Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15.09.2016] My Fear & My Faith


[15.09.2016] My Fear & My Faith

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

ай-яй-яй!
https://64.media.tumblr.com/8e35eca351ea69bdce465651ad9b1a93/tumblr_inline_p67b43NRIu1u544cj_540.gifv

Нью-Йорк, Башня Старка

All-New Spider-Man, Iron Man


Герри спас дракона и выжил при знакомстве с ним, но самое страшное впереди - нужно объясниться теперь с отчимом.

+4

2

За поступки необходимо отвечать.
Герри не помнит, кто сказал или где сам услышал данную фразу, но он рос с этой мыслью. И старался не бояться таких моментов, когда нужно просто сделать шаг вперед и смело принять всю ответственность. Ведь такими должны быть герои — отважными и честными, перед окружающими, близкими и особенно самими собой.
Он спас дракона. Он его укрыл. Он его накормил и все объяснил. И — да, он попытался убедить дракона в том, что этот мир не стоит атаковать, но он не до конца уверен — получилась у него данная затея или нет.
Если нет, то это будет громадный облом, но он надеется на обратное — на то, что дракон будет вести себя спокойно и мирно.
Найдет свою пропажу и улетит. Это будет очень обидно, конечно, ведь он хотел бы побольше разузнать о драконе, о его природе, о том, какой была его жизнь, но… Да, дракон — это не котенок, и так ладно и красиво не получится.
Но в данный момент его беспокоит еще и разговор с Тони. Тот ведь дома. И еще подозрительно молчит коммуникатор.
Да, за ним следит Пятница. Она всегда знает, что он делает и где находится, но почему-то то, что никто не вызывает его и не задает вопрос о том, когда он вернется домой, крайне его тревожит. Хотя уже не тревожит.
Герри уже дома — входит и закрывает за собой дверь, которая ведет на крышу, а затем запускает в волосы руку.
В груди начинает быстро стучать сердце, но он этого не замечает, проходя в гостиную и находя Тони, но не проходит дальше, а растерянно останавливается, не зная, куда девать руки, и куда вообще деваться самому.
— Я знаю, что ты думаешь, но… — он жмурится, подбирая подходящие слова для оправдания. — Не мог я дать ему погибнуть.
В этот миг ему приходит на ум его ошибка с банком и моментально складывается впечатление, что ему сильно хотелось нарваться на нагоняй от отчима, и вот, кажется, у него получилось. И даже не просто кажется, а так все и есть.
— Да, да, он бы и так выжил, но после он напал бы еще раз, — тщетно пытается вспомнить все те причины, которые сейчас логично и хорошо звучали бы, но…
Но основная беда в том, что основная причина, которой он руководствовался в тот момент, была иная, и ее тут точно нельзя вслух произносить.
— А так может он подумает и не будет никому причинять вред, улетит восвояси, когда найдет то, что ищет... — бессильно сплетает пальцы в замок, чтобы успокоиться и не паниковать.
А где была эта паника, когда он с драконом разговаривал? И почему с драконом разговор был легче, чем начало разговора с Тони, который еще и слова не сказал?!
Герри прикрывает глаза, понимая, как все это выглядит. Так, как будто он переметнулся на сторону врага, но это совсем не так!
— Я знаю, ты мною разочарован, но я… — запинается, не зная, стоит ли продолжать, и думая, что может следует уже дать Тони дать возможность сказать слово. — Я правда хотел как лучше. И я ему ни слова не сказал о тебе, — добавляет, как будто это что-то изменит, и замолкает.
Да-а. Ситуация неприятная, но лучше все проговорить и пережить сразу, чем прятаться и избегать бесед.
Он провинился, и он готов отвечать.

+1

3

Коммуникатор молчал по одной простой причине.
Старк настолько удивился и расстроился со всей этой ситуации, что сначала не был уверен, стоило ли нарушать вроде-как-спокойствие своими сообщениями и подвергать жизнь Герри дополнительному риску (что зверь узнает его голос — он не сомневался), а потом уже просто не знал, что тут вообще можно сказать.
Вроде бы мальчишка, вопреки всему безрассудству, поступил не так чтобы и плохо. Но степень риска и тяжесть вероятных последствий не оправдывала никакую доброту. Хорошо оказалось, что дракон сюда в первую очередь прилетел не для того, чтобы жрать людей и города сносить, по примеру Фин Фан Фума. Но с тем же успехом это могло стать ровно первым и последним добрым поступком в жизни подростка.
К моменту прихода Герри у Старка как раз уже прошел адреналиновый раж и заодно разболелось ровно всё об дракона и здание отбитое, и в гостиной он находился исключительно потому, что диван мягкий, а парня дождаться всё же надо. Наверное. Зачем — а черт его знает, после всего пережитого и, в добавок, дополнительных переживаний, к текущему моменту осталось одно бессильное и почти равнодушное опустошение. Даже боль воспринималась приглушенно, как издалека.
Завтра утром точно будет весело. И на внеочередной беседе с ООН, если хватит сил вообще до них доползти. Но об этом Тони пока старался не думать. На сегодня он оставил себе уже в планах только дойти до спальни и прилечь. Может, парня встретить, если Пятница всё-таки по наблюдениям и счету придет к тому, что это необходимо, и сам он умудрится еще и по дороге домой куда-то влипнуть.

К моменту возвращения Герри домой Тони обрабатывал опять разошедшиеся ветвистые болячки на второй руке (одна уже была забинтована до самой ладони), а на столе лежали подтаявшие пакеты со льдом, салфетки, и иные мелкие вспомогательные принадлежности походной аптечки. Плохо заживающие при таком аварийном ритме жизни ожоги от жгутов дерева начинали становиться очень больной темой. Завтра на встречу всё-таки придется одеть белую рубашку, но не следовало палить ни сами болячки, ни следы от них, ни бинты почти по самые подмышки, значит, лучше хотя бы попытаться сделать с ними что-то сегодня, а завтра уже подрихтоваться внешне. Даже странно, что в стычке с драконом удалось легко отделаться, что и нужно в основном-то перетерпеть.
А о драконе с пасынком он сейчас не собирался разговаривать. Инженер об этом очень серьёзно думал и решил, что не будет пока что сам поднимать эту тему, а просто пока понаблюдает и дальше уже будет плясать от обстоятельств. Но мальчишка сам заговорил об этом всём, из-за чего инженер уставился на него в явном удивлении; и непонимания, это просто тактика такая или его правда совесть под вечер сожрала.
— И... что ты хочешь от меня сейчас услышать? — отпустив придерживаемый губами бинт, поинтересовался Старк, как опомнился. Гудящая голова часть объяснений переварила с ощутимым опозданием, но с их осознанием стало как-то совсем грустно. — Просто — что?

+1

4

От лицезрения бинтов, медикаментов, салфеток и всего того, что лежит обычно в аптечках, становится еще хуже.
Чувство вины умножается раз в десять и растет в геометрической прогрессии, словно тесто на дрожжах, оставленное без присмотра.
И он виноват в том, что решил помочь тому, из-за кого Тони еще больше пострадал, как будто и былых боевых ранений ему было мало.
Пристально вглядевшись в лицо отчима, Герри замечает на нем тень непонимания и удивляется — неужели он ничего не знает? Нет. Невозможно. Если он не знает, то все равно узнает. К мысли о том, что от Тони ничего скрыть не удастся, он привык. Наверное, из-за того, что он сам очень не любит лгать и недоговаривать.
Всегда лучше, если нет секретов.
Особенно, если эти секреты с величиной в дракона. Огнедышащие, чешуйчатые, хвостатые и крылатые. И очень-очень зубастые и агрессивные. Такие вовсе спрятать не получится.
Но Тони все знает, судя по тону его голоса, и Герри едва заметно выдыхает не без облегчения — хоть не придется своими словами объяснять, где он был и как дракона вытаскивал.
И слыша его вопросы, он даже не знает, что ответить, и просто потеряно подергивает плечом. Наверное, он хочет услышать праведный гнев и обещания из дома больше не выпускать. Все лучше, чем укоризненное молчание.
А тут он уже проявляет эгоизм — желает успокоить свою совесть, несмотря на то, что Тони требуется отдых.
От данной мысли он закрывает глаза, твердо намереваясь не продолжать разговор, если Тони захочет отложить его на потом, когда у него силы и желание для этого появятся. Да, это было бы логично, а он потерпит.
— Прости, что действовал за твоей спиной и не предупредил, — ведь правда, у него было время для этого, но тогда он испугался за дракона.
Теперь дракон в относительной безопасности и нужно подумать о том, чтобы окончательно и конкретно убедить его в том, что он не трогал город.
Если кто-то пострадает… или более того — если пострадает кто-то из его близких, то он себе никогда этого не простит.
Но вроде все пока идет неплохо. И дракон не собирается нападать, крушить все вокруг и перекусывать каждым встречным.
Герри хочется спросить у Тони, в порядке ли он, но и так все видит, и виновато закусывает нижнюю губу, не говоря ни слова.
— И просто прости.
Тут добавить бы, что он больше так не будет, но что он там говорил, когда получал костюм? А при разговоре о произошедшем в банке? Да, лучше вообще такие слова не произносить и обещания подобные не давать, если он не может их сдерживать и честно выполнять.

+1

5

— Я бы тебя никуда не отпустил, — ответил Тони после долгого молчания. — А так да. Это главная твоя ошибка. Что смолчал и не сказал, что намерен делать. С драконом ничего не случилось бы, я не собирался его убивать. Я пытался его выгнать из нашего мира куда-нибудь в другое место. Как только сам обнаружил бы, что он никуда не делся - попробовал бы еще раз, но уже проверенными методами. Не такими... отчаянными.
Мужчина кисло посмотрел сначала на исполосованную деревцем руку, затем на стол, на котором, на самом-то деле, к поднятой теме имел отношение исключительно лёд. Всё остальное являлось уже побочным бонусом. Осталось дождаться, когда вторая рука досохнет, чтобы и её замотать, но в воздухе, помимо ароматов аптечной химии, как-то слишком остро чувствовалась атмосфера какой-то недосказанности, граничащей со всё тем же расстройством. И если Герри излучал теперь ясное самоедство, то Старк к сложившейся ситуации так и не понял, как относится.
В прежние времена за помощь опасному врагу за спиной он бы и наорал, и отослал бы подальше от себя таких людей, и стол бы перевернул следом. Но за последние месяцы произошло уже столько всего, что всё чаще хотелось просто встать и уйти, никому ничего не объясняя. Зачем? Всё равно не услышат, а если и услышат, то вряд ли воспримут всерьёз.
— Ты поступил ровно как человек, который никогда не получал ножей в спину от тех, кому пытался помочь, — сказал вдруг Старк, устало спрятав лицо в ладонях. Недолго посидел так, затем сфокусировал взгляд на мальчишке сквозь пальцы. — Знаешь, сколько всевозможных тварей прикидываются беспомощными и безобидными, чтобы нанести удар, чуть только ты ослабишь бдительность и отвернешься? Такие ситуации — никакие тебе не шутки, Герри. Что я твоей матери должен буду сказать, если какая-нибудь из этих тварей тебя убьет за моей спиной? Если Джесс вообще меня дослушает, в глаза ей я смотреть больше не смогу.
Что-то в голосе всё-таки просквозило от обиды и злобы, которые как-то ярко выражать сейчас не было сил. Часть из них в никуда ушла еще днем просто потому, что он правда испугался.
— Ты даже близко не представляешь, сколько на моем счету случайных смертей. Смертей моих близких или просто вверенных мне людей. Даже не вздумай пополнить этот список еще и своим именем, иначе я точно свихнусь.

+1

6

Герри молчит, осознавая все, что говорит Тони, и не думает перебивать. Если бы он даже захотел вставить слово, то не нашел бы, что сказать. Он многого не учел, не подумал, а действовал на инстинктах — и рисковал всем, балансируя на самой грани и испытывая собственную удачу.
Он не подумал о том, что Тони может и не желать убивать дракона, и не подумал о том, что произошло бы, окажись дракон более агрессивным.
Не подумал и о том, как он подставляет всех, включая Тони, и сейчас, пока отчим высказывает ему все, помогая ему оценить масштаб всех несчастий, не повези ему хоть в чем-то, Герри готов прибить себя и провалиться под землю.
Ему повезло во всем — в том, что Сэдуранг был более хитрым и любознательным, в том, что его интересовал не этот мир, а то, где он может разыскать воришку, что унес у него ценность, и в том, что Тони все же преподал ему урок, остановив и заставив задуматься — стоит атаковать, если вновь влетит, или нет.
Ему повезло и в том, что он сумел найти общий язык с древней рептилией, а не взбесить ее при первом же диалоге.
А вот слова о матери были сравнимы с ударом под дых.
Внутри моментально все скручивается и сжимается от холодного страха — даже представить то, каково было бы ей, погибни он, невозможно.
Герри опускает голову вниз, чувствуя, как к горлу подкатывает тот самый несносный ком. Такой он почувствовал в тот день, когда ему альтернативная Джессика сказала, что мир, в котором он рос, ему не родной, а его родная мать жива, но его забрали, потому что так было нужно. Он выдыхает, пытаясь взять себя в руки, но, когда удается, он продолжает смотреть в пол, словно тот показывает ему что-то очень интересное.
Он виноват, и свою вину признает. Это он понимал и во время разговоров с Сэдурангом, когда представлял, как все это будет объяснять дома, но сейчас это особенно отчетливо проясняется. Такие звери, как драконы, это — не игрушки, а он возомнил невесть что.
И Герри даже не собирается спорить, утверждая, что, более или менее, у него все получилось. В глубине себя он не до конца в этом уверен — в том, что дракон уйдет просто так, не сделав ничего плохого никому, а надежду на то, что тот не станет злом во плоти для этого мира, лучше даже не стоит высказывать.
— Я все понял, — сдавленно проговаривает через минуту после того, как Тони умолкает, и дальше не находит слов, чтобы продолжать.
Просто потому что сказать-то больше и нечего. Был бы случай попроще, то может он и болтал бы больше, но данную ошибку простой тяжело назвать.

+1

7

Тони очень долго смотрел на парня, пристально и тяжело. Если в нормальное время он мог даже в обыденном разговоре при колючих темах отстаивать своё мнение беззлобно и до победного, а когда был уверен в правоте — и грани навязчивости терял, то в таких вопросах он не любил ни правду, ни свою правоту. Щенячьи трепки не доставляли ровным счетом никакого морального удовлетворения по целому ряду причин, основной из которых оставалось беспокойство за чужую буйную голову.
А затем — и последствия ошибок буйной головы. И неважно, кого или что эти последствия затрагивали.
Он сам наступал на слишком многие грабли, даже когда его за руки тянули в другую сторону.
— Время покажет, понял или нет, — прозвучав откровенно грустно, сказал Старк наконец, и потянулся за бинтом. — Искренне надеюсь, что в жизни тебе не придется с чем-то подобным сталкиваться. Ни с обманом на доверии, грозящим смертельной опасности тебе самому, ни с потерей близких — из-за собственных ошибок, ошибок самих людей в экстренных ситуациях или банального недосмотра. С этим бывает очень сложно жить.
Старк ненадолго замолк — осторожно забинтовал вторую руку. Интересно, хоть эти раны-то как скоро перестанут жечься и зудеть?
— Это не дракон, если что, — на всякий случай пояснил мужчина. Он-то был к подобному привычный и не сразу понял, как всё со стороны могло выглядеть. Несколько страшнее, чем было на самом деле. Тони подхватил один из наполненных льдом пакетиков и, поморщившись, приложил к затылку. — А вот это — дракон.
К спине бы еще приложить. Но спинка дивана была слишком мягкой и давала приемлемое ощущение комфорта, так что не хотелось от неё отлипать, даже чтобы подхватить без мистической помощи еще один пакетик.
— Даже интересно, разогнусь с утра или можно даже не надеяться на это.

+1

8

Герри не сразу до конца понимает, почему этот разговор тяжелее, чем он себе это представлял. Тони не кричит, и сил у него на это не хватает, и вроде мир вокруг не рушится на глазах, а он стоит на месте, не проваливаясь под землю, но…
Но дело в том, что чувство вины гложет его со всех сторон, а тяжелые слова, которые проговаривает Тони, четко отпечатываются у него в сознании.
Он где-то слышал фразу “лучше бы он кричал”. Здесь она хорошо подходит. Правда, Герри об этом не думает, а наблюдает за каждым действием Тони.
Он не представляет себе это — каково это потерять кого-то из-за собственных ошибок, но пытаясь представить, волосы у него на голове едва ли не начинают шевелиться. Да, он надеется, что такого ему не придется переживать, но это действительно страшно. Об этом даже просто размышлять жутко и неприятно.
Неприятный холодок моментально принимается ползти с затылка и вниз по позвоночнику.
Герри пристально вглядывается в бинты, когда Тони говорит, что это не из-за дракона. Какая разница. От этого легче не становится.
Отчим сражался с драконом после получения подобных повреждений или умудрился заполучить их где-то сразу после битвы с мифическим противником — все равно он виноват в том, что доставил ему дополнительные беспокойства.
— Тебе помочь? — без особой надежды спрашивает, задумываясь о том, стоит ли говорить, что и дракону досталось.
Герри сомневается, что это в чем-то облегчит неудобства. Тем более, что Тони и так все прекрасно знает. И тем более, что Сэд быстро пришел в себя в силу своей регенерации.
А Тони и до этого утра выглядел совсем неважно. Он про это вспоминает, и начинает всерьез беспокоиться о его самочувствии.
— А может… может, врача позвать?
Что-то ему подсказывает, что Тони не согласится. Если бы он хотел врача, то уже давно вызвал бы, и сейчас раны ему обрабатывал бы врач, а не он сам себе.

+1

9

Тони грустно, не двигаясь, оглядел комнату, стол со всем на нем лежащим, свои колени, самого Герри. Переложил лёд на другую сторону, теперь уже гораздо отчетливее зудевшую.
— Нет, — просто ответил он. — Если совсем делать нечего, можешь убрать это всё и закинуть обратно в шкаф. На такие мелочи меня точно уже не хватит. Не сегодня.
Да и завтра он черт знает, когда вернется домой. По-хорошему проведать следует не только ООН.
Мужчина замолчал и пространно уставился в потолок, прислушиваясь к своим ощущениям. По собственному мнению ему крупно повезло, поскольку сейчас по травматичности он всё еще не перегнал некоторые иные случаи из собственной жизни, после которых уже глупо было надеяться на возможность двигать дела дальше. Сейчас... Пятница до прихода Герри тыкала ему под нос графики, уточнения и анатомические схемы, пытаясь как-то донести до своего аварийного хозяина, что эти самые дела лучше будет отодвинуть в пользу отдыха и реабилитации после столь напряженного периода, иначе дальше будет хуже и малой кровью всё может не обойтись. Тони на всё это смотрел с откровенной обреченностью, ибо не считал, что у него есть выбор.
Значит, остается перетерпеть. Никаких врачей, которые от излишнего рвения к трудоголизму и геройству, вероятно, опять попробуют запихнуть его в дурку как особо буйного и опасного для самого себя пациента.
Потому, когда Герри задал еще один свой вопрос, Старк поначалу лишь скосил на него взгляд и качнул головой из стороны в сторону в явном жесте отрицания.
— Всё, что они могут сейчас делать — это снять меня с дистанции. Позволить себе это сейчас я не могу.

+1

10

Последние фразы звучат нехорошо. Герри закусывает губу, желая поспорить, а то и вовсе нарушить негласное правило во всем слушаться Тони, и позвать врача, но после всего того, что сегодня произошло, он не находит в себе достаточно решимости.
Он думает о том, что все это вокруг них валится на их головы как-то быстро и внезапно. Это нечестно. Несправедливо.
И он, вероятно, даже не подозревает о большинстве проблем. Только догадывается. А по лицу отчима понятно, что дракон — не единственное, что потревожило его покой за последние дни, не считая Земо и то, что он натворил в Осаке.
Герри с шумом выдыхает, отчетливо чувствуя то, насколько все тяжело становится в последнее время. А теперь и он…
Нет, не наломал дров. Он все еще пребывает в уверенности, что Сэдуранг не разочарует его и не причинит вреда города. Но его гложет вина за то, что он подставил отчима и заставил его понервничать.
Так больше нельзя делать.
Да-а-а. Герри уверен в том, что больше драконов в ближайшее время у них в мире не появится. Иначе это будет крайне жестоко.
— Ладно, — говорит он, соглашаясь с Тони, и подходит ближе, чтобы убрать все, что лежит на столе. — Ты сейчас спать?
Не помешает. И главное самому вовремя заткнуться и стараться не продолжать разговор. Не так это и сложно будет — ему до сих пор охота провалиться куда-нибудь глубоко под землю. Или на несколько этажей ниже.
И еще — о многом следует подумать.
Сейчас в голове слишком много мыслей после пережитого. Слишком много всего, что требует своего внимания, но времени до сих пор не удавалось найти.
Герри собирает бинты, лекарства и все прочее в аптечку и аккуратно отправляет все в шкаф, искоса посмотрев на Тони.
Да. Разговор выдался тяжелый морально. И вряд ли он пожелает подобное в будущем повторять. Даже Т’Чалла был не так страшен.
Может, ему так кажется из-за того, что прошло много времени, но...

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [15.09.2016] My Fear & My Faith


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно