Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [04.05.2016] Igni et ferro


[04.05.2016] Igni et ferro

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sekretmira.ru/wp-content/uploads/2013/02/56-7.jpg

Он сказал им:
"Если вы найдёте его, вы победите,
в противном случае - это равносильно смерти".
©
Amin Maalouf, "Les crosaides vues par les arabes"

Время: около двух часов дня.
Место: Австрия, Вена; императорская сокровищница Хофбургского замка.
Участники: Satana, Mandarin.
Описание: истории многих артефактов древней эпохи окутаны флёром романтической тайны, сквозь который не рассмотреть, кто же был первым владельцем и куда же воды Реки Времени унесли его потом. Однако сложно найти среди религиозных реликвий хоть одну столь же загадочную, как Копьё Судьбы, которое прошло путь из рук Финеэса и Иисуса Навина до Лонгина и императоров, пленило умы Бонапарта и Гитлера, чтобы потом вновь оказаться выставленным в Вене, вернувшись домой в 1946-ом году.
Или всё же нет? Вокруг него всегда было столько слухов, что истину, казалось бы, уже не откопать; под каждым слоем правды окажется ещё одна - та, что старше.

+1

2

Венское копье было окружено вечным ореолом тайны, с ним было связано легенд едва ли не более, чем с любой другой реликвией, и свойства ему приписывали воистину чудотворные. В ярком свете лампы, направленной на экспонат, блестели золотые накладки, скреплявшие между собой две части, разбитые неведомой силой многие столетия назад. Под ними, как знали исследователи и люди, хоть мало-мальски увлекающиеся историей, а также занятными теориями заговора и прочими интригующими направлениями человеческого гения, таилась серебряная проволока, стянувшая друг с другом наконечник и гвоздь. Страсти Господни, выставленные на обозрение, притягивали внимание, но надолго около них никто не задерживался: людей знающих отпугивала какая-то тёмная, неприятная аура реликвии, а незнающие находили её тускловатой и быстро упархивали к более броским экспонатам.
Обычно приступы долгого интереса с чьей-либо стороны предсказывали новую веху в развитии войн человечества и обещали Земле крупные неприятности, но некому было сказать об этом высокой женщине в чёрных одеждах, что стояла у витрины и пристально вглядывалась в тусклый блеск драгоценного металла. В её глазах то и дело прорывался янтарный блеск, который она замечала в отражении на стекле. Впрочем, она не была частью реального мира, чтобы случайно, без своего желания повлиять на него, а потому и опасаться вселенной было нечего.
По крайней мере, пока.

Сатана улыбнулась своему двойнику и медленно поправила пепельную прядку волос. Она не знала, что заставило её сменить облик; это было какое-то сиюминутное желание сегодняшним утром, когда она подошла к зеркалу в ванной комнате гостиницы и коснулась аккуратной чёрной рамы кончиками пальцев. Захотелось. Пожалуй. Хорошее слово, к которому дьяволице с её вечным обезличиванием, привычной сливаться с реальностью и лишь повторять голос бездны, а не собственных мыслей, было никогда не привыкнуть.
Она снова перевела внимательный взгляд на артефакт.

Неделю назад она вложила под ошейник Выходца записку и отправила его тропами, которые знал только фамильяр, к человеку, который рискнул собственной вечностью, чтобы принести ей присягу верности. Тёмная Венера высоко ценила преданность, ибо в аду товар это был отчаянно неходовой, а потому почти легендарный; ей не было нужды забирать у своего рыцаря душу или делать его рабом - сам того не ведая, из всех мужчин, что могли встретиться ей, Мандарин теперь был в наибольшей безопасности. Она не трогала тех, кто пришёл к ней, приняв единожды ищущих странников в объятия темноты.
Переменчивая во многом, точно беспутные морские глубины, в этом королева была на редкость постоянной.
Хеллстром ничего не писала о том, зачем ей понадобился Хан, но ему и не нужно было знать этого; в конце концов, от этого не менялась необходимость откликаться на её зов. И поэтому сейчас суккуб просто ждала, когда пробьёт одиннадцать часов - время, на которое она назначила встречу в своей записке, быстро начёрканной стремительной тонкой рукой. Она ждала у Копья Судьбы для того, чтобы перекраивать чужую судьбу.
В этом было что-то, пожалуй, особенно символичное.[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

3

После последнего своего открытого выпада Мандарин скрылся в траве небоскребов и мировых путеводных нитей, словно затаившаяся для следующего прицельного броска змея. Он не торопился, не спешил, поскольку всегда, во все времена самым худшим наказанием для людей было ожидание неизвестности. Либо ожидание нападения или следующей каверзы от их злейшего врага, которых все никак не происходило. Подобно некоторым великим полководцам, Хан однозначно решил для себя одно — на сей раз он дождется того момента, когда Мстители ослабят бдительность. Забудут про него. Отвлекутся на что-то иное. И тогда... и вот тогда, вероятно, уже действительно прольется кровь, и эта кровь будет не его.
Однако иногда планы приходилось корректировать: посланника Сантаны, имени которого он до сих пор не знал, было ни с кем не спутать, и исполинскому черному коту не нужно было даже подставлять шею, чтобы записка была замечена и найдена. Не сказать, чтобы он был удивлен этому — в конце концов, рано или поздно это должно было случиться и рано или поздно его бы позвали, это было лишь неопределенным вопросом времени. Дьяволица даже на удивление удачно разложила карты, поскольку у него таким образом тоже оставалось время... нет, не билеты на самолет до Европы застолбить, а временно забрать от Мстителей подосланного им Лжеца. Что-то внутри подсказывало ему, что его подопечные потребуются ему в полном комплекте. Да и дракону явно нужен был перерыв с его "каникул" вдали от своего вместилища, в конце концов, он отсутствовал уже больше месяца.

Место встречи его в определенной мере заинтересовало, поскольку, а... что еще могла забыть она там? Вряд ли записывалась на экскурсию, да и в целом вряд ли её волновали такие вещи, как простые рукотворные объекты старины, не несущие за собой какой-то более конкретной подоплеки, значит, тут было что-то еще. Этим размышлениям мужчина предался уже намного ближе ко времени самой встречи, поскольку не хотел омрачнять, туманить или, напротив, излишне будоражить воображение вопросом, на который раньше ответа всё равно не получит. За полчаса же до встречи мужчина решил немного пройтись, дабы освежить в памяти окрестности. Как ни забавно, высокий китаец в тёмном же плаще не особо бросался в глаза, пусть и вызывал у более глазастых прохожих некоторое недоумение и любопытство. Странно, что Старки не объявили его в розыск; теперь, когда все были официально живы. Однако осмотр улиц завёл мужчину туда, где его, кажется, меньше всего ожидали увидеть, а там прост мелькнула нотка веселья: в конце концов, Королева неоднократно выдавала, что в ней остались некоторые человеческие особенности и интерес в том числе к самым типичным вещам. Это было странно, тем не менее, это был факт. Иногда она была человечной.
Наверняка она почувствовала его приближение, стоило только ему переступить порог просторного зала, миновав все прочие преграды так, словно и не было их вовсе. Мандарин неспешным шагом подошел к Сатане, оглядываясь вокруг: вокруг было много интересного, такого, что раньше вынудило бы его захотеть ограбить это место, но все прочие находившиеся здесь безделушки явно были ценностью скорее для историка, нежели кого-либо еще. Или... нет?
Сменный облик огненно-рыжей особы царских кровей его, надо сказать, удивил: часто они не виделись, но другой Сатану видеть было непривычно. И тень чёрного кота бродила где-то рядом.
— Серебро тебе к лицу, хоть и смотрится не так ярко, — беззаботно хмыкнул мужчина, протянув княжне небольшую обувную коробку известного бренда с шоколадкой сверху. Смешно, наверное, но мало ли, какие у неё девичьи слабости, а в нем всё-таки порой еще просыпалось нечто человеческое. — Презент в знак первой за долгое время встречи. Впрочем, под новый цвет волос даже отлично пойдет.
Хан еще раз усмехнулся и перевел взгляд на находившийся перед ними экспонат, в который он всмотрелся примерно столь же внимательно и пристально.
— Надо сказать, ты выбрала самое подходящее место встречи для историка, — заметил он.

Отредактировано Mandarin (15.08.2017 02:05)

+3

4

Хана княжна встретила улыбкой. Она знала, что он здесь, ещё только тогда, когда мужчина переступил через порог дворца, всеобъемлющая в своём знании мира вокруг, что общался с ней словами, но - самой сутью. Так глубоко преисподняя вплеталась в жизнь смертных многих, многих миров, что душа её, не принадлежа ни одной реальности, одновременно понемногу принадлежала всем.
Достаточно для того, чтобы слышать их шёпот.
За туфли ведьма поблагодарила его искренне, и лёгкий её серебристый смех разлетелся по залу; о, конечно, как и всякая женщина, знающая толк в моде, она нежно любила Manolo Blahnik. Для существа, что могло из космической пустоты создавать миры, а из звёздной пыли строить реальности, такие слабости казались порой странными; но всё же она не зря смешала в себе земное и сакральное. И она обует их, несомненно, но только не здесь, а чуть позже, когда Хофбург распрощается со своими гостями.
- Учитывая то, как тесно порой сплетались истории реальных миров и моего дома, все мы немного историки, все мы видели, как эпохи сменяют друг друга, - задумчиво произнесла девушка, - на осколках империй вырастают небоскрёбы, на осколках небоскрёбов - новые империи. Циклы человеческой цивилизации воистину бесконечны, однако речь сегодня, пожалуй, не о ней.

Некоторое время суккуб молчала, глядя на то, как молоденькая, лет двадцати, женщина ловит расшалившегося ребёнка и строго что-то ему выговаривает, потом качнула головой и вновь перевела тяжёлый, ищущий взор на артефакт. В стеклянной витрине отражалось её бледное остроскулое лицо, оттенённое тёмными полными губами с таким резким, страстным изгибом.
Удивительно; насколько роскошной казалась эта женщина чуть издали, настолько же пугающей и неживой, точно кукла, фарфоровая статуэтка она была рядом. Её красота, совершенная настолько, что даже некоторые богини любви презрительно фыркали в сторону наследницы дьявола, не грела; она была столь же льдистой и холодной, как снежные шапки альпийских гор. Не для жизни была эта прелестница, не для наслаждения ею; посмертие притаилось в её шагах и в её угольной тени.
Но сама Хеллстром словно бы и не замечала этого, не обращала внимания на тяжесть своих бесшумных шагов, и только улыбка её всегда казалась немного нездешней.
Подняв руку, дьяволица указала на экспонат, в чьих золотых накладках запутывался электрический свет яркой подсветки.
- Венское копьё, - Сатана посмаковала это имя на языке несколько мгновений, прежде чем произнести его вслух, потом усмехнулась, прищурившись, точно кошка, выглянувшая из темноты, - одно из четырёх, что претендует на имя Копья Судьбы. Свело с ума Оттона I, Барбароссу, Карла IV… Бонапарта… Гитлера. С Гитлером всё было особенно сложно; поговаривают, что после встречи с этим артефактом Адольф окончательно распрощался с сознанием и из депрессии перешёл в состояние маниакального психоза. На тот момент, когда фюрер вывозил копьё в Германию, я - вернее, Россана Колелла, которой я тогда была, - уже служила в Аненербе, и это была крайне увлекательная история. Черчилль говорил всё правильно, после того, как Гитлер добрался до артефакта, он развязал войну… Он свято верил, что копьё поможет ему сплести для мира новую судьбу. Как и всякий отчаявшийся человек, он склонен был возлагать необоснованные надежды на вещи, которые вряд ли смогут их оправдать.
Она подошла ближе, остановившись у самой обтянутой бархатом цепочки, которая мешала подойти к витрине вплотную. Длинные пепельные волосы, спускавшиеся Венере почти до колен, казались отлитыми из металла, и странно было понимать, что они не позванивают, касаясь предметов вокруг.
В глазах дочери ада сияло пламя.
- Венское копьё - не подлинное. Впрочем, это и без меня давно не новость. Один исследователь… Как же его… Фезер? Да, точно, Фезер, ещё лет десять назад подтвердил флуоресцентным анализом, что наконечник выкован в седьмом веке этой эры, и убить им Сына Божьего было бы затруднительно. Лонгин при всех своих богатых душевных качествах был всего лишь римским легионером и не умел ходить сквозь времена. Оно не подделка, оно всего лишь… Не Копьё Судьбы. Оно слишком молодо для того, чтобы им быть. Однако же в 38-ом году, когда копьё после заявления Гитлером прав на него, как на один из атрибутов власти, увозили из Вены, оно было подлинным… И привезли его так же подлинным. След Копья потерялся где-то позже, за год до окончания Второй Мировой, и теперь легендарность его с каждым годом всё растёт.
Повернув голову, девушка остро взглянула на какого-то фотографа, пытавшегося обойти её и снять артефакт; точно почуяв что-то неладное, турист вжал голову в плечи и торопливо испарился не только от стойки, но и вообще из зала. Пахнуло холодом, запахом железа, смешанного с инеем, и вокруг двух посетителей внезапно не осталось никого. Дитя дракона не желала, чтобы сейчас их слышали; не для ушей смертных был этот разговор.

- История вновь замкнулась, Копью пришло время появится в реальном мире, даже если оно само того не хочет, - тут княжна тьмы как-то коротко, резковато улыбнулась, - а оно, скорее всего, и не хочет, упокоившись где-то вдалеке от всех глаз и чужих рук… Нет, теперь ему даже не нужно менять судьбу всего мира. Скажи мне, о рыцарь мой, как давно ты не гулял по чёрным европейским коллекционерам?[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

5

Такие странности у правительницы Ада действительно казались "почти простому смертному" весьма странными; честно говоря, он не особенно пытался найти на эту особу какую-либо конкретную информацию, однако еще во время одной из прошлых встреч предположил, что, вероятно, когда-то она была больше человеком, чем та особа, которую он видел перед собой сейчас. Это было всего лишь предположение, тем не менее, в ней явно оставалось достаточно много от самой обычной земной женщины с самыми мирскими слабостями и пристрастиями... если таковыми можно было назвать тусовки в бдсм-клубах, конечно. Что, с другой стороны, вполне гармонировало с понятием "демонесса". Или, в общем-то, всё та же суккуб. Странные и в то же время забавные противоречия, но в продолжительный обморок явно упали бы его враги, застав за самой обычной прогулкой с поворотами в бутики — настолько одно не вязалось с другим. А ведь он тоже иногда еще был человеком, и, когда сумрак сознания отступал, в нем тоже еще можно было отметить нечто отдаленно человеческое. Пожалуй, и в этом они в определенной мере были похожи — возможно, кроме тени безумия это была еще одна причина, почему он, в отличие от тех же окружающих, изначально не особо-то шарахался со Звезды. Однако философствовать на эту тему можно было бесконечно, потому госпожа вскоре оборвала отведенную на внутренние размышления паузу.
— Как по мне, если и не о ней, то очень близко к ней, — мужчина прищурился, разглядывая именитый артефакт, который он некогда тоже рассматривал... для себя, но в итоге не счел для себя полезным, как и не посчитал угрохать в поиски столько времени. Ранее он тоже пришел к выводу, что это оружие — скорее всего не то копье, которое некоторые так жаждали заполучить, понимая или додумывая для себя то, на что оно могло быть способно. Мужчина не перебивал краткий рассказ женщины, которая частично высказала часть и его измышлений на эту тему; тем не менее, ему показался забавным тот высказанный факт, что в этом историческом эпизоде она крутилась рядом сама. Видимо, там было достаточно для этого весело? Он не особо углублялся в историю второй мировой и тем более нацистской Германии, однако с такого ракурса это была даже крайне интригующая тема. Еще более интересным был заданный ему вопрос, потому как с его стороны он порождал еще десяток-другой вопросов в ответ.
— По коллекционерам именно древностей — около десяти лет, — задумчиво поглаживая аккуратную бородку, произнёс Мандарин, всё еще хмуро глядя на Венское копье, но не то. Даже не обратив внимания на то, как из зала резко все разбежались (пожалуй, люди разбежались бы не то что от влияния, а просто узнав, кто тут стоял). В общем-то он быстро понял, к чему клонила демонесса. — Последние годы перед забытьем я больше интересовался другого рода чёрными рынками, а последний артефакт необычного происхождения, который попадал ко мне — это была Сфера Тьмы, которую те драконы умудрились притащить с собой на землю. Но додумались хорошо спрятать перед тем, как разбрестись по Китаю. Но, на самом деле, это не такая большая проблема — они были живы и будут жить везде. Во Франции, в Германии, в Болгарии и здесь же, в Австрии; в Гонконге, на Окинаве... на них можно и сейчас выйти, особенно если зная, куда идти. Вопрос заключается в том, в каком направлении ведут ниточки в данном случае — таких коллекционеров во всём мире достаточно много, как и путей, по которым оно могло исчезнуть. Впрочем, справки можно попробовать навести и без конкретных зацепок. Слишком приметная... вещь.

+2

6

Некоторое время прелестнейшая из женщин земных стояла молча, не реагируя ни на что вокруг, и даже, кажется, забыв про своего собеседника. Лицо её заострилось, стало отрешённым, пустым; она что-то искала, вычитывая в мире вокруг тонкую вязь прошлых историй, до которых нельзя было дотянуться никаким иным способом. Вдруг она подалась вперёд, ближе к витрине, и протянула руку - узкая ладонь демона прошла сквозь стекло, не встретив никакого сопротивления, и нежные чуткие пальцы прошлись по золотой накладке.
Оружие ответило ей едва слышным звоном, который был подобен колоколу в старой церкви где-то невероятно далеко.
- Requiescat in pace*, - шепнула дочь ада ему, точно старому другу, а потом, отступив, сделала Хану приглашающий жест за собой. - Здесь мы ничего более не увидим. Здесь в буфете относительно сносный кофе, думаю, нам не помешает к нему причаститься.
И она отступила от витрины, развернулась, взметнув дымчато-серые волосы, точно зимний снег, и стремительно зашагала прочь.
По дороге, негромко, но отчётливо, она продолжала рассказывать рыцарю о том, с чем же он связался на самом деле. Возможно, где-то в этом месте у Мандарина появлялась отличная возможность начинать спрашивать себя, а было ли оно ему вообще надо.
- Если говорить о самой вещи, то она, как и все прочие артефакты эпохи Христа, обладает собственным норовом, причём не самым покладистым. Тем больше всегда было моё удивление от того, что Копьё позволило фюреру забрать себя из Вены; может быть, в этом на самом деле был какой-то особый план, не доступный нам всем с нашей точки зрения. Я не думаю, что оно действительно признало когда-то Гитлера хозяином; Адольф был не особо ему полезен, несмотря даже на все эти амбиции по захвату власти. Дело там немного в другом… Хм. Постараюсь объяснить. У артефактов моего мира, принадлежащих сакральному более, чем мирскому, есть одна особенность: и они, и даже мы сами созданы для чего-то. Крупные вехи их истории, заметные из нашего времени на полотне прошлого, лишь отвлекают от попытки понять главное; но у всех нас есть цель. И, как правило, каждое явление артефакта приводит его ближе и ближе к цели, чтобы, когда придёт время, исполнить своё предназначение. Бессмысленно думать, что предназначение Копья Судьбы было лишь в том, чтобы убить моего старшего светлейшего брата… Иначе бы после этого оно исчезло. Но оно осталось здесь, и оно продолжает чего-то ждать. Возможно, и веха, в которой его вижу я, не последняя, однако похоже, что всё же именно к этому вёл его мир.

В буфете было немало людей, однако княжна ловко проскользнула к столику в дальнем углу, прихватив с собой пару порций кофе в картонных стаканчиках. Конечно, это был не "Старбакс", но пить его было можно. И в целом жизнь не казалась такой отвратительной штукой, если можно было пригубить горячий приятный напиток - несмотря на то, что для дьяволицы кофеин был совершенно бесполезен, она с удовольствием наслаждалась самим процессом.
- Как известно, архив Аненербе был практически полностью уничтожен, и если что и уцелело, то для нас оно бесполезно в принципе - полезных сведений там не осталось. У меня есть немного другое предположение… Вот.
Изящным, даже грациозным жестом девушка с лёгкостью выдрала из воздуха папку и протянула собеседнику. Потрёпанная, картонная, с двумя изрядно перетёртыми шнурами завязок, она была явно очень старой, и шрифт, которым были написаны резкие немецкие слова, принадлежал печатным машинкам прошлого века. На развороте, к правой странице, был прикреплён портрет: светловолосый мужчина с хищным разрезом рта и резким, скульптурным подбородком, одетый в военную форму WWII со знаками различия СС. Даты, видневшиеся на бумаге, сообщали о 1932-ом году, но большой части бумаг, видимо, не хватало.
Впрочем, даже те куски личного дела, которые Хеллстром удалось достать, ценились на вес золота.
- Конрад Бух, штандартенфюрер СС. Появился за несколько дней до аншлюса в Вене с поручением от Гитлера не дать австрийцам спрятать Копьё. Доподлинная история этого неизвестна, но в дальнейшем дело Буха было просто уничтожено, а следы его скрыты. Учитывая постоянно тогда растущую паранойю фюрера, я склонна считать, что Буха он принимал самостоятельно и никогда не оставлял никаких письменных следов, чтобы никто, кроме него самого, не был в курсе о том, где хранится Копьё сейчас. И так же у меня есть предположение, что Бух занимался перевозкой Копья и после его прибытия в нацистскую Германию, потому что за последние сто лет это был единственный человек, которого артефакт сподобился признать хранителем. Куда он исчез потом - мне неведомо, он не умирал, но, похоже, и не жив более. Возможно, его душу поглотило само Копьё. Прежде всего следует искать именно его, Буха, следы, они и могут вывести к тайному хранилищу. Я практически уверена, что Копьё не утеряно, ибо свою роль оно всё ещё не исполнило. Ему некуда было уходить.


* Да покойся с миром (лат.) - цитата из католической заупокойной службы.[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

7

Хан внимательно наблюдал за действиями собеседницы, всё так же поглаживая ухоженную бородку и думая о своем. Нет, даже предполагая, что она может ему сказать и поведать, и даже потом услышав её пояснения, мужчина не задавался вопросами о том, зачем ему это было надо — в конце концов, ранее он сам прекрасно осознавал, на что соглашается, и теперь, когда это требовалось, у них был один путь на двоих. Потребуется — он последует по этому пути, не став разворачиваться. Он вообще никогда не оборачивался, так что сейчас это было странной темой для раздумий и сомнений. К тому же, нельзя было сказать, что ему было неинтересно это всё, учитывая, что вопрос подобных штуковин никогда не был для него чем-то из ряда вон выходящим. Другое дело, что не все из них он считал нужными конкретно себе и своим целям, а сейчас задумался уже о том, что, вероятно, историю конкретно Копья и его предназначения в этом мире он сам перекопал недостаточно тщательно в свое время, отбросив еще вначале исследований. Видимо, зря.
Проследовав за суккубом и переняв от неё вежливый стаканчик кофе, Мандарин же указал на свободный столик и жестом пригласил присесть. В буфетах подобных мест народ поодиночке нечасто ходит, вряд ли кто-то будет так уж сильно заострять на них внимание. Или на том, что они говорят. Впрочем, если Сатана могла просто магическим фоном оградить их от прочего мира, то этот фокус легко мог реализовать и Мандарин с помощью колец.
— На самом деле... насколько мне известно, артефакты, существующие с конкретной целью до её выполнения, не редкость и без прямой связи с потусторонним, — задумчиво изрек мужчина в чёрном костюме, столь же задумчиво болтая в стаканчике кофе и глядя на него. — Я бы даже сказал — и мне таких подворачивалась масса. Большая их часть, разумеется, безделушки, цель которых — раз или два реализовать тот или иной эффект, после чего они рассыпаются в пыль. Это всё детские игрушки. А вот что касается предметов гораздо более высокого уровня и назначения... С этим уже всё гораздо сложнее. Много нюансов, которые зачастую заключаются в цели их существования. На фоне этого — в чем тогда заключается реальная сила и цель существования данного Копья? Если это тебе, конечно, известно, на фоне всех слухов и достоверных историй, которые так или иначе закручиваются вокруг него даже тогда, когда оно считается, что потеряно.
Мужчина с интересом взял и просмотрел врученную ему папочку, вернее, то, что от неё осталось. Кофе злодей-историк честно отхлебнул и отставил в сторонку, чтобы не пролить на документы (вряд ли, конечно, Тана не могла избавить их от пятен, но тем не менее), ибо в целом документ действительно был ценен. Тем, что был в состоянии задать более конкретные направления, однако тот комментарий, что человек, которого она заприметила как маяк, сейчас ни жив, ни мёртв, Мандарина всё-таки смутил. Он и по себе знал, что такое более чем реально, однако слышать подобные откровения от той, кто владела самими жизнями попавших в её царство людей, а то и людей за его пределами, было определенно не по себе. Даже не от страха или испуга. Просто неуютно осознавать, что у него на пути вновь замаячила штуковина, способная просто тебя стереть. Нечто подобное можно было сказать и про Сферу — ему тогда просто повезло остаться в мире, не более.
— Конрад Бух, — про себя, но вслух повторил Хан, напрягая память. — Не слышал ранее этого имени, впрочем, в данном случае оно не особо удивительно, на самом-то деле. Есть еще вероятность, что в случае всей параноидальной секретности оно ненастоящее,  но всё равно задает отправную точку поискам. Мне надо немного порыться у себя, чтобы прикинуть, какими путями в то время оно могло уплыть и куда. В те годы я уже не был мальчишкой и кое-какие данные собирал, однако задачка весёлая — проследить путь вещи за около-семьдесят лет или что-то вроде того, с поправкой на то, что вещь сама не хочет быть обнаруженной. Таким образом оно может быть где угодно, если по мере раскопок отпадут несколько мест, которые, как я сейчас предположить могу, стоит проверить первым делом, — Хан усмехнулся и вернулся к отставленному в сторонку кофе, однако в антрацитовых глазах сверкнул азарт. Задача действительно была непростая, однако интересная. Если учесть, что в последнее время он только и делал, что ждал у моря погоды и случая — это была чудесная разминка. И лекарство от скуки. Возможно, что для обоих. — Если не секрет, для чего оно тебе? И если я, конечно, задаю не излишне много вопросов.

Отредактировано Mandarin (28.08.2017 01:40)

+2

8

Медленно облизнув кровавые губы, на бледном лице казавшиеся особенно яркими, девушка кивнула, остро глянув на своего собеседника. Очень, очень давно она сидела так просто среди людей, обсуждая, казалось бы, всего лишь древние головоломки, легенды, истины в которых было - с ячменное зерно. Разве мог кто-то из посетителей музея предположить, даже на миг, даже будучи и впрямь человеком глубоко верующим, что с ними рядом, за соседним столиком, сидит воплощение ада всего?
Даже Мандарин, изрядно попортивший крови героям, мерк по сравнению с заслугами дочери дьявола.
А ей просто нравился нынешний день, и она наслаждалась им, как умела, отложив на время тёмные мысли и не менее тёмные дела. Для бессмертных хлебнуть человеческой реальности - тоже в диковинку, как для простого человека - причаститься к волшебству.
- Конечно, каждую вещь делают для чего-то. Отличие здесь в том, что артефакт, сотворённый с определённой целью, однозначен: так топор кузнец создаёт для того, чтобы валить дерево, а меч - чтобы убивать. Однако же те, что подобны Копью или Граалю… Таинство их в том, что никто из создателей не знает, для чего мироздание призвало их к творению. Копьё покинуло своего кузнеца, покинуло первых своих владельцев, покинуло и тех, у кого было прежде, и каждое из его явлений было нужно вселенной, чтобы преодолеть ещё один шаг по бесконечной лестнице… Ведущей куда - не ведомо до конца даже мне. Я вижу будущее, но я вижу, что будущее не едино. Взмах крыла бабочки рождает торнадо - так и здесь.

Она выслушала Хана, не перебивая, только слегка покачивая идеальной ногой, закинутую на другую, такую же идеальную. Если бы не мужчина, сидевший напротив, вокруг дьяволицы уже наверняка скопилась бы толпа желающих познакомиться, чем её и радовали всегда, и раздражали.
- К марту 45-ого года численность СС составляла около 830 тысяч человек, - пожала плечами девушка, - даже я не помню их всех, так что неудивительно, что тебе не приходилось его слышать. Подлинное, неподлинное… Да чёрт его, в общем-то, знает; под именем Конрада Буха этот человек прибывал в Вену; на тот момент у фюрера ещё не обострилась паранойя до тех масштабов, коими он мог похвастаться спустя три года. Делай, что будет нужно; в деньгах у меня стеснения нет, однако я никого не знаю из тех, кто занимается подобными вещами.
Тёмная Венера крутанула в пальцах тонкую пластиковую палочку, которой предполагалось размешивать сахар.

Мимо прошли несколько человек, возвращавшихся в музей после своей передышки, но княжна не обратила на них никакого внимания; их диалог сейчас подбирался к самому интересному - к тому, за что любой историк отдал бы душу и ещё руку на выбор. Бремя хранителя вселенских секретов имеет свои преимущества, пусть и неявные.
- Мера допустимости вопросов - предмет многих философских споров, однако суть не в нём, а в том же, что не все ответы люди готовы будут услышать, - негромко произнесла леди Воланд, и глаза её блеснули мертвенным зелёным огнём. Предостережение или же просто дань традиции; как кошка, она всегда была себе на уме, и до конца понять ведьму не мог и её собственный отец. - Даже мне не открыты все тайны вселенной, хоть я и была создана с целью поддерживать равновесие в ней. Копьё Судьбы - вещь много более древняя, чем то, о чём знают люди. Оно появилось за много тысячелетий до того, как сын Его принёс сюда правду, которую мог открыть; говорят, что им владел ещё Иисус Навин, бравший с Копьём в руке Иерихон. Однако никто не знает, откуда оно пришло… Не знает никто из людей. Копьё Судьбы связало между собой два совершенно разных мира, ибо сотворено было языческим богом и долгие годы носило имя Кродерг, живя в кельтских племенах и среди них собирая кровавую жатву. Затем оно перешло в руки норманнов, а после с неизвестными мне героями попало на юг, где и начался новый виток его истории. Впитав кровь светлейшего брата моего, оно навсегда перестало принадлежать язычникам, но так и не стало принадлежать до конца силам, что подобны мне. Насколько мне ведомо, это единственный артефакт, обладающий подобным свойством - ждущий того, кто так же принадлежит двум мирам, и кому иным путём не помочь.
Она допила кофе и отставила картонный стаканчик, на котором улыбался смайлик. Безмятежное, красивое лицо суккуба казалось по-прежнему удивительно спокойным, точно бы не она секунду назад говорила о вещах, способных уничтожить обозримую реальность. Не зная её и не умея заглянуть внутрь прозрачного малахитового взора, можно было легко уверовать в то, что на самом деле всё происходящее вокруг для Хеллстром не более, чем игра, которой она убивает скуку.[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

9

Комизм данной ситуации, пожалуй, заключался в том, что Хану, за последние десятилетия погрязшему во мраке, тоже было в диковинку просто сидеть в кафе, пить кофе и по-простому просто что-то обсуждать — с тем, кто прекрасно знает, кем ты являешься, но ей плевать на это. Как, в общем-то, и ему было плевать на то, что перед ним сидит владыка Ада.
Забавно. Известный на весь мир преступник-психопат прилюдно сидит с Сатаной в кафе, обсуждает исторические и около-мистические темы, спокойно, без суеты потягивая кофе и никуда не торопясь. И не понять — то ли это он вышел на новый уровень, то ли где-то что-то пошло не так.
Поскольку, даже учитывая их договор, нельзя было сказать, что он осел тут по принуждению. Слушал он демонессу со всем вниманием гончей, которая по малейшим намекам на след готова была на него выйти, и дело было даже не в том, что она поделилась тайными, за которыми многие действительно были готовы идти по головам — в определенной мере её слова его и несколько озадачили, потому как их маленькая экспедиция в дребеня чёрных рынков, судя по всему, могла привести к внезапным и в какой-то мере забавным последствиям.
— Ждущий того, кто не принадлежит двум мирам, говоришь? — задумчиво повторил мужчина, слепо повертев полупустой стаканчик в руке. По идее, они с демонессой обе подходили под это понятие; она по очевидным причинам, он — элементарно потому, что уже был мёртв. Его просто отпустили, вопреки правилам и законам. Про его драконов, которые в этот мир проецировались призраками, говорить и вовсе было нечего. Возможно, неозвученное не то утверждение, не то вопрос Сатана могла прочитать и во взгляде, но в конечном итоге он сам предпочел не делать преждевременных выводов. — Настоящее или поддельное — в человеческом мире это может играть значительную роль, поскольку таким образом при должном усердии довольно просто скрыть все концы в воду, особенно если речь касается событий, происходивших больше полувека назад. Если исходить из тех вариантов, которыми на данный момент, навскидку, располагаю я, то предварительно лучше сначала проверить, актуальна ли еще эта информация.
Китаец еще некоторые мгновения повертел остывающий кофе в руке, допил, прикидывая в уме эти самые варианты, и частично отзеркалил жест собеседницы, поставив пустой стаканчик на стол. Правда, не заостряя внимания на таких человеческих глупостях, как страшные, но вовсе не милые рожицы на картоне. Сам он со стороны мог напомнить просто деловую акулу, если бы его не выдавал взгляд, переставший быть человеческим с началом новой жизни.
— Дайте мне сутки, госпожа.

Должно быть, если не у посетителей, то у заведующих музеем от двух странных гостей осадочек всё-таки остался, но в течение следующего дня Мандарин мыслями редко возвращался к тому месту, разве что воскрешал в памяти некоторые слова и объяснения демоницы. Некоторое время ушло на то, чтобы поднять старые источники и связи — на самом деле, кто-то мог бы просить за такую работу недели и даже месяцы, но Мандарин просто изначально знал, где искать. Выходил на эти сети ранее, когда искал другие рынки. А с Лжецом выкапывать информацию из людских умов и сердец было в разы быстрее, не говоря уж о том, что с помощью данных ему сил незаметно и молча пролезать в некоторые закрытые архивы.
Выпендриться аналогичным образом и послать Тане дракона с вестью о встрече он не мог, тем не менее, не сомневался в том, что она услышит его, когда он это самое место назовет.
Прага, восемь вечера перед Собором Святого Вита. Это могло бы показаться символичным, особенно с учетом того, что некоторые до сих пор считали, что, помимо известных достояний там есть и скрытые сокровищницы, однако Мандарин остановился на этом не из-за собора и его местячковых легенд. Историческое достояние готической архитектуры, пожалуй, можно было назвать хорошим ориентиром.
Приветственно чуть склонив голову появившейся словно из неоткуда знакомой, мужчина обернулся было к достопримечательности со шпилями, но кивнул в другом направлении.
— Возможно, что затерялось оно не настолько далеко и безнадежно, как можно было бы предположить, — заговорил китаец после некоторой паузы, в итоге пришедший к выводу, что ориентироваться здесь будет проще на ходу. — Сообщества теневых коллекционеров и с ними же — организаторов аукционов краденых либо найденных и незаявленных древностей живо и процветает по сей день. Известных мне людей можно найти на окраине города, если захочется переговорить с ними лично, так же в Вольфсбурге, Тулузе и Лиссабоне — если говорить о крупных европейских сообществах соседних стран. Так же в Австрийском Граце, но в виду венских откровений я пока отмел этот вариант. Как отмел и историю про орден рыцарей Гиммлера и другое из того, что на слуху у людей — уверен, что эти варианты ты могла проверить и сама еще до того, как привлекла меня. Как и Армянское и Ватиканское орудие, находящиеся на виду, еще одну явную копию я в расчет не беру. Если пройтись по тому времени и прикинуть предполагаемые возможные маршруты, то за эти годы в архивах числятся еще три условно подходящих под описания орудия, одно из которых было признано на редкость искусной современной подделкой. Другое в настоящий момент уплыло в Польшу, и эти люди никогда им не владели, просто на слуху приглядывались до тех пор, пока окончательно не потеряли след еще лет тридцать назад. Еще одно схожее по временной оценке копье, бродившее по рукам или отметившееся в этих регионах и промежутках, находится здесь, под присмотром частного коллекционера из этого же сообщества. Вероятно, не совсем обычного, потому что по слухам он едва ли не старше меня. И есть резон предполагать, что в его распоряжении находятся и действующие артефакты, в том числе приобретенные незаконно, как и некоторые известные творения искусства, в народе считающиеся потерянными. Потому возникла мысль начать с него. По крайней мере, пока.
Мандарин немного помолчал, глядя на освещенный город.
— Другая зацепка — названное имя. Если побродить по архивам не личных досье, но общих региональных регистрационных архивов перемещений и прочего, которые сохранились до наших дней, то это имя встречается не раз и за пределами Германии, перекочевавшее при этом из Германии. В самой Германии, подходящее по времени и датам, оно в последний раз встречается в 46-ом. Так же в те годы отмечается много "личностей", кто, по оценкам тех же уже современных исследователей, возникли путем намеренных фальсификаций. Об этих людях неизвестно ничего, кроме имен и некоторых дат их перемещений. Вполне резонно предположить, что часть были либо умелыми беженцами, либо засланными людьми. Тем не менее, одно из них, не имеющее под собой реальной истории, но имеющее близкую дату появления, исчезло в Варшаве — примерно в том же направлении, которое отслеживали знакомые мне охотники за сокровищами и реликтами. И уже там растворяется в нигде.

+3

10

Конечно же, Мандарин был прав. Хеллстром давно изучила все источники, которые вообще могли попасть к ней в руки, и каждый наконечник, который пытались объявить тем самым Копьём, которое она искала, почувствовал на себе нежное, отдающее розами и пеплом дыхание дьяволицы. Это были артефакты древнего мира, это были подделки, пусть и высочайшего качества; но это было не то, что Тёмной Венере требовалось найти.
Поэтому она слушала мужчину внимательно, убрав тонкие ладони в карманы и бесшумно идя рядом с ним. Её лёгкие, узкие стопы, опускавшиеся в тень, не издавали ни малейшего шороха, да и сама она, состоявшая из странных, глубоких и почти нереальных цветов, из чёрного и серого, как сталь, из бледной кожи и алых губ, казалась видением, сном, но никак не живой женщиной. Слишком совершенной - и вместе с тем опасной, точно болото, - казалась её инфернальная красота.
Проходившие мимо мужчины, глянувшие было на неё, спустя секунду испуганно отводили взгляд, как будто почувствовав когти, сжимавшиеся на их душах, но сейчас адской наместнице не было никакого дела до охоты на смертных. Её томила совсем другая тайна, и ни для чего иного в душе её не находилось места.
- Страна Варшавского договора, - задумчиво протянула королева, - столько стран… Столько военнослужащих… Что ж, признаю честно, у меня всегда были подозрения, что это всё не было только результатом очень искусной политики; а вот на влияние могущественного артефакта сакрального мира - да, уже похоже больше. Кроме того, меня всегда смущал интерес товарища Сталина, который он проявлял к Восточной Европе последние годы жизни; поговаривают, что он состоял в родстве с моей стороной бытия, уж больно странными для человека были некоторые из его поступков. Я верю, что Копье могло оказаться здесь, причём неважно, с какими целями, верю и в то, что сам Бух мог оказаться таким же советским шпионом, как Зорге. Тогда было очень странное время, в которое судьбы запутывались в морские узлы, и многие из них невозможно распутать до сих пор. Самое страшное, что может нам грозить - это то, что Копьё после исчезло на территории пост-Советского Союза, потому что на тех огромнейших землях слишком мало людей для того, чтобы что-то отследить. Но не будем говорить о грустном, что ж.

Прохладный воздух пальцами ветра касался длинных волос, а дочь дракона, задумчиво глядя на панораму огней и улиц, размышляла о том, что двое не-людей собираются разгадать едва ли не самую великую тайну, вот уже две тысячи лет беспокоящую умы людей.
И где-то в самом глубине души ей было жаль Копьё. Ведь это был уже конец его великой истории - конец всем правдивым домыслам и поискам, конец его тёмному очарованию, флёром мечты струящемуся по истории. Может быть, это было немного несправедливо, лишать Землю права обладания им.
Но omnia transeunt, et id quoque etiam transeat*. Выбора не осталось, ведь на самом деле судьбы уже давно сплетены, и Копьё знает это лучше многих.
- Ты говоришь, о рыцарь мой, что ты нашёл имя коллекционера, который может знать чуть больше, чем другие. Думаю, мне пора воспользоваться правом, что дал мне отец, князь мира сего, зайти в любой дом, даже если в нём меня не ждут, и нанести визит… Вежливости? В некотором роде. - Повернув голову, девушка медленно улыбнулась, обнажив ровные красивые зубы. - Предлагаю составить тебе компанию, дабы мне не было так бесконечно одиноко в моих вечных путешествиях. Не представишь ли ты мне этого несомненно достойного мужа?


* Всё проходит - и это пройдёт (лат.);[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

11

— Я не против, — лучезарно улыбнулся китаец, чуть склонив голову перед владычицей преисподней. Которая спокойно отпугивала лишних кавалеров от себя сама, хотя сейчас те могли быть посланы, самое меньшее, на три буквы и рыцарем, то есть она в принципе могла бы не напрягаться. Не одна Сатана временами ищет, чем развеять скуку. — Не скажу, что по крайней мере меня сей... достойный муж будет рад видеть, но я и вовсе скоро пылью покроюсь в своем ожидании. Следуй за мной, хотя... вечер свеж, можно оставить ткани реальности в покое и пройтись. Я не любитель Европы как таковой, но городок, надо признать, не так плох. По крайней мере, от него не так веет падалью, как от некоторых иных мест.
Имел Мандарин в виду, естественно, те мировые площади, которые люто всем сердцем и душой ненавидел. Европа в этом плане менее пострадала и подобной "любви" не сыскала, даже была многим интересна. Иногда.

Коллекционер, которого имел в виду Мандарин, обретался на окраине Праги в скромном, на первый взгляд, частном одноэтажном доме. Со стороны такой маловероятно, что привлечет внимание у совсем уж заинтересованных в добыче грабителей, но это был взаимоисключающий критерий — просто потому, что те, кто были в курсе реальной репутации обитающего здесь старика, знали, что обходить это место следует за километр.
— Ян Бржиза, — спокойно представил пока еще невидимого, но находящегося где-то здесь коллекционера Мандарин, когда они оказались рядом с воротцами хлипкой калиточки. Мужчина без какого-либо опасения перешагнул через незримую черту, спровоцировав трех дремавших за домом псов-доберманов так явно, словно им на головы вылили по ведру ледяной воды — либо включили дремавших кукол по команде. Слишком явно.
Убивать псов Хан не стал, да и не было в этом никакой необходимости. Он просто вскинул руку, и из одного из перстней призраком с колючим, замораживающим взглядом кобры, частично вынырнул бестелесным облаком драконьего тумана Лжец, который без особого труда напомнил псам о том, что они смертны, разбил связующую ментальную команду и вынудил их удрать обратно, поджав хвосты. Оскаленная морда дракона продержалась в воздухе еще несколько мгновений, после чего растаяла, дымом втянувшись обратно в сверкнувший камень перстня. Кажется, смелость бросаться на всех мимокрокодилов к этим доберманам вернется еще не скоро. — Защита от дураков.
Ограничившись этим комментарием, Мандарин поманил Тану к дому и повёл в обход главному входу, однако и до чёрного не довёл, остановившись у зашоренной боковой форточки подвала, бывшей здесь в определенной мере для вентилирования. И для вида.
— А здесь уже защита от борзых и "подготовленных", — Хан кивнул на форточку и задумчиво поиграл перстнями, но предпринимать ничего не стал. — Как, впрочем, и на обеих дверях и всех окнах. Я её не вижу, однако всегда ощущал. На самом деле, эта хибарка — лишь прикрытие для двухярусного подвала, который находится на этом участке. Для обычных людей к нему нет явного выхода, да и Ян позаботился о том, чтобы территориальные проверки тоже не давали никаких явных результатов кроме того, что близкую к ограждению почву из-за её особенностей и разрывать будет себе дороже и невыгодно. Здесь он и держит свою коллекцию, и, судя по тому, что я сумел узнать, интересующий нас предмет всё еще находится где-то тут. Под землей. Можно, конечно, постучаться, но мне он не откроет — визуально не хочет давать и намека на то, что связан с чем-то, кроме собственной живописи и маленькой частной самособранной коллекции безделушек, умещающейся на паре полок простой секции. Может, откроет тебе. Добровольно. Тебе решать, хочешь ли ты с ним всё-таки напрямую пообщаться или тихо проверить искомое. Впрочем... визита он всё равно ждет. Но не уверен, что опознал обоих, а не одного меня.

+2

12

Слишком поздно пытаться
Тебя придумать назад -
Твои тонкие пальцы лежат
На кнопке звонка. ©
Nautilius Pompilius

Существу, которому не мог отказать даже дьявол сам, не было смысла стараться выдумать что-то новое. За одну улыбку на кровавых губах славные мужи убивали друг друга, чтобы бросить к ногам женщины родом из пламени венок королевы красоты, а рукав её платья жаждал к копью привязать не один король.
- Зачем искать сложные пути, если можно найти простые? - Лениво улыбнулась Сатана.
Покачивая бёдрами, она поднялась по ступенькам невысокого крыльца и нажала на звонок. В доме раздалась певучая, протяжная трель.
Несколько минут ничего не происходило, хотя дьяволица ощущала явное живое присутствие в доме; но за миг до того, как она решила позвонить вновь, внутри раздались шаркающие шаги. Даже по ним можно было уловить злое и раздражённое настроение хозяина, который совершенно не хотел встречать непрошеных гостей.
- Я вас не знаю, - зло буркнул мужчина за дверью, приоткрыв её на несколько сантиметров, которые позволяла цепочка.
Глаза Сатаны, отлитые из бутылочного стекла, что обкатывало вечно терпеливое море, блеснули расплавленным золотом.
- Тебе не нужно меня знать. Впусти нас, - произнесла она, и в нежном переливчатом голосе звякнула сталь.
Она не была волшебницей сейчас - в чистом значении этого слова. Она была демоном, чьей властью было владеть умами и желаниями всех мужей, сколько бы доблести не таилось в их сердце, и никто никогда не мог устоять против неё. Не магия - но жажда, которую не измерить. Невозможно путнику в пустыне устоять против оазиса, даже если это мираж, невозможно в зимнем северном ветре не мечтать о камине, у которого вдоволь можно погреться.
Коллекционер качнулся, точно в сердце ему вогнали ледяной клинок, и в его расширенных зрачках на мгновение отразились пепельные волосы, обольстительная кошачья усмешка; затем, точно марионетка, он отдёрнул дверь, раскрыв её на распашку, и склонился перед королевой ада всего так низко, точно бы хотел достать лбом до пола или упасть перед её сиянием на колени.
- Госпожа моя… - Прошептал он, не смея поднять глаз, и в голосе этом слышалось обожание, равного которому не найти в мире всём. - Госпожа…
Кощей чах над златом своим не так сильно, как мог чахнуть любой из живых и мёртвых над прекраснейшей из женщин всех. Дьяволица вновь лениво улыбнулась и переступила порог, впечатывая высокие каблуки в дорогой паркет из морёного дуба.
- Встань, - велела она, - surge et ambula*. Я пришла к тебе по делу, Ян Бржиза, и тебе лучше удовлетворить моё любопытство до того, как я захочу заглянуть в твою душу.
- Всё, что тебе будет угодно.
- Рада, что мы поняли друг друга, - промурлыкала девушка, касаясь длинных пепельных волос и медленно пропуская их сквозь пальцы. - Тогда говори же. Я ищу то, что вы называете Копьём Судьбы. Земля полнится слухами; такова уж жизнь. Говорят, есть у тебя то, на что я захочу взглянуть.

Ян кивнул, не в силах сопротивляться, и через несколько минут они уже были в подпольной коллекции, бережно собираемой вот уже не первое десятилетие, чтобы смотреть на витрину с наконечником, украшенным золотыми накладками. На один короткий миг, быстрее света, легче воздуха, на остроскулом хищном лице мелькнуло разочарование.
- Это не оно, - едва взглянув на артефакт, произнесла ведьма. - Это не то Копьё, которое я ищу. Оно великолепно выглядит, подделка не ранее X века после смерти светлейшего брата моего, но это не оно.
- У меня нет другого, прекрасная госпожа, - прошептал побледневший коллекционер, который выглядел так, будто бы готов целовать подол её платья, лишь бы видение это не покинуло его сию же секунду.
- Я знаю и не сержусь на тебя. Расскажи, откуда оно пришло к тебе в руки; быть может, где-то я смогу найти след того, настоящего.
И он рассказал.

Севшая в кресло и сложившая тонкие, нежные руки на коленях, где на тёмной ткани они казались особенно бледными, Сатана слушала его, прищурившись, точно огромная кошка, и лицо её было бесстрастно, точно прекрасная маска греческой царевны, которую нашли в погребальном склепе.
История про перекупщика, который доставал документы и ценности павшего Рейха и павшего же Советского Союза с одинаковой пронырливостью, не была чем-то необычным. Их было много таких - дельцов, на осколках империй охотно сколачивающих себе состояние, но кое-кто из них был успешнее других.
Таким был тот, кто продал коллекционеру десяток архивных папок, вывезенных кем-то из одного склепа, куда они попали из подземной лаборатории… Распутать эту цепочку Бржиза не смог, но того, что содержалось в папках, ему вполне хватило. Он сумел сличить рапорты немецкой и советской разведки, чтобы получить более-менее приемлемую карту каких-то ценностей, и в итоге нашёл три клада, о которых никому не рассказывал.
Никогда.
А переводчики, которые занимались записями? Мертвы, разумеется.
Демон тонко усмехнулась подобной предусмотрительности, но промолчала. В конце исповеди она попросила - или же скорее с чистым правом потребовала, - папки, и некоторое время сосредоточенно разбирала их. Большая часть её не заинтересовала; ничего нового в них не содержалось - а вот плотно набитый архивный файл с советской маркировкой был очень интересен. Судя по-всему, Ян попросту не смог его рассортировать и расшифровать, но там однозначно было, с чем поработать.
"Ложные хранилища… Копии трёх объектов… Все экземпляры ключей уничтожены по указанию верховного главнокомандующего… Из политбюро ЦК КПСС полностью изъяты упоминания…"
Подняв голову, Тёмная Венера пристально посмотрела на мужчину перед собой. Интересно, он вообще хорошо понимал, что ему попало в руки, или попросту не стал разбирать пустые жёлтые бумаги, на которых не было ни печатей, ни штемпелей, ни подписей. Зря, очень зря… Только такие бумаги и могли носить настоящую ценность. Хочешь что-то спрятать - сделай неинтересным и положи на самое видное место.
Хеллстром на собственном опыте знала, что это срабатывало всегда.
- Я заберу её, - сказала она, захлопывая папку и затягивая чудом сохранившиеся шнурки. - Хан, нам пора. Мы здесь не узнаем больше ничего.
- Конечно, - промямлил коллекционер, уткнувшись взглядом куда-то в ноги княжны.
Встав, девушка прошла по хранилищу и милосердно коснулась пальцами чужого лба. Она дарила ему забвение - не вспомнить и не узнать в мимолётном прекрасном сне реальную свою гостью; и, хоть теперь тоска по чему-то безвестному и таинственному навсегда поселилась в его сердце, Ян теперь смог бы жить дальше, не одурманенный дыханием роз и пепла.
Оставив его смотрящим на витрину невидящими тёмными глазами, королева взяла за руку своего рыцаря - и исчезла, растворившись, точно ночной туман. Здесь им было больше нечего делать.

Под каблуками чёрных классических туфель снова был асфальт. Мужчина и женщина, странные, не похожие ни на местных, ни на туристов, стояли в крошечном сквере и смотрели на музей Варшавского восстания, обрамлённый стеной памяти с десятью тысячами имён. Зажав папку подмышкой, дьяволица скрестила руки на груди, задумчиво глядя на гранит и мрамор, но сложно было понять, о чём она думала.
Впрочем, выбора места, куда их, подхватив, точно пёрышки из птичьих крыльев, перенёс ветер телепортации, говорил сам за себя. Вторая Мировая - страшнейшая трагедия из всех, что могли существовать, вновь стояла на горизонте тёмной злобной стеной, за которой спрятались гнев и боль.
И целый океан невыплаканных слёз.
Дочь дьявола сомневалась, что когда-нибудь вторжение нацистов окончательно потеряет свои следы. Через сто, двести, триста лет они будут всплывать вновь и вновь - чтобы напомнить потомкам о том, что с людьми делает жажда к несуществующему идеалу и ненависть к отличиям других. Этот призрак с зубами из ржавых пулемётных гильз никогда не смог бы упокоиться.
В том была его суть. Он был уроком всему живому на Земле - вечным уроком и вечным же напоминанием о том, сколько ненависти таится в каждом сердце.
- Архивы Советского Союза… Уничтоженные архивы Советского Союза, часть в которых, вероятно, была позаимствована из архивов разграбленного Рейха… Нам нужен Конрад Бух или любой прямой его потомок, из чьей памяти можно вытащить дыхание прошлого, - чуть устало качнула головой Сатана. - Но поскольку я не нашла по этому имени ни одного совпадения на карте мироздания, оно ненастоящее. И есть у нас не так, чтобы много… Папка с советскими документами, неизвестно как оставшаяся в Польше. Это лучше, чем ничего, но весьма далеко от совершенства. Надо перечитать всё, что в ней есть; может быть, где-то будет имя. Их не указывали в рапортах, но какая-нибудь карандашная пометка, случайная запись, хоть что-нибудь, чёрт возьми.


* - встань и иди (лат.; от Луки 5:23)[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1

13

Надо сказать, заявление дьяволицы, последовавшее за её предыдущими словами, мужчину одновременно обескуражили и позабавили. Проследив за ней, он только и мог что выдавить про себя банальное, слегка насмешливое слово: "женщины". Намеренно или непроизвольно намекать на то, что от скуки мрут, а потом из возможных возможностей чем-то себя занять хотябы на минуту в итоге выбирают самый простой путь, потому что иначе... лень.
На самом деле, вряд ли она не понимала того, что при желании и Мандарин этот домик снес бы, не повредив подвала.
Естественно, у старины Яна не было ни шансов.

В общем-то Хану было достаточно одного взгляда на старого знакомого, чтобы понять — всё, каким бы гордым и стойким тот ни был, теперь он просто завороженная тряпочка. Сам Мандарин не мог сказать наверняка, как отреагировал бы на Сатану, если бы она попыталась с ним проделать то же самое. По идее у него должна была быть на неё ровно такая же реакция, а... а могло её и не быть. И из-за драконов, и из-за сдвинутого, как он какое-то время окончательно осознал, вектора мышления, слегка поломанного в пользу вечных идеалов, которые, в свою очередь, часто радикально менялись от цели к цели. Да и после возврата в мир с того света некоторые вещи он просто начал воспринимать иначе. Некоторые вещи раньше он не желал понимать и принимать. Но, сказать по правде, сейчас это был уже далеко не тот вопрос, ответ на который хотелось проверять на себе, тем более на реальной практике, потому китаец довольно быстро потерял интерес как к происходящему, так и к завязавшемуся между ними разговору. Он проследовал за дьяволицей и коллекционером в его сокровенный тайный подвал, но пространный диалог слушал уже краем уха, больше присматриваясь к собранной Яном коллекции, которая, в определенной мере, впечатляла. В общем и целом Мандарин изначально предполагал, что этот имевшийся у него реликт скорее всего точно так же окажется подделкой — иначе слишком всё легко, тем не менее, проверить эту информацию тоже стоило... и, возможно, если они не нашли сразу само копье, то в любом случае нашли еще один элемент крайне замысловатой мозаики, детали которой теперь были тщательно разбросаны по времени и странам.
Пока Госпожа исследовала обнаруженные у знакомого бумаги, китаец бродил вдоль стеллажей и витрин довольно просторного хранилища, а Лжец, словно невидимой тенью заглядывая ему через плечо, оценивал покоящиеся здесь вещи вместе со своим Хозяином. Кольца вообще оставались весьма скептического мнения относительно всего происходящего, однако им тоже было интересно. Ни Мандарин, ни драконы не умели работать с магией напрямую в чистом её виде, однако некоторые определенные вещи с годами Хан всё же начал постигать. После Сферы Тьмы сложно было совсем держаться в стороне от этой темы. Но и из-за отсутствия реальных магических способностей и у него, и у маклуан, работать с ней полноценно тоже было практически невозможно. И это была одна из причин, почему он предпринял попытку нападения на Шоу-Лао. И отчасти из-за этого же в итоге отказался от этой затеи в итоге, хоть и не выкинул её совсем из головы.
"Тень Лжеца" же просто пробовала здесь всё на вкус, словно змея языком — воздух. Он был творцом мастерских иллюзий и миражей и, ввиду этого, пожалуй, самым любопытным из десятки. Тем не менее, если они и могли отличить связанную с магией вещь от обычной, то всё равно не могли сказать наверняка, какое назначение несет за собой та или иная из них.
Мандарину часть этих вещей была интересна и с исторической точки зрения... впрочем, далеко не всё, поскольку интересовался он сам большей частью всё-таки родным востоком, а к далёкому западу и вовсе питал глубочайшую неприязнь.
Впрочем, радовало уже то, что они всё-таки не зря сюда пришли и не с пустыми руками ушли.

Мандарину было не привыкать скакать телепортацией на большие расстояния, но обычно он всё-таки "летал" сам, а не с чужой помощью и сопутствующей тому разницей, потому смена обстановки всё-таки вынудила его немного проморгаться, пытаясь понять, куда именно его его утащила Сатана. Европейские страны он всё же знал не настолько хорошо, потому и место не признал до тех пор, пока не увидел табличку, более чем ясную и на незнакомом замысловатом языке. Польша, значит. Получается, не так далеко от истины ушли первоначальные предположения и, более того, они все оказались связаны в единое целое, судя по находкам у коллекционера? Вот это уже было интересно.
— Я сразу предупреждал, что грамотно перетасованные подставные имена в нашем мире могут стать той еще проблемой, — Хан меланхолично пожал плечами, прикидывая, куда им двигаться теперь. Нет, при необходимости они и музей сами перекопают, и при этом торопиться им было, судя по всему, некуда, но вряд ли это было единственное, что в данных поисках придется предпринять для достижения результата. — Насчет папки, на самом деле, у меня есть подозрения, что Ян её просто откуда-то спер, но по каким-то причинам не успел или не захотел разобрать. Но кроме штурма музея можно предпринять еще несколько вещей.... на самом деле, информации мало, но не сказать, что её нет совсем.
Мандарин повёл рукой, и из перстней сорвались струйка дыма — для обычных людей зачастую невидимые, для него видимые размытыми силуэтами, а дьяволица должна была видеть их истинные обличья, проиэцурющиеся в этот мир. Пять теней огромных драконов перед данным зданием смотрелись по меньшей мере странно.
— Если прикинуть, то есть два возможных варианта: либо имя Конрада Буха и было настоящим, но далее стертым, либо оно изначально прикрывало собой реальное имя человека и являлось лишь временным. Самый реальный вариант попытаться распутать этот клубок — это обратиться к тем людям, кто мог отвечать за смену имен либо сокрытие личности этого человека. То есть нам нужно прикинуть список людей из определенных госструктур и их ныне-живущих родственников, а так же проверить тех, кто заведует архивами и регистрационными населения. Собственно, нам известно, когда примерно исчезли отсюда имена "Конрад Бух", нам надо выяснить, куда они съехали или в кого переписались. Людей миллиарды и системы разные, но таким образом круг поисков вполне сужается, а если отсеять тех, кто в принципе не мог относиться к информации того времени — то и подавно. И мы можем даже не раскапывать всё это вручную. Лжец обладает способностью видеть сквозь умы людей, обманом он может подчинять их себе; как, впрочем, и остальные при должном усердии. Мы можем разделить зоны поисков — мои драконы отправятся проверять конкретные места, людей и их сознания, мы тем временем пойдем по тем, где может потребоваться наше непосредственное вмешательство. По крайней мере, у меня в их отсутствие остается только красноречие и домыслы о том, куда с имеющейся информацией еще можно завернуть. Информацию в папке, я так понимаю, тоже еще перебрать требуется. Так что на это будет время с исключением при этом бездействия.

+2

14

Идеальное лицо королевы преисподней на мгновение стало очень усталым: она провела пальцами по плотному картону папки и, глубоко вздохнув, прикоснулась к её сущности; и леди Воланд совершенно не понравилось то, что она там увидела. Тёмные глаза прошлого взглянули прямо на неё, заставив даже закалённую холодом дома своего ведьму вздрогнуть - эти бумаги видели немало крови и знали немало тайн, ради которых убивали так часто.
Может быть, ради которых убивают до сих пор.

Отведя глаза от созерцания стены памяти, что раскинулась вокруг музея, Тёмная Венера посмотрела на своего рыцаря, и в её малахитовых глазах не отражалось ничего, кроме дьяволова пламени. Обычно дочь дракона не позволяла своей настоящей сущности брать над собой верх, предпочитая в реальном мире жить так, как велено было смертным, но сейчас ей было плевать на все запреты. Стремление докопаться до истины, покуда ещё не поздно, захватывало всё её существо. Ей нужен был этот артефакт, даже если само Копьё жадно хотело лишь покоя.
Как только оно исполнит свою миссию, Хеллстром готова была подарить ему покой собственными руками, хоть в пепел обернув, хоть в звёзды на небосклоне - но не сейчас.

Выслушав мужчину, дьяволица кивнула. В этом, в принципе, был смысл; объять огромные бюрократические системы целых стран за срок не меньше, чем с начала сороковых годов, вдвоём всё равно не представлялось возможным, да и поиск этот должен был быть весьма поверхностным - только узнать, был ли где-то в прошлом среди семьи хранитель Копья. Такой след, княжна отлично понимала это, не растает и за тысячу лет.
- Я знаю, куда мы пойдём, - совершенно невозмутимо произнесла Сатана, - мы пойдём в ад, потому что сортировать всё это барахло лучше в моих покоях, лежащих вне времени. Там я могу увидеть прошлое так же, как мы сейчас видим настоящее; в реальных мирах это делать намного тяжелее. Спускай своих драконов с поводка и пусть ищут - любую зацепку, любой след, что угодно, но мне нужен этот чёртов Конрад и то, что он увёз с собой. Пойдёшь со мной или предпочтёшь остаться здесь?

И она, стремительный росчерк серебра и темноты, шагнула в открывшуюся пасть портала, оставив его незапертым за собою, если Хан действительно решит последовать за ней.

В покоях владычицы ада всего было тихо, спокойно и темно. Бросив папку на огромный стол: бумаги, точно прочувствовав, что от них ждут, взмыли в воздух и замерли вокруг столешницы полукругом, демон расстегнула пряжки на туфлях, швырнула их куда-то в угол, следом отправила куртку и упала в огромное кресло, с блаженством откинувшись на массивную спинку. Мир людей на самом деле чертовски утомлял её, заставляя постоянно контролировать себя; да и общение со смертными редко когда бывало достаточно полезным, чтобы считать день не потраченным зря.
Щелчком пальцев девушка зажгла свечи и призвала себе кувшин с вином, до этого благополучно стоявший в шкафу за закрытой дверцей.
На столе из ниоткуда внезапно возник огромный чёрный кот, вытянулся, свесив вбок длинный хвост, и лениво зевнул. Госпожа теней механическим жестом почесала фамильяра за ухом, а после - будто бы обернулась в статую, созерцая бумаги. Для неё не было никаких сложностей читать на трёх языках разу, а шифры разбивать на ходу, так что слишком много времени это всё равно бы не заняло.

В аду, впрочем, его всё равно не существовало.

- Вот это, - вдруг произнесла суккуб, протянула руку и приманила к себе рапорт с вырезанной шапкой. - Вот это… Что-то такое я и предполагала. Нам нужны советские офицеры разведки, в 44-ом году бывшие на территории нацистской Германии. Вероятнее всего, в самом Берлине. Я крайне подозреваю, что Конрад Бух на самом деле был вторым Зорге и работал на Союз.[icon]http://se.uploads.ru/bRX7w.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [04.05.2016] Igni et ferro


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC