Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.04.2016] The Eternal Flame


[20.04.2016] The Eternal Flame

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/8d/8a/1f/8d8a1f888b5f9ca59b53954130974ba3.gif

Время: 20 апреля 2016 года, сразу за этими событиями.
Место: Асгард.
Участники: Malekith the Accursed (Loki), Aldrif Odinsdottir, Thor Odinson.
Описание: на Асгард двигается воинство мёртвых из Хельхейма. Никто не знает, где Один или Альдриф. Город вооружается и готовится к худшему, проклиная по привычке Локи. А между тем худшее вершится за спинам асов, в королевских покоях, куда, никем не замеченный, пробирается Малекит.

[nick]Malekith the Accursed[/nick][status]let slip the dogs of war[/status][icon]http://i.imgur.com/PGyelhY.png[/icon][info]Малекит Проклятый


Возраст: ~;
Сторона: Тёмный Совет;
Сверхсилы: эльф экстраординарной силы, магии и зловредности.[/info]

Отредактировано Loki (30.03.2017 17:07)

+2

2

Сиф была первой, кто встал плечом к плечу с привратником Хеймдаллем и направила свой взор в сторону, куда смотрели его всевидящие глаза. Мрачная тревожность расползалась от стража, но для Сиф в той стороне была лишь глухая, пробитая острыми звёздами чернота.
— Кто? — спросила воительница у брата.
— Хела подняла мёртвых на войну. Скоро они будут здесь, — пророкотал Хеймдалль, и голос его, казалось, исходил от всего вокруг: даже от самих золотых створок. Сиф отвернулась от безмолвного космоса и повернулась к стражу. Его руки сжимались на рукояти его меча так, что могли бы удержать весь Асгард, вздумай неведомая сила сдвинуть его с места ещё раз. Увы, так сдержать мертвецов Хельхейма он был не в силах.
— Ты видишь, где наша Королева? — спросила Сиф, сбрасывая с плеч оцепенение и лишние теперь тоскливые мысли о едва-едва обретённом доме. Альдриф Одинсдоттир была асам чужая, но она и только она вернула Асгард на его истинное место. Для Сиф этого было достаточно, чтобы безоговорочно отдать потерянной дочери Фрейи свои мечи и свою преданность. И молчаливое сочувствие, когда Королева несколько дней подряд гоняла советников и гонцов с грузом оставшейся от Кула бумажной катастрофы. Молчаливое — поскольку иного Альдриф бы не приняла.
— Королева скрыта от моего взора. Я не могу найти её в Девяти мирах, — от голоса Хеймдалля, казалось, потемнело, и весь металл покрылся патиной. Сиф с сомнением изучила грозное лицо привратника. Неужели он допускает мысль о коварном плане Королевы, добровольно отдавшей корону неуравновешенной дочери Локи, а нынче покинувшей Асгард на уничтожение?
— Тогда я поведу асов, — жёстко сказала Сиф. Её мысли обожглись о скорбь по погибшему Громовержцу, по Фрейе, по оставившему всё живое и мыслящее Одину. Секундная слабость, не более. Не в правилах воительницы было ожидать от кого-то помощи, кроме самой себя. — Давно хотела сломать этой сучей дочери хребет.
Асгард готовился к вторжению.

Пока все взгляды были прикованы к далёкой точке во Вселенной, за спинами подбадривающих друг друга криками воинов Асгарда безмолвной тенью скользил вдоль стен враг. Тот, кто никогда не был против взяться за оружие и утопить в крови самоуверенного противника, напиться его смертельным отчаянием и изнасиловать. Но до этого время ещё будет. Сейчас Малекит Проклятый готов был отложить любимые забавы ради цели более изящной и, в конце концов, только работающей на подступающие океаны крови, агонии и ужаса. Ради этого стоило нацепить асгардийский доспех и пропускать мимо рвущихся присоединиться к ополчению жителей Золотого града.
Последнее, что видела высокая и дородная асинья, оставшаяся с драгоценной малюткой Лауссой — это упавший ей в ноги золотистый панцирь, похожий на спрута или медузу от выступающей из-под его краёв ещё горячей требухи. Женщина онемела и не успела поднять взгляд на убийцу, десятком секунд раньше вежливо постучавшего в дверь. Малекиту поднадоело оставлять всё веселье другим. К тому же, ему бы так и так нужно было чем-то рисовать. И в большом количестве.
— Так-так. Привет, щеночек, — широко улыбнулся Малекит, подобравшись к люльке. Лаусса стояла в ней, покачиваясь на пока неуверенно державших её ногах, и строго смотрела на раскрашенного в синее, чёрное, белое и красное пришельца. Судя по её виду, принцесса считала поведение Малекита грубым, но заслуживающим шанса на исправление. Эльф этот шанс, впрочем, намеренно упускал, трепался о недостатках бывшей супруги, таскал за ноги убитых асов и выводил их кровью большой круг на полу.
Чего ему было опасаться? Асы заняты Хелой, Альдриф — Локи. И все они ошибаются, считая свои проблемы самыми большими и важными.
За это, когда всё было готово, и Проклятый пришёл за Лауссой, он был удостоен прицельного удара в глаз. Эльф зашипел, перехватил строптивого младенца и назидательно покачал головой.
— Ну-ну, щеночек. Тебя разве не учили, что кусающим руку хозяина собачкам вырывают зубки вместе с челюстью?
Лаусса надула щёки и рассердилась, но Малекит даже не обратил внимание. Этот кусок асгардийского мяса был нужен только для этого круга, этого ритуала и такой небольшой неприятной мелочи — смерти.
— Да начнётся шоу, — усмехнулся Малекит, почти роняя младенца в центр ритуального круга.[nick]Malekith the Accursed[/nick][status]let slip the dogs of war[/status][icon]http://i.imgur.com/PGyelhY.png[/icon][info]Малекит Проклятый


Возраст: ~;
Сторона: Тёмный Совет;
Сверхсилы: эльф экстраординарной силы, магии и зловредности.[/info]

+3

3

Первым в Асгард вернулся Слейпнир, запряжённый, с пустым седлом и перекинутыми на шею поводьями. Это насторожило Хеймдалля больше всего; королевна, вставшая во главе Асгарда, никому не отчитывалась о своих планах, ибо нравом отличалась столь же тяжёлым и странным, сколь её отец, но их нежные отношения с племянником не были ни для кого секретом. Привратник перебрал в уме все варианты; даже случись невозможное и окажись их новая правительница предателем, добровольно обрёкшим град на разграбление Хеле и её мёртвым воинам, то восьминогий конь вряд ли бы от неё ушёл, устрашившись подобного коварства - он к политике относился весьма равнодушно, во главу угла ставя личности. Личность же тётушки ему явно было вполне мила.
Может быть, рыжеволосую воительницу с золотым венцом на челе уже стоило искать не среди живых, но среди мёртвых? Всезнающий взгляд вновь пробежал по Девяти мирам; нет, её не было нигде; не было видно и Локи - то ли прятался он слишком хорошо, то ли золотыми крыльями дочь Гримнира закрыла заодно и его, но тогда одинокий скакун казался ещё более удивительным явлением.
Едва не протаранив ворота и полностью проигнорировав попытки с ним заговорить, Локисон рысью удалился в сторону конюшен, высоко подняв хвост. Судя по его раздутым ноздрям, день он считал не самым удачным в своей жизни, а попытки кого-либо выяснить, в чём же дело, только приводили его в искреннюю и чистую ярость.
Привратник в растерянности пытался понять, как именно относиться к этому событию.

Через полчаса в лёгком фиалковом дыме, который тянулся от камня, что она зажала в сильных пальцах, явилась посреди Бифрёста сама Энджела. Бросив шарик на радужное полотно, - отскочив от света, точно от древесины, тот прокатился к краю и рухнул в космические бездны, - она промчалась мимо стража, обдав его лёгким запахом крови и страха. Окрик, что полетел ей в спину, разбился вдребезги о золотое оперение, и спустя миг асинья взмыла в небо оплота богов, не став даже пытаться выслушать того, что ей хотели сказать.
Какие бы новости не были там, что бы не узрел Хеймдалль, да хоть самого Имира, вернувшегося к жизни, важнее маленькой сестры для неё сейчас не было. Всё остальное могло подождать, пусть хоть в Хельхейм рухнет этот проклятый ясень вместе со всем, что вросло в его ветви; женщина стремительным росчерком, огненным вихрем промчалась сквозь улицы и площади напрямик, не задумываясь ни на секунду, и растрёпанной птицей ворвалась в покои, что отведены были младшей из дочерей Фрейи.
Чуялась в ней сейчас даже не злость - ярость, и на пути у неё было лучше не становиться.

Альдриф успела за миг, за долю секунды до того, как Лаусса успела бы коснуться начерченного кровью убитых слуг странного, путанного узора. Разбираться воительнице было некогда, да и незачем: в конце концов, не встретилось в мире ни единого ещё существа, которому Малекит Проклятый принёс бы что-то хорошее, поэтому и смысла пытаться познать сплётшийся на камнях узор никакого не было. Что бы он не делал, допустить этого было нельзя. Лучшим вариантом при этом было бы ещё отрубить ему все конечности и голову, а потом для надёжности ещё и сжечь. Чтобы уж точно не вернулся в ближайшие пару лет.
Прокатившись по полу, отчего на серебристых пластинах доспеха расплылись багряные подтёки, королевна подхватила младенца свободной рукой, второй, практически одновременно выхватывая из-за спины топор. На волшебном лезвии вспыхнули злые блики; отразившиеся в них лицо тёмного эльфа и уничтоженное убранство комнаты казались искажёнными, вогнутыми; сейдкона уже стояла на ногах. От неё расходились тёмные волны гнева, что, казалось, можно попробовать на вкус.
- Зря ты пришёл, - только и произнесла Охотница, прижимая к себе сестру.
Всё повторялось: маленькие, но уже сильные руки Лауссы обхватили её шею. То, что леди Фрейи не было сейчас в Асгарде со своим народом, совершенно не значило, что принцессу некому будет защитить.[icon]http://s4.uploads.ru/TDqxS.jpg[/icon]

+3

4

Устремляясь в глубины междумирья, Одинсон понимал, что, скорее всего, опоздает. Может быть, именно поэтому в тот миг, когда он явился в Старый Асгард, окрестности сотрясла ударная волна от телепортации Громовержца, столь сильно он спешил. Но не только Асы удивились, видя в небе того, кто должен был быть мёртв. Сам Таранис удивился не меньше, ибо по Радужному Мосту наступали полчища мёртвых. "Словно никто не желал оставаться дохлым", так и звенел предательский колокольчик в голове у Тараниса. Задержавшись на месте, он мучительно выбирал, где же сейчас его место - рядом с сестрой или же со своим народом, в первых рядах супротив драугров. После чего Громовержец вспомнил, что его нарушение закона вряд ли потеряло силу после его смерти... и выбор пал на Асгард В конце концов, Бифрёст - это еще не земля Асов, и здесь ему еще можно находиться. С Малекитом Альдриф должна справиться сама, а вот боги супротив такого войска могут и не устоять. В общем... надо ему здесь быстро закончить. И надеяться, что Альдриф справится с Проклятым.
   Первую волну немёртвых Донар снёс одним мощным броском Мьёлльнира, и теперь их ожидал лишь Гиннунгагап - вечное падение в вечное Ничто. Следом, с грохотом приземлившись на Бифрёст (Хеймдалль только неодобрительно посмотрел, но все же улыбался), он, не оборачиваясь к богам, сказал:
- Не только Хела сейчас Асгарду угрожает. Отправьте отряд в покои королевские, ибо Малекит пробрался тропами тайными в наш дом. Ваша Королева уже с ним бьётся, коль ее я ведаю, но помощь точно лишней ей не будет. И отправьте отряд вы ей немедля.
   Многие поинтересовались, а что, собственно, делать с полчищами Хелы. На что Одинсон только насмешливо хмыкнул:
- Племянницу оставьте мне. Раз она Бальдра не послушала... что же. Будет с ней другой Ас говорить.
   Повернувшись к богам, Таранис, видя что они что-то не сешат на помощь своей королеве, гаркнул:
- Чего встали? Идите! Марш! Ваша Кёни нуждается в вас сию минуту!
- Мы... мы тебя похоронили... мы видели, как пал ты...
   Многие боги не могли еще принять тот факт, что Одинсон-старший жив, здоров, и вообще - существует. Все знали, куда пролегал его путь после битвы со Змеем. Но сейчас Донар не выдил, чтобы было у них время предаваться радости.
- Как будто за время последнее хоть кто-то среди мёртвых остаётся. Балдур вон, и на этих трупов посмотрите - указал молотом в сторону уже перегруппировавшихся мертвецов Веор. - Не время сейчас, Сиф. Иди. Защити свою Королеву. Я сказал, иди. - Затем, вздохнув и покачав головой, Тор тихо добавил - Где ж Валькириор, когда он нужен так. Что делает Бруннхильда... бабы.
   Посмотрев на слегка улыбающегося Хемдалля, Одинсон тихо спросил:
- Ты ведал, но им не сказал?
- Я много чего ведаю да вижу, старый друг. Да только далеко не всё из тех вещей знать нужно остальным... и даже тебе. - столь же спокойно и загадочно ответил Страж Бифрёста. Одинсон только насупился, но выбивать, что он там не знает, из Хеймдалля как минимум было не время. Посему громовержец гаркнул к воинству, заставив Мьёлльнир заискриться вместе с самим Бифрёстом, который окутали молнии, исходящие от бога:
- Хела! Ты не пройдёшь здесь! Разворачивайся да уходи, иначе пожалеешь! Поверь мне, девочка - я не в настроеньи вовсе, так что крайне сильно я рекомендую внять словам моим!
   Первые отряды Драугар уже подошли вплотную к Одинсону да Хемдаллю. Однако вместо разбитых ворот их встретил лишь молот и меч, сдвинуть которые было невозможно.
   Наконец сын Асгарда вернулся домой.

+2

5

[nick]Hela[/nick][status]the Death Queen[/status][icon]http://i.imgur.com/ys9XYk8.png[/icon][info]Хела


Возраст: unknown;
Сторона: своя;
Сверхсилы: магия, контроль над жизнью и смертью асов.[/info]Асы стояли за новообретённую родину насмерть, горели праведным огнём и стальной метлой сметали с моста полчища мертвецов. Но Хела торжествовала. Среди защитников не было выродков Одина, способных объединить асгардийцев в настоящую Силу. Иные сыновья Игга старались, но зря надрывали животы и рвали мышцы. Трое воинов могли вести лишь друг дружку. Сиф не заменит никого из одинсонов. В Хеле жаждущих отмщения за жалкое существование достаточно для всех. Рано или поздно, они падут следом за своим Тором. А там дойдёт очередь и до последней дочери Фрейи. Её голову Хела поднимет за волосы с наибольшим удовольствием.
Когда ударил гром, королева мёртвых закричала. Будь её ярость сделана из камня, ни один атлант не удержал бы её на своих плечах. И всю её Хела обрушила на Тора. Тора, который должен быть мёртв! Тора, который миновал её владения, но должен был раствориться в вечно голодном Гуннингагапе. Там ему было место, в забвении и позоре, не здесь!
Крик Хелы сотряс Биврёст. Королева не собиралась отступать. Не теперь, когда она вернула корону и получила возможность поквитаться.
— Ты отправишься в Бездну, которой и принадлежишь, Одинсон! — переходя на визг, бросила Хела в лицо врагу. В её нападении не было ничего от холодного рассудка. Она даже не желала уже победы — только достать сына Одина и заставить его пожалеть, что он вернулся из мёртвых так не вовремя.
Повинуясь её желанию, армия драугров с утроенной силой бросилась вперёд.
Но теперь ей противостояли уже иные асы. В их глазах горело обожание и счастье. Они уже кричали, приветственно поднимая своё оружие, выкрикивая имя Тора. Сына Одина, которого не смогла сломить даже недостойная смерть.

+2

6

[nick]Malekith the Accursed[/nick][status]let slip the dogs of war[/status][icon]http://i.imgur.com/PGyelhY.png[/icon][info]Малекит Проклятый


Возраст: ~;
Сторона: Тёмный Совет;
Сверхсилы: эльф экстраординарной силы, магии и зловредности.[/info]Малекит лишился Лауссы, и мог бы заодно лишиться и пары конечностей, когда бы ему не хватило прыти отойти в сторону. Золотисто-огненная трепещущая перьями молния ударила через всю залу, расплескала жертвенную кровь, разбила затянувшийся узел магии. Пурпурные искры посыпались с пальцев эльфа и со злым шипением погасли у мысков его охотничьих сапог. Им уже нечего было поджечь — ритуал рассыпался.
— Рад видеть, что ты всё ещё в добром здравии, твоё величество, — оскалился в дикой улыбке Малекит. Как будто Альдриф была ему давней подругой и любовницей, а не врагом, уже сломавшим столько его планов. — Как рад видеть, что брат от тебя секретов не хранит. Я передам его внутренностям твой привет при случае.
Кровь на доспехе Альдриф заставила эльфа принять вид довольный, шкодливый, кошачий.
— Меня никто не встретил, потому извини мне…
Багрянец магии вновь затанцевал в пальцах Малекита. Тонкие молнии уцепились за выведенные в крови знаки, обернули руки в оружие и орудие. Эльф был один в чужом краю, но в бой бросился с азартом, как в лихой праздничный танец. На его стороне искусство, которым он владел немногим хуже, чем Альдриф — мечом.
— …что я нашёл способ развлечь себя сам.
Королеве пришлось сражаться с ребёнком на руках, а Малекиту не нужна была победа — только упоение битвой и движение, которое завершит разорванный узор и из обрывков прерванного ритуала сплетёт новый. Даже более удачный, если посмотреть с определённой стороны.
Широта мышления Малекита вполне допускала смену точки зрения на середине действия. И самообладание не страдало, когда удар асиньи быстрее мысли менял направление и отбросил эльфа прочь. Туда, где он смог начертить последнюю дугу мистической печати и зачерпнуть горсть свежей крови.
Снаружи, за стенами Золотого города, разразилась гроза.
Малекит уронил радостную улыбочку, но не потерял концентрации. Успеется.
Остался последний штрих. Важный, как никогда.

+2

7

Услышав визг племянницы, которая порой вела себя совсем не как племянница, Таранис только рассмеялся - и его смех заразил всех остальных Асов. Они уже не боялись за свой город, ведь с ними был тот, кто выжигал небесным огнём страх в их сердцах, и дарил вместо него лишь жажду битв, победы и славы, воплощая желания в жизнь. В глазах каждого Аса, каждой Асиньи загорелась боевая ярость - священная боевая ярость сынов и дочерей Севера, уникальная, присущая лишь им и никому более, и оной вторил их смех, идущий от наполняющей их души радости победы. Такой народ нельзя было победить.
   И Хела это понимала.
   Но разве женщине северной крови пристало отступать? В конце концов, она была дочерью своего отца. А он никогда не сдавался, даже если знал, что проиграет.
   От сей радости и предвкушения битвы Веор аж заискрился - и Хеймдалль предупреждающе положил руку ему на плечо, указав под ноги. На Радужном мосте появились трещины от шагов Громовержца, столь сильную мощь ощущал сын Асгарда подле своего дома, и не мог до конца контролировать. Внявший молчаливому совету и просьбе друга, Винг-Тор взмыл в воздух, и резко раскрутив молот, с размаха запустил оный в орды немёртвых. Миг - и только россыпь из тел украсила очертания небесной бездны, окружавшей Бифрёст. После чего Таранис приземлился на мост, едва сдерживаясь, и призвав своё оружие, просто пошёл навстречу полчищам, сметая их самой своей сутью. Об него ломались мечи, крошились секиры, столь сильной мощью сейчас пылал Ас, в которого верили другие боги: его родня, его друзья, дети, женщины и старики - все, кто стоял на мосту с оружием в руках и находился в стенах Золотого Града. Вингнир был монолитной стеной, неумолимо надвигавшейся и сносившей всех на своём пути, и ни одно оружие Хеля не могло ему навредить. Казалось, при таком приливе веры богов - даже не смертных .но небожителей - ему сейчас вообще ничто не могло навредить. И Асы ринулись за ним, убивая, как в свой первый раз, упиваясь жаждой битвы, но не крови. Говорят, что мёртвые не испытывают страха... Но что тогда так предательски сияло в глазах каждого из Драугар?
- Тогда почему же ты не отправишься в Хель, где место и правление твое, о Хела?! - гаркнул Громовержец, еще одним взмахом молота смяв несколько отрядов за раз. - И не тебе меня в Бездну отправлять, зарвавшаяся девочка с комплексами брошенной дочурки да неудовлетворенной девы, право слово!
   Что может противопоставить каменный столб урагану первозданной мощи? Что могла противопоставить Хель Тору? Сколь бы ни казались монолитными тело и корни, буря все равно превратит это в крошево. Посему когда Таранис добрался таки до правительницы Хельхейма, ее атака бесславно оборвалась под молотом, придавившим ее к Бифрёсту животом вниз. Асы и немёртвые даже приостановили сражение, наблюдая за тем, что сейчас с ней может сделать Бог Грома, который редко когда славился милосердием в бою при подобных обстоятельствах.
   Но сам Веор имел другие планы. Он решил ни за что не терять свою семью. А Хела... ну, она тоже была его семьёй. Однако пусть он и не желал ее убивать, но и выслушивать ее проклятия, вопли да крики не собирался. Равно. как и не было в его помыслах давать ей спуск за подобное действо.
- Я не убью тебя, о Хела. Однако преподам тебе урок я, который забудешь ты нескоро.
   И тут Громовержец звучно расстегнул пряжку кованного ремня.
   И Асы, и мёртвые было подумали, что сейчас случится непоправимое. Кто скривился, кто ревностно и гневно вопил о приличиях и вообще, кто смотрел с восторгом, кто - со стыдом... Но у Донара были другие планы. сложив вдвое изделие, бывшее в большей части сделанное из металла, нежели из кожи, он замахнулся... и резко ударил племянницу по мягкому, выпуклому месту немного пониже спины. От души так приложил.
   Словарный лексикон всех присутствующих начал мгновенно и красочно пополняться.
   Процесс воспитания был не то, чтобы долгим, но довольно качественным и продуктивным. Остановился Веор лишь тогда, когда исполосовал одежду племянницы, и насильно вручил ей неизбежную судьбу не пользоваться отбитым местом ближайшее необозримое время. Задница Хелы была красной, синей, белой, но без крови (снаружи - так точно) - ибо бить Таранис умел. Не умей, он и впрямь мог зашибить ее. И пусть многие бы согласились, но этот вариант не устраивал Громовержца. Реакция же самой Повелительницы Мёртвых была... в общем, можно было сказать, что битва была окончена. Теперь не было уже яростной, истеричной воительницы, была лишь испугавшаяся, обиженная, бедная маленькая девушка, которой грубо, резко, но справедливо указали на ее место.
   Убрав молот с ее спины, Донар тотчас же направился к Асгарду, намереваясь воссоединиться с сестрой, однако путь ему преградил Хеймдалль. В глазах стража читалось то, что и так понимал Одинсон - его право на вход в стены Золотого Града все еще оставалось спорным, и решать его нужно было лишь Королеве. Которой здесь не было. И Ван не мог отступиться от своей обязанности.
- Друг мой... уйди с моей дороги. Не сейчас.
- Прости меня ты, Тор. Но я не могу. И ведомо сие тебе прекрасно.
   Вздохнув, Веор сжал молот в руке. Неужели они только что победили в битве, чтобы после сразиться друг с другом? Неужели так все и будет дальше?
   Альдриф, я прошу тебя - ответь на мой ты зов. Иначе я не смогу тебе помочь, не пролив крови Асгарда.

+2

8

Какое-то очень короткое мгновение они стояли друг напротив друга.
Стояли - и просто смотрели, встретившиеся снова, точно и не расставались. Можно подумать, они так никуда и не уходили из Мидгарда, и вновь и вновь прикосновение стали срывает с эльфа морок, превращая его из Сэры в то, что он есть. Может быть, теперь воительнице наконец пришло время узнать, какого же чуда искал с ней маг, вихрем пронесясь по всем уголкам галактики, упав в Ванахейм и даже сходив на экскурсию в Хевен, а также за какие заслуги решился открыть секрет платья Сирианы.
Пока единственным внятным ответом служили вспышки искр, осыпавшихся с его пальцев, которые, прокатившись по полу, гасли умирающим фейерверком. Женщина крепче прижала к себе маленькую сестру, и золотые крылья, опавшие было, вновь взвились вверх. Острое металлическое перо звякнуло в опасной близости от Малекита; если бы он не успел отпрыгнуть на эти два дюйма, то он вполне мог бы лишиться носа.
- Я вырву тебе язык, чтобы тебе ничем было говорить. Придётся рисовать, - с изумляюще дружелюбным оскалом прошипела Альдриф, взъерошенная, как бешеная кошка.
Магия столкнулась с оружием, взвыла и наполнила спальню помимо запаха крови ещё и явным налётом гари. Сейчас Энджеле было всё равно, что там её противник трепал языком; он мог бы раскрыть ей все планы Тёмного Совета и собственные заодно, она бы его не слушала; единственная цель, крепко засевшая в рыжей голове, сводилась к тому, чтобы отрубить трикстеру как можно большее количество лишних частей тела, а из них потом сделать себе ожерелье.

Внезапно что-то ударилось ей в сознание; зарычав, от свартальва женщина заслонилась крылом, и глаза её погасли на миг. Должно быть, старший брат, завершив начатое в пещере у Локи, столкнулся с тем, что Асгард до сих пор не знал, был ли он преступником или героем. Мысли сейдконы лихорадочно заметались, отыскивая выход; сбежать от колдуна она не могла, не могла и не заметить Тора, иначе от врат и стен могли бы остаться только руины. Да и от дворца, впрочем, тоже.
Что же, что же было делать…
Потратив ещё одно драгоценное мгновение, она резко развернулась, мощным ударом сгиба правого крыла отшвырнув от себя эльфа, и нашарила взглядом птиц, с невозмутимым видом наблюдавших за схваткой с подоконника.
"Найди его! Найди и приведи ко мне!"
Огромный чёрный силуэт взмыл вверх и скоро исчез, уносясь к разыгравшейся на подступах к граду богов драме.

На доспех вновь обрушилась волна волшебства; укрывая дитя собой, женщина припала на одно колено, сплюнула кровью, а затем вдруг вновь ринулась на Малекита, не дав тому опомниться от столь резкого перехода. Всё остальное было неважно.

***

На голову Тора опустился огромный чёрный ворон, на попытки его согнать только покрепче впившийся когтями в растрёпанные светлые волосы. Птицы Одина обладали отвратительным характером и великолепным умом, что в сумме давало страшную смесь, в которой было много презрения ко всем окружающим, а вот почтения к кому-нибудь, кроме Всеотца, поискать надо было с большим усердием - и наверняка безрезультатно.
Склонившись ниже, посыльный некоторое время изучал лицо громовержца из положения "сверху вниз", точно подумывал ткнуть его клювом в глаз, но потом, должно быть, вспомнил, о чём его просили, выпрямился, сделал несколько тяжёлых махов крыльями - на чёрном, как смоль, оперении заиграло солнце, переливаясь тысячью бликов. Насладившись собой в полной мере, птица обратила глаза к тяжело сжимавшему меч Хеймдаллю, готовому преградить путь кому угодно, пусть даже это стоило бы ему жизни. Скорее всего, он не справился бы со старшим из сыновей Игга; но долг был превыше всего.
Как всегда.
- Впусти его, - глухо крикнул ворон, уставившись на стража Златого Града бусинками глаз, - он мне нужен там!
И, хлопнув крыльями, он мгновенно поднялся выше, не соизволив провести в обществе богов ни секунды больше. Всё равно толку от них было немного; мёртвых тел сегодня тоже как-то не особенно было, а драугров употреблять в пищу было невозможно по причинам их слишком давней смерти.

***

Около покоев Лауссы зазвучали женские голоса: воительницы наконец прорвались сквозь нижний этаж, вставший благодаря заботливому Малекиту на дыбы и активно сопротивлявшийся тому, чтобы кто-то добрался до комнат раньше, чем он закончит свои дела здесь и сможет оставить Асгарду один большой подарок. В высокие, плотно запертые магией створки ударилось что-то тяжёлое.
Альдриф, даже с одной рабочей рукой уверенно теснившая Малекита прочь и намеревавшаяся сделать из него чучело при полном параде, зло дёрнула уголком губ. Зачарованная сталь её топора уже не пела - выла тонким, высоким звуком, точно рассвирепевшая метель.
За яростью боя королевна не замечала, что свартальв будто бы нарочно втягивает её в рисунок на полу, отступая строго к нему. Пылавшие глаза могли чётко видеть только треклятого колдуна, из которого госпоже охоты больше всего на свете хотелось сделать чучело.[icon]http://s4.uploads.ru/TDqxS.jpg[/icon]

+1

9

[nick]Hela[/nick][status]the Death Queen[/status][icon]http://i.imgur.com/ys9XYk8.png[/icon][info]Хела


Возраст: unknown;
Сторона: своя;
Сверхсилы: магия, контроль над жизнью и смертью асов.[/info]Смех Одинсона всколыхнул ужас в душе Королевы Хельхейма, но она не была подвластна страху. Ненависть к тем, кто отнял у неё владения, а после бросил их обратно в качестве подачки и особой милости, застилала ей глаза и вела смерть в её руке прямиком в сердца живых. Ослепшая от ярости Хела не шла — летела, как воплощённое возмездие.
Ей не нужна была победа.
Хела была местью, и месть владела её рассудком.
— Асгард пал! И Асгард будет лежать в руинах! — кричала королева мёртвых. Она почти что наяву могла увидеть, как рассыпаются в груду щебня высокие стены, как стрелы башен уродует надлом. Как сотрясается сама земля, а Радужный мост идёт трещинами.
Всё это могло бы стать единственным будущим Асгарда. Стоило только смести с лица Вселенной забывшего о своей смерти Тора. А тот забыл не только то, что должен растворяться в Великом Ничто, но и собственную немощь, и молот в его руках полосовал пространство язвами разрядов не хуже Мьёлльнира. И в этом Малекит обманул!
Хель начнёт с Тора, продолжит Анджелой, но после драный эльф изведает вкус собственной требухи.
Это было правдивым будущим для Хелы, для Асгарда, для всех богов. Но из этого несбыточного будущего её выбил монолит нового, рождённого из молний и уру молота.
Как она кричала. Какими словами она проклинала Асгард и самого Тора. Будь в них хоть толика той силы, что мог вложить в свою речь её отец, Асгард сгорел бы в одночасье, а вместе с ним — и Тор, и Старейшины Вселенной бы ужаснулись этим мучениям. Но и этот визг был молчанием по сравнению с тем, как взъярилась Хела, когда осознала, что собирается делать Донар.
Запала Хелы хватило ненадолго. Тор, потеряв к ней всякий интерес, уходил, сжимая в ладони Мьёлльнир, а королева мёртвых униженно поднималась с колен, сцеживая сквозь зубы обещания. Больнее всего ранила не лёгкость, с которой Донар бросил Хелу ничком, но безразличие. Он, кажется, тут же забыл о её существовании. Это не способна простить ни одна женщина.
Не сегодня. Не сейчас. Но однажды сошедшая с кольца повторения история вернётся. И Хела сделает всё, чтобы этот постыдный день забылся. Одним движением руки Хела отослала мертвецов туда, где бесстрастное свечение их глаз не будет казаться ей скрытой насмешкой над высеченной как девчонка властительницей.
А после — исчезла и сама. Зализывать раны, грызть более слабых и отыгрываться за своё унижение.
У неё как раз имелся на примете один беловолосый обманщик и его претензионный Совет.

+2

10

Танец боя не имеет ничего общего с изяществом и красотой. Танцоры дополняют друг друга. Враги ждут минимального просвета, чтобы вбить клин, втоптать противника в землю, раздавить череп под каблуком и рассмотреть, наконец, что двигало к прискорбной участи этот ещё горячий труп. Как правило — ничего выдающегося. Вот это был бой, который по душе был Хозяину Охоты. Подлый, грубый, бесчестный. Не было той низости, какой он не преминул бы воспользоваться, чтобы восполнить недостаток скорости, не потерять инициативу и продолжать вести за собой безумную в ярости королеву Асгарда.
— И не передать тебе последние слова матери? Последний её вздох сложно назвать осознанным, но было бы скучно добивать бессознательную тушу.
Нет реакции? Никакой? Знаменитое боевое забвение асов или второе по счёту разоблачение мнимого союзника? Что же, стоило исходить из второго. Если придётся убить королеву в третий раз — Малекит даже порадовался бы возможности сделать это своими руками. Но для начала…
— Она не важна. В мире есть ещё один Змей, если одного было недостаточно. А после…
Пропустив удар, Малекит аккуратно снял с плеча ошмёток чьих-то внутренностей, бросил его в сторону и вежливо улыбнулся. Так и должен улыбаться гость, пришедший забрать всю семью и утопить дом в огне и крови. Но на него не обратили внимания, так что Малекит подмигнул Лауссе.
— Так или иначе, празднование начинается сегодня.
Как раз и публика подоспела. Времени на светский разговор уже не было — не стоило заставлять благородных асов ждать почётного гостя. Шаг, ещё шаг. Провокация стоила Малекиту длинного разреза вдоль рёбер, но этот выпад бросил королеву в центр круга инвокации.
— Сейчас! — торжествующе пророкотал Малекит, и пурпурное пламя, бывшее в его руках мечом и щитом, упало вниз, расплескалось по линиям крови. С азартом гончих псов магия кольцом обежала стальную фигурку Альдриф, и как на медведя бросилась — со всех сторон, ослепляя ворвавшихся в комнату воинов Асгарда.
Безжалостные магические лезвия впились в сжавшееся в комок тельце Лауссы, но не ранили. Это была не смерть — это был мост. Мост из разума, недостаточно окрепшего для самоосознания, в рассудок ослабленный потерями и тяжёлой ответственностью, предательствами и одиночеством.
Хотел бы Малекит договориться с тем, что бултыхалось в младенце.
Но и так сойдёт. Королева обязана была пасть перед сутью огня, слишком долго ждавшего возможности воздать Асгарду за всё. В этом сомневаться не приходилось.
Полюбовавшись на застывшее в яростной муке лицо Анджелы, Малекит не удержался.
— Достанет ли духа воительнице добить свою королеву из милосердия? — спросил эльф у Сиф, заставляя её опомниться.
И тут грянул гром.
[nick]Malekith the Accursed[/nick][status]let slip the dogs of war[/status][icon]http://i.imgur.com/PGyelhY.png[/icon][info]Малекит Проклятый


Возраст: ~;
Сторона: Тёмный Совет;
Сверхсилы: эльф экстраординарной силы, магии и зловредности.[/info]

+2

11

Подойди с огнём, горящим в ладони,
К воротам, открытым твоим копьём. ©

Альдриф не столько закричала, сколько завыла - раненный зверь, на чьей лапе захлопнулся капкан, - но даже сейчас она не отпустила сестру, крепко прижимая младенца к себе и пытаясь будто бы закрыть, уберечь от магии, затопившей разрушенные покои. В сознание впились злые раскалённые иглы, и вместо чётко видневшейся вокруг разрубленной мебели взор королевны затопил огонь. Всё, что было, взорвалось и разлетелось в прозрачных омутах её глаз на тысячу осколков; она застыла сломанной игрушкой, распятая в собственном теле и не ведающая, чем защититься от такого удара.
Как обороняться от того, что не существует?
Пламя внутри полыхало. Пламя внутри жаждало пожрать всё и выплеснуться наружу.

"Нет! Нет, я тебе не позволю! Нет! Прочь!"
Она укутала чужую силу своей, укрыла, точно палой листвой - землю по осени, и огонь, ярившийся в глубине её существа, стал утихать. Гибкий и взрослый разум старшей сестры не по зубам был тому, кто смог возродиться лишь в младенческом теле и уже отвык от того, как иначе может выглядеть мир. Сурт - вернее, лишь дух Сурта, та его часть, что не успела сгореть дотла в печах Хевена, - ворвался в чужую душу и увяз там, как в болоте; и сейдкона набросила на него ещё сеть - тонкую, едва уловимую, из собственных воспоминаний да снов, что гасили его древнюю ярость спокойным своим теплом.
Он не ушёл и не мог уйти, но, стиснутый стальными оковами воли асиньи, вынужден был отступить и на время угаснуть, вместо океана обернувшись лишь чаном с раскалённым металлом; то уже было возможно перенести.
Чёрная дымка по краю её сияющих глаз исчезла, обернувшись всего лишь туманом.
Удача, если бы здесь вообще возможно было применить это слово без истерического смеха, не могла сопутствовать ей вечно, но пока Малекит не увидел ничего из желаемого прямо сейчас. Асгард не запылал; демон, вырвавшийся из одной принцессы, чтобы слиться с другой, оказался в ловушке, пусть и менее изощрённой, чем могла ему обеспечить младшая дочь Одина; а против тёмного эльфа теперь были двое воительниц, ненавидящих его так, как могут ненавидеть только женщины.
Грянул гром. Бледные губы богини, от которых отхлынула кровь, изогнулись в смешливом и злом оскале.
- Тебе ли говорить о милосердии, - швырнула она ему, опираясь на мгновенно материализовавшееся древко и с трудом, но всё же поднимаясь на ноги.
Если колдун и надеялся сломить эту женщину и насладиться своим триумфом, то она была полна решимости вбить эту надежду ему в глотку, а сверху залить раскалённым свинцом. В белёсых глазницах, охваченных раскалённым жаром, притаилось настоящее безумие.

На красующегося собой Малекита налетела опомнившаяся Сиф, ещё не вымотанная боем и тем более - схваткой в собственном мозгу, который пытался присвоить воскресший из мертвенного забвения демон. Сильная рука Охотницы, сжавшаяся на своём оружии, дрожала, но ещё миг-другой, и она готова была бы ответить эльфу на то, что он сделал, в полной мере. Она никогда не отступала.[icon]http://s1.uploads.ru/Id5Vi.jpg[/icon]

+2

12

Лишь только молвил ворон, Хеймдалль сразу отступил - и Одинсон ринулся вперёд, чуть ли не снося собой по пути других Асов. Ему нужно было спешить, спешить быстрее самой молнии. Но внутри все равно выло предательское чувство, кричащее о том, что в этот раз он опоздал. Раскаты грома обещали кровавую месть тому, кто посмеет обидеть Королеву Асгарда, но в глазах Громовержца было обещание куда более страшной участи.
   Первым в зале появился не Донар: сперва сквозь стену влетел Мьёлльнир, со скоростью звука устремившийся к Малекиту, обещавший искрящимся молниями устрашающим блеском секиры и молота, едва сдерживающих мощь Бури, неотвратимое попадание и мучительную боль. Уклониться от него не представлялось возможным - ведь разве ты способен увернуться от первозданной ярости? Лишь спустя секунду внутрь влетел Аса-Тор, однако он устремился не к Проклятому, всецело понадеявшись на молниеносный бросок. В его глазах отразился ужас, которого он взаправду боялся и молился, дабы не свершилось то, что видел он сейчас перед собой. Однако провидение, как говорится...
- Аль... сестрица милая моя... - подхватив Королеву, он бережно забрал маленькую сестрёнку из ее ослабших рук, удерживая Лауссу свободной рукой - нет, Аль... Только же не так...
   Однако при более тщательном осмотре тела сестры Громовержец увидел, что нету на ней серьёзных ранений. И сердце его вновь познало надежду. Может, в этот раз ему повезло, и не сбылось пророчество брата, брошенное вслед в злости от заточения.
   Знал бы сын Ганглери, что не на раны тела стоило смотреть...
- Отдохни, сестра моя. Отдохни. Не рвись сейчас ты в бой. - Повернув голову к тому месту, где должен был быть Малекит, Веор мрачно продолжил - Он исчез. Трусы всегда убегают. - И хоть молот бесславно вонзился в стену, с лезвия секиры крайне оптимистично капала кровь. Пусть ее было немного, и пусть никаких лишний частей одного свартальва не валялось рядом, Вингнир понял - невредимым этот гад не смылся. Бережно обнимая своих сестёр, Громовержец мягко поглаживал Энджелу по гривке, тихо приговаривая, что теперь всё будет хорошо. Он отомстит Малекиту за все, заставит заплатить зато, что тот пытался навредить его маленьким сестрёнкам, и больше никто не потревожит Асов Град, раз уж он теперь дома. Казалось, будто бы с прибытием сыновей Игга и впрямь многие проблемы исчезли.
   Как же боги порой могли быть недальновидны.

Отредактировано Thor Odinson (24.04.2017 06:16)

+2

13

Чем крепче прижимала к себе младенца Королева, тем прочнее был мост между сёстрами. Он соединял бездарное прошлое великого демона с блистательным хаосом будущего, и Малекит не мог отказать себе в удовольствии посмотреть, как родится гибель Асгарда.
А уж после сюда придёт Тёмный Совет и добьёт оставшихся. Так без серьёзных усилий со стороны Малекита вершина мироздания окажется в его руках. После этого никакая сила больше не защитит Десять миров от гибели.
Малекит слизнул кровь с губ и, насмехаясь, отступил от эмоциональной, и оттого прямой атаки леди Сиф. Тёмная энергия, тлеющая на границах, отразила атаку и отбросила асинью дальше по пути её мечей. Эльф обернулся к Охотнице, и издевательский смех застрял в его горле. Чёрные глаза Королевы сверкали грозовым жемчугом. Они без следа поглотили демоническую силу. Вот это в планы Малекита не входило. Он достаточно изучил Альдриф, с расстояния объятий она была колоссом на глиняных ногах. Она должна была сломаться. Она должна была стать сногсшибательной оболочкой для Разрушителя.
Но королева Асгарда смотрела с ненавистью только на Малекита, и это была не та ненависть, что сжигает изнутри высших демонов. Это была ярость женщины, у которой украли ребёнка. Ярость сестры, защищающей родную кровь.
Малекит осознал, что проиграл. И в этот момент в него снова влетела Сиф. Оставаться здесь больше не имело смысла. Эльф уже без должного куража отразил удар и почувствовал, как встают на голове дыбом волосы. Всей его изворотливости, магии и любви к жизни хватило только на то, чтобы уйти из-под удара молота Тора в заранее заготовленную точку бегства, но не избежать его полностью.
Уже там, на пустынном осколке камня и отчаяния в бесконечном космосе, Малекит приходил в себя, выдыхая в вакуум боль и проклятия выскакивающим как кот из мешка мертвецам-вотанидам.
Но уже здесь он понял, что поражение его временно. Ритуал сделал своё дело. И у Сурта, в отличие от Альдриф, есть вдосталь времени. А Малекит, если хотел, умел ждать. А ещё — форсировать события. Так что… да здравствует Королева![nick]Malekith the Accursed[/nick][status]let slip the dogs of war[/status][icon]http://i.imgur.com/PGyelhY.png[/icon][info]Малекит Проклятый


Возраст: ~;
Сторона: Тёмный Совет;
Сверхсилы: эльф экстраординарной силы, магии и зловредности.[/info]

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [20.04.2016] The Eternal Flame


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC