Comics | Earth-616 | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.
Навигация по форуму

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [07.09.2016] Necessary Evil


[07.09.2016] Necessary Evil

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Все или ничего

Асгард, где-то рядом с Иггдрасилем

Doctor Strange, Superior Spider-Man


План Доктора близок к реализации - он в Асгарде, рядом тот, кто способен прикрыть спину, но у кого есть свои резоны находиться здесь и рисковать собственной шкурой, а Древо совсем рядом.
На кону стоит целый мир, и придется приложить усердие и забрать то, что необходимо, любой ценой.

+2

2

Время пришло.
При всей своей параноидальной осторожности, Тони забывал о самом главном: всегда найдется кто-то, кто лучше него. Не с точки зрения технологии, а магии. Даже при всех тех воспоминаниях, что Стрэндж передал ему не так давно, обучиться тонкостям некоторых вещей было делом опыта, а не подглядывания за чужой жизнью.
Зато теперь Стефан мог пронаблюдать, как Т’Чалла, получивший надежду, двигался в верном направлении. Как Старк, увидевший отчаянную одержимость, все же решил помочь. Ведь Тони иначе не умеет, верно? Герои именно так и поступают – помогают во чтобы то ни стало.
Все, что делал Стефан, было подло, но необходимо. В вопросах, касающихся мироздания и сохранения целого мира, морали и допустимости отбрасывались. Кому, как не Тони, это понимать.
В Иллюминатах они решали судьбы сотен иных миров. Теперь у Стефана было решение для спасения одного конкретного. При этом никто не должен был погибнуть, так разве его решение – плохое? Отнюдь.
«Почему я вообще об этом думаю?»
Стефан устало вышел из портала, который прорвал реальность там, где он уже бывал – в штаб-квартире Паука. Взмахнул рукой и вместо приветствия произнес:
- Пора, Питер. Идем.
А вместо протянутой руки взял того за плечо и втянул в портал.
Брешь швырнула их средь цветущего сада с огромными деревьями. Сладкий запах нектара разливался по изумрудной траве, отвлекая от вида прогуливающихся по выложенной белым камнем дорожках стражников в броне Асгарда. Длинные копья как бы намекали, что они наточены и готовы пришпорить любую букашку, что попадется на глаза.
- Пригнись, - шикнул Стефан, приложил палец к губам. – Надо подождать.
Стражники прошли мимо. До партизанящих непрошенных гостей донесся обрывок диалога.
- … чужаки?
- Госпожа принимает их прямо сейчас.
- Мидгардцы ничего не могут сами.
- Не недооценивай их. Наверняка что-то задумали.
- Тогда идем, надо быть начеку.
- А как же…
- Кто из мидгардцев знает это место?
- Да, верно. На арсенал покусятся, скорее всего.
Стрэндж только хмыкнул, проследив взглядом за стражниками. Затем медленно выпрямился.
- Я займусь дверью, а ты – чтобы наши друзья не вернулись.

+3

3

Что-то в этом плане не так.
Это подсказывает Отто вовсе не знаменитое «паучье чутье», а его вполне человеческая интуиция. Он не до конца доверяет Доктору Стрэнджу в его желании оказать помощь, но предпочитает это списывать на собственную недоверчивость. Прошлое суперзлодея не могло не оставить на нем отпечаток, и он, скорее всего, просто не может привыкнуть к тому, что теперь он на одной стороне с супергероями, которые готовы приходить на помощь.
И так – на кону возвращение магии миру и спасение его, а заодно попытка найти способ остановить гигантского волка.
Тот, кстати говоря, скрылся бесследно. Впрочем, Отто не искал его. Нет смысла. Когда же у него появится план, тогда он и начнет его искать, а до тех пор… Что ж. Придется смириться с тем количеством жертв, которые еще окажутся на пути асгардийца.
А у него иная задача. К прибытию Стрэнджа он был готов. Так он считал, по крайней мере.
Поменял старый, сидевший уже у него в печенке, костюм Паркера на свой – не такой рваный, более новый, но практически с теми же расцветками. Нельзя вызывать подозрений ни у кого – это правило сидит в его голове и крутится, становясь похожим на трек, поставленный на повтор. Заодно подготовился ко всем неприятностям, к которым мог быть щедр Асгард, и уже час ходил взад-вперед, но, тем не менее…
Когда маг появляется и утаскивает его за собой в портал, Паук не успевает проронить и одного слова, а оказавшись среди цветущих садов, такой возможности ему уже не представляется.
Взгляд Отто мгновенно замирает на стражниках и не сползает с них до тех пор, пока те не исчезают из поля зрения. Он задумчиво анализирует услышанное.
Мидгардцы. В Асгарде. В это же самое время.
Разумеется, это может быть совпадением, но это вряд ли. Паук косится на мага, но ничего не говорит. Не время для вопросов, да и если оно будет, то тот ему ничего не скажет.
- Мне на них напасть и вырубить или постоять на стреме?
Он может и то, и другое. Он уверен в своих силах. Хотя… если припомнить схватку с волком, то следует быть аккуратнее и вести себя тихо. Непохоже, что это здесь единственные стражники. С ним здесь Стрэндж, но все равно Паук не видит смысла испытывать судьбу и стягивать к себе всех врагов.
Отто вздыхает, чувствуя, что все вот это дурно пахнет.
- Займись дверью. Если они вернутся, я прикрою, - говорит, наконец, сканируя местность и следя за тем, чтобы их не застали врасплох.
Нет. Он об этом пожалеет, но цели определенно стоят того.

+3

4

Поначалу Стефан хотел ответить что-то вроде «а оба варианта в обратной последовательности не рассматриваются?», но решил не обострять. По Питеру было видно, что он «слегка» на взводе.
Не всякий герой справится с осознанием своего полулегального статуса в сокровищнице магии другого мира. Это, все-таки, грабеж. Это, все-таки, может развязать войну между мирами, и все по милости да прихоти одного мага.
Вместо размышлений и угрызений совести Стрэндж занялся дверьми. Огромные, резные, покрытые рунами и печатями, они закрывали проход в каменный лабиринт, в центре которого возвышался Иггдрасиль. Крупицы магии, проникающие сквозь едва заметные щели, ощущались практически волшебным допингом даже сейчас, когда у Стефана была урезанная и крайне нестабильная версия магии реальности.
Но этого должно было хватить.
Под рукой вспыхивали руны ваннов, друидская вязь покалывала пальцы. Еще одно прикосновение – огромная сеть защитных чар вздрогнула, словно бы предупреждая.
- Жаль, что приходится это делать, - пробормотал волшебник прежде, чем провести указательным пальцем.
Простое движение резало реальность ножом, нанося урон лишь этим чарам. Потеряв поддержку соседних нитей, чары осыпались хлопьями, похожими на пепел.
Оставшаяся энергия впилась в Стрэнджа, будто пытаясь наполнить пустой сосуд.
Именно таким себя и ощущал Стефан – пустым.
Дверь, несмотря на свои габариты, бесшумно приоткрылась.
- Питер, - полушепотом позвал, - идем.
Зловещий огромный каменный коридор разветвлялся в разные стороны. По всем стенам вились корни. Чистые корни, от которых почти физически веяло магией.
- Полагаюсь на твое «паучье чутье», - вдруг произнес Стефан, ободряюще улыбнувшись. – Веди.
Выждав пару мгновений, тихо рассмеялся. Смех вышел усталым.
- Прости, не удержался. У меня есть компас. Продал один гоблин в даркнете… кхм, впрочем, тебе это знать не нужно. Выведет прямиком к Иггдрасилю. Уже знаешь, что ему дашь взамен?
Последний вопрос задал как бы между прочим, постукивая пальцем по стеклу маленького золотого компаса, который указывал пока что куда-то на север.

+3

5

Паук краем глаза наблюдает за тем, что делает Стефан. Магия для него всегда была чем-то неизведанным и прекрасным, чем-то, что было для него недосягаемо. Ученый в нем отчаянно требовал временами исследовать все, что с ней связано, и узнать, насколько верны те или иные его догадки, понять, как сильно магия и наука переплетены между собой…
Отто моргает, с трудом удерживается от того, чтобы для верности потрясти головой, чтобы отогнать ненужные мысли.
Сейчас – главное, уследить за тем, чтобы никто не помешал им. На миг он задумывается о том, как Питер должен был бы реагировать на происходящее. Нервничать, должно быть, вертеться волчком и выдавать еще более глупые шуточки. Нужно так себя и вести. С последним будет сложно – Отто никогда не давались шутки, но нервозность проявить – это легко, это у него само получится.
Паук ощущает за собой движение, оборачивается и слегка расслабляется. Дверь открыта. Он входит в проем и оказывается в месте, что разительно контрастирует с тем, что находится снаружи. Сады, в которых буйно цветет всяческая растительность, и коридор-лабиринт, который выглядит тем самым местом, куда никто не должен лезть без веской причины на то.
Но у них есть эта причина. Им нужно спасти мир. А ему еще и разобраться с меховой проблемой, которую на него столь любезно взвалил Т’Чалла.
Отто останавливается, заслышав слова Стрэнджа, и поворачивается, наклоняя голову вбок. Всем своим видом спрашивая: «ты издеваешься?!».
Его «паучье чутье» - не то, на что стоит полагаться. Будь здесь Паркер, возможно. Тот лучше понимал свой организм и свои способности, а вот он слегка подзабыл этот навык за время, проведенное в оцифрованном состоянии.
Маг смеется. Ну… конечно. Паук отвечает ему коротким смешком.
- Мне казалось, что это я тут должен шутить, но раз тебе хочется, уступаю дорогу, - произносит, задумавшись заодно о его вопросе.
Что он может дать… кому?
А. Они ведь идут к Мировому Древу, чтобы забрать у него веточку. И Паук даже не знает, что ему пригодится в борьбе с волком. Тоже щепку взять? Он понимает, что сделать это так просто не получится. Не стоит быть гением, чтобы понять то, что Иггдрасиль – живая сущность и вполне может взамен утраченной ветки потребовать что-то.
- Ты про Древо? Ему нужно что-то отдать взамен?
Во время первого разговора речь об этом не велась, но Отто и так понимает, что в тот раз Док не обо всем рассказал. И сейчас не расскажет. Но он догадывается, что все не так просто. Не будет так, что они придут, отломают ветку и свалят обратно в Мидгард. Нет. Так просто в реальной жизни не бывает.
Паук пожимает плечами, не отставая от Стрэнджа.
- То, что оно попросит. Мне в голову не приходит достойная плата, так что оно вольно придумать, что ему требуется больше, а дальше я уж сам как-то разберусь.
Он молчит, понимая, что разобраться может быть тяжело. И как бы еще сформулировать свою просьбу адекватно. Раньше ему захотелось бы вовсе о другом попросить, но свои мегаломанские желания он уже давно подавил. Остается только радеть за всеобщее благо.

+3

6

Стефан качает головой.
- Асгард живет по законам древним, которые были известны нашим предкам. Если коротко, «ты мне, я тебе». Получая что-то, ты обязан отдать нечто взамен. Иначе это будет считаться воровством и тебе никто никогда больше не поможет.
Услышав, что Питер решился отдать бартер на откуп Древу, Стрэндж останавливается, поворачивается. Компас на его ладони бешено вращает золоченной стрелкой, словно возмутившись такой остановкой. Возмущения же на лице волшебника нет – есть только глубокая задумчивость и пронзительный взгляд, который словно что-то понял.
- Ты стал часто перекладывать ответственность за свои решения и судьбу на других, Питер, - сказал с таким акцентом, словно что-то знал. Что-то, что мог бы озвучить, и все происходящее мигом станет совсем другим, с другими приоритетами и выводами.
- Это совсем не похоже на того Питера, которого я знаю.
Стефан отворачивается и идет дальше. Компас на ладони успокаивается и ведет в нужном направлении.
Правда, спокойной прогулки им ожидать не стоит: по коридору проносится гул, от которого гудит голова. Волшебник хмурится от внезапной мигрени, наблюдая, как к ним подползает белесый туман.
А из тумана выходят… волки? Нечто, похожее на волков, но сплетенных их древесных ветвей, а между ними – мерцает некий зеленый свет, несомненное, магического происхождения.
- Стражи, - цедит Стрэндж прежде, чем спрятать в карман компас, а из воздуха выхватить лук и колчан со стрелами. – Отвлеки их! Нужно найти их уязвимое место!

+3

7

Отто внимательно смотрит в глаза Доктору Стрэнджу, который от его ответа останавливается, чтобы произнести то, что должно было рано или поздно прозвучать, высказать в нем свои сомнения или даже недоумение его поведением. Кто-то должен был когда-нибудь заметить “изменения”, которые он старательно пытается скрыть под маской дружелюбного Человека-Паука.
Напряжение мгновенно сковывает его тело, хотя поза осталась прежней, и ни один мускул на его лице под маской не дергается.
Стрэндж подозревает, а это уже опасно. Это не входит в его планы. Не сейчас.
Так и знал, что подобные откровенные разговоры могут выдать его. Мелочами, о которых он не задумывается, но которые подмечают те, кто, более или менее, хорошо знает настоящего Питера Паркера.
И все равно — при той ледяной смеси опаски и раздражения он не может не почувствовать невольное уважение. Мир трещит по швам, магии нет, они находятся в Асгарде, на враждебной территории, но Стефан умудряется обращать внимание на него и видеть то, чего другие не могли разглядеть, валяясь под той горой всевозможных проблем, которой их наградила их нелегкая судьба супергероев. Браво!
— Времена меняются, Док, но будь уверен — если потребуется, я приму огонь на себя, — говорит он, проходя чуть вперед, и при этом ничуть не солгав — он хочет изменить свою жизнь, а если он этого хочет, то придется действовать так же, как и все супергерои…
Неприятно, что ради этого ему приходится жить жизнью другого человека. С одной стороны это отличный шанс начать новую жизнь, с другой же у него порой появляется чувство, будто его “я” остается преданным и похороненным.
— В Асгарде вообще очень сильно любят волков, я смотрю, — процеживает, отвлекшись от своих мыслей.
Паук внимательно смотрит на стражей, как их назвал Стрэндж, и прыгает вперед, оказываясь перед ними и немедленно выпуская паутинные залпы, чтобы обездвижить и дать время напарнику.
— Действуй, я прикрою.
Если даже стражи не отвлекутся на него, он может удерживать их от мага. Он надеется на это. По крайней мере, он сделает все, что возможно.

+3

8

«Будь уверен».
Слова выдули остатки хоть какой-то уверенности. Более того, тех крупиц веры, что еще были. Стефан и раньше подозревал, что здесь что-то не так, но после такого почти пафосного заявления вместо будничной шутки от старого доброго дружелюбного соседа, с которым они были дружны много лет…
Он мог бы остановиться. Заставить время поставить реальность на паузу, ведь у него это получалось и без Камня Времени, и без регалий Верховного. Задать пару вопросов, уложить этого «Паркера» на лопатки и допросить с пристрастием, до которого многим, ох как многим героям далеко. Никто бы не узнал, потому что отчаянные времена требуют отчаянных мер. И все же… Процесс запущен. Фигуры расставлены. Он не может остановить двигатель, только не сейчас, не ради кого-то, кому перестал доверять.
Может, это очередной виток паранойи?
«Если тебе что-то кажется – тебе не кажется».
Лучшее лекарство от паранойи – сражение с большими волками, сплетенными из чудодейственного дерева. Стефан был в этом согласен с Паркером-которому-не-доверял: волков в Асгарде любили. Наверное, моду на любовь к большим лохматым зверям привил всем Локи. Без него тут точно не обошлось.
После трюка Паука волки, разумеется, обратили на него внимание. Стефан скрестил руки, сложив пальцы каждой в особом магическом жесте, прошептал вязь волшебных слов и резко выбросил руки вперед. Энергетический заряд двумя клинками прошелся по одному из стражей, разрезая его по диагонали.
Казалось бы, вот оно – решение проблемы.
Но вместо одного стража появилось четыре.
- Принцип лернейской гидры, - уклонившись от одного из стражей, отправив другого в нокаут вспышкой энергии, пояснил Стрэндж, даже не запыхавшись. – Я заколдую твою паутину – при засыхании будет крепче цемента!
Правда, ненадолго, но зачем Питеру об этом знать?
Если он Питер.
Ой, да какая разница.
Направив заклинание, что сиреневым свечением прошло по воздуху и словно вселилось в запястья напарника по злоключению, Стефан сложил ладони в молебном жесте, после чего вытянул из воздуха длинную веревку.
Намотав часть веревки на левую руку, в правой раскручивал ее, ударяя стражей по морде и лапам. При ударах что-то звенело – так, словно металл ударяет по дереву. Стражи взвизгивали – в местах удара оставались следы, словно кто-то пытался их прожечь.
Один из стражей все-таки решился идти ва-банк: оскалившись, прыгнул вперед, метя волшебнику в шею. Только прыжок позволил петле, которую Стефан скрывал, затянуться на шее древесного волка. Швырнув остаток веревки в другого волка, Стрэндж вскинул руки – веревка оплела двоих стражей вместе. Они рухнули на пол лабиринта, бессильно шевеля лапами.
- Идем, - вновь достав компас, мрачно посмотрел на стрелку, - о нас уже знают.
Наверняка Т’Чалла и Тони уже стали заложниками обстоятельств. Наверняка после с него будет спрос, но разве не все получили все, чего желали?
Тем более, он все это делает не ради себя.
Ради всеобщего блага.
Семнадцать поворотов – налево, направо, снова направо, снова налево… Не будь в его руках компаса, вряд ли бы они вообще куда-то смогли дойти. Радовало лишь то, что возможные охранники и прочие здешние воители могли запутаться не меньше, чем пришельцы из Мидгарда.
Стражи на пути не попадались, и Стефан не задумывался, почему. Иггдрасиль решил пропустить? Вроде у него нет права голоса, но…
Их озарило светом. Чистым, ярким, постепенно смягчяющимся, чтобы можно было рассмотреть. Центр лабиринта, сердце мира, великое Древо Жизни и Познаний, Иггдрасиль, раскинул толстые корни, заполонив собой абсолютно все. Поблескивающие листья мягко покачивались на незримом ветру, наполненным чистейшей магией.
От этого магического напряжения, от искрящегося вокруг волшебства Стрэндж почувствовал себя и лучше, и хуже одновременно.
- Теперь каждый займется тем, за чем пришел, - скрипучим голосом проговорил Стефан Питеру, искоса на него посмотрев. – Помни, что взамен ты должен дать что-то… что тебе важно. Иначе помощь, в которой ты нуждаешься, обернется для тебя еще большими проблемами. С магией лучше не шутить.
«Если не умеешь», но эта присказка для продвинутых пользователей магии, а не тех, кто все еще считает ее фокусами гадалок с улиц квартала Сохо.

+2

9

Чем дальше они идут, тем больше Паук начинает думать, что дело не выгорит. Ему необходимо найти способ справиться с волком из Асгарда, но какой способ он ищет? Тот, который поможет ему избавиться от зверя раз и навсегда, или же тот, который поможет удержать его на месте и попробовать привести в чувство?
В былые времена Отто Октавиус непременно выбрал бы первый вариант. Сейчас же он думает, что второй вариант намного лучше первого.
В его голове начинают крутиться идеи о том, что он бы мог сделать и без магии, не прибегая к помощи таинственного Иггдрасиля. Технологии способны сравняться с магической мощью, если их, разумеется, сотворяет кто-то гениальный.
Большинство размышлений отсеиваются сами собой. Так же, как и в начале, когда он крутился на месте и не знал, что делать. Он был в отчаянии, идей не было, иначе бы он не пошел сюда, но теперь, размышляя над этим в медитативном состоянии, следуя за Стрэнджем по коридорам, ему на ум приходит идея.
Негаторы!
Почему он о них раньше не подумал?
О, он подумал, да только вот прекрасно понимал то, что эти устройства не будут эффективно и хорошо работать на ком-то божественном, как на сверхлюдях и им подобным. И у него не было ни малейшего представления о том, как бы их переделать так, чтобы они могли помочь, но теперь…
Теперь он находится там, где он может получить ответ на свой вопрос. Или же найти решение без помощи какого-то там Древа.
Отто останавливается, обнаруживая, что они уже пришли. Древо искрилось, пропитанное магией. Листья, ветви, корни… Он старается не наступать на них, аккуратно продвигаясь вперед. Подсказок Дока не нужно, он и так понимает, что со всем этим, что у него на глазах, лучше не играть в игры, но…
— Ох ты ж… — выдыхает он пораженно. — Ну, мне не надо напоминать, я все уже и так понял...
Что он может предложить взамен?
Он без понятия, но вместо этого включает небольшой сканер, который анализирует потоки магической энергии.
Это что-то невероятное.
Отто не верит тому, что показывают его датчики, и поражается тому, что он мог бы увидеть здесь, имея гораздо более продвинутое оборудование.
Вместо этого он старается просканировать то, что он может, понимая, что именно это может ему помочь с его проблемой. Нужно просто понять, каким образом перепрограммировать негаторы и доработать их, чтобы они работали на существе, которое родом как раз из этого мира. Волк — божественная сущность, и, наверняка, если он поймет то, как использовать эти данные, то сможет их приспособить и для негаторов.
— Я, кажется… понял, что мне нужно, и… — он замирает, словно слыша внутри себя неведомый голос. — И для этого мне не нужно много времени.
Он умолкает. Датчики продолжают записывать информацию, а голос продолжает усиливаться, набирая силу настолько, что он больше не может его игнорировать и застывает на месте, внимая ему.

+3

10

Вместо того, чтобы без устали говорить, шутить и восторгаться увиденным, Питер… молчит. Сканирует, изучает, выглядит отрешенным.
«Кем бы ты ни был, проверку ты не прошел», чего Стефан не говорит. Сейчас это нерелевантно, неважно и вторично. Оба пришли за тем, что нужно, оба получат это, разве не прекрасное партнерство? А после… всегда можно расставить точки над i, если понадобится.
Правда, это отсылает к другому вопросу: когда? Когда Питер стал другим? Или другой – Питером? Стрэндж провел взглядом «Паркера», вспоминая их последний разговор в пиццерии почти месяц назад. Тогда чувствовалось, что он говорил с другом, и что друг нуждался в его помощи и совете. А сейчас?
Он говорил с кем-то, но это был не друг.
С другой стороны, на врага тоже не походил.
«Разберусь с этим потом».
- Удачи, Питер. Надеюсь, это тебе поможет, - с дружелюбной улыбкой кивнул Стефан, словно и не было мрачных размышлений, сомнений и подозрений. Ведь с этим и правда можно было разобраться когда-нибудь потом, а не у Великого Древа, пронизывающего магией все Девять Миров.
Древо манило, опутывая магическими потоками, будто теплыми волнами океана. В какой-то момент Стефану показалось, что он идет не по корням, а по песку, и ноги утопают, а шум волн… успокаивает. Прижав ладонь к стволу, закрыл глаза и опустил голову.
«Я не знаю, с чего начать. Привет?»
Шум листвы был похож на приветливый стрекот в лесу.
«Ты знаешь, кто я? Конечно знаешь. Мне… нужна помощь. Ты поможешь?»
Серебристые листья качнулись как от ветра, но его здесь не было. Стрэндж поднял глаза вверх – на длинные ветви, в которых таилось так много силы, жизни, магии.
«Да, я слышу. Да, я понимаю. Что я должен сделать?»
Через ладонь в него проникла боль. Так много боли, что он едва не задохнулся. Но Стефан сцепил зубы и открыл глаза – белые, как ослепшие.
Эти глаза теперь видели, что необходимо Иггдрасилю.
Нечто черное в его корнях. Нечто злобное, сильное и невероятно… старое.
И хоть этого не было заметно, но Иггдрасиль слабел. Всего крупица его силы могла разрушить или создать мир, и эти крупицы утекали… насыщая зло, которое выжидало своего часа.
Стефан вздохнул, кивнул головой.
«Да, я помогу. Я… понимаю, как это важно».
Не только для него – для всех.
Едва мысли коснулись сердцевины Иггдрасиля, как одна из ветвей наклонилась над Стефаном. Он обхватил ее рукой, и та словно отсоединилась от Древа. Листва на ветке, ставшей посохом, причудливо замерли, но Стрэндж мог поклясться, что слышал их шелест.
А еще – магию. Так много магии, что закололо в затылке, будто он вот-вот потеряет сознание.
Направив посох в определенное место, Стефан мгновенно раскрыл портал.
- Питер! – крикнул, словно оглушенный мощью дарованного посоха. – Заканчивай, нам пора!

[icon]https://i.imgur.com/35Fza8i.png[/icon][sign]Ученье - свет, неученых - тьма.[/sign]

+2

11

Неприятный холодок пробирается по телу. Это не Иггдрасиль, что манит прямо сейчас. Это нечто иное, более близкое, знакомое. То, к чему он редко прислушивается из-за непривычки. Это «паучье чутье» дает ему знать, что что-то не так.
Угроза исходит именно от Стрэнджа. Отто чувствует, что следует его опасаться. Он это и раньше понимал, но считал, что с этим вполне можно справиться.
Но почему «чутье» срабатывает сейчас?
Отто не успевает об этом задуматься, как его сознание обволакивает мягкие потоки энергии, исходящей от Древа.
Дыхание перехватывает моментально. Он ощущает близость сознания чего-то великого, могучего, не понимая до конца всей безграничной его мощи.
Паук молчит, не зная, стоит ли ему тревожить Древо, стоит ли просить его о помощи, не зная, что он может предложить взамен.
Волшебник вроде Стефана может быть полезно для Иггдрасиля, а он? Он гений, ученый, но он не в своем теле и проживает не свою жизнь. Он — тот, кому не следует доверить, и тот, кто, вероятно, не сможет сделать ничего, что было бы нужно Древу.
Оно слышит его мысли. Отто готов поклясться, что все так, хотя он и не понимает того, как Древо существует, по каким законам и как действует, почему в нем столько магии. Ум ученого, привыкшего находить логическое объяснение всему, с трудом принимает то, что ему не удастся понять все за столь краткий срок.
Изучить бы… Узнать бы… Использовать…
Сквозь шелест листьев до него дотягиваются волны возмущения.
«Извини»
Собственная мысль затихает в тишине, но она приносит спокойствие. Отто честен, и Древо это чувствует. Но его невольно возникшие помыслы заставляют его отступить, убрать ладонь со ствола и лишь взирать на то, как Стефан общается с Иггдрасилем.
Его сканеры записывают достаточно информации. Достаточно для того, чтобы понять то, как настроить приборы так, чтобы они подействовали на кого-то из этого мира. Это не магия. И Отто не рискует просить о подобных силах, возможностях.
Он видит то, как Стрэндж получает желаемое. Иггдрасиль отдает ему посох. И ему становится интересно, что волшебник предложил взамен.
Нечто важное. Нечто, о чем нельзя рассказывать. И Отто даже не спрашивает — это не его дело. Ему достаточно и понимания того, что в мир их вернется магия. Мир будет спасен. Этого более чем достаточно.
И когда Стефан кричит, что им пора, Отто вздрагивает от неожиданности. Словно до этого момента он находился в некоем дурмане.
Энергия Иггдрасиля незаметно опьяняла, заставляла вслушиваться в неясный шелест, желать разгадать тайны мироздания.
О, сколько всего можно было бы узнать!..
Отто встряхивает головой и идет по направлению к порталу. Проходит через него, и только оказавшись в родном мире моргает и выдыхает.
— Невероятно!
Только это он и говорит, стягивая с лица маску. Асгард впечатлил его, но Иггдрасиль был поразительным. Паук не находит слов для того, чтобы описать все свои эмоции. Вместо этого только прислоняется к стене, приходя в себя.
Отто поднимает глаза.
— Кажется, мир спасен, — произносит он, глядя на посох в руке Стрэнджа, и тут же к нему возвращается тревога, порожденная «паучьим чутьем». — Что не может, кстати, не радовать. А мне осталось остановить волка, и я понял, как это сделать… Надеюсь, что у меня получится.

+2

12

Они оказываются в любимом месте Стефана – после Санкторума, разумеется – Чайнатауне.
Осенние сумерки сгущаются, а потому явление двух героев из пустоты никого не смущает и не тревожит. Только редких посетителей здешних кабуки-баров, которым никогда нельзя верить на слово: в них плещется чрезмерно много сакэ. В полумраке широкого переулка никто не вздумает обращать внимание на двух мужчин, говорящих о делах. Тем более, на английском.
Бурлящая, стремительно извивающаяся магия в руках Стрэнджа жаждет вырваться. Стефан выпускает совсем малую часть – она тотчас цепляется, вгрызается и переплетает его одежду, создавая более приемлемую для того, кто несет частицу магии Иггдрасиля. Потому, пока Человек-Паук восторгается, на Стефане оказывается тяжелое багровое одеяние.
«Раньше оно могло быть белым».
Могло, должно и было. Но времена изменились.
Как изменился тот, кто носит знакомый костюм.
- Ты ничего не попросил, - не спрашивает, но констатирует Стефан, склонив голову набок. – Знаешь, а ведь Древо зрит в самую суть, Питер. Видит истинные мотивы и сущность. Рядом с ним можно не только ощутить, но и понять истину…
Эти слова похожи на подкрепление того, что он уже говорит о Древе. Но все изменилось. Слегка, едва уловимо, но витало в воздухе сладковатой гнилью – так пахнет ложь, за которой стоит предательство.
Предаст ли его тот, кто стоит рядом? Он вполне мог, чего не сделал. Можно ли ему верить? Определенно нет.
Можно ли его использовать в будущем?
- Надеюсь, это тебе поможет, - мягко говорит, глядя куда-то в сторону. Создается ощущение, что он хочет сказать что-то еще – дать совет или добавить какую-то мысль, но вместо этого – тишина.
А когда он поворачивает голову и смотрит на «Питера», в его светлых глазах плещется нечто зловещее. Не то от этих глаз, не то от посоха, но вокруг волшебника расходится серебристо-сероватая дымка, похожая на сигаретный дым. Клубы дымки поднимаются вверх, окутывают, обволакивают фигуру волшебника, оставляя наиболее материальными его руки и голову.
- Надеюсь, - повторяет он слово с интонацией обманчивой мягкости, в которой прячется колючая проволока, - в следующую встречу ты назовешь свое настоящее имя, Питер.
Дымчатый силуэт смахивает легкое дуновение ветра.

[icon]https://i.imgur.com/35Fza8i.png[/icon][sign]Ученье - свет, неученых - тьма.[/sign]

Отредактировано Doctor Strange (15.06.2021 01:29)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [07.09.2016] Necessary Evil


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно