить с горящего поезда, несущегося в Ад, то выбрал весьма странный способ и время об это сказать. Видимо, тебе нет разницы, что со мной станет, поэтому сделаю тебе одолжение: не хочешь – не помогай. Я привык, что все дерьмо разгребать приходится в одиночку. Но когда очередная твоя жена принесет себя в жертву ради твоего спасения, ко мне плакаться не приходи.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [16.09.2016] Unseen Disaster


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно