Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [23.08.2016] Не понравится — сойдем


[23.08.2016] Не понравится — сойдем

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

ну как к ним не идти, они же ждут!
https://i.postimg.cc/mgphvRb8/5d24cf724f6398a59be8be19d3e06fa37c4a92ed.jpg

Нью-Йорк, США → Багалия,
глубокий вечер 23 августа и далее

Winter Soldier, Captain America


Стив буквально только что вернулся из Багалии, а уже хочет обратно. Вообще-то, у него есть хорошая причина: плавучий остров постоянно перемещается, и там остался мстительский маячок, но долго этот маячок не протянет. И там же, возможно, остался Земо, теперь в теле Джессики, и Земо там тоже долго не протянет — наверняка уже пакует вещички. Однако вытащить Мстителей так скоро на миссию вновь не представляется возможным (не в последнюю очередь потому, что квинджет поврежден — впрочем, ничего нового), поэтому раззадоренный Стив обращается за помощью к Баки.

Отредактировано Captain America (21.08.2020 01:40)

+1

2

Каждый раз, когда он возвращался в Нью-Йорк и вдруг выдавалась свободная минутка от спасения мира, планеты или просто случайного прохожего от очередного безумца с манией величия, Баки ловил себя на мысли что именно этот город он и ненавидит в той же степени, что и любит. Именно в этом городе был его дом, по крайней мере место, которое он если и не считает своим домом, то именно сюда он всегда возвращается, пусть за прошедшие года многое и изменилось до неузнаваемости. В этом городе можно было найти все, что только можно вообразить: на одном пятачке спокойно соседствуют и маленький ресторанчик китайской кухни, тут же в паре метром можно увидеть и индийскую и русскую. Если знать где, то найти можно почти что угодно и даже вполне легально. Есть много вещей, за которые Баки привязан к этому городу. Но при этом он его и ненавидит. За бесконечные вереницы машин на улицах, за пыль, шум, толпы безразличных к друг другу людей, за грязь, которую не спрятать даже за яркими фасадами и вывесками и он сейчас совсем не о дорожной пыли под ногами.
Наверное у него приступ осенней хандры и время года здесь ни при чем.
Сегодня у него приступ тайской кухни. Почему-то чем южнее жили люди, тем безумнее были сочетания вкусов в блюдах. Кислое, сладкое и острое одновременно в одной тарелке странным образом не вызывало отторжения, приятно раздражало и аппетит и любопытство, вызывая кратковременные приступы желания попробовать повторить это на своей кухне как только будет возможность. Правда результат будет сомнительный и маловероятно что съедобный. Нет, если он будет строго следовать рецепту, то скорее всего получит нужный результат, только вот вряд ли он будет строго ему следовать, его вечно тянет поэкспериментировать, потому результат в большинстве своем отправляется в мусорную корзину.
Этот город словно магнитом притягивает к себе людей всех национальностей, вероисповеданий и взглядов на жизнь, да и не только людей, а так же всяких других разумных и не очень существ, причиняющих разного рода неприятности. 
Сейчас в небольшую минуту передышки Барнс чувствовал себя двояко: с одной стороны ему нравилось все, что сейчас попадало в его желудок, взрываясь, раскрываясь на языке многообразием вкусовых оттенков, с другой неимоверно раздражало все остальное: помещение строилось точно не с расчетом на этот город, потому что если снести хоть одну балку, то почти наверняка крыша обвалится и если и не погребет под собой всех кто сейчас здесь находится (он вот  точно выберется без каких бы то ни было последствий для своего здоровья), то все как минимум получат травмы разной степени тяжести. А вход расположен так, что при возникновении паники людей пострадает больше от давки, чем от чего-то другого. Нью-Йорк город контрастов,парадоксов и человеческой глупости.
По мере того, как желудок заполнялся, Баки и переключал внимания с недостатков конструкции заведения на людей. Посетителей было мало, пара студенток и семейная пара с двумя детьми двух и пяти лет. Вероятность того, что они могут представлять для него угрозу - минимальна и он стал разглядывать случайных прохожих. Чтобы вывести из строя, оставив при этом жизнь, ему на каждого потребовалось бы самое большее секунд пять, может шесть.  Узкое пространство улочки здесь только в плюс. Но никто из них не сделал на данный момент ему ничего плохого и он наконец доел свой ужин.
Десерт отвлек его от мрачных мыслей, потому что десерт из креветок и риса заслуживал того, чтобы оценить это странное блюдо по достоинству. Отравить его сложно и он его съел даже целиком, хотя так и не смог решить для себя понравилось ему нет. Но взял с собой несколько пунктов из меню в надежде, что завтра утром после разогрева оно будет все еще съедобно.
Пора было возвращаться к своим поискам. Земо все еще где-то там и нужно было обдумать куда отправиться дальше.
В самом городе и его окрестностях было еще достаточно много мест, которые стоило проверить, но все они был либо брошены, либо даже при наличии в них активности, шансов, что там можно найти что-то стоящее, очень мало.
Перебирая в голове возможные варианты маршрута для себя Баки добрался до своей квартирки.

+1

3

Стиву несвойственны импульсивные поступки, особенно когда дело касается миссии. Земо в теле Джессики — его миссия. Поэтому, как и всякую миссию, эту он тоже продумывает — да вот прямо по пути из Багалии и продумывает. Ему удалось выбраться из этой заварушки практически нетронутым, во всяком случае, ничего того, что не смогла бы побороть суперсолдатская регенерация. Когда они сажают квинджет в Нью-Йорке, Стив быстро проводит дебрифинг. О чем там рассказывать, собственно? Цель все еще на свободе, квинджет поврежден и нуждается в починке, да и некоторым участникам событий тоже не помешало бы подлечиться или во всяком случае налепить на себя пару пластырей для виду. Хорошо, что до ухода им удалось обронить там маячок, но нетрудно догадаться, как долго этот маячок проживет на острове, напичканном суперзлодеями. В лучшем случае у них есть время до рассвета, в худшем — пара часов, не более. Выдвигаться обратно, если они еще надеются схватить Земо, необходимо немедленно. Но одного взгляда на команду достаточно, чтобы понять: эти ребята нуждаются в отдыхе. Кто-то сказал бы — голосом Шерон — что Стив и сам нуждается в отдыхе, но это так не работает. Не когда он знает последнее место, где Земо точно был и, возможно, если у Капитана Америки есть хоть капля удачи в этом мире, все еще есть.
Поднимать других, до того не задействованных Мстителей тоже не представляется Стиву оптимальной тактикой. Опять же, квинджет поврежден. Наверняка у них, как у нормальных людей, есть и другие дела поздно вечером. Вся эта рационализация нужна Стиву для того, чтобы доехать до нужного района, бросить машину в паре блоков от нужного здания и дойти до квартиры Баки. Он, конечно, тоже нормальный человек, но по крайней мере точно не испытает проблем с тем, чтобы променять одеяло на поездку в Багалию, из всех мест. Стив очень на это надеется. Для чего нужны лучшие друзья, как не для поездок в Багалию за укравшим чужое тело Земо?
Будь Стив в чуть меньшей спешке, непременно позвонил бы другу или хотя бы черкнул сообщение, но каждая потраченная секунда — это секунда, отдаляющая его от барона. Водить и печатать сообщения одновременно Стив считает антисоциальным поведением, несущим угрозу мирным гражданам. От двери здания до нужного этажа он добирается быстро, даже не запыхавшись, несмотря на полную экипировку и щит за плечами. Разве что шлем он держит подмышкой, чтобы производить впечатление хоть сколько-то адекватного человека. Оказавшись у нужной двери — кажется, именно этот адрес он вызнал у Баки, когда тот решил пожить в Нью-Йорке, чтобы помочь с поисками Земо, — Стив, как цивилизованный человек, стучится и встает по стойке смирно напротив глазка.
План в его голове продолжает выкристаллизовываться в нечто, что уже не стыдно излагать другим людям. Он возьмет Баки, и они вдвоем, как в старые добрые времена, отправятся по важному делу. На миссию. Квинджет поврежден, но это не беда, ему, как Главе Гражданского Надзора Щита, наверняка удастся одолжить воздушное судно, чтобы добраться до Багалии. А там уже дело за малым. Всего-то найти Земо, если тот еще не скрылся, и арестовать его, желательно не убив по пути, иначе Тони спасибо потом не скажет. Подумаешь. И не с таким справлялись!

+2

4

Баки потирает лоб, отрывая взгляд от окна, и кидает хмурый взгляд на гору еды, которую он сгрузил на стол. По-хорошему, все следует разобрать и разложить в холодильнике, чтобы ничто не испортилось. Не то завтра утром придется все выкидывать, а на это он категорически не согласен. Так разбрасываться едой не дело. Напрашивается вопрос — неужели он был настолько голоден, что взял с собой столько на потом?
Но едва он делает шаг в нужном направлении, как раздается ровный и четкий стук в дверь, заставляя его напрячься.
У обычных людей это не вызвало бы ничего, кроме удивления и вопросов, кто мог прийти так поздно. У Баки в комплект с таким недоумением шел нож, моментально оказавшийся в руке.
О его местонахождении знают считанные люди. И никто из этих людей не собирался наведываться к нему в гости.
У многих из них присутствует чрезмерно вредная привычка сваливаться на голову всем без звонков и предупреждений, но не тогда, когда адрес известен всего нескольким.
У всех есть телефон. Если бы он был кому-то нужен, то ему просто могли позвонить и позвать на помощь, требуйся она.
Первая же мысль твердит ему о том, что это Земо, но это бред. Барнс, думавший последние несколько часов о том, как бы его поймать, хотел бы, чтобы это был Земо. Чтобы этот кусок дерьма можно было не искать по городу и по всей планете, теряя время, которое можно было бы потратить на других врагов.
Их тоже в избытке, и всем нужно особое внимание. Но Земо… проблема старая, давняя, и желание убить его или банально поймать зудит у Баки сильно так, как никогда. У него с ним свои счеты, и он о них забывать не намеревался.
Не дожидаясь возникновения второй мысли, Барнс быстро подходит к двери, готовый ко всему, что только возможно, но, заглянув в глазок, обнаруживает, что к стоящему за ней Стиву Роджерсу он оказался не готов.
Но удивило больше даже не то, что тот заявился к нему, а то, почему он сам не догадался. Теперь, когда он знает, что это Роджерс, его приход в гости кажется логичным и само собой разумеющимся.
— Вернулся с задания? — спрашивает, незамедлительно открывая дверь и пропуская друга внутрь, где рассматривает его бегло: — Выглядишь паршиво.
А еще он выглядит так, как будто готовится к новому заданию, и, пожалуй, если это так, то Баки не удивится.
Стива на месте не удержишь, если у него есть цель и силы, чтобы идти за этой самой целью с упрямством голодного кота, почуявшего запах свежей сметаны.
Что-то есть. Что-то, что должно быть интересно и ему. Иначе бы не было этого визита, ибо при отсутствии важных проблем, которые необходимо решить прямо сегодня, любой здравомыслящий пошел бы отдыхать и набираться сил.
При их образе жизни выделять время для всего этого необходимость, которую нельзя игнорировать, но которая исправно игнорируется всеми подряд.
Барнс убирает нож и решает проявить радушие и гостеприимство, жестом руки приглашая Стива чувствовать себя как у себя дома.
— Не томи. Рассказывай, что там у тебя, — говорит, проходя на кухню и вновь его взгляд падает на пакеты с едой.
Предчувствие, что через секунду до этих пакетов никому не будет дела, усиливается, но почему-то Баки все равно кивает на них головой с немым предложением угоститься.
А сам при этом складывает руки на гружи и выжидательно смотрит на друга. Понятно, что тому явно нет дела до еды. Еще нет дела до сна, до отдыха. Потому он не торопит — знает, что через секунду услышит все, с чем Роджерс заявился к нему при полном параде.

+1

5

Баки открывает быстро. В одной его руке нож, но Стив слишком устал, чтобы удивляться — да и чему бы, зная образ жизни друга, — и слишком устал, чтобы напрягаться и нервничать. Внутрь скромного убежища Баки он проходит быстро и решительно, как будто пришел сюда завоевать квартирку, а не утащить ничего не подозревающего товарища на экскурсию в Багалию. Свой шлем Стив кладет на стол на кухне рядом с едой, на которую обращает не больше внимания, чем на то, куда из рук Баки испарился нож. Щит снимает со спины и аккуратно облокачивает о ножку стола. Себя самого Стив сажает на стул и проводит рукой по лицу, пару секунд выискивая наиболее удачное начало для своей прочувствованной речи.
— Я только что был в Багалии. Несколько часов назад, — поправляет свое чересчур оптимистично звучащее «только что» Стив. — Земо где-то там. Ребята вымотаны и не совсем целы, наш квинджет тоже поврежден. Я отпустил всех спать и восстанавливаться, но если мы промедлим еще немного, он опять уйдет, Багалия уйдет. Пока там есть наш маячок, но он продержится от силы до рассвета, скорее даже меньше. Как только он пропадет, и Багалия, и Земо в ней исчезнут с радаров.
Стив замолкает и внимательно смотрит на Баки. Часть своей речи — ту, из которой становится максимально ясно, как неотложно и чудовищно ему нужна помощь друга, — Стив упаковывает в этот свой взгляд. Туда же провти его воли упаковывается то чувство вины, которое он вот уже который день ощущает по поводу того, что недосмотрел, купился, позволил Земо провернуть весь этот треклятый обмен телами и ничего не смог сделать сразу же на месте. Казалось бы, это не первый прокол в его супергеройской карьере. Но это не значит, что его вина перед Тони и Джесс меньше или что ему от осознания неуникальности этого события в его биографии хоть сколько-то проще.
— Прости, что пришел без предупреждения и отрываю тебя от ужина. Я бы полетел один, но Багалия — не то место, куда стоит соваться одному. Тем более, когда только что побывал там и навел шороху.
Стив прилагает некоторое количество усилий для того, чтобы оставить Баки свободу для маневра, для того, чтобы сказать: «Нет, Стив, ты с ума сошел, какая Багалия, на часах почти полночь, на, заткни свой рот китайской лапшой, пока ты не начал извергать на меня план этого долбанутого приключения». Разумеется, если бы Баки решил сказать что-то такое, то нашел бы для этого куда более краткие и многократно более ёмкие выражения. Но план у Стива действительно есть. И он действительно готов извергать его. Это наверняка уже написано на его лице крупными буквами. Стив виртуозно обманывается во многих вещах, но не в этой: друг вроде Баки прочитает его лицо без труда.

+1

6

Баки весь превращается в абсолютное внимание, едва Стив произносит слова “Багалия” и “Земо” следом друг за другом. Он даже поражается выдержке друга, который столько времени прождал и не говорил ни слова, пока не настанет нужный момент, но эта мысль моментально улетучивается, пока тот рассказывает ему все.
Кратко. Емко. Четко.
Будь он простым человеком, на долю которого не выпадало ничего из того, через что ему пришлось пройти, у него голова пошла бы кругом, а затем он выставил бы вперед руки и попросил бы Стива притормозить, а не гнать коней.
К счастью, Баки таковым не является, а потому не успевает Стив начать произносить вслух извинения и оправдания, он уже направляется в дальний угол и подхватывает сумку, в которой хранит свое оружие и нужные вещи на случай того, если придется немедленно сваливать из этой дыры без потери драгоценных секунд.
В данный момент данные секунды буквально становятся на вес золота.
Баки захватывает с собой самое нужное оружие, которое сумеет незаметно нести на себе и не привлекать к себе внимание.
— Не будем терять время, — спокойно проговаривает он, бросив мимолетный взгляд на Стива, как будто это не он торопливо натягивает на себя куртку.
Мельком он ловит ответный взгляд и криво усмехается. Неужели, Роджерс полагал, что он откажется от невероятной возможности поймать Земо? Пусть даже придется сунуть нос в осиное гнездо и разворотить все так, чтобы никому из тех злодеев, ошивающихся там, сладкой жизнь не показалась. Пусть даже это будет опасно. Понятие опасности для Баки давно стерлось, превратилось в труху. Разумеется, есть те, кого ему следует опасаться, но если речь идет о Земо, то лучше на его пути не становиться.
А еще — если он не пойдет, то Стив отправится туда в одиночку. Кто-то другой, вероятно, обманется разумным и спокойным поведением Капитана Америки, но не он.
— Ты мог бы позвонить раньше, и мы сэкономили бы… — Баки теряется, не зная, когда именно Стив вернулся из Багалии и сколько добирался до него. — Неважно. Идем. Раз Земо там, я не намерен сидеть здесь.
Земо — та причина, которая стоит того, чтобы так срываться с места и бросать все. Иначе он вновь исчезнет, а когда появится, то наворотит дел столько, что потом придется разгребать половиной мира.
Баки широким шагом направляется к двери, распахивает ее и исчезает за ней, зная, что Роджерс от него не отстанет.
— Далеко до квинджета? Скажи, что ты сюда на нем прилетел, — выражает надежду, быстро слетая по лестницам.
На него успешно перекидывается спешка Стива, но если тот еще как-то сохраняет невозмутимость на лице или же хотя бы его подобие, то на лице Баки отчетливо проявляется нетерпение и стремление добраться до Багалии и начать переворачивать ее вверх дном в поисках проклятого врага.

+1

7

Баки начинает готовиться к выходу даже раньше, чем Стив успевает закончить свое объяснение. В другое время это заставило бы его улыбнуться: совсем как в старые добрые времена, — но сейчас он слишком устал для этого. Поэтому просто поднимается с места, подхватывает щит, шлем и идет следом. Не терять время — это самый лучший план действий, все остальное можно обсудить по дороге.
— Нет, квинджет поврежден, — мотает головой Стив, сбегая вниз по ступеням следом за Баки. — Совсем поврежден. Туда мы на нем еще долетим, но вот обратно — вряд ли. Но мы можем воспользоваться каким-нибудь из самолетов ЩИТа. Сомневаюсь, что там сейчас найдется кто-нибудь, кто сможет отказать мне.
Это правда. Во многом потому, что в таких ситуациях Стив не всегда всех спрашивает. Придерживаться правил — это важно, но только до тех пор, пока правила не мешают ему выполнять его работу. Возможно, ему потом, конечно, выскажут за такие вольности, но это будет уже потом. Вероятно, в этом потом он как раз поймает Земо и у ЩИТа будет повод закрыть глаза на слишком широкую трактовку фразы «полагается корпоративный транспорт» из его контракта.
На улице Стив хлопает Баки по плечу и кивает головой в ту сторону, где бросил машину. До нее приходится немного прогуляться, но некритично. Пара блоков — пустяк для суперсолдат.
— Да и потом, ты что, думаешь, я так бесцеремонно рассекречу твою секретную квартиру? — продолжает Стив. — Посадка квинджета на улице Нью-Йорка, знаешь ли, даже в таком часу привлекла бы любопытных. Если бы я вообще нашел для него подходящий пустырь. Так что нет, придется потратить немного времени на то, чтобы добыть транспорт. Тебе там, наверное, лучше не показываться, — задумчиво говорит он по пути до машины. — Вопросы будут. Слишком долго отвечать. Поэтому я договорюсь обо всем официально, покажусь им в полной экипировке, а ты проскользни мимо, и можем встретиться уже на летном поле.
В том, что друг сможет проскользнуть мимо даже хорошо подготовленных бойцов ЩИТа, Стив не сомневается. Это, конечно, с одной стороны, не очень хорошо. Мимо бойцов ЩИТа никто не должен проскальзывать. С другой стороны, об этом Стив подумает как-нибудь потом. Еще не доходя до машины он снимает ее с сигнализации и садится на водительское сиденье, закидывая шлем и щит на заднее.

+1

8

Баки только одобрительно хмыкает, когда Стив говорит, что прилетел бы он к его дому на квинджете, то сразу спалил бы его местонахождение. Тем, кто его разыскивает, не пришлось в этом случае долго гадать о том, к кому мог прилететь Капитан Америка в спальном районе. Но сейчас это последнее, что его волнует, а потому он быстро об этом забывает, усаживаясь на пассажирское место.
— Стив, сейчас постарайся забыть про правила дорожного движения— они нам сейчас не друзья, — говорит он, не удосужившись пристегнуться. — Дави педаль до упора и гони.
Он уже готов принять на себя укоризненный взгляд, осуждающий его за пренебрежение правилами, но на него это не подействует в такой момент. Меньшее, что им нужно сейчас, так это ожидание того, когда светофор удосужится зажечь зеленый свет.
— Хотя… забудь — постарайся не привлечь внимания патрульных, — внезапно поправляется он. — Не то они не дадут нам спокойно добраться до базы ЩИТа.
Если за ними увяжется кортеж, то ЩИТ узнает об их приближении за несколько кварталов. Последнее, что им нужно.
А ему еще в самолет пробираться. Он может пробиться туда с боем, но это не одобрит Стив, и вдобавок они потеряют время.
Пройти тихо и незаметно мимо вышколенных бойцов и разнообразной охраны не составит особого труда. Как бы те ни были хороши, он лучше. Особенно в том случае, когда у него есть цель, красной мишенью маячащая где-то в Багалии, и он твердо намерен до нее добраться.
Баки мимолетно ухмыляется, представляя себе мину Земо, когда тот узнает, что они заявились на враждебную территорию вновь. На самолете с опознавательными знаками ЩИТа. Это должно быть что-то с чем-то.
Ему крайне импонирует этот план.
— Что там произошло? — спрашивает, наконец, Баки, желая узнать, как же обстояло дело и как на этот раз Земо всех перехитрил.
Не помешает быть готовым.
Хотя вряд ли Земо сейчас ожидает повторной атаки так быстро. На их стороне эффект неожиданности. Главное, все сделать четко и не медлить ни в коем случае, а с этим проблем не будет, и Баки в этом не сомневается.

0

9

Стив выруливает с парковочного места с тем же спокойствием, с каким делал бы это обычно, как будто они никуда не торопятся. В нем нет ни грамма нервозности и торопливости, только убийственная сосредоточенность. Дороги, которые он выбирает, оказываются либо безукоризненно пустыми, либо не сильно подверженными пробкам, поэтому ему даже не приходится особенно прибавлять скорость, чтобы они приближались к своему пункту Б достаточно быстро. В этом прелесть знания Нью-Йорка. К тому же, Баки прав. Ни к чему привлекать внимание полицейских.
— Из хорошего? Мы нашли Сэма, — Стив хмурится. — Забрали его с собой, ребята должны о нем позаботиться. Выглядел он неважно, но я думаю, еще придет в норму. Ничего критичного на первый взгляд.
Не считая того, что никто так и не понял, что именно он там забыл и как так получилось. Но это загадка на какой-то другой день, не на сегодня. Сегодня Стив готов костьми лечь, но изловить барона. Даже вот — перекрёсток проехал на мигающий желтый. Невиданное, просто вопиющее пренебрежение правилами дорожного движения с его стороны. Стив перестраивается в другой ряд, чтобы обогнать едущую перед ними машину, и продолжает:
— Из плохого — все остальное. Учитывая, что сам Земо в курсе, что его память с координатами Багалии оказалась в нашем распоряжении, нас уже в некотором смысле ждали и были нам заранее не рады. Можешь сам представить, — он усмехается. — Ничем хорошим это не закончилось. Мы не столько улетали оттуда, сколько улепётывали не солоно хлебавши. Земо важен, но не настолько, чтобы рисковать жизнями ребят и, тем более, Сэма, которого никто не ожидал там увидеть. В любом случае, если Земо где-то там, добраться до него мы не успели. Наши шансы добраться до него сейчас еще ниже, но не попытаться нельзя. В крайнем случае хотя бы поищем какие-то зацепки насчет того, куда он мог двинуться дальше.
Всё лучше, чем сидеть, сложа руки, и ждать у моря погоды. Этого никто из них не умеет. Но Стив не говорит этого вслух.
Стоит им начать удаляться от города, как дороги становятся чуть шире и чуть быстрее, скоростные лимиты поднимаются. Стив прикидывает, где именно удобнее всего будет высадить Баки: так, чтобы он не испытал трудностей в попытке пробраться на летное поле, и так, чтобы ему для этого не пришлось выкосить половину бойцов ЩИТа. Он, конечно, может. Но в этом-то и проблема. Стив в курсе, что у Баки с Земо есть личные счеты — это одна из причин, почему он пришел к другу в ночи, — однако это не повод наживать себе еще больше проблем с остальными личностями и организациями. Положение ЩИТа сейчас шаткое, конечно, но Стив надеется, что тот выстоит.
— Высажу тебя чуть поодаль. Думаю, минут двадцать-тридцать у тебя будет, пока я посвечу лицом. Постарайся, — Стив на секунду заминается, подбирая слово, — аккуратнее, если кого-то встретишь.

Отредактировано Captain America (25.03.2021 20:21)

+1

10

Баки обращается весь в слух. Внимательно впитывает каждое слово и анализирует информацию. То, что они нашли Сэма, это хорошо, и он надеется, что его проверят на случай промывки мозгов. Ребята из Багалии обожают такие ловкие приемы. Но он уверен, что ЩИТ сам с этим разберется. По крайней мере, он не желает об этом размышлять больше необходимого несмотря на то, что пока они едут, заняться больше нечем.
Стив ведет машину ровно, аккуратно. Так водили раньше, еще до войны. Баки помнит то время, как будто оно было вчера, и это радует его, но об этом он ничего не говорит, просто говоря на дорогу прямо перед собой.
Однако, он не удерживается, чтобы не бросить несколько обиженный взгляд на Стива, когда тот рассказывает о заварушке в Багалии. Вот если бы он там был… Никто из тех, кто гнался за ними, не ушел бы целым и невредимым.
Вместо этого он закусывал в забегаловке и закупался китайскими блюдами, про которые сейчас он даже не вспоминает.
— Если он в Багалии, я готов переворошить там все, но его найду, — убежденно отвечает он Стиву, вознамерившись во что бы то ни стало добраться до давнего врага. — Не волнуйся, я не стану безумствовать.
Крышу у него не сорвет. Он не из тех, кто в слепой ярости готов рвать и метать все вокруг себя. Но он пробьется к Земо, если это будет возможно, а если нет, то отступит для того, чтобы позже вернуться и получить новый шанс для поимки.
Остаток дороги проходит в молчании, пока Стив не заговаривает, и Баки коротко смеется, слыша его опасения по поводу того, что охранникам может от него сильно достаться. Это может произойти. Это факт. Но только в самом крайнем случае.
— Не волнуйся, меня никто не заметит, — отвечает он и выходит из машины, как только та останавливается. — Не задерживайся.
Баки движется по направлению к базе, выбирая наиболее оптимальный путь, по которому будет легче и быстрее пробраться к самолету. Осторожно перебирается через ограждение и быстро скользит в тенях, стараясь не попасть под камеры видеонаблюдения и на глаза охранников, которых тут не так много, но все же достаточно.
Его никто не замечает весь путь до самолета, а вот уже там первая проблема — два агента. Мимо них пройти не удастся. Баки поступает просто — подбирается достаточно близко и выводит обоих из строя быстро и чисто.
Ни один сильно не пострадал. Даже ушибов не будет, когда они очнутся. Он оттаскивает их в сторону так, чтобы их лежащие тела не привлекли к себе лишнего внимания, а сам спокойно забирается в транспорт и занимает место пилота, начиная постепенно подготавливать машину к скорому взлету на случай, если Стив ворвется с криками “сваливаем!”. На счастье топлива достаточно для полета в Багалию и обратно.

0

11

Обещание не безумствовать удовлетворяет Стива полностью. Он не переспрашивает, никак не показывает даже, что услышал. Во-первых, потому что сомневаются в тех, кому не доверяют, а Баки Стив доверяет если не абсолютно, то очень близко к тому. Во-вторых, потому что даже Баки, при всём его мастерстве, неспособен в одно лицо нанести сильный ущерб Багалии. А благоразумия для того, чтобы сравнить тактические преимущества врагов с собственными, весьма скромными, другу определенно хватит.
Он тормозит не очень далеко, двадцати минут должно хватить с лихвой, чтобы пробраться, куда нужно. Конечно, если кто-то узнает, его за это по головке не погладят, но зная Баки — никто не узнает. Тот даже смеется в ответ на ремарку Стива, и Стив фыркает и невольно улыбается сам. Это он-то волнуется? Не волнуется. Точно не волнуется.
Ну, ладно, немного волнуется, но не больше, чем среднестатистический командир за среднестатистического бойца — какими бы экстраординарными они с Баки ни были по всем параметрам, есть вещи, которые уйдут из Стива только вместе с жизнью.
На пропускном пункте ему удивляются в такой час, но пропускают. Его поди не пропусти! Он, может, не какой-нибудь Тони, но умную рожу кирпичом тоже умеет сделать, когда надо. Научился за последние несколько лет, благо в ЩИТе эта рожа требовалась ему на каждой второй встрече. Было много шансов попрактиковаться. Стив паркует автомобиль, выхватывает свой щит, забирает шлем, по пути до здания продумывает свою небольшую, но крайне впечатляющую речь.
Главное тут что? Главное — поднять в сотрудниках ЩИТа дух патриотичности, сказать достаточно, чтобы было ясно, насколько важно дело, ради которого требуется их казенный самолет, но при этом недостаточно, чтобы затем умные аналитики в числе сотрудников ЩИТа разобрались, что тут к чему. Стив ничуть не врёт, когда сообщает печальную участь квинджета Мстителей. Никто не осмелился бы ему в лицо предположить, что он лжёт, так что это была простая часть плана. А вот то, как отлично срабатывает сложная часть плана, удивляет даже самого Стива. Ни у кого не возникает никаких серьёзных вопросов, а на все несерьезные у него легко находится ответ.
Через двадцать с небольшим минут он уже на лётном поле, куда уговорил сотрудников его не провожать. Никто не рискнул настаивать. Стив идет подальше от зданий, вглубь, туда, куда Баки было бы куда проще добраться. Он не рискует оглядываться вокруг чересчур явно, но все же скользит взглядом по запаркованным самолетам, пока не замечает один, явно готовящийся ко взлёту. Не факт, что внутри — Баки, но ему ничего не будет, если он проверит, и Стив идет проверять. Внутри оказывается Баки.
— Всегда бы так гладко всё с ними проходило, — говорит Стив, оказавшись внутри и пристроив свой щит. Самолет ЩИТа отдаленно похож на квинджет, только меньше и не такой пафосный. Это даже радует. — Практически ни единого серьезного вопроса или возражения. Как будто я сюда каждую ночь за самолётами хожу. Надо будет это проверить, — последнее он добавляет себе под нос, устраиваясь в кресле второго пилота.
Вместе с собой, помимо щита и шлема, Стив приносит и небольшой девайс, показывающий координаты маячка. Тот все еще работает и, хочется верить, все еще на Багалии. Стив находит способ закрепить девайс, состоящий из пары кнопок и экрана с картой, на приборной панели. Можно было бы вбить данные в местную систему, но тогда любой, кто получит доступ к самолету потом, сможет понять, для чего он использовался. Наверное, это было бы лишним. Или Стив просто устал, тут сложно сказать.
Он откидывается на спинку кресла.
— Они могут заметить нас на подлёте, но если будем достаточно высоко, а затем спикируем — можем попробовать сделать так, чтобы этого не случилось. Не знаю, какая погода нынче в Багалии, надеюсь, что облачная.

+1

12

Баки успевает за время, проведенное внутри самолета, несколько раз представить себе картину того, как Стив раскидывает там в одиночку воспротивившихся его воле агентов ЩИТа. И столько же раз одергивает себя, понимая, что так могло бы произойти только в том случае, если бы на переговоры отправился он.
С ним никто даже не стал бы начинать говорить и, тем более, соглашаться отдать ему самолет на некоторое время.
И точно в доказательство Стив, оказываясь рядом и усаживаясь в кресло, говорит о том, что все прошло очень гладко и спокойно.
— Ты толкнул им речь? — спрашивает Баки, приподняв одну бровь. — В любом случае, хорошо, что мы его не угоняем.
Не сказать, что он бы расстроился, если бы им пришлось сейчас поднимать самолет в воздух торопливо, пока агенты ЩИТа делали бы все, чтобы их остановить, но ему нравится то, что они могут спокойно взлететь, не тратя лишних минут на различные разборки. Причем на разборки, после которых будут последствия.
Баки включает все необходимое, поднимает в воздух самолет, крепко держа штурвал, и начинает набирать скорость. Берет нужный курс.
— Надеюсь, Багалия все еще находится на том же месте, — выражает он свою надежду, глядя на устройство, передающее то, где находится сигнал маячка.
Любой, кто сумел бы обнаружить его, мог просто выкинуть его за пределы Багалии, чтобы заставить тех, кто будет идти за ним, полетать понапрасну. В это ему верить не хочется. У него одно желание — обнаружить Земо, вернуть все, как было, на свои места, а как только этот злодей окажется в своем теле, выбить из него всю гниль.
Баки сжимает крепко губы, расслабляясь. Не стоит тратить нервы раньше времени. Если доберутся, то замечательно. И не поздоровится сволочи, мало не покажется. Он, конечно, не намеревается прикончить злодея прямо на месте — не та ситуация, но желание от осознания того, что так делать нельзя, никуда не исчезает.
И он не произносит ни слова, не бросается пустыми угрозами в воздух. Отчасти из-за того, что в них совершенно нет смысла, а отчасти из-за того, чтобы Стив не подумал, что за ним нужен глаз да глаз, чтобы он случайно не убил Земо.
Теперь, когда Земо захватил тело Джессики Дрю, все серьезно осложнилось. И даже он понимает прекрасно, что следует действовать максимально аккуратно.
И лучше ему не выражаться резко.
— Значит, свалимся на их головы, пока они того не ждут, и постараемся схватить Земо? — он внезапно широко скалится.
Все так, как в старые добрые времена. Ну, почти так же, как и тогда.
— Мне нравится план, — говорит он, а сам себя ловит на мысли, что этот план не мог ему не понравиться.
Любой план, в котором будет пункт “поймать Земо”, ему придется по душе, и он однозначно будет в нем участвовать. В этом можно совершенно не сомневаться.
Баки искоса бросает взгляд на Стива, вспоминая о том, что тот выглядит довольно потрепанным. Разумеется, если на нем были ранения, то регенерация все уже исцелила.
— И я так понял, что Мстители тоже не знают об этом вылете? — удостоверяется он, и так уже понимая, что у Стива банально не было времени предупредить кого-либо.
Это если бы он желал это сделать.

+1

13

Баки спрашивает про речь так, словно сомневается. Стив бы улыбнулся, но он слишком устал и для улыбок, и вообще. Поэтому он только кивает со всей доступной ему серьезностью. Можно сказать и так. Стив всегда думал, что не силен в словах, а потом обнаружил, что многие, кто идут за ним, идут еще и потому, что он умеет находить такие слова, которые затрагивают что-то там у людей внутри. Сегодня, конечно, было не так. Ничьё нутро Стив не затрагивал. Просто спорить с ним никто не решился — может, потому что он Капитан Америка, а может, потому что больно вид у него усталый.
Стив не мешает Баки поднимать самолет в воздух, вместо этого прикидывает, будет ли у него шанс за время полета урвать хотя бы немного сна, или они сейчас начнут продумывать какой-то более адекватный план, чем «прилетаем и импровизируем». Усталость сказывается и здесь: в любое другое время без четко продуманного плана действий он бы в жизни с места не сдвинулся. Но сейчас нет ни особого времени на продумывание, ни моральных сил, если честно. Наверняка это им еще аукнется.
Баки вот в восторге от плана. Так и говорит. Стив фыркает и смотрит на друга краем глаза. Еще бы тот был не в восторге. Всё как в старые добрые времена. Очень старые.
— Высадимся в любом удобном месте и направимся ближе к жилой части, постараемся отыскать Земо, не попасться кому-то, кто захочет померяться силами, и — да. Постараемся схватить. В конце концов, он выглядит как Джессика, это должно было произвести у них там некоторый фурор. Можно попытаться послушать, что там говорят местные между собой. Наверняка что-то всплывёт.
Стив не представляет, как и что будет: Багалия — достаточно непредсказуемое место, и иногда ему кажется, что даже те, кто там живет, не знают, чем для них закончится сегодняшний день. Что уж говорить о нем самом — откровенном чужаке на этом празднике жизни. Баки тоже не особо вписывается. Хотя с его рвением найти Земо, возможно, у них действительно что-то получится. Стив думает об этом буквально несколько мгновений, прежде чем отмереть и покачать головой:
— Я скажу им потом. Сейчас все равно все расползлись лечиться и приходить в себя. А Тони и Т’Чалла всё равно никуда не поехали бы, нет никакой особой разницы, узнают они об этом сейчас или позже.
Еще любой из них мог бы сказать Стиву, чтобы он угомонился, пошел домой, перевел дух и занялся этим со свежими силами и, что важнее, свежей головой. Мог бы. Но если не сказать им, что он отправляется обратно, они не смогут сказать ему всё, что по этому поводу думают. Очень удобно. Стив кидает взгляд на Баки. Из всех людей он, пожалуй, чуть ли не единственный, кто согласился бы на эту авантюру вот так. За долю секунды, без раздумий, без увещеваний, просто потому что может. И потому что Земо.
— Я вздремну, скажи мне, когда будем подлетать, ладно? — просит Стив и, не дожидаясь ответа, устраивается удобнее, складывает руки на груди. — Не хочу, чтобы моя усталость привела к проблемам.
На то, чтобы отключиться — по старой, еще армейской привычке — у него уходит каких-то пять минут. Что-что, а умение спать в любой позе в любом месте в любое время и просыпаться чётко тогда, когда скажут, ничем не вытравить.

+1

14

Это “скажу им потом” заставляет Баки вздернуть правую бровь и пристально посмотреть на Стива, но он ничего не говорит.
Ему не на что жаловаться. План приходится ему по душе. Он получил возможность схватить Земо и отомстить за все. Сейчас — прямо в этот момент — они летят воплощать данный план в реальность, и это все по-настоящему.
Мстители все испортили бы. Заставили бы Стива отправиться спать, а то и вовсе постарались бы вколоть слоновью дозу успокоительного, чтобы вынудить того провалиться в сладкий сон и позабыть о Земо на ближайшие сутки.
В иной любой ситуации сам Баки твердил бы попугаем, что Роджерсу пора спать, но конкретно в этой все обстоит иначе.
Земо — это Земо, а Багалия — это место, от посещения которого отказываться нельзя ни в коем случае. Возможно, он бы отказался, если бы там не было Земо. Хотя там все равно может быть много агентов Гидры.
Баки только положительно хмыкает, когда Стив решает отрубиться на время полета, а сам задумывается о том, что произойдет совсем скоро.
Бессмысленно продумывать четкий план, расставлять все по местам, определять, кто и чем займется, в какую сторону они пойдут. В Багалии все, что может пойти не так, пойдет именно не так. Все обернется против них.
А может и в их пользу наоборот, но это уже из области фантастики — в сказки Баки уже давно не верит. И не поверит, если те не начнут разворачиваться прямо перед ним.
Поэтому весь оставшийся полет он размышляет о последних событиях, всколыхнувшими мировую общественность более или менее.
Спустя время, которое Баки провел, включив автопилот и отключив все, что могло бы выдать их приближение, но при этом неустанно наблюдая за тем, чтобы самолет шел по нужному маршруту, срабатывает сигнал, что они почти на месте.
Силуэт острова возникает на горизонте, незаметный для радаров, и он берет управление под свое полное управление.
Баки почти радостен. Правда, по лицу его сложно понять — вместо довольной улыбки он крепко сжимает губы, готовясь к горячей встрече, но, вроде, их никто пока не засек. Одно можно сказать про Щ.И.Т. — дело там свое знают и самолеты хорошо маскируют.
Но это только сейчас. Как только они окажутся ближе, их могут засечь в любой момент. Злодеи отлично обороняют свое убежище, иначе бы долго не продержались.
— Подъём, — произносит громко и четко, взглянув на Стива. — Надеюсь, ты выспался. Мы на месте. Сейчас найдем место, где сесть, и за дело.
Если бы все оказалось так же просто и легко, как на словах. На словах кажется, что у них пока все гладко. Так и есть, но это лишь пока.
— Готовься. Наверняка они еще не отошли от твоего визита в гости. Если и не готовятся к повторной встрече, то все равно стараются усилить оборону.
Это веселит его, но одновременно и не нравится. Разумеется, они вдвоем являются сильными противниками, но не тогда, когда против них выходит целая армия любителей захватить мир и устроить разрушения. Если у них получится тихо пробраться к Земо, то стоит так и сделать, а не поднимать на уши весь проклятый остров.

+1

15

«Подъём» голосом Баки выдёргивает Стива из сна. Он просыпается мгновенно, словно Баки не заговорил с ним, а переключил в нём какой-то тумблер. Потирая усталые глаза, Стив садится ровнее, бросает взгляд сначала на радар самолета, затем прямо перед собой. Выспаться он, разумеется, не успел. После прошлого захода меньше, чем восемь полноценных часов сна, его силы не восстановят. Но придется работать с тем, что есть, — как, собственно, Стив делает это всегда.
Багалия выглядит угрожающе. В осознании того, что это остров, доверху напичканный людьми, которые в той или иной степени желают смерти героям в целом или ему лично, сложно найти успокоение. Однако если бы Стива трогали такие вещи, он бы давно нашел себе какое-то более мирное занятие. Он только кивает Баки: припарковать самолет надо как-то так, чтобы на нём потом можно было улететь. Застрять на Багалии навечно не вписывается в его планы и мало похоже на апогей мечтаний друга.
На всякий случай Стив готовится в любой момент принять штурвал или же просто суфлировать Баки со своего места, однако Багалия встречает их на удивление тихо. Никаких самонаводящихся ракет, облепляющих лобовое стекло отмороженных злодеев, тишь да гладь. Стив трижды смотрит на радар, но тот не засекает ничего из того, что можно воспринять как движущуюся в их сторону угрозу.
— Как тихо, — негромко говорит он.
Как слишком, слишком тихо.
— Либо нам зачем-то позволяют сесть, либо это самый потрясающе замаскированный самолет, который есть на вооружении ЩИТа.
Стив переглядывается с Баки, но даже когда самолет совершает относительно мягкую посадку в лесной чаще, к ним по-прежнему никто не выходит. Стив запоздало думает, что если они планируют прокрадываться по Багалии в поисках Земо, то ему стоило бы чем-то прикрыть свой откровенно незлодейский костюм Капитана Америки. Вот, вот поэтому в усталом виде никто никогда на миссии не летает! Однако заниматься самобичеванием поздно: они уже здесь.
Стив быстро обыскивает самолет и находит одно большое ничего. Тогда он просто крепит щит на спине, оставляет шлем на своем сиденье и ступает на землю Багалии. Всякая усталость спадает с него мгновенно, как это часто бывает в боевой ситуации. Этот остров — весь целиком одна сплошная боевая ситуация. Какое-то время Стив просто стоит, прислушиваясь к происходящему вокруг. Кажется, ничего. Тогда он оборачивается и коротко машет рукой Баки.

*дайсы сказали мне, что нас засекли, но пока решили повременить с знакомством, так что можем иметь это в виду

Отредактировано Captain America (30.03.2021 23:07)

+1

16

Ему категорически не нравится тишина. Абсолютно. Некоторое время Баки считает, что ему мерещится, но на такие серьезные проблемы с головой, по крайней мере, последнее время жаловаться ему не приходилось.
А это значит то, что их действительно никто не встречает. На мгновение Барнс испытывает укол легкого разочарования.
Он ожидал горячий прием, но тут же одергивает себя, напоминая, что взрывы, стрельбу и прочие радости жизни бойца он еще здесь получит в достаточном количестве. Это же Багалия, в конце-то концов. И он косится на Стива, вспоминая о том, что тот битв точно не ждет — не после того тяжелейшего испытания, которое довелось ему сегодня пережить.
А от этого не скрыться. Баки предчувствует недоброе в этом спокойствии. Оно походит на затишье перед бурей.
— Ставлю на то, что нам позволили сесть.
Он усмехается, выходит из самолета вслед за Стивом и настороженно осматривается, ожидая вражеской засады.
— Не нравится мне это.
Но это будет определенно весело. По крайней мере, он получит возможность огреть кого-нибудь стальным кулаком по голове по заслугам. И при этом он будет прав. Чем не счастье? Когда еще такое раздолье будет?
Баки останавливается и вытаскивает свое оружие — два пистолета. Проверяет их и один обратно прячет под куртку, а второй держит в руке наготове.
После включает защитный режим самолета и маскирует его, чтобы не угнали или не взорвали за время их отсутствия. Надо сказать, ЩИТ умеет в подобные технологии. Но эта уловка долго не сможет работать. И если злодеи возжелают уничтожить средство передвижения, то упрямости у них хватит, чтобы достигнуть данной цели.
И это не особенно радует.
Разумеется, можно угнать самолет уже у местных ребят, но вряд ли это получится, отбиваясь одновременно от них самих.
— Вот теперь можно идти, — он едва не добавляет “бить морды”, но затыкается и оглядывается, гадая, в какую сторону.
Кровь кипит. Встретиться с Земо уже хочется, но он держит себя в руках, выглядит образцом умиротворения — невозмутимым и спокойным, и ждет, когда вперед зашагает Стив. И когда тот дает сигнал, он следует за ним.
Вокруг них действительно царит полная тишина. Он мог бы сказать, что они попали на необитаемый остров, если бы не знал, что это за место.
— Веди, — проговаривает он, перестав прислушиваться к окружающему миру. — Уверен, они ждут нас. Не будем заставлять их страдать в ожидании. Проберемся к Земо и назад, пока они не поняли ничего.
Шансов на то, что они ничего не успеют понять, мало, но даже самые смелые и яркие надежды погибают последними.

+1

17

— Кстати, про «проберёмся», — Стив идет вперед так, словно этот клятый остров — его дом родной. — Если мы явимся туда так, как есть, то уже через пару минут соберем полную коллекцию злодеев себе на хвост помимо тех, которые, возможно, нас уже заметили. Камеры же. А до башни Земо далековато будет. Так что придется что-то придумать. В самолете я ничего не нашел, чтобы надеть поверх униформы, да и оставаться без щита не хочу.
До Багалия Сити еще нужно добраться, а карабкаться вниз в ущелье, даже если не с самого верха, — то еще развлечение. Однако или так, или никак: спускаться туда прямо на самолете — определенно не вариант, при котором у них получилось бы остаться незамеченными, поэтому как только они достигают места, из которого можно начинать путь вниз, Стив без лишних раздумий лезет вниз. Они сели далековато, но недостаточно, чтобы провести за увлекательным перерывом на скалолазание всю ночь.
Можно было бы предложить другу притвориться вновь перешедшим не на ту сторону вечного конфликта, но Стив не любит притворство. Ему кажется, это так просто раскусить, что не стоит даже пытаться. Да и предлагать что-то такое Баки для него — уже чересчур. Слишком ценно то, что он смог выбраться из всего этого, чтобы теперь изображать, как будто — не смог. Хотя, безусловно, со стратегической точки зрения это могло бы помочь. Стив лишь утирает лоб тыльной стороной ладони, осматривается по сторонам — по-прежнему пусто — и лезет дальше.
Огни города в отдалении завораживают. Чем ближе они становятся, тем больше Стив думает о том, кто же все-таки их засек. Или кто же все-таки их упустил. Непохоже, чтобы у границ города собрался встречающий их кортеж. Или вообще хоть кто-нибудь. Это напрягает даже больше, чем если бы они ввязались в драку сразу по приезду, и Стив оглядывается на Баки.
— Скоро начнутся камеры.

+1

18

Баки ничего не говорит на то, что их скоро засекут. Этот вопрос его самого заставляет задумываться и хмурить лоб вот уже добрых пять минут. Но Стив прав — они не смогут пробраться к Земо втихую, и еще одно, что его беспокоит, так это четкое осознание того, что их засекли.
Их ждут. И он чувствует то, как они идут прямо в широко раскрытую пасть зверя, который притаился и ждет лакомой пищи.
Наконец, они подбираются достаточно близко, чтобы Баки смог рассмотреть, что их поджидает на пути. Выглядит все далеко не радужно.
Получить бы доступ ко всем этим камерам… Сколько бы компромата они получили против Багалии? Это заставляет задуматься…
— У меня идеи одна хуже другой, — произносит он, спокойно обдумывая все свои мысли. — Могу притвориться одним из них и “притащить” тебя в качестве пленного. А можно пойти напролом, отключая камеры на ходу. Если что, я не промахиваюсь, но нужно знать, где эти камеры находятся, а это может занять прилично времени.
Баки морщится. Что первая идея, что вторая, все равно — обе ему не по нраву. С другой стороны — это цена того, что они полезли сюда, не имея никакого плана.
А план “пробраться к Земо, схватить и притащить на справедливый суд” только звучит на словах хорошо, а на деле все не настолько радужно.
Но он это осознавал с самого начала. Он был готов, и он находится здесь по этой причине. Он не боится, и ничто не заставит повернуть его назад. Только если Стив скажет, что все плохо, что они здесь погибнут, что надо возвращаться. Тогда да, вероятно, он задумается, а пока… он не верит в то, что кучке злодеев, пусть эта кучка и огромна, удастся их завалить.
— Есть другие идеи? — спрашивает с надеждой на то, что у Стива есть план получше и посерьезнее. — Не то мы пойдем открыто. Прорвемся. Где наша не пропадала, в конце концов.

+1

19

Стив успел забыть, как легко Баки читает его мысли — в привычном обычным людям, метафорическом смысле. Когда тот предлагает сыграть в игру с пленником, он морщится, но друг вряд ли увидит: оба они сосредоточены на увлекательном скалолазании. Второе предложение звучит так же плохо, как и первое, но в совсем другом смысле. Стоит им начать отключать камеры, как вся Багалия узнает, что они здесь — не они лично, конечно, но кто-то, кто хочет пробраться внутрь города незамеченным. Сомнительный способ остаться в тайне.
Но делать нечего. Никто из них не догадался взять с собой какой-нибудь плащ-невидимку. Стив вздыхает, спрыгивая на выступ в скале, с которого вниз ведет вполне покатый спуск, по которому можно прогуляться и пешком. Качает головой:
— Если бы у нас было время составить план — нашлись бы, но времени у нас нет. Будем отключать камеры по ходу. Какие-то мы все равно успели сломать в свой прошлый заход. Я подскажу, какие запомнил. Если доберемся хотя бы дотуда, — он указывает рукой на ближайшие высокие здания, — то дальше должно быть проще затеряться. Главное найти транспорт. Если будем в машине, то никто не будет разглядывать наши лица.
А пока что Стив делает то единственное, что может: вытирает грязные руки о свои волосы, пачкая их и превращая в более темный и сложно определимый оттенок блонда. Не самая потрясающая маскировка, с щитом-то на спине, но на первое время сойдет. В городе наверняка удастся ухватить какую-нибудь куртку и кепку или еще что-то, что поможет прикрыть его очевидно супергеройскую униформу. И лицо. И вообще.
— Первая камера, которую я помню, стоит вот там, — Стив переводит указующий перст ближе к ним и тропке, которая ведет с выступа вниз. — Ее мы отключили. Следующая через примерно двести метров, потом еще одна через двести, а дальше они просто на каждом шагу. Мы проламывались там, — он вновь указывает вдаль, ближе к Багалия Сити, — но если пойдем тем же путем, можем наткнуться на ремонтников. Хотя если пробраться по кромке, они могут не заметить.
Стив держит в уме то, что их скорее всего уже засекли, и то, как быстро засекший их покажет свое лицо — или лица своих подручных, — всего лишь вопрос времени. Однако включать это в план прямо сейчас нет никакого смысла. Слишком непредсказуемая величина.
— Если нас кто-то засек на подлете, до города мы так просто не дойдем.
Стив оглядывается на Баки и снимает щит со спины, закрепляя его на руке. Дальше он ожидает бой. Надо быть готовым ко всему.

+1

20

Продвигаться вперед по скалам Багалии — не самое интересное занятие. Баки все время кажется, что пока они лезут, кто-то сможет подобраться к ним сзади. Ему приходится постараться, чтобы вырубить всю свою паранойю до того момента, пока они не окажутся там, где до этого будет время и беспокоиться будет весомый смысл.
Баки молчит, когда слышит выбор, который делает Стив. Особенного выбора у них нет. Придется обходиться теми идеями, которые лежат на видном месте и сами лезут в голову. Но он радуется тому, что ему хотя бы не придется притворяться одним из “злодеев”, ведь проблемой является еще и то, что ему никто там не поверит.
У него есть сильное подозрение, что в Багалии ведут список тех, кто свой, а кто чужой, и что этот список постоянно обновляется, постоянно вычеркивая тех, кто погибает или же меняет сторону. Последнее, конечно, происходит не так часто, но в его случае… Он явно попал в черный список. Или хотя бы в список тех, кому доверять нельзя.
— Понял, — отвечает Барнс, глядя туда, куда указывает Стив. — Тогда идем этим путем. Постараемся пройти тихо, а если нет, то придется вырубить всех, кто окажется на пути, и рвануть вперед, пока подмога не прибежит.
Баки внимательно осматривает местность — все тихо, спокойно. Нездоровая тишина. Впрочем, это может ему казаться. Они ведь в Багалии. И здесь для них все ненормально, а если что-то покажется нормальным, то это будет означать умело расставленную западню.
Он не исключает того варианта, что им придется повернуть назад в определенный момент для того, чтобы не попасть в плен и банально выжить, но полон стремлений и надежд пробраться к Земо. Приволочь его назад — это будет настоящая победа. Столько проблем смогут решить.
Баки движется вперед, стараясь не задерживаться долго на одном месте и при этом прислушиваться ко всему вокруг. Он помнит про то, что их уже засекли, и про то, что за ними следят. Ему интересно, почему тревога еще не поднята, но он напоминает себе, что в этом городе все нечисты на руку, и кто-то банально может строить козни, ожидая то, что они сделают всю работу за него, или же ждет лучшего момента, чтобы натравить на них одну половину острова на потеху другой.
Они приближаются к тому месту, где должна была находиться первая камера, и Баки даже замечает ее или то, что он принимает за нее, но не останавливается и идет дальше, по пути приводя свою руку в боевой режим.
— Если за нами кто-то и следит, то он не особенно торопится с появлением, — произносит он негромко, когда они проходят вперед, постепенно приближаясь ко второй камере. — Лучше скажи, как думаешь: если я бахну электрическим разрядом, камеры отключатся разом?
Если бы нечто такое получилось, то они просто пробежались бы вперед, не тратя времени на них. Да, это привлечет внимание, но пока их будут искать, они сумеют уйти достаточно далеко.

+1

21

«Рвануть вперед» звучало бы гораздо лучше, если бы впереди их не ждала та самая подмога. Вся Багалия — одна сплошная подмога их врагам. Но Стив ничего не говорит: во-первых, Баки и сам наверняка это понимает, во-вторых, в боевых ситуациях лучше попусту не болтать. Тем более сейчас, когда все еще непонятно, следят ли за ними уже или еще нет, и что им за это будет.
Стив периодически оглядывается по сторонам, но скалы выглядят тихими, почти неопасными. Если не считать место, которое они окружают. Огни Багалии, наоборот, так и манят к себе — так, наверное, чувствуют себя посетители Лас Вегаса. Все вокруг сверкает и блестит, и, хотя внутри почти наверняка не ждет ничего хорошего, всё равно они идут туда. Хочется верить, что Земо все еще там.
Баки прав, и то, что к ним до сих пор никто не вышел, хотя их почти наверняка засекли, настораживает даже сильнее, чем если бы по ним уже стреляли. Вокруг тихо, но эта тишина не похожа на зловещую. Они проходят первую камеру, приближаются ко второй. Щит знакомо и оттого приятно утяжеляет руку. Стив останавливается чуть поодаль от камеры, там, где она еще не может их видеть, и секунду думает над ответом.
— Вряд ли камеры соединены между собой. Но они точно соединены с каким-то центром, где с них считывают информацию, а еще с электросетью, — негромко рассуждает он и кивает Баки: — Ты вряд ли вырубишь их все, но если заряд будет достаточно велик, чтобы перегрузить электрическую цепь и выбить предохранители, то на какое-то время какие-то камеры отключатся. Попробуй, — решает Стив.
В самом худшем случае Баки выключит всего одну камеру, в самом лучшем — положит несколько, а может, что поплавит пару проводов в процессе. Это было бы очень кстати. Остается надеяться, что местные предохранители и автовыключатели не рассчитаны на заряды вроде того, который может выдать рука Баки. Стив перехватывает щит удобнее и кивает Баки в сторону камеры, а сам пристально оглядывается по сторонам. Пока чисто.

Отредактировано Captain America (14.07.2021 13:07)

+1

22

Баки попробовать вырубить все камеры разом не успевает. Он вскидывает бионическую руку, настраивает ее и… вдали раздается одиночный выстрел и следом за ним характерный свист — свинцовая пуля пролетает совсем рядом с ним и врезается в землю где-то в стороне. Он замирает на мгновение, осознавая, что это и есть тот, кто за ними следил с самого начала, но сразу соответствующе реагирует.
— Снайпер.
Барнс переходит с быстрого шага на бег. Оглядывается на Стива, хотя при этом осознает, что ему одного слова будет достаточно, чтобы понимать — на одном месте останавливаться им нельзя. И лучше бы им как можно скорее добраться до самого города. На открытой местности они легкая мишень.
— Нужно уйти отсюда, — процеживает недовольно.
Из его бионической руки вырывается электрический разряд в направлении камеры наблюдения, вырубая ее.
Он перезаряжает пистолет, готовясь уже с его помощью избавляться от камер — так быстрее и намного проще. Пожалуй, беспокоиться о том, что выстрелы могут привлечь к ним внимание, уже откровенно бессмысленно. Об их прибытии с самого начала знали. И этот снайпер даже успел выбрать себе позицию для ведения стрельбы.
Еще одна камера уничтожена метким выстрелом.
Баки озирается, ожидая новой попытки его подстрелить, но этого не происходит, и он даже догадывается, почему. Перезарядка или же смена позиции. Или стрелок просто занят тем, что ругает себя за промах. Так промахнуться еще нужно уметь, если учесть то, что он был готов к их появлению заранее, а вот они к нему нет.
— Я бы так не промахнулся, — ворчит он, продолжая продвигаться вперед, но дальше молчит, сосредоточившись на миссии.
Теперь их основная задача — добраться до города, а там можно, как и надеялся Стив, найти машину и скрыться с глаз. И, пока их будут искать, попытаться найти логово Земо. Все этой встрече будут крайне рады, но Баки одергивает себя, заставляя не праздновать победу раньше времени. Им бы дойти живыми до города, и пока у них это неплохо получается.
Стрелок не дает о себе знать. Никаких боевых отрядов на дороге их не поджидает. Если бы таковые были, то они уже давно атаковали бы их, ведь отличный момент для этого как раз настал.

+1

23

Стив ожидал какого-то подвоха, но почему-то этим подвохом в его воображении не был снайперский выстрел. Баки не хватает всего каких-то мгновений, чтобы вывести камеры из строя. Стив наблюдает, как друг вскидывает свою знаменитую железную руку — и мгновенно вскидывает щит, как только невидимая пуля врезается в землю где-то неподалеку. Что ж, логично. Если бы он был таинственным наблюдателем, он бы тоже не дал двум героям вывести из строя технику для наблюдения за их перемещениями по периметру Багалии.
Вокруг все так же тихо: кем бы ни был снайпер, он не торопится стрелять вновь или еще как-то указывать на свое местоположение. Можно было бы прикинуть, откуда стреляли, если бы в ночной темноте удалось разглядеть след от пули в земле — но это фантастика даже для суперсолдата. Поэтому Стив только следует за Баки, не забывая внимательно всматриваться и вслушиваться в происходящее вокруг. Включая ворчание друга.
— Всего один снайпер?
Багалия уже так близко, что практически рукой подать, и это заставляет Стива притормозить и внимательнее оглядеться по сторонам. Никого. Впереди дорога уже петляет меж первых домов, наверняка в улочках прячутся любопытные тени, но никто не спешит выходить навстречу с предложениями хлеба-соли и прочих суперзлодейских увеселений.
Давно Стиву не было так не по себе от того, что миссия идет хорошо.
— Либо Земо должен быть в курсе, что мы идем, — полувопросительно говорит Стив, кидая взгляд на Баки. — Но он должен знать, что этого мало. Либо это кто-то из твоих или моих личных друзей.
Несложно представить себе одинокого снайпера с какой-то собственной мотивацией хотеть заполучить себе труп Зимнего Солдата или его собственный. Вряд ли у Баки много друзей здесь. Точно не больше, чем у Стива. А уж сколько местных жителей отдадут душу за возможность отправить его к праотцам — не сосчитать.
Как только невнятная горная тропинка переходит в дорогу, а дорога — в улицу, Стив прижимается к стене первого же дома и держится в тени, осматривая каждый подозрительный силуэт, каждую дверь, каждое окно. Никого. Основная ночная тусовка, очевидно, происходит где-то ближе к центру, а не здесь, среди складов и прочих утилитарных зданий. Там же, вглубь города, улицы начинают оживать неоновыми вывесками — и местными жителями. Не стоит идти туда пешком.

Отредактировано Captain America (16.07.2021 22:10)

+1

24

Баки подозрительно осматривается вокруг. Царит невероятное спокойствие и тишина, и не сказать, что буквально несколько минут назад мимо него пролетела снайперская пуля, выпущенная неизвестным стрелком с кривыми руками. Он усмехается, когда слышит недоверчивый вопрос Стива, и понимает его — то, что их поджидал всего один снайпер, кажется странным, нелогичным и крайне глупым.
Если их засекли еще на подлете, то направить ловить их должны были отправить, по крайней мере, пару боевых отрядов.
Они добираются до окраины города. Склады, здания. И никакого спецназа, никаких вражеских агентов, никаких выстрелов. Тишина. Миссия проходит очень гладко. Джеймс не понимает, как он сам к этому относится. Он ожидал всего, но только не этого. У него не проходит стойкое ощущение того, что их ведут в западню, прямиком в расставленный капкан, и он не намерен списывать это предчувствие на паранойю.
Если паранойя у него включилась, значит тому есть причина. Баки смотрит на Стива, пригнувшись и оглядываясь назад, проверяя то, не крадется ли кто вслед за ними.
— Какова вероятность того, что этот снайпер один единственный нас заметил и пошел выслеживать нас в одиночку? — риторический вопрос, на который даже не требуется ответ. — Кто-то ведет свою игру. Слишком уж все хорошо.
Баки ловит себя на мысли, что если его подозрения правдивы, то, как и сказал Стив, это либо Земо собственной персоной, либо кто-то из их врагов. У них у обоих их предостаточно. Целый этот остров кишмя кишит ими. Ни одного из них двоих здесь не любят и желают им всяческих неприятностей. И потому он не верит в то, что за ними охоту вел лишь один стрелок.
— У нас много врагов, — он морщится. — Это может быть кто угодно.
Эта мысль ему категорически не нравится, но как будто у них есть выбор. Они должны двигаться дальше. Поблизости нет никаких машин. Барнс поднимается и двигается дальше, стараясь держаться в тенях.
Пройдя несколько метров вперед и заглянув за угол, он замечает транспорт. И вокруг все так же тихо. Им сегодня слишком везет. Это все меньше и меньше нравится ему. Баки поджимает губы, бросив взгляд на Стива и качнув головой в сторону автомобиля.
— Все чисто, — он не скрывает недоверия в своем голосе. — И машину мы тоже нашли.
Осталось в нее сесть и поехать вперед. Так хоть спокойнее будет. За тонированными окнами их никто не узнает, а следовательно больше шансов на то, что они без особых проблем доберутся до своей цели.

+1

25

Баки приходит к тому же выводу: что-то тут нечисто, но как понять, что именно? Стив вдруг думает, что зря они оставили свой единственный транспорт отсюда без присмотра. С другой стороны, ни один из них не согласился бы остаться сторожить самолет, пока другой сунулся бы сюда в одиночку. В этом есть даже что-то утешающее: если они попадут в передрягу, то вместе, и в этом так много ностальгии, что становится почти тепло от одной мысли. Может пройти сколько угодно лет, случиться сколько угодно катастроф и катаклизмов, люди могут приходить и уходить из его жизни, но есть вечные вещи, и к счастью, дружба с Баки — одна из них.
Стив согласно кивает. Боссом стрелка или самим этим вражеским стрелком действительно может быть кто угодно. Примечательно, пожалуй, лишь то, что этот человек использовал обычное оружие, а не какую-нибудь суперспособность или хитроумный девайс. Это как-то даже старомодно. А также не очень эффективно, если не застать их врасплох — и этот момент уже упущен.
Они крадутся вдоль улицы. И крадутся. И крадутся. И ничего не происходит.
Не то чтобы Стив — завсегдатай Багалии, но ему всегда казалось, что тут будет больше народу. Какие-то уличные камеры он замечает, но непохоже, что эти камеры замечают их. Или у багалийцев там вахтер уснул. Возможно, что и нарочно. Выглянув из-за угла и проследив за направлением кивка друга, Стив долго разглядывает машину. Обычная машина. Пафосная, но при этом какая-то по-дворовому дурная, как будто спойлер ей к багажнику прикручивали в соседней подворотне.
— Попробуем вскрыть? — предлагает Стив.
У Баки лицо такое, будто он уже все на свете проклял из-за их сегодняшней удачи, но было бы глупо сворачивать теперь. Если это действительно какая-то западня, то для того, чтобы узнать, кто за ней скрывается, необходимо зайти в нее и дать ловушке захлопнуться. Если же это просто их общий приступ героической паранойи, то тем лучше: они приедут на машине прямо к башне Земо и поговорят с ним по душам.
Оказавшись у машины, Стив предоставляет Баки заниматься ее вскрытием, а сам тем временем внимательно осматривает ее со всех сторон, проверяет крышку топливного бака, заглядывает под нее, разглядывает соседние дома. Большинство окон закрыто шторами или жалюзи, но есть одно повыше, которое не закрыто ничем. Внутри темно, и кажется, что там никого нет.
— Всё чисто, хотя я готов поклясться, что из окна на пять часов за нами кто-то смотрит. Так что чем быстрее сядем и поедем, тем лучше.
Запихнуться в машину вместе со щитом — то еще приключение, но Стив регулирует сиденье и захлопывает за собой дверцу.
Проблема в том, что дверца тут же закрывается на замок.
А машина куда-то едет.
Сама.

+1

26

Барнс чувствовал бы себя намного спокойнее, если бы они сейчас прорывались сквозь вражеские орды. Видеть врага и разбираться с ним во много раз легче, чем идти по чистой и пустой дороге, не зная, кто все это устраивает. Земо? Или кто-то из других врагов? У Стива их длинный список. У него самого не короче. И нет никакого смысла гадать о том, кто это может быть — это все равно, что искать иголку в стоге сена без металлоискателя.
Он быстро вскрывает машину и садится в нее, ожидая любого подвоха, а тот не заставляет себя долго ждать — замки защелкиваются, двигатель заводится, машина сама едет вперед. Баки только поджимает недовольно губы, не произнося ни слова. Что тут еще сказать-то? Они едут на встречу с тем, кто все это организовал.
Мысленно он перебирает всех, кому успел насолить, и сталкивается с весомой проблемой — жизнь испортить он многим успел, а вот имена и, тем более, лица запомнить не удосужился. Жизнь была долгая, и врагов он нажил себе в достаточном количестве. Он даже уверен в том, что добрая часть из тех, кто остался в живых, находится именно здесь — на этом острове.
И врагов у Стива здесь тоже много.
Крайне сложная задача. Наверное, Стив о том же подумал, раз решил сесть в машину, которая даже издали выглядела как капкан для добычи. Узнать, кто вставляет палки в колеса, можно только начав играть по чужим правилам — например, сесть в авто и посмотреть, куда оно их отвезет.
— Нас тепло встречают, — говорит Баки, когда транспорт, проехав пару миль, начинает тормозить прямо перед отрядом бойцов.
Вооружены хорошо — огнестрельное, дубинки…
Двери машины щелкают, давая им понять, что они свободны. Барнс прищуривается, вытаскивая оружие и посмотрев на своего друга. Хорошо вступать в бой с тем, на кого можно положиться так же, как самому себе. Можно ни капли не сомневаться в том, что противники обречены на провал. С этой мыслью он уверенно выходит из машины, приводя свою руку в боевую готовность.
На них не сразу нападают. Только вскидывают оружие, показывая, что с ними шутки будут плохи. А он медленно приближается, внимательно их рассматривая.
— Нам приказано отвести вас к боссу, — заговаривает лидер отряда, делая шаг вперед. — Давайте без глупостей, и может бы…
Баки прерывает его речь на этом моменте, со всей силы ударив его бионической рукой и откинув его в толпу его бойцов. Следом туда же делает два прицельных выстрела, заставив тех броситься врассыпную, чтобы не попасть под пули. Никто из них не успевает толком среагировать, как он кидается на них, сильными ударами выводя из строя одного за другим.

+1

27

Сидя на переднем сиденье машины, с трудом умещаясь тут вместе с щитом, Стив чувствует себя как-то нелепо. Наверное, он бы чувствовал себя так же, если бы ехал с щитом в метро в час пик. Ну не ездят супергерои с щитами на пафосных, но все же тесноватых машинах. Его и деть-то тут особо некуда, приходится держать на коленях. Стив смотрит в окно на пролетающие мимо улицы Багалии. Куда бы они ни ехали, народу тут становится уже побольше, но никому нет дела до одиноко едущей машины.
Со временем она сворачивает с оживленной трассы куда-то вглубь одного из кварталов, а вскоре и вовсе останавливается. Стиву за щитом не видно, но судя по словами Баки, их пункт Б — отнюдь не Земо, перевязанный бантиком, а чья-то группа поддержки с огнестрелом наперевес. Но сразу не стреляют — дверцы машины открываются, словно приглашая их выйти и показаться встречающим во всей красе. Стив переглядывается с Баки, молча и едва заметно кивает: сдаваться они никому не будут.
Выйдя из машины, Стив удобнее перехватывает щит и медленно приближается к вооруженному отряду. Чего точно никогда не стоит делать — так это провоцировать людей без хорошего плана в уме. Особого плана у них пока нет, а для того, чтобы он появился, надо сначала выяснить, кто вообще выслал им навстречу таких дружелюбных людей. На приспешников Земо они непохожи.
Ну, разве что в одном: когда завязывается драка, Стив выводит из строя одного за другим без особых проблем. Баки рядом занимается тем же самым. Некоторые из бойцов прячутся и предпочитают стрелять издали, но это помогает им только до тех пор, пока остаются те, кто занимает Стива в рукопашном бою. Как только они заканчиваются, он без раздумий метает щит, по привычке на ходу высчитывая траекторию. Вибраниум едва слышно позвякивает, отталкиваясь от очередного препятствия, выбивая очередной пистолет из очередных рук, пока не возвращается к Стиву, словно какой-то замысловатый бумеранг. Расставаться с щитом надолго он никогда не планировал, и всё просчитано.
Когда становится ясно, что счёт не в их пользу, оставшиеся бойцы пытаются сбежать, чтобы перегруппироваться, но одного из них Стиву удается поймать и пригвоздить к стене, зажав щитом и навалившись всем весом. Еще немного — и грудная клетка незнакомца треснет, и Стив очень аккуратно рассчитывает силу, чтобы этого не произошло. Не раньше, чем они узнают, кто стоит за этим.
— Твой босс — кто он? Земо? — требует Стив.

+1

28

Вооруженный боевой отряд быстро заканчивается. Баки поджимает губы, глядя вслед убегающим, а затем на тех, кто без сознания лежит на земле. Быть может, он погорячился. Быть может, следовало оставить кого-то и допросить…
А, нет, все в порядке — Стив успевает схватить одного и придавить к стене.
Джеймс подходит ближе, убирая свой пистолет обратно. Ему интересно, что скажет захваченный в плен боец, и скажет ли хоть что-то вообще.
Плохие парни не отличаются особой верностью и преданностью. Если надавить на кого-то правильно, то они обычно всегда заговаривают. Если, конечно, их боссом не является кто-то крупный и опасный — такой, кого сдавать было бы себе дороже. Но тут ситуация осложняется еще и тем, что они в Багалии. Баки сомневается, что здесь хорошо относятся к тем, кто раскрыл рот и начал трещать без умолку, сдавая всех.
Но этот испугался. Его страх отчетливо проступает на его лице, когда он смотрит на самого Капитана Америку, который выглядит не особенно добро. Боец хрипит и неразборчиво произносит что-то, из-за чего Баки приходится напрячь свой слух, чтобы разобрать, что тот говорит. Он в непонятках смотрит на Стива, не узнавая названного имени.
— Что еще за Джефф Прайс? — фамилия ему кажется знакомой, но он не может припомнить, откуда ее знает.
— Наемник в прошлом, — боец еле продолжает. — Наркотики, девки — его тема. Он работает на Земо. Хочет перед ним выслужиться и подняться выше.
— И что — его не Земо послал?
Отрицательное и паническое качание головой. А Баки складывает руки на своей груди и выразительно смотрит на Стива. Картина вырисовывается интересная. Не та, на которую он рассчитывал, но все более или менее проясняется.
— Они предполагали, что ты можешь вернуться и попробуешь снова. И ждали шанса, чтобы поймать нас и отличиться перед Земо.
Барнс хмурится, прищурившись. В голове все так же вертится эта неизвестная фамилия. Прайс… Он качает головой — вот она, старость, когда сложно что-то вспомнить, но, справедливости ради, сколько Прайсов существует на свете? Их не сосчитать. Хотя… кажется, он помнит одного — того, чью деятельность в США он как-то пресекал на корню, когда еще был Капитаном. Тот, как и все классические плохиши, убегая от его кулаков, пообещал ему, что он еще о нем вспомнит. Не он ли? Нет, бред какой-то.
Он вздыхает.
Ситуация становится еще страннее, но их цель все равно не изменилась.
— Как нам добраться до Земо?

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Прошлое » [23.08.2016] Не понравится — сойдем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно