Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [13.09.2016] Tough Times all Over


[13.09.2016] Tough Times all Over

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Never lose hope, even in the darkest moments of life.

13 сентября, Нью-Йорк, Башня Старка

Gerry Drew, Tony Stark


Переживая непростые времена и пытаясь смириться с ухудшающимся положением дел день ото дня, главное - не молчать, как бы ни было тяжело.

+1

2

Новости крутятся вокруг трагедии, произошедшей в Осаке, который день, словно заезженная пластинка. Место катастрофы постепенно расчищается спасательными командами и волонтерами, прибывших оказывать помощь, и едва ли не с каждым часом обновляется подсчет жертв, увеличивая число погибших. А в СМИ бурлят споры о том, кто именно и насколько виноват.
Герри, побывавший на месте и помогавший вытаскивать людей, всегда отключает их. Он не хочет слышать то, как порочат имя его матери, обвиняя ее в преступлении, которого она не совершала. И еще он не хочет думать о самом теракте. О людях, которые остались под обломками гигантских зданий и не дождались своевременной помощи.
Они не смогли спасти всех. Подросток изначально знал это и понимал, но смириться с осознанием оказалось чрезмерно тяжелой задачей.
После возвращения домой он толком ни с кем не разговаривал, не хотел или же просто не получилось, так как все желали в одиночку пережить свое горе. Его на всех хватило. И сейчас желание говорить равнозначно нулю, но, по крайней мере, уже не так тяжко.
В горле не встает ком, по затылку не бежит леденящий страх, пробираясь глубоко в мозг, и руки не сжимаются в кулаки. В нем крепнет вера в то, что все будет хорошо. Должно быть хорошо. Не может же все настолько покатиться ко дну. Они смогут разрешить все проблемы, как бы ни было сложно. Наверное.
Герри поджимает губы, внезапно почувствовав острую необходимость говорить и разрушить одиночество, и направляется из своей комнаты в мастерскую. Там с вероятностью до девяноста пяти процентов может обнаружиться Тони, а именно он ему сейчас и нужен. Дома, конечно, есть еще Алекс, упорно верящая в то, что Капитан жив, и Джеймс, которому самому несладко, но…
С ними у него еще не сложились близкие и доверительные отношения. Для этого нужно время и общение, а этого не было.
Он задумывается о себе – его отправили в родное измерение, заставив перед этим пострадать на тему того, что его родная мать жива, а он не живет с ней из-за своего злобного двойника из иного мира, и… вот он здесь, страдает на тему того, что его мать жива, но она не рядом с ним из-за злодея, отнявшего у нее тело, имя и жизнь…
Уровень невезения практически достиг девяносто девятого уровня. Браво. Герри обиженно хмурится, спускаясь по лестнице и находя отчима.
- Можно? – нарушает тишину первым, не опасаясь того, что он своим приходом помешал какой-то сверхважной работе.
Он, подойдя ближе, всматривается в Тони и вновь хмурится, задумавшись о том, каково тому приходится в это время. Об этом он думал, но так и не спросил, как он себя чувствует. А оттого виновато разминает пальцы, сплетая их друг с другом. Желание жалеть себя ему несвойственно, но вот второй раз в своей жизни он позволил своим переживаниям взять над собой верх.
В прошлый раз он хотя бы имел достойное оправдание. В этот же раз… он не может сказать, что все это – только его несчастье, личное, принадлежащее ему одному.
Он забылся. И это, по его мнению, плохо.
- Ты как?
Герри бросает взгляд, привычно осматриваясь, но ни на чем не задерживая взгляд, и усаживается на стуле поблизости. Слова на язык как-то не идут, а разворачиваться и идти назад совершенно не хочется. Можно и помолчать – он не против, главное, что неприятное ощущение одиночества начинает медленно таять и исчезать.

+3

3

— Можно, — эхом последовал отклик на первый заданный вопрос.
Сам Тони так и не отвел взгляда от экранов; разбитый успели заменить. На них больше не висело никаких фотографий или съемок с места катастрофы, схем высоток или выведенных списками данных замешанных во всем этом людей. Были чертежи нескольких последних моделей Железного Человека и задействованных технологий, а так же перечень необходимых аппаратуры, приборов и материалов.
Что-то из этого висело в виде трехмерной проекции посреди зала, дополненное деталями маловероятно, что понятными не знакомым с ответвлениями наук людям.
На столе, помимо инструментов и различного мелкого барахла технического характера, стояла бутылка раритетного брэнди. Закрытая, но уже по ней знающие инженера люди однозначно сказали бы, что что-то не в порядке. Синяки под глазами мужчины едва успели сойти за прошлую неделю, теперь снова подводили глаза и делали отстраненность взгляда еще более заметным.
— Тебе честный ответ или приукрашенный? — после затянувшегося молчания уточнил Старк уже на всякий случай, покосившись на Герри. Отвлечь его — всё-таки отвлекли, но против присутствия кого-либо здесь он не возражал. Паучонок просто подловил тот момент просвета, когда делать что-то еще вроде хотелось, но уже сил морально не осталось даже раздражаться со случайных помех. Что сон отшибло начисто уже третьи сутки как — как раз уже привычно.
Голову вообще преследовали только тяжелые мысли и образы. Ничего того хорошего, что успело вроде как наклюнуться после того, как десятого числа он вернулся из Санкторума домой. И до того, как проснулся в каком-то личном адочке. Опять.
Ребятам все эти дни Старк старался не показываться на глаза. Перед парнями, обоими, он чувствовал себя виноватым, перед Фейт просто не хотел маячить в таком настроении. Он и не выходил почти из мастерской с тех пор, как они сюда вернулись из Осаки. А если и выходил — этого никто не видел и не слышал. Разве что Пятница подтверждала, что в основном он дома и что могла позвать.
Захотелось извиниться. За что именно? А черт уже знает...
— Хотя любой из ответов будет так себе, — уточнил Тони вместо того, что вертелось на языке.

+3

4

Ответ Герри совсем не нравится. После таких слов не хочется слышать ни приукрашенного, ни честного. Молча смотрит на экраны, даже не предпринимая попыток разобраться, что на них показывается, но он рад, что на них не транслируются новости.
Тони выглядит ужасно. Герри думает, что ему нужно бы пойти и отдохнуть, но что-то подсказывает, что он и сам внешним видом похвастаться не может, пусть его состояние и не находится в такой запущенной стадии, как у отчима.
Если он хорошо помнит, то тот даже в первую встречу выглядел нехорошо. Тогда он решил, что ему привиделось, но теперь он абсолютно уверен в том, что это не совсем нормально.
Так же, как не является нормальным неоткрытая бутылка алкоголя на столе. Он сосредотачивает взгляд на ней на пару секунд, прищуриваясь, а после переводит его на Тони.
- Ага, я это вижу… Тебе нужно поспать.
Герри заявляет это прямо, без всяких сомнений, без слов «кажется» и «может быть», без вопросительных тонов, облокачивается локтем о стол и рукой подпирает голову. Сам он выспался, пусть сны и были паршивые, после которых просыпаться было тяжело, а потому может без угрызений совести рекомендовать Тони отдых как возможность временно отключиться от всего плохого, что произошло в последние дни.
Всего несколько дней назад они здесь испытывали его навыки, он пытался убежать от супер-брони, а сейчас, кажется, что прошла целых несколько месяцев.
Хочется спросить, нет ли новостей о матери, но он не рискует усугублять обстановку. Без того все очень и очень плохо. И даже если известия имеются, ему ничего не скажут во избежание новых неприятностей уже с его стороны. Но, несмотря на свое желание непременно поучаствовать и помочь, ему достаточно осознания того, что все так не оставят. Все равно логика подсказывает, что толку от него будет мало.
- Но, если ты никуда не пойдешь, я посижу с тобой, - закусывает губу. – Не хочу оставаться в одиночестве.
Много плохих мыслей, но о них Герри не говорит, полагая, что Тони переживает в данный момент еще сильнее, чем он, а потому прекрасно поймет, от чего он старается укрыться. Потому он просто довольствуется тем, что голова постепенно перестает гудеть от всего подряд.
Он внимательно смотрит на отчима.
Хочется сказать, что все будет хорошо, что все обязательно наладится, ведь иначе у супергероев не бывает – они всегда одерживают верх, но после увиденного в Осаке язык не поворачивается. Все совсем наоборот. Люди погибли. Капитан. Злодей где-то празднует победу. А его охватывает бессильный гнев при мысли о нем. Герри поджимает губы, пытаясь не показывать свое внутреннее состояние.
- Ты не обижаешься на меня за мое поведение тогда? – внезапно спрашивает, вспоминая о своем требовании у отчима немедленно спасти маму.
Они все там были не в том состоянии, чтобы здраво рассуждать, однако, совесть не дает ему покоя, напоминая, что это звучало эгоистично.

+3

5

— Сон для счастливых бездельников, — вяло отшутился миллиардер и оглянулся на проекции. — Отосплюсь позже, когда хоть что-нибудь доделаю. Иначе к дальнейшему мы можем оказаться неготовы. А я хочу быть во всеоружии. Теперь у меня развязаны руки. Итак слишком расслабился с необходимостью осторожничать за весь мир.
Про "расслабился" инженер имел в виду Земо. Он имел в виду свои разработки, планы, идеи, которые ранее и без того откладывались на вечное "потом" из-за недостатка времени. Про корпорацию было нечего сказать — последние два месяца до трагических событий его участие в её существовании и развитии почти полностью сошло на нет, и всё сопутствующее легло на несгибаемые плечи опасной женщины с зонтиком и пушистыми розовыми тапочками.
Такое и раньше бывало, за полтора десятилетия все научились с этим жить, так что и его длительное отсутствие уже даже не считалось форс-мажором, который из-за всевозможных кивков и подписей никак не обойти. Но вновь стало обязательным и незаменимым с десятого числа — никакие подобные разбирательства Тони не стал бы уже перевешивать на Бамбину, даже если это было бы возможно.
Последствия случившегося аукаться всем будут еще очень долго и болезненно.
— Сиди, если хочешь, — не стал возражать Старк против компании, тем более что мальчишки его сами по себе достаточно сильно беспокоили. Оба. За Джеймсом он тоже старался приглядывать, но слова подобрать оказалось неожиданно сложнее. Он и Герри не знал, что сказать. Обговорить это всё было необходимо рано или поздно, и вот вроде он сам сейчас пришел, а желаемые к озвучиванию мысли упорно в горле застревали.
А потом вопрос мальчишки и вовсе заставил обернуться и внимательно посмотреть на него.
— А должен был? — задал мужчина ответный вопрос с явным удивлением. — И не думал. Не та ситуация. Все были в порядочном шоке, а Земо так или иначе рискует не пережить встречу со мной. Без шуток. Мои отходчивость и милосердие имеют пределы.
Мужчина забылся и откинулся на спинку кресла, потягивая успевшие затечь от сидения в одной позе конечности; как он вернулся домой десятого еще до всего этого, так сразу переоделся в рубашку с длинными рукавами и начисто забыл о новоприобретенных шрамах, которые тянулись ветвистыми прутьями от будто обожженных некогда ладоней дальше по рукам. Не вспомнил об этом и теперь, как и о том, что длинные рукава — не самая идеальная для таких вещей маскировка.
Нормальные люди бы наверняка решили, что Тони просто поплатился, наконец, за периодическое игнорирование техники безопасности, но повреждения не выглядели так, словно их получили всего три дня назад. Казалось, будто они были с ним уже намного дольше.
— И это наиболее вероятный расклад. Мы ищем его. В том числе я намерен подключить те ресурсы и методы, которых ранее избегал по целому ряду причин, так что это вопрос времени. У твоей мамы тоже есть кое-какие мысли на сей счет, что его, вероятно, выкурит. Вопрос ближайшего времени, — инженер еще больше помрачнел. — Но мне всё еще не хочется предоставлять отчеты о том, как этот маньяк прошел через охрану.

+1

6

Герри задумывается над словами отчима, но в ответ всего лишь пожимает плечами. Он бы поспорил с ним насчет этого вопроса – лучше выспаться и на свежую голову взяться за дела, однако, у него нет сил на споры и уговоры.
- Одного кофе тебе скоро будет мало, - просто так замечает он, слабо улыбнувшись.
Рано или поздно организм сам даст знать о своих потребностях. Если, конечно, Тони не пьет кофе громадными кружками и не подпитывает себя магическими заклинаниями бодрости.
К тому же если он говорит, что нужно подготовиться, значит нужно подготовиться. Герри откидывается на спинку стула, уставившись в одну точку и представив, что все могло бы быть совсем иначе, если бы… да если бы многое пошло не так, как шло изначально. Впрочем, жаловаться нет никакого смысла, и он этого делать не хочет, хотя мысли так и лезут в голову.
Он смотрит на Тони. Да, все верно. Не та была ситуация, все были в шоке, но, тем не менее, это слабое оправдание лично на его взгляд.
- Не знаю… Мне следовало держать себя в руках. Я давно так не терял над собой контроль. Так, чтобы от меня страдали окружающие, как Алекс. Я не хотел этого. И срываться на тебе тоже.
Герри неловко умолкает.
Зато его радуют слова о том, что Барон Земо поплатится за содеянное. Ведь, когда это произойдет, все закончится. Все вот это. Хотя многое уже не исправить. На Осаке надолго останется шрам, который нанес этот террорист. Все, кто там был, запомнят все в деталях. Он точно ничего не сможет забыть. Но все хоть немного, но наладится. Он хочет в это верить, ведь не может все быть настолько плохо на постоянной основе.
Герри моментально разворачивается и внимательно смотрит на отчима, когда тот заговаривает о том, что его мама что-то задумала. Тони даже не представляет, сколько он ему сказал одной этой фразой. Его мать жива, она в порядке, она составляет план, уже что-то задумала… Это очень много! Это больше, чем он знал минуту назад.
- Я знал, что ты держишь с ней связь, - улыбается, но тут же мрачнеет, представляя сколько всего придется преодолеть. - Ты не хочешь предоставлять отчеты, так как не хочешь, чтобы все узнали о… А это нельзя опустить? Скрыть или списать на то, что преступник как-то смог обмануть систему безопасности?
Не давать отчет невозможно. Вряд ли это всем понравится. Все захотят узнать, как все произошло и почему. Но Герри, если он все правильно понял, понимает, что не обо всем можно рассказывать. Особенно если сам злодей еще ничего не знает. Ведь если узнает о беременности, то он получит еще один козырь… Герри холодеет от этой мысли.
Барон Земо наломал дров. Столько всего из-за него произошло. И со всем справляться придется им всем очень и очень долго.
Он поджимает губы, глядя на свои руки.
- Это плохо, что я радуюсь, что ему достанется? Наверное, это так и есть, но я хочу, чтобы он пожалел обо всем, что сделал.
В любом случае Тони говорит серьезно, кажется. Преступник, занявший тело его мамы, точно не сможет уйти от правосудия. Этого ему вполне достаточно, чтобы успокоиться хотя бы на время и подумать, что все не так плохо.

+1

7

— Не привыкать, — прозвучало как есть уклончиво. Правильнее было бы мальчишке сказать "от кофе тебе скоро станет плохо", и он был бы чертовски прав, но ситуация в самом деле сложилась совсем не та, чтобы отдыхать и поддаваться усталости.
Памятуя прошлое и все запущенные проблемы со здоровьем, которые благополучно списало на нет божественное вмешательство, позволив коллекционировать и прокачивать их список теперь уже с ноля, Старк всё же ловил наиболее щадящие для хоть коротких передышек моменты, и собственные пределы знал лучше всех прочих. И осознавал, что безнадежен. От ближайшей недели слишком многое зависело, да и тоска с тревогой заедали сильнее, чем отвлечение от дел ради себя приносило удовлетворения. Сам инженер прекрасно понимал одну простую истину — количество погибших под завалами остается только принять как данность, но пока Джессика не вернется домой в целости и невредимости, спать спокойно он не сможет точно.
— У Алекс слишком тяжелое прошлое, потому она вряд ли когда-нибудь начнет легко переносить такие вещи, — снисходительно заметил Тони. — Работать над собой тебе нужно, конечно, но от случайностей никто не застрахован, тем более в такой ситуации. Там все перенервничали. Мне кажется, об этом эпизоде тебе лучше будет с ней поговорить — со мной серьёзный разговор был бы разве что в случае, если бы ты делал так специально. В остальном...
Мужчина ненадолго умолк, задумавшись о том, мог ли он сам как-либо помочь тут одному или другому с не очень совместимыми между собой особенностями, а у Герри, выцепившего из всего сказанного несколько конкретных слов, уже глаза загорелись.
— Ну еще бы я оставил её совсем один на один с этим разбираться, — с усмешкой проворчал Тони и добавил уже недовольно: — Она сама была против, чтобы я в открытую лез ей помогать, но ситуация слишком радикально изменилась сейчас. Со всех сторон.
Опустив пока вопрос того, что он обязан или не обязан докладывать, Старк снова замолк, и после довольно длительного молчания немного оттолкнулся ногой от рабочего стола. Стул откатился от него всего на какой-то метр, но этого было достаточно, чтобы откинуться на спинку и свеситься с него. Потолок не сильно помогал с размышлениями, но всё равно для того, чтобы хоть что-то внятно сформулировать — а заодно и понять, что он думал об этом сам, — его однотонность оказалась не лишней.
— В остальном... я бы сказал, что это весьма закономерное желание по отношению к этому... — если десятого и одиннадцатого инженер на эмоциях даже не думал фильтровать свою речь от излишней грубости, то сейчас, немного придя в себя, уже явно не подобрал цензурного определения, и скрестил руки на груди. — ...этому. В общем, это нормально. У меня кулаки еще до этого несколько недель назад чесались, потому что вообще когда весь этот обмен телами произошел, мы чудом избежали того, чтобы от Манхэттена не осталось мокрое место вместо города. Не хочу прямо говорить того, что об этом думаю я сам. Теперь, после всего этого. Но что я хочу сейчас сказать... так это то, что подобные случаи пробирают на самые разные эмоции, и при всем этом мы не вершим самосуд и не имеем на него права. Даже если это кажется справедливым решением. Ни я, ни Мстители, ни уличные герои, ни стражи порядка, ни ты, ни Джесс — на всех действуют примерно одинаковые законы, а для сверхлюдей они сейчас снова станут в разы строже. Можно ругаться на психов сколько угодно, но в приоритете всегда задержание, если только откуда-то сверху нет обратного приказа. Да и кроме приказов — если давать эмоциям волю и не взвешивать решения с поступками, можно в итоге обнаружить себя на стороне всего того, с чем боролся. Это больно. И тяжело. И вообще, наверное, всецело осознать можно только по мере получения соответствующего опыта. Но я не хотел бы, чтобы в решающие моменты ты забывал о том, что из-за сверхчеловеческих сил любой твой не до конца рассчитанный пинок может переломать оппоненту немало так костей. А забывая — считал, что это правильно.
Наверное, Тони слишком приукрашивал и идеализировал всё, даже с оглядкой на случаи из собственной жизни и собственные же поступки. Но, по его мнению, пока что забываться мальчишке не следовало. С возрастом наверняка набьет шишек и сформирует собственное мнение.
— В большинстве ситуаций мы должны действовать по букве закона. Закон не на стороне преступников и явных маньяков. Пока проделки Земо ограничивались около-военными разборками между Гидрой и ЩИТом и провокациями в мой адрес, судили его по этому уровню и только те, кто имеет к этому всему отношение. Но теперь он вывел все наши личные и шпионские подпольные разборки на мировой, совершенно другой уровень. Никогда не интересовался восточной культурой? — поинтересовался между делом Старк, не меняя положения и всё еще глядя в потолок. — Японцы очень такой... строгий, благочестивый и где-то даже чопорный народ. Но ключевое здесь — строгий. Погубив столько народу в Осаке за просто так, еще и вмешав научно-делового партнера в это всё, Земо получил себе врага в лице Японии. Человека с его мозгами и способностями Джессики там без нашего содействия сейчас не поймают, но очень маловероятно, что власти не будут потом требовать выдать им Гельмута. А за особо тяжкие преступления восточные страны всё еще предпочитают карать преступников смертной казнью. И оспаривания подобных приговоров почти не допускают. Иными словами, он сам затянул петлю на своей шее. Как-то так.

+1

8

— Обычно я хорошо себя контролирую, - с заминкой произносит Герри – после произошедшего короткого срыва он всерьез сомневается в наличии у себя контроля. — Плохая была ситуация. Я с ней поговорю попозже.
Не помешает припомнить уроки по самоконтролю у Джессики из иной реальности. Нельзя допускать повторения подобного. Он прекрасно осознает опасность собственных способностей, чтобы позволить себе относиться к ним беспечно.
Он слабо улыбается, услышав, что мама хотела разобраться с проблемами сама. Отчего-то он совсем не испытывает удивления. Это несколько странно, ведь он ее, по сути, еще и не встречал, и не знает о том, какой она человек, ничего. Сравнивать ее и ее версию из альтернативной вселенной – ошибка, которую он не намерен совершать, и все же…
И все же ему кажется, что он знает ее лучше всех.
Это напоминает ему о том, что впереди им еще предстоит встреча. Он совсем забыл об этом. От этого невольно холодок бежит по затылку, опускаясь ниже по позвоночнику, пробуждая старую тревогу. Страх того, что она может не признать его, как своего сына, не поверить в абсурдную историю, которая является чистой правдой, так и не прошел, а просто на время отошел на дальний план, поджидая своего момента. От этого страха не избавиться ровно до тех пор, пока все не решится и не разложится по полочкам, но до этого еще далеко, и нервы он себе потреплет знатно.
Герри задумчиво смотрит на отчима и даже приоткрывает рот, чтобы попросить его в будущем присутствовать при разговоре с матерью, но затыкается, не проронив ни слова. Вместо этого он разворачивается к нему и слушает, что тот говорит.
Тони поднимает еще один большой вопрос, о котором до этого момента он не горел желанием размышлять. Вопрос о том, как поступать с теми, кого хочется самолично наказать. Ему даже не приходится долго думать о том, почему это для него достаточно острая тема, которую он пока умело обходил стороной.
Его двойник.
Герри тяжело вздыхает, запустив пальцы в волосы. Вот о нем ему абсолютно не хочется думать. Он и так слишком много времени уделил ему, а в данное время, когда происходит такое, от чего волосы встают дыбом, и решается судьба его мамы, желание думать о нем нулевое.
Он тихо фыркает, заслышав слова Тони о том, что нельзя просто так взять и пнуть кого-либо… ну, это смотря кого пинать. Двойника, который убивает свои копии из иных миров, путешествуя по ним, по его мнению, вполне себе можно пнуть. И даже не один раз. И все равно этого будет мало.
— Самосуд – это плохо, я знаю. Не хочу спорить, но… что делать с таким, как мой двойник? Он не из этого мира, в нашем он ничего противозаконного не совершал. Если бы существовал закон для плохих людей из иных миров… - задумчиво размышляет, уставившись на край стола, но поднимает глаза на отчима и отрицательно мотает головой: - Нет, если что, то я не думал о том, чтобы его убивать, или калечить, или еще что-то с ним делать. Я вообще не придумал, как буду действовать, если сумею его остановить. Хотя был бы хорош вариант с тем, чтобы лишить его способностей, отобрать устройство для перемещения в пространстве и времени, а затем забросить его в его же родной мир.
Герри думает о том, что двойник не так долго сумеет протянуть без сверхспособностей. Если он нарушал закон там, то его будет ждать заслуженная кара, какой бы она ни была.
А в случае с Бароном Земо решение, к счастью, есть – отдать его властям и надеяться, что они проучат его по всей строгости закона. Вероятно, после злодея передадут правительству Японии. Его это более чем устраивает. Но отдадут ли – хороший вопрос.
Несколько секунд после того, как Тони прекращает говорить, он молчит, размышляя обо всем и переваривая, пытаясь понять, как ему относиться ко всему.
— Знаешь, отдать Земо Японии – это было бы справедливо, учитывая все, что он натворил в Осаке. Он сам виноват, он должен ответить за свое преступление. Я не жду самосуда над ним, но не хочу, чтобы он сумел уйти от наказания. Не просто из-за того, что он испортил репутацию мамы и всячески пытается навредить ей и тебе, а из-за всех тех погибших людей, - отвечает, наконец, Герри. – Но возможно ли оправдать маму и доказать, что это был он виноват?
Последний вопрос его сильно беспокоит в последние дни. В голову приходят совершенно дикие предположения того, как это можно провернуть, но все он отметает, понимая, что фантазирование ему ничем не поможет.
- Он ведь был в ее теле. Камеры засняли ее, и по новостям говорят о ней, а не о нем. Насколько будет сложно доказать правду?

+1

9

Услышав вполне закономерный вопрос, Тони с трудом подавил усталый вздох и перевел взгляд с безучастного потолка на унылого Герри.
Легко, конечно, рассуждать, когда сам уже через многое прошел и научился давать четкую оценку ситуации — и подобный опыт, написанный кровью, он бы никому не пожелал. Когда пасынок уже вляпался в историю неприятного пошива, и пока оставалось не до конца ясным, кому именно придется поставить в ней точку.
— Мне кажется, если до этого дойдет, ты сам поймешь, что с этим следует делать, — подумав, осторожно сказал мужчина и подобрался в кресле. — Но мне определенно нравится мысль лишить его способностей и всех бесчестно нажитых бонусов, и запереть где-нибудь подальше. На самом деле, я бы с тобой еще на эту тему поговорил со стороны конкретных случаев — рассказать-то мне есть, что, но не уверен, насколько оно всё тебе нужно конкретно сейчас. И нужно ли вообще.
Увы, у милосердия была и вторая сторона. Не поставишь в истории точку — девять шансов из десяти, что тебя догонит её продолжение. С еще большим размахом. Как и вышло во всей ситуации с Земо — ведь он мог еще в самом начале поступиться несколькими гражданскими, чтобы суметь всё-таки задержать психа после его налета на авианосец. Но принял решение в пользу простых людей. В итоге погибло в тысячу раз больше спустя всего несколько недель.
Невозможно было предугадать такие случаи. Но и думать обо всем этом было из раза в раз невыносимо.
Что станет меньшим злом? В какой момент? Ответов на эти вопросы часто не находилось даже у футуриста.
Сейчас разговор всё же возвращался к другому.
— У нас есть план. Рискованный, но план, — медленно проговорил Тони, вернувшись теперь ко вдумчивому созерцанию стены где-то в стороне от мальчишки. Но вскоре всё же сфокусировался снова на собеседнике. — Вернее, несколько идей, которые еще нужно проработать. Если всё получится, из происходящего не придется никому объяснять вообще ничего. Но в этом уверенности пока что нет. Мы не знаем планов самого Земо — и выкинет ли он что-нибудь еще, успеет или нет. Успеем мы или нет. Будет зависеть от обстоятельств и того, что и как получится. И не собьет ли что еще эти планы, из-за чего всё-таки придется выкручиваться на ходу... и как будет возможно. Потому лучше ничего в долгий ящик не откладывать. Отдохнуть можно и потом.
Старк думал было открыть голографический экран, но передумал.
— В моем случае сложность в том, что я не имею права вообще не давать никакого ответа — мало того, что фирма моя и проект мой, так в этой ситуации я еще и муж "этой террористки". И мой ответ не может расходиться с результатами независимых экспертиз, в противном случае продолжат копать дальше и еще серьёзнее, но уже под меня. Невозможно скрыть того, что в здании было огромное количество различных датчиков — это и некоторые сотрудники всегда знали, а в развалинах их найти теперь не проблема. Если что-то намеренно укрывать, не зная всех тонкостей противоположного лагеря — можно спалиться. И вот вроде нет смысла укрывать какую-то личную деталь, те же японцы достаточно щепетильны в личных вопросах и вряд ли станут акцентировать на этом внимание в дальнейшем, особенно если эта деталь не утечет куда еще. Но это значит собственной рукой расписаться в том, что в здании действительно была Дрю, — инженер помрачнел еще больше и подкатился на стуле обратно к столу. — Что идет поперек нашим вариантам разгрести этот маскарад без сложных подробностей и тихо. При всем этом  Старк Индастриз занимается разработкой и внедрением в том числе и передовых охранных систем — мы не работаем с армией, но у корпорации есть правительственные и федеральные контракты. То, что псих смог запросто проникнуть в одну из самых современных охраняемых высоток на земле — стечение обстоятельств настолько уникальное, что это невозможно будет повторить больше нигде и никогда, но без выдачи всей подноготной это никому не доказать. Без этого что я, что фирма могут расписаться в своей некомпетентности и огрести дополнительно, но уже с других сторон. Затягивать с отчетами или вовсе дождаться сначала чужих оценок — будут закономерные подозрения. Меня немного выручает, что Гельмуту во всем этом явно помогает сволочь-Норберт и что среди сотрудников нашлись кретины, которые повелись на красивые глаза и ничего не заподозрили, но всё равно это не объяснение. Единственное, что спасает — то, что без моего участия расшифровать собранные датчиками и Пятницей данные сторонним людям будет невозможно. Но надо очень хорошо подумать, что мне с этим делать, потому что права на ошибку у нас нет.

+1

10

Герри окидывает взглядом отчима, растерянно приподняв бровь. По его мнению, Тони точно нужно отдохнуть. Особенно перед тем, как приступить к выполнению этого самого рискованного плана, который должен все разрешить и помочь всем разобраться в происходящем вокруг бедламе. Правда, повторять, как попугай фразу «тебе нужен отдых» тоже не стоит.
Можно, разумеется, попробовать, но лучшим вариантом будет попробовать обратиться с этим к Алекс. Ему кажется, что она сможет повлиять на родного отца лучше, чем он.
- Не забудь потом изготовить себе магическое зелье для прилива сил и бодрости, ну и для восстановления здоровья. Что-то мне подсказывает, что оно тебе не помешает. Кажется, что волшебники иногда так и делают.
Ухмыляется, найдя момент для шутки, а заодно и повод уйти от неприятной и ненужной ему темы про двойника.
Ему нравится идея с лишением его суперспособностей и возможности проникать в чужие миры, однако, сейчас не то время и не те обстоятельства, когда следует об этом размышлять. Когда-нибудь придет момент, но он явно еще не наступил.
Оттого он отгоняет от себя дурные мысли – о двойнике и о самосуде, о котором зашла речь, и смотрит на Тони, закусив нижнюю губу и размышляя над тем, каким будет завершение того, что они с матерью задумали, чтобы все исправить. Не хочется думать о плохом, но в последнее время только такие мысли и норовят проникнуть в голову, а потому он изо всех сил заставляет себя надеяться на лучшее. И не задавать ненужных вопросов.
Герри просто слушает, а картинка перед ним складывается откровенно безрадостная. Мир не забудет этот теракт, и последствия от него будут сказываться на них еще очень долго. И все попытаются повесить все на маму. Слишком много явных доказательств ее вины. Получив отчеты о произошедшем, расследовав дело от и до, власти, рано или поздно, обвинят ее и…
Он жмурится на одну секунду, вспоминая про план. Если с его помощью удастся все утрясти, каким бы он ни был опасным, сейчас он просто необходим. На него вся надежда.
- Но у вас ведь есть план, который если сработает, то часть этих проблем сама собой отпадет, - медленно произносит подросток, желая разогнать хмурую атмосферу, внезапно подступившую со всех сторон. – Да… не если, а сработает. Я уверен, что у вас все получится. Ладно, может ты и прав, что с решением проблемы и планом затягивать не стоит, но на отдых вряд ли можно забить.
Он бросает взгляд на монитор, а затем обратно переводит его на отчима.
- Они не могут винить еще и тебя. Не существует ведь абсолютно безопасных систем защиты. Рано или поздно всегда находится кто-то, кто обойдет любые препятствия и замки, если это ему очень сильно будет нужно. И ты сам сказал – этому преступнику помогали, он не смог в одиночку все это провернуть, а значит… - Герри вздыхает. – Я не знаю, что все это значит, но знаю, что звания идиотов будут присуждены тем, кто решит сказать, что ты тоже виноват.
Он старается не смотреть новости, но отрывки до него все же долетают. В последнюю очередь он хочет слышать по новостям, как мир попытается очернить имя Тони Старка. Хватает с лихвой того, что они говорят про маму.
Да уж… не всего этого Герри ожидал от своего родного мира, когда закрывал глаза в ту секунду, когда альтернативная версия его матери нажимала на кнопку устройства и отправляла его обратно, но все наладится. Должно.
Возможно, следует подготовиться к тому, что реальность обойдется жестоко и не будет ничего хорошего еще продолжительное время. Он не знает. Не имеет понятия, что ждать от будущего. Так и хочется мысленно заклинать мироздание со словами «лишь бы все было хорошо». Хотя он сам не из тех, кто постоянно полагается на удачу, а предпочитает лепить ее своими руками. Вот только возможностей у него для этого сейчас нет, и ему приходится только успокаивать себя снова и снова в ожидании.
Не так-то это просто. Чувство, будто с каждым днем все становится только паршивее. И от него вдобавок ничего не зависит.
- А если выложить всю подноготную – то у нас и у мамы будут проблемы?

+1

11

— Это так не работает, — покачал головой Тони, усмехнувшись. — Вернее, работает до определенного предела. У всего есть своя цена, не всегда во всем оправданная.
Вот уж что мальчонке точно лучше бы не знать, так это что Старка магическими способами чинили и заставляли не разваливаться уже раз пять за последние полгода. Статистика довольно унылая. С другой стороны, медленно умирать от кибернетики Экстремиса и не иметь никакой возможности что-то с этим полностью решить, было не лучше.
Ему б сейчас уверенность мальчишки в успехе всей авантюры. Сам он мог лишь делать всё от него зависящее, чтобы всё получилось и никто в процессе не пострадал. Но и от происходившего в Японии откреститься не мог, как и от своих обязанностей.
Какой там отдых. Совсем не успокаивающие мысли роились в голове. Герри верил — или хотел верить — в то, что всё задуманное получится, а инженера вновь терзал липкий страх, что пострадает кто-нибудь еще. В первую очередь пострадать могла сама Джесс. Оставалось тут разве что эгоистично признаться самому себе, что этого он боялся сильнее всего прочего.
— Ко мне и моей работе очень высокие требования, малыш. Чем больше возможностей и ответственности — тем серьёзнее спрос со взятых на себя обязательств. И тем дороже обходятся малейшие недочеты в защите. Так что если найдутся влиятельные недовольные, на меня могут в очередной раз попытаться спустить всех собак. А они найдутся. Это уже не первый страшный теракт у меня на фирме и далеко не первые жертвы моей работы, — Тони поморщился от накативших воспоминаний и взял в руки бутылку. Гладкое тяжелое стекло, изящная этикетка и напиток, стоящий немалых денег. — Меня пытаются держать на коротком поводке все, кому не лень, последние лет двадцать. А объяснить... Можно, в общем-то. В крайнем случае это — единственный остающийся вариант, кроме незаконных. Но это еще надо будет доказать так, чтобы все поверили. Я могу вывалить гору макулатуры и гигабайты файлов с собственными исследованиями, показателями и ворохом данных о таких случаях, в том числе об этих конкретных людях, но это не отменяет того, что на её стороне будут только её друзья и знакомые. Ну и я, со всей своей-то славой в довесок и росписью брака. Но очевидно, что мы всё это допустили. Не в последнюю очередь она сама. Это случайность и в этом нет её вины, но с агентов её уровня и прошлого спрос тоже высок. Даже если отделаемся малой кровью, скорее всего — это всё её долго будет преследовать.

+1

12

При словах отчима на ум приходит фраза о том, что за магию всегда нужно платить. Герри даже не знает, откуда точно она взялась. Вероятно, была услышана во время одной из игр или прочитана в какой-нибудь книжке. Так или иначе, он уверен в том, что в реальности с магией все куда сложнее. В реальности всегда со всем сложнее.
Потому он молчит, не зная, что еще говорить или какими словами убеждать Тони в необходимости отдыха, зато укрепляется в своем намерении поговорить с Алекс.
А тем временем приподнявшееся настроение медленно начинает опускаться вниз. Излишняя эмоциональность, имеющая неприятную привычку нести его вперед, как будто он сидит в одной из кабин «американской горки», вновь совершила резкий поворот. За эту свою особенность Герри порой себя всерьез ненавидит.
Причиной этому служит то, что он чуть более внимательно приглядывается к отчиму, изучая его выражение лица. Энтони воодушевленным не выглядит. Ну-у, да, с такой усталостью на взбудораженность и энергичность сил не должно оставаться от слова совсем, даже если план очень хорош и имеет все шансы на успех, но… кажется, что тот в чем-то сомневается.
Обладая способностью влиять на чужие эмоции, Герри неплохо разбирается в настроении окружающих. Интуитивно, хоть и не точно, но получается определять общий настрой.
Но, быть может, все не так.
Он вспоминает Осаку, все то, что они там видели, обрушившиеся небоскребы, один из которых принадлежал Тони, и вспоминает о матери… и закусывает нижнюю губу, предполагая, что, возможно, настроение отчима сильно омрачено как раз именно из-за всего этого, а не из-за того, что план спасения хрупкий. В это хочется верить. Лишь в то, что все будет хорошо.
Герри слушает Тони, наблюдая за бутылкой в его руках, и постепенно все больше убеждается в том, что легко ничего не будет.
Мрачнеет, задумываясь обо всем. Он и так знал, понимал, что от последствий от всего происходящего все будут страдать. Мама, которая увязла во всем, ее репутация была подмочена действиями коварного злодея. Отчим, которому все разгребать, пытаться все уладить и спасти жену, не допустив при этом новых жертв. Джеймс, который всего не так давно встретил отца, пусть тот и был из иного измерения, и тут же его потерявший. Он сам, у которого голова кругом скоро от всего пойдет. И еще огромное количество людей в Японии, утративших близких и родных, и людей, которые, так или иначе, во всем этом замешаны…
И те, кто, как выразился Тони, попытается спустить на него собак… Герри недовольно размышляет над этим и мысленно заранее определяя всех нехороших личностей в категорию врагов. Список, который возглавляли Барон Земо и его злой двойник, пополнился неизвестным количеством неизвестных имен.
Его в который раз пронзает болезненное осознание, что он ничего не может сделать. Во всем этом от него требуется лишь тихо сидеть, не палиться, не привлекать к себе внимания.
Герри глубоко выдыхает.
- Мне кажется, я понимаю, почему у тебя бессонница и ты отказываешься отдыхать, - он слегка вертится на стуле. – И много таких людей, которые захотят обвинить во всем тебя, будет? Вот бы натравить на них белочек Дорин… Они бы могли съедать всю их еду и не давать покушать, пока они не пойдут на попятную. Не, я просто фантазирую, мы же так не делаем, мы хорошие.
Он фыркает, живо представив себе такую месть.
- А если без шуток… ты сейчас над чем больше всего работаешь? Над вашим с мамой планом или над тем, как не дать врагам напасть на тебя со всех сторон?.. Жаль, что я никак не могу помочь. Наверное, Джеймсу тоже достается сейчас… - Герри слегка поворачивает голову в сторону выхода из мастерской. - Нет ничего хуже бездействия.

+1

13

Тони поднял отрешенный взгляд в пространство перед собой, обдумывая ответ на поступивший вопрос. Отвечал он уже скорее механически, причем на всё. Зря, наверное. Вопреки отстраненному молчанию и желанию забиться в самый изолированный угол, чтобы случайно не срываться на окружающих, как-то выговориться всё-таки хотелось. С живыми людьми. Не только с Пятницей, которая составляла компанию и компенсировала общение в такие моменты. Но её участие, по понятным причинам, всё еще оставалось очень достоверной имитацией. Сейчас произошло такое, что ему, создателю программы, не удавалось выкинуть эту деталь из головы. Джесс оставалась на связи, но рядом её всё равно не было, в любой момент дернуть ее было нельзя, что лишь дополнительно тревожило, а друзья-сокомандники в такие моменты, по иронии, не слишком стремились выносить двери. Пеппер наблюдает такое не впервой, так что делать что-то подобное и не стала бы уже. Роуди — тоже. Джеймс переживал своё горе. Алекс, кажется, единственная всё еще верила в живучесть Капитана, но контактировала с людьми всё еще осторожно в неуютных обстоятельствах.
Герри подловил момент, но парень пока что не вызывал желания отправить его обратно наверх, чтобы оставил в покое еще на какое-то время. Участие проявлял, хотя чисто по-человечески они всё еще были едва знакомы.
А тут враги. Бессчетное количество его врагов, жертвами которых уже неоднократно оказывались близкие.
— Наверное, лучше не знать. Как минимум, есть чисто рабочие конкуренты, которым выгодно как можно дальше выпихнуть меня и мою корпорацию из бизнеса. Но есть и политики, которым я сам по себе покоя не даю, — и это лишь верхушка. Та, которая обычно не вызывала ничего, кроме смеха и язвительности, но вполне доставляла серьёзные неприятности как раз вот в таких ситуациях, когда и без них всё плохо.
Спать он не хотел просто из-за нежелания встречаться с мертвецами. Одним из которых стал Стив. Прихлопнуло Капитана его зданием, в конце концов. Он мог сколько угодно бодаться с ним из-за расхождений в понимании морали и каких-то глупых мелочей, но всё равно ценил его дружбу. Несмотря на все разногласия и старые колючие обиды, изрядно подорвавшие доверие. Хотя сам Роджерс вряд ли был к этому причастен, просто остальные товарищи ему доверяли больше.
— Натравить на недоброжелателей белочек Дорин, — вслух проговорил Старк и фыркнул. — А ты хитер.
Самое смешное, что ничто не мешало попросить об этом саму Белочку. В качестве последнего бастиона всё еще выступала совесть, которая всё портила.
Следующий вопрос застал Тони немного врасплох. Отвечать на него честно не хотелось — дел было много, дела были разные, но сегодня немалую часть сил и времени на себя забирала фирма и державшая осаду Мисс А.. Организация, выплаты семьям погибших компенсаций, разбор бесконечных писем — некоторые работники на данный момент оказались чуть ли не единственными извне, кто способен до шефа достучаться. Нужно было решить, что делать с уцелевшими людьми, кто всё еще не хотел оставаться без работы. Большую часть этого можно было благополучно перевалить на других людей, но это была не их ответственность. Не разворачивали разве что тех, кто просто предлагал содействие и мог чем-то помочь.
— Броней. Типично, работаю над броней... — задумчиво протянул Тони и полез в стол, куда свалил всё то, что сейчас мешалось на столе. В общем-то сказанное враньем не являлось, просто занимались ею между делом. После некоторого копошения Герри протянули наручный коммуникатор, немного отличающийся внешне от того, что ему выдали ранее. — Отдай старый и держи этот. Мне это больше не подходит и надо переделывать вообще всё. Тебе должно быть в самый раз, еще и догонять надо будет.

+1

14

Лучше не знать. И, вообще, лучше не спрашивать… Неведение способно успокаивать, помогать быстрее засыпать, не думать много, прокручивая одну и ту же мысль снова, снова и снова у себя в голове. Но, если бы Герри предложили возможность «зарыть голову глубоко в песок», то есть, не знать о том, что мама в серьезной опасности, что у отчима дела обстоят очень плохо, или что Капитан Америка погиб, то он бы без малейших сомнений отказался.
Такое больше походит на побег от действительности. А этого он не любит. И еще больше не любит, когда от него что-то скрывают. Конечно, в этом есть и исключения.
Он понял, когда Энтони не рассказал ему всю правду о матери в большей степени ради ее же безопасности, и понял, что лучше подождать с вопросами немного до поры, когда все наладится. И уже тогда расспрашивать, разбираться в том, что произошло.
Ради защиты близких можно пренебречь собственными принципами, попытаться проявить терпение. Не всегда получается, но иного выбора особо не остается.
Герри хотел было сказать, что всех врагов лучше знать в лицо, но молчит. Не стоит нагнетать обстановку, разговаривая о плохом с человеком, которому это в последнюю очередь нужно.
- Конкуренты, политики… - он хмурится, размышляя, что тут еще сказать можно, а в итоге выдает гениальное: – Жесть какая-то.
Он не задает вопросов, не чувствуя в себе достаточно знаний и опыта, чтобы что-то советовать. Вместо этого слегка растягивает губы в улыбке, когда Тони вскользь затрагивает идею с белочками Дорин.
Дорин не была бы против. Герри в этом уверен. Маленькая щепотка вредности – и всем обеспечен хороший урок. Правда, будет ли это уроком, если никто не свяжет нашествие прожорливых белочек с местью от того, кому они насолили… Сомнительно.
- Сколько у тебя видов брони? – Герри переводит тему, наблюдая за тем, как отчим начинает рыться в столе. – Впечатление такое… Ну-у, мне кажется, у тебя уже должен быть целый гардероб с бронями различных моделей.
Он с интересом осматривает новый коммуникатор, а после стаскивает с себя старый и ставит его на стол. О том, зачем нужно все менять и переделывать, не спрашивает – и так все ясно. Взлом защиты Бароном Земо серьезно попортил всем кровь. Теперь, наверное, Тони придется обновлять всю технику, средства связи и… просто кучу всего, о чем он даже понятия не имеет.
И – что, если все это не поможет? Ведь раньше система безопасности была запредельной, но враг сумел обойти ее и нанести сокрушительный урон. Не только по их семье, но и по неизвестному количеству семей в Осаке. Целый город и даже весь мир погружен в траур, по новостям передают, как все сочувствуют Японии, а следом демонстрируют видеозапись с ликующим врагом…
Он старается не думать о том, что новые меры предосторожности уже не помогут тем, кто погиб, но могут помочь тем, кого сумели вытащить из-под завалов. Герри вспоминает слова Тони о том, что не всех удастся спасти, которые тот произнес по прибытию на место теракта. Тогда он рвался помогать и не особенно придавал им значения – ведь все и так ясно, но после чувство вины дало прочувствовать весь их смысл по полной.
Герри отрывает застывший взгляд от коммуникатора, прогоняя новый наплыв неприятных воспоминаний, и напоминает, что нужно верить.
Герои всегда побеждают, но победы не даются без потерь. Вот только в этот раз потерь оказалось слишком много.
- Извини, я задумался, - надевает на руку коммуникатор, который и впрямь свободно сидит, но и не мешает. – Спасибо. Ты собираешься все-все улучшать и менять?

+1

15

— Был, — уточнил Тони, порадовавшись тому, что разговор перешел в менее трагичное русло. Учитывая количество уничтоженных за последний год прототипов, в которых угрохали неимоверное количество сил и денег — это с какой стороны посмотреть, конечно. Увы, этот трагизм в полной мере виден исключительно ему одному. — Пятьдесят три. Не считая беспилотников и моделей, которые я делал для других. Не все сейчас есть в виде действующего прототипа, правда. Последнюю доработал для Пеп.
Конкуренты и политики — противники и камни на дороге, которых у многих других просто нет. Цена активной публичной деятельности, не вся его жизнь и работа заключалась в команде. Меньшая ее часть, хотя многие были уверены в обратном.
Мужчина забрал старый коммуникатор и задумчиво повертел его в руке. Целый, за неделю мальчишка не успел его износить или повредить, да и не смог бы. Само по себе устройство заменять вообще было мало смысла — если только целенаправленно улучшать, так-то он еще долго будет выполнять свои функции, а "на земле" устареет и вовсе, в худшем случае, лишь через пару лет. Герри закономерно посчитал причиной происходящее, но, по мнению самого Старка, в своих предположениях и надеждах всё-таки поскромничал.
— Нет, совсем всё менять сейчас не буду, в этом нет необходимости, — вздохнул Тони и убрал старый коммуникатор в стол, к другим запасным той же модели. — Как я уже говорил, фокус повторить при всем желании больше не удастся, а его напарник-хакер лез не в основную цепочку систем безопасности - они действовали сугубо на уровне того здания. Присмотрись к своему новому коммуникатору. Никаких отличий не замечаешь?
Тони скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула, наблюдая за реакцией. Внешне устройство было схожее с предыдущим, но в местах креплений с ремнями явно было массивнее. И в целом оно выглядело намного крепче. А за креплениями имело и несколько скрытых кнопок, которые случайно не нажмешь.

+1

16

Подросток медленно разворачивается, широко распахивая глаза, и уставляется на Тони, не веря в то, что целых пятьдесят три моделей брони были уничтожены.
Он понимает прекрасно, что не существует в мире доспеха, который был бы совершенно неуязвим к повреждениям любого рода, но пятьдесят три – это какое-то невероятное количество, которое никак не укладывается в голове.
- А можно вопрос? – он переводит несколько ошеломленный взгляд куда-то в сторону, пытаясь все это увязать в воображении. – С кем ты сражался, и сколько раз, что столько брони улетело в мусорку?!
За эту неделю он не так, чтобы очень много узнал об отчиме, но чем больше информации о нем к нему поступает, тем больше картина перед ним складывается, мягко говоря, уникальная. И это при том, что он вообще ничего толком не знает, и все еще продолжает узнавать об этой реальности из интернета и разговоров.
Ну-у… что же, он точно и наверняка теперь знает – у Тони Старка врагов очень много. Очень. Прямо очень много.
Впрочем, то, что у Мстителей вообще их полно, и так было ясно. Еще из разговоров, в которых и отчим, и Капитан прямым текстом отговаривали его от такой жизни. Хотя он все равно не до конца понимал тогда, насколько, и сейчас не уверен, что понимает.
Герри перенаправляет свое внимание на коммуникатор, плотно сидевший на его руке только немного выше запястья. Непонимающе пожимает плечами, не замечая никаких отличий – на первый взгляд они одинаковые, и только после пристального изучения он понимает, что устройство кажется более прочным и увесистым.
Он отмечает так же еще и то, что коммуникатор выглядит более красиво, эффектно, и закусывает губу, хмыкая, но не собираясь про это упоминать, чтобы Тони не подумал, что он судит не по функционалу, а по внешнему виду.
- Он прочнее и тяжелее, - отвечает спустя несколько секунд, напряженно морща лоб и продолжая искать различия. – В нем какие-то новые функции?
Чем-то новый коммуникатор напоминает ему его собственные веб-шутеры.
- И тут есть кнопки, - замечает он, покрутив комм и, наконец, заметив малозаметные кнопочки. – Для чего они нужны?

+1

17

Сказанное для Железного Человека было абсолютной житейской обыденностью, на которую у окружающих стабильно находилось лишь два варианта реакции — восхищение его упорством аля инженерно-геройской отбитостью и желание знакомых покрутить пальцем у виска. Герри подошел к вопросу с такого забавного и непривычного угла, что Старк поначалу хотел было резко возразить, но потом не выдержал и рассмеялся в голос.
— Ну почему сразу в мусорку?! — всё-таки возмутился Тони. — Некоторые из них модернизировал из необходимости, некоторые устаревали морально и функционально, некоторые — просто экспериментальные прототипы, с которыми я проверял те или иные концепты и технологии. Некоторые приходили в негодность, как моя прошлая броня — но там я вышел бодаться с обнаглевшим богом и от неё одни молекулы остались, а это не каждый день случается. Просто... парень, с тех пор, как я дошел до такой геройской жизни, уже почти двадцать лет прошло. Я изобретатель. Такие, как я, вечно что-то придумывают, проверяют или испытывают. Увы, большая часть моих идей небезопасна для человечества, если допускать их к массовому пользованию, но это не значит, что я не могу сам применять их к делу. Или пытаться с их помощью помогать людям.
"Или качественно убивать", молча и мрачно додумал про себя Железный Человек печальную действительность, к которой вечно приводит попадание его техники не в те руки, и поднялся со стула.
— Новые. Функции. Малыш, ты меня огорчаешь, — хмыкнул Тони и прихватил прислоненную к столу трость. Понятно, что подростка сильно пришибло происходящим, но всё-таки надо было это хоть на время как-нибудь разбавить. Хоть на ближайшие полчаса — ему самому-то придется вернуться к разбору последствий сегодня, но как раз ему-то уже не привыкать. Не то что молодому поколению. — Герри, он твой. Встань, прояви здоровое любопытство и нажми на кнопочку. Одну, потом, может, на другую. Ничего страшного не произойдет, клянусь своим инструментарием.

+1

18

Стоит признать – за двадцать лет активной и бурной супергеройской жизни достаточно реально уничтожить больше пяти десятков костюмов, но все же… эта цифра с трудом укладывается в голове. Но это только для него непривычно, и это Герри прекрасно понимает.
— А то, что уже не используется, утилизируется, чтобы оно не попало не в те руки? – спрашивает спустя несколько секунд, задумавшись о том, куда все делось в итоге. – Ну-у, кроме тех доспехов, что рассыпались на молекулы… Ох, я совсем не представляю, какой силой должен обладать противник, чтобы такая броня была… - обеими руками изображает взрыв.
Да, всякое возможно, и враги порой оказываются чересчур опасными, но его воображение при попытке построить картинку подобного терпит крах. Пару дней назад он непременно насел бы на отчима с ворохом бесконечных вопросов, но сейчас настолько безумного желания узнавать обо всем подряд у него не наблюдается.
Если не считать горы вопросов о матери и текущих проблемах, вызванных тем, что устроил тот злодей в ее теле.
Герри закусывает губу, наблюдая за Тони, и с более пристальным интересом смотрит на свой новый коммуникатор. Что-то в тоне голоса того заставляет его насторожиться и встать с облюбованного им стула следом.
Если поначалу он решил, что новое устройство целиком и полностью предназначено для связи, как и предыдущее, то теперь резко начинает сомневаться в своих выводах. Несколько мгновений он изучает кнопки, гадая, которую из них нажать первой, чтобы проверить, к чему это приведет, а затем, наконец, решается и нажимает крайнюю слева.
Дальнейшее он не успевает толком осознать – только, застыв, наблюдает за тем, как серебристая субстанция плавно обволакивает руку, а после перетекает на все тело. И вот он стоит облаченный в броню, осматриваясь, абсолютно удивленный и лишенный дара речи.
— Это… это… броня?! – от неожиданности заикаясь, Герри выдавливает из себя первые слова и крутится вокруг себя, словно не веря и желая в этом убедиться.
Металлическая, хромированная. Яркая. Он подозревает, что она еще и пуленепробиваемая. Но это должно быть уже само собой разумеющееся – это же ведь броня.
Самая настоящая! Собственная! О такой он даже не мечтал…
- Стой, стой… Она моя?!!! Вообще? Правда?! – восторг перемежается с недоверием. – Я… я не знаю, что сказать. Она великолепна!!!
Слов нет. Герри потрясенно продолжает переводить взгляд с брони на Тони и обратно, честно стараясь сказать что-то более вразумительное. Одних слов благодарности будет очень мало.
А следующая кнопка заставляет скрыться шлем, а до третьей он не добирается, решая, что для продолжения исследования всех наворотов ему бы нужно передохнуть и собрать мысли в кучку, не то сейчас его понесет от чрезмерной радости.
Он глубоко дышит, тщетно пытаясь успокоиться, часто моргает и смотрит на отчима.
- Спасибо! - наконец, произносит, с трудом удерживаясь от желания завалить того восторгами. – Я… я честно обещаю, что не стану намеренно искать неприятности. И не полезу сразу же останавливать преступников. Честно-честно!

+1

19

— Почти. Это не совсем броня. С твоей гибкостью и, тем более, закосами под Паука, полноценный "танк", какие использую я сам, тебе явно не нужен, они вообще не подходят для акробатики, — пояснил Тони, обходя мальчишку по кругу и придирчиво оценивая то, что в итоге получилось. — Так что костюм совершенно другой, просто построен на основе тех же технологий, что я создал еще для своего прошлого прототипа и теперь дорабатываю. Он легкий, прочный, не должен мешать движению и будет всяко лучше тряпичной пижамы или, тем более, ветровки с капюшоном.
Парень, судя по всему, уже был в восторге, хотя еще даже ознакомиться с приобретением толком не успел. Инженер хмыкнул и достал из-за стола интерактивный обруч.
— Но с виду та же ткань, а не металл. А, да — он невосприимчив к воздействию магнитов, рядового ЭМИ, технопатов и прочего подобного непотребства.  Есть стелс, звуковые и световые модули, дополнительные спектральные возможности линз... не должна препятствовать твоему биоэлектричеству... фильтры в маске... внешняя непроводимость электричества... учтена необходимость беспрепятственно восполнять ресурс вебшутеров... дополнительного оружия или чего-то его напоминающего в нем нет, не дорос... что еще... — Старк сначала загибал пальцы, затем задумчиво почесал в затылке, пытаясь хотя бы для себя самого понять, не забыл ли чего. — И да, она твоя. Под клятвенное обещание не искать целенаправленно приключений на свою паучью задницу. Надо будет только отладить и откалибровать всё, тут уже требуется твоё участие. Еще перекрасить его как-нибудь поинтереснее. Серый слишком скучный, даже если со стороны блестит.
Тони даже стало немного интересно, останется ли он в том же восхищении, когда поймет, что Пятница ему в этом костюме не позволит страдать откровенной ерундой. Или использовать его для неоправданных целей.
То есть — мухлевать не получится. Совсем уж контролировать парня Железный Человек не собирался, но и без присмотра его тоже пока что оставлять не мог. Да и не хотел, и не только из-за Джессики.
— Благодарить будешь, когда станет ясно, что от него есть польза, — пожал плечами Тони, прислонившись к рабочему столу. — Что нужно обещать, так это то, что ты в целом будешь взвешивать свои поступки.

+1

20

Герри с трудом заставляет себя слушать Тони, не пропускать его речь мимо ушей. В происходящее почти не верится, но все было более чем реально, а одно это уже ошеломляет. Он поднимает руки перед собой, рассматривая то, как костюм смотрится со стороны.
Несмотря на слова отчима, что это не полноценная броня, какую использует он сам, он выглядит металлическим и прочным.
Наверняка в таком пули не страшны. Но проверять это, конечно же, он не будет даже если возможность подвернется.
Тем временем Тони перечисляет все функции, и голова буквально идет кругом. Герри делает глубокий вдох, стараясь справиться с валом собственных эмоций. Он встряхивается, когда слышит про обещания. Да. Точно. Никаких приключений. Тем более, что сейчас совершенно не то время для них.
В мире и без взрыва в Осаке было неспокойно, если вспоминать наставления, что не стоит показывать сверхспособности на людях, а теперь…
Герри поднимает голову, глядя отчиму в глаза и не скрывая радости.
- Я обещаю, - кивает для пущей верности, хотя сам задумывается, сумеет ли он усидеть на месте, случись что невообразимое. – Специально никуда не полезу.
И не получится. Предыдущий коммуникатор, который скрылся в столе Тони, обеспечивал ему практически постоянную связь с Пятницей, благодаря чему та всегда знала о том, где он, а, вероятно, и о том, чем он занимается. Если он не ошибается, то в этом костюме явно затесалась функция бесперебойной связи, от которой он не сможет избавиться, появись такое желание.
- Наверное, его не следует красить в те же цвета, что и у местного Паука, раз он испытывает дискомфорт от копирования его… э-э, стиля и всего прочего, - смешливо фыркает Герри, заранее прикидывая, какие цвета подойдут лучше, но, кажется, он и так уже знает, какими те будут. – Он определенно круче тряпочных костюмов и всего остального!
Да, это не «танк», как выразился Тони, и да, оружия нет, но ему все это и не требуется. К тому же он получает гораздо больше, чем он позволял себе мечтать.
На «комме» еще остается несколько кнопок, но их Герри не нажимает, предчувствуя, что от большего количества впечатлений, он весь оставшийся день будет бегать взад-вперед, абсолютно не понимая, как унять свои эмоции и куда их направлять.
Он не забыл о произошедшей трагедии – та все еще маячит в мыслях, но чуть отойдя на второй план. И он не видит в этом ничего дурного. Наоборот, он хоть выдохнул спокойно от удушающего бессилия и на какое-то время позабыл о нем, увлекшись подарком.
- Я буду осторожен, если… если вдруг что, - проговаривает подросток, придавая своему голосу максимальную уверенность, но та куда-то улетучивается, и он начинает тарабанить, не следя за своими словами: – Но это вряд ли. Ой, не, в смысле вряд ли что-то произойдет, во что я влипну, а не вряд ли я буду осторожен… Ты меня понял… Короче, я постараюсь ни во что не ввязываться и не приносить проблем.

+1

21

По глазам Тони было ясно одно: фразу "и вот кому ты заливаешь?" он не озвучил исключительно из вежливости.
То есть, если в само по себе обещание поверил, то в остальное — не совсем, но читать нравоучения всё же не начал.
— "Специально", — всё-таки хмыкнул мужчина и махнул рукой. — Пожалуйста. Дальнюю часть помещения на волне экспериментов можно громить. В случайном порядке, конечно. В том числе и в мое отсутствие. Если что, Пятница предупредит или поправит на тему, что нельзя трогать. Но рад, что ты, по крайней мере, стараешься относиться к вопросу серьёзно. Несколько лет назад мы поймали на горячем банду детей, которая рвалась быть Мстителями, и сразу же пошла дела делать. Среди них были и знакомые ребята, но они с такого угла начали, что первым делом от нас огребли совсем не похвалу. Да и время тогда было еще менее удачное для подобных начинаний, чем сейчас.
Вот той компании более чем хватало упорства лезть в неприятности. С Герри и его умением находить приключения пока что всё было не так однозначно — а вот Джеймс, судя по всему, пока вёл в негласном соревновании парней под названием "кто вляпается сильнее". На его счастье, когда Старк об этом узнал, ему было уже не до дополнительных разборок, иначе Роджерс Младший мог отхватить еще и от него.
— Лучше простой одежды, — как-то мечтательно протянул Тони, крутя в руках обруч управления. — А ты можешь себе представить, что первая — нет, всё-таки вторая — броня Железного Человека была, по сути, тряпичным костюмом? Первая модель была слишком громоздкая и неудобная, но тогда я был к ней привязан, потому пришлось думать, как сделать её более компактной и менее заметной. И тогда додумался до довольно специфической затеи — это был почти тряпичный костюм, даже близко не напоминающий кольчугу, который затвердевал в полноценный крепкий металл с, так называемым, процессом поляризации. Её детали было удобно носить с собой, как обычную сменную одежду. Но потом пришлось отказаться от этой технологии — оказалась недостаточно прочной, а дорабатывать на тот момент её уже не стал. Возможно, стоит вернуться к этой затее, даже если и не для брони, а для чего-то другого. А то я её тогда, кажется, даже не запатентовал. Тоже счел слишком опасной на тот момент, но с тех пор мир шагнул сильно дальше.
Мужчина надел обруч себе на голову.
— В геройской работе я к ней не вернусь уже так или иначе. Это лучше, — часть обычной на вид футболки — или того, что претендовало видом на футболку, начала преображаться в нечто более плотное, гладкое и красно-золотое, и струйкой с голубыми электронными отблесками поползло дальше по предплечию, сформировав полноценную и тяжелую перчатку брони. Она скрыла за металлическим слоем всю правую, исписанную витиеватыми шрамами, руку и часть грудной клетки. — И серьёзнее. Помнится, Пауку я когда-то к костюму еще дополнительные манипуляторы доделывал, которые могли сойти за дополнительные руки. Но не зна, насколько тебе это подойдет. Паук много лет геройствовал и является гораздо более продвинутым парнем, чем порой пытается казаться, но и ему с ними долгое время было сложновато управляться.

+1

22

- Я… представляю, каково им было. Ну, примерно. А где они сейчас? – любопытно, что стало с молодыми Мстителями, если их можно так называть, теперь. – Они продолжают быть супергероями?
Герри частично чувствует к ним сочувствие. Им крепко досталось, похоже, если судить по тому, с каким выражением лица Тони об этом вспомнил. Но представить, насколько им было хуже, чем ему в самые первые моменты встречи с Черной Пантерой, сложно.
Т’Чалла. Что он скажет на то, что у него уже есть свой собственный костюм? Лучше не узнавать. И вообще не давать ему об этом узнать раньше времени.
Ради одного этого стоит все же постараться сдержать свое обещание. Хотя не факт, что Пантера следит за всей супергеройской деятельностью во всем городе…
Но одного выговора от него ему точно было достаточно. Более чем.
Герри улыбается, когда Тони рассказывает о первых костюмах. Он в той реальности, фанатея от героев, долго рассматривал их снаряжение, и помнит, как удивлялся их внешнему виду при первых появлениях на публике. И в этом мире было так.
- Уверен, что в сети найдутся фотографии того костюма. Надо найти и посмотреть, - произносит, изучая как выглядит легкая броня. – Интересно, кто-то еще использует тряпичные костюмы? Злодеи тоже ведь… стали продвинутыми.
Поджимает губы, вспоминая про Барона Земо. Наверняка он не один такой. От этой мысли пробегает россыпь мурашек по затылку. Он нажимает на первую кнопку, заставляя костюм «сползти» с него и спрятаться в коммуникатор.
Чтобы отвлечься от вновь наплывающих мрачных мыслей, Герри переключает свое внимание на броню Тони, которую тот показывает частично. Впрочем, та и сама привлекает к себе взгляд. Блестящая. Красная с золотом. Выглядит опасно. Он представляет, каким должен быть удар в такой перчатке – мощный и смертоносный, однозначно.
Красно-золотое. Вот это сочетание цветов ему определенно нравится больше классических цветов Человека-Паука.
- Что еще за руки-манипуляторы? – переспрашивает, пытаясь выстроить в голове картинку того, как они должны выглядеть, и он заглядывает в глаза отчима. – Это в такой броне Паук еще больше пауком выглядит? А покажешь? Может, попробуем, как-нибудь? Как раз посмотрим, подходят ли?
Он уже знает, что от этой идеи не отстанет. Все новое и непонятное интересно. А это как раз звучит очень интересно. Герри старается понять, как это было на деле, но лучше увидеть, чем строить догадки. Любопытство вновь начинает мешаться, заставляя его находить все больше и больше вопросов.
- Погоди, ты Пауку делал броню?
Герри вспоминает некоторые видео из Осаки, на которых был Паук. Костюм на нем выглядел обычным, но и видео было не лучшего качества, и разглядеть все в подробностях сложно.
Он внезапно задумывается о том, мог ли Человек-Паук сделать что-то и переломить ситуацию? Спасти Капитана? Предотвратить гибель сотен и тысяч? Вряд ли… наверное. Земо все хорошо продумал, но, тем не менее… Куда после битвы исчез Паук? Его тела точно никто не находил, иначе бы все СМИ мира трубили об этом, как о трубят сейчас о Капитане.
Если он спасся и сбежал, то… Герри не знает, как к этому относиться. Но знает точно, что вряд ли будет после такого поступка считать Человека-Паука героем.
Но разборы завалов все еще продолжаются.
- Как ты думаешь, он тоже там погиб?

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [13.09.2016] Tough Times all Over


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC