Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [09.04.2016] Feuer frei!


[09.04.2016] Feuer frei!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://cdn26.us1.fansshare.com/photo/wallpaper4desktop/fire-art-wallpaper-1040555501.jpg
Gefährlich ist wer Schmerzen kennt
Vom Feuer das den Geist verbrennt. ©

Время: около часа дня.
Место: Франция, Париж. Музей Клюни.
Участники: Iceman, Satana.
Описание: до рук Ульяны Распутиной через её подданных - или какими иными окольными путями, кто их, магов, разберёт - доходят слухи о том, что на Земле всплыл артефакт, некогда успевший знатно покуролесить в Лимбо. Говорят, что сокровище связано с огнём - если суметь его разбудить, конечно.
Посовещавшись, мутанты решают, что наиболее безопасно отправить посмотреть и, если вдруг, вернуть игрушку на родину Бобби; его сила способна дать отпор пламени. Но не всё так просто - за сокровищами, как это принято, по следу идут многие сразу.
И не все из них люди, и не у всех из них светлые намерения.

+1

2

[AVA]https://pp.userapi.com/c637529/v637529889/5d5cb/sC71914HgWQ.jpg[/AVA]
«Нет четкой грани между мутантом и дьяволом: одно переходит в другое.»
- цитата из изречений отца Кристофера для паствы города Де-Мойн, Айова.

В сумерках Черная птица пряталась в облаках Франции. Вороненый корабль расплывался в камуфляже стелс оставаясь незамеченным. Пилот не держал планов на приземление, однако, планировал высадить одного пассажира. Корабль пролетал над лесной местностью. До города Париж оставалось десяток километров. Корабль едва снизился готовясь к высадке. Люк открылся и из него кто-то выпрыгнул. Без парашюта или устройства для приземления. Не было никакого рюкзака. Пассажир выпрыгнул налегке. Его тело начинало набирать скорость и неминуемо близилось встретить твердую землю проросшую зеленой травой. Вдруг под ним образовалась ледяная горка зависшая в воздухе все на пару секунд. Лед уводить его за собой продолжая расти и распадаться в воздухе. Скорость падения тела постепенно снижалась, пока ноги не коснулись земной поверхности. Он скрылся в в проросших кусках на ничьей территории. Как только он выпрямился кусты показали лишь его голову. Внимательно осмотрелся по обеим сторонам. В такое ранее время наблюдателями могли быть лишь белки и птицы, либо любое другое животное. Он медленно выбирался из проросших кустов. Его ноги изредка сталкивались с небольшими камнями, которые заставляли его оступаться. Выбравшись из французских джунглей - тут же отряхнулся от листьев, застрявших в повседневной мужской одежде. Он прибыл сегодня в Париж не для обогащения знаний о древностях искусства, а чтобы уберечь людей от одной из них. Он использовал трассу, как ориентир до города и вспоминал, какие французские слова может хранить его воспоминания.
Город уже виднелся. Бобби изредка поглядывал на него укрывая глаза от солнца. Один из старых грузовиков остановился возле него. Водителем был пухлый фермер старческих лет. С ним ехал его молодой сын, который сидел на соседнем сидении. Они предложили Бобби запрыгнуть в открытый кузов. Сейчас он пуст, однако через час, когда семейство фермеров будет уезжать из города, кузов будет набить семенами и инструментами. Бобби выказал им свой скромный запас благодарностей: улыбка, большой палец и мерси. Он ехал стоя облокотившись о край кузова. По дороге он постоянно искал кого-то глазами. Заглядывал в окна наблюдая за началом дня французского населения. Заметил открытие небольшого кафе. Оттуда тут же чувствовался запах свеже испеченного хлеба и кофе. Бобби тут же почувствовал голод. У него еще было достаточно времени до открытия музея. Когда грузовик остановился он спрыгнул. Не задерживаясь на дороге он побежал в сторону пешеходной части. Бобби обернулся и взмахом руки попрощался с фермера. Они так же ответили ему. Он шел в сторону кафе уже предвкушая вкус еды. Однако, его едва не задавила девушка на велосипеде. Они что-то сказала ему на французском и лишь ее тон позволил Бобби понять, что стоит уйти с дороги. Он смотрел ей в след пытаясь разглядеть хозяйку голоса. Лица разглядеть не успел, однако, она была одета персиковые шорты и белую футболка на одно плече, а на оголенном плече была видна белоснежная лямка бюстгальтера. Девушка остановилась у кафе, которые приметил Бобби. Она загнала велосипед внутрь. Осознав, что вскоре ему предстоит встретится с ней, его брови поднялись и ноги замерли. Мимо него прошла группа школьников, которые своим смехом вывели его из окоченения. Подойдя к стеклянной двери кафе Бобби вгляделся рассматривая помещение. Внутри никого не было. Вдруг позади послышался незнакомый голов. Это был француз который, торопился войти в кафе. Не ожидая услышать голоса позади себя Бобби едва не подпрыгнул. Он уступил дорогу незнакомцу, а затем вошел за ним. Внутри помещения запах хлеба и кофе перемешивался друг с другом создавая нечто стирающее грань идеального начала. Бобби глаза пытался найти ту девушку, однако увидел молодого парня, который принимал заказ у местного жителя, который расположился на месте поближе к окну. Бобби разглядывая помещение медленно двигался к большому столу, за которым стоял крупный мужчина с усами.  Казалось, что он не старше официанта, однако, обильная мускулатура на теле придавала ему возраста. Они встретились взглядами. Работник поприветствовал ему на своем языке и стал ждать заказа от клиента. Бобби занервничал и постарался установить языковой контакт:
- Do you speak-a my language?
Мужчина лишь улыбнулся и подал ему сендвич с Веджимайтом. Бобби пожал плечами и заплатил ему из той небольшой пачки купюр Евро, которую вручил ему Реми. Деньги были рассчитаны с учетом суточного пребывания и неутомимым голодом Бобби. Покидая кафе он обернулся в последний раз пытаясь найти ту самую девушку, которая едва не сбила его на велосипеде. Ее не было. Бобби надеялся, что он вот-вот покажется из прохода, который вел на кухню. Однако, оттуда так никто и не выходил. Не уводя взгляд Бобби попытался отвлечься свежим сендвичем. Откусил и стоило ему как следует разжевать, как вдруг ядреный вкус Ведмимайта тут же ударил ему по носу, пройдя путь через носоглотку. Ощущения были новым и Бобби еще не знал, как к этому относится. Он выбежал из кафе и в панике начал искать автомат с охладительными напитками. Рот продолжал пережевывать кусок сендвича. Он нашел один стоящий возле автобусной остановки. Вставил мелочь, которая досталась ему после покупки сендвича и кулаком ударил по кнопке кока-колы. Оледеневшим пальцем Бобби пробил дыру в банке и тут же присосался к напитку. От подобного шока он начал терять контроль к силе. Его рука, удерживающая банку, начинала леденеть вместе с банкой. В отличие от руки, когда банка достигла кристаллической формы, то тут же рассыпалась в руках Бобби. Кусочки метала смешались с кока-колой в маленьких ледяных кубиках. Коснувшись теплого асфальта они медленно начинали таять. Бобби смог взять контроль над своими сила. Тяжело дыша он облокотился о ближнее здание. Вторая его рука продолжала держать сендвич. Бобби поднес его к своим глазам и с острым взглядом взглянул. Хотя, было не плохо, подумал Бобби и откусил очередной кусок. Он взглянул на часы удостоверившись, что настало время открытия музея Клюни.
Сегодня ожидалась премьера выставки древней находки. Музей предоставил описание, как древнего артефакта, который по древним легендам хранил в себе пламя дьявола. Многое было не рассказано, так как более подробное описание будет предоставлено во время официального показа. Множество людей сегодня собрались вокруг музея, чтобы как можно раньше взглянуть на новую тайну древности. Бобби находился внутри и был позади всех. Люди столпились у красного занавеса, за которым сейчас происходила подготовка к выступлению директора музея. Бобби сидел на лавочке, возле декоративной клумбы. Он держал на картоном подносе кусочек миндального торта с корицей. Не открываясь от сладости Бобби поглядывал на проходящих людей, выискивая среди них знакомые лица. Изредка посматривал на сцену, как и все ожидая премьеры. Вокруг стоял галдеж. Бобби ни слова не понял. Даже ссора пары казалось ему музыкой из-за необычного свойства французского языка. Вдруг инструментальная музыка заглушила все голоса. Это заставило публику замолчать оставляя лишь предвкушение. Музыка затихла и из красного занавеса вышел мужчина в красном костюме. Публика была шокирована дизайном костюма мужчины. Он был полностью закрытым, будто комбинезон, но в тоже время притален. Не было участка, который красный костюм не закрывал тело владельца. На его лице была белая маска с тремя тонкими линиями позволяющего владельцу видеть и говорить. Будто с любопытством он осматривал умолкшую публику. Бобби поднялся на ноги. Не уводя ошеломленных глаз он надрезал пластиковой вилкой кусочек торта и положил в рот. Вдруг позади него раздались глухие хлопки вызванные грубым обращением с дверьми. Из главного входа шла группа мужчин и женщин одетых в точно такие же костюмы. Они были вооружены черными автоматическими винтовками. Они только поднимались по лестнице заходы в спины публики, как вдруг по другую сторону красного занавеса раздался взрыв, которым вынесло мужчину на сцене к публике. Занавес загорелся. Огонь начинал расти. Публика начала паниковать. Взрыв заставил группу вооруженных потерять баланс. Бобби воспользовался ситуацией: как можно скорее набил щеки тортом и придал себе ледяную форму. Он поднялся в воздух создав ледяную тропу вверх. В начале Бобби решил заняться вооруженной группой. Проскользнул над ними. Продолжая скользить позади них приморозил их друг к другу создавая ледяные колоны. Затем вернулся на сцену. Бобби начал понижать температуру вокруг разгоревшегося огня, чтобы люди по близости не получили ожога. Из его рук вышла ледяная струя холодного воздуха. Пламя начинало тухнуть. Вдруг Бобби удалось заметить выжженный участок на занавесах. Через дыру он пытался разглядеть, что происходит по ту сторону, где хранился артефакт и организаторы представления. Однако, очередной взрыв оттолкнул его от сцены. Бобби врезался в стену, а затем упал спиной на землю. На время сознание покинуло его.

Отредактировано Iceman (01.07.2017 09:33)

+1

3

Прошёл год после тех странных событий, которые искорёжили вселенную и большую часть всех тех, кто имел несчастье в ней находится. Год или даже больше? Существо, находящееся по причинам собственной инфернальной природы вне настоящего потока времени, Сатана плохо осознавала его обычный ход, а потому редко когда могла сходу вспомнить правильные даты. Примерно после третьего столетия жизнь превратилась для неё в одну сплошную линию - иногда прерываемую сложными жизненными ситуациями вроде собственной смерти.
Надо сказать, что перестройка мироздания совершенно не пошла ему на пользу - после того, как всё вроде бы стало как было, странные вещи, странные люди и странные события стали встречаться друг с другом значительно чаще, чем того требовала вежливость. Множество же странностей в одном месте неминуемо коллапсировало до состояния эволюции в неконтролируемый атомный взрыв.
Ну это если пытаться называть вещи прилично, конечно.

Сатана смяла в руке бумажный стаканчик из-под кофе и выбросила его в подвернувшуюся урну. Она не любила Францию вообще и не любила Париж в частности, но дела короны - и здравого смысла, который приписывал следить за тем, чтобы никакая планета не развалилась на части раньше задуманного, - заносили её и в более удручающие места. Город всех влюблённых, сбрызнутый нездоровым романтическим флёром, хотя бы не отдавал привкусом весёлого религиозного безумия, за что королева была ему крайне благодарна.
В общем и целом, если сравнивать вот это всё, допустим, с остатками Кри-Лара на выжженной Хале, было даже неплохо.
Только хотелось курить. Не столько потому, что Утренняя Звезда нуждалась в никотине - она даже в кислороде-то не нуждалась, - сколько исключительно из желания как-то оградиться от окружающего мира, пусть даже за эфемерной завесой из сигаретного дыма.
Но нужно были идти; как и всякую современную женщину в эпохе прогрессивного феминизма, Венеру ждали дела - далёкие от приятного времяпровождения, но необходимые. Идее баланса, конечно, не ей; но все созданы для чего-то.
Поправив элегантную шляпу с широкими полями, которую пытался отобрать себе ветер, девушка поспешила по улице Сен-Жак. Каблуки её высоких сапог звонко отбивали чеканный, резкий ритм по мостовой.

Музей средневекового искусства княжной мира сего был изведан от и до ещё на момент его первого открытия, поэтому ничего интересного от выставочных залов она не ждала; разве что с некоторым внутренним удовлетворением обнаружила отреставрированный оклад от Библии, принадлежавший некогда любовнице одного из братьев короля. Не потеряли - это было приятно. Сама леди Воланд чаяла его безвозвратно пропавшим ещё лет триста назад.
Тщеславие вообще одно из немногих постоянных развлечений бессмертных, потому что больше заняться, как правило, особенно нечем.

Но неприятные сюрпризы начались прямо сразу. Выставка, заявленная уникальной подборкой из новейшего клада монастыря доминиканцев, должна была, разумеется, вызвать аншлаг: всё же и туристов, и жадных до всего нового, что несло в себе след тайны, местных здесь хватало, но захлопнувшаяся перед самым носом дверь выставочной залы дьяволицу изрядно озадачила. И ладно бы, она просто захлопнулась! Её с неразличимым под глухой маской какого-то красного комбинезончика ("Какая пошлость!") видом закрыл невнятный громила с ружьём в руках.
Ну или не с ружьём; в огнестрельном оружии суккуб разбиралась очень смутно, с трудом отличая только револьвер от всего остального, потому что в годы увлекательного декаданса играла в русскую рулетку с белыми офицерами. Было забавно.
- Какое хамство, - пробормотала королева себе под нос, спокойно проходя сквозь створку.
В следующее мгновение расслабленный лоск породистой кошки слетел с неё без следа вместе со сброшенным прочь чёрным плащом; не став разбираться, кто прав, кто виноват, а кто просто идиот, дочь сатаны впечатала в пол каблук. По залу прошла едва заметная дрожь воздуха, и взметнувшийся было огонь, явно собиравшийся перекинуться на бесценные гобелены и чьи-нибудь куртки, испуганно взвился выше и вдруг опал, оставив после себя только тлеющие уголья от красивого занавеса.

Демон обернулась; в широко распахнутых глазах стремительно исчезала радужка, оставляя лишь безумное, сияющее пламя. Дверь, на которой попытались зафиксировать замок, содрогнулась от невидимой силы, замок в ней словно выдрала когтистая лапа, и створки распахнулись, с грохотом вмявшись в стену. Голос женщины, не привыкшей к тому, что её вообще могут не услышать и не послушать, взметнулся над паникующей публикой, точно набатный звон:
- Все вон!
Ей пришлось уйти с пути, просто возникнув в другом месте, у стены, чтобы толпа не прихватила её с собой, бросившись на свободу. Кто-то уже набирал полицию и пожарных, кто-то не думал ни о чём ином, кроме как просто сбежать.
И вовремя - прогремел второй взрыв, отчего несчастное здание содрогнулось едва ли не до самого фундамента.
Устояв на ногах, княжна бросилась к сцене невероятным прыжками, точно крупный волк, в два счёта взлетела на ступеньки, отдёрнула занавес - и обнаружила лишь двоих бессознательных организаторов и ни следа этого чёртового "главного экспоната выставки" или людей в странных костюмах. Подобную форму ведьма видела впервые, так что даже затруднялась сказать, кто бы это вообще мог быть.
День начался потрясающе.

Осмотрев двух женщин, по бейджикам которых явно следовало, что они и являются кураторами выставки, ведьма оставила их в покое - они были явно давно и бесповоротно в обмороке, так что спрашивать у них что-то явно бесполезно. С этими лучше было разбираться скорой - дадут успокоительных, там, может, и вспомнят что. Но явно не сразу.
Утренняя Звезда вернулась в зал, покусывая нижнюю губу. Было ещё парочка счастливцев, которые умудрились отойти на перезагрузку сознания, но госпожу теней заинтересовал парень, вокруг которого подозрительно инеился пол. То ли стихийный маг, то ли мутант, то ли нелюдь; в любом случае, в совпадения она не верила. Сила, прямо противоположная разбушевавшейся стихии, не могла оказаться здесь случайно.
Хеллстром присела перед ним на корточки и легонько потрясла за плечо. Если было судить по ауре, то умирать товарищ явно не собирался, так что на тяжёлую артиллерию исцеления переходить не требовалось. Возможно, и средств срочного воскрешения из бессознательных глубин возможно было избежать.
- Hey, garçon! Tout va bien?*


* Эй, парень! Ты в порядке? (фр.)

+1

4

[AVA]https://pp.userapi.com/c637529/v637529889/5d5cb/sC71914HgWQ.jpg[/AVA]
Кафе было в нескольких метрах пути. Можно было чувствовать аромат утреннего кофе. Солнце еще не успело осветить эту сторону улицы, поэтому вокруг было сумрачно. Бобби стоял один. Утро все еще держало в постелях жителей города. Он стоял в крайне не удобном положении, чтобы попытаться разобрать название кафе. Однако, для него это было проблемой даже при удобном положении. Надпись была на французском языке. И даже ничего приблизительного со словом "Кафе" разглядеть не удавалось. Бобби не двигался задрав голову. На мгновение, он задумался о причине своей неподвижности. Стоило его бровям нахмуриться, как вдруг его что-то ударило сзади. Он упал на лопатки. Глаза закрылись. Звуки затихли. Оставался лишь запах кофе. Постепенно до него доходил незнакомый голос. Кто-то коснулся его плеча. Голос становился все ближе и ближе. Он попытался открыть глаза. По началу, ему удалось разобрать лишь несколько силуэтов. Глаза начинали фокусироваться лучше, однако, этого было не достаточно. Многие элементы расплывались, от чего сознанию приходилось заимствовать уже знакомые образы из памяти и внушать будто это они и есть. Он увидел табличку кафе, наступившую зарю, велосипед. А ближайшая к нему была девушка. Она говорила, что-то на французском. Бобби рукой коснулся своей головы. Он не мог поверить, что все таки увидел ее. Однако, это было настолько странно. Бобби пытался понять, какое воспоминание было правдивым.
- Твой велосипед... - едва слышно произнес Бобби - Это ты?
После падение, на спине Бобби образовалась трещина. Чем скорее к нему возвращалось сознание, тем скорее травма покрывалась новым слоем льда. Контроль над способностями возвращался к нему. Медленно к нему возвращалась его человеческая форма. Он зажмурил глаза, пытаясь поскорее взять себя в руки. Открыл их и, еще не успевшие придти в норму оледеневшие глаза, вновь взглянули на девушку. Он, наконец, осознал где находится. Осознал, что это было галлюцинацией. Однако, ему было тяжело принимать мысль, что не знает ее. Она пробудила его, а он даже не мог поблагодарить. Бобби поднялся на ноги. Ему стало не ловко из-за возникшего языкового барьера. Он потрепал волосы на своем затылке и опустил взгляд.
- Я... - Бобби снова взглянул на нее - Спасибо! Вот только... не говорю... американец.
Вдруг Бобби обратил внимание на следы повреждений вызванных огнем и взрывами. Его глаза бегали от одного разрушенного участка до другого. Немного повернул голову на право пытаясь разглядеть больше. Ему было страшно увидеть пострадавших после произошедшего. Красные кусочки ткани занавеса, разлетевшиеся по залу, казались для него следами крови. Разглядывая зал Бобби заметил движение на другом конце зала. Из запасного входа, шедшего из нижнего этажа, двигалась группа солдат. Было трудно разглядеть их внешность. Коридор не освещался из-за повреждений в электрике после взрывов. Однако, стоило лучу света упасть на брюки солдат в первом отряде, как Бобби распознал их. Это был новый отряд незнакомцев в красных костюмах. Так же как и предыдущие, они сжимали в своих руках автоматическое оружие. Бобби быстро огляделся, надеясь, что публика покинула зал. Здесь оставался только он и девушка, вернувшая ему сознание. Бобби взял ее за руку и тихо попросил ее идти за ним. Он повел ее за ближайшую колону. Колона была достаточно широкая, чтобы иметь возможность скрыться за ней. Укрывшись Бобби пытался аккуратно взглянуть на прибывший отряд. Они двигались словно натренированные солдаты. Маршировали группой. Затем разделились на две группы. В какой-то момент один из солдат упал на пол. Он дернулся будто от судорог, а затем перестал двигаться. Бобби обратил особое внимание на одну группу солдат, однако, они не обратили никакого внимания. Взгляд постоянно метался от тела к группе ожидая от них действия. Ничего не произошло. Бобби все больше уверялся, в том, что Ороро следовало оставить ему Черную птицу при полном боезапасе. Он облокотился спиной о колону пытаясь оценить ситуацию. Погрузившись в размышление Бобби не заметил, как начал охлаждать свое тело. Холод был терпим для обычного человеке, однако, он учел что подобный поступок может доставить девушке неудобства. Бобби обернулся к ней уже приготовившись просить прощения и отпустить ее ладонь. Едва он успел, что-то сказать, как вдруг заметил, что от их соприкосновения происходит странная реакция. Он поднял свою ладонь вместе с ее. В его голове не укладывалось, по какой причине от их ладоней исходит пар. Не опуская рук Бобби повернулся в сторону девушки. Однако, шляпа позволяла увидеть лишь ее ярко-алые губы. Он не понимал: была ли скрыта здесь улыбка или она удивлена так же, как и он.

Отредактировано Iceman (04.07.2017 02:35)

+1

5

Парень оказался крепким; спустя несколько мгновений уже пришёл в себя, и, хотя взгляд его какое-то время был расфокусированным, Венера однозначно постановила, что жить будет, даже долго и по возможности относительно счастливо. Надежды её решительно оправдались, и вскоре они уже стояли за одной из колонн.

Подняв руку, королева прижала палец к губам, призывая молчать, и улыбнулась - ускользающей, кошачьей усмешкой, что на мгновение крошечным солнцем осветила её лицо. Шёпот её был едва различим, точно дуновение весеннего ветерка, но при этом каким-то диковинным образом достигая ушей того, кому он был предназначен.
- Я говорю и по-английски тоже, garçon. Однако сейчас у меня есть идея получше - возможно, я смогу хотя бы узнать если не что происходит, то чьими силами. Пару минут, s'il vous plaît, и мы обязательно продолжим наш увлекательный диалог.
Вытащив из кармана широкой юбки телефон с алой панелью чехла на задней крышке, девушка ткнула пальцем в иконку камеры и, совершенно не смущаясь происходящим, отфотографировала сначала зал, потом - с отдельной тщательностью - невнятных людей в красном, непонятно, что искавших и на что смотревших. Пролистав получившиеся снимки, она сначала куда-то отправила их, пробормотав на тему чёртового интернет-соединения, которое, как всегда, хочет умереть ровно тогда, когда оно больше всего нужно, а потом решительно прижала трубку к уху.
Послышались долгие, сосредоточенные гудки.
Наконец ей всё-таки ответили.

- Сдурела, что ли, шесть утра на дворе, - недовольный бас с тяжёлыми, рычаще-звериными нотами наверняка было слышно сквозь динамик даже стоявшему рядом мутанту.
- Не нуди, - оборвала собеседника Сатана, - я отлично знаю, что ты можешь не спать по три недели. Посмотри в почту, я понятия не имею, что у меня тут происходит, может, у вас в базе есть что-нибудь похожее.
Несколько секунд можно было наслаждаться только крайне сердитым сопением; потом оборотень что-то буркнул, скорее всего, очень ругательное, и, шмякнувшись с койки на пол, побрёл куда-то в сторону рабочего компьютера.
- Я напишу, - рыкнул он и отключился, судя по звуку, смачно приложив телефоном о прикроватную тумбочку.
Суккуб одарила экран телефона всемилостивой улыбкой рафаэлевской Мадонны; приятно было иметь столь богатую геройскую, злодейскую и даже иногда личную жизнь, в результате которой количество её бывших коллег во всевозможных секретных заведениях иногда значительно превышало число незнакомцев. Рассел был одним из весьма резервных вариантов выяснения, насколько вселенная сошла с ума; как и все, кто был непосредственно связан со ЩИТом, Джек довольно слабо умел в коммуникацию, а мысль о возможности делиться информацией вообще ввергала его в глубокий ужас.
Но - дьяволица на то и была прекраснейшей из земных женщин, чтобы уметь вскрывать любые мужские сердца. Поговаривали, что под её чарами пал сам Николас Фьюри - хотя тут Хеллстром до сих пор сомневалась, кто из них на самом деле перед кем не устоял, потому что это всё-таки коммандер сам изволил прийти к ней на порог, а не наоборот.
И куда уж там устоять простому вервольфу.

Вздохнув, она снова спрятала телефон и, сняв шляпу, зажала её подмышкой. Диковинные глаза, топкие, как сибирские болота, проскользнули по ледяному парню ещё раз, не то оценивая, не то просто запоминая. На вид ему было лет, наверное, тридцать; формально он выглядел сильно постарше Утренней Звезды, в чертах лица хранившей вечную эдемскую юность.

Княжна щёлкнула в воздухе длинными пальцами. Вокруг собеседников мгновенно появилась уловимая лишь краем глаза серебристая дымка; теперь их не существовало ни для кого, кому вздумалось бы посмотреть на это место, но при этом ни у кого не возникало желания подойти ближе. Девушка не была уверена, что выдрессированная неизвестными командирами рота солдат вообще представляет какую-то опасность, потому что они явно не интересовались никем и ничем, кроме своей непонятной цели, но лучше было подстраховаться.
- Твоя сила прямо противоположна той, которая бушевала здесь. Не верю в совпадения. Ты ведь тоже оказался здесь совершенно не случайно, правда? - Обратилась она к внезапно обретённому собеседнику.

+1

6

[AVA]https://pp.userapi.com/c637529/v637529889/5d5cb/sC71914HgWQ.jpg[/AVA]
- О! - удивился Бобби узнав о рухнувшем языковом барьере - Благодарю, еще немного и меня разбудили ребята в красном.
Когда девушка пожелала совершить звонок - Бобби положительно кивнул. В это время, он аккуратно выглядывал из-за колоны и наблюдал за солдатами. Они продолжали изучать периметр. Одна группа отдалялась к спуску лестницы, которая вела к выходу. Другая осматривала место, где ранее стоял артефакт. Не было заметно, что они как-то общаются друг с другом. Бобби пригляделся внимательней к ним. Ему казалось, что нечто каждый раз мешает им двигаться, но не замедляет их. Об этом ему говорили резкие рывки в их движениях. Бобби вернул свое внимание к девушке, когда она закончила беседу по телефону. Затем свершилась магия: вокруг них появилась серебристая дымка. Бобби осмотрелся, чтобы понаблюдать, как магический эффект проявляется из воздуха. Из любопытства, левой рукой попытался развеять небольшой участок тумана. Однако, это не произвело ожидаемого эффекта. Он будто боролся с туманом. Лишь вопрос девушки, заставил его отвлечься от магии. Бобби вернул свой взгляд на нее и выслушал.
- Нет. Я - Икс-мен. Команде стало известно о артефакте и о проявлении возможного пагубного эффекта. Хотя, не все поверили, что это действительно может произойти, от чего был послан я один - шепотом ответил Бобби.
Он постоянно оглядывался, надеясь, что не говорит слишком громко или колона не стала целью для обычного осмотра. Предполагая, что произведенный эффект вокруг них должен спрятать их, Бобби никак не мог отделаться от въевшейся осторожности. В один момент, в его взор попало окно. С их положения, и этого окна было возможно увидеть лишь небо. Становилось пасмурно. Бобби, предположил, что солнце может прятаться за тучами. Подобная погода не должна вызывать осторожности о скором дожде. Однако, это должно давать понятие, что это может произойти в будущем. Подобным приемом пользовалась Ороро, чтобы укрыться от любопытных глаз и пропустить несколько шагов к подготовке дождя и грома. Бобби взглянул на потолок думая, что сейчас увидит Курта, который настолько погружался в роль невидимки, что любил подкрадываться даже к союзникам.  Однако, не было ни Курта, ни кого либо еще. Бобби уже казалось, что он знает здесь каждый сантиметр. Он откинул мысль о возможном подкреплении и постарался сосредоточиться на том, что у них есть сейчас.
- А ты?..
Едва Бобби успел начать фразу, как из главного входа вломилась полиция. Они, что-то выкрикивали на родном языке и целились и пистолетов в солдат. Бобби тут же выглянул не боясь быть замеченным. Полиция не прекращала отдавать приказы. Это привлекло внимание солдат. Дружно они повернулись в сторону полиции. Подняли винтовки. Полицейские задрожали, а их голоса продолжали выкрикивать одно и тоже, но с разной скоростью. Началась перестрелка. Полицейские попрятались в укрытиях. Двое успели поймать пулю и упасть на пол. Солдаты не двигались, даже, когда в их тела попадали пули. Это лишь пошатывало их.
- Они убьют их, - едва слышно произнес Бобби; затем он обернулся к девушке и в полный голос сказал - Давай, сделаем так: я отвлеку их на себя, а ты зайдешь им со спины и начнешь действовать.
Бобби отпустил ее руку и вышел из-за колоны. Ледяная форма вернулась к нему. Он обернулся пожелав ей удачи. Затем, выбросил в воздух несколько ледяных осколков, которые при столкновении обратились в ледяную тропу. В начале, Бобби набрал высоту, чтобы взглянуть на расположение участников перестрелки. Начал снижаться выпуская ледяные осколки в солдат. Несколько из них обратили внимание и постарались сбить Бобби. Одна пуля прошла достаточно близко, чтобы раскрошить лед на правом локте. Бобби стиснул зубы. При возможности, он выпускал ледяной луч примораживая солдат друг к другу, либо к ближайшей конструкции. Когда Бобби был достаточно низко, один из солдат попытался набросится на него. Он схватился за ногу и попытался вскарабкаться. Бобби продолжал подавать охлаждение, но теперь только из ног. Правой рукой он схватил за руку солдата, которая тянулась к нему. Другой рукой врезал кулаком по маске. Бобби почувствовал, как его ледяной кулак раскрошил центр маски. Солдат упал на пол. Бобби выдохнул, как вдруг обнаружил, что до сих пор продолжает сжимать в правой руке конечность солдата. Эта рука продолжала двигаться пытаясь совершить захват. Брови Бобби поднялись. Он замер, с ужасом смотря на оторванную руку в своей руке. Его тело и разум уже подсознательно контролировали путь Бобби. Благодаря этому, его ноги продолжали путь по ледяной тропе, а сознание не выходило из шока. В какой-то момент, на его пути попался один из солдат. Появлявшийся лед опережал Бобби и, по воле несчастного случая, солдат ударился головой о тропу и упал на пол. В голову Бобби начинали закрадываться новые мысли и ответы. От чего брови Бобби нахмурились.

Отредактировано Iceman (07.07.2017 14:21)

+1

7

Языковой барьер был успешно преодолён, но знакомство как-то не задалось. Впрочем, это было обычным делом: Сатана не так часто появлялась среди людей в обычное время, не обременённое неприятностями, и её присутствие, что логично, сопровождалось апокалипсисами разной степени тяжести. Тут уж не до глубокого погружения в богатый внутренний мир собеседника. Телефонами-то обменяться не всегда успевали.
- О, - задумчиво протянула девушка, - Люди-Икс… Школа имени профессора Ксавье? Нет, Школа имени Джин Грей, точно. Я помню. Не близко тебя занесло от родных американских пейзажей… Наверное, из Лимбо к Ильяне просочились слухи про артефакт? Не только я чаяла, что он сгинул наконец уже и никогда не вылезет больше; ан нет, проснулся же. Опять. Вечно у этих магических игрушек какое-нибудь обострение, как только они видят поблизости благодатную почву.
Она вновь улыбнулась, обворожительно и равнодушно одновременно; зелёные глаза, оттенённые смоляными ресницами, оставались бесстрастными. Как и всякая куртизанка, игравшая со своей желанностью мужчинами многие годы, Сатана легко предоставляла чужим своё тело, но накрепко запирала душу - и лицо её, пусть нежное и тонкое, казалось оттого отрешённым, стоило лишь присмотреться внимательнее. Княжна не присутствовала в этом мире, не жила по-настоящему; она лишь выполняла, что было должно, во имя вселенского баланса. В отрыве от того, чтобы поддерживать мироздание хотя бы относительно целым, эта женщина слабо представляла, чем вообще может являться.
- Я? Какая, в самом-то деле, разница, ведь я могу быть, кем угодно, - ответила она мутанту, повела длинными пальцами, - зовут меня Венерой, а на том и полно будет.
В конце концов, выдавать тираду, начинавшуюся с "мой отец - дьявол, а я - королева ада на тот момент, пока его нет самого, поэтому меня здесь интересует, как бы люди опять что-нибудь не разнесли до состояния безнадёжности", было опасно. Лучше опустить эти страстные и странные подробности до какого-нибудь другого момента, не шокируя лишний раз неприспособленных к познанию глубин преисподней живых.
До следующей жизни, например.

Парень, сделав ей ручкой с выражением крайнего сосредоточения на лице, отбыл помогать нуждающимся и сдерживать слишком рьяных, из чего Сатана с сожалением заключила, что без драки сегодня всё-таки не обойдётся. А ведь она купила юбку всего три дня назад! Не везло ей с новой одеждой - кто-нибудь так и норовил испортить.

За перестрелкой ведьма наблюдала без особого интереса, прислонившись плечом к колонне и взирая на прибывших офицеров со сдержанным недоумением. Они что, действительно решили пытаться взять музей штурмом? Очень оптимистично - даже если отвлечься от того, что это здание вообще-то было культурным наследием, и ООН потом запросто мог открутить департаменту полиции головы в полном составе; у них была крайне неудобная позиция - загадочные товарищи в красном рассредоточились по пространству, занимая укрытия за колоннами и экспонатами.
Не подходили только к лёгкому сероватому куполу, дымкой струившемуся вокруг Сатаны. Его даже не видели, но на каком-то очень глубоком уровне связи с реальностью предпочитали сторониться, будто бы зная, что зло, притаившееся там, многократно опаснее любого оружия. В конце концов, почти - ну или хотя бы подавляющее большинство - смертны, а вот насчёт сохранности души рядом с хозяйкой ада всего можно было поспорить.

Тренькнул как-то просительно, неуверенно телефон. Вытащив его и нажав на кнопку ответа, королева вышла из своего уютного закутка и пошла по залу, не обращая никакого внимания на выстрелы. Теперь пристрелить её пытались уже обе стороны участников: и солдаты, и силовики, но пули просто осыпались на пол, не в силах причинить Утренней Звезде никаких неприятностей. Свинец, печально щёлкая о хрупкие плечи и прямую тонкую спину, отскакивал на мраморные плиты и рассыпался в едва заметный пепел.
- Порадуй меня чем-нибудь, - предложила она, краем глаза следя за тем, как ледяной товарищ лихо скользил по самостоятельно проложенной дорожке.
- Пошла ты, - огрызнулся Рассел, правда, как-то не особенно уверенно, - в общем, женщина, я просмотрел всё, что мог… Такого у нас ещё не было - за исключением одного случая трёхмесячной давности в Испании. Там три десятка дебилов в таких же костюмах пытались захватить полицейский участок. При штурме никто не выжил, допросить было некого. Что это было - никто так и не понял, хоть каких-нибудь следов ЩИТ так и не нашёл.
- Мда. - Голос Венеры прозвучал рассеянно. - Что ж, будем танцевать из этого. Спасибо, милый.
Вервольф пробурчал ещё что-то нецензурное и снова бросил трубку. Суккуб усмехнулась: какие нервные мужчины нынче были, уму непостижимо, - убрала мобильник в карман и старательно осмотрелась, вертя головой на манер совы. Стрельба несколько поутихла: кто не глазел на неё саму, тот таращился на Икс-Мена, ловко перемещавшегося между участников короткого междусобойчика. Его тоже пытались снять и тоже не особо успешно.
В левой руке у него была зажата чья-то конечность.
Дьяволица прищурилась - это что-то новое в её практике. Как существо, имевшее к пыткам крайне непосредственное отношение и даже не гнушавшееся при необходимости брать кнут в руки самостоятельно, она отлично знала, что наживую, без топора, меча или хотя бы кухонного ножа разорвать мышцы можно лишь с очень большим старанием. А тут - как с конструктора "Лего" запчасти, а не с настоящей плоти.

На этот раз требовалось придумать что-нибудь поумнее, потому что ждать, пока краснокостюмчатые (Дедпул обвинил бы их в плагиате, однозначно) соберутся вдруг здесь в третий раз, в её планы не входило. Надо было как-то не дать им сбежать.
- Мммм… - Протянула княжна. - Ммм… Спать.
И снова легко щёлкнула пальцами, блеснув причудливыми кольцами с тёмными камнями.
Это было похоже на то, что по залу будто бы прошёл огромный веник, сметая всех присутствующих в безмятежную кучку; люди падали прямо там, где стояли, даже не успевая принять какие-нибудь удобные для этого позы. Посыпалось из ослабевших рук оружие.

+1

8

[AVA]https://pp.userapi.com/c637529/v637529889/5d5cb/sC71914HgWQ.jpg[/AVA]
Бобби выбросил руку. Его руки тут же прижались к груди. Дрожь в руках продолжалась еще какое-то время. Затем, он обратил внимание, что через пару метров вот вот ударится о стену. Ледяная тропа поднялась вверх и совершила круг. Пользуясь возможность, Бобби взглянул на девушку. Она разговаривала по телефону и была в умеренной безопасности. Ледяная тропа сделала еще один крюк над головами солдат. Бобби выпустил из рук залп из ледяных осколков. Несколько выбили оружие из рук пары солдат. Другие осколки сбили с ног одного из солдат. Однако, не все держали свое внимание на Бобби. Оставшиеся участники первой группы продолжали вести перестрелку с полицией. Вдруг послышался крик. Один офицер пытался перебежать из одного укрытия в другое. Он постарался начать оттеснение противника. К сожалению, в момент движения несколько пулю ранили его. Он упал скрываясь под небольшими обломками. Солдаты продолжали подавлять его огнем не давая высунуться. Прикрыв лицо от пуль Бобби всмотрелся вдаль. Он направил себя к пострадавшему. Ледяная тропа закончилась в нескольких метрах от пола. Бобби создавал в воздухе ледяную стену, которая тянулась от места его падения в воздухе и заканчивая точкой приземления, рядом с пострадавшим полицейским.  Солдаты принялись обстреливать образовавшийся лед. Один из них воспользовался гранатой. Достал ее из пояса, сорвал чеку пальцем и бросил в стену. Бобби продолжал поддерживать лед и присел на колено. Наконец, слой льда был достаточно прочный, чтобы была возможность отвлечься и обратить внимание на пострадавшего. Бобби обернулся. Он увидел несколько следов крови на форме полицейского. Рука, державшая пистолет, была ранена. Открытую рану полицейский старался придерживать рукой. Другая пуля ранила бедро. Взгляд Бобби встретился с полицейским. Его страх подавлялся смелостью и долгом. Солнечный луч отражался маленькой вспышкой о золотое кольцо, на
безымянном пальце полицейского. Бобби отвернулся. Ему была ясна его задача. Он огляделся. На правой стороне находилась колона, за которой прятался один из полицейских. Он вел огонь по солдатам и иногда поглядывал на Бобби и своего товарища. Для начала нужно было установить контакт. Однако, знаниями французского языка похвастаться не было возможности. Тогда Бобби начал вспоминать о моменте из прошлого. Был один старый французский фильм, который Хэнк так сильно хотел посмотреть. К сожаление, перевода у фильма не было. По этому, Бобби стал заложником права очередности киновечера. Некоторые слова и фразы начинали обретать смысл. Заготовив предложение, Бобби обернулся к раненому полицейскому, продолжая поддерживать ледяной щит.
- Vos lèvres sont comme des fruits mûrs de la vigne. Puis-je les embrasser?[1] - по интересовался Бобби.
- Euh ... ok[2] - ответил полицейский подняв брови.
Услышав положительный ответ, Бобби увел правую руку в право. Ледяная стена протянулась в место куда указала рука. В итоге лед был готов укрыть из путь до колоны, за которой находился другой полицейский. Бобби опустил руки. Приподнял полицейского и положил его руку на свою шею. Стоило им начать движение, как полицейских тут же заныл от боли. Бобби взглянул на него. И увидел, как тот прикусил воротник своей формы. Пока они шли, солдаты обстреливали стену. Верхушка стены кололась, осыпая льдом Бобби и полицейского. Когда они добрались, Бобби постарался оттолкнуть тело солдата по дальше, чтобы его не задели пули. Другой офицер помог ему в это. Он так же положил руку товарища на свою шею и потянул его в укрытие. До тех пор, пока стена продолжала укрывать его от пуль, Бобби выпустил несколько ледяных осколком в воздух. Образовалась ледяная тропа, на которую он запрыгнул и направился в сторону солдат.
Бобби продолжал маневрировать и оттягивать на себя внимание противника. Вдруг ему на глаза попалась девушка, с которой он укрывался за колонной. Она совершила новый магический прием. Однако, никакого визуального эффекта Бобби не увидел. Пока не обернулся. От удивления он разинул рот. Волна песчинок пронеслась по музею. По началу, показалось, что несколько песчинок попали ему в рот и начали щекотать гортань. Восприняв это, как фантомный эффект, Бобби начал набирать высоту, продолжая уклоняться от пуль. Пуля раскрошила лед на его плече. За тем, очередная пуля отстрелила ему большой палец. Бобби не сразу начал понимать причину, до тех пор, пока его веки не начали закрываться. Какое-то время он пытался бороться, но проиграл. Ледяная тропа закончила путь. Тело Бобби все еще было под действие скорости. Он вылетел из верхнего окна. Бобби упал на дерево. От веса его тела ломались ветки. Его тело упало на землю. Падающие зеленые листья укрывали его желая сладких снов.

[1]Vos lèvres sont comme des fruits mûrs de la vigne. Puis-je les embrasser? - Ваши губы похожи на спелые плоды винограда. Могу я поцеловать их?
[2]Euh ... ok - Э... ну ладно.

Отредактировано Iceman (11.07.2017 17:31)

+1

9

Изящная, как породистая кошка, и настолько же восхитительно невозмутимая, Сатана стояла посреди выставочной залы и созерцала своё творение с некоторой утончённой задумчивостью на остроскулом лице. Кажется, она размышляла, чем стоит заняться сначала: обойти полицейских и любовным касанием к чужим разумам подправить воспоминания об увиденном, исследовать тушку кого-нибудь из нападавших, сняв наконец с лица маску и изучив то, что там находится (и находится ли что-нибудь вообще), или выглянуть в окно, куда красивой ледяной птичкой вылетел мутант.

Обойдя по кругу свой богатый улов, королева пошевелила пальцами, приказывая невидимой силе аккуратно собрать безмятежно спящих людей и растащить их по помещению в разные стороны. Копов - о, эта нежная любовь женщин к мужчинам в форме и с оружием, - ведьма сложила максимально аккуратно, взглядом расчистив от осколков и кусков штукатурки большой участок пола. С наёмниками, солдатами или кем они там вообще были, она церемониться не стала, и поскидывала полу-трупы, беспробудно уснувшие и теперь больше напоминавшие манекенов, чем людей, в одну стопку друг на друга. Оружие, поведя левой рукой, сложила в наколдованную из ничего картонную коробку и подвесила её под потолок на несколько щупалец из белёсого ночного тумана. В задумчивых движениях магических пут чудилась целеустремлённость и внимание к деталям. Чем бы не было чудище, часть которого проявилась в реальности таким затейливым образом, к задаче, отданной хозяйкой, оно явно относилось крайне ответственно.
Хеллстром почесала ногтями одно из свесившихся тентаклей, и где-то в высоте заворчало нечто крупное и, вероятно, опасное. Весьма довольно.
Минут десять суккуб занималась тем, что всё-таки снимала маски и изучала сокрытые под ними лица. Ничего особенно интересного, люди как люди, без вроде бы магического влияния, но у всех как на подбор с глазами было что-то неладное: огромные чёрные зрачки, расширившиеся на всю радужку, не менялись, когда на них светили. Можно было бы списать на сон, но княжна отлично представляла себе физиологию смертных. Либо они все были слепцами, либо в состоянии тяжёлого наркотического транса. И не так сложно было предположить, что более вероятно.
Если же есть транс, то его кто-то должен был вызвать… Становилось всё более и более интересно, ничего не сказать.
Одарив вселенную, представленную музеем вокруг её ослепительной персоны, новой улыбкой с точно выверенной пропорцией снисходительного терпения, девушка оставила в покое попытку как-то прибрать причинённый разгром и подошла к окну. Теперь надо было понять, что делать с парнем, благополучно навернувшимся куда-то в очаровательные жасминовые заросли, стоит ли его вытаскивать или оставить, как есть. С одной стороны, наличие живого смертного общества несколько обнадёживало, с другой же… За ними постоянно требовалось следить и ещё временами - оттаскивать от опасных приключений, где людям было нечего делать. На данный момент своего бытия Венера не была уверена, что хочет заниматься именно этим.
В своё время ей хватило Сорвиголовы, который перманентно куда-то вляпывался, а потом страдал, вынужденный ждать, пока маги подлатают его тушку по мере возможностей.

Однако оставлять мутанта было тоже как-то невежливо, и, на время решив отвлечься от созерцания дел рук своих, леди Воланд подошла к окну. Облокотившись обеими руками на подоконник и сильно подавшись вперёд, она выглянула наружу, с любопытством естествоиспытателя внимательно осмотрела поломанные ветки и оборванные почки, ещё только начинавшие превращаться в листву, после чего глубоко вздохнула. Спускаться ей не хотелось, даже несмотря на возможность просто слететь вниз - дочь дьявола не была готова к лишним телодвижениям.
- Будем считать, что знакомимся заново, - пробормотала она, свешиваясь вниз: длинные огненные волосы затрепетали на лёгком ветру, - эй! Ты жив? Вообще было бы неплохо, если бы ты забрался обратно, потому что я всё равно слабо понимаю, что здесь происходит.

+1

10

Ему не снились сны. Голос девушки утянул его в туман, в котором он блуждал не осознавая действительности. В своей голове придумывал оправдания, позволяющие ему остаться. Ледяной пар, вышедший из его рта, направил парящий лист в ином направлении. Лист приземлился на левый глаз Бобби. Это заставило его среагировать. Правый глаз открылся и попытался осмотреться. Бобби поднял левую руку. Нащупал лист закрывающий глаз и убрал его. Он держал лист за жесткий кончик и крутил им. Это был обычный лист упавший с дерева. Точно такой же, как и те, что укрывали его самого. Бобби приподнял голову рассматривая вызванные последствия столкновения с деревом. Не охотно поднял туловище. Листья водопадом скатились на ноги. Впереди он увидел старую каменную стену. Она ему, что-то напоминала. Затем обернулся и увидел за собой музей. Это был не сон, подумал Бобби и снова упал на землю. Закинул руки за голову. Бобби принялся любоваться тем, как выступившие солнечные лучи из-за туч проходили сквозь листья и создавали этот теплый оттенок наступающего лета. Как оказалось, во Франции солнце светит не чуть не хуже, чем в Америке. Бобби все еще держал в руке тот лепесток, который упал ему на глаз. Поднес его к своему лицу и дал лучам пронзить зеленый лист. Прошло не больше нескольких десятков секунд, как Бобби очнулся. Он попытался перевести дух и полюбоваться выступившим солнцем. Вдруг тучи вновь накрыли солнце. Бобби поднял брови. На мгновение ему показалось, будто где-то в облаках, в действительности, прячется Ороро. Увидев, что Бобби расслабился на задании, она решила ему напомнить о возложенной ответственности. Едва слышно Бобби произнес: "Иду-иду". Он поднялся на ноги. Взглянул на лист в своих руках и выпустил его, чтобы тот присоединился к остальным на земле.
Бобби заглянул в окно. Его любопытству стало интересно о событиях, которые произошли пока он спал. Все было на своих местах. Предметы искусства, остатки от них, полицейские, солдаты, рука. Бобби передернуло. Он влез обратно в музей. Отстреленный палец начинал обретать новую ледяную форму. Трещины покрывались новым слоем льда. Бобби шагал к центру зала. На своем пути он аккуратно перешагивал спящих солдат. Попытка разработки нового плана заставила его потрепать затылок. Бобби счел, что солдаты захвачены крепким сном. Это может быть хорошей возможностью, чтобы осмотреть их. Только он собирался присесть, как вдруг вспомнил, как хотел узнать, что происходило по другую сторону презентации. Там где готовили для презентации артефакт. Еще успею, подумал Бобби и присел на корточки возле ближайшего солдата. Рассматривая их униформу, заметил, что основной крепеж сделан на груди и держится на железных кнопках. Бобби протянул руку и расстегнул одну кнопку. Совершил анализ реакции солдата: глубокий сон. В итоге Бобби расстегнул около девяти кнопок, чтобы обнажить грудь. Под униформой они были голыми. Кожа выглядела синей, как у трупа. Вроде все в порядке. Вот только в области сердца у солдата были воткнуты осколки. Их было около семи и все были хаотичной формы. Несколько их них были воткнуты очень глубоко. Лишь одну возможно подхватить пальцами. Бобби придал указательному и большому пальцу более длинную и острою форму. Подцепил осколок и медленно начал тянуть. От осколка тянулась липкая жидкость, которая никак не хотела отделяться. Гримаса отвращения повисла на лице Бобби. Наконец, осколок был свободен. Выглядел он темно-фиолетовым и, казалось, был не хуже зеркала. Бобби заметил отражение в осколке. Приблизил к себе. Вот розовая щека. Покрасневшее ухо. Синий глаз. Все это не принадлежало Бобби. Однако, как только он давал отразить осколку другой участок своего тела, тот отражал вот только чей-то другой. Снова дал отразить свое лицо. К сожалению, осколок был слишком мал, чтобы собрать картину воедино. Как только Бобби подвел осколок к губам отражение показало иные губы. И они, что-то говорили. Казалось, вокруг Бобби витает чей-то шепот не давая распознать себя. Приложил осколок поближе к уху и попытался расслышать шепот.
- ...ты?
- Уничтожитель.
- Ты никого не спасешь.
- Я спасу себя.
Образовавшаяся трещина поделила осколок на двое. Солдат больше не двигался. Бобби рассыпал осколки на пол. Перевел взгляд на других дремавших солдат. Бобби начал мысленно раздевать их. В каждом из них мог быть такой же осколок. Он не понимал, что все это могло быть. Тяжело выдохнув Бобби выпрямился. Не так далеко стояла сцена с красным занавесом. Бобби запрыгнул на сцену. Прошел на другую сторону и спрыгнул. На полу отчетливо бросался в глаза выжженный след. Выглядел он так будто отсюда стартовал Сэм. Однако, здесь не было какой-то коробки или старого артефакта. Бобби огляделся. Выглянул из-за сцены. Посмотрел под занавесом. Заглянул под сцену. Там лежал обгоревший скелет. В своих костлявых пальцах он, что-то сжимал. Под сцену не проникал свет, по этому Бобби пришлось выхватить силой неизвестный предмет. Удивление появившееся на лице Бобби превращалось в радость. В своих руках он держал жезл. Изящно украшенный иероглифами и небольшим черным рогатым черепом. Бобби выпрямился и поднял артефакт над своей головой.
- Я нашел его! - воскликнул Бобби, но вдруг рогатый черепок свалился и разбился об пол.

+1

11

Отвлёкшись от изучения телефона, который она обнаружила при одном из героев невидимого фронта, Сатана подняла голову; тонкие, хищно очерченные ноздри её раздулись, точно у кошки, почуявшей запах добычи. Как только мутант расстегнул на одном из безмятежно спящих солдат униформу, на королеву дохнуло запахом тлена, смешанным с сильнейшей магией, ночным кошмаром и ещё почему-то малиной. Первые три составляющие для тёмного волшебства были вполне типичными, но ягодные привкусы обычно свойственны были божествам, непосредственно связанным с природой - или домохозяйкам, переусердствовавшим с гелем для мытья посуды.
Ни в одну из этих категорий не попадал ни сам Бобби, ни растянувшийся перед ним полу-труп, что заставило Хеллстром засомневаться в собственной точности ощущений. Конечно, до сих пор не было случаев, чтобы она ошибалась в определении сил, но всё когда-нибудь бывает впервые - особенно вот за мирозданием не заржавеет какую-нибудь неожиданную гадость выкинуть. Убрав чужой мобильник в карман пальто, девушка поднялась на ноги, старательно отряхнула с подола несуществующую пыль и, бойко цокая каблуками, подошла поближе.

Изумрудный взгляд её, по-кошачьи ленивый и по-кошачьи же проницательный, скользнул по синеватой груди обнажённого человека, по воткнутым в неё осколкам; склонившись, адская гончая ощупала подкладку его комбинезона и хмыкнула - пальцы её безошибочно ощущали зашитую в подкладку шёлковый шнурок. Ну что ж, неизвестный предводитель весёлых красных фанатиков оказался продуманным: даже оберег на своих марионеток повесил, чтобы случайный взгляд ничего не нашёл. И это не сказать, чтобы было сильно приятной новостью с точки зрения Тёмной Венеры: умный враг - плохой враг, потому что его не взять случайно и не заманить в ловушку.
Что ж, приходится работать, с чем есть. Никто не говорил, что будет легко; с другой стороны, надо отдать должное Земле - на ней всегда было отчаянно весело. Иногда с лёгким безумием, иногда - с тяжёлым, иногда и вовсе - с пиром во время чумы, но весело - несомненно. Живя недолго, люди знали толк в развлечениях и отдавались им на всю катушку.
- Это разбитое зеркало душ, - пояснила ведьма наконец, убедившись в том, что отражается в стекле что угодно, но только не реальный мир, - оно забирает сущность того, кто некогда в него смотрелся, и искажает её. Похоже, таким… Прямолинейным способом над товарищами решили осуществлять ментальный контроль, хотя смешивать артефакторную магию и некромантию… Смело, смело. Зато это объясняет эти безумные зрачки, по крайней мере, в некотором роде.

Однако количество сюрпризов на сегодня не закончилось, и, пока дочь дьявола изучала с исследовательским интересом юного естествоиспытателя подвернувшийся им чудный экземпляр очередной волшебной дряни, Дрейк отправился в путешествие по залу. Королева благополучно пропустила мимо ушей, куда были направлены его шаги; с её точки зрения если здесь и было что опасного, так это перетёршиеся от времени крепления гобеленов, которые могли упасть на голову. Убить не убьют, конечно, но пылью осыпать могут с лихвой, потом придётся прыгать в Сену, чтобы отмыться.
"Нашёл" прозвучало в зале неожиданно; возившаяся на полу в попытке сложить несколько извлечённых осколков в единое целое дьяволица подняла голову - и глаза её медленно потемнели, точно небо от внезапно собравшейся грозы. На скулах её залегли чёрные недобрые тени; но только смотрела она не на жезл, с которого соскользнул череп, а на то, как за спиной мутанта, поклацывая костями, стремительно меняющими форму, восстаёт скелет. Руки его вытянулись, ноги - укоротились, по позвоночнику прокатилась волна, отращивая гребень с острыми шипами; пасть внезапно оказалась полной острых сабельных зубов.
- Беги! - Рявкнула Сатана.
Он стоял слишком неудачно, заслоняя собой немёртвого, и любой удар пришёлся бы в первую очередь на него, а не на скелет, плотоядно склабящийся на такую близкую добычу. Костяные осколки, лежащие на полу, тускло посверкивали неприятной, могильной зеленцой.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [09.04.2016] Feuer frei!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC