Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [11.09.2016] New-York Volunteers


[11.09.2016] New-York Volunteers

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

"Да... на войне, друг мой, как на войне!"
http://himg2.huanqiu.com/attachment2010/2017/0921/02/01/20170921020119875.jpg

альтернативная картинка (цензурко - содержит обсценную лексику)

https://i.imgur.com/ruDuIW4l.jpg

Место и время: транзит Нью-Йорк - Осака, далее Осака, зона катастрофы.

Displacer, Nomad, Fiend, White Tiger, All-New Spider-Man (cameo).


Когда всё плохо - какой герой останется в стороне? Даже если на этот раз его работа будет заключаться в растаскивании завалов, извлечении из-под них выживших (и, что куда печальней - умерших) и доставке их до палаток Красного Креста.

Отредактировано Displacer (24.04.2020 03:00)

+4

2

… - Нет. Ритм, конечно, хороший, энергичный, но текст - там же из приличного только предлоги. Мат-перемат, с члена на член - уши вянут! - Он скривился и нарочито недоумённо посмотрел на неё. - Ну серьёзно, Мила?
- Да, Мила, ну серьёзно? - Повторил со скорбным лицом Леон, проходивший мимо и, судя по его одежде, направлявшийся на баскетбольную площадку. - Может, лучше подойдёт - ну, не знаю там - вальс "Голубой Дунай"? Или "Чёрная Овечка"?
- Клуб Неудачников - это дальше, прямо и налево, - тут же отпарировала Мила, показывая оппоненту средний палец, - чао, бамбино, смотри не заблудись!
- Я когда-нибудь ему нос сломаю, - пробормотал он, качая головой, садясь на скамью и протягивая руку за своим рюкзаком.
- Забей на него, он просто завидует, - махнула рукой Мила, его шоколадная однокурсница с вызывающе-розовыми волосами, и с явным удовольствием прибавила, - пусть сам у себя отсосёт. 
И, глядя на то, как он краснеет и укоризненно смотрит на неё, рассмеялась:
- Я не могу! Ты такой милый, Герой! Ну, давай, скажи мне: "Следи за языком!"

   
   
Всё это случилось каких-нибудь полдня назад. Дэрил повернулся в своём кресле и рассеянно посмотрел в иллюминатор. Где-то там внизу под ними простирался Тихий океан. В тёмном, бархатно-фиолетовом небе вверху сияли луна и звёзды; впереди, там, где виднелась светлая полоса, расстилалось море расплавленной меди, и в нём лежало огненное солнце  - джет поднялся в верхние атмосферные слои,

почти в стратосферу...

https://cdn.photosight.ru/img/6/7ce/4339099_large.jpg

В поисках какой-то более подходящей музыки они вылезли в интернет - и к этой минуте вся Сеть уже бурлила, как адский котёл, заваленная фото и видео произошедшей в Осаке катастрофы. Потрясённый и почти парализованный, он пронёс стакан мимо рта и вылил себе на грудь добрых четверть литра воды, в оцепенении глядя на сменяющие друг друга кошмарные кадры. "Нет, нет, нет, не может этого быть!.." - уже точно зная, что может. И есть. Это не сон, не кино, не флэшбек - это реальность. А через мгновение звенящая пустота в голове сменилась вспышками, яркими, как сигнальные ракеты в ночи: "Улицы, небоскрёб... люди! Мистер Роджерс! Мистер Старк! [i]Миссис Старк!.."[/i] Он схватил свои вещи, бегом бросился к мотоциклу и дал по газам, подгоняемый одной-единственной мыслью: "Скорее, скорее!" Весьма вероятно, что он не единожды превысил допустимую скорость, пока добрался до мастерской, где работал его приёмный отец.
Когда он вбежал в ангар, там уже тоже все всё знали и видели; Кочевник, ошарашенный не меньше его самого, то ругался, то призывал Бога. Вдвоём они прыгнули на своих железных коней и понеслись дальше - домой, в их штаб, в башню "Рэнд Энтерпрайзис", где по очереди пытались дозвониться до Железного Кулака, но - безрезультатно. И тогда Дэрил решился на отчаянную меру. В офисе, где новости распространяются со скоростью пожара, секретарша даже не попыталась остановить его, когда он без предварительного звонка и согласования ввалился в кабинет Джеррина Хогарта. За те пять минут, которые занял у него путь от жилого сектора башни до офисных этажей, он успел продумать тысячу аргументов, почему "Рэнд Энтерпрайзис" не могут и не должны остаться в стороне, но ни один из них не пригодился - едва он переступил порог, бессменный финдиректор компании, казалось, только его и ждавший, выкатился из-за стола ему навстречу и в величайшем волнении положил руку ему на плечо. "Знаю, Монро, всё знаю. Я совершенно с Вами согласен: мы не можем просто сидеть сложа руки и ничего не делать. Действуйте, молодой человек - у нас впереди много дел!"
Оставшиеся полдня пролетели в бессчётных хлопотах: разрешения, приказы, звонки, разъезды. Кажется, единственное место, где они с мистером Хогартом не побывали - это тот памятный цех. Пока он экстренно отбирал то, в чём обычно острее всего нуждаются люди в зоне ЧС, и формировал их груз, Джеррин, задействуя свои многочисленные рабочие контакты среди власть предержащих мира сего, решал вопросы с деньгами, паспортами и прочей документацией; телефоны у обоих разрывались - вся корпоративная махина пришла в движение. Когда все необходимые формальности были улажены, бумаги оформлены, и Кочевник, ещё раньше уехавший на аэродром вместе с Тигрицей, отзвонился им с сообщением, что предполётная подготовка благополучно завершена и джет полностью готов к полёту, стрелки на часах показывали одиннадцать вечера. В рекордные сроки гуманитарная миссия была подготовлена, собрана и готова к отправке. Но ему всё равно казалось, что всё слишком медленно. Если бы он умел перемещаться в пространстве и времени силой мысли, все они были бы уже там, и ещё вчера! Несмотря на то, что в аэропорту их ждал выделенный терминал, ему пришлось провести ещё час в ожидании, пока закончится погрузка, начатая полтора часа назад. Стоя в маленькой комнатке наверху ангара, он смотрел в окно на лётное поле, где, освещённый яркими прожекторами, стоял их джет, раскрывший своё нутро, а задом к нему, почти вплотную - трейлер с откинутой рампой. Люди, обтянув тросами паллеты, цепляли их к крючку крана-балки, и тот утаскивал контейнеры внутрь. Как бы ни старались они все справиться с работой как можно скорее, существуют процессы, ускорить которые никак невозможно. Физика - упрямая вещь: двадцать тонн есть двадцать тонн... мучаясь от вынужденного бездействия и меряя шагами комнатку, он как-то мимоходом отметил, что одет ровно в то же, в чём с утра был в колледже. Наверняка Джек, собиравший их личные вещи, захватил ему что-нибудь на смену - работать в этом будет неудобно и небезопасно... и вот в эту-то минуту его настиг телефонный звонок от Эша. Тоном, не допускающим никаких возражений, Фьенд потребовал, чтобы они и не думали улетать без него, и прибавил: "Буду через полчаса!"
Но вот, наконец, погрузка окончена. Они занимают свои места в салоне. Ремни пристёгнуты, двигатели ревут, джет дрожит, как гигантская птица, прогревающая мышцы перед взлётом. Мистер Хогарт, остающийся в аэропорту, чтобы лично присмотреть за отправлением остальной "эскадрильи", машет им рукой и уходит с поля; вибрация усиливается, рёв переходит в пронзительный звон, миг - и полоса стремительно уходит вниз. Перегрузка вдавливает их в кресла. Из груди вырывается вздох, как-то очень напоминающий облегчение; злая тоска, сомкнувшая когти на сердце, немного расслабляет свою хватку. Они уже в пути.

… Отвернувшись от иллюминатора, он так же рассеянно оглядел салон и перевёл взгляд на свой откидной столик. Вода в прозрачном стакане спокойна - ни малейшей ряби. Рядом покоились респиратор, свежеотмытая кисть и баночка с акриловой краской. После того, как джет преодолел звуковой барьер и перегрузки отпустили, Кочевник поприветствовал свой экипаж по внутренней связи, и Дэрил, отстегнув ремни, направился в кабину пилотов, чтобы поинтересоваться у своего приёмного отца, куда он закинул сумку с их вещами. Тот чуть не насильно впихнул ему пару сэндвичей, которые мальчик прожевал, не разбирая их вкуса, и предложил ему вздремнуть: до прибытия ещё пять часов, а в Большом Яблоке давно уже наступила глухая ночь. Но спать Дэрил не мог. Вернувшись в салон, он взял их сумку, переоделся и сел обратно в своё кресло, машинально пристегнувшись.  Чтобы не раздражать остальных героев своими бесцельными метаниями и хоть чем-то занять себе руки, он извлёк из сумки свой респиратор, а из рюкзака, так и катавшегося с ним весь день, из колледжа и до вылета - кисточку и краску. Теперь переднюю жёсткую часть чёрного "намордника" украшала вписанная в круг белая звезда. Белая звезда... белые звёзды... 'Glory, glory, Hallelujah! Glory, glory, Hallelujah...' - как-то само собой зазвучало в голове. Он прикрыл глаза и сжал губы. "Держитесь. Мы уже в пути, уже скоро будем, совсем немного осталось. Вы только держитесь, пожалуйста!" 

Отредактировано Displacer (27.04.2020 03:43)

+6

3

Я зашёл в мастерскую.
- Парни, я придумал, что делать с этой цепью. Попробуем сфокусировать лазерный луч и таки разрежем её к хренам, главное - руками не трогать. - Парни сидели вокруг планшета и слушали какие-то сводки новостей. - Парни?
Поражала поразительная тишина в мастерской. Ни запаха болгарки, ни шума ацетиленовой горелки. Тут Толстяк Фред обернулся ко мне:
- Ты с какой луны свалился, Джек? Не в курсе ещё?
Я увидел сводки новостей. Осака, небоскрёб, Кэп... там же Кэп!
- Это им за Пёрл-Харбор! - Прохрипел со второго этажа Малыш Ахмед.
- Ещё раз такое ляпнешь, выкину нахрен, - сказал я ему, - они своё уже получили ядерными бомбами. Парни, вам... - я хотел сказать, "мне надо будет отлучиться на несколько дней...", ведь наверняка понадобится помощь: что-то подремонтировать, сварганить какое-нибудь устройство, дронов настроить. Но парни всё решили за меня:
- Да мы понимаем всё, Джек, - Элис улыбнулась, отпив пива из бутылки, - иди, спасай планету. Мы без тебя недельку точно протянем. - На заднем плане Толстяк Фред дал затрещину Ахмеду и прошипел:
- Кретин, он родился в день Пёрл-Харбора!
Затем в мастерскую влетел Ди, затем поездки по всему городу... и я, кажется, еду в гущу событий. И не один - Анжела, Эш-горгулья, Ди. Вот что значит иметь в друзьях корпорацию - мигом оформили все документы и даже выписали суборбитальный самолёт, и мы уже готовы лететь через Тихий Океан. Но всё это промелькнуло настолько быстро, что я почти ничего не запомнил. Осознал себя я только у погрузочной рампы, поздно вечером.
Грузчики в наушниках и комбинезонах, под ярким светом софитов, выгружали первый поддон с грузом.
- Ребят, дайте помогу, - я протянул руки, поднял поддон и отнёс на место в трюме, затем сходил за следующим. Последний оставил грузчикам - чтоб не расслаблялись.
В кабине пилота было тихо, звук работающих на малом газу двигателей почти не проходил. Я сел в кресло, которое приняло форму моей спины и провёл рукой по экрану, просто чтоб ощутить его фактуру, но тот сразу отозвался, зажглись заливающие огни, осветив экраны навигационной обстановки и пилотажной информации, слева от стены на держателе отделилась подставка под планшет пилота. Самолёт поздоровался со мной женским голосом и сообщил, что все системы работают без отказов. Замигали аэронавигационные огни на консолях крыла. Я проверял все системы так, по привычке - самолёт всё делал за меня. Время пролетело очень быстро, и вот все пассажиры уже на месте - Ди, Эш, Анжела - груз закреплён, техник с тормозными колодками побежал в сторону. Пора.
Я медленно вывел джет на взлётную полосу, вывел ручки управления двигателями на максимум. Самолёт медленно побежал по полосе, всё ускоряясь. Огни, освещающие полосу, мелькали всё быстрее, слившись под конец разгона в одну линию. Скорость отрыва набрали очень быстро, и я потянул джойстик на себя, вжимаясь от перегрузки в кресло. Набор высоты прошёл тоже очень быстро для загруженного под завязку самолёта, и с этого момента я передал управление самолёту, обращаясь к пассажирам:
- Приветствую пассажиров. Взлёт прошёл нормально, можно расстегнуть ремни безопасности, но помните - через пятнадцать минут мы выйдем на крейсерский режим и будем готовы преодолеть звуковой барьер. Я оповещу, будьте готовы снова пристегнуться.
После преодоления звукового барьера, когда перегрузки перестали вдавливать в кресло, в кабину заглянул сын и спросил, куда я дел его вещи. Я даже не заметил, как их собрал и толком обратил на них внимание только сейчас, открыв гардероб экипажа.
- Вот, - удивленно указал я на вещи. Затем, покопавшись в сумке, достал пару сэндвичей и дал их Ди- возьми это и съешь. И поспи обязательно, лететь долго, не меньше пяти часов.
После преодоления звукового барьера я стал наблюдать, как солнце, которое мы догоняли, стало медленно "всходить" на западе. Сначала медленно заалел небосвод, затем стал ярче. Мне не спалось, другие тоже не спали, хоть я и включил им мягкое ночное освещение в салоне на втором подэтаже над грузовой кабиной. И тут информационная перегрузка, беготня и усталость догнали меня. Я открыл банку какой-то газированной воды - она первая под руку попалась - вспомнил, что сам не ел ничего, устало откинул голову на спинку кресла.
- Кэээп, - тихо проговорил я, - как же ты так? Сколько раз ты вытаскивал меня из полной задницы, сам разбирал завалы башен в сентябре две тысячи первого года, столько лет пролежал в ледышке, тебе поклонялись какие-то эскимосы. И всё для чего? Чтоб помереть под завалами? Не вздумай, слышишь, не вздумай! Мы едем, спасём всех, и тебя тоже. Я знаю, ты бы хотел, чтоб тебя спасли последним, но это уж как получится.
Солнце поднималось на западе - мы догоняли его.

Отредактировано Nomad (26.04.2020 22:52)

+5

4

Трагедия застала Тигрицу в Башне Рэнда, она сидела в гостиной и перебирала документы, пытаясь систематизировать данные по одному из дел, которые требовали тщательного расследования, фоном на экране телевизора шли новости, как вдруг картинка мигнула и какая то развлекательная программа сменилась срочным выпуском новостей.
Анжела подняла голову и посмотрев на экран напряглась, с экрана вещали о событии которое не могло бы оставить человека равнодушным, даже если бы тот был законченным скептиком и циником. Смерть и страдания — это не то от чего можно отмахнуться, а еще сообщалось о том, что в здании на момент трагедии был Капитан Америка и вот тут уже сработала профессиональная солидарность.
Тигрица спешно собрала все документы и отправилась в свою комнату, чтобы собраться. Она знала, что хотя бы двое из ее Семьи точно рванут туда и ей хотелось им помочь, она понимала, что ее чутье и слух могут очень сильно помочь в поисках уцелевших людей.
На сборы ушло что-то около десяти минут, и девушка убрав собранные в хвост волосы под кепку вышла из своей комнаты и тут же столкнулась с Джеком, который торопился собрать вещи для предстоящей вылазки. Они лишь обменялись понимающими взглядами и время ускорилось, сборы, согласования и дорога до аэропорта и посадка на Джет.
Приветствую пассажиров. Взлёт прошёл нормально, можно расстегнуть ремни безопасности, но помните — через пятнадцать минут мы выйдем на крейсерский режим и будем готовы преодолеть звуковой барьер. Я оповещу, будьте готовы снова пристегнуться. -  раздался голос Джека из рубки управления.
Анжела посмотрела в иллюминатор и тихо вздохнула. – Дождись нас… Главное дождись.

+4

5

Эш половину дня пробыл в одной дальней книжной лавке - заболел продавец, знакомый его отца, и надо было срочно его подменить. Ни телевизора, ни радио там не было, и крылан спокойно выполнял заданные в колледже работы. Посетителей до вечера пришло лишь двое, и те были не особенно разговорчивыми. В общем, крылан провел весь день в информационном вакууме.
Домой он возвращался по воздуху, за весь день так и не успев особенно размяться даже.
В переулке за пару кварталов до дома двое грабителей, угрожая случайному прохожему ножом и битой, требовали отдать сумку, наличные и часы. Незнакомец замялся, прикидывая, что проще: дать отпор и рискнуть получить по шее, или лишиться всего, что он прихватил тем вечером с собой. Выбирать ему не пришлось, черная тень мелькнула по силуэтам в переулке, и между негодяями и их жертвой приземлился Бес.
- А ты еще кто? Вали отсюда, пока не получил! - попытались было сохранить "лицо" бандиты, но крылан молча кинулся к тому, который был с битой. Тот бандит был крупнее своего сообщника, и был расценен Бесом как более серьезная угроза. Завязалась драка, Эш выбил оружие из руки негодяя и увернулся от его удара, как услышал крик несостоявшейся жертвы:
- Берегись!
И второй воткнул нож в левое крыло Беса. Поправочка, воткнул бы, и Эш был уже готов распрощаться и с умением летать, и с сознанием, так как это было бы очень больно. Но боли не последовало, лишь сдавленное:
- Твою мать, бежим, - от бандитов.
Эш посмотрел на свое крыло, затем на оставшегося в переулке парня.
- Ты ккккаменный? Ожившая статуя? Меня спасла статуя демона! - он в легком ужасе стоял у стены. - Ннне убивай меня, статуя.
- Каменный? Ты так сказал? А впрочем, не больно-то и хотелось. Бывай, парень! - крылан усмехнулся. Он снова мог становиться камнем. Как же ему этого не хватало! Как же он скучал по этому защитному механизму, по этой броне. Он выбежал на дрогу, расправил крылья и, с трудом оторвавшись от земли, достал из кармана телефон.
"Надо позвонить Ди! Надо ему сказать об этом!"
Набирая высоту, Эш отвлекся на звуки телевизора, льющиеся из одного из открытых окон:
- А сейчас экстренные новости из Японии.
Телефон чуть не выпал из его рук. Трагедия! Капитан Америка!
- Ты видел? - ну конечно, Дэрил уже давно знал о случившемся в Осаке. И, оказывается, собирался туда. - Я с вами. Мой слух вам пригодится. Тогда прилечу сразу на аэродром. Скинь координаты.
И крылан сбросил вызов. Говорить по телефону в полете было очень сложно, да и спорить с другом он совершенно не собирался. Его чуткий слух ой как мог пригодиться при разборе завалов. Да и вновь вернувшаяся каменная форма тоже найдет применение.

Домой он почти влетел. Адам и отец встретили его в гостиной. Их лица выражали крайнюю степень озабоченности и облегчения.
- Папа, Адам?- Эш посмотрел на обоих и вздохнул. - Я должен там быть. Просто должен.
Мужчина подошел к сыну и крепко его обнял, прошептав "Я знаю". Адам вышел из комнаты, а через пару минут вернулся с тяжелой сумкой в руках.
- Мы боялись, что ты уйдешь, не предупредив.
- Я вернусь. Я не знаю, когда, но вернусь. Как можно скорее. Как только. Как только перестанем нужны быть там, - Эшу тяжело было подобрать слова. Он никогда раньше не уезжал из дома, а тут сразу так далеко, и неизвестно насколько.
Он еще раз обнял отца и брата и набрал телефон Героев по найму, там уже никто не отвечал. Пока он думал, к кому же обратиться за документами, на телефон пришло сообщение "Документы оформлены, проставь печать на стойке регистрации. Не благодари. Д.Х.". Эш удивился, но решил, что потом спросит, кто такой или такая этот человек Д.Х.
Близнецы еще раз обнялись, и отец благословил Эша. После чего Эш вышел из дома. Через квартал, за углом, вбив в навигатор полученные координаты, он забрался на крышу многоэтажки по пожарной лестнице, там закрепил сумку еще и на поясе, зафиксировал плащ и надел респиратор.

Летел он как мог быстро. Он, как человек, бегущий с максимальной своей скоростью, выжимал из тела все, что только мог. И все равно ему казалось, что он машет крыльями недостаточно быстро или размашисто. Город внизу пролетал, и Эшу все казалось, что это происходит недостаточно быстро, что он безбожно опаздывает, что он задержит остальных.
Когда он приземлился на безопасном расстоянии от аэродрома, легкие его горели огнем, а крылья сильно ныли, и все же он снял респиратор и надел плащ.
Все инструкции по прохождению были на телефоне, но Райд все еще переживал и суетился.
- Выход номер четыре, взлет через двадцать минут, поторопитесь, - вежливо подсказала девушка на стойке регистрации, к которой Эш подошел с паспортом. Затем рамка металлоискателя, рентген для сумки с вещами, и вот выход номер четыре.
Он старался не суетиться, но не получалось.
Последняя погрузочная машина уже отъехала, и Эш буквально влетел в салон самолета. Легкие снова зажгло.
"Надо больше тренироваться. Вернусь - устрою себе повышенные нагрузки. А то так и совсем разучиться летать недолго."
Он смотрел на лица своих друзей. Так наверное полицейские расследуют убийство одного из своих. Молчание. Полные решимости лица, и все же в них читается "А вдруг это конец?". Никто бы не произнес этого, потому что пока бьется хоть одно геройское сердце - это не конец. Потому что никто старается не допустить подобного высказывания вслух. Потому что... Потому что нельзя так. Эш кивнул всем в знак приветствия и сел в свое кресло. Он устал. Он боялся. И он знал, что здесь все так. И все держатся.
Ему оставалось лишь пристегнуться.
Он готовился к шуму, нестерпимому, напрягающему до боли уши и мозг, но, как это ни удивительно, ему удалось почти сразу уснуть.
Часа за два до приземления, он проснулся. Ему вдруг стало стыдно, как так - никто не спит, а он выключился. Эш достал из сумки четыре банки энергетика (так вот, почему она такая тяжелая), поставил по одной перед Тигрицей и Дэрилом, одну молча предложил Кочевнику, а четвертую открыл для себя.
"Дождитесь нас, Капитан. Мы близко. Герои не опаздывают."

+6

6

Ещё до того, как опустить банку с энергетиком на откидной столик Дэрила, рядом с маской, "маркированной" белой звездой в круге, Эш понял, что его боевой товарищ всё же уснул. С пристёгнутыми ремнями, в той же позе, в которой сидел и смотрел в иллюминатор, прислоняясь головой к выпуклому мягкому краю подголовника. Но сон его был неспокоен: веки часто подрагивали, губы оставались сжатыми, а брови слегка нахмуренными - похоже, переживания по поводу предстоящей миссии не отпускали его и во сне. 
Проснулся он, когда джет заложил вираж и начал снижение - просто открыл глаза, как будто и не спал. Под дулом пистолета он не вспомнил бы, что же ему снилось - какое-то стремительное мелькание... и всё же это короткое выключение из реальности пошло ему на пользу: сердце билось не в пример ровней; снедавшее его волнение, хотя никуда и не делось, но отступило на второй план, уступив первое место нормальной рациональности. Мозг должен главенствовать над эмоциями, а без этого никакая помощь и вообще слаженная работа на благо человечества совершенно невозможна - об этом говорил весь его предыдущий опыт. Правда, до сего дня опыта работы в зонах чрезвычайных ситуаций у него ещё не было, но бурная реакция его собственного сознания на увиденные им фото и видео катастрофы с последующим ощущением некоего дежавю и отрывками военных воспоминаний красноречиво намекала, где он уже видел такое и на что это будет похоже. "С той только разницей, что здесь не будет ни пулемётов, ни танков, ни солдат противника. Только раненые гражданские. Никто не будет пытаться нас убить." Хотя насчёт последнего у него оставались серьёзные сомнения.     
Посадить их смогли не сразу и, вопреки ожиданиям, не в Кансае, а в Итами: из-за катастрофы нагрузка на международный аэропорт значительно возросла, и правительство приняло решение перенаправить часть траффика, временно открыв Итами для международных транспортных рейсов. К тому же относительно места катастрофы расположен он был гораздо выгоднее, чем Кансай.
Несмотря на то, что грузы гуманитарной помощи не облагались пошлинами и проходили по упрощённой и ускоренной процедуре, ещё около часа им пришлось провести на таможне, где "представитель Рэнд Энтерпрайзис" изрядно перетрусил, хоть и не подал виду. Нет, его не пугал языковой барьер: сотрудники достаточно внятно говорили на английском, а даже если бы и нет, в их отряде был человек, владевший японским. Но вот что касалось документов... как-то неожиданно он понял, что в бумагах никто из совершеннолетних героев не смыслит ровным счётом ничего, и случись что, разбираться с возникшими препонами придётся именно ему. Когда таможенный контроль был всё же пройден, у него рубашка прилипла к спине от пота. Или это из-за того, что здесь было существенно жарче и влажнее, чем в самом геройском городе в мире? Солнце быстро садилось, стремительно падая за горизонт; скорее всего, на место они прибудут уже в темноте. Не таким он представлял себе свой визит в Страну Восходящего Солнца. А, с другой стороны, как будто у героев когда-нибудь бывало по-другому. Он и свой визит в К'унь-Лунь представлял себе иначе...
Эта мысль потянула за собой другую, куда более насущную и конкретную. В горячке поспешных сборов он совсем не подумал об этом; теперь же, сидя в кузове трейлера, возглавлявшего их автоколонну, в окружении паллет, Дэрил задумался о том, какого, собственно, сорта будет его помощь. То есть, его личная помощь, непосредственный вклад. Что именно он будет делать, когда они доедут до зоны бедствия, - а это случится очень скоро; три километра от пригорода до центра - каких-нибудь жалких десять минут? У него нет ни обострённых чувств, как у Тигрицы и Беса, ни могучей силы суперсолдата, как у Кочевника; от способностей Путающего Следы там будет мало толку. Да, он молодой, здоровый и крепкий, а целеустремлённости у него хватит на пятерых, но таких там, скорее всего, будет предостаточно и без него. Не будет ли он полезнее в палатках Красного Креста в качестве санитара? Наверняка у них там не хватает рук, работают на износ и уже валятся с ног от усталости, а он не только не растерял своих знаний о том, как оказывать первую помощь при разного рода травмах, но и приумножил их. О таких препаратах, методах и инструментах, какие изобрели в новом времени, они в Европе сорок четвёртого могли разве только мечтать... трейлер остановился, хлопнула дверь кабины, а через пару мгновений опустилась рампа. Всё. Время размышлений кончилось, пришло время действовать.   
Регистрация во временном штабе заняла у них немного времени; забравшись под наскоро растянутый тент, куда они скинули сумки со своим дополнительным снаряжением, при свете переносного фонаря Дэрил проверял рации и раздавал их команде.
- Будем держать связь. Один Бог знает, как и куда мы разбредёмся, когда окажемся на завале. Наденьте это, - он вытащил из недр сумки налобные фонари и стопку респираторов, вложенных один в другой, - и прикрепите к одежде это, - рядом с фонарями и "намордниками" появился пучок светоотражающих лент. - Освещение там, конечно, будет, но пусть лучше будут и окажутся не нужны, чем наоборот. - Подросток закрыл сумку и встал, подтягивая шнуровку высоких ботинок с дополнительной поддержкой голеностопа. Суставы теперь едва двигались, плотно зафиксированные протекторами, но он в своё время видел достаточно вывихнутых на камнях лодыжек и порванных буквально на ровном месте связок, чтобы поддаться искушению расслабить шнуровку. Белый свет фонаря делал его сосредоточенное лицо неестественно бледным, а тени - чёрными, резким контуром очертившими каждую складку, из-за чего сайдкик казался старше на добрый пяток лет. "И кто знает, не прячется ли где-нибудь неподалёку враг. Кем бы он ни был на самом деле, если у него хватило сил и ума одолеть Капитана Америку, значит, он точно не из простых уголовников и даже не из обыкновенных террористов."
- И я бы не поручился, что враг, который всё это устроил, или кто-нибудь из его сообщников всё ещё не караулит где-нибудь поблизости, - повторил он эту мысль вслух, немного помедлив и понизив голос. Мучительное вынужденное ожидание, не дававшее ему покоя с тех пор, как он сорвался из колледжа, резко отпустило, сменившись знакомым чувством лёгкости и "наэлектризованности" в теле. - Неизвестно, на что мы можем наткнуться там, среди обломков. Может быть, я просто помешанный перестраховщик, но на всякий случай лучше нам не терять бдительности. И удачи нам всем. - Дэрил кивнул, оглядел остальных героев, по очереди задержав на несколько мгновений взгляд на каждом лице, и зашагал туда, где в свете многочисленных софитов кипела работа, шумели инструменты и сновали люди, натягивая по пути свой респиратор с белой звездой.

Отредактировано Displacer (20.05.2020 23:57)

+5

7

Время в дороге тянулось, словно прилипшая к зубам тянучка. Тигрица не любила замкнутые пространства, нет, клаустрофобией тут не пахло, просто невозможность открыть окно и ощутить свежий воздух на лице ее нервировала… А еще эта обстановка всеобщего напряжения давила, Анжеле хотелось пройтись, чем то заняться, но сейчас в воздухе это было слабо осуществимо. Подождав, когда можно будет уже отстегнуть ремни безопасности, Тигрица поднялась с места и отправилась на местную кухню. По пути она тихо спросила у Эша. – Тебе что-нибудь принести?
Говорила она тихо, поскольку Дэрил уже дремал, и ей не хотелось его будить сейчас.
Услышав ответ Эша, Тигрица кивнула ему и отправилась дальше. На самой «кухне» девушка довольно быстро сориентировалась скорее на запах, чем на вид и организовала крылану перекус, который отнесла ему.  – Я пойду, уточню у Джека… будет ли он что-нибудь есть, да и сама перекушу.… Не люблю ждать… Это самое тяжелое… - тихо прошептала она отдавая Эшу еду и напитки.
Подойдя к двери в рубку самолета, девушка постучала и повернула ручку, открывая дверь. – Джек… Есть желание перекусить? Или может быть тебе сделать чаю или кофе? Твоих фирменных сэндвичей тебе не обещаю… Но, думаю от двойной порции бортового питания ты не откажешься?
Тигрица постаралась не выдать того, что ей просто очень тревожно и неспокойно на душе. Она боялась, что они не успеют, что она не сможет быть полезной на развалинах.
Получив ответ от Джека, Анжела улыбнулась и отправилась снова на кухню, чтобы теперь отнести еду для пилота. Вся эта суета помогала ей хоть немного отвлечься от переживаний и настроиться на рабочий лад.
Уже когда они приземлились, Тигрица стала ощущать себя намного уверенней. Пока все оформили, и они достигли места катастрофы, девушка даже успела по-медитировать и поговорить с Нефритовым Тигром, она заручилась его поддержкой в этом деле, сейчас любая помощь была нужна. А если она сможет усилить свои способности хотя бы на немного, то возможно это спасет очень много жизней тех, кто оказался под завалами.
Получив от Дэрила фонарик и маску, Тигрица сразу одела маску, ведь даже здесь витала пыль, было неприятно дышать, она окликнула Дэрила еще не успевшего уйти далеко. – Я так понимаю, что мы будем работать поодиночке на разных участках завалов? Если так… То я предлагаю взять на нас с Эшем участки на которых не хватает поисковых собак. Наши способности должны позволить повысить эффективность поиска людей.

+5

8

Судя по лицам команды, все были погружены в себя и свои невеселые мысли. Я включил автопилот и теперь имел довольно много времени, чтобы подумать обо всём случившемся. Я сидел, размышлял и смотрел, как солнце встаёт на западе: мы летели на сверхзвуке и догоняли его. От невесёлых мыслей меня отвлекла Анжела, предложившая поесть. Я, недавно сам буквально силой заставивший сына съесть хоть что-то, поблагодарил Тигрицу за напоминание.
Я никогда не летал в Японию. Чёрт, да что там говорить, я никогда не водил такую технику. Казалось, эта махина умнее меня, во всяком случае, все процедуры прохода по "коробочке" и выхода на глиссаду автопилот проделал сам, попутно общаясь с диспетчерской программой. Я тут был только для подстраховки и диспетчер в аэропорту, видимо, тоже. Когда мы сели, на местных часах времени было меньше, чем когда мы вылетали из Штатов.
Жарко и влажно тут, и даже морской бриз пахнет по-другому. Впереди нас ждала таможня и тут только я понял, как не люблю всю эту бюрократию с документами. Это всегда было моим слабым местом, и какого рожна Рэнд Энтерпрайз не послали с нами своего представителя? Неужели отдуваться моему Ди? Однако Дэрил справился великолепно, быстро решил все таможенные дела и мы потратили чуть больше часа, а затем погрузились в грузовик.
Пока возились на таможне и ехали, вечерело и тени удлинялись а солнце красило облака в разные оттенки розового и фиолетового. Всё чётче раздавались крики, шум техники и лай собак, заглушавшие шум города вокруг. Сам город, казалось, замер и старался не сильно шуметь, чтобы не мешать спасателям. Всё явственнее слышались паузы, когда никто не издавал ни звука - в эти паузы все напряжённо вслушивались, стараясь услышать голоса под завалами. Мимо проезжали одна за одной машины реанимации и скорой помощи.
На КПП, увидев все полагающиеся знаки, нас даже не стали тормозить и грузовик быстро добрался до стоянки неподалёку от штаба. Вокруг бегали люди с носилками, сидели перебинтованные люди, чуть поодаль, за сетчатой оградой, виднелись семьи. Получившие плохие вести плакали, увидевшие своих родственников тоже плакали, но лица их озаряла радость надежды.
Штабная палатка была ярко освещена подвешенной под потолком гирляндой светодиодных ламп. Вокруг них клубились насекомые, безопасно стуча об корпуса. Начальник штаба, невысокий плотный японец, бритый наголо, недолго изучал наши бумаги. Отдав указание разобрать наш груз (по-видимому, так как указывал он на японском), он обратился к нам на довольно чистом английском языке:
- Рэнудо Инуко быстро сработали, мы благодарны вашей компании. Нужна любая помощь. Его зовут Кендзи Сагава, - он указал пальцем на средних лет высокого японца с чёрными тонкими усами, - он руководитель работ, мы изучим ваши бумаги и он укажет каждому участок, команду и поле деятельности. Вы слишком разные, чтобы назначать вас на одинаковые работы.  У нас ещё не было ни созданий со сверхспособностями, ни суперсолдат, - тут он осёкся, но всем и так было понятно, как должна была закончиться эта фраза. "Кроме того солдата. что под завалами"
"Интересно", - подумал я про себя, пока ставил тент, - "кто первым найдёт Кэпа? И не откопается ли он сам? А что, ещё и начнёт нам помогать, чего доброго". Под тент, освещаемый только налобными фонарями, стали вносить часть груза, предназначенного для нас. И тут Ди меня поразил: чётко, слаженно и со знанием дела он начал рассказывать каждому про экипировку, рации, возможного неприятеля. А кто тут командует, в нашем маленьком отряде? Понятно, что на разборе завалов начальник штаба, начальники участков и бригад - субординация в дисциплинированной Японии понималась на интуитивном уровне. Однако тут, с нашей маленькой среде? Кто дал команду на старт всей операции? Кто разбирался с бумагами, узнавал, что брать и на чём лететь? Ди, которому шестнадцать лет. Конечно, я никогда никем не командовал, но не много ли я взвалил на плечи сына? И вообще, примером тут должен был быть я. Я твёрдо решил про себя - как кончится всё это дерьмо, буду учиться планировать, думать и управлять. Смог же, в конце-концов, раскрутить мастерскую? Смогу и больше.
Тигрица тем временем сказала:
– Я так понимаю, что мы будем работать поодиночке на разных участках завалов? Если так… То я предлагаю взять на нас с Эшем участки на которых не хватает поисковых собак. Наши способности должны позволить повысить эффективность поиска людей.
- Не знаю, - ответил я, - может быть, они решат объединить чьи-то усилия, но уж меня наверняка направят отдельно работать, к каким-нибудь экскаваторам - завалы разгребать.
Экипировавшись как следует, мы вышли к палатке штаба. Для каждого из нас уже была определена работа.

Отредактировано Nomad (24.05.2020 23:15)

+5

9

Эш за всю дорогу до временного штаба говорил лишь "спасибо" или "пожалуйста". Он и так особым болтуном не был, а тут вообще замолчал. Он и раньше особенно не удалялся от дома, а тут оказался чуть ли не на другой планете. По крайней мере, ему так иногда казалось. Другая речь, другие манеры, другие люди. Он и раньше слышал, что Восток сильно отличается от Запада. Но тут убедился воочию. Впрочем, люди - они везде люди. Везде плачут от горя и смеются от радости, объединяются в случае опасности и ссорятся.
Оказавшись на территории штаба, он огляделся. Такое количество раненных он видел только однажды, на дороге случилась крупная авария, вызвали даже студентов-первокурсников медицинского университета, а Эш как раз заезжал за Адамом. На приходящих с завалов смотрели с надеждой, ожидая хороших вестей. Многие, едва придя в себя, кидались помогать другим, хотя бы раздавать еду, одеяла и воду. Тяжело было всем.
Короткий инструктаж, логичное предложение Анжелы. Крылья тут были совершенно бесполезны, даже немного мешали, но вот слух Беса очень даже мог пригодиться. Крылан все еще молчал, спокойно и несколько отрешенно глядя по сторонам. Ему надо было собрать все силы в "одной точке", и хотя эмоции совершенно разных спектров переполняли его, он старался оставаться непоколебимым, внешне совершенно спокойным.
Он видел, как тяжело его друзьям, как тяжело думать, что они потеряли кумира, отца-основателя супергеройства, и как все отгоняли эту мысль.
Дэрил вручил героям рации, налобные фонарики и респираторы. От последнего Бес отказался. Он надел свой, который служил ему маской и, как считал Эш, был одним из лучших. Затем закрепил налобный фонарик и рацию на положенных им местах.
Перед тем как уйти к отряду, куда его отправили, Эш молча положил руку Ди на плечо. Осторожно свернутый плащ лежал вместе с сумкой в отведенном им месте.

Шума вокруг было много: вода из пробитых труб, крики, лай, стоны, плач, работа техники, разговоры с потерпевшими, разговоры с людьми под завалами. По счастью, почти все знали английский, но между собой все же говорили на родном языке. Эш прислушивался, стараясь вычленить нужные ему сочетания звуков и интонации. А еще звуки, на которые реагировали собаки чаще всего.

+3

10

Как их и предупреждал начштаба (и как и предполагал с самого начала он сам), их раскидали по разным группам, и вскоре герои потеряли друг друга из вида. Поставленный во главе их отряда средних лет японец всё же потратил несколько секунд, чтобы задержать взгляд на новеньком и приветственно кивнуть ему - и Дэрил, как ни волновался, почти автоматически ответил ему поклоном. Эти поклоны легко и незаметно вошли в его жизнь и привычки, буквально растворившись в крови, вместе с остальными уроками Железного Кулака. А что бы сделал Железный Кулак, оказавшись на его месте? Где бы он был - в палатках медиков, спасая тех, кому бессильны помочь реаниматологи? Или здесь, на завале, разыскивая людей по их энергетическим "росписям".  Что, если?.. едва только эта мысль забрезжила на горизонте, он, почти ужаснувшись, погнал её от себя как можно дальше, чтобы не дать себе ни малейшего шанса прельститься. "Нет." Он достаточно твёрдо помнил, что произошло, когда он, стремясь помочь раненному Железному Человеку, взял на себя слишком много. И ведь когда это случилось, все они были дома, в покое и безопасности, где его ничто не отвлекало, а не на едва остывших после взрыва руинах, наводнённых военными, спасателями и врачами со всего мира. Там пострадавший был всего один и хорошо ему знакомый, здесь же - адское кипящее зелье из самых жгучих, горьких и разрушительных чувств многих и многих: ужас, горе, ярость, отчаяние; каждый квадрат залит, как напалмом, болью, страданиями и агонией сотен незнакомых ему людей. Тогда Учитель был рядом и не позволил бы произойти ничему по-настоящему плохому. Здесь некому его направлять и страховать. Если он сейчас попытается открыть сознание, в лучшем случае он займёт место на одной из коек полевого госпиталя, в худшем - сойдёт с ума или свалится замертво. Ни то, ни другое, ни третье никак не помогало ни пострадавшим, ни спасателям, поэтому, как бы ни кричало в нём всё человеческое, как бы ни рвалось на части сердце - нет, нет и нет. Пойти на поводу у эмоций значит просто расписаться в собственном эгоизме, думать о своём душевном комфорте больше, чем о других. Сегодня он просто волонтёр, посол доброй воли "Рэнд Инк" - действовать так означало приносить наибольшую пользу их жизненно важной работе.
Подросток перешагнул через "выворотень" - кусок бетона с торчащей из него перекрученной узлами арматурой. Снова пауза, и - тишина, настолько, насколько может быть тихо в таком месте... вместе с другими он остановился и сосредоточился. Что-то царапало его внимание. Какой-то... периодически повторяющийся звук, выпадающий из общей картины. Да, вот оно: где-то рядом мяукала кошка. Вернее, не мяукала, а истошно кричала уже охрипшим от долгого мява голосом. Под пристальными взглядами остальной группы он сделал несколько шагов влево, туда, где пролегала граница яркого света от прожектора, предположительно навстречу источнику звука. Неожиданно мяв раздался совсем рядом, и из полумрака показался светлый кошачий силуэт. Кошка прыгнула почти ему под ноги, но прежде, чем он успел наклониться к ней, задрала голову и с новым хриплым "мяу!" запрыгала по завалу обратно; он едва успел рассмотреть сверкнувший в лучах ламп жетон на ошейнике и коротенький, как у кролика, хвост. Включив налобный фонарь, Дэрил, не раздумывая, кинулся за ней. Да, это всего лишь животное, но раз и оно оказалось в эпицентре катастрофы, его тоже следовало спасти: поймать и передать в лагерь, где его осмотрят, покормят и узнают, что случилось с его владельцем. По счастью, белый мех было хорошо видно даже в темноте, да и кошка не стала убегать далеко: остановившись у куска стены, рухнувшего почти целиком и надломившегося посередине, она крутилась на месте, продолжая кричать и пробуя раскапывать более мелкие обломки. Невысокий сухощавый кинолог-мексиканец сощурился и свистнул своему лабрадору, рыскавшему челноком в другом направлении; золотистый пёс стремглав подбежал к ним и, едва опустив нос к завалу, почти сразу же залился звучным лаем. Остальным не нужны были никакие дополнительные указания - отряд яростно врубился в работу. Кто-то махнул рукой в сторону квадрата, в котором работала техника, и, перебросившись парой коротких фраз с их руководителем, побежал туда... через десять минут слаженной работы десяти человек и одного шагающего крана кусок стены с грохотом отвалился со своего места, открыв довольно обширный тёмный провал, а ещё через пять минут из зияющей щели извлекли двух человек. Молодая женщина, за исключением шока и обезвоживания, почти не пострадала; пожилой мужчина с переломанной ключицей и черепно-мозговой травмой был без сознания. Чуть только его, бледного, холодного, засыпанного известью и бетонной пылью, вытащили из провала, кошка с протяжным "урррь!" подбежала к нему и принялась облизывать землисто-серое лицо старика. Медик, вколовшийся в вену, огляделся - Дэрил шагнул вперёд. Да, он не знал языка, на котором к нему обращался этот врач, но сейчас им не нужна была речь для того, чтобы понимать друг друга. С раненым на носилках они направились в лагерь, так быстро, как только было можно без риска усугубить состояние пострадавшего или переломать ноги на руинах.                             
Дэрил молча бежал рядом с носилками, одной рукой подняв пластиковый пакет с инфузионным раствором, а другой рукой прижимая к себе грязную белую кошку-бобтейла. Та, сообразив, что её не хотят снова разлучить с её человеком, не сопротивлялась и висела, как тряпичная игрушка. Зачем старик принёс её с собой на работу? Каким чудом ей удалось самостоятельно выбраться из-под завала? Где-то он читал, что в стране Ямато, несмотря на большую плотность населения, люди часто бывают одинокими. Может быть, кошка - это всё, что есть у этого человека по-настоящему драгоценного. Маленькая домашняя котейка, одна в таком страшном, незнакомом месте - она не струсила, не убежала и нашла таки-способ помочь своему человеку. Если уж даже кошка может быть такой стойкой, то они, люди, тем более не должны опускать руки. "Господи, пусть у них всё будет хорошо. Пусть они будут жить ещё долго-долго, спокойно и счастливо - старик и маленькая храбрая кошка со смешным хвостом-помпончиком. Господи, лишь бы не споткнуться."

+5

11

Предположение Тигрицы оказалось верным, их команду разделили, отправляя каждого на разные участки. Это было разумно, каждый из них обладал, отличными от других способностями и это могло увеличить шансы на выживание всех, кто попал под завалы.
Анджела довольно доходчиво объяснила специалисту суть своих способностей, благо ее знание японского языка позволяло ей не коверкать слова и не ошибаться в ударениях.
Выслушав ее, мужчина подозвал, кого то из своих заместителей и поручил ему отвести Тигрицу на тот участок, где не хватало поисковых собак, а те, что были, начали ошибаться от усталости.
Оказавшись на месте, Тигрица вновь обратилась к своему бессменному напарнику.
- Ты готов? Сегодня мне нужны твои способности, не для убийства, а для спасения…
- Здесь слишком шумно, Тигрица… Пусть уберут собак, они меня раздражают… - недовольно прорычал Тигр поднимаясь на лапы и встряхиваясь.

Со стороны казалось, что Тигрица просто настраивается на работу, застыв на одном месте перед своим участком завалов. Её глаза были закрыты, а лицо расслабленно. Один из работников хотел было одернуть медлительную иностранку, он уже подошел к ней и хотел потормошить ее, и в этот момент она открыла глаза, смотря на мужчину уже совсем иным взглядом. Взглядом хищника, которому столько лет, сколько никто не смог бы себе представить. Ее мимика стала совсем иной, не такой человечной наверно.
Тигрица склонила голову на бок, рассматривая лицо работника, еще пару секунд созерцания и Тигрица усмехнулась. – Ничего не происходит просто так… ведь верно?
Девушка вновь огляделась по сторонам и добавила указывая на поисковых собак – Пусть их уберут с площадки… Им нужен отдых…  А мне не комфортно находиться рядом с этими брехливыми созданиями…
Не дожидаясь ответа оторопевшего работника, она отправилась ближе к развалинам, вслушиваясь в звуки вокруг и втягивая воздух ртом, так будто пробуя его на вкус.
Много постороннего шума, слишком много… Машины, люди, животные… Звуки, запахи, страх и отчаяние были настолько насыщенны, что казалось их можно потрогать руками.
Гулкий протяжный выдох и медленный тихий вдох, и снова выдох… Все вокруг стало блеклым, не выразительным и будто размытым и среди этой серости стали проглядывать алые всполохи сердцебиений, дыханий тех кто находился под завалами, где то яркие, где то едва уловимые, словно красные нити тянулись из под поверхности завалов.
Теперь нужно было отыскать ближайшую цель, чтобы не обвалить ничего на тех, кто находился ниже ярусом.
Она шла целенаправленно, огибая опасные участки и вот первый сгусток, довольно крупный и яркий, прямо под плитой плотно закрывшей пролом, лишь небольшая щель сбоку.
Тигрица опустилась на одно колено и, приблизив лицо к щели, втянула запах: страх, кровь и злость на самого себя, что не смог уберечь и не способен выбраться.
- Похвально… - на выдохе прошептала Тигрица и взмахнула рукой, обозначая первый успех. Плита закрывшая проход на свободу была не большой, но довольно тяжелой, такую обычный человек никогда бы не поднял. Но… Для Анж это не было проблемой…
Просунув пальцы в щель, Тигрица стала медленно подниматься на ноги, открывая проход, тем, кто был заперт в этой бетонной ловушке. Две молодых женщины по счастью не сильно пострадавших и сотрудник охраны, прижимающий к себе сломанную руку.
К ней уже подоспели работники, помогая убрать плиту и медики, которые стали помогать выбраться пострадавшим. Последним извлекли охранника, который до последнего сохранял самообладание, чем помогал держаться и женщинам.
Когда его уложили на носилки, Тигрица склонилась к нему и тихо прошептала. – Настоящий мужчина это не только тот, кто может одной левой разрушить все преграды… Но и тот кто способен в критической ситуации одним своим видом удержать женщину от истерики.
Тигрица была довольна реакцией мужчины на ее слова, нужно было продолжать поиски.
Где то там, под грудами бетона сокрыт тот, кого она хотела бы видеть живым и по возможности здоровым…
Вновь входя в своеобразный транс, Тигрица потянула за очередную красную нить, ведущую к уцелевшим людям под завалами.

Отредактировано White Tiger (19.10.2020 08:42)

+4

12

Очередная минута тишины навалилась на меня, как удар молота. Ещё секунду назад был шум техники, крики, скулёж собак, хруст бетона, и вдруг - тишина. Тишина могла оглушить так же, как и самый громкий звук над ухом. Тишина звенела громче колоколов. Я поднял взгляд наверх, к небу. Яркие прожекторы закрывали его от меня, так что не было видно ни облаков, ни звёзд - только пряди поднятой пыли клубились в ярких лучах. Их уносил порыв ветра, но на это место сразу же поднимались новые пыльные пряди, напоминающие туман. Лицо было мокрым от пота, а может дождь пошёл - я уже перестал понимать. Но нет, всё вокруг сухое - значит, сам взмок. Снял респиратор, сел на кусок плиты, вытер лицо рукавом и хлебнул воды из фляги, осмотревшись вокруг. Прислушался. Взгляд остановился на надписи, выведенной синим баллончиком "Внимание, живые люди под завалами. Поднимать осторожно", под надписью была красная стрелка, видимо, указывающая на место, где предполагались живые люди.
Мне же казалось, что люди были повсюду. Несколько часов я поднимал тяжелые плиты, с которыми человек и в экзоскелете-то не справится, поднимал аккуратно, думая о тех, кто был под ними. И находил их - мертвых намного чаще, чем живых. Я совсем забыл, во что превращается человек, на которого упал потолок - теперь вспомнил. Насмотрелся на годы вперед. После очередной новой находки я каждый раз думал - ну теперь привыкну, но так и не привык.
Чудеса тоже бывали. Недавно собака нашла под завалами целую и невредимую женщину. Она лежала, свернувшись в клубок, в маленькой нише, образованной упавшими блоками. еле живая от страха, но в остальном целая и невредимая. В такие моменты даже атеисты вспоминают о Боге.
В редкие минуты отдыха я искал взглядом соотрядников. Ди бежит рядом с носилками, вон Денни, Тигрица концентрируется (или ворочает очередной камень). Неподалёку раздались шумные возгласы: живых нашли - целую команду счастливчиков. Они рады, спасатели рады, родственники рады, даже собаки выглядят счастливыми - понимают, животинки, что тут происходит.
Ну, отдохнули и будет. Респиратор на лицо - пора работать. Я ещё раз окинул взглядом развалины. Взгляд зацепился за странного невысокого мужика вдалеке, с огромной бородой лопатой, на нём был костюм в вертикальную полоску, свет прожектора отразился от старомодного монокля. Холодок пробежал по спине: Фауст. Я протёр глаза, Фауст исчез.
Привидится же такое! Это был явный обман зрения, но страхи внутри меня проснулись и не хотели засыпать. Страхи снова потерять себя, делать то, что ты даже не осознаёшь. Я внимательно всматривался в развалины до тех пор, пока один из спасателей не окликнул меня:
- Эй, Джек, ты чего закипел? Помощь нужна, давай поднимем вооон ту плиту.
Я стряхнул с себя наваждение и ответил:
- Давай.
Уж Фаусту тут точно делать нечего.

Отредактировано Nomad (21.10.2020 22:08)

+3

13

Эша передали в команду из двух крепких мужчин и трех девушек. Двое мужчин по возрасту могли быть отцом и сыном, и, кажется, ими и являлись. Темноволосые, достаточно физически развиты, но все же оба минимум на голову ниже Эша и уже в плечах. Люди вокруг вообще не отличались высоким ростом, Эш поначалу чувствовал себя весьма неуютно, но вскоре переключился на проблему ради которой они сюда явились.
- А правда, что у тебя слух как у собаки? - набравшись смелости спросила одна из девушек-медиков в группе, хрупкая, изящная, с розовыми волосами стянутыми в хвост. Эш посмотрел на нее и на остальных, молодежь, его ровесники, замерли, ожидая ответа. Две близняшки, одна с выкрашенными в синий, другая - в блонд, даже чуть подались вперед.
"В Японии нет мутантов? Хотя, может не так часто проявляют свои способности."
- Скорее как у совы, а может и летучей мыши, - честно ответил крылан. Мужчина в возрасте усмехнулся:
- Раз любопытство удовлетворено, идемте.
Эта группа была весьма свежей. Эш видел много очень уставших людей, но его компаньоны еще не устали, или уже отдохнули.
Они ступали очень осторожно, боясь что-нибудь сдвинуть своим весом.
"Надо учить языки. Много языков", - мрачно подумал Эш, вслушиваясь в интонации. Между собой японцам говорить на английском не было никакой нужды. А люди под завалами иногда просто ждали и причитали или переговаривались, успокаивали детей, а некоторые уже шептали, устав кричать.
Он остановился, поначалу решив, что речь из-под завалов ему послышалась. Бес встал на колени и слабо постучал по одному из двух обломков плит. Внутри была полость, речь затихла, затем раздалось неуверенно "Тут. Помогите" на ломанном английском, затем на французском и каких-то еще двух языках. Эш поднял руку, группа обратила на него внимание.
- Спокойно. Мы рядом. У вас все хорошо? Есть раненые? - спрашивал Эш, ища глазами и руками обломок, который он сумеет подвинуть, не обрушив всю конструкцию людям на головы. Впрочем, вопросы были ни к чему, он уже знал, что внутри четверо: две женщины, маленький ребенок и раненый или слишком уставший и напуганный мужчина.
- Нашел, - Аки посмотрел на Эша, кивая на другую сторону одной из плит. Бес прикинул, если получится это сдвинуть, в дыру пролезет даже он, не то что хрупкая японка. Втроем, с его отцом. Джеро, они подвинули тяжелый блок, однако спасенные не ринулись на свободу.
Аки попытался их убедить, но женщины лишь просунули сверток с ребенком в щель. Младенцем тут же занялись девушки.
- В чем дело?
- Там охранник, его не сдвинуть, он наткнулся на штырь, и истечет кровью раньше, чем придут врачи, он хотят остаться с ним.
- Пусть вылезают. У меня есть мысль. Доверься, - Эш посмотрел на молодого парня, и тот кивнул.
После непродолжительного разговора женщины, уставшие, поцарапанные, голодные, но все же невредимые показались из дыры. Мужчины вытянули их одну за другой, а Эш нырнул вниз. Как раз и пригодился налобный фонарик Дэрила. Перед Бесом практически висел на деревянном штыре худощавый мужчина, европеец, он пытался зажимать каким-то шарфом рану. От кровопотери он начал уже плоховато соображать.
- Демон. Ты пришел за мной? - прохрипел он на чистом английском. Кажется, даже с британским акцентом.
- Я человек, который пришел за тобой, - Эш положил руки вокруг раны, и часть тела человека и кусок деревяшки стали каменными. Теперь попытка сломать этот штырь не убьет его. - Как тебя зовут? Я - Эш.
- Джо, - боль отступала, оставалась лишь слабость, Джо становилось чуть легче. К сожалению, вряд ли сильно надолго.
- Хорошо, Джо, расскажи, откуда ты, пока придут друзья, - произнес Эш, обращаясь к спасаемому. А в сторону дыры крикнул: - Мне нужна помощь и пила!
- К-к-конференция по электронике. Закончилась раньше, - Джо все еще говорил простыми предложениями, с серьезными паузами, отдышиваясь. Каменную форму снабжал силой Эш, но остальная часть тела должна была получать кислород.
Эш кивал, задавал вопросы, слушал, немного говорил о себе, в основном, старался, чтобы говорил Джо, не теряя сознание. Минут двадцать потребовалось остальным, чтобы Джеро спустился вниз отпилить оставшийся кусок штыря.
- Я не могу отпустить его, пока не положим на крепкие носилки, - сказал он Джеро, кивая на выход, мол, принимай обоих. А Джо попросил: - Альпинизмом не увлекаешься? Обними меня, будто мы в связке.
Через две попытки сходили еще и за веревкой. Эш не мог помогать себе руками, так что их двоих с трудом вытянули из завала. Полукаменную статую зафиксировали и, когда Эш отнял руки, понесли в лазарет.
Смена только начиналась. Однако, счет пока был 4:0. расслабляться было рано.

+3

14

Чем дольше они работали и чем глубже вгрызались в завал, тем реже им попадались живые. Как бы чётко и споро они ни работали, какие бы ни прилагали усилия, всё же они не могли обогнать время. Время, такое драгоценное, уходило неумолимо, как вода в песок: секунды складывались в минуты, минуты в часы... раз за разом отряд, поднимая очередные обломки, натыкался на кровавое месиво из плоти, костей и строительного мусора, так что невозможно было различить, сколько на самом деле там было людей. Несколько раз они ловили сигналы с мобильных - и извлекали из ниш и карманов мертвецов, сжимавших в окоченевших руках ещё работающие смартфоны как последнюю надежду на спасение. Сменился кинолог (мексиканца с лабрадором заменила какая-то "белокурая бестия" с великолепной овчаркой), сменился медик, а он никак не мог остановиться, пришпориваемый странным чувством, что, если он отступит, то просто предаст их - тех, кто жив и только и ждёт, когда его найдут. Не в этом кармане, так в следующем, не в следующем, так в том, который за ним. Нельзя останавливаться, надо работать! Рыскавшая впереди отряда собака остановилась - и они тоже остановились. Поводя носом из стороны в сторону, овчарка тщательно обнюхивала завал, потом негромко тявкнула, словно не совсем уверенная в своей находке, поскребла лапой и, наконец, зычно и утвердительно залаяла. И отряд вновь ринулся "в бой", растаскивая в стороны куски бетона, разрезая и отбрасывая осколки композита. Приборы отчётливо показывали наличие пустот, когда путь спасателям преградил обломок конструкции, слишком толстый для того, чтобы его можно было быстро разобрать пилами, и слишком тяжёлый даже для десяти человек. Люди дружно расступились, давая дорогу их неутомимому железному спутнику - шагающему крану. Шагающий кран выбрался на позицию, расставил в стороны длинные и тонкие ноги, словно упираясь покрепче, содрогнулся всем своим худым механическим телом... и замер. То ли что-то вышло из строя у него внутри, то ли аккумулятор закончился раньше, чем рассчитывали. Только этого им и не хватало теперь, когда практически под ногами у них - живые люди! Да, пока ещё живые - неизвестно, сколько ещё они смогут протянуть без помощи... оператор шагающего крана лихорадочно копался в настройках своей машины, координатор группы вызывал кого-то по рации; Дэрил, не зная, куда себя деть и с трудом удерживаясь от того, чтобы не начать метаться, вперил мучительно-ищущий взгляд туда, где чернота неба сходилась с верхним краем руин, будто надеялся отыскать там ключ к этой дьявольской ловушке. И он явился: будто бы по мановению Божьей десницы, из-за груды строительного лома всплыл силуэт, который подросток не перепутал бы ни с чем другим на свете. Изрядно грязный, но всё ещё красно-золотой. Тот самый. От восторга, состоявшего в равных пропорциях из радостного узнавания, облегчения и воодушевления, он едва не крикнул: "Мистер Старк!" - но, вовремя вспомнив о неоднозначности инкогнито Железного Человека, вместо этого крикнул:       
- Мисс Пятница! - И замахал руками над головой, нисколько не сомневаясь, что ИИ и так заметила бы его, но просто уже не в состоянии сдерживаться.
Удивление в глазах соотрядников тоже сменилось радостью, стоило им поглядеть в ту же сторону. Благо, этому союзнику не надо было объяснять, в чём состоит загвоздка; броня, держась буквально в паре футов над завалом, обогнула камень их преткновения - должно быть, сканируя или высчитывая что-то, а затем уверенно взялась за обломок и потащила его вверх. Дэрил напряжённо следил за ней, и ему было почти её жалко, настолько явственным было её усилие. И как только под краем плиты образовалась достаточная щель, подросток рискованно протиснулся туда, сопровождаемый предостерегающими возгласами и не дожидаясь, пока установят домкраты.
В кармане оказалось неожиданно глубоко (и он ввалился туда, как мышь в подойник), очень мокро и почему-то очень холодно. Пострадавший был один, тоже очень холодный, и дышал он так часто и отрывисто, что не было никаких сомнений - этот человек умирает. Едва Дэрил протянул ладонь к его горлу, пытаясь нащупать пульс, как последний прерывистый вздох замер шелестом прямо у него под руками. Сверху на них сыпался песок; в резко расширившуюся щель со скрежетом просунулись два домкрата, а следом за ними - пара фонарей. Неужели всё напрасно? Все старания - его, спасателей, собаки, наконец? Чудесное появление брони, именно тогда, когда было нужно - всё это ради того, чтобы они не успели? "Ну уж нет!" Правая рука сама собой сжалась в кулак, от плеча вниз прокатилась волна огня, собравшись в ладони горячим комком. Ученик Железного Кулака поднял руку и с силой ударил простёртое перед ним тело в грудину. Выплеск энергии, посланной им в остановившееся сердце в попытке его запустить, получился такой, что на мгновение вспыхнули и его кулак, и точка нанесения удара, а из горла мальчика вырвался крик - в точности такой, как на тренировке. Кто-то одобрительно хлопнул его по плечу, затем коротко отпихнул в сторону. А затем накатили головокружение и звон в ушах. Почти ничего не соображая, он кое-как отполз в направлении открытого выхода. "Пульс есть", - сказал женский голос на его родном языке без малейшего намёка на акцент. - "У тебя получилось. Выбирайся". Только когда перед ним появилась механическая рука, покрытая пылью, но всё равно не потерявшая всей своей элегантности, он вспомнил о наушнике-капле, вложенном в ухо, и понял, кто говорит с ним. Оказалось, он всё ещё способен радоваться. Дэрил ухватился за металлические красные пальцы, смазав слой пыли, и с облегчением дал броне вытащить себя из ниши.
- Мисс Пятница... - только и выговорил он умученным полушёпотом, стараясь попрочнее утвердиться на ногах. Ладонь защекотали электрические "мурашки". "Уровень твоего обезвоживания приближается к трём процентам," - сообщила ему ИИ. - "Очень рекомендую вернуться в лагерь". Он согласно кивнул и нехотя разжал пальцы - рука доспеха была уж очень надёжной.
- И спасибо, - всё-таки добавил он вслух, надеясь, что помощница мистера Старка достаточно умна, чтобы "прочитать" и несказанное "без Вас у нас ничего бы не вышло." "Увидимся", - скорее, угадал, чем услышал Дэрил, глядя на удаляющийся доспех. Два человека уже уносили носилки с пострадавшим в направлении полевого госпиталя - и он, сделав знак координатору их группы, спотыкаясь, побрёл за ними следом. Воздух с натужным сипением проходил через забитые фильтры респиратора. Как только мисс Пятница разобрала, что он говорит? Уже неважно. Разобрала - и это главное. Они спасли этого человека - и это главное.

+4

15

Герри не мог себе представить, что усталость может так сильно оковать тело. Заставить его сесть туда, где можно отдохнуть.
В фильмах такие моменты показываются мега-странно. Замедленная съемка, звуки, точно доносящиеся сквозь стены, время, останавливающееся для главного героя… Ничего такого он не испытывает — вокруг стоит шум тяжелой техники, слух остро воспринимает все выкрики спасателей и медиков, доносятся крики спасенных, но испытывающих дикую боль жертв. Никто не задерживается на месте, кроме тех, кому требуется минуты передышки так же, как и ему.
Голова гудит, но не от мигрени. Тяжело описывать то, чего раньше он никогда не переживал. Как будто мир перед глазами тянет в сторону, или это его самого куда-то тянет… От этого чувства становится плохо, и к горлу подступает тошнота, заставляя сделать глоток воды.
Он никогда не видел столько погибших.
Нет. Не так.
Он никогда не видел мертвых до этого утра или ночи.
Когда находишься на ногах, что-то делаешь, ищешь тех, кому можно помочь, и предпринимаешь попытки спасти жизнь кому-то, то такие мысли находятся в подавленном состоянии. Когда пребываешь в движении, мозг занят анализом окружающего мира, высчитыванием того, куда идти и как действовать, а стоит только получить секунду на то, чтобы подумать и осознать весь ужас творящегося, то эти мысли выкорчевать и отбросить в сторону становится сложно.
Герри стягивает с руки перчатку, затем с глаз визор, и пальцами потирает веки. Становится чуть легче. Он выдыхает, собираясь с силами и понимая, что ему нужно возвращаться к работе, но засматривается на бригаду медиков, проходящих мимо с носилками.
Взгляд пробегает по человеку, которого они несут, а затем останавливается на одиноко плетущемся вслед за ними парне. Когда тот становится ближе, Герри слышит его тяжелое дыхание. Несложно догадаться — ему досталось. Так же, как и всем, но от этого не легче.
Внезапно в нем вновь разгорается злость, которую он испытал уже сегодня утром, в мастерской Тони, когда пытался понять, как, что, почему и за что. Все это по вине злодея, который решил, что имеет право отнимать жизнь у других людей. У тысяч и тысяч людей. И заставлять страдать тех, кто теряет близких, и тех, кто просто желает спасти и минимизировать страдания пострадавших. Ему хочется, чтобы злодей понес свое наказание, чтобы он… умер.
Герри выдыхает.
— Эй, ты в порядке? — спрашивает, когда спасатель оказывается совсем рядом, и протягивает почти полную бутылку с водой: — Пить хочешь? Держи.
Переводчик переводит его слова на японский. На тот случай, если парень не понимает английский. Как все же удобно с ним. Он даже не знает, как обошелся бы без него здесь, так как контактировать с местными тоже приходится. Без координации никак не справиться в разгребании завалов. Можно сказать, что это не так, но если каждый будет делать так, как хочет, или как считает правильным, то проблем будет еще больше.
— Ты едва на ногах стоишь.
Все они едва стоят на ногах. Он так вовсе, кажется, прилепился к куску бетона, бывшему когда-то стеной.
Ничего. Нужно просто отдохнуть чуть-чуть, и можно будет идти дальше помогать. Силы у него должны быстро восстанавливаться, наверное. Но все равно он испытывает чувство вины уже за то, что позволяет себе минутку слабости несмотря на то, что это нормально. Умом он понимает, что это правильно. Ведь если выносливость закончится в ответственный момент, то будет плохо. Лучше немного набраться сил, чем натворить бед после.
Отвратительное чувство.
Хорошо, что на месте завалов присутствуют помощники Тони. Пятница, управляя несколькими механическими помощниками, облегчает работу всем. Не настолько, насколько хотелось бы, но этого уже немало.
— Тебе помочь добраться до лагеря? — он решает удостовериться, что волонтер точно в порядке, ведь, в конце концов, помощь может быть необходима не только тем, кого нужно вытащить из-под обломков небоскребов.
За теми, кто отдает последние силы на спасение других, тоже нужно приглядывать.[icon]https://i.ibb.co/cYYTMTH/123-7.png[/icon]

Отредактировано All-New Spider-Man (06.01.2021 12:26)

+4

16

Ещё один кусок бетона, ещё одно тело. Жив? Вроде дышит, ещё одного забрали спасатели унесли на носилках. Время остановилось, и всё вокруг превратилось в закольцованную рутину: кусок бетона, находка, проверка, подзываем спасателей. В один прекрасный момент я решил отдохнуть. Минут пять, не больше, и не потому, что тело устало - устала голова.
- Нужно отвлечься, - я сделал неопределенный круговой жест рукой, - а то пропущу что-нибудь важное. Или придавлю кого-нибудь плитой! - я постарался перекричать шумы, а переводчик постарался это понять и перевести. Парни меня и так поняли, конечно, и я с бутылочкой воды присел неподалеку. Осмотрев завалы, я приметил Эша, Тигрицу, даже Железный Человек мелькнул. Вот это удивительно, хотя... чего удивляться? Тут люди страдают, нужна любая помощь. Я вспомнил, что в общем канале прозвучал какой-то механический женский голос. Вроде как ИИ Старк Индастриз, если я всё правильно помню. Ага, вот и Ди, вылез из-под завала, над которым приподнял плиту Тони, или доспех под управлением ИИ Старка. Кажется, они там кого-то спасли. Сложив бутылку в пакет с мусором, я приступил к дальнейшей работе.
И снова завалы, пыль. Эта ночь, кажется, не кончится никогда.
Впереди мелькнула полосатая форма. "Как у Стива", - подумал я и стал копать с тройным усердием. Щита не видно, значит не он. Откинув кусок камня с головы, понял, что ошибся - это был Стив Роджерс, Капитан Америка.
- Кэп, - невольно вырвалось у меня, но он не ответил. "Привалило, наверное, и он сознание потерял. Ничего, Стив, сейчас мы тебя вытащим", - с этими мыслями я принялся освобождать Кэпу ноги, затем приподнял тело и вытащил из завала. Он показался мне необычно холодным, но крови кругом много не было.
- Стив, ты давай не вздумай тут... - но шутку решил не продолжать из какого-то суеверия, что могу наслать беду. - Эй! - Позвал я спасателей, - я нашёл его! Капитана Америка.
На мой крик обернулось несколько усталых врачей и спасателей. Кажется, им уже было всё равно, кого я там нашёл. Просто ещё один человек, которого сегодня надо спасти. Они подошли ко мне.
- Он мёртв, неси его на базу, - сказал врач и пошёл с командой дальше.
- Стой, ты куда?! - догнал я врача и развернул его, - там Капитан Америка, ему помощь нужна!
- Он мёртв, ты не слышишь?! - повысил голос врач, - Дай работать.
Он выдернул рукав комбинезона из моего кулака и пошёл дальше, а я недоумённо стоял и обдумывал слова врача, повторяя их про себя. "Он мёртв, он мёртв, он мёртв".
"Не может быть", - решил я, - "учат врачей сейчас кое-как. Стив, ты не можешь умереть! Ты уже умирал однажды, Стив, на ступенях Капитолия. Вся страна тогда поверила, что ты умер - а ты жив". Я взял тело на руки. Какое же тяжёлое тело, когда человек без сознания! Он не помогает тебе, а, наоборот, кажется, что он хочет тебе помешать во всём, и весит раз в двадцать больше.
Врачи в лагере приняли тело, осмотрели и почти cразу вынесли свой вердикт:
- Умер. Несколько часов назад.
Рядом уже собирались вездесущие журналисты. Слышались переговоры "Это Капитан Америка", "Кто-то сказал, что он мёртв?", "Ерунда какая-то, Кэп не умирает". Я сделал несколько шагов назад и отвернулся. По лицу текли слёзы, а я и не заметил. Кажется, невозможное случилось, но мне не хотелось верить в это. Сознание никак не могло примириться с этой мыслью. Весть о находке Капитана уже понеслась по лагерю, но мне было всё равно. Мне даже возвращаться на завалы не хотелось.
- Джек, так не пойдёт, - как будто услышал я голос Стива справа от себя, как будто увидел его рядом. Мы слишком много проработали вместе, я точно знал что он сделает и скажет. - Ты успеешь ещё воздать мне должное, но сейчас не время опускать руки. Я - всего лишь человек, а таких там ещё много. Им нужны твои умения, Джек, твоё внимание. Каждый из них, находясь под завалами и медленно умирая, ждёт, что его спасут. И это можешь быть ты, но пока ты медлишь, ещё много жизней может угаснуть. Соберись.
- Да, Стив, - тихо сказал я сам себе, - ты прав, как всегда. Мы успеем погоревать. А может, тебя ещё откачают, но я нужен там.
Вытерев лицо насухо, я пошёл на завалы.

Отредактировано Nomad (09.01.2021 17:45)

+3

17

Очередная красная нить тянулась в расщелину между плитами, там были люди. Оказавшись рядом, Тигрица опустилась на одно колено и прислушалась и стоило ей расслышать дыхание тех, кто находился внизу, девушка глухо зарычала от злости. Там были дети… Самое гнусное что может произойти, это гибель детей в подобных катастрофах. Анжела оценила обстановку и поняла, что тут она одна не справится, нужна помощь техники в подъеме обломков.
Она обернулась в поисках работников и заметив одного из них призывно махнула ему рукой. Когда молодой мужчина подошел к ней она сказала на японском. – Нужно поднять плиты… Это позволит мне пролезть в расщелину, внизу дети… Я отчетливо слышу дыхание двоих… Еще есть взрослые, скорей всего там какая то полость, где смогли спрятаться несколько человек.
Мужчина кивнул ей и передал информацию в штаб по рации. Теперь оставалось лишь ждать и надеяться, что они успеют и полость не с хлопнется под весом обломков.
Пока она ждала услышала голос Джека, она не могла разобрать слова, но по интонации было понятно, что Джек нашел кого-то кто очень важен. Ей хотелось надеяться, что это Кэп, что его нашли и он в порядке, но сейчас она не может уйти. Сейчас и здесь есть очень важная находка, две маленькие жизни, которые не должны оборваться.
Над головой зазвучали хлопки лопастей вертолета, и она увидела, как люди начали крепить мешающие обломки, чтобы аккуратно оттащить их от расщелины.
Еще немного времени и ей дали добро на движение, Тигрица медленно приблизилась к расщелине и с благодарностью приняв от все того же работника рацию и страховочные тросы обвязалась одним из них и стала медленно спускаться вниз по расщелине, все отчетливей становилось слышно дыхание и даже шепот детей.
- Эй… там… внизу? Откликнитесь… Я уже спускаюсь к вам… Только не торопитесь, оставайтесь на месте, пока я не разрешу двигаться.
Внизу зашевелились трое и послышались детские всхлипы.
Мы тут… - раздался молодой голос, больше похожий на голос подростка чем взрослого. – близнецы целы… А у меня очень болит плечо и голова.
Тигрица спустилась на уровень откуда доносились голоса и увидела парня лет четырнадцати и двух мальчиков близнецов, она не смогла определить их возраст, потому что их головы были накрыты их же курточками.
Анжела огляделась по сторонам и скривилась, в полуметре от детей из завала торчала женская рука, теперь становилось многое понятно.
В сумраке глаза девушки блеснули звериной желтизной, и она кивнула парню. -  Сейчас мы вас вытащим…
Включив рацию, она предупредила, что сейчас будет поднимать наверх детей, после сообщения о готовности, Тигрица обвязала веревкой сначала близнецов – Так… Ребятки, сейчас крепко зажмурьтесь и представьте, что вы умеете летать… Прям как супермен… Ногами в полете не дергать и не раскачиваться. Наверху вас очень ждут…
После этого она подергала за веревку, подавая условный знак и близнецов стали поднимать наверх, она посмотрела на паренька и ободряюще ему улыбнулась. – Сейчас их поднимут… И мы следующие…
Парень опустил голову, он ничего не сказал. – Эй… А ну отставить… Еще рано, слышишь… - проговорила девушка опуская руку на его здоровое плечо. – Понимаю, жизнь несправедлива… Но, ты справишься. Вы справитесь!
Парень посмотрел на нее исподлобья и застыл, не ожидая увидеть яркие кошачьи глаза совсем близко от своего лица. – Жизнь несправедлива… Но, она и не жестока… Ты не один, они уже ждут тебя там наверху… Каким ты к ним вернешься, решать тебе… Но, я бы постаралась быть сильной.
Тигрица не знала, понял ли он то что она хотела до него донести, ведь этих троих ждет время скорби и время неопределенности, научатся ли они жить дальше решать только им.
Близнецов подняли и теперь, Тигрица обвязала веревку вокруг пояса парня и сказала. – Держись крепко за меня… Могу поспорить, ты еще не обнимался так крепко с супергероинями… - парень покраснел, но указание выполнил и уже спустя мучительно долгое время, они оказались на поверхности.
Детей увели в лагерь, а Тигрица забрав бутылку с водой у кого-то из работников стала жадно пить воду, она увидела Джека, он возвращался из лагеря и его внешний вид говорил о том, что, что-то произошло.
Она спешно приблизилась к нему, стирая с лица пыль. – Что случилось, Джек? – спросила Тигрица остановившись в паре шагов от него, - Почему такая гнетущая обстановка вокруг?

+4

18

Довольно скоро Дэрил отстал от спасателей и остался брести по руинам в одиночестве - настолько, насколько можно было оставаться в одиночестве в таком месте. Горели софиты, метались, пронзая плотную завесу пыли, узкие лучи фонарей; грохотали сдвигаемые обломки, тарахтела техника, визжали, перебивая её, пилы... люди сновали туда-сюда, а он медленно шёл, оцепенело глядя перед собой, опасно покачиваясь на казавшихся чужими ногах, так и норовивших предательски подломиться под ним, когда он огибал очередное препятствие. Мозг, пребывающий в лихорадочном возбуждении, с бессмысленным упорством отказывался переключаться  на новую задачу - мысленно он всё ещё пребывал на завалах, и это тоже мешало идти. Шаг. Шаг. Шаг...  на каком-то из этих шагов Ди ощутил, как клокочущая вокруг суета замедляется, увязая в пространстве, как в геле, а сам он, невидимый и невесомый, поднимается в воздух и видит всё это сверху, со стороны. Контуры слегка смазаны, цвета чуть-чуть ослабли, как на фотографии, сделанной нетвёрдой рукой: спасатели, прожекторы, машины; он сам, бредущий к лагерю.
Это так неправильно. Это так... гнусно, подло, чудовищно! Кем нужно быть, чтобы сотворить такое? Здесь же не война!.. в памяти всплыла ещё пара похожих эпизодов, в которых ему довелось принять участие, и два имени. Нет. Три. И если первые два не вызывали ничего, кроме новых приливов бессильной ярости, то последнее неожиданно отчётливо отдавало странной горечью пополам с уважением. Да даже если бы здесь и была война, это ничерта ничего не оправдывает! В войне сталкиваются армии, и солдаты убивают друг друга, но все эти люди, убитые и искалеченные - они же не солдаты. Перед мысленным взором соткался портрет его первого серьёзного противника, который не удалось смыть даже потоку времени. “Ваша неиспорченность, юнге, делает Вам честь. Чего же ещё Вы, в самом деле, ждёте от вчерашнего полотёра?” - прозрачно-голубые глаза брезгливо сощурены, в голосе появляются нотки не слишком тщательно скрываемого презрения. Да, барон Вольфганг фон Штруккер был врагом, без всяких сомнений. Но, кроме этого, он был ещё и человеком чести. Какие бы тактические хитрости ни измышлял барон, он никогда не опускался до того, чтобы намеренно прикрываться нон-комбатантами. При всех его пороках, фон Штруккер был мужчиной. Тот, кто способен на такую низость, как впутать в свою войну с героями обычных граждан - не мужчина. И вообще не человек.
- Эй, ты в порядке?
Простой вопрос, заданный на родном языке и продублированный механическим голосом на японском, вернул его к реальности. Дэрил сморгнул - мир вокруг перестал плыть, как в замедленной съёмке. Совсем рядом с ним стоял другой волонтёр, с виду ничуть не старше его самого, такой же грязный и такой же умученный. С характерным взглядом “на тысячу ярдов.” “Представитель “Рэнд Энтерпрайзис” растерянно сморгнул ещё несколько раз, и уже открыл рот, чтобы ответить, как вдруг сообразил, что на лицо у него по-прежнему натянут респиратор, который сведёт на нет любые его усилия ответить вежливо... неловкая пауза угрожала затянуться, но незнакомец спас положение:     
— Пить хочешь? Держи, - и протянул ему едва початую бутылку с водой. Дэрил приложил ладонь к сердцу, жестом выражая благодарность, взял предложенную воду и, рывком сдёрнув респиратор на грудь, принялся пить. В первые несколько глотков вода отчётливо показалась ему сладкой. Утолив первую жажду и отдышавшись, он набрал воды в пригоршню и плеснул себе в лицо, после чего взглянул на неожиданного “ангела милосердия” куда более осмысленно. Участливый незнакомец сумел переключить фокус на себя, тем самым, возможно, удержав его от подкравшегося срыва, и теперь внимание Дэрила обратилось к нему.
- Ты едва на ногах стоишь. - Судя по виду, чувствовал он себя ничуть не лучше. А, скорее всего, намного хуже. Он ведь гражданский - значит, в отличие от самого Дэрила, навряд ли видел раньше что-нибудь подобное, и увиденное прошлось по нему гусеничными траками. Наверняка он хороший малый, с добрым, отзывчивым сердцем - таким приходится тяжелее всего. Не стоит добавлять ему соли на свежие раны и говорить с ним обо всех этих ужасах, если только он не будет настаивать. Лучше всего сейчас поговорить с ним о чём-нибудь обычном и нормальном, чтобы он тоже переключился и немного передохнул.
- Ничего, я справлюсь, - Дэрил вполне искренне улыбнулся, и, сочтя, что в таких экстремальных условиях это не будет чем-то бестактным, слегка коснулся ладонью плеча собеседника. - Спасибо тебе, я совсем пересох. Сам-то как, терпимо?
— Тебе помочь добраться до лагеря?
- А, ты тоже туда? Тогда пойдём вместе, нам по пути. Я оставил тебя без воды, надо пополнить запасы, - он снова улыбнулся и протянул руку новому спутнику. - Я Дэрил. А тебя как зовут, друг? Ты ведь тоже из Штатов, да?
— Джим, — коротко представился парень, понимая, что перед ним стоит ровесник. — Нет, я не в лагерь, мне нужно возвращаться к работам, но могу тебя туда проводить, — он повернулся, посмотрев на спасателей, с которыми работал последние полтора часа, потом хмуро пожал плечами, натягивая на глаза визор и поправляя висящий на шее респиратор.
Неподалеку раздались новые крики — кто-то нашел еще жертв под гигантским обвалом. Время не ждало.
— Идем, не будем стоять на месте, — Джим кивнул в сторону лагеря и пошел рядом с Дэрилом.
Судя по реакции и выражению лица, он тоже “застрял” в работе. Что, в общем, было и неудивительно…
- Не подумай, пожалуйста, что я читаю тебе нотацию или что-то в этом роде, - осторожно начал Дэрил, - но мне кажется, что тебе тоже не помешало бы немного выдохнуть. Выглядишь уставшим. Давно ты здесь? 
— Почти с самого начала, и, кстати, здесь никто не выглядит хорошо, — парень фыркнул и пожал плечами. — Так что все нормально, я уже отдохнул.
- Твоя правда. На пирожное здесь никто не похож, - Дэрил посмотрел на спутника с заметным уважением, ощутив лёгкий укол совести: человек здесь гораздо дольше него самого, но не оставляет свой пост - “не то, что некоторые.” Мелькнула было мысль посидеть немного с закрытыми глазами, выпить ещё воды и тоже вернуться к работе… но на следующем шаге он споткнулся так, что едва не упал. “Нет. Он, может быть, действительно уже отдохнул - например, поспал пару часиков, пока ты шарился по завалу. А даже если и нет, для тебя это ничего не меняет. Так что не глупи и веди себя как взрослый - _ты_ больше не боец, от тебя там не будет никакой пользы.”
В лагере, в той его части, которая предназначалась для добровольцев, царил некоторый беспорядок: кто-то переодевался, кто-то менял снаряжение; кто-то, вконец обессилев, спал на брошенном здесь же пеноковрике. Доковыляв до их тента, Ди разодрал поставленную на траве упаковку минералки и, вытянув две бутылки, отдал одну Джиму.
- Вот, держи замену. Обезвоживание - это хреново, - он открыл свою бутылку и уже поднёс её к губам, когда “капля”, вложенная в ухо, вновь ожила. Дэрил слегка прижал пальцами наушник и… облился второй раз за последние сутки. Должно быть, он что-то не так расслышал. Он напряжённо сглотнул, прокашлялся и произнёс, стараясь, чтобы его голос звучал ровно:
- Спасение, Кольт. Не понял вас, повторите. Кольт Спасению: повторите.
Прослушав ответ ещё раз, Дэрил поднял глаза, и тут же встретился взглядом с новым знакомым. С таким выражением лица делать вид, что ничего не произошло, было бы не только бессовестно, но и просто глупо.
- Джим, - Дэрил выдохнул и медленно стащил со лба баллистические очки. - Они нашли его. Капитана Америку. Он здесь, в лагере. И… он умер. - По правилам хорошего тона, здесь следовало добавить что-нибудь вроде “Мне жаль”, или “Сожалею”, но в их ситуации хороший тон казался ему чем-то настолько искусственным, что был сродни насмешке. 
Джим, до этого момента пивший воду, замер, внимательно вглядевшись в лицо Дэрила, который говорил что-то о Капитане. Поверить в услышанное сразу оказалось невозможно, а потому секунды две он стоял, уподобившись статуе. Несложно было понять, что он испытывал в данный момент — удивление и неверие, что для любого человека было неудивительно. Капитан Америка — настоящий герой для всех американцев. Знакомый непонятно передернул плечами, мотнул головой, словно справляясь с новостями.
— Мне надо идти. Мне… — его речь оборвалась на полуслове в то время, когда он уже сделал несколько шагов к выходу из лагеря. — Удачи тебе.
- И тебе, Джим. И тебе, - проговорил Ди непослушными губами. Конечно, тот вряд ли его услышал. Но, похоже, это было самое лучшее, что он мог теперь сделать, и самое искреннее, что он мог сказать. Некоторое время он смотрел вслед удаляющейся фигуре. "Нет. Не может быть. Здесь точно какая-то ошибка." Дэрил энергично потёр лицо ладонью и как-то машинально направился в сторону палаток полевого госпиталя.

Отредактировано Displacer (27.01.2021 01:28)

+5

19

Спасение проходило удачно не всегда. Порой спасатели проигрывали. В первый раз Эш ощутил сильную боль в груди, стыд, горечь, бессилие. Он не справился, значит, бессмысленно и продолжать, да и начинать не стоило. Какой из него спасатель?
Эш выдохнул. Всех спасти может не получиться. Но если бросить попытки - не спасешь никого. Минутная пауза, за которую он переплел волосы в короткую косичку, чтобы не мешали, и выпил воды.
Он перестал вести счет, просто работал. Хуже всего было когда человека вытащили, а он не смог бороться дальше. Тук-тук, тук-тук. Тук. Тук. Тук... И тишина. Даже отбойного молотка и лая собак не слышно. Искусственное дыхание, массаж сердца, дефибриллятор. Иногда ничего. А иногда тишину прерывало слабое тук-тук. В такие моменты к Эшу возвращались силы. Он ждал команду, шел дальше. Пару раз рука тянулась к рации - поговорить с командой, поддержать, но что-то останавливало, то находили человека, то забывал, то возникала мысль "А вдруг заняты?". Бес не раз наблюдал, как его молодой напарник ловко нырял в завалы, вытаскивая людей. В местах, где не нужны были спецсилы Эша, от более ловкого и менее крупного Аки было больше пользы. Эш тогда помогал переносить раненых.
- Берегись! - у одного из спасателей из-под молотка отлетел кусок камня. Массивный булыжник летел в сторону носилок, на которых лежала девочка с переломом ноги. На лицах рядом идущего отца и врачей застыл ужас. Камень ударился о камень. Выскочив между куском бетона и людьми, крылан окаменел весь. Один из врачей подскочил к статуе:
- Ты в поряд...ке?
Бес кивнул. Вряд ли кто-то заметил его каменную форму, потому как цвета он был примерно того же. Он поднял вверх руку поднятым вверх большим пальцем руки, что-то вроде "все в норме". Он как-то мельком видел тут несколько японцев-мутантов, но времени подойти и поболтать не было. Может быть потом. Когда-нибудь. Когда все отоспятся.
Эш вернулся к своей группе. Они все уже порядком устали.
- Еще час, и надо возвращаться. Возражения не принимаются.
Все молча кивнули. Во всех и каждом боролись усталость и упорство, желание продолжать и понимание, что скоро они будут лишь мешать.
Где-то неподалеку, внизу, шумела вода. Слишком шумела. Сердцебиения слышно не было, Эш почти махнул рукой, но тут услышал крик о помощи. Слабый. Будто...
- Кто-то заперт в помещении, куда быстро набирается вода.
- Я побегу за насосом и шлангом!
- Я вниз, - Эш нашел небольшую дыру. С трудом, но он бы влез туда.
- Я туда точно влезу, - Аки был готов полезть. - И плаваю я хорошо.
- Я каменный. Если вода будет набираться слишком быстро, у нас есть часов пять, чтобы продержаться без воздуха, - Бес примерно прикинул свой уровень усталости. - И можно не бояться обвала на те же пять часов. Мне только добраться до людей. А вы придумайте, как нас вытащить. Я не знаю, сколько там человек.
Эш стянул с себя респиратор, рацию, кинул рядом телефон и футболку. Оставил при себе лишь фонарик. Его корпус был герметичен, хоть немного света ему не повредит.
Когда крылан спустился, он понял, что сильно ошибся с предположением. Проблема была не в воде. А в том, что это кипяток. В узком помещении сильно мешали крылья. К тому же, почему-то щипало бок. На полу пока воды не было, но воздух был гораздо горячее, чем наверху, и более влажный. Эш включил фонарик, но перед ним была только стена. Правда, из двух небольших проломов, кошка едва пролезет, шел пар. Бес как мог быстро, подошел к стене и просветил фонариком внутрь.
- Мы здесь! Помогите! Жарко! - услышал он, кажется, на пяти языках.
- Какой уровень воды? Как быстро прибывает? - горячая вода ему тоже была не очень страшна, но до людей надо было добраться намного быстрее.
- Ее прорвало минут десять назад, до этого все было нормально, - Эш покачал головой на эти слова. Какое "нормально", если ты завален несколькими метрами бетона? - Мы только успели запрыгнуть.
Эш внезапно для себя понял: голоса юные. Там дети что ли? Он еще раз посмотрел на толщину стены. Не очень толстая перегородка.  У него есть около двух метров для разгона. Прыжок трехсоткилограммовой туши на стену, да еще и уже поврежденную может ее сломать. А может и нет.
- Отойдите от проломов. Пожалуйста. Я постараюсь сломать стену.
- Вы обожжетесь! - голос был мужской, но слабый.
- Отойдите, - повторил Эш тверже и осмотрелся. Кипяток будет продолжаться литься. Ему нужен какой-нибудь выход. Или им всем придется бежать. "Тут нужен ледяной мутант", - грустно подумал Бес, отходя в сторону. Он решил сначала попытаться пробить стену "головой". Аккурат между уже имеющимися проломами. Первая попытка не увенчалась успехом. Эш отступил назад, прислушиваясь к звукам. Вроде ничего лишнего он не порушил. Конструкция могла быть очень хрупкой, и сдвинуться от любого "не того" движения. Эш врезался каменной головой в стену еще раз. И еще раз. На четвертый по стенке пошли трещины. Бес ударил кулаком, кусок чего-то среднего между гипсокартоном и тонким бетоном упало в воду на той стороне. Еще кусок, и вот уже в образовавшийся проход может пролезть человек. Но может ли?
Бес заставил окаменеть свои ботинки и... крылья. Увы, крылья касались воды, а обварить их - значило сразу упасть в обморок. Трое детей и мужчина с травмой ноги и головы.
- Я сейчас вас медленно перенесу на ту сторону, - он показал за спину. - А там поднимемся. Главное - спокойствие.
Из трубы неплохим потоком лилась горячая вода. "И почему она до сих пор греется?" - машинально подумал Эш. Он осмотрел детей: лет двенадцать, пять и три. Пятилетка с грустью смотрел куда-то в угол комнаты. Эш посветил в ту сторону. На столе стоял небольшой аквариум с красивым петушком. Бес, с трудом передвигая ноги, подошел к аквариуму, взял стоявший рядом стакан и выловил рыбку в него. Вряд ли ему там будет очень удобно, но тащить весь аквариум они не могли. Вручив мальчику стакан, Эш взял его на руки. Затем он перенес трехлетнего мальчика. Потом - самого взрослого. Мужчину он понес последним. Тот попытался отказаться, мол я тяжелый, а ты и так устал, но Эш и правда устал, поэтому молча поднял человека и донес его до пробоины. Вода поднялась еще сантиметров на пять. Бес прикинул, у них около получаса, потом придется придумывать что-нибудь еще.
Эш вручил старшему из детей фонарик, и тот осторожно двинулся вперед.
- Он тут. С людьми! - донеслось сверху.
- Аки. Трое детей, один взрослый и рыбка. Там кипяток прибывает. Скажи об этом.
Эш, смотря наверх, к щели, в которую влез, внезапно понял, что назад он может и не вылезти. Он устал, ослаб и, кажется, хорошо оцарапал бок.
- Ты призрак, да? - без тени страха спросил его тот самый мальчишка с рыбой. - Ёкай? Мы умерли и ты перенесешь нас в мир мертвых?
Эш улыбнулся.
- Ну почти. Только мы все живы, и вон те люди сейчас нас всех вытащат.
- Эш, мы можем расширить проем, отойдете? - послышалось сверху.
- Отходить некуда. Постарайтесь, чтобы крупные куски не падали, я прикрою всех, - крикнул в ответ Эш и обратился ко всем. - А сейчас, - он расправил крылья и свел их над собой куполом. - Нам всем надо тут спрятаться.
Дети смотрели с полумистическим восхищением, и быстро юркнули под купол. Мужчина прижал к себе трехлетнего сына.
Наверху старались как могли быстро и аккуратно. Лишь один камень размером с кулак стукнул о каменную голову, еще несколько - с перепелиное яйцо упали на крылья и рядом.
- Давайте!
Сверху спустились веревки и Аки. Эш, его новый приятель и спасатели сверху быстро подняли всех наверх. Эш вылезал последним. Грязный, мокрый, уставший как черт, волосы растрепаны, весь в ссадинах, синяках, а слева под ребрами еще и порез.
- А можно их потрогать? - двенадцатилетний парень, до этого молчавший, смотрел на Эша, а через секунду, встретившись с ним взглядом, отвел глаза.
- Да, конечно, - Бес протянул детям крыло, все трое осторожно его коснулись, улыбаясь. Опасность миновала, и дети стали детьми. Эш улыбнулся мужчине. Наверное, он очень постарался, чтобы те не сильно испугались.
А потом кто-то накинул на спину Бесу теплое одеяло.
Команда возвращалась. Уставшие, но немного счастливые. Они сделали что могли. Они спасли столько, сколько смогли. Они завершали смену с четырьмя, нет, пятью спасенными жизнями.
- Эш, слушай, мы тут подумали, - одна из близняшек, Кумико, мягко улыбнулась. - Может попробуем и дальше общаться? Оставишь свой номер, инстаграмм, твиттер?
- А? Да, - Эш поискал взглядом свой телефон, Аки с усмешкой вручил девайс ему. - Вот. Сканируй. Мой инстаграмм. А там можно и остальное, - крылан поделился с девушкой ссылкой, подписался в ответ на нее и запнулся.
Бес упал на колени, разодрав еще и штаны. Он перестал слышать что-либо еще. Он не мог поверить в услышанное. Но три слова, три страшных для его страны, для его друзей, для его команды слова, повторились еще раз. Они гудели в ушах.
Капитан. Америка. Мертв.

+4

20

Смазывалось восприятие времени, реальности, собственного я. Время то бежало, словно безумный водопад, то замедляло свой ход, превращаясь в инертное тягучее желе. Джеймс не смог бы сказать, что он делал пять минут назад — убирал куски изломленной высотки или помогал жертвам выбираться из завалов. Кто-то предлагал холодные тосты и Джеймс не задумываясь цапал кусочек, кто-то протягивал стакан с обжигающим чаем и Джеймс не отказывался. Кажется, не только чай. Или это была горечь случившегося, осевшая на его языке? Нет, не разобрать.
Вокруг разговоры, кажущиеся до невозможности тихими, какая-то маниакальная сосредоточенность и ощущение полной безысходности, провисшее в воздухе.
Джеймс в очередной раз распрямляется, ведя затекшими плечами и проводит правой ладонью по лицу. Как-то отрешенно удивляется — и ладонь, и лицо чистые. Кажется, кто-то минутой ранее поливал его руки прохладной водой, позволив и умыться. Нет, не вспомнить.
Наверное, ему нужна передышка. Пять минут, не больше. Нет, жизненно необходима.
А ведь в прошлой жизни... Забавно — хмыкает Джеймс — та реальность, из которой он прибыл не так уж и давно, ощущается как прошлая жизнь. Или скорее сон. Жуткий кошмар. Кажется, как будто это там все было не по-настоящему, а здесь — реальнее некуда. Но нет, обманчивое впечатление. Реально и то в прошлом, и это в настоящем. И обманываться не стоит. Да, в прошлом ему тоже приходилось разбирать завалы, вытаскивать из-под обломков случайных жертв. Не в том количестве, не в таком масштабе. Но... опыт был. И все же совершенно невозможно подготовиться к чему-то подобному. Ни физически, ни морально.
Нет, сил ему хватит. И даже останется на новые свершения, но именно сейчас отчего-то чувствует себя совершенно разбитым. Отцовский щит, прикрепленный к рюкзаку за спиной, пусть и дает некую опору, но совершенно не предоставляет уверенности в завтрашнем дне. Тот факт, что отец не был найден, не давал ответов на самый главный вопрос. С некоторых пор Джеймс перестал его задавать сам себе. И пусть, что будет? Нет, это совершенно неправильно. Но что еще остается?

Наверное, все же кто-то плеснул в чай что-то высокоградусное. Джин или бурбон. Нет, Джеймс не чувствует себя опьяненным, но смазанная реальность никак не желает возвращаться в привычную единую картинку. Он видит каждую пылинку, парящую в воздухе и отражающую свет прожекторов. Слышит отдельные слова, но никак не может собрать их в цельные предложения. В какой-то момент к нему приближается броня Старка, кажется, что-то спрашивает. И, не дождавшись внятного ответа, отбывает туда, где нужнее. Кажется, к нему обращаются случайные спасатели и в их словах слышится вопросительная интонация. Но нет, не разобрать. Джеймс лишь пожимает плечами и вновь возвращается к намеченному плану. Знает, что нужно работать сообща в команде, но восприятие отказывает и продолжает подавать искаженную информацию. Возможно, это просто такая защитная реакция его подсознания. Джеймс не знает. Но знает, что должен не стоять на месте и не ловить обрывки мира, что в одно мгновение разбился на миллиарды осколков. Их все равно не собрать. И все же он пытается.

Сколько времени прошло? Какое сейчас время суток? Наверное, он должен найти кого-то из своих. Старка? Его Броню? Паука? Про коммуникатор забывает напрочь. Прислушивается. Какая же невозможная тишина. Да нет же, не тишина, ему только кажется.
Джеймс оглядывается, смотрит на свои руки. Грязные и пыльные, как и должны быть. Предательски подрагивают. А это плохо.
Подсознание улавливает кусочки фраз, долетающие с разных сторон. В этом квадрате он закончил работу, нужно переходить в другой. Но, возможно, где-то еще нужна помощь?
... нашел его! Капитана Америка.
Мир вновь бьется. Вновь на мириады осколков. Теперь уже точно не собрать.
... он мертв... несколько часов назад.
Нет.
Нет. Нет. Нет.
Нет.
Хочется закричать. Нет, заорать, но легкие не повинуются. Джеймс срывается с места и бросается на звук голоса. Того, что произнес то невозможное, неправильное и нереальное.
Капитан Америка... Стив Роджерс... отец... он не может умереть. Вернее, не может погибнуть... так.
Шаги даются с трудом. Ему кажется, что его держат чьи-то руки и он пытается их стряхнуть с себя. Они — и руки, и их обладатели — не понимают, он должен быть там, должен убедиться.
— Пустите, пустите же...
Да нет же, нет никаких чужих злых рук. Или все-таки вырвался? Какая к черту разница. Джеймс падает на колени и стискивает безвольную руку отца, пытаясь нащупать пульс на запястье. Снова удерживают чьи-то чужие руки. Да уйдите же, прочь!
Пульса нет. Но Джеймс решает не верить и в это. Так не может быть. Просто не может быть.
— Пап, вставай, что за шутки...

Отредактировано James Rogers (23.02.2021 21:48)

+4


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [11.09.2016] New-York Volunteers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно