Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [13.09.16] Fire walk with me


[13.09.16] Fire walk with me

Сообщений 31 страница 57 из 57

1

этот тост мы поднимаем за Капитана Америку
каким мир его знал

https://i.postimg.cc/d3ktgp5N/zemocapnewep.jpg

Китай, провинция Цзянсу,
вечер 13 сентября и далее

Baron Zemo, Kobik [NPC],
God of Lies, Captain America


Одно роднит суперзлодеев и супергероев: тайная мечта склонить заклятого врага на свою сторону. А если он в процессе немного поедет кукушечкой на почве военных флэшбеков — так это даже хорошо.

[icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon][status]falling out[/status]

Отредактировано Captain America (06.08.2020 00:59)

+2

31

— Мне прострелили бок, и я оказался, — Стив медленно оглядывается вокруг, — в каком-то медпункте на какой-то временной базе, может, какое-то заброшенное или малоиспользуемое здание на окраине города или что-то такое. И к моменту, когда я выйду отсюда, вас здесь уже не будет, поэтому вы считаете, что я должен молчать о случившемся. А случилось то, что вы убили человека, которого называете вражеским агентом, а также залезли в конфиденциальные документы призывного пункта, о чем я очень вежливо вас не спрашивал до сих пор, хотя вообще-то это крайне подозрительная активность.
Стив улыбается уголками губ, как бы намекая, что его хилая мускулатура никак не отражает его ум или наблюдательность. Или что совет никуда не ходить после того, как его отсюда выпроводят, пролетел мимо него, потому что простыми советами человека с очень острым чувством гражданского долга не унять.
— Меня сложно пронять. Вы несколько уменьшили мои шансы на попадание на фронт, по крайней мере, пока не заживет ранение, но и только. Я уже так решил. Если бы меня было просто отговорить от этого решения, я бы сдался еще на второй или третьей попытке призваться. Сегодня была тридцать восьмая. Заживет бок — пойду опять пытаться.
[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/cHM8QZhc/young-Steve.jpg[/icon]

+1

32

Мужчина внимательно наблюдал за реакциями на свои вопросы и столь же внимательно слушал ответы. На редкость подробные, потому в уме неласковые определения чужой излишней смелости всё же устаканились на более вежливом "наивном юнце" под конец монолога оного. Что до самого Ленсера, то по его лицу становилось ясно, что ждал он чего угодно, но только не подробного отчета, столь же прямого и безапелляционного, как брошенный уверенной рукой топор мясника.
Тридцать восемь попыток.
Тридцать восемь. Ему настолько надоело жить простым гражданином?
И зачем такое рвалось в солдаты, удел которых — подчиняться приказам начальства? Жить по понятиям выглядело куда более справедливым вариантом. Правила имелись, но ты во многом не был полностью лишен права голоса.
— Молодец, — Чарльз обреченно вздохнул, начиная осознавать свою судьбу. Кажется, если не в меру твердолобый мальчонка решит воспользоваться случаем и попробует разговорить всех встречных информации ради, пока сидит здесь, или вовсе попытается слинять, когда полегчает, им будет весело. — Но всё-таки ты кое-что упустил.
Мужчина отвернулся, пошарился взглядом по помещению, но в итоге жестом показал подождать и вышел. Минут через пять он вернулся с увесистой папкой, которую протянул Роджерсу. На ней от руки было небрежно написано имя убитого в призывном пункте человека.
— Он настоящий, если что, — следом за папкой протянули и служебный жетон, который показывали ранее. — Дал комиссар, чтобы нам его же люди в случае чего не мешали. Всё еще не веришь? Просто во всём этом ты упустил один момент. Ты уже вляпался во вполне военную стычку, парень. Не все битвы происходят на фронте и не все требуют стрельбы. Их, таких незаметных крыс, и в городе достаточно.
Папочка оказалась сборником весёлых фотографий всё того же госслужащего в компании людей весьма сомнительных наклонностей, а где-то — и репутации. Многие из них не являлись местными — как канцеляристами, так и военными. Камера, которую использовали подпольные борцы с недобросовестными рекрутерами, была чёрно-белая — цветную роскошь то ли позволить себе не смогли, то ли не сочли нужным, но качество и этих снимков позволяло рассмотреть некоторые детали. Кое-какая информация на самого человека, кое-какие другие бумаги, относящиеся к нему тем или иным образом. Для знающих все имена и детали, наверное, и впрямь могло сойти за весомый компромат.
— Мы просто отбирали помеченные досье призывников, которых отсылали не в лагеря нашей армии, а в другое место. Увы — фактически отдавали врагу на опыты. Вдруг да получится еще хоть кого перехватить.
[nick]Hydra[/nick][status]Only Trurh[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/487/859887.jpg[/icon][info]Vision


Возраст: вечен;
Сторона: Зло;
Сверхсилы: неискоренимость.[/info]

Отредактировано Baron Zemo (25.03.2021 01:29)

+1

33

В ответ на неожиданную похвалу Стив невольно улыбается. Ему достаточно редко говорят о том, что он молодец, особенно люди вроде Чарльза. Он пока так и не определился, как точно относится к своему спасителю. С одной стороны, зачем им тогда было стрелять в него, если не чтобы убить и тем самым скрыть свое преступление — ну или хотя бы свои личности? С другой стороны, зачем им было спасать его и тащить на свою базу, если они действительно преступники? Разобраться в этом так сходу слишком сложно, поэтому Стив делает то единственное, что пока что кажется ему наиболее разумным решением: плывёт по течению. Мало ли, куда его в конце концов вынесет.
Стоит Чарльзу выйти за дверь, как Стив выпускает из рук спасительную швабру, аккуратно прислоняя ее к краю кровати, и еще раз внимательно осматривает помещение, прислушивается к происходящему в коридоре. Использовать эту паузу, чтобы бежать до настоящего госпиталя? Стив даже приблизительно не представляет, где находится, в какой части города, как далеко отсюда до ближайшего полицейского участка или больницы. Он даже не представляет, как выбраться из самого здания, если не через окно, что в его случае будет абсолютно идиотским решением поставленной задачи. Против того, чтобы сдохнуть на фронте, Стив ничего не имеет, но сдохнуть в заброшенном — или не очень — здании в Нью-Йорке? Увольте.
Когда Чарльз возвращается, Стив все так же смирно сидит на койке. Папку он принимает в руки с трепетом и нескрываемым любопытством. В ней оказывается полное досье на убитого, даже с фотографиями каких-то встреч. Стив рассматривает и жетон, и фотографии, и вырезки из разных документов внимательно, но искать подвохи в документах и тем более фотографиях его никогда не учили. Всё это выглядит страшно. Верить не хочется, но приходится.
— Опыты?
[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/cHM8QZhc/young-Steve.jpg[/icon]

Отредактировано Captain America (25.03.2021 18:17)

+1

34

— Ага. Почему бы не использовать ресурсы врага, чтобы и ослабить его, и извлечь пользу, не тратя при этом собственные? Выгодная, между прочим, схема, — философски заметил Ленсер. — Не знаю пока, для чего, да и не уверен, что имею право говорить сейчас то, что знаю. Каждая сторона ищет то, что может стать переломным звеном в ходе войны, дать неоспоримое преимущество. А этим может стать не только количество и качество войск, да и не только оружие. В тяжелые времена ценным может оказаться любое преимущество, оно же может стать решающим.
Мужчина присел на край стола, всё еще с любопытством наблюдая за реакциями юноши.
— Ты еще явно маловат, чтобы оценить происходящее со всех возможных сторон. Настоящая война происходит не на фронте. О настоящей войне большинство даже не догадывается просто потому, что нередко её не видно невооруженным взглядом, хотя она идет уже годами давно. В этой войне нередко побеждает тот, у кого денег на подкуп и наем профессиональных шпионов больше. А проигрывает тот, кто проворонил заражение от царапины и последующую гангрену, допустив переход от воспаления к разложению. Или потому, что свои идеи в обществе продвигали недостаточно активно и качественно. Этот Майкл Стетсон — вроде как, поскольку он работает на армию своей страны, уважаемый человек, не вызывавший нареканий, раз ему такое дело доверили. Верно? Верно. Но он решил пойти к тем, кто либо платит больше, либо идеология преподнесена краше. При должном внимании это можно было обнаружить раньше, но какой там уже месяц пошел? Значит, кроме перебежчика мы имеем недосмотр и халатность где-то выше. А может, что и не только. Возможно, кто-то и без нас уже что-то знал точно, но ему за молчание дали на руку. Может так быть, что и те, кто пишут законы, преследуют исключительно свои цели, а не действуют в интересах общества и своей нации. Мы просто не знаем этого. А ты хочешь стать простым солдатом, удел которых — не задавать никаких вопросов и выполнять приказы. Без оглядки. Порой и на здравый смысл, — Чарльз усмехнулся и спрятал руки в карманы брюк. — Я потому и назвал всё это фронтовой романтикой — потому что именно этими словами и можно назвать желание людей разных народов убивать друг друга во имя неких идеалов, и зачастую такие люди не задумываются о том, что их могут просто использовать и всё. Под флагом благих намерений. А твою бы баранью голову — и к какой-нибудь осмысленной работе...
Мужчина задумался ненадолго, но отлип от стола и явно собрался уходить.
— Ладно, по-хорошему мне надо возвращаться к работе, а не лекции студентам читать. Папку потом старику отдашь. И держи, — Ленсер забрал жетон и протянул Стивену еще одну бумажку, на которой был адрес. — От твоих тридцати восьми попыток мне аж поплохело, но обзываться я больше не буду. Если не оставишь эту идею — можешь обратиться туда, лучше на выходных. Может, повезет.
[nick]Hydra[/nick][status]Only Trurh[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/487/859887.jpg[/icon][info]Vision


Возраст: вечен;
Сторона: Зло;
Сверхсилы: неискоренимость.[/info]

+1

35

Стив всё не может оторвать взгляда от материалов в папке. Удивительно, как должна была задеть Чарльза его реплика, чтобы он почувствовал необходимость что-то доказывать — вот так. Мысль о том, что новый знакомец просто разглядел в нем что-то стоящее, Стиву в голову по привычке даже не приходит, вопреки всему их разговору. Тем удивительнее для него становится бумажка с адресом. Адрес Стив не узнает — понятно только, что это где-то тут, в городе.
— Для осмысленной работы образование нужно, а его у меня нет, — задумчиво говорит он, кажется, больше сам себе, чем Чарльзу. Тому-то какое дело, к какому именно делу — осмысленному или не очень — Стив будет прикладывать свою «баранью голову»? Тем более, что даже будь у него образование, велик шанс, что он бы все равно рвался на фронт рядовым. — Спасибо, Чарльз. За адрес и за разговор тоже. Я приду, как только с ребрами станет получше.
Это не звучит как обещание, скорее как констатация факта. Так говорят, что выйдут на улицу, когда закончится дождь. Стив аккуратно откладывает папку в сторону и ложится на постель, словно успокоенный этим общением. Бумажку с адресом он смотрит на просвет, словно это деньги и на ней должен обнаружиться какой-то водный знак. Что-то в стиле «там тебя точно возьмут, парень». Ничего подобного на бумажке, разумеется, нет.
Однако как только с рёбрами становится лучше, на первых же выходных Стив идет туда, как и говорил.
[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/cHM8QZhc/young-Steve.jpg[/icon]

0

36

— Если мозги есть — официальное отсутствие образования проблемой не является, — комментарий Стивена явно не шибко впечатлил мужчину, а то и вовсе разочаровал. Мозги у парня имелись, но, в то же время, умудрялись парадоксально отсутствовать. Либо он намеренно сузил свой мир ради поставленной цели, либо окружающий мир успел вбить ему в голову слишком много лишнего. Слишком много лишних заблуждений, пусть даже сам Чарльз сейчас явно создал еще несколько, и вполне это осознавал. Но на сей раз он не стал развивать высказанную мысль. Мозг у парня был, вот пусть и учится им пользоваться, постигая или фантазируя тайные смыслы самостоятельно. — Бывай. Надеюсь, что твоя активная гражданская позиция не сведет тебя в могилу раньше хоть чего-нибудь толкового.
Чарльз ушел, и больше Стивен Роджерс его не видел. Ни в этом комплексе, ни за его пределами. Оставшийся здесь персонал никаких пояснений или комментариев не давал, и в целом не был общительным, явно оставляя свою работу и деятельность при себе. А работа некоторых людей заключалась в том числе и в том, чтобы хорошо прятаться от тех, кому не стоит показываться на глаза.
В их работе подстреленный парень явно был лишним и случайным элементом, и ему не доверяли. Здание начало стремительно пустеть еще до того, как его перестали держать на принудительном больничном.

В этом пункте Роджерса встретили схожей оценкой даже по первому взгляду на него, но всё же сразу разворачивать не стали, и взамен очень долго терзали каверзными вопросами, после всё же отправив на досмотр. Предупредили или нет людей здесь о визите — было непонятно, как минимум, сотрудники независимо от остальных призывных пунктов озадачились тем, почему явный задохлик после стольких отказов ломится обратно будто при служебной ошибке и пытается доказать, что не рохля. Увы, с медицинской точки зрения вердикт остался тот же — на поле боя делать ему нечего. Но всё же отправили со всеми бумагами к другому сотруднику с посылом, что, возможно, ему смогут подобрать какую-нибудь иную полезную и, главное, посильную работу.
Иным сотрудником оказался Абрахам Эрскин, который устроил присланному Роджерсу второй допрос с пристрастием, словно первого не было. Допрос, впрочем, скоро перерос в нечто больше похожее на простую беседу, после которой Стивену всё же предложили поучаствовать в сверхсекретной военно-научной программе, предварительно стребовав подпись на бланке о неразглашении гостайны, и внесли ясность о деталях уже после этой правовой предосторожности. Предосторожность была скорее со стороны сотрудников, у молодого человека в любом случае оставалось право от всего отказаться.
[nick]Hydra[/nick][status]Only Trurh[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/487/859887.jpg[/icon][info]Vision


Возраст: вечен;
Сторона: Зло;
Сверхсилы: неискоренимость.[/info]

+1

37

Стив уж подумал, что его развернут, ан нет. Не развернули! Но отвечая на десятый каверзный вопрос, он начинает подозревать, что, возможно, эти рекрутеры решили пойти другим путем: заставить его сбежать отсюда самостоятельно. Вот еще! Не на того напали! Стив так просто сдаваться не намерен, а потому отвечает и на десятый, и на все последующие вопросы, а когда те все же заканчиваются — не может удержаться от внутреннего ликования. Внешне он старается сохранять серьезное лицо. Ну, такое, по которому понятно: его срочно надо брать в армию. Буквально отрывать с руками.
Однако и в этом пункте, как и во всех прочих, вердикт не меняется. Стив заметно сникает, хотя и старается не показывать виду. Доктор кажется ему человеком усталым, но не злым. Он объясняет что-то про другого сотрудника и другую работу, и Стив кивает, забирает бумаги. Идёт.
Идёт, ни на что особо не надеясь, но он так уже привык к этому чувству, что оно у него почти как внутренний орган.
«Другой сотрудник» представляется мистером Эрскином. Он выглядит чем-то глубоко озабоченным, но не усталым, в отличие от доктора, а вопросы задает не менее каверзные, чем люди в приёмной до этого. Стив терпеливо отвечает, не особо понимая, к чему этот допрос во второй раз, но раз надо — значит надо. В какой именно момент он обнаруживает себя едва заметно улыбающимся мистеру Эрскину, Стив и сам бы не смог сказать. Тот за несколько минут беседы успевает расположить его к себе. Разговор выходит причудливым, но интересным и, что важнее, искренним. Как с Чарльзом — но лучше, куда лучше.
Потому что в его конце мистер Эрскин предлагает Стиву поучаствовать в сверхсекретной военно-научной программе.
— Я... Вы серьёзно? — только и выдавливает из себя Стив, продолжая с изумлением слушать учёного.
Разумеется, он ставит все подписи и соглашается на всё. Это его билет в армию, как утверждает мистер Эрскин, и кроме того, это будет его способ внести неоценимый вклад в науку и, потенциально, повернуть ход войны. Стив соглашается, не раздумывая. Даже поднимается со стула, на котором сидел, и пытается встать как-нибудь прямее, презентабельнее.
— Что вы, сэр, это большая честь! Я буду счастлив помочь вам всем, чем смогу. Спасибо, спасибо вам большое. Вы не представляете... спасибо! Скажите только, что теперь делать? Я должен как-то подготовиться?
Стив пытается выдумать какие-нибудь умные вопросы, но никаких умных вопросов ему в голову, полную искреннего восторга от случившегося, не идёт. Ему кажется, он светится, как рождественская гирлянда. Как две рождественских гирлянды.
[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/cHM8QZhc/young-Steve.jpg[/icon]

0

38

— Я предельно серьёзен, молодой человек.
Сколько радости у него от согласия, однако.
Ученый в самом деле не шутил, предлагая нездоровому юноше подобный вариант сотрудничества, предупредив также и о том, что это эксперимент. Продуманный, проработанный, но всё еще что-то могло пойти не по плану.
Впрочем, в армии в любой момент всё могло пойти не по плану, так что возможные неприятности можно было назвать соизмеримыми с последствиями прямого присутствия в происходящем на фронте.
— Какое-то время предстоит следовать инструкциям. Не переживай, круги по двору бегать заставлять не будут.
Сам Эрскин казался человеком открытым и глубоко вдохновленным своей работой, идеей, которая могла переменить ход всего происходящего. Судя по всему, его энтузиазм был заразителен и для коллег научного отделения, в котором он работал и где еще какое-то время готовили Стивена к эксперименту-испытанию. Ко дню, который должен был войти в историю даже в случае неудачи.
База и лаборатория хорошо охранялась, и с момента заключения договора Роджерсу не разрешалось покидать её пределы. Всё держалось в строжайшем секрете, и в назначенный час всё выглядело штатным. Эксперимент оказался успешным! После преображения Стивена Роджерса стало не узнать, однако не успели все осознать произошедшее и обрадоваться, как в помещение ворвались несколько человек и открыли огнестрельный огонь по присутствующим. Помещение и его специфику они явно видели впервые, потому вместо прицельной стрельбы получилась суматоха, в процессе которой погиб Эрскин и его помощники. Поврежденные пулями приборы закоротило, мгновенно вспыхнул и расползся всёпоглощающий пожар.
Нападавшие погибли, в одном из них распознали сотрудника лаборатории и, соответственно, предателя. Уникальное творение Эрскина уцелело. Формулы и образцы — нет.
Позже предположили, что нападение предполагало кражу сыворотки и учёного, и что того всё-таки проследили из Германии до Америки, когда тот бежал. Вероятно, предателя пытались вернуть вместе с его достижениями на родину, но пошло всё не совсем так, как немцы того хотели. Как минимум, ученый сотворил одного супер-солдата.
...Вот только никому было невдомек, что на той стороне не огорчались, а ликовали.
Ведь они заметали следы.

Картинка померкла, потонула в темноте и поплыла, а Капитан из прошлого благополучно вынырнул в унылое настоящее. То есть, обратно в подвал.
[nick]Hydra[/nick][status]Only Trurh[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/487/859887.jpg[/icon][info]Vision


Возраст: вечен;
Сторона: Зло;
Сверхсилы: неискоренимость.[/info]

Отредактировано Baron Zemo (10.05.2021 00:47)

+1

39

Реальность обрушивается на него грубо и бесцеремонно. Стива как будто окатывает холодной водой, и он сначала судорожно вдыхает, затем распахивает глаза, резко садится, готовый к чему угодно — вокруг подвал. Камера. Он вновь в камере. Несколько мгновений Стив ошалело оглядывается по сторонам, разглядывает свои руки и ноги, прищуривается в камеру. Ничего нового. Все ровно то же самое. И подживающий рубец на груди, и общее ощущение того, что его переехало фурой. Несколько раз.
Отыскав взглядом бутылку воды там же, где он ее и оставил, Стив подползает к ней, опирается о стену спиной и, открутив крышку, жадно пьет. Во рту пересохло так, словно он побывал в пустыне. Это маловероятно.
Стив пытается восстановить цепочку событий в своей голове. Падение с башни — операция — камера — разговор с Земо. Тот обещал еды. А еще что-то сделал — кажется, ударил током. Стив помнит резкую боль, прошившую его до мозга костей. Да, это скорее всего ток. А что потом? Этого Стив не помнит. Земо, конечно же, не остался здесь, чтобы рассказать ему. Может, он просто решил так развлечься. Может, Стив нужен был ему без сознания для чего-то еще.
Он поднимает край футболки, чтобы оценить шрам на груди. Тот выглядит нетронутым. Значит, ничего больше ему не вшивали. Что тогда?
Стив поднимается на ноги, совершает круг почета по камере, пытаясь размяться и восстановить события чуть точнее: вот здесь он стоял. Вот там стоял Земо. Если бы его ударило током, он бы в конвульсиях упал сюда. А проснулся он здесь. Не совсем на том же месте. Но почти. Он мог повернуться, чуть откатиться, пока приходил в себя? Стив ерошит волосы и продолжает кружить по камере, словно какой-то голодный зверь.
Ничего непонятно.
Надо выбираться отсюда как можно скорее. Загостился.
[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

40

Как и обещали, злодеи всё же не стали и дальше кормить бравого, но помятого героя воздухом, и через пару часов после его пробуждения принесли еще воды и нормальной еды. Нормальная еда оказалась действительно нормальной, из приличной забегаловки местной кухни — изгаляться с походной готовкой ради пленника всем было лень, да и собравшиеся уже давно переросли такие средневековые издевательства. Пояснения никто не давал и ни Земо, ни его люди сегодня уже Капитана не беспокоили.
А вот Кобик заходила. Тихо-тихо подошла к решетке, постояла у неё немножко.
— Я не могу тебе помочь, — сказала она грустно, явно более чем прекрасно узнав Стива. — Нельзя. Да и сил нет. Но идея есть. Не усни только, я постараюсь быстро.
И убежала, не став вступать в диалог.
И больше не показывалась.

Злодеи очень быстро осознали свой промах и пожалели о своем решении нормально кормить Капитана, потому что у него явно появились силы на неудобные приключения. Аппетита самому Земо, который всё еще не мог заставить себя питаться согласно требованиям организма, это даже немного задело, но во всём этом была и светлая сторона — Земо перестал опасаться добить Стива в своей необходимости как-то таскать его из подвала в помещение, которое Фиксер обустроил под свою работу. Его всё еще гасили электричеством, а при побегах — еще и впаянной ему наносистемой, которая предусмотрительно была внедрена именно на такие случаи. Что же до своего небольшого эксперимента, то следующие прогулки по памяти были уже по самым разным периодам жизни солдата. Он был героем, к которому всегда было приковано много внимания, для многих он и вовсе был объектом, достойным изучения. Достоверную биографию найти было несложно, память же штука причудливая своей несовершенной идеальностью — вкинь в старейшие воспоминания авторские вкрапления, и воображение дорисует всё само.
Совсем голодом Капитана не морили, но после второй попытки побега, итог которой для их небольшой команды стал личным анекдотом, свели нормальные порции и их количество до неизбежно необходимого минимума.
Тема еды всё еще оставалась для Гельмута с какого-то черта важной и болезненной, а напарники смирились. Потому Капитану пришлось по этому моменту страдать вместе с Бароном, хоть и по-другому.

В момент последнего "побега" ни Земо, ни Фиксера на месте уже не было, потому, когда техник вернулся на базу и обнаружил подбитых товарищей, а Кэпа — внезапно, на месте — с руганью всё экстренно перезапирал и подключил заново к напряжению, привёл в чувство напарников, по-быстрому заделал использованные Стивом бреши и ушел, в недовольстве с задержания Кэпа перезапирав вообще всё в здании. Раз такой умный и решил пересидеть, то пусть сидит хоть до посинения, если его теперь вообще найдут. Что получится из их опытов они всё равно не знали, и получится ли что-нибудь вообще, Гельмут до последнего ломался между желанием добить врага и всё-таки довести опыт до конца, а Фиксеру его судьба была не так чтобы интересна, он сам себе и товарищу сейчас нужен был на воле. Сторожить Капитана дальше было рискованно и не стоило того, особенно когда стало ясно, что барона вытащить будет не так-то просто, а прямо сейчас и невозможно.
Так что преступники ушли, более-менее зачистив здание.
И закрыв Кэпа на все возможные замки, перед уходом так ни разу с ним и не заговорив, но оставив наниты в активном состоянии. Током они не бились, но с движениями их активное состояние явно сказывалось на самочувствии пленника. Который остался теперь уже действительно один.

[nick]Hydra[/nick][status]Only Trurh[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/a4/af/487/859887.jpg[/icon][info]Vision


Возраст: вечен;
Сторона: Зло;
Сверхсилы: неискоренимость.[/info]

Отредактировано Baron Zemo (07.06.2021 22:59)

+1

41

Стоит признать: Стив так устал, что ему уже решительно все равно, подмешано в еду что-то или нет. Для виду он все же пару мгновений щурится на нее с подозрением, но потом решает, что такие методы как-то не бьются со всей остальной картиной его мира сейчас, и просто ест. Уже через час он чувствует себя заметно лучше, а еще через пару — так, словно у него даже есть силы на какие-то свершения. Пока небольших масштабов, но то ли еще будет.
Делать в камере нечего, поэтому Стив мается от скуки — или делает вид. В какой-то момент он начинает делать зарядку, насколько это возможно, и все это время в его голове крутится, крутится план побега. От рутины дней, сливающихся воедино, его отвлекает только загадочный визит Кобик. Стив кидает взгляд на камеры, но девочка, кажется, стоит в единственной слепой зоне, в отличие от него. Ее визит краткий, но оставляет после себя еще больше вопросов.
Что значит «нельзя»?
Что за идея?
В прошлый раз ее идеей было вернуть ему молодость, и вышло хорошо. Но кто знает, с кем она общается сейчас и какого рода идеи в связи с этим считает удачными и требующими воплощения. Почему она вообще его нашла?

Вскоре Стив пытается бежать в первый раз. Она начинается хорошо: он чувствует в себе достаточно сил, чтобы разогнуть решетку своей камеры и взбежать вверх по лестнице, но не рассчитывает двух вещей. Во-первых, его сторожат. Во-вторых, в его груди торчит проклятый девайс, способный генерировать такую боль, что у Стива темнеет перед глазами.
Ладно.
Когда это его останавливало.
Немного придя в себя, Стив предпринимает новую попытку, на этот раз с учетом прошлых ошибок — насколько это возможно. Ему вновь удается выбраться из камеры — проводить капитальный ремонт, одновременно содержа в ней пленника, барону явно оказывается как-то несподручно, — и даже тихо убрать охранников в коридоре. На что Стив абсолютно не рассчитывает, так это на то, что в местных коридорах возможно заблудиться. Казалось бы: насколько большим может быть это здание?
Оказывается: достаточно большим, чтобы его успели схватить, пока он плутал по нему в поисках двери или хотя бы окна наружу.

За бесконечные попытки побега Стиву урезают рацион. Обидно, но терпимо: сил у него теперь гораздо больше, чем было раньше, да и раны все уже поджили. Включая рубец на груди. Он задумчиво чешет его, пока мысленно считает про себя: десять, девять, восемь. Семь, решетку придется расшатать. Шесть. Пять, четыре. Охранников в коридоре будет больше, скорее всего четверо. Три. Он запомнил, куда шел в прошлый раз и как заблудился, это сыграет ему на руку, два.
Один.
Коридор кажется уже каким-то парадоксально родным, как какая-то улица с разбитыми фонарями, на которой провел все детство. Охранников правда четыре, и Стив оглушает их всех до того, как те успевают поднять сколько-то большой шум. Его, конечно, видят по камерам, так что надо идти.
Вместо этого Стив стоит на месте, сжимает и разжимает кулаки несколько раз. Кобик сказала, что у нее есть идея. Не в его правилах отдавать свою жизнь на откуп судьбе в виде магической девочки, но Стив медлит мучительно долго. Гораздо дольше, чем стоит, чтобы побег еще имел смысл. Время утекает стремительно и неизбежно.
Стив потирает костяшки руки, кидает взгляд на пособников Земо и идёт обратно.
В груди начинает неприятно покалывать, и он уже знает это ощущение слишком хорошо. Наниты, да?

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

42

— И сколько ты тут сидеть теперь собираешься? — поинтересовался Вали, даже не почувствовавший угрызений совести из-за того, что столь бесцеремонным образом прервал чью-то медитацию, ворвавшись без согласия в... ладно, стыдно тут должно быть даже не ему. И, пожалуй, не Стиву. Это даже комнатой назвать язык не поворачивался.
С момента, как Стив вернулся в камеру, а преступники, пробегая мимо днем, собрали манатки, всё заперли и свалили, прошло довольно много времени. Снаружи так вообще воцарилась ночь, а освещение в камере выключить было уже некому.
Появившийся в камере подросток расслабленно прислонился к стене в противоположном от узника углу коморки, и с интересом теперь рассматривал Капитана. С интересом — даже не только потому, что давно его не видел, а из-за того, что знал и не знал его одновременно. А собственный облик... не волк, не настоящий, а этот. Память Агамемнона Вали всё же пришлось принять как свою, а в таком случае не было причин играть в шарады и угадайки — это лицо, пусть и в нездешней северной одежде, герой не узнать не может. Память о второй мировой и напарниках, погибших на войне, всегда болезненна. Пусть даже Барнс в итоге пережил тот взрыв и нашелся позже сам собой, Капитан долго считал его погибшим. Вали даже откуда-то знал, что после размораживания изо льдов Роджерс очень нервно и щепетильно реагировал на других похожих мальчишек. Или попытки других мальчишек косить под Бьюкенена.
А тут он, явился среди ночи и смотрит с любопытством, разглядывает.
Вопрос, будет ли Капитан рад такой встрече или сочтет его появление стараниями врага, бога занимал, но несильно. Сейчас его волновали немного другого характера проблемы.
Иначе он бы не пришел.
— Наверное, сейчас нам уже можно на "ты". Неплохо ты в этот раз вляпался, Стив. Даже иронизировать стыдно.

Отредактировано God of Lies (19.06.2021 18:56)

+1

43

Стив резко открывает глаза и поднимается на ноги, все мысли о мальчике, который кричал «волки!», и том, как обескуражить Земо и компанию нетипичными для себя действиями, мгновенно вылетают из его головы. У стены в его камере стоит Баки. Юный, гораздо младше, чем должен быть сейчас, но — безошибочно Баки. Несколько мгновений Стив просто разглядывает его в ответ, пытаясь сложить в уме свою нынешнюю реальность и внезапное появление друга.
Неизвестно, что именно Земо делал с ним всё это время, но если его целью было свести Стива с ума, кажется, у него получилось.
Либо это — либо Кобик решила до кучи омолодить еще и Баки, телепортировав его прямиком сюда, видимо, в попытке поддержать моральный дух Стива — и нет, эта версия звучит насколько нереалистично, что нет смысла развивать ее дальше. Стив проводит рукой по лицу, задумчиво чешет бороду. Итак, его собственная галлюцинация предъявляет ему претензии. Ну... могло быть и хуже? Он автоматически касается шрама на груди под одеждой, рассеянно чешет его.
Даже с учетом того, что ему за прошедшие дни стало гораздо лучше физически, Стив чувствует себя вымотанным заключением, и никакая дерзкая малолетняя галлюцинация этого не исправит. Какая-то часть его радуется, что план Земо очевидно провалился в одном: псевдо-Баки — далеко не самое страшное порождение воображения, которое могло всплыть из глубин его памяти. Если уж на то пошло, в этом есть что-то почти комфортное, успокаивающее.
— Ты, — наконец тычет Стив пальцем в галлюцинацию, — не настоящий, так что помолчи, пока я просчитываю свой следующий шаг.
Видеть галлюцинацию и вести полноценный диалог с галлюцинацией — это два радикально разных сорта сумасшествия, и ко второму Стив пока не готов. Поэтому он перестает обращать какое-либо внимание на незваного визитёра и садится обратно на свою лежанку, скрещивает ноги в лодыжках и прикрывает глаза. Мысли, совершив крюк по вопросам галлюцинаций и сумасшествия, возвращаются к притче про мальчика и волка. Всё, что ему нужно — это чтобы противник был достаточно дезориентирован и рассержен, чтобы начать упускать из внимания важные детали.
Несколько секунд Стив обдумывает, станет ли помехой порицающая галлюцинация юного Баки, но быстро приходит к выводу, что нет. Далеко бежать ему не надо. Только до такого места, откуда можно подать сигнал кому-то из своих. Его ищут — должны искать. А дальше дело за малым.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

44

— Ну, наверное, можно правда допустить, что я галлюцинация, — решил поддержать ситуацию самокритикой мальчишка, расслабленно заложив руки за голову. — Твои знакомые отсюда ушли, всё забрали, всё закрыли, напряжение у решетки выкрутили до предела... как я сюда тогда пролез — и впрямь мистика.
Вали продолжал с интересом рассматривать узника и его реакции на внезапное появление подобного собеседника. Вывод, на самом-то деле, был вполне логичен сам по себе для ума здравомыслящего человека. Но в рамках этого мира, для привычного к чудесам героя, это было несколько наивно.
— И в чем твой следующий шаг заключается? — поинтересовался "Баки". — Кажется, тебя перестали рассматривать как козырную карту. Прикасаться к решетке на сей раз я бы не советовал.

+1

45

Галлюцинация неожиданно согласилась, что она галлюцинация — но Стив уже решил не обращать на парнишку внимания, так что толку от этого мало. Ему нужно понять, каким образом можно выломать решетку теперь. Всегда остается вариант обмотать руки одеждой, но если этого можно избежать, стоит этого избежать. Воспользоваться лежанкой как своеобразным щитом между ним и электричеством? Неплохой вариант.
Стив вздыхает и открывает глаза, бросает долгий задумчивый взгляд на говорливого псевдо-Баки. Он не помнит его таким говорливым в те годы. И тем более не помнит таким говорливым после. Люди, на долю которых выпадает столько проблем, обычно редко когда становятся разговорчивыми. Стив усмехается, качает головой, разглядывает потолок, стены, решетку.
Контролируемое электричество за последнее время стало его самым нелюбимым изобретением человечества. Увы, с этим он точно ничего поделать отсюда не сможет. Если галлюцинация права — но с чего бы? — и Земо сотоварищи действительно решили покинуть это место — но с чего бы, опять-таки? — то за ним никто не следит. Можно потратить время и раскурочить стену. Сбивать кулаки о бетон или из чего они тут сделаны — так себе развлечение, но другого у него все равно нет.
Стив поднимается на ноги, отходит в угол камеры и прикидывает расстояние. Если галлюцинация права, то никого не взволнуют его следующие действия, и через пять-десять минут никто не окажется здесь, чтобы напомнить ему о том, как ведут себя послушные пленники. К числу которых он не относится. Стив вздыхает. Может, надо было не тормозить тогда, а бежать? Может, Кобик ему тоже привиделась?
Да-да, именно так и съезжает крыша: перестаешь различать, что реально, а что нет.
Стив разминает плечи, делает глубокий вдох, примеряется. Из чего бы ни были эти стены, если биться о них достаточно упорно, рано или поздно они раскрошатся. Он не собирался вести полноценный диалог с галлюцинацией, но почему-то все равно спрашивает:
— А что бы ты советовал? — и толкается от одной стены камеры, только чтобы спустя мгновение со всего маху влететь плечом в стену совсем рядом с решеткой — ну или таков его план.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

Отредактировано Captain America (20.06.2021 19:55)

+1

46

Мальчишке даже стало немного обидно, что сразу ему не ответили и вообще, кажется, поверили на слово. И себе поверили на слово. Осуждать этого человека было совершенно не за что, но, на самом деле, это всё-таки могло стать явной проблемой в диалоге, чего Вали отдаленно опасался изначально. И всё-таки, пока что он терпеливо ждал согласия на диалог.
А Капитан вместо ответа, тем временем, решил, что лучше показать задумку, чем воздух сотрясать. Полукровка мигом напрягся и резким движением перегородил решетку, но Стив, всё-таки, не стал испытывать судьбу и вместо этого всего-то решил испытать на прочность свои кости.
— Явно не это. Для начала я бы посоветовал остановиться на минутку и выслушать меня, — уже резко сказал Вали и вытянул руку к стукнутой мгновение назад стенке, чтобы Капитан не спешил впечатываться в неё еще раз. А если и решил, то недвижимая твердость тех же стен хлипкого на вид парня, возможно, заставит того немного задуматься о том, насколько материальными могут быть иллюзии. Фактически, сейчас бог являл собой еще одну преграду аналогичной степени прочности. — Я не во всех красках знаю, что тут происходило, но сейчас тебя оставили здесь умирать. Ты находишься в бетонной клетке под землей. Этого напряжения, скорее всего, не выдержишь сейчас. Понимаю твоё нежелание принимать безвыходность ситуации, но ты перестал быть им нужен, и они решили, что выгоднее и проще тебя всё-таки убить, и сделали для этого всё возможное.
Вали опустил руки, но не отошел от решетки — на случай, если его продолжат считать галлюцинацией.
— Но не всё учли. Я не знаю, какого там из твоих напарников-Барнсов искала Кобик, но в итоге она нашла меня — бога, который за время своего забвения успел натворить ерунды и теперь пытается вернуть долги. Тебе я ничего не должен, скорее я должен Зимнему Солдату. Мы с тобой больше полувека не общались, тем не менее, мы были достаточно дружны во времена второй мировой, чтобы мне не хотелось наблюдать, как смертные тебя тут провожают в мир иной второй раз за неделю, причем на сей раз по-настоящему.

+1

47

Вариант останавливаться на минутку и выслушивать галлюцинации Стив даже не рассматривает, по крайней мере, сперва. Стена на его действия не реагирует никак. Кажется, придется приложить немного больше усилий — или же перейти к плану с лежанкой, которая вряд ли создана из материалов, проводящих электричество. Но это позже. Сначала Стив поднимает взгляд и фиксирует его на камере, ждёт — и невольно слушает.
Ничего.
Не происходит ровным счетом ничего.
Стив переводит взгляд на дверь. Ничего. Никто не ломится сюда, чтобы напомнить ему, что если он сломает тут что-нибудь еще раз, то ему тоже сломают что-нибудь в ответ. Тогда Стив переводит взгляд на свою грудь. Ощущения привычно неприятные, но больше морального характера: знать, что внутри тебя какая-то вещь, которая может и убить, а ты совершенно ничего не можешь с этим сделать, всегда неприятно.
Ничего.
Может, галлюцинация и права. А если галлюцинация права, то встает следующий вопрос — и Стив напрягается, исподлобья глядя на визитёра. Количество вопросов множится.
— Бога, — бормочет он, щурит глаза, словно пытается разглядеть что-то особенно маленькое или хорошо спрятанное.
Должен Зимнему Солдату?
Стив еще раз оглядывается на дверь, но та не спешит распахиваться, чтобы впустить сюда пачку приспешников Земо. Значит, «Баки» не врёт. Значит, он действительно бог — и скорее всего кто-то из тех, кто может менять свое обличье, потому что иначе объяснить его внешний вид сложно. Стив знает, как выглядит Баки. Настолько хорошо воссоздать его обличье без особых способностей невозможно.
Однако есть деталь, которая не укладывается у Стива в голове, и он медлит, массирует ушибленное плечо, потом шагает ближе. Визитёр похож на Баки настолько, что почти хочется обмануться и поверить в его добрые намерения. Однако к богам-шейпшифтерам у Стива всегда возникает много неудобных вопросов. Ни один из них он не задает. Вместо этого он говорит:
— Если ты называешь себя моим другом, то у тебя нет причин прятаться за чужим лицом, — и тон его балансирует между строгостью и усталым любопытством. Подумав, он добавляет: — И лучше тебе объяснить, что ты имеешь в виду. Я слишком устал для загадок.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

48

Вали довольно долго смотрел на Капитана, обдумывая и подбирая более подходящие слова. Вопрос герой задал вполне разумный, вот только ответить на него сложно.
— Ты прав лишь отчасти, — наконец, бог с явной досадой вздохнул и грустно улыбнулся. — У меня далеко не одно обличие. И сейчас я не вижу смысла представать перед вами всеми тем, кого вы никогда не встречали. Это... не то чтобы обман, так немного проще пояснить, кто я вообще есть и почему мы знакомы. Из истинных моих ликов ты наверняка видел еще один, вот только этот образ рискует не поместиться в этом помещении. Ронять на тебя еще и потолок с куском земли не входит в мои планы.
Мальчишка хмыкнул и развёл руками в стороны: мол, обстоятельства всё еще не в твою пользу.
— И твоя просьба сталкивается с еще одной серьёзной проблемой. Это и есть мой настоящий облик. Один из настоящих.
Задним умом создав на всякий случай невидимый барьер, ограждающий присутствующих от пресловутой опасной решетки, Вали отошел от неё немного в сторону, заложив руки за спину.
— Дело в том, что тогда это был я, а не Барнс, которого ты сейчас знаешь как Того-Самого-Баки с железной рукой. Я в течение последнего тысячелетия спасался от скуки тем, что принимал участие в вашей земной истории, стараясь при этом не отсвечивать прямо везде своим присутствием — как бы незачем. И в лагере мне приглянулся мальчишка примерно моего возраста и похожей внешности, которого я... будем честны, запер в привязанном ко мне безвременном пространственном кармане, чтобы занять его место. Там же нашел возможность прибиться к тебе на фоне вашего знакомства. Так что общался, возился и геройствовал параллельно фронту ты со мной, Стив. Не совсем с тем человеком, с которым ты общаешься сейчас, — Вали очень серьёзно и внимательно посмотрел на стоящего перед ним мужчину. По самому мальчишке было видно, что он не очень удивится, если его снова обзовут иллюзией. Или вовсе вмажут аки стенке. — Это не было притворством, если что. Общение и напарничество. Я как бы... действовал от его имени и манер поведения. Я не преследовал никаких специфических личных целей и не добивался ничего конкретного, кроме помощи тебе. Всё это мне правда было просто интересно, просто сознание того подростка как бы спало всё это время. Основные отличающиеся от человеческих особенностей я себе... заблокировал, чтоли, выражаясь вашим языком, чтобы случайно не спалиться. А потом мы столкнулись с Генрихом Земо и я благополучно подорвался на его беспилотнике, как мы оба помним. Ну как подорвался. На тот момент приключение для меня по-честному закончилось, враг победил, потому я отпустил жизнь человека, место которого занял. Отдал ему всю память по этому времени, полученные от взрыва повреждения, которые еще были совместимы с жизнью, и помог ближайшему судну найти его, решив, что если у Барнса еще есть шанс выжить и судьба будет к нему благосклонна, то пусть пробует продолжить свою жизнь. Не предполагал, правда, что нашедшие его люди так с ним обойдутся.
Вали снова слабо улыбнулся и прислонился спиной к стенке.
— Так что я настоящий. И Зимний Солдат тоже настоящий. Всё, в чем он уверен, настоящее. Просто те годы прошел не совсем он сам, а мы с ним вместе, чтоли. Но он не знал и не знает обо мне. И не уверен, что должен знать, — на лицо бога легла отчетливая тень. — Я тебе это всё рассказываю, чтобы объяснить, что нас объединяет не только вражда между Мстителями и моим отцом, и что у меня есть причины прийти просто так с добрыми намерениями, даже без оглядки на просьбу Кобик. Наших знакомых Баронов я тоже недолюбливаю, да хотя б за одну собственную "смерть". Я Вали, сын Локи. И пришел тебя отсюда вытащить, но и думаю, что тебе это само по себе важно знать. И прежде, чем ты попросишь меня убраться куда-нибудь подальше, предлагаю обратить внимание на то, что по-хорошему освобождать потенциального опасного врага из заточения мне так-то незачем, только головная боль в перспективе. И взамен я ничего просить не стану. Мне просто ничего от тебя не нужно.

Отредактировано God of Lies (21.06.2021 02:31)

+1

49

Выражение лица Стива становится каменным достаточно быстро. Ничего из того, что ему рассказывают, не приводит его в восторг. Вали, сын Локи, значит. Подменил Баки на себя, игрался в людскую жизнь, умер понарошку, а затем еще и стал косвенной причиной, по которой с его — настоящим — другом случилось то, что случилось. Несколько мгновений Стив всерьез раздумывает о том, чтобы выломать решетку с помощью тела Вали — но лишь недолго. Скорее всего, тот уже наколдовал что-нибудь, чтобы обезопасить себя. Совсем как его отец обычно.
Хотел бы Стив обладать умением мгновенно вычислять чужие хитрые схемы, но это не его конёк, и что бы ни задумали Вали и Локи здесь, он этого не видит. Это не мешает ему сложить руки на груди и ощутимо напрячься.
— Если ты вынешь меня отсюда какими-то своими магическими штучками, — он подбородком указывает на свою грудь, — наниты Земо внутри меня наверняка сработают, и я умру на месте. Если уж он решил убить меня таким длинным способом, а не запустив их сразу по уходу.
Это вполне укладывается в ту схему «помощи», которую Вали оказал Баки, когда вернул его в этот мир из карманного измерения. Однако у Баки, насколько мог понять Стив, выбора не было. У него — есть. Наверное. Сложно сказать. С ними всегда так: кажется, что ты всё решил сам, а потом оказывается, что кто-то виртуозно дергал за твои ниточки. За это Стив любил Тора: тот так не умел.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

50

Бросаться на него после таких откровений не стали. Хороший знак.
Наверное.
— Этого не случится, — уверенно сказал Вали, всё еще внимательно следя за Стивом и его действиями. — Девочка дала четкие пояснения насчет того, что в тебя вживили, и пока что я не вижу причин сомневаться в её словах. Я прогулялся по зданию перед тем, как спуститься сюда. Я прогулялся по окрестностям. Здесь никого нет. Здесь нет детонаторов — а они внешние и ручные, не автоматические, в противном случае тебя разорвало бы еще на первых попытках бежать отсюда. Барона задержали вчера. Полагаю, если бы он мог дать команду на твоё уничтожение, ты был бы уже мертв, и не было бы смысла тебя тут замуровывать. Оно как-то надежнее, знаешь ли.
Наверное, еще пару недель назад Агамемнон, преследуя свои цели, и не допустил бы мысли, что будет снова мирно разговаривать со Стивеном Роджерсом, Мстителем!, да еще и тихо-мирно убеждая его не валять дурака — он бы просто сделал, что нужно, не оглядываясь на чужое согласие, разглагольствования и возможные проблемы для человека из-за поспешности действий. Вали сейчас всё-таки было не всё равно.
Проще в самом деле, наверное, было сгрести Капитана в охапку и выкинуть на поверхность, игнорируя всё сопротивление, а затем сделать ручкой и свалить восвояси. Но некоторые опасения, что такие финты тоже Капитану в итоге навредят, оставались. Смертные хрупкие, даже усовершенствованные, а состояние Роджерса, на его взгляд, всё еще было таким себе. Да и чего греха таить, всё-таки хотелось с ним и просто поговорить, пока была такая возможность.
Чем-то же он приглянулся Агамемнону, пока тот плясал сугубо от нейтральной стороны и тешил своё любопытство с пристрастием к приключениям.
— Я мог бы позвать твоих друзей и сразу сказать им, где ты. Но не уверен, что после всего, что было, они стали бы слушать меня. Долго может быть с ними возиться, а сколько вы там можете протянуть без воды, не помню?.. Сейчас в моей власти вообще с тобой не разговаривать и делать всё так, как я сам того хочу. Но всё же я посчитал правильным предложить тебе такой вариант словами, а не принуждением.

+1

51

Вали звучит уверенно, но это почему-то не слишком успокаивает Стива. Во-первых, тот только что сам признался, что они с Локи одной крови, и хотя Стив не из тех, кто судит о детях по их родителям, в случае с Вали с этим сложно. Уже хотя бы потому, что вместе с этим признанием оказалось, что тот много лет морочил ему голову в облике Баки. Тут уж хочешь-не хочешь, а задумаешься о яблоках и яблонях.
Может, было бы проще, прими он какой угодно другой облик.
Но Стив уже — сколько? — дней смотрел на то, как его держит взаперти человек в облике жены друга, и он порядком устал от лиц, не принадлежащих их обладателям. И в особенности от того, что все эти люди — боги, сущности, как их коллективно назвать — считали нужным довести до его сведения, что они распоряжаются его судьбой. А он тут лишь в качестве пассажира, добровольного или не очень. Это раздражает.
Это раздражает, вообще-то, очень сильно, и Стив из последних сил держит себя в руках, глядя на молодое лицо «Баки». Но кажется, по нему всё и так понятно — и не то чтобы он шибко старается скрывать. Если тот надеялся на встречу старых друзей, то сегодня не тот день. Никогда не тот день теперь, когда Стив узнал много интересного про «Баки» и Баки.
И все же лицо «Баки» сильно сбивает его.
— Ты всерьез считаешь, что у меня сейчас — здесь — есть выбор? — Стив оглядывается по сторонам. Камера блёклая, тесная, и с появлением визитёра словно стала только ещё теснее. — Грош цена великодушному предложению, высказанному в безвыходной ситуации. Неделя с небольшим. Столько среднестатистический человек способен прожить без воды и еды.
Стив знает, что протянул бы дольше, но не сильно. Недели две. Может, с небольшим. Недостаточно, чтобы найти кого-то и вытащить из подземной и предположительно отлично замаскированной камеры.
У Стива много вопросов, которые не касаются его заточения: похороны, поимка Земо, познания Вали о детонаторах — всё это ему пригодится в будущем, но он ничего не спрашивает. И о том, какого черта тот прикидывался Баки, тоже. Только мрачно смотрит исподлобья, продолжая держать руки сложенными на груди, словно какая-то особенно неудачная статуя имени себя. Пожалуй, стоит попросить Вали не тянуть и уже вытащить его отсюда, только чтобы перестать смотреть в ненастоящее лицо. Стив напряженно молчит.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1

52

— Нет, не считаю, — и глазом не моргнул Вали. — Да и думал о том, чтобы нарисовать тебе дверцу отсюда без предисловий. Но справедливо опасался, что ты не станешь вообще со мной разговаривать. И думаю, что опасался таки не зря.
Роджерс с самого начала не шибко был настроен на общение с непонятными личностями, так что этот аргумент полукровка считал более чем справедливым. Агамемнон прожил эту историю и отпустил её, но почему-то она теперь казалась слишком важной. Возможно, потому, что затрагивала судьбу вовсе не одного человека.
Возможно, потому, что он сам не шибко-то приходил в восторг от того, что тот, другой Вали, умудрился нажить тут исключительно врагов. Даже безотносительно репутации самого Локи, она у него всю жизнь была весёлая, еще даже до забвения. И мало кого волновало, что далеко не всегда и не всё было заслуженно.
А этот человек где-то в другой жизни позиционировался, скорее, другом, а не врагом.
— И, наверное, огорчу тем, что тебе может прийтись потерпеть меня еще какое-то время, — сознался мальчишка и отлип от стены. — В любом случае, ты тут засиделся. Закрой-ка глаза.

За вспышкой света и резким скачком пространства последовал полумрак приземистой и не шибко пафосной на вид китайской улочки, далеко не на всём своем протяжении освещенной покачивающимися тусклыми фонарями. Ларьки и местные забегаловки были закрыты глухой ночью, на улицах никого не было видно. Островки света, какие-то нагромождения восточных домиков, иероглифы вместо английского. Бог не знал, в курсе ли Стив, что они находятся в Китае, не в Японии, но для него самого это место пахло совершенно по-другому.
Пахнуло осенним, восточным, ночным холодом и ветерком. Человеческие запахи к этому времени он уже унес отсюда. А здание-узилище осталось на соседней улице.
— Пришел бы раньше, — сокрушенно пробормотал парнишка. — Но сам только разбираюсь в том, что происходит, да и до появления Кобик мне как-то и не приходило в голову искать тебя в мире живых. Сейчас постой ровно и не сопротивляйся, пожалуйста... — сказав это, бог вдруг резко вскинул ладонь прицельно к шраму на груди у мужчины — и от касания по телу Капитана разбежалась рябь голубого света, разбежалась и погасла. Никаких новых ощущений самому мужчине это не дало, разве что легкую щекотку, которая следом сразу и прошла.
— Так-то лучше. А теперь идем. Туда. Отдам тебя твоим товарищам — и на этом распрощаемся, — бог отступил на пару шагов и указал куда-то в темноту.

+1

53

Вали не особо тушуется, признавая, что выбора тут особо и нет. Разве что его иллюзия. Это не удивляет, и Стив просто ждет, что будет дальше. Как именно Вали планирует вытаскивать его отсюда? Откроет все двери и выдаст карту к выходу, чтобы уж в этот раз он точно добрался? Кажется, нет. Стив медлит лишь долю секунды, а потом опускает руки и послушно закрывает глаза. Вряд ли его положение станет хуже, чем есть сейчас, поэтому на краткое мгновение он доверяет Вали вытащить его отсюда.
Сначала становится очень светло.
Потом опять темно.
То, что он не в камере, Стив понимает мгновенно: воздух становится другим, как будто гуще, наполняется запахами, ночным холодком. Сейчас ночь. Конечно. В камере без окон Стив слегка потерялся во времени, которое можно было отсчитывать только по приемам пищи — да и то с переменным успехом после его последней попытки побега. Несколько мгновений его слегка мутит, может, от того, что сделал Вали, может, от того, что хочется, вообще-то, простого человеческого пожрать и поспать, как нормальный человек, а еще в душ. Стив душу бы продал за душ.
Когда он открывает глаза и упирается взглядом в неприметную азиатскую улочку, с ларьками, закрытыми на ночь, фонарями, которые работают через одного, и прочими атрибутами нормального города — Стив не может сдержать облегчения на своем лице. По привычке он первым делом оглядывается вокруг, пытается определить, где они, что это за город. Найти хоть какой-то опознавательный знак, какую-то подсказку. Иероглифы на вывесках явно не японские, их бы Стив узнал. Значит, это больше не Япония. Что тогда, Корея? Нет, скорее Китай, у корейцев иероглифы другого толка.
Стив отвлекается от разглядывания вывесок как раз вовремя, чтобы уловить голубоватую рябь, которая разбежалась по его телу от прикосновения Вали. На мгновение становится щекотно, но ощущение быстро тает. Что бы он ни сделал, Стив не чувствует себя как-то особенно или по-другому. Но это, впрочем, и с заключением у Земо было так: не считая нанитов, ощутить которые в спокойном состоянии тоже не очень-то возможно, он не чувствует себя как-то иначе.
— Что бы ты ни сделал, надеюсь, я не пожалею, что доверился тебе, — не двигается с места Стив.
Слова звучат странно, если на секунду забыть, что перед ним ненастоящий Баки. Он медлит еще, как будто теперь, после своего внезапного и счастливого спасения, не готов встретиться с привычной реальностью вновь. Неизвестно, каких еще товарищей Вали имеет в виду, конечно. Но беспокоит Стива не это.
— Спасибо, — наконец, серьезно говорит он. — Только погоди секунду, ответь мне на один вопрос. Кобик. Что она сказала тебе? Зачем отправила помочь мне?
«И в первый ли это раз», — спросил бы Стив, если бы не знал, что нет, не в первый. Кобик помогала ему и прежде. Он обязан ей своей вернувшейся молодостью, а теперь еще и жизнью. Однако если прошлый раз был хоть как-то объясним, ее вмешательство теперь мало подходило под прошлое объяснение. Учитывая количество таинственных происшествий в жизни Стива в последнее время: Пегги, Джеймс, теперь еще и Вали-Баки — возможно, стоило задуматься о том, что не все из них так уж случайны.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+2

54

— Обезопасил окружающих. Или ты забыл, что в тебе бомба? — Вали оглядел улочку и помахал рукой в скрытый тенью глазок камеры, даром что его самого камера не видела и не увидит. И Роджерс вряд ли её разглядел бы там. Захолустные тёмные улочки Шанхая, всё же, не были дырой, дальше можно было легко найти и круглосуточные заведения, не забегая в самые яркие и публичные кварталы города. Он всего лишь отнес Стива туда, где тот не упрется в толпу охреневающих бессонничных зевак — теперь его лицо слишком примелькалось и на востоке, как лицо знаменитейшего покойника. Но и скрывать героя от мира цели у божества не было. — Прямо скажем, "я" неплохо разбираюсь в ваших технологиях, но недостаточно хорошо, чтобы эмпирическим путем, вслепую, прочуять все нюансы. Иначе сам бы избавил тебя от этой дряни. У кого на самом деле остался взрыватель и с какой дистанции он работает — я не знаю. Так что могу утешить теперь только тем, что если худшее всё-таки случится, то ты не подорвешь следом за собой окружающих.
Убийственно жестко, зато честно.
Эти друзья Капитана даже близко не являлись полукровке теми, от кого он мог бы ждать добра, но как-то не хотелось ему начинать новую осознанную жизнь со случайных смертей. Особенно если смертные и сами оплошают. А Капитану он зла правда не желал.
Ах, да. Кобик. Это безумное непонятное нечто, о чем Агамемнон даже не успел заморочиться, хотя следовало бы, при его-то пожеланиях и планах.
— Просто сказала, что ты застрял у злодея, и вообще всё очень плохо, — мальчишка оглянулся на Капитана и растерянно развёл руками. — А сама вытащить тебя по каким-то своим причинам не может. Понятия не имею, какие там у тебя с этим чудом мироздания взаимоотношения. Я так понял, она искала всё-таки того, другого Барнса, но наткнулась на меня. А мне-то что, я очнулся неделю тому назад, и все новостные сводки Мидгарда кричали о твоей трагичной гибели. И вдруг сюрприз. Но, должен тебе сказать, узнать о причастности к этому Земо было забавно. Если вспомнить, что сознательно мы в последний раз виделись тогда, когда его папаня чуть не подорвал меня. Что с Генрихом-то тогда случилось, кстати?
Были потом и еще встречи, но Капитан там уже его не признал — да и облик у него в самом деле был уже немного другой. И те подвиги в своем противостоянии с Олимпом Вали уже не то что не гордился припоминать, он вообще не очень понимал, как к этому всему следовало относиться. Постыднее этого являлась только очередная смерть на ровном месте, на сей раз от волчонка Гримхари.
Полукровка ловким движением поймал какое-то позднее ночное насекомое, которое, затем, демонстративным щелчком отправил уже в принудительный ускоренный полет.
— Кстати, насчет обличий. Почему я не стал в той коробке принимать другой точно известный тебе образ... — превращение заняло какие-то секунды; на месте подростка теперь стоял огромный светлошкурый волк, который туда просто не поместился бы, даже скомкавшись в клубок. Только голубые глаза глядели теперь вполне осмысленно. Сверху вниз. — Полагаю, теперь тебе будет понятнее, кто я такой.
Волк мотнул тяжелой головой и досадно поджал уши, и побрел куда-то в темноту плохо освещенных улиц, местами пригибаясь, чтобы не задевать низко натянутые провода и фонарики.
— Следуй за мной, — повторил волк. И голос изменился, и шутливый говор заметно сошел на нет.

[nick]Vali Lokison[/nick][status]Fairytale gone bad[/status][icon]https://b.radikal.ru/b23/2003/e4/caa5e9fc880d.png[/icon][info]Вали Прошлого


Возраст: неопределим;
Сторона: своя;
Сверхсилы: светлый по окрасу волк, под два метра в холке; физические возможности где-то рядом со среднестатистическими богами девяти миров, хаотичная магия.[/info]

Отредактировано God of Lies (11.07.2021 16:19)

+2

55

Обезопасил окружающих. Стив тратит несколько секунд на то, чтобы как следует осознать смысл этих слов. Это было так предусмотрительно со стороны Вали, что почти настораживало. Воображение тут же пытается нарисовать картину того, как взрыв будет выглядеть для окружающих, но Стив с легкостью отмахивается от назойливых мыслей. Слова Вали, вообще-то, звучат очень успокаивающе. Стать причиной еще одной трагедии Стиву совершенно не хочется. Осаки достаточно.
Вместо этого он сосредотачивается на ответе Вали. Значит, Кобик искала не его, а Баки, но решила не особо заморачиваться и воспользоваться первой подходящей для роли спасителя кандидатурой. Очевидно, не прогадала. Стив все еще слабо понимает, почему девочку — если можно ее так назвать — волнует его судьба, чем он ей так приглянулся или для чего нужен живым. Но прямо сейчас испытывает такой прилив благодарности, что на мгновение он затмевает собой все.
— После взрыва я упал в океан, не то чтобы у меня было время уточнить его дальнейшие планы, — устало и как-то мрачно отвечает Стив, явно не желающий вдаваться в подробности судьбы предыдущего барона Земо. — Если ты хочешь знать, жив ли он до сих пор, то нет. Умер в нашу последнюю встречу в Южной Америке. Придавило камнями в ходе боя.
Хорошо бы на этом бароны Земо закончились как явление, но, разумеется, у Генриха был Гельмут, и теперь Гельмут едва не убил Стива, и конца и края этому противостоянию не предвидится. Тот день встает в памяти яркой картинкой, будто это все случилось только вчера: и Рик, и Земо, и треклятый лазер, и то, как ему удалось ослепить противника с помощью щита, и к чему это привело.
К счастью, Вали не продолжает тему, а может, не так уж ему и интересны все эти земные — мидгардские — Земо и прочие неприятности. Стив идет за ним следом, стараясь держать голову пониже. Камера, которую Вали показал ему на улочке, здесь наверняка не одна, и хотя у Стива нет в планах прятаться от друзей, светить лицом на всю страну вот прямо сейчас — вряд ли лучшее решение. С другой стороны, присутствие рядом гигантского волка, очевидно не заботящегося о камерах, выдаст его куда раньше, чем что-либо еще. Возможно, камеры неспособны увидеть Вали.
Стив пытается не думать о том, как сильно его спасение начинает напоминать очередную галлюцинацию в терминальной стадии. Не то чтобы от детей Локи и в реальности можно было бы ожидать чего-то иного, кроме как странных обличий и таких же странных манер, но все же. Всё же. Гигантский волк?
Стив думает: «Я поехал крышей». А потом думает: «Надеюсь, в правильную сторону».

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+2

56

Вали в самом деле не заботился о камерах, поскольку уже позаботился о том, чтобы они не видели его. Вообще все свидетельства этого занятного побега он не стремился скрыть — и даже хотел, чтобы весь о живом Капитане долетела до задержанного Гельмута, но маршруты он нарочно выбирал такие, чтобы лицом к лицу с неспящей категорией люда спутник не столкнулся. Не хотелось самому тратить на такой настроение и дыхание, у бога не было уверенности, что он не навредит вообще сторонним смертным даже чисто случайно.
Судьба Генриха была ему интересна, но ровно настолько, чтобы можно было удовлетворить своё собственное любопытство — всё же Агамемнона уже не занимали такие "мелочи". Возможно, он считал их несущественными, но теперь казалось, что зря. Для истории важны были все детали.
Стив молчал, Вали больше тоже не стремился так чтобы поддержать диалог — он размышлял о некоторых уже своих заботах и о том, что будет делать дальше, в том числе и с этим. О всех этих мирских активистах воспоминания складывались противоречивые. И в какой обстановке они встретятся в следующий раз? И встретятся ли? И справится ли со своей задачей Верховный маг?
Шли они не очень долго, чуть больше получаса; местность отличалась тем, что почти вся была застроена если и не коммерческими, то жилыми постройками. Волк смотрел на урбанистическое творчество с явной долей тоски, да и вывел Капитана со спальных улиц в небольшое, пока еще незастроенное, но очищенное от деревьев поле.
Больше пространства, меньше левых непонятных душ.
— Здесь и разойдемся. Тебя ищут твои товарищи, и я тут лишний, — Вали обернулся и внимательно оглядел Роджерса. — Я не видел и не вижу смысла скрывать от тебя ту историю из прошлого. Но я так и не решил, следует ли её знать твоему нынешнему другу. Все его воспоминания и убеждения — подлинные, пусть он и не знает, что прошел тот путь не совсем сам и не совсем один. Он искренен в своих убеждениях. Но без меня и моего вмешательства его, возможно, не было бы здесь и, даже, не должно было быть здесь. Думаю, ты сам способен решить, как распорядиться этим знанием. Удачи, Стив. Надеюсь, и в следующий раз встретимся не врагами.
С этими словами волк растворился во тьме.

[nick]Vali Lokison[/nick][status]Fairytale gone bad[/status][icon]https://b.radikal.ru/b23/2003/e4/caa5e9fc880d.png[/icon][info]Вали Прошлого


Возраст: неопределим;
Сторона: своя;
Сверхсилы: светлый по окрасу волк, под два метра в холке; физические возможности где-то рядом со среднестатистическими богами девяти миров, хаотичная магия.[/info]

+2

57

Правильная сторона оказывается каким-то пустырем в получасе ходьбы от места, куда Вали его переместил. Странно, конечно, для существа, способного к телепортации: перемещать кого-то за полчаса от места, куда нужно прийти. Вряд ли это ошибка. Стив думает про камеры, тихо хмыкает себе под нос: ну, это одна из версий. Другая — это что Вали, как и его отец, просто любит нетривиальные развлечения. Прогуляться по городу вместе с Капитаном Америкой — почему бы и нет? Вдруг где-то в Асгарде у него висит постер с Мстителями, и он большой фанат. Один из первых, как выяснилось.
Даром что признать в Стиве Капитана Америку сейчас не так просто, как хотелось бы. Помимо слегка изможденного вида и кругов под глазами, он обзавелся бородой и отросшими волосами, которые порой лезут в глаза. Но что кому-то стоит присмотреться к записям на камерах? Проявить чуточку больше любопытства, чем обычно заслуживают записи с CCTV в середине ночи. Потому что в плакат в Асгарде Стив, конечно, не верит. Его эго пока далеко до таких масштабов.
Стив кивает на прощание, прежде чем Вали отворачивается и уходит. Растворяется.
Какое-то время он просто стоит на месте и пытается понять, что дальше. Почему именно этот пустырь? Ему оставаться здесь? Идти куда-то, где можно найти кого-то из местных хранителей порядка? В таком случае ему надо торопиться. Он рассеянно оттягивает ворот футболки, чтобы посмотреть на свою грудь. Не то чтобы наниты можно увидеть невооруженным глазом, там не мигает никакого огонька, подсказывающего, что бомба готова к детонированию и уже начала обратный отсчет. Шрам на месте. Остается надеяться, что Вали не солгал, и в случае чего взрыв никого не заденет. А то так недалеко до конспирологических теорий о том, что Америка ведет войну с Азией руками Капитана Америки. Сначала Осака, а потом вот — этот город.
Стив оглядывается по сторонам, глубоко вдыхает, набирая полные легкие ночного воздуха, и решает просто подождать.
Господи, как хорошо на улице. Как хорошо.

[status]falling out[/status][icon]https://i.postimg.cc/437FWgLx/steve-captured.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [13.09.16] Fire walk with me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно