Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [23.08.16] Feathers and Fear


[23.08.16] Feathers and Fear

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

They don't have any name, they're here to stay
All these fears of mine

день, Бруклин

Wanderer, Sigyn,
Captain America, Doctor Strange


Воскрешенные мутанты не знали, что с Фениксом и Джин что-то произошло, но не могли не почувствовать это на себе — Икар оказался в числе тех, на кого повлияло происходящее. Пернатый парень может показаться безобидным, но, внезапно, у него нашлось, чем навредить людям — в какой-то момент целая улица впала в не очень адекватную панику по не совсем очевидным причинам. И, к сожалению, сам Джей никак не делал саму ситуацию проще.

+2

2

Предисловие.
Сбегая из Дженоши, меньше всего Джошуа предполагал оказаться в компании вполне себе добродушных дам, которые не оставили его ни на растерзание толпы, ни на произвол судьбы. Самого парня устраивал на тот момент и вариант возможного прозябания на улице — пока что лето, тепло, что-нибудь придумал бы, тем более что с регенерацией ему мало что угрожало всерьёз. А тут даже нашли, куда пристроить, чтобы не пришлось ночевать под открытым небом. И подкармливали. И разговаривали. И не шарахались. И не сдали чертовым сектантам. И всё это за то, что он случайно упал на голову отчаянно задолбавшему женщин ухажеру.
Но что-то явно поломалось в этом мире, пока он был весьма неподдельно мёртв.
От самоощущения самого себя как какого-то зомби Икар старательно отмахивался, чтобы не впасть в уныние окончательно — возможно, кто-то и воспринимал это "вторым шансом", но у вполне себе религиозного крылатого всё еще перед глазами стояла картина, на которой эта жизнь вполне логично так оборвалась после выстрела наведенного в него пистолета, да и в дороге, и за пару дней спокойствия была возможность обдумать всё случившееся более обстоятельно. И сознание в итоге начало сходиться на неутешительной мысли, что он тогда заслужил эту смерть. Ведь из-за его доверчивости погибли ни в чем невиноватые ребята — и почему-то у него оставалось неприятное такое ощущение, что как раз они к жизни могли и не вернуться.

Сейчас.
В свободное от присутствия Саги рядом время Джей, в основном, слонялся по городу, стараясь особо не показываться людям на глаза либо не маячить в зоне их досягаемости — еще и потому, что отчаянно не хотел наткнуться на реальных родственников, если тех вдруг тоже занесло в это нашумевшее "Большое Яблоко". Что казалось вполне вероятной возможностью. Отплачивать дамам какой-нибудь пакостью, невежливостью или просто неблагодарностью не хотелось, потому к Саге "ангел" старался оставаться честным и вежливым даже в откровенно поганом настроении. Но только к ней и её подруге. В остальном отдохнувший и пришедший в себя "Джон" оставался явно отчужденным и, словно бы, немного диковатым.
За прошедшие несколько дней всё оставалось спокойно и тихо — ни день, ни обстановка, ни окружающие не препятствовали тихому самоедству за размышлениями о том, что делать с собой и своим "шансом" дальше. Морально крылатый не находил в себе сил даже в церковь сходить, запутавшись в сомнениях, это он проклятый или люди с прогнившей душой просто осквернили это место, так что и Богу на них было уже плевать. В отличие от какого-то Феникса.
Возможно, если бы Икар знал, какая судьба после своего убийства настигла потом Страйкера, он считал бы иначе. Но узнать это было не у кого, а пояснять Саге еще более прямым текстом, что она вообще-то реально имеет дело с восставшим трупом, у него язык не поворачивался.
За невесёлыми мыслями пернатого занесло на "улицу морских котиков", название которой забавляло само по себе. Здесь высоток было не так много, так что приземлился крылатый парень на один из навесов над входом в местный супермаркет и просидел какое-то время там, просто с полета перевести дух — люди не особо стремились смотреть вверх, если всё статично, а для зевак был не слишком удачный угол обзора.
А потом компания то ли глэмеров, то ли готов решила народ развлечь или заработать на пиццу возле входа в магазин, и завела компанией из трех человек унылую шарманку какой-то фальшивой мрачной музыки откровенно мрачных текстов. Поначалу прирожденного и действительно по-жизни талантливого музыканта бесила фальш в голосе и эмоциональной неискренности, однако в конце концов она даже пришлась в настроение. И даже неумелые музыканты, казалось бы, в итоге сами прониклись тем, о чем пели — или переняли его собственное настроение. Настолько, что когда они затянули кавер вполне знакомой ему по давним временам композиции, которая когда-то не несла в себе настолько стремного для него самого смысла, не удержался и сам запел в компанию кривой чужой игре:

...Are we all sinners or are we all saints?
I see no reason to spare you, you're the Devil's mate


God Punishes, I am in command
And I will kill, till the last one will fall
God Punishes, I am in command
I have to kill, till the last one has fallen
God Punishes, I Kill!

Holy Monk, assassin at night
I show no mercy, but I'll pray for your soul
A life of pain I will endure
For the cross I carry; no compromise...

Красивый, даже до жути мелодичный голос наглухо перебил тоскливые завывания горе-готов с инструментами — ассоциации у Икара были совершенно свои и явно не те, которые в песню вкладывали её первоначальные авторы, но именно что были и ассоциировались с реальными убийцами, так что и спел он, обуреваемый трагичными воспоминанием, уже всерьёз от души. Настолько, что осекся даже не от прокатившегося отчего-то по нему острого чувства страха, но от чьего-то вовсе не музыкального испуганного вопля.
Наверное, получилось намного громче и эмоциональнее, чем он того хотел — и уже на болезненной слуху обычных людей волне, но реакция окружающих осталась ему непонятна, как и поднявшаяся кругом паника; стало ясно только, что испуганные люди пригляделись к странному неестественному певуну на козырьке крыши повнимательнее и заметили, наконец, огромные чёрные крылья.
Запоздало Икар вспомнил, что еще через дорогу тут церквушка небольшая была — изначально к ней и притянуло.
— Эм, извините, увлекся, — попытался было тихо объясниться Джей и свинтить с глаз долой, но окружающие почему-то восприняли эти еще более резко, так и внутреннее, нарастающее чувство паники, своей и окружения, по своей силе, стало уже действительно пугать. Собственные слова как-то странно отрезонировали на собственном слуху, даже больно. А на восклицании вышло и впрямь больно для барабанных перепонок: — Да что не так?!
Пока что парню было невдомек, что он мало того, что под весьма оригинальный текст передал окружающим своё траурное настроение, не до конца контролируя себя и свои голосовые таланты внушения, так еще и сам же эмпатически усиливал страх, где-то переходящий в агрессию, не замечая и не желая того.

Отредактировано Wanderer (25.07.2019 17:25)

+2

3

В ближайшем китайском ресторанчике она быстро примелькалась: Сага набирала в пластиковые лотки разнообразной лапши, ассорти из дим самов, обжаренные в хрустящем кляре кусочки мяса и птицы, а пожилая китаянка внимательно её рассматривала, сетовала на излишнюю худобу покупательницы и пыталась присовокупить к её заказу то сытные бао, то тонкие слоёные пирожки с какой-то зеленью. От всего этого Сага вежливо, но твёрдо отказалась, собрала свою охапку пакетов – и поспешила на улицу, пока у доброжелательной хозяйки заведения не нашлось ещё чего-нибудь, что «эта тощая американка» обязательно должна попробовать, чтобы не быть такой тощей.
Джон не жаловался – ни на квартиру, ни на китайскую еду, ни на её визиты, не всегда по расписанию, но обязательно – по звонку. Сейчас простенький кнопочный телефон, их с Ниной подарок, молчал, и это могло означать что угодно: что он гуляет, а телефон лежит дома; что он гуляет, а телефон у него сел; да хоть что он гуляет, а телефон у него украли какие-то ретрограды. О худших вариантах Сага старалась не думать, но они, как бы она их не отгоняла, всегда были где-то рядом, сами собой вставали перед глазами и оживали в воображении.
Нью-Йорк никогда не был безопасным местом.
Решив, что своими попытками дозвониться она только собственный смартфон посадит, Сага заныкала его во внутренний карман пиджака и задумчиво посмотрела на машину. От ресторанчика до дома, в котором они устроили Джону временное гнездо, можно было и пешком дойти; это вышло бы даже быстрее – никаких тебе пробок, никакой парковки. Поразмыслив, ключи Сага тоже убрала в карман; хорошая прогулка, пусть и по Бруклину, никому ещё не вредила (на случай обратного у неё при себе имелись крохотный перцовый баллончик и готовность его использовать).
Расстояние было совсем небольшим, но уже через пару поворотов Саге сделалось не по себе. Словно всё это было ошибкой, словно Джон не просто так не отвечал, и надо было бросать пакеты, звонить Нине, звонить в полицию, звонить в администрацию Мстителей или что там у них работало для приёма звонков от населения. Сага с очень трагическим лицом застыла посреди улицы, но миру, казалось, до этого не было никакого дела: люди вокруг шумели, переговаривались, перетекали из пассивной агрессии в активную. Кто-то наступил ей на ногу, но даже голову не поднял, чтобы извиниться; какая-то женщина запуталась в пакетах Саги и принялась порицать – и Сагу, и пакеты, и погоду, и власть, и всё вообще. Женщине хотелось ответить, перевернуть, может, на голову лоток с начавшей остывать лапшой, но она сдержалась и пошла дальше, только теперь замечая, что вокруг творится что-то странное, хаотичное, напоминающее 2013-й на минималках.
– Демон! – кричал кто-то посреди чужих разборок из-за неправильно припаркованного велосипеда, чересчур широкой юбки и упавшего мороженого. – Ад пуст, все демоны здесь!
Сага устало зажмурилась. Это был Нью-Йорк, и он никогда не был безопасным местом, и с этим даже можно было жить, но иногда становилось слишком утомительно. Их локальный конец света почти состоялся пару дней назад, новости до сих пор об этом трещали, туристические агентства ненавязчиво предлагали маршруты куда-нибудь от Нью-Йорка подальше, и Сага считала, что они заслужили хотя бы небольшой перерыв от очередной Великой Неприятности. Мир считал иначе, и пришлось открыть глаза и поднять взгляд выше, туда, куда смотрели все свободные от ругани горожане.
Там, на здании и над толпой, раскинулись тёмные крылья сплошной безысходности. Сага выдохнула: это всего-то Джон. Они говорили о полётах и прогулках, он честно обещал им с Ниной прятать крылья и внимания не привлекать, но, видимо, не все обещания парень в силах был сдержать. Это было неприятно и почти не страшно. Почти – потому что сейчас все вокруг его видели. И ругались. И кто-то кричал про конец света и необходимость поспешного покаяния. Это отвлекало и раздражало, мешало сосредоточиться на важном, на том, что надо достать телефон и позвонить – Джону, Нине или в полицию. Телефон представительства Мстителей Сага не знала, а интернет то ли хранил устаревшую информацию, то ли безбожно врал.
– Джон! – позвала она его через толпу, одной рукой перехватывая пакеты, а другой – выуживая из кармана смартфон. – Слезай оттуда, ты…
Кто-то врезался в неё, выбил из рук смарт – и даже не извинился. Раздражение в Саге обрело форму динамитной шашки, дёрнулось за прохожим, так и не познавшим своей вины. Под ногами хрустнул смартфон, зашелестели пакеты, высвобождая всё богатство китайской кухни, и это только подогрело всё недоброе в ней сейчас. Сага, позабыв про Джона, толкнула в плечо какого-то мужчину, как ей показалось – того самого, что мгновением раньше на неё налетел. Внутри было очень жутко и очень страшно, и агрессия сейчас казалась единственным выходом из всего.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

+5

4

Происходящее вокруг было как тумане — крики шумных и снующих туда-обратно людей, казалось, потонули в собственных попытках дозваться до них и воззвать к их разуму, попытках объяснить, что ничего страшного не произошло и он не монстр, каким его считали. От этого становилось только хуже, причем всем. Паника, переходившая в агрессию, и наоборот. Кажется, чернокрылого "вестника бед" и "демона" не испугались всерьёз только готы, которые этот концерт и начали — им и так было нормально. Они перепугались и решили оторваться на эмоциях, заведя что-то гораздо более резкое, агрессивное и гораздо менее мелодичное. 
Икар не знал, что стало с его волосами и крыльями — красивые кроваво-красные перья редко вызывали какую-либо отвратную реакцию, они напротив цепляли взгляд, привлекали, вызывали любопытство, хоть и выглядели довольно вызывающе. В его городке мало кто подозревал, что это не бутафория для сцены, не часть имиджа для группы и собственной музыки — оригинальный, яркий и лиричный музыкант не доставлял тому городку вреда, потому на него и не думали бросаться.
Чёрный цвет крыльев у людей изначально ассоциировался не с добром. Их уже не интересовало, что скрывалось за ним.
И единичные случаи, когда Джош в принципе сталкивался с враждебно-настроенными против него людьми.
И становилось только хуже.
Кто-то нашел на лужайке камни, оставшиеся от прошлогодней декорации наземных цветочных клумб, а кто-то пошел дальше — в сам супермаркет. Гуляющая кругом атмосфера призывала с ней бороться, а тех смелых, кто видел источник паники и "демонизма" — еще и попытаться избавиться от очевидной причины хаоса, а не просто уйти. Кто-то брал первые попавшиеся продукты, подходящие для метания — твёрдые овощи и помидоры, яйца, кто-то брал более тяжелые предметы. Кто-то вовсе выбежал с ножами, схваченными с поток бытовых отделов. Охрана магазина ничего не могла поделать с большим количеством ополоумевших людей. Их самих мало что могло спасти от усиленного влияния сил мутанта, хуже того — они были вооружены.
На своё имя Икар не отозвался банально потому, что оно было не его — оно было уже третье сменное по счету после настоящего и он к нему всё еще не привык. Сам крылатый сорвался с места разве что тогда, когда в него полетели те самые предметы — что камни, что овощи не могли нанести ему какого-либо вреда, однако на попытке улизнуть с крыши его настиг один из тех самых метко брошенных кухонных ножей, неудачно подсекших сухожилия на одном из расправленных крыльев.
Рана затянулась быстро, но от неожиданного болевого импульса Джей не удержал равновесие и рухнул в толпу — неподалеку от Саги, которую не сразу заметил.
— Прочь! — гаркнул мигом вскочивший демон, пятясь от толпы. По открытой улице словно эхом разнеслось восклицание хора, а не одного молодого парня, испуганного происходящим не меньше окружающих.

Отредактировано Wanderer (11.08.2019 22:26)

+2

5

Губа, разбитая о молнию чьей-то сумки, неприятно саднила; Сага поморщилась, провела по ней тыльной стороной ладони, с удивлением посмотрела на собственные костяшки с размазанным алым следом. Боль и вид собственной крови отрезвляли, приводили в некое подобие чувств, заставляли по-новому взглянуть на творившийся вокруг беспорядок. Сагу ещё тянуло туда, в беспощадную городскую мясорубку, но она запретила себе и планировала этого запрета придерживаться, пусть даже людям вокруг не было до него никакого дела. Какая-то женщина с размазанной по лицу косметикой и растрепавшейся укладкой ощутимо её толкнула, призывая к конфликту, требуя схватки за мифическое ничего, и сложно было удержаться от того, чтобы ей не ответить.
Вместо того Сага шагнула назад, чуть не наступив на кого-то, подняла голову, подслеповато осмотрелась поверх чужих макушек и запоздало, смазано и слабо, испугалась происходящего. Люди, злые и перепуганные, вытаскивали из себя застарелые обиды, навешивали вину за них на соседей и здесь же стремились с ними поквитаться. Надёжно, так, чтобы раз и навсегда.
И в центре всего этого был Джон? Они что, приютили Антихриста и помогли ему приблизить Судный день?
Всё это походило на бред и не могло быть правдой. Не могло ведь? Сага уже и сама не знала, чему верить. Она, сощурившись, смотрела на давешнего городского сумасшедшего, забравшегося теперь на перевёрнутый мусорный бак и едва ли не флагом размахивающего. Вместо флага у него была то ли отодранная штанина, то ли рукав, хорошо хоть, не его собственные. Он казался безумным дирижёром и единственный наслаждался всем происходившим.
Тяжёлое «прочь!» легло ей на плечи, и от него захотелось сжаться в эмбрионоподобный ком, сделаться маленькой, как пшеничное зёрнышко, и исчезнуть. Оно эхом звучало в голове даже тогда, когда Сага обеими ладонями зажала уши и зажмурилась, дробью прошлось по рёбрам. И толпа вокруг – это чувствовалось и с закрытыми глазами, – замерла, сконфуженная, рассыпалась на отдельных людей.
Сага подавила в себе деструктивный порыв раствориться в ничто и устремилась к маяку из чёрных перьев. Никто не попытался остановить её, подрубить грубостью, броситься под ноги. Она вынырнула перед Джоном, поймала его за плечо (на костяшках так и темнела кровавая дорожка, словно Сага на самом деле неумело пробовала очень стойкую помаду оттенка «вамп»).
– Что. Здесь. Происходит? – она перехватила его взгляд. – Что. Ты. Творишь?
Здесь, возле него, ещё больше хотелось свернуться в максимально мелкое что-нибудь, раствориться и никогда не существовать. Сага надавала себе мысленных пощёчин, чтобы не следовать за этим приказом, усилием заставила себя смотреть на Джона и ладонь не отводить.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

Отредактировано Sigyn (18.08.2019 22:27)

+1

6

Джей как не слышал собственного голоса.
На самом деле — слышал, но он оглушил и его самого. В отличие от людей, парень не понимал, что это, откуда это, хотя знал про свою особенность. Просто никогда ранее она себя не проявляла так. До этого он всегда контролировал себя, да и даже не пытался не то что выйти за пределы своих голосовых возможностей — узнать их точно.
Царящее кругом безумие отупляло, пугало. Пробуждало таившиеся в глубине души кошмары, словно сейчас это всё снилось, а не происходило наяву. Что-то выстругивающие на струнах и клавишах музыканты старались с не меньшим надрывом, но почему-то их никто из прохожих не замечал. Словно причина заключалась в другом и являлась гораздо более явной, чем резкая и явно неуместная, поднимающая все эти страхи и претворяющая их в жизнь музыка.
Сагу парень как не заметил, так и не увидел до тех пор, пока она намеренно на обратила его внимание на себя. До того Икар слепо таращился в ту же толпу, пытаясь понять, что происходит, как так вышло, почему вообще к нему с таким испугом подбирались люди, причем отдельные из них — с кухонными ножами на изготовку. Закономерно приняв чудовище за причину всех бед, угрожавших и тем попросту защищавшихся, просто чтобы всё это прекратить. Джей лишь приблизительно понял, почему сбился и потерял равновесие в воздухе, но эта картина выглядела совсем недобро.
Джош поначалу так же испуганно и резко перехватил руку женщины, но вовремя спохватился, что знает её. Сага. Та, что помогла...
По факту парень выглядел не лучше окружающих. Вовсе не агрессивным намеренно, а вот испуганным — да.
— Это не я... — проговорил он вроде как негромко, уже неотрывно глядя на госпожу Ландвик и таки сфокусировав на ней взгляд, но вложенное в простые слова отчаяние должно было пробрать до костей тех, кто даже не слышал их четко. — Честное слово, это не я!
А вот последнее надрывное эмоционально срейкошетило уже по нему самому, так что Икар волей-неволей, а смахнул с себя чужую руку и отшатнулся, чуть не упав, споткнувшись о подло подкравшийся бордюр. Равновесие удержали просто на крыльях, поднявших в воздух несколькими мощными взмахами изрядное облако пыли. А испуганный голос пернатого всё так же звучал многократно громче и звонче нормального даже без перехода на крик — казалось, он кричал эмоциями уже без этого. Так, что в конце концов до него дошло происходящее хотябы примерно.
— Я не знаю, что происходит! Честное слово, я не..!
Откуда-то издалека раздались мужские голоса, явно более твердые, хоть и такие же неуверенные на фоне происходящего. Голоса терялись в общей какофонии, но выбежавшие из того же супермаркета охранники явно кричали что-то вроде традиционных по протоколу приказов для правонарушителей, загодя нацелив в одаренного дула пистолетов.

Отредактировано Wanderer (01.09.2019 22:54)

+2

7

Руку он ей не сломал и даже не вывихнул, хотя Сага всё равно с какой-то недоверчивой обидой прижала её к себе и отшатнулась, чуть не вызвав новую волну чужого негодования. Повезло: расфокусированная в чувствах толпа теряла в агрессии, но набирала в отчаянии, и сложно было решить, что из этого хуже. Под каким-то жалостливым, прибитым прикосновением к собственной груди беспорядочно и быстро, проглатывая удары, глухо билось сердце; Саге казалось – в унисон с толпой, с её хаотичным, потерянным движением из стороны в сторону. Словно у них тут танцевальный флэшмоб пошёл не туда, сбился на первых же движениях, и некому было всё исправить.
У выбежавших из ближайшего ресторанчика людей – и будничных, забредших на бизнес-ланч, и форменных, в фартуках, – блестели в руках ножи: чистые, с налипшей зеленью, со следами соусов и гарниров. Некоторые из них вооружились заодно ложками-вилками, а один пожилой мужчина угрожающе размахивал перед собой тарелкой с каким-то пёстрым узором.
И все они, намеренно или нет, искали Джона, стремились к нему, окружали его и Сагу плотным кольцом. Их не волновали его крылья, они не слышали предупреждений вооружённых людей – всё ещё не каких-нибудь Мстителей, отвлечённо отметила Сага, а простых людей, таких же, как она сама, – ничего. Их тащило само отчаяние, ощущение конца всему, и желание его остановить, заглушить, выключить.
Сага развернулась и заслонила дорогу одной очень активной женщине, выбила из её рук нож – тот зазвенел и затерялся у них под ногами, – пропустила удар ложкой, пришедшийся по челюсти и оставивший у неё на плече медово-горчичное ранение. Их возня явно обеспокоила местечковых людей в чёрном, растерянно опустивших дула своих пушек и не решавшихся в кого-либо из них выстрелить по-настоящему. Сага, отталкивавшая от себя женщину, как котёнка, понимала их и всё равно хотела, чтобы кто-нибудь что-нибудь уже сделал. Что-нибудь, что прекратило бы это всё и отключило в ней и людях вокруг полное нездорового самоуничтожения желание исчезнуть.
Выстрел раздался совсем внезапно, он пробил собой смешение звуков, вызвал короткую, как вдох, вспышку тишины – кто-то оглядывался, выискивая стрелка, кто-то просто вжимал голову в плечи. Сага, отпихнув от себя ресторанную драчунью, резко обернулась в сторону Джона, короткая прядь хлестнула её по щеке. Со странной смесью беспокойства и жалости она увидела, что её приёмыш крепко стоит на ногах.
– Идём, – она пробилась к нему, ухватила за запястье, потянула в сторону, неосторожно распихивая людей в стороны. Где-то не так далеко она оставила свою машину. Где-то здесь, рядом. За этим поворотом? Или за тем? Мир вокруг терялся, право и лево поменялись местами, но Сага всё равно тащила Джона вперёд, от стрелка, от толпы, от отчаяния, в которое он всех их погрузил. – Моя машина… Видишь её где-нибудь?
Машину хотелось найти до того, как кто-нибудь ещё вздумает выстрелить или они все начнут стрелять друг в друга или в толпу. Сага откопала в кармане брелок и принялась безостановочно давить на кнопку, стремясь через мешанину звуков услышать один-единственный.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

+1

8

— Машина..? — послушно побредший за знакомой парень словно на краткое мгновение пришел в себя. Понятия он не имел даже приблизительно, где её могли припарковать, до сего момента он даже не предполагал, что Сага могла тоже находиться здесь. Крылатый поймал себя на мысли, что совсем не уверен, когда именно обнаружил её рядом с собой — сейчас или увидел всё же раньше, просто голова это знание уже потеряла. Происходящее смешалось в такую кошмарную кашу, что на ногах Джош, возможно, стоял твёрдо, но вот реальность начала куда-то ускользать от него. Всё затмили царящие вокруг эмоции. Везде их окружали люди, излучавшие исключительно негативные эмоции.
Брел он за Сагой безропотно, как в бреду.
Они и находились в бреду. В чьем-то личном кошмаре, от которого всё тело пробивала дрожь.
— Веришь ли ты в рай, освобождение и прощение с крещением святой водой?.. — тихо пробормотал одаренный на ходу. — Ведь замерзает она, когда спотыкаются спасители и навсегда остаются в мире, холодном как лёд...
Слова не принадлежали святым писаниям, просто вспомнились — ассоциацию навеял окружающий хаос и безумие. Собственные перья и религия, оказавшаяся чем-то... не тем. Очередной раздавшийся где-то под крики выстрел оборвал остатки попыток непонятных молодых людей в музыку, но у Джея уже не оставалось ни малейшего желания даже пытаться понять, досталась пуля инструменту или кого-то застрелили. Но в спину начало догонять столь же громкое и мерзкое дыхание смерти. Чужой или их собственной, надуманной от страха или реальной — неважно. Но всё это сводило с ума.
Парень вдруг мотнул головой, словно отгоняя наваждение, подался вперед и крепко вцепился Саге в руку. Скорее интуитивно, пытаясь осознать, что она всё еще здесь живая, затем без каких-либо разговоров и сложностей крепко перехватил её и вновь рывком поднялся в небо.
— Держись... Уходим..!
У "Джона" не возникало и мыслей оглядываться назад, на страшную проклятую площадку возле супермаркета и невдалеке от церкви. Зацепили ли его чем-то на земле, Джей так и не уловил — особенности регенерации сводили на нет любые повреждения, и даже сейчас он был уверен, что даже если в них продолжат стрелять — навредить знакомой они не смогут. Нужно всего-то настроиться на то, что помимо острого восприятия происходящего может прилететь много острой боли, но она не должна зацепить ту, что помогла...
Это оказались последними осознанными мыслями эмпата.
Боль, разошедшаяся от ноги по всему телу, уже не была похожа на ту, что он испытывал раньше — следом за ней не столько отказало восприятие окружающего, сколько стали покидать силы. В воздухе Икар не удержался, крылья начали слишком ощутимо слабеть. Но парень всё же умудрился рефлекторно приземлиться так, чтобы падение не навредило удерживаемой им женщине. Не должно было.
Уже на земле Джей выдернул из голени что-то похожее на дротик, а над ними уже стоял оперативник с оружием на изготовке. Тёмная форма с нашивкой орла.
Нависший над ними мужчина что-то говорил, но парень уже не слышал его и не разобрал слов — просто отключился от происходящего. И бросился на него.
Оперативник отчаялся понять, что за бесовщина сегодня происходит, но препарат, временно гасящий мутантам силы, прихватить с собой додумался. Крылатый одаренный даже так всё еще оставался многократно сильнее него, пока силы покинули еще не полностью.
Первая пуля громко ушла в землю, а противнику с ходу чуть не свернули шею — и такой прыти он явно не ожидал от пернатого.
Пернатый сам её от себя не ожидал в этом аду, где все вдруг стали врагами, кроме одного человека...

+2

9

– Нет, – после некоторой заминки отозвалась Сага, не уверенная, что бормотание Джона относится к ней или к кому-либо вокруг. Она смотрела перед собой, свободной рукой расталкивая людей и выискивая за их головами привычную синеву своей машины, блеск любовно намытых боковых зеркал, сияние полироля.
Кажется, в детстве ей пытались навязать какую-то религию, но вышло так себе, и теперь Сага толком не верила ни в одного бога; воспоминания были смазанными и чужими, как из телевизионного шоу где-нибудь в девяностых. Может, они ей вовсе не принадлежали; времени зацикливаться на прошлых тревогах, толком не проработанных в кабинете психотерапевта, не было – ей хотелось, нет, им нужно было срочно отсюда убраться, пока не началась серьёзная стрельба. Первая пуля, может, и ушла куда-то в небо, или в рекламный щит, или в витрину, но гарантий, что следующая не окажется у неё в плече или в голове, никто не давал.
Джон, видимо, думал о чём-то таком же, потому что в следующее мгновение он подхватил Сагу на руки и легко, без особого усилия, оторвался от земли. Они летели над морем запрокинутых лиц, над вскинутыми руками, выше привычной ей собственной высоты, и Сага понадёжнее ухватилась за крылатого парня. Мрачную перспективу пули в какую-нибудь часть тела сменила собой сомнительная вероятность неизящно навернуться куда-нибудь на людей или, хуже того, ровнёхонько на асфальт. Сага зажмурилась и уткнулась Джону в плечо; высоты она не боялась, а вот падения – вполне.
Им нужно было на какую-нибудь крышу подальше отсюда. Ей требовалось что-то твёрдое под ногами. Она посмотрела на Джона – Сага впервые видела его так близко и удивилась теперь, какой он юный и потерянный, – приоткрыла рот, чтобы сказать ему, первые звуки коснулись кончика её языка и обратной стороны зубов, когда он резко, без предупреждения, ухнул вниз, теряя высоту (и контроль над собственными крыльями, поняла Сага по пробравшемуся в его лицо удивлению).
Они падали – без вариантов, и приземление вышло тяжёлым, лишённым той грациозной важности, с которой Джон держался в воздухе. Сага больно ударилась пятками о землю, но почти сразу забыла об этом.
– Миз, вы в порядке? Пожалуйста, отойдите от объекта, – форменный мужчина, двоюродный брат охраны в кафе и ресторанах, взмахом руки попытался оттеснить её в сторону; в другой у него был пистолет. Возмутиться Сага не успела – Джон рванул вперёд так резко, что её чуть не сшибло то ли крылом, то ли потоком ветра.
– Стой! Да стой же ты! – Сага дёрнулась следом, но у них там было всё серьёзно – нелюдская сила против огнестрельного оружия, – и она замерла в паре шагов, чувствуя себя беспомощней некуда. – Вы, оба, остановитесь! Слушайте, это всё – одно сплошное недоразумение. Именем закона и четвёртой поправки, да остановитесь вы оба!
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

+2

10

Представитель этого самого закона не отреагировал на просьбу женщины, тем более её не услышал обезумевший пернатый; вид табельного оружия перед носом и разве что не направленное опять ему в лицо, казалось бы, лишило остатков рассудка. У нормальных людей он должен был всё же проясниться после того, как Джею подавили его мутантские способности, но у него самого при этом что-то окончательно перещелкнуло в голове вместе с тем, как резко "отключилась" от него окружающая эмоциональная вакханалия.
Противостояние двух мужчин отклонилось немного в сторону, но Икару не удалось выхватить пистолет у агента — он выстрелил. Вместе с хлопком раздался глухой вскрик, и впервые за всё это время кровь как хлынула откуда-то из бока и уже не остановилась. Не стало и регенерации. Но за первым уколом дальше парню будто отключило и чувство боли, а вместе с ним — и чувство самосохранения, которое стало сдавать еще раньше. Человек, наверное, рассчитывал, что мутант согнется пополам и поубавит прыти, но ошибся. Икар сумел еще раз грубо взмахнуть своими огромными чёрными крыльями, отпихиваю Сагу в сторону от того, кто подсознательно считался угрозой, нанес сильный удар и следующим, в висок, проломил оперативнику череп.
Кость отчетливо хрустнула, мужчина странно то ли пискнул, то ли хлюпнул, и мешком завалился на землю. Крылатый замер и постарался стоять ровно, но пошатнулся, что его и спасло; возле головы просвистела другая пуля, а в их направлении бежало несколько коллег павшего воина правосудия.
Воина... палача. Образы и сравнения смешались в голове в одну сюрреалистическую картинку. Парень не потерял полного контроля над крыльями, которые так и остались полноценной частью его тела и просто ослабли. Почему-то на ум сразу пришел момент, о котором он когда-то случайно узнал на командных тренировках — и выставил одно крыло перед собой, оградившись им от возможных пуль словно щитом. Оперение у крылатых мутантов не шло ни в какое сравнение по плотности и крепости в сравнении с перьями крупнейших птиц, поскольку вес им предстояло нести серьёзный. Он не знал, способно ли оно полностью остановить пули, но оперативники явно засомневались в своих силах, столкнувшись с подобной уверенностью — стрелять они не спешили из-за женщины, не смотря на то, что Сагу Икар заслонил от них собой. Заслонил собой и в отупелой бессознательности попер на угрозу, намереваясь сделать с этими людьми то же самое, что и с уже лежавшим на земле мертвецом.
Просто чтобы больше не стреляли.

Отредактировано Wanderer (12.02.2020 02:52)

+1

11

Никто не остановился, ни ей, ни Джону не попытались зачитать их права – вместо этого раздался очередной выстрел, и Сага не сразу поняла, что он наконец-то достиг цели. Она опустила вскинутые было к побелевшему лицу ладони, тряхнула взлохмаченной головой, во все глаза уставилась на Джона, впервые ничего человеческого в нём не заметив: вызверившись на стрелявшего, он оттолкнул в сторону Сагу, взбудоражил пыль и обрывки городского мусора, ударил, ударил снова. Может, ударил бы и ещё раз, но хватило – даже в никогда не смолкающем гуле Нью-Йорка ощутимо и страшно громко затрещали кости, и тряпичная марионетка в форме бессильно обвалилась на землю.
Сага всхлипнула, прикрыла ладонями рот, глубоко, суматошно вздохнула.
Над их головами задребезжал новостной дрон, его красный глаз всмотрелся в Сагу – и заинтересованно устремился дальше. В отдалившейся и словно бы пришедшей в себя толпе кто-то снимал происходящее на смартфоны – множил и множил страшный, безысходный момент чужой смерти, её отчаяния, ярости Джона.
«Нужно уходить», – вспомнила Сага, но не сдвинулась с места.
К ним, перекидываясь какими-то командами, бежали ещё трое столь же форменных, все – с оружием. Если кто и предложил крылатому парню сдаться, то явно несерьёзно и недостаточно громко – ветер, усиленный взмахами мощных крыльев, перекрывал собой всё. Ветер – и треклятое жужжание над головой.
«Они его убьют, – забилось внутри неё, – убьют легко, беспощадно, как дикое животное – или обезумевшего мутанта». Кровь у Джона так и шла – Сага видела её, чувствовала до тошноты сильный запах, комом застревавший в горле, – но его это не останавливало. Он шагал на нападавших, один, прикрытый тёмным крылом, – против троих и с оружием, готовых стрелять по живой мишени. А она бесполезно болталась у него за плечом, прикрытая вторым крылом и вооружённая одними только словами.
– Остановитесь, – снова попросила Сага, прорываясь вперёд, между Джоном и вооружённой троицей. Все законы и все поправки путались в её голове, и она отбросила их, как нечто лишнее, изжившее себя. – Остановитесь сейчас же. Хватит. Он сдаётся. Джон, пожалуйста, хватит.
Её ладонь в подобии успокаивающего жеста легла на тёмные жёсткие перья, пальцы сжались, дублируя морзянку внутренней напряжённой дрожи, охватившей Сагу. Она подняла голову – дрон вновь был над ней, всматривался в её испуганное строгое лицо алым глазом, согласно качнулся в воздухе.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

+1

12

На мгновение взор пернатого будто прояснился; он чуть было снова не оттолкнул женщину, вставшую на пути, но что-то где-то перещелкнуло и остановило. Он лишь замер со сложенными перед собой крыльями, глупо сморгнул.
- Ты.. не боишься меня? - туманно проговорил Джон, с трудом, но сумев сфокусировать взгляд на Саге, которая, как он понял еще мгновение спустя, не испугалась не то что него, но и осмелилась встать перед заряженным и нацеленным оружием. - Не ненавидишь..?
Икар так и замер, старательно всматриваясь в стоящую перед собой ту, что помогла, и помогала уже не в первый раз, но буря в груди утихать не торопилась, как не торопились возвращаться болевые ощущения от простреленного бока. Но по глазам становилось ясно, что мутант всё еще остается в состоянии своего рода транса, просто его внимание переключили с агрессии на другой острый и волнующий в данной ситуации момент. Даже спустя минуту они не стали яснее.
- Мэм, отойдите от него, - попытался воззвать к разуму один из силовиков. - Это приказ.
Джей его как не слышал; внимание зацепилось за жужжащего рядом дрона, но надолго он его не удержал. Парень оставался напряжен до предела, тем не менее, в паузе среди мешанины действий и происходящего наметилась звонкая пауза. Достаточная для того, чтобы один из крайних оперативников, стоявший чуть поодаль, медленно отдалился еще на пару метров и выстрелил еще раз. Не пулю, но очередным дротиком с сывороткой, предположив, что первый мутанта просто не до конца взял. Особенности мутации у каждого отдельно взятого из них всё же были слишком разные, мало ли, какие еще "бонусы" имелись у этого конкретного индивида.
Расчет был верен в дальней перспективе — оно могло подействовать и как убойный транквилизатор, но поначалу это вызвало лишь следующую яркую вспышку агрессии в ответ нападавшим. Пернатый вырвался и дернулся вперед так резко, что чудом не сшиб собой Сагу, но сумел выбить из рук впереди стоявшего пистолет, явно сломав тому руку. Следующий выстрел, произведенный его товарищем и уже боевым патроном, угодил в перо. Икар отшатнулся в сторону из последних сил, выворачивая перехваченную руку. Следующая пуля тоже угодила в перо крыла — только поэтому не задев стоявшую рядом женщину. Периферийным зрением Джош уловил, что боец не менял направление прицела — и готов был нажать на спусковой крючок еще раз. Этот момент слишком хорошо отпечатался из прошлой жизни, пусть даже на сей раз дуло не смотрело ему четко в лоб.
Судя по всему, на сей раз его даже не пытались убить целенаправленно, понимая, что на сыворотке и с ранением он уже долго не продержится. Лишь обезвредить, раз за него пытаются заступиться. Возможно, что и в госпожу Ландвик по итогу выстрела не попали бы. Но Икар машинально всё равно резко обернулся и перехватил женщину, обхватив руками, чтобы не дернулась в проигрышном направлении, заслонив её спиной и крыльями. И на том моменте поймал вторую пулю, на сей раз и последнюю.
Конечности самовольно начали ощутимо слабнуть, но боли он так и не ощутил в полной мере.
— ...Меня звали Джош... — негромко и дрожаще поправил знакомую парень, еще спустя мгновение провалившись в вечную тьму.

0

13

– Нет, – Сага слабо повела головой, и сама не зная, насколько сейчас врёт. – Ты не сделал ничего, чтобы я тебя боялась или ненавидела.
Теперь, после пережитой минутами ранее эмоциональной мясорубки, она чувствовала странное, нездоровое спокойствие, ледяной коркой покрывавшее её от макушки до пяток. Сага опустила руки, спрятала прикосновение в сжатом кулаке, обернулась к оперативнику – взгляд её, ровный и невыразительный, не остановил его, не сшиб с него форменной уверенности. Она хотела ему сказать, что для приказов уже поздновато, но промолчала, только посмотрела вот так, словно едва заметила его присутствие, и отвернулась.
Лёд треснул просто и быстро, момент – тихий, спокойный, – не продлился долго. У людей позади неё была определённая протоколом цель, у Джона – желание выжить. Взметнувшиеся крылья чуть не уронили её на землю, Сага только чудом устояла и ускользнула в сторону, переводя дыхание. Слишком быстро – слишком быстро действовал Джон, даже с ранением мало потерявший в силе и ловкости, слишком быстро действовали люди с оружием, выученные годами происшествий и войн. Это у Саги были только курсы самообороны – в городском фэнтези – и сомнительный жизненный опыт.
И потому она пропустила всё: в одну секунду она просто стояла и не знала, что делать, в другую – чужие руки с силой сжались поверх её тела, прокручивая Сагу, как в танце. И выстрел. Этот, вопреки всем прочим, звучал как-то совершенно иначе. И других после него не случилось.
Сага выбралась из разом ослабевшей хватки, вывернулась, посмотрела на Джона – и поняла, что это, наверно, всё. Да нет, не могло это быть всё. Она не смогла его удержать и осторожно помогла пернатому приятелю опуститься на землю. В голове всё ещё ощущалась незавидная пустота, в которой редко и гулко звенели одинокие мысли.
– Нет, – забормотала Сага и, не зная, что ещё сделать, принялась выдёргивать из его тела дротики. – Джон, Джош, не важно, ты только не умирай. Слышишь? Нельзя, не здесь, не так.
Она обнимала его лицо ладонями, складывала их поверх сердца, ловя тяжёлые и медленные удары, пыталась зажать рану в боку, но только вся перепачкалась в крови.
– Миз, вам лучше отойти. Миз?.. – её навязчиво и непримиримо потянули за плечо, но Сага вырвалась.
– Вызовите кто-нибудь скорую! – она ладонью смахнула с лица светлую прядь, заправила ту за ухо, и так и смотрела на оперативника – с размытой по щекам и волосам кровью, злая и отчаянная. – Быстрее! Он умирает, вы что, не видите?
Он не должен был умереть – даже и не здесь, даже и не так. Сага не для того его спасала, пристраивала куда-то, беспокоилась, чтобы какой-то придурок в форме вот так всё порешал – парой дротиков и пуль, выставляя это как «благое дело». Оперативник отошёл от неё, что-то тихо бормоча в рацию, а Сага вновь склонилась над Джоном – Джошем, – понятия не имея, что ещё она может сделать.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

Отредактировано Sigyn (03.03.2020 23:40)

+2

14

Не смотря на чужие прикосновения, оглушенный навалившейся палитрой ощущений парень едва улавливал копошение находившейся рядом женщины и, тем более, уже не улавливал чужих действий — выдернули дротики или нет, это ничего не дало, поскольку препарат всё-таки подействовал, лишая умирающего последних шансов на исцеление.
Если до сих пор Джошу хватало сил удерживать тяжелые крылья на весу, теперь они обмякли и повисли, будто отнялись, хотя на самом деле на них просто уже не осталось никаких сил. Просто еще две конечности с бессчетным количеством очень плотных тёмных перьев, которые некогда сожители по школе любили таскать на трофеи. Просто тогда они еще были кроваво-красные...
Сейчас же они оставались чёрными, но темная кровь беспрепятственно и щедро заливала землю под мутантом и одежду Саги, пульсируя в такт замедляющегося сердечного трепыхания. Судорожный вдох, такой же выдох; попытка вглядеться в звуки чужого голоса, но словно не замечая попыток как-либо ему помочь или что-то сделать со сложившейся ситуацией. Понял лишь, что госпожа Ландвик пыталась докричаться до окружающих, а Икар уже даже не улавливал, насколько им было не по себе с данной ситуации.
Где-то на границе сознания замаячила странная мысль.
— Эй, — негромко позвал он случайную знакомую, слыша, что она где-то рядом, а люди кругом всё же засуетились на просьбы о помощи, судя по звукам. — ...Спасибо, но не переживай... На самом деле я погиб очень давно... и уже... был мёртв... не страшно. А ты хорошая...
Перед глазами на миг вновь скользнули огненные перья.

+1

15

Люди вокруг суетились, но недостаточно быстро. Никто больше не пытался её увести, к ней не обращались – просто оставили вот так, сгорбленной и скорбящей над ещё живым человеком. Мутантом. Сага, в общем-то, особой разницы и не видела: что человеком, что мутантом – главное, что он был живым и беззлобным существом. Даже там, над толпой, она не видела в нём злонамеренности – что-то пошло не так, и он сам этого не понимал, словно словил приход от предательской печеньки с травой. Губы дрогнули в невесёлой и неуместной улыбке, между ними скользнуло что-то солёное – до Саги только теперь дошло, что она плачет.
Затих дрон над головой – то ли улетел в поисках других новостей, то ли лежал теперь где-нибудь горкой мусора, из которого уже ничего не вытянуть. Сагу это не волновало. Она пыталась остановить кровь, но в итоге только ещё больше в ней перепачкалась. К ним заспешил кто-то – тоже форменные, но с обеспокоенными лицами и какой-то техникой в руках.
– Тебе сейчас лучше молчать, – хриплым от слёз, чужим голосом обратилась она к Джону-Джошу, потрепала его по волосам.
Её отстранили, увели, поборов всякое сопротивление, и люди с медтехникой обступили пернатого парня, зашевелились стайкой стервятников. Сага хотела вырваться и защитить его, отбить то немногое, что от него сейчас осталось, но пошатнулась, с удивлением рассмотрела человека рядом с собой – женщину без возраста, с рыжими волосами и инъектором в руках. Опустила взгляд на собственную голую руку. И вновь забарахталась, но теперь её то ли удерживали, то ли поддерживали со стороны, не давая мешать чужой работе. Сага отстранённо осмотрелась: кто-то упаковал трупы в тёмные мешки, начисто лишив их былой человечности, украв её, спрятав под тёмный полиэтилен. Джона в такой же спрячут?
Да нет, он выкарабкается. Она вытащила дротик, тут были врачи или кто-то вроде того.
Он выкарабкается, и потом они за чашкой кофе с печеньем будут рассказывать Нине эту историю в их маленьком офисе, а она, конечно, примется их ругать, чтобы не показывать, что волновалась.
Кто-то над её головой спросил время, и Сага вскинула голову и чуть не уронила плед. Она не помнила, кто усадил её на порог машины скорой и кто укрыл, но это сейчас и не имело значения. Кто-то озвучил время смерти, и стервятники расступились, с постными, не выражающими ничего конкретного лицами переглянулись. Сага увидела Джона – кто-то закрыл ему глаза, и лицо его выглядело спокойным и почти безмятежным, несмотря на хаотично размётанные волосы, безвольными тряпочками повисшие крылья и заливавшую всё вокруг кровь. Его тоже готовились укрыть в чёрное, укутать и спрятать от мира, и она хотела возразить, но ни тело, ни язык сейчас не слушались, и всё, что она в итоге могла – беззвучно плакать.

Это потом были бумаги о неразглашении и прочая бюрократическая ерунда, к которой подтянулась Нина – кто-то долго и упорно расспрашивал её о родственниках (Сага запоздало сообразила, что её считают одурманенной жертвой, не сообщницей), пока она не назвала номер подруги. И потом же она долго смывала с себя кровь над крохотной раковиной и переодевалась в такой же крохотной уборной, со злостью заталкивая вещи в цветастый пакет; Нина сказала, что всё это можно будет отстирать, она знает хорошую прачечную, где никто ничего не спросит, но Сага не думала, что у неё когда-нибудь на это хватит сил. И потом, под финал дня, она усаживалась в машину Нины, пристёгивалась и поудобнее устраивалась на маленьком сиденье, а подруга смотрела на неё с тревогой во внимательном взгляде и невысказанной печалью.
– Домой? – спросила Нина, справившись с управлением, и Сага просто кивнула, не уточняя, к кому из них домой. Просто домой, подальше от этого места, от заполонивших его форменных людей, от чёрного пластика.

Но тогда был мёртвый Джон – Джош, поправила себя Сага, – и его признание, на повторе звучавшее в её голове, и нью-йоркское солнце высоко в небе, мешавшее рыжину волос с кровью, и сам город, собиравшийся стоять ещё долго, дольше того, что прожил пернатый парень, дольше того, что проживёт и она, и каждый из этих форменных муравьёв. И никому, кроме Саги, не было дела, что одна жизнь в этом городе оборвалась навсегда.
[nick]Saga Landvik[/nick][icon]https://i.gyazo.com/30c77289f4316d7830bc36c590f44b9c.jpg[/icon][sign]But I’m only human and I bleed when I fall down,
I’m only human and I crash and I break down.
[/sign][info]Сага Ландвик


Возраст: 28;
Сторона: одиночка;
Сверхсилы: решение чужих проблем.[/info]

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [23.08.16] Feathers and Fear


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC