Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.09.16] Suffer Well


[25.09.16] Suffer Well

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Everywhere I go, every way I choose,
I can hear them saying - 'Boy, you know you'll lose'

Standing on the edge now
I got no excuses no more

Тюрьма для особо опасных заключенных,
Япония

Baron Zemo,
Winter Soldier


Стив оказался на редкость живучим суперсолдатом, но Барнса новость об его обнаружении не в последнюю очередь обеспокоила, а не только лишь обрадовала. Ему ли не знать, чем могут обернуться подобные прозябания у безумцев в плену? Не пойманный Фиксер спрятался качественно и так и не нашелся, а кроме него вопросы можно пока еще задать только одному человеку. Ну а сноровки и профессионализма у Зимнего Солдата точно хватит на то, чтобы вызнать местоположение Земо и умудриться пробраться к нему в гости поперек всей обозленной паранойи японских спецслужб.

Отредактировано Baron Zemo (20.03.2021 21:58)

+1

2

— Мне нужно задать ему несколько вопросов. Я не требую его отдавать США, а прошу встречи в интересах собственной страны и расследования, которое я веду в данный момент.
Баки упорно ведет переговоры с японцами, свободно разговаривая на их родном языке несмотря на то, что они готовы были предоставить переводчика с английского.
На этот разговор успешно было потрачено целых три часа, если не больше, и терпение его на исходе, однако он придавливает растущее напряжение и раздражение, ничем не показывая внешне, что он чем-то раздосадован.
Для японцев он выглядит так же, как и любой агент ЦРУ. Документы, к которым сложно подкопаться, на имя Холдена Спенсера. Идеальный чистый костюм. Аккуратная прическа — Баки уже порадовался тому, что остриг длинные волосы раньше. Бионическая рука скрыта под маскировкой.
Ничто не выдает в нем Зимнего Солдата. Ничто не говорит о том, что он — один из самых опасных бойцов в мире.
Все в нем кричит о том, что он рядовой сотрудник ЦРУ, желающий самого простого и безобидного — расспросить заключенного, устроившего страшный теракт в Осаке, и закрыть свое расследование, повесив на него еще десяток обвинений.
Но японцы, помешанные на безопасности тюрьмы для особо опасных заключенных, стоят на своем, но и Баки не отступает, убеждая их в том, что у него имеется допуск и что он имеет право на то, чтобы допросить Земо перед его смертной казнью.
Те, наконец, соглашаются и проводят его в помещение для допросов заключенных. Баки по пути успевает оценить здание — глухое, кажущееся неприступным, усиленная охрана, с какой не каждый справится.
Он запоминает все коридоры, входы и выходы на всякий случай. Запоминает то, сколько и где находится охранников, и про себя составляет план для своего продвижения к свободе, если что-то пойдет не по плану.
Имея дело с Земо, можно этого ожидать. Потому Баки, изначально мечтавший о том, чтобы прорваться сюда и самолично придушить мразь, отказался от этой идеи, поняв, что японцы не дадут ему этого сделать. А если это у него удастся, то они его не выпустят, и ему придется прорываться с боем, что в итоге повлечет за собой неминуемые последствия.
В результате этого он мог собственными руками распахнуть для Земо врата на свободу.
Нет. Не бывать этому.
Баки нужны ответы на его вопросы.
Он желает узнать подробно о том, что сделали со Стивом в плену, а с ним что-то сделали определенно. На этот счет он не сомневается, пусть и не знает, точно. Но он это выяснит, выбив все из Земо любой ценой. Почти любой.
— Ждите здесь, пожалуйста.
— Конечно, — отвечает Баки с вежливой улыбкой японцу, который оставляет его.
С минуты на минуту сюда приведут Земо, и внезапно его терпение начинает подводить. Нервы заставляют его сжимать и разжимать руки, и он с трудом заставляет себя успокоиться. Земо не должен видеть в нем нервозность, не должен увидеть в нем жесткое и твердое желание убить раньше времени.
Баки не садится за стол, а прислоняется к стене и осматривается. В комнате допроса нет ничего лишнего. Камера видеонаблюдения на месте. Зеркала нет, что в свою очередь означает отсутствие наблюдателей поблизости. Конечно, за дверью будет находится охрана.
Если здесь так, то ему хочется видеть камеру Земо. При мысли об этом в нем шевелится довольство — любое страдание Земо мило его сердцу.
И, наконец, двери распахиваются и охрана вводит заключенного, а Баки пристально вглядывается в лицо своего врага.
— Гельмут Земо, полагаю? — спрашивает он уже на английском, но не требуя ответа. — Рад встрече с вами. Ее добиться было нелегко.

+3

3

Земо не особо следил за временем, кукуя в камере строгого режима в полной изоляции от внешнего мира. Японцы, одинаково воспринимающие любые серьёзные катастрофы на их земле как личную трагедию, относились к узнику холодно, с едва скрываемым презрительным равнодушием. Его попытки какого-то бытового взаимодействия с охраной были не особо продуктивны — они просто начисто игнорировались. Чего уж там, Барон был твёрдо уверен, что самую необходимую медицинскую помощь ему оказали только потому, что палач попросил не лишать его удовольствия. В остальном, состояние преступника их не волновало, здесь не было ни сна, ни нормальных условий, ни даже права двигаться свободно: хоть суперсолдатом, как Роджерс, он не являлся, но заковали его так, что и здоровый Стив не высвободился бы.
Чем для него закончатся посиделки в этом месте, если он не найдет способа свалить, и без этого было ясно. Слишком серьёзное преступление для маленькой, но гордой и очень злобненькой страны.

Но пока что Гельмут их не видел, а помогать ему даже гуманным предоставлением средства от боли узкоглазые не спешили. Мужчина не следил особо за временем, но следил за действиями окружающих и обстановкой в тюрьме. Люди вокруг были очень осторожны и внимательны к деталям, внимательны к вопросам, которые задавали на допросах. Земо держался хоть и пойманным, но несломленным, и эти допросы его категорически бесили, и не подавать виду становилось всё сложнее. Хитрый Старк, у которого оказался мощный артефакт, не постеснялся им воспользоваться. В итоге Земо не мог говорить правду про случившееся, тайны ЩИТа и Тони, и обмен телами с Дрю, и был вынужден вещать о том, что реальная Дрю в происходящем никак не замешана, ни телом, ни духом. Только он сам. А рабочие собеседники не давали взамен ни крупицы информации о происходящем во внешнем мире.
И всё бы ничего, но это касалось и его "выступления про Багалию". Он вынужден был признавать, что это получилась достойная ответочка от забитой семейной пары супергероев, но Старка после этого не ненавидеть еще сильнее было сложно.
Самое прискорбное, что логично связать теракт и выступление о содействии с ФБР он и сам не мог. Все пояснения выглядели одинаково абсурдными и бестолковыми.

Сегодняшний вывод из камеры на очередной неинтересный для него разговор Гельмут воспринял без эмоций, как и в прежние дни — дохромал до нужного помещения, зашел в помещение, кандалы, скрепляющие руки и ноги и сильно сковывающие движения, с него снова не сняли. Но было в сегодняшнем дне что-то новое, выбивающееся из предыдущих — разговаривать с ним будет не японец. Разговаривать с ним будет не китаец, не другой какой-нибудь азиат, и даже не просто американец, а печально знакомое в общих чертах лицо. Даже интонации знакомые, которые Барнса и сдали тому, кто давно его знал и очень хорошо запомнил.
Преступника оставили на входе в помещение, закрыв за ним дверь. Возможно, охрана по реакции и поняла, что они с визитером знакомы, но не подала вида, действуя дальше согласно протоколу.
— Допустим, — согласился барон, подойдя к столу: маски на нем не было, так что отталкивающее изуродованное лицо-череп выглядело бесстрастно, но в лицо собеседнику смотрели по-живому вызывающе. Единственным глазом, второй явно был мёртв. —  Так и думал, что ты всё равно сюда заявишься. А если я сообщу охране о том, кто сюда пришел?

+4

4

Барнс чувствует отчетливое моральное удовлетворение, когда видит закованного в цепи Земо, без маски, без былой власти. Он усмехается. Япония знает толк в обращении с преступниками подобного рода. С террористами, которые спокойно, ради собственных целей, взрывают здания и устраивают катастрофы.
Охранники оставляют их наедине, и он подходит к столу, спокойно усаживаясь на стул и положив перед собой тонкую папку с бумагами, которую притащил с собой видимости ради.
— Валяй, — пожимает он плечами, забывая про официальность. — Думаешь, мне не под силу отсюда выбраться?
Нет, Баки знает, что Земо далеко не так глуп. Это всего лишь попытка прощупать почву. Пытается понять то, каким будет разговор? Или то, насколько легко будет вывести его из себя и сделать из него оружие, которое пробьет путь на свободу?
Он улыбается, не разжимая губ, и осознавая то, что ему далековато будет до хитрости Земо, но он уже достаточно пожил и достаточно хорошо представляет, на что тот способен. Он не может повестись на все его уловки.
И потому, как бы ни чесались кулаки, следует сдерживать свой гнев. Все равно он здесь не за дракой. Он здесь, чтобы узнать ответы на интересующие его вопросы.
Земо даже не обязательно отвечать. Баки хватит его реакции. Хотя… Он смотрит на его изуродованное лицо и сомневается, что по нему сумеет прочитать то, о чем тот думает.
— Но если ты уже строишь планы о том, как ты освободишься из темной темницы благодаря моей «помощи», то разочарую тебя — ты отсюда не выйдешь, каких бы жертв мне это ни стоило.
Барнс сдастся в плен японцам, если это будет необходимо. Все равно не так долго сидеть будет в клетке, какой бы та ни была надежной.
Проблема остается лишь в том, что он не желает лишних неприятностей, чтобы не бросать тень на Мстителей и правительство США.
— Ладно, я перейду сразу к делу — что ты делал со Стивом?
Не просто так Земо вытащил тело защитника всей Америки из-под обрушившихся небоскребов. Баки не верит в то, что он сделал это и приволок Роджерса к себе для того, чтобы оказать ему первую медицинскую помощь.
Он знает, на что способна Гидра. И знает, насколько опасно попадать к ним в плен. Он хочет узнать все или хотя бы получить подтверждения тому, что все его подозрения не являются пустой паранойей. Этого будет достаточно, чтобы начать хоть что-то предпринимать до того, как ситуация ухудшится и дойдет до критической точки.
По этой причине он задает вопрос прямо в лоб. Без всяких игр, без всяких брождений вокруг да около, без обмена любезностями.
И при этом сам внимательно всматривается в лицо Земо.

+4

5

— Твоим друзьям это не понравится, — с нескрываемой ноткой веселья заметил барон, представив, как переполошатся Мстители, если Барнса спалят, поймают и посадят на стул либо вместе с ним, либо вместо него. Выберется-то он выберется отсюда, но вряд ли ему дадут уйти так просто, и не факт, что всё обойдется без жертв. В отличие от запада, у восточных народов обычно было всё в порядке с дисциплиной. Они не терпели лоботрясов и непрофессионалов на своих местах. Свои исключения находились везде, конечно, но чутье подсказывало Гельмуту, что это не тот случай.
Страха от этой встречи он не испытывал. Хоть и не был уверен, что Зимний Солдат не пришел его убить.
Этот душу продаст за своего друга. Заданный им вопрос был своевременным. Слишком предсказуемо. Его вообще волновало что-нибудь еще?
— Предложил ему сделку. Даже не нарушающую законов, как ни иронично. Я приглашал его в Японию одного на разговор, но он взял с собой Человека-Паука, так что мне пришлось действовать по наихудшему сценарию. Я не собираюсь извиняться, хоть и сожалею о том, что было сделано из необходимости для своего отступления. Собственно и... всё. Не знаю, зачем ты сейчас пришел ко мне. Ищите Капитана где-то под небоскребом.
Говорил это Гельмут спокойным и ровным тоном, оставшись непоколебимым. Но в глазах мелькнуло нечто тёмное, недоброе. Возможно, он в самом деле в какой-то мере сожалел о том, что при взрыве здания неизбежно пострадали бы и люди, которые не имели к их разборкам никакого отношения. Но о падении Капитана с такой высоты он нет, не сожалел.

+4

6

Баки недобро улыбается. Его сложно было назвать одним из Мстителей. Официально он не состоит в команде, которая в последнее время переживает далеко не самые лучшие времена. Он может легко сказать, что эти проблемы будут чужими, его не касающимися, но неожиданно язык не поворачивается.
Вероятно, в настоящее время он действует по большей части в одиночку, не рискуя выходить на связь с кем бы то ни было в лишний раз, но все же следует признавать — при совершении опрометчивых поступков следует учитывать и то, как все это повлияет на тех, кто вроде как на одной с ним стороне.
Но свою задумчивость он не выдает. Последнее, что нужно показывать при разговоре с Земо, так это свое замешательство.
— Это проблемы будущего, — хмыкает он.
Японцы сейчас волнуют его меньше всего. Он хорошо поработал над своей легендой. Так, что к ней не подкопаться. Разумеется, она не выдержит тщательной проверки, но на это должно быть потрачено много времени, а он к тому времени отсюда уже исчезнет.
Барнс недоверчиво прищуривается при словах Земо о том, что тот предложил честную сделку. Честную. Сделку. Земо? Он издает короткий смешок. Да он скорее уверует в добрые и невинные намерения повелителя адских глубин.
— Мне не нужны твои извинения. И не нужны твои высокопарные речи. Прибереги их для последнего слова перед смертной казнью. В них, возможно, кто-нибудь и поверит, хотя… — Баки качает головой: — Всем будет плевать на то, что ты скажешь, после совершенного.
Он отталкивается от спинки стула, подаваясь слегка вперед и глядя на свою папку. Надо бы ее развернуть, хотя бы чтобы создать видимость допроса. На бумагах даже текст имеется. Хотя если эта папка попадет к японцам, и они начнут переводить, то получат лишь отменный рецепт жареных куриных крылышек.
— Заканчивай ломать комедию, Земо. Ты знаешь, что мне все известно. Непонимающе хлопать глазками не получится, — Барнс сцепляет пальцы в замок перед собой. — И я повторю вопрос — что ты с ним сделал?

+4

7

— Бросил в небоскреб, — не понял претензии в свой адрес барон. — Или небоскреб Старка на него уронил, как тебе больше нравится. Насколько я знаю, его похоронили со всеми почестями как героя. Если там вам что-то дала экспертиза, то я не знаю ничего об этом. Мы с ним увиделись только перед взрывом, а внутри здания не было особо пространства развернуться, мы просто разговаривали до обнаружения Паука. До этого мы в последний раз виделись на авианосце.
Рассказывая эти очевидные, на его взгляд, вещи, Гельмут начал откровенно скучать. На ноющую боль в глазнице и соседствующую головную боль он привык не обращать внимания, но дополнительно это скрадывало лицевую мимику, которая и без того отличалась своей специфичностью.
Сейчас, впрочем, по его лицу можно было понять, что он думал о собеседнике: что собеседнику тоже где-то наваляли и он что-то попутал в лучших традициях проблем с головой у Зимнего Солдата. Наверное, поэтому он сейчас не сильно заморачивался на тот счет, что японцы тоже могут быть очень даже готовы к его появлению здесь.

Отредактировано Baron Zemo (20.06.2021 18:46)

+3

8

Барнс со все большим недоумением слушает Земо. Тот говорит так, как будто ничего не сделал — не захватывал в плен Стива, не пытал его и не подвергал промывке мозгов. Иной с легкостью поверил бы в непричастность преступника ко всему этому, но вот только не он.
Земо — последний человек на этой планете, которому он смог бы поверить вот так сходу. Не проверив ничего, но даже с проверками доверять этому человеку он никогда бы не стал и никому другому не советовал бы это делать.
Баки прищуривается. Внутри его начинает колотить тихая злость за то, что тот говорит столь обыденно о крушении небоскребов, о собственном содеянном, о гибели тысяч… Но он не позволяет гневу вырваться наружу.
Все, что он делает, это кривится.
— И все? И после ты Роджерса не видел? — он усмехается. — Так я тебе и поверил. Но ладно, будь по-твоему. Ты улизнул, потом попался, теперь ждешь смертной казни.
Вытаскивает из кармана ручку, открывая, наконец, папку, и на чистом листе начинает рисовать то, что приходит на ум. Делать вид, что он ведет допрос, тоже необходимо. Хотя бы из вежливости сбавить уровень наглости.
— Ладно, но допустим, чисто теоретически, все было не так, и у тебя есть некая нужная мне информация. Что ты хотел бы за нее получить? — Баки хмурится и уточняет еще раз: — Чисто теоретически, разумеется.
Не тот это собеседник, с которым нужно в игры подобные играть. И не тот, который признается просто так в том, что он еще сделал. Он так и будет отрицать все, потратит на это все время, отведенное на встречу, и ничего не скажет.
Это раздражает. Барнс только выдыхает и ждет ответа с самым добрым выражения на лице. Если он ничего не узнает, то это все равно мало что изменит. К Стиву необходимо присмотреться на всякий крайний случай.

+4

9

— Откуда после? Он же мертв.
Чем больше Баки говорил и реагировал на его собственные ответы, тем больше он в глазах Земо начинал походить на человека, который сегодня забыл выпить предписанные ему таблетки. Гельмут был достаточно проницательным, чтобы даже сквозь постоянную боль осознать, что они будто совсем не понимают друг друга, вещают на совершенно разных волнах, каждый в своем.
И потому Земо очень долго молча разглядывал собеседника, всматривался в него, задумался, анализируя услышанные и, параллельно, собственные ответы на заданные вопросы. Потом всё-таки спросил:
— Может быть, ты прямо пояснишь, что ты от меня хочешь узнать? — мужчина единственным глазом посмотрел на собеседника в упор, задав вопрос предельно спокойным и вежливым тоном. — Местные надзиратели, мягко скажем, не стремятся посвящать меня в то, что вообще происходит за пределами этих четырех стен. Так что я не знаю ничего из того, что могло произойти после моего задержания.
Возможно, ему показалось, что Зимний Солдат начал нервничать. Юриста у него изображать получалось не особо достоверно, вернее сказать — в принципе никак, но если вначале барон подумывал о том, чтобы позвать охрану и насладиться представлением (если, конечно, это не станет последним решением в его жизни), то сейчас ему самому стало интересно, чего он вообще пытался от него добиться.

Отредактировано Baron Zemo (21.06.2021 02:49)

+4

10

Ему начинает казаться или Земо в самом деле ничего не понимает? На лице Баки непроизвольно играют желваки. Мог ли он в самом деле ничего не помнить? Легко. Память стереть в современном времени крайне легко, но если так, то как и когда это произошло, для чего именно, зачем и кто всему виной? Вопросы без ответов.
Барнс отказывается сдаваться просто так. Земо просто может играть дурачка. Жаль, нельзя приложить его лицом об стол. Вдруг это помогло бы ему все вспомнить.
— Он жив. И был в плену. Теперь он вернулся домой, где ему неделей ранее устроили пышные похороны. Я не выяснял, кто находился в гробу, но это определенно был левый человек — одна из жертв теракта, совершенного тобой.
Он внимательно смотрит прямо в глаза Земо, не желая упустить ни единой реакции, которая появится на его лице.
— И в плен его, после падения, захватить мог только ты. И мой вопрос — зачем ты это сделал и какова была твоя цель? Заканчивай валять дурака, Земо, и начинай говорить. Или тебя здесь так головой приложили, что память отшибло?
Разумеется, Барнс не рассчитывал изначально на то, что Земо выложит ему всю правду, но попытка не пытка. И, к тому же, посмотреть на врага перед его смертью — дорогого стоит, хотя… Он не сомневается в том, что он выкинет, как минимум, один фокус, чтобы остаться в живых. Это же Земо, черт его дери. Он будет стараться выживать.

+4

11

Ему не показалось, Баки правда начал нервничать. Хотелось бы отметить это обстоятельство как маленькую личную победу, но чем больше старый знакомый говорил, тем сложнее у барона делалось лицо — даже с его возможностями в эмоциональную внешнюю экспрессию.
Услышанное, определенно, надо было осмыслить. Барон держал в уме размытую мысль, что у него был какой-то план, кроме того, чтобы найти Джессику и вернуть друг другу тела по местам. Но за этим размытым осознанием открывалась пустота, которую ни заполнить, ни компенсировать оказалось нечем.
— Я сейчас всерьёз думаю, что ты искал какого-то другого Земо. Не меня, — совершенно серьёзно сказал Гельмут на фоне явно затягивающегося молчания. — Я мерзавец. Но не лжец. И сейчас глубоко разочарован тому известию, что дражайший Капитан всё-таки выкарабкался даже из этой ситуации. Тебе ли не знать наших взаимоотношений, Барнс, — поддержать бы спектакль, да Баки не потрудился назвать ему своё липовое имя. — Раз дошло до такого, то я бы закончил начатое. Так что ничего я не хочу за информацию. Я её сейчас от тебя получил намного больше, чем могу предоставить сам.
Барон склонился вперед, кое-как сложив скованные руки перед собой на столе.
— Я могу от себя добавить только то, зачем позвал Стивена в Японию. Я хотел попробовать с ним договориться, чтобы он помог мне найти Женщину-Паук. Нам оказалось очень неудобно топтаться на репутации друг друга, потому хотел предложить ей разойтись на достигнутом, но сам оказался не в состоянии её найти. Но он нарушил слово и пришел не один, а с Пауком. Больше мне нечего добавить к тому, что итак всем известно. Так что либо ты начинаешь задавать вменяемые вопросы, либо предлагаю на этом разойтись.

Отредактировано Baron Zemo (22.06.2021 02:34)

+4

12

Барнс откидывается на спинку стула и ничего не выражающим взглядом смотрит на Земо. Первой его мыслью становится: “он мне лжет”. Второй: “как такое возможно?”. Третьей: “какого черта здесь происходит?”.
Земо ничего не помнит? Или помнит, но играет с ним. Его слова звучат искренне, но Баки не забывает о том, что этот человек умеет лгать, умеет играть в игры с чужими жизнями. А потому его недоверие имеет стойкое обоснование.
Но Барнс внимательно его слушает и задумчиво поджимает губы. Больше нет смысла играть в “вопрос — ответ”. Если Земо и помнит все, то он уже дал ему понять, что ничего ему не скажет. И, в какой-то степени, это становится подтверждением того, что со Стивом что-то не так. Не просто так его похитили. Не просто так скрыли, что произошло.
Или же это совсем не связано между собой и он параноит. Или все куда глубже и запутаннее. Неизвестно.
Нужно наблюдать за Роджерсом в оба глаза хотя бы в первое время, а потом уже решить, что делать. Достаточно уже того, что друг жив, не так ли? Да, этого достаточно, и теперь бы убедиться в его полном здравии.
— Очень тебе сочувствую. Пытался убить Капитана Америку, но не смог, — не удерживается Барнс от сарказма и цокает языком.
Он подается вперед и молча захлопывает папку, а потом смотрит на Земо. Ему очень хочется сказать много чего, но не стоит тратить попусту время.
— Это сделал ты. Ты захватил его в плен после того, как он упал с небоскреба. Не знаю, какую цель ты преследовал, но я все узнаю. Будь уверен. И надейся на то, что к тому моменту ты уже обретешь свой долгожданный покой на том свете.
Барнс собирается встать из-за стола, но задерживается и усмехается, не спуская внимательного взгляда с того, за кем он так долго гонялся.
— Знаешь, если бы я мог тебе хоть немного поверить, то сказал бы, что тебе стерли память. Грамотно прочистили мозг. По крайней мере, выглядит так, как будто ты говоришь чистую правду, — он фыркает, встает и стучит в дверь, зовя охрану. — Кстати, тебе идет твой новый прикид.

+3

13

— Тоже очень тебе сочувствую. Столько усилий на то, чтобы попасть сюда, но желаемую информацию выведать не смог, — в тон Барнсу съехидничал Земо, перестроив фразу на свой лад. Наверное, всё это в самом деле можно было зачесть примерно как один к одному.
То, что поведал Зимний Солдат, оказалось весьма занятными крупицами информации. Просто подарком в пустыне информационного голода. Возможно, это, действительно, было как-то связано с тем, что он явно ловил нехарактерные пробелы в памяти о прошедшей неделе, но доказать сие уже не представлялось возможным. Во всяком случае, в разговоре с ним. Или хотя бы в его же размышлениях.
Так что и по лицу заключенного прочесть вряд ли что получилось бы. Кроме того, что он то ли заинтригован, то ли восхищен.
— Кто бы это ни был — моё уважение, — искренне сообщил своему гостю Барон, точно также внимательно разглядывавший собеседника в течение всего разговора. Барнса это всё явно не слишком устраивает, да и Гельмуту с этой точки зрения было неясно, что он вообще тогда хотел узнать. Тем лучше. Наверное.
А у него теперь есть много интересного на поразмыслить.
— Благодарю за наблюдение. Даже если ты прав, — недобро проговорил Земо, пальцем указав на висок возле поврежденного глаза. — А, может, что и нет. Я не люблю ложь и сейчас очень заинтригован был всё это услышать. Над этим постарался Старк, и бил он своими технологиями в голову. Глаз уже просто последствие. Так что если что-то не устраивает в моем нынешнем состоянии — все претензии к нему.

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.09.16] Suffer Well


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно