Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [26.04.2016] The old flame


[26.04.2016] The old flame

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: 26 апреля 2016 года
Место: мидгардские гребеня
Участники: Satana, Loki
Описание: в это сложное для миров время Сатана разыскивает того, кто всегда виноват в достаточной мере, чтобы хотя бы объяснить, что происходит.

[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:44)

+1

2

У тьмы много глаз; у тьмы много имён и лиц; у тьмы множество форм, ибо она гибка и податлива, как всякая женщина; тьма, в отличие от света, который, как бы не бежал, никогда не сможет её обогнать, вездесуща, ибо тьме не нужен никакой источник - она самодостаточна. Тьма всеведуща, потому что тьма видела прошлое, видит настоящее и будет видеть будущее; в ней всё - от начала до конца и от конца до начала. Расстояния или времени для тьмы не существует вовсе, равно как и не существует невероятного - всё, что может произойти, есть для неё истина, просто лежащая на разных страницах одной великанской книги.

Именно поэтому тьма, притаившаяся в дальних углах тюрьмы, которую для трикстера собрали сердобольные его родичи, наблюдала за единственным здесь узником миллионами своих незримых очей - потому как страницы в истории кто-то перемешал и перепутал, нарушив должный порядок. Теперь тьма ждала, когда придёт та, кто стояла за ней.

Стремительным шагом, принеся с собой аромат роз, смешанный с тончайшей ноткой пепла, Сатана, королева ада всего, что стремительно переставало быть только красивым речевым оборотом, вышагнула посреди пещеры; как всегда, прекрасна, как всегда, восхитительно уместна, точно бы была тут вечно. Образ совершенства Хеллстром раскручивала на полную катушку, и никому во всём мироздании, глядя на это небесное создание, в восхитительных чертах которого истинно притаился замысел Божий, не пришлось бы усомниться в её идеальности.
С адской девой был ещё один гость: он был похож на кота, если только где-то водятся коты размером с двухгодовалого бычка. Бесшумные и обманчиво-мягкие подушечки его прошествовали по камням; почему сегодня Выходцу захотелось поиграть со своим обликом именно так, было неведомо никому, включая его самого - хозяйку, впрочем, всё устраивало, а больше фамильяру было и не нужно. Выбрав место строго напротив пленника, зверь глубокомысленно зевнул, продемонстрировав белоснежные клыки и розовую пасть, после чего уселся, мягким хвостом обвив лапки, каждая из которых была размером с обеденную тарелку.
В левой руке дьяволица держала мобильный телефон, в правой - подставку с двумя стаканами из какого-то "Старбакса", безошибочно опознаваемого по зелёному на белом логотипе. Можно сказать, что она готовилась к встрече; редко кто удостаивался того, чтобы ведьма сама приносила ему напитки - только если путём выливания вина из графина на голову, но это обычно не располагало к продолжению дипломатических переговоров.
Хотя зависело от того, кому, конечно. Война считал это чем-то вроде приглашения к действию.

Покачиваясь на носочках ботильонов, Венера созерцала нынешнего владетеля историй с большим скепсисом на остроскулом кукольном личике, и только жестокие звериные глаза её оставались практически бесстрастны: сквозь них на мир смотрел иной разум, который находил всё происходящее очевидно дурным тоном.
Дочь дракона качнула телефоном и убрала его в карман плотного чёрного платья с широкой юбкой. Из-за тёмной одежды, которую она предпочитала любой иной, сейчас суккуб почти сливалась с обстановкой, хоть густые локоны её, медным водопадом льющиеся по спине, и давали немало света.
Чарующий голос был полон восхищения:
- Удивительная закономерность. Когда во вселенной события вяжутся в морские узлы и закручиваются в перспективы, которых не должно случаться, посреди всего этого дурдома обязательно найдётся место одному-единственному богу по имени Локи. Как тебе удаётся делать аппликации из настоящего на невозможное, даже мне, должно быть, никогда не постичь.

Существо, в теории бывшее котом, улеглось на живот, вытянув передние лапы; княжна грациозно опустилась на его меховую спину, мягко подрагивающую в такт басовитого мурлыкания, и вытянула длинные стройные ноги.
- Кофе? - Предложила Сатана своему собеседнику.
Благо, намордник на Хведрунга цеплять не стали, так что болтать Среброязыкому вообще ничего не мешало.
Услужливый мрак вокруг, лишь потеснённый светом её ослепительных рыжих волос, но не ушедший окончательно, собрался в гибкое щупальце и, перехватив из изящной ладони картонный стаканчик с ореховым латте, протянул его ётуну.
[icon]http://sa.uploads.ru/bnWt3.jpg[/icon]

Отредактировано Satana (30.03.2017 23:09)

+2

3

Болтать Локи мешало одно серьёзное обстоятельство: у Локи не было собеседника. На этот раз его лишили даже тех безответных слушателей: змея и безъязыкой Сигюн. Часами Локи сотрясал воздух, но это не приносило даже успокоения. Днями — молчал и сходил с ума. Компания у Локи появилась уже когда и молчание Локи перебродило и заполнило его тягостной отрешенностью.
Сатана принесла за собой в стылую пещеру шлейф волнующих ароматов и нездешнего тепла. Локи не открыл глаза, пока она не оказалась в шаге от него, но перед его внутренним взором отчётливо и ярко плыл её образ, одетый в пламя и страсть, летучей плавной поступью, неизменно уверенной на изрытой ударами Тора скале или же на кровавой дорожке дворца. Реальность не слишком обманула Локи: Сатана была сутью женственности. Никакая одежда не в силах была ни скрыть её, ни подчеркнуть. Единственный её смысл был лишь в возможности ритуально её снять.
Локи рассмотрел владычицу Ада, вдохнул полной грудью смесь цветов, кофе и сладостного падения; и позволил этому вскружить себе голову. В общении с суккубом это было вежливо, да и приятно. Груз мыслей, висящий на затылке Локи, не потерял в весе, но на минуту стал менее значимым.
В красноватом флёре удручающе-бесстрастный взгляд Сатаны становился парадоксальным, возвышающе-снисходительным. Локи как застрявшую в сапоге острую кость ощутил прорехи в костюме, и так вечно потрёпанном, но теперь лишённым даже шарма скитальца; тонкую корку тёмно-серой каменной пыли; светлые полосы от глаз к подбородку. И в то же время он чувствовал расположение. Расположение женщины, к ногам которой припадал весь мир.
— Ты моя богиня, — искренне выдохнул Локи, но прежде, чем потянуться навстречу горячему стаканчику, он прислушался к собственному голосу как к незнакомцу. И самое его движение вышло странным, как будто Локи не был до конца уверен, что на его усилие лицо и тело отреагируют ожидаемо. Локи недоверчиво присматривался сам к себе и сам же нервничал под собственным оценивающим взглядом.
— Скажи мне, моя госпожа, мой город пал? Как видишь, я нынче оказался в сносках.
Локи шевельнул ногами, убирая их из-под когтей Выходца, ненавязчиво прорезавшего камень рядом с его пятками на полпальца вглубь.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:44)

+2

4

Девушка сделала мягкий жест рукой, показывая, что не стоит; ётуну она всегда благоволила, что вполне являлось веской причиной слегка постараться. Быв не только сутью женственности, но и сутью женщины как явления, Сатана обладала всеми атрибутами прекрасного пола в полной мере, включая поступки, порой замешанные исключительно на личных симпатиях.
- Нет, - безмятежно улыбнулась рыжеволосая дьяволица, - нет, не пал. Это одна из причин, по которой я пришла к тебе. Будущее, которое должно было случиться, завязалось в узел парадокса, и теперь вся вселенная поехала по каким-то совершенно другим рельсам и грозит развалиться в этом увлекательном путешествии на части. Я знаю, что это значит; ты знаешь, что это значит; в конце концов, на привязи ты теперь сидишь не зря. Что ты заварил, Локи?
Это был вопрос, который содержал в себе практически всё. Когда бог зла внезапно поймал какое-то озарение и сквозь собственные смерти перепрыгнул с одного поста на другой, переквалифицировавшись на глазах изумлённой публики в бога историй, Хеллстром была, пожалуй, последней, кто бы поверил, что на этом закончилась его прежняя дорога. Хаотическое стремление трикстера куда-то бежать и что-то делать, добиваясь неизвестных, но несомненно очень важных целей, никакое перерождение бы не отключило.
Тот факт, что родственники сочли необходимым привязать брата к камушку и оставить подальше от основной арены событий, эти подозрения лишь подтверждал. Впрочем, Утренняя Звезда лишь выглядела милой и хрупкой; наивной она перестала быть очень, очень давно, так что сомневалась в эффективности данных мер. Если уж Хведрунг хотел куда-то влипнуть, он влипал.
Вопреки всем благим побуждениям окружающих его от этого удержать.

Суккуб хлебнула кофе, облизнула пухлые губы, и продолжила:
- Если угодно, то свежие сплетни от воронов всегда в наличии. Златой Град выстоял перед натиском мертвецов Хелы, а красиво упавший с неба как-бы-безнадёжно-мёртвый Тор Одинсон вкатал племянницу в пыль, вызвав среди народа большие сомнения в собственной реальности. Обиженная Хела убралась к чёрту и теперь отказывается разговаривать даже с Адскими Лордами, потому что у неё депрессия; впрочем, не помню, чтобы она вылезала из этого состояния за последние полторы тысячи лет. О дальнейшем рассказать особо некому, кроме моих зеркал, ибо все свидетели умерли, но ты ведь наверняка и так знаешь, чем всё закончилось?
Изумрудные глаза, затенённые длинными чёрными ресницами, испытующе оглядели ётуна. Кофейный стаканчик на фоне расколоченной на части пещеры придавал ему необходимого колорита. Сразу ощущался какой-то налёт цивилизованности на варварские асгардийские реалии.
- Благодаря большо-ому затейнику Малекиту, Сурт, который у вас сейчас что-то вроде мячика для пинг-понга, получил очередной удар ракеткой и вылетел из одной принцессы в другую принцессу. В какой-то мере, Альдриф можно посочувствовать. Я знаю, как надоедает второй голос в своей голове; даже несмотря на то, что периодически он может быть полезным, - завершила она.
Василиск в сознании шевельнулся было, блеснув тревожным золотым змеиных глаз, но получил от хозяйки ментального пинка, после чего вновь залёг в спячку, справедливо рассудив, что всё это его не касается. Он не был величиной на политической арене Десяти Миров и совершенно не собирался там оказываться.[icon]http://sa.uploads.ru/bnWt3.jpg[/icon]

+2

5

Весть об Асгарде, устоявшем в этот раз, не слишком утешила Локи. В том, что Град Златой по сей день венчал Иггдрасиль, он был уверен больше, чем в себе. И слушал не столько музыкальный, похожий на виолончель в душном от нервного трепета свечей будуаре, голос суккуба, но себя. И то, что он слышал, ему не нравилось.
Но хотя бы с видом ему повезло. Приласкав взглядом ступни Сатаны, её колени, талию и грудь, Локи добрался до её лица и усмехнулся криво, как будто полученная от Тора оплеуха всё ещё перекраивала ему лицо на две неравные части, и иначе лицо просто не двигалось.
— Этот вопрос уместнее было бы задать моей матери. Ведь и котёл, и рецепт принадлежали ей. Я от себя добавил лишь пару деталей.
Вернув для дельного ответа ясность мысли, Локи по пути отметил то беспокойство, что проступало за спокойным тоном Сатаны. Она по-прежнему не любила, когда мироздание вредничало и не позволяло объять себя хотя бы в той мере, на какую была способна дочь Люцифера. Тот же порыв, что толкнул её взять как плату за разговор с Кобик рассказ о гибели Мультивселенной, бесполезный настолько же, насколько могло бы быть бесполезным откровение, что вся Мультивселенная — чёрный текст на жёлтом фоне.
Поймав себя на мыслях, съехавших на рычаги и чистый профит, Локи с силой приложился затылком о валун, под который уходили концы пёстрых лент Альдриф. На нём и до того было порядочно вмятин, новая не слишком оживила его поверхность.
Отчасти полегчало. Стало легче заметить зуд, мучающий Локи с тех пор, как заросла сломанная нога. И плавный изгиб коленей Сатаны. Да хотя бы запах и вкус орехового латте, материального, сладкого и совершенно потрясающе недвусмысленного.
— Что же, это значит, что Тёмный Совет уже вырыл себе могилу и готовится с оркестром в неё сойти. Если бы не родственное участие, за это не пришлось бы платить такую цену…
Опустевшим взглядом Локи обвёл взглядом своё узилище, возвышавшийся над его головой камень, обглоданный молниями вход в пещеру, похожий на рот с редкими осколками уцелевших в драке зубов. Рытвины в полу, оставленные кулаками Тора, выжженный стихией круг. Сарказм в громадных немигающих глазах Выходца, изучающий взгляд Сатаны. В своих размышлениях Локи забыл хороший тон безоглядного вожделения. Да и о самой Сатане на мгновение, похоже, тоже забыл. И вот теперь открыл её присутствие для себя по-новому.
— Хочешь, я расскажу тебе историю? Про бога лжи, который никогда не лгал.
Локи пошевелился, попробовав устроиться поудобнее, но ленты оставляли ему лишь выбор из наименее неудобных поз, часть из которых совершенно не годилась для рассказчика. Да что там, ни одна из них толком ни на что не годилась. Смирившись, Локи продолжил:
— Чтобы творить магию, нужно или обладать силой, способной изменить законы физики, или иметь на своей стороне мир, согласный измениться тебе в угоду. У бога лжи же было всё иначе. Он мог так сплести неправду, что миру это может и не понравится, но он поверит в неё, и неправда ложью быть перестанет. Одна беда: мир не меняется под эту ложь сейчас, для галочки, мир изменяется сразу всегда, оптом: настоящим, прошлым и будущим. Считай — новый мир. И новый бог обмана, который мог иметь уже совсем другие цели.
Вот потому-то бог не произносил ни слова лжи. Кто-то сказал о нём — Лжец Правдой, и был остроумно точен. Ведь то, что сказано, и как оно понято — такие разные по сути вещи.
Только однажды богу всё же пришлось напрямую солгать. Сказать, дескать, Локи желает войны. Иначе ему не удался бы план. В этом не было неправды — ведь истинное имя бога больше не было Локи. Этот бог был другой и имел другое имя. Но позже, возвращая к жизни безнадежно мёртвого брата, бог обмана назвался этим мёртвым именем — без него не вышло бы воскресения. Вот так и открылась лазейка для бога зла, которого по старой памяти бодро примотали к камню брат и сестра.
Локи снова усмехнулся. Гораздо живее, чем прежде, но куда более грустной получилась улыбка.
— Я не бог зла и не буду им. Фрейя хотела агента в стане врага, а я видел в этой истории смерть Альдриф и делал всё, чтобы её предотвратить. Асы не в силах уйти насовсем. Альдриф — другое дело. Я был у норн, и всё, что у них есть — жалкий обрывок её жизни, окончившейся, толком не начавшись. Её существование — уже чудо, но я боюсь, что её смерть может быть окончательной. Я видел одну такую. Повторения не должно произойти.
Но теперь без этого вряд ли обойдётся, и Локи с траурным молчанием уставился сквозь огненные пряди волос Сатаны.
Может быть, история высказанная и залатала надлом, так испугавший Тора. Но никак не повлияла на безрадостное будущее.
Тор полагал, что Локи завидовал его вселенской мощи. В том была правда, но — запоздавшая на одну жизнь. Локи нашёл силу, ни в чём ему не уступающую. И ровно так же, как и Тор, осознавал, что никогда не пустит её в ход даже вполовину свободно. И того, что уже высвободилось, хватило, чтобы ударить последствиями по всем.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:44)

+2

6

Болтая кофе в одной руке, ведьма слушала своего собеседника, не перебивая. История - тонкое дело, и иногда для того, чтобы просто начать разматываться из клубочка в нужную сторону, ей нужно было стать озвученной и услышанной. Поделённая на рассказчика и читателя, она превращалась в такую же неотъемлемую правду мира, как то, что каждый день наступал рассвет. Просто потому, что иначе не может быть.
Леди Воланд задумчиво кивнула. Ей сложно было судить, насколько родственное участие поломало и без того сошедший с ума пространственно-временной континуум, и стало бы лучше, если бы Лофт продолжал бодрой белкой скакать по колесу стремительно набиравшей обороты драмы. Скорее всего, нет.
- Среди будущего, которое могу увидеть я, нет ни одной ветви, где Альдриф остаётся в живых. Независимо от того, что ты сумел бы или не сумел бы сделать, - просто произнесла ведьма, и прищуренные кошачьи глаза вновь внимательно, даже будто бы чуть настороженно, скользнули по лицу трикстера. - Это узловая точка, и всё крутится вокруг неё. Но не всё так… Однозначно.

Вообще-то она не вмешивалась в другие жизни. Обычно. Но нынешнее время не подходило под определение "обычного", и поэтому суккубу приходилось отказаться от правил, которыми она руководствовалась большую часть жизни.
Изумрудные глаза княжны блеснули тусклым, тревожным отсветом болотных огоньков, грозивших путника всякого увести за собой в могилу. Поднявшись на ноги, девушка оставила свой стаканчик в благочестивой хватке склонившегося перед своей хозяйкой мрака и подошла к ётуну. В её движениях обозначилась привычная сосредоточенность.
- Это ведь её ленты? Я их помню, - она даже не спрашивала: утверждала, давая Локи осознать всё происходящее. - У норн ничего и не может остаться, потому что жизнь вашей королевы никогда не должна была продолжиться. Норны знали об этом, и норны соткали ей судьбу родиться только для того, чтобы быть убитой. Я видела это в полотне её пути. Её судьба всю жизнь была на ней самой, и Альдриф не принадлежит мирам Иггдарсиля - в большей степени Альдриф принадлежит и вовсе только сама себе. Жизнь её сложилась таким образом, что она не имеет якорей ни в одном из миров, они - не её, и она - не их. Такое тоже бывает, хоть и не слишком часто.
Сатана помолчала, с грацией хищника, принюхивающегося к уже умирающей добыче, обойдя камень, заменявший Локи и ложе, и царский трон разом. Тонкие пальцы с идеальным багровым маникюром на длинных ногтях скользили по граниту, ощущая его шероховатую прохладную твёрдость, а улыбка ведьмы становилась всё более странной, ускользающей, точно мираж - или чеширский кот.
- У меня тоже есть одна история, которую я могу тебе рассказать. Сказку про древних богов, запутавшихся в собственной ловушке, которую они пытались уготовить другим.
Это было то, почему явления Хеллстром окружающим никогда не заканчивались ничем хорошим. Истина, которую она открывала как-то легко, мимо проходя и будто бы даже случайно, обладала неприятной особенностью корёжить умы и ломать тонкие душевные конструкции из надежд и веры в лучшее.

Дочь дьявола протянула вперёд обе руки, негромко, распевно что-то произнеся; мягкие, бархатные звуки енохианского, мелодично-трепетного ангельского языка, разлетелись, рассыпались по гроту хрустальной крошкой, а два свободных конца ленты со строгим геометрическим узором, что прежде спокойно лежали на полу, взмыли вверх. Теперь они клубились вокруг женских ладоней, будто были живые, и их движения походили на танец кобры.
Нежный голос суккуба струился тёплой, уютной рекой:
- Однажды у одного короля и одной королевы родилась девочка, связавшая в себе воедино два народа, но долго пожить девочке не удалось: король оценил жизнь принцессы чуть дешевле, чем собственную воинскую честь, и на глазах правящей четы девочку убила крылатая женщина. Тело младенца она бросила одной из служанок, которой приказала его сжечь, мир же, построенный ангельскими девами, был наглухо запечатан и отрезан от Иггдрасиля, как считалось, навсегда. Это было очень давно, и так выглядит известная версия этого грустного рассказа. А есть ещё… Неизвестная, читать которую нужно уметь. - Адская королева помолчала, пропуская сквозь пальцы гладкий шёлк волшебных лент, бережно чувствуя в них едва слышный шёпот, полностью нарушивший ход истории. - Служанка, подобравшая младенца, была Светом более, чем весь Хевен, вместе взятый. Она была пряхой и ткачихой в королевском дворце, она не умела держать оружие и не способна была разрушать, зато умела созидать. И душа младенца, отлетевшая от тела, вернулась обратно, возрождённая к жизни почти случайно. Но не бывает такого, чтобы жил тот, чьей судьбы нет на свете, и тогда служанка из солнечного света и материнской любви спряла нити, которые соткала в тесьму. Десятый мир оторван был от остальных Девяти, и судьба девочки, родившейся в Первом, осталась у неё самой, потому что вплести её в ткань иной реальности из мира, который выбросили за пределы настоящего, было невозможно. Альдриф, Локи, уникальна: её нет, и она вместе с тем есть. Причина, по которой она есть, сейчас висит на тебе. В Десяти мирах не найти никого, кто смог бы сотворить подобное - эта магия вам чужда так же, как мне уютненькие ледники Ётунхейма. Ленты эти - и есть нить её судьбы; не у норн - у неё самой.[icon]http://sa.uploads.ru/bnWt3.jpg[/icon]

+2

7

Минутой ранее Локи не сумел бы сложить слова возражения в верную последовательность: собственное незавидное положение и причины его не позволили бы им набрать нужный вес. Но теперь Локи невесело, но с очевидным облегчением улыбнулся:
— Я знаю. Но ты бы не увидела и меня богом историй заранее. Это не невероятное везение, это рукотворная невозможность. Тебе ли не знать о невозможном, королева?
Локи следил за Сатаной, пока она не оказалась на том расстоянии, где близость её и льющийся сверху голос шевелили волоски на загривке трикстера. Вывернув голову, Локи невидящим взглядом созерцал щербатый свод пещеры там, где скрылась из его поля зрения суккуб, медленно ощупывая грандиозную в своей простоте и изяществе мысль. Его брали сомнения, и они-то лучше всего и служили маркером правды. Плавно Локи опустил взгляд на шелковую ленту, сотканную из тончайшей нити, окрашенную в строгий узор. Воистину, второй Глейпнир, сотканный из того, чего не может быть. Долго Локи смотрел на неё, часто меняя выражения лица, плавно приближаясь к глубочайшей задумчивости.
Под мерный голос Сатаны Локи выравнивал дыхание, соизмерял его с ему одному знакомым ритмом. И всё для того, чтобы увидеть то же, что было так просто открыто дочери Люцифера. Судьба, любовно скрученная в нить — такой заботы не знали истории, вышедшие из-под грубых рук норн. Эта была единственной в своём роде. Единственной, сплетённой с любовью.
Это была судьба. Не совсем то же, что история. Даже при условии, что боги — это всего лишь истории, которые мы рассказываем сами себе. Судьба — это то, что может остаться нерассказанным.
Локи вздохнул, очень медленно, выпуская воздух как по амнистии. Ещё, и ещё раз. Пока наконец пещеру не потряс его безудержный хохот. Выходец презрительно зевнул на трикстера, так резко потревожившего его покой. Впервые за долгое время Локи смеялся без задних мыслей, просто потому что что-то случилось, и случилось удивительно. Смех этот ничуть не хуже криков боли мог потрясти горную подошву.
Ирония, помноженная на Вселенную. Локи сбился с ног, разыскивая лазейку для сестры. И не узнал, даже запутавшись в ней до полной обездвиженности.
Откинувшись на камне, Локи посмотрел на Сатану, ласкающую кончики лент судьбы Альдриф.
— Я тебя обожаю, ты ведь знаешь?
Выходец потянулся, оставив полосы в камне рядом с бедром трикстера. Тот, оценив намёк, успокоился. Просеял через разум то, что слышал прежде. Что думал прежде. Что мог, чего не мог и что мог бы
— Но этого мало, — добавил Локи, глядя вверх. — Сурт сломает её. Или выжжет. Тана… ты ведь можешь спасти её.
Судьба — это то, о чём могут никогда не рассказать. Это могут быть миллиарды лет тишины и пустоты, забвения и безумия Комнаты без Дверей. Судьба — это только существование. Это ещё не жизнь.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:45)

+2

8

- Мне ничего не трудно сделать, - ответил Воланд,
- и тебе это хорошо известно. ©

Строго посмотрев на Выходца, ведьма показала ему сжатый кулак; фамильяр, лениво дёрнув ухом, ещё раз продемонстрировал трикстеру оскал белоснежных клыков, вполне способных перекусить хребет дракону, и снова сделал вид, что он глубоко и крепко спит, опустив голову на передние лапы. Он способен был не ревновать свою хозяйку только к единственному существу среди всех живых и мёртвых - к отцу Майклу, с властью которого над душой Хеллстром спорить было просто бесполезно. Всех остальных бес предпочитал предупредить сразу, что она прежде всего - его собственность.
Неважно, как выглядит кот. Любой из них всегда считает себя центром вселенной.

Несколько бесконечно долгих секунд королева размышляла, пропуская шёлк лент сквозь тонкие умелые пальцы. Мало кто знал о границах её возможностей, включая, надо заметить, и её саму; разве что отец догадывался о том, какую мощь несёт кровь от его крови - но благополучно молчал. Быстрым, змеиным жестом Сатана облизнула пухлые кровавые губы, словно пыталась подбодрить себя к дальнейшему разговору, который с каждым новым словом становился всё более чудным.
Ей не пристало вмешиваться в чужие судьбы, как гласили вселенские законы; но они же велели ей соблюдать баланс. Ограниченность фантазии мироздания, которое любило подкидывать одни и те же фокусы с двойным дном, с лихвой искупалась его неутомимостью.
- Да, я могу, - наконец произнесла дьяволица, чуть растягивая слова, - я могу всё. Но это будет дорого стоить.
Ещё раз обойдя камень, девушка остановилась напротив Хведрунга, склонила голову к левому плечу; протянутая её рука коснулась чужого лица, приподнимая голову бога за подбородок. Потом, точно удовлетворив своё любопытство, колдунья убрала ладонь.

Рот её на мгновение изогнулся в мягкой, ускользающей усмешке. Нечасто ей приходилось торговать условия не для себя самой. Впрочем, обладая мощью такой, как держала в своей стальной хватке дочь сатаны, было довольно сложно чего-то желать: она слишком хорошо знала, что может получить всё, если захочет оного достаточно сильно.
Тут вопрос был в другом; для того, чтобы решить задачку и отдать ётуну решение, которого он не мог найти, торговаться следовало со вселенной, а у неё давно уже был скверный норов и неуёмные аппетиты. Смотря куда-то сквозь собеседника, суккуб продолжила, точно рассуждая сама с собой:
- Ты всегда мне нравился, Локи. Да и ваша Альдриф, могу признать, мне вполне симпатична - она точно более нормальна, чем Кул с его возвышенной упоротостью и заботливо выпестованной мегаломанией. Но для того, чтобы обманывать мироздание с той частотой, с которой делаем это мы с тобой, надо платить. Судьба Энджелы - такой, какой она была, по крайней мере, - подходит к концу, это точно. Приёмная мать оградила своё дитя, насколько могла, но теперь свет уже меркнет, и наступает закат. Соткать новую нить и спрясть из неё новую судьбу… Да, мне это под силу; но на этот раз оставить Альдриф саму по себе, вне полотна судеб остальных миров Иггдрасиля, будет нельзя. Тогда Сурт действительно выжжет её до конца. Все мы с чем-то связаны, и это - наш якорь, и он позволяет нам возвращаться.
Уж ей ли, умиравшей в среднем раз в пару месяцев и считавшей свою смерть исключительно рутиной, было об этом не знать.

Леди Воланд отпустила ленты, но они не покинули её: чувствуя близость подобной себе природы, они клубились вокруг неё, танцуя, точно змеи, зачаровавывашие свою добычу. Там, где иные видели просто узорные фигурки, складывавшиеся в простой геометрический орнамент, княжна видела, как на бумаге начертанные слова, отрезы из чужой жизни.[icon]http://sa.uploads.ru/bnWt3.jpg[/icon]

+2

9

Локи понимал, о чём он просит королеву. Невозможное было простеньким словом в его лексиконе, волнующим и вызывающим — на влажно-алом языке Сатаны. Это было чудо, на которое у них всегда не хватало платы, даром что для дочери Люцифера был целый мир, а в карманах скитальца Локи гуляли солнечные ветра. Но они всё равно платили. И каково оно…
Локи не торопил Сатану с ответом, и взгляд его был похож на тот жест, которым суккуб приподнимала его голову, подставляя скучному рассеянному свету. Те же рассеянные лучи прятали в тени черты лица королевы подобно траурной вуали, не скрывая по-настоящему, но делая более таинственными и желанными. Это лицо нельзя было полюбить, но в нём была вся надежда Локи, и даже животная притягательность её меркла перед этим.
Мы никогда не попросим друг у друга тривиальной услуги, правда?
Возможно, улыбка-обман, миражом дрогнувшая над губами Сатаны, была ответом его безмолвному вопросу.
— Один, Фрейя, весь Асгард заплатил за грубую рану, нанесённую Иггдрасилю, — медленно и тихо, окружая Сатану словами как слугами, невидимыми и неслышными, незаметными и услужливыми, проговорил Локи, кивнул на туго спеленавшую его ленту. — Вот она. Нить из-под твоих рук не будет нитью норны и, возможно, ещё больше отдалит Альдриф от нас. Будь я асом иного толка, я бы сказал, что это непомерно. Но я йотун, выбравший Асгард своим домом. Поэтому я скажу, что Альдриф не изменится.
Локи хотелось бы, чтобы ей только стало проще дышать под сенью Мирового Ясеня, поделившегося с ней сейдом. И само это желание делало более глубоким его собственное дыхание. Ему больше не приходилось прилагать усилия и хитростью, граничащей с самообманом высматривать на скрученной цветной нити шёлка подвиги Госпожи Охоты, её тоску, её любовь, её гордость и стремление вперёд и вверх.
Он не сказал Сатане спасибо. Их обоюдная благодарность не выражалась словами. Этот странный абсурдный и коварный союз был более искренним, пока не заключал настоящих сделок. Даже теперь, когда Локи больше не был Богом Зла и Обмана.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:45)

+3

10

Последний pаз, прощаясь, видеть луч солнечный -
Такая доля всем нам, обречённым. ©

Королева ада всего опустила руки, точно забавляясь игрой с лентами: они клубились, переплетаясь чисто змеиными телами, и ей казалось, что вскоре они всё же оставят Локи, увлёкшись своим танцем. Многие годы они не знали никого, кто нёс бы в себе частицу вложенного в них света.
- Дерево, которое являет собой сердце моего Сада, это росток Иггдрасиля. Я связана с миром людей более, чем тебе кажется; мой отец носил имя князя мира сего, и во мне - его кровь. - Стремительная улыбка коснулась багряных губ, придав лицу тень живых, настоящих эмоций, которых на нём не бывало обычно. - Не из-под рук норн; но мне под силу впрясть судьбу в полотна миров, в отличие от приёмной матери твоей сестры. Я - неотъемлемая часть вселенной, уравновесившая её; со мной мирозданию обычно сложно спорить. Если, конечно, уметь его убеждать.

Она протянула руку, раскрыла ладонь, и один из шелковистых отрезов, мягко изогнувшись, упал на неё, обмотал в несколько раз, не то пытаясь удержать, не то прощаясь; дьяволица несильно сжала кулак. Теперь взгляд её топких, болотных глаз вновь обратился к ётуну, которого она изучала с прежним выражением внимательного безразличия к реальности; потом девушка коротко кивнула.
Их союз изначально был странным, и с течением времени он запутывался всё больше, неотвратимо превращаясь в морской узел. Любить друг друга они не могли, но продолжали быть - вместе? Слишком громкое слово. Может быть, просто по одну сторону загадок мироздания.
- Я сделаю всё, Локи. Я сотку для Альдриф жизнь, когда её судьба оборвётся.
Ведьма отступила, повернувшись на высоких каблуках, и медные волосы хлестнули узника братской заботы по лицу.
- Ты знаешь, где меня искать.
И дочь дракона исчезла, превратившись в дым, в ночной туман, обдавший на прощание ётуна запахом роз и едва уловимой ноткой пепла. Вместе с ней исчез и кот, перевернувшийся на бок и вытянувший длинные лапы. Пещера опустела вновь. Мрак, подобострастно тянувшийся к своей хозяйке, покуда она стояла в нём, опал, растянулся по полу слабыми тенями, а в углах свернулся чёрными омутами, спрятавшимися от лучей солнца, пробивавшегося сквозь разбитый вход.
Если бы не картонный стаканчик от кофе, оставшийся на полу, можно было бы подумать, что дьяволица и не приходила, а лишь заглянула в чужие сны, чтобы зародить надежду и забыть о ней.
Однако Сатана не забывала ничего.

Отредактировано Satana (23.04.2017 19:45)

+2

11

Улыбка воровато вползла на лицо Локи и устроилась там, лучше кого другого понимая свою чужеродность. Умудрённое отеческое одобрение плохо вязалось с юной мордашкой, насквозь пропитанной безбашенностью и озорством. Первый же порыв строгого горного ветра сдул её, как и не было.
На её место тут же вспорхнуло любование. Сатана была страшно хороша, когда говорила о себе и кокетливо приподнимала подол над той частью себя, что была настолько же больше суккуба, насколько Всематерь больше продавшейся за бусики девицы.
Уход Сатаны сделал пещеру ещё более пустой, чем она была до её появления. Её уход причинял неиллюзорную боль разочарования, но она была незначительна рядом с тем облегчением, что испытал Локи. Когда заканчивался мир, он знал, что история так или иначе продолжится. История никогда не закончится на самом деле; всегда найдётся тот, кто подхватит челнок с ослабевшей нитью и продолжит полотно. Но одна-единственная нить — ничто для всей истории. Альдриф не была бы первой, чья судьба — окончательное исчезновение.
И в будничности этого знания таился страх, способный сбить с ног Бога Историй.
Локи посмотрел вниз и снова улыбнулся. Дороже надежды невозможно придумать подарка.
— Тебя стоило бы назвать прологом, — шепнул он. Кончик ленты, описав грациозную спираль, уткнулся кончиком в середину лба Локи. Так они и сидели, то ли общаясь, то ли наслаждаясь взаимопониманием, пока движение звёзд не заставило Локи насторожиться, а ленты — безжизненно упасть.
— Ты знаешь, в Мидгарде есть два популярных изречения. Одно: убийца всегда возвращается на место преступления. Второе: если гора не идёт к Магомеду…
Беседа Локи с пустотой прервалась глубоким женским голосом:
— Я этого не заслужила, Локи.
— Я не буду извиняться и благодарить. Мы были неправы. Теперь случится только то, что должно.
Под отповедь Локи на тёмном провале камня в небо появилась царственная светлая фигура. Локи ссутулился и опустил голову, за неимением иного способа поприветствовать мать.
— Всё снова идёт по-вашему, леди Фрейя. Как наговорили норны.
Королева была само воплощение сострадания. Присев рядом со стреноженным йотуном, она платком отёрла его лицо от пыли, и он передумал лаять дальше и сопротивляться. Что сделано, то уже останется в архиве, как ни изворачивайся.
— Мы не вернёмся, Локи, — тихо сказала Фрейя, погладив его по щеке. — Ты верно сказал. Всё рядом с нами идёт по-нашему, по-старому. И это стоит мне… нашему миру страшных потерь. Мыслями я всегда буду рядом, как и Один. Без нас вы четверо справитесь лучше.
Необъяснимая кроткость Фрейи, более подошедшая бы скруллу в шкуре богини, окончательно утихомирила Локи. Он уткнулся лицом в колени, даже не попытавшись выяснить, исходит ли замечание Фрейи от безграничной веры в хитроумного Локи и могучего Тора, лучезарного Бальдра способных защитить сестру даже от уже произошедшего тысячи лет назад, или от невесть откуда взятого знания. На затылок опустилась тёплая пятерня. Локи закрыл глаза.
Вторая рука потянула за петлю ленты на руках йотуна.
— Оставь, — попросил Локи, не открывая глаз. — Если ты вправду желаешь, чтобы нас было четверо, оставь.
Рука, тянущая за ленту, исчезла, но вторая осталась. И молчание наполняло диалог между Фрейей и Локи большим смыслом, нежели могли бы любые слова.
— Мама, — Локи резко вскинулся, осознавая, что должен сказать что-то важное. Но в пещере с ним были только ночь да ленты, да картонный стаканчик с заледеневшим кофе. А также медленно рассасывающееся ощущение тепла на затылке.
Локи вздохнул и откинулся назад, на камень, созерцать оплавленный и растрескавшийся потолок, а также — глубины собственного состояния.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:45)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [26.04.2016] The old flame


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC