Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [03.04.2016] All the wrong places


[03.04.2016] All the wrong places

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 3 апреля 2016 / Вечер
Место: Покинутый дом на окраине Бостона
Участники: Daimon Hellstrom, Morgan le Fay
Описание: Иногда магическим созданиям приходится обращаться друг к другу с достаточно щепетильными вопросами или ситуациями. Вот и бывшему хозяину Ада потребовалась помощь в вопросе с глупыми сатанистами, вычитавшими в интернете "верный" ритуал. Видимо поэтому людишки и разбежались, когда их призыв увенчался успехом, а что делать призванному, если не выходит покинуть пределы одного здания?

+1

2

Реальность такова, что реальностью является лишь наполовину. Смотря какое значение в данный эпитет вы вкладываете. Можно сколько угодно говорить о реализме и знании того, что Вселенная преподнести сюрпризов не может, как вдруг вся Галактика делает резкий разворот на сто восемьдесят градусов, преподнося вам сюрприз за сюрпризом. К сожалению, к ситуации, в которую попал Деймон или точнее в ту, которую сам ввязался, было до боли много шаблонности, не оригинальности, ко всему прочему не хватало в данный вечер классического дождя и раскатов грома где-то на горизонте. Простым дождем дело бы не обошлось, иначе ситуация из духа обыденных приключений скатится в нуар откровенный. Впрочем, Хеллстром отнюдь не против нуара, только где его найти? Та же последняя встреча с сестрой, разборки с просачиванием демонических сущностей, семейная драма, являлась далеко не картинкой из фильма черно-белого, где в конце герой и героиня расходятся в разные стороны, у обоих классические стрейч-пальто с подкладкой из велюра, у обоих шляпы с полями, в которых скапливаются дождевые капли или оседает душок дымного тумана, неведома откуда взявшегося. Сейчас о дожде лишь мечтать приходилось, подавливая зевок от тирады некоего безымянного беса, «нашалившего» в окраинах Чикаго по самое не балуй. Следует не отвлекаться, скука скукой, шаблонность шаблонностью, а твари эти пусть мелкие, зато прыткие и хитрые.
Деймон в действительности едва-едва подавил зевок, ибо оскорбление в сторону его трости и прихрамывания оригинальностью не отличалось. По факту, трость можно было не брать. С другой стороны, пользоваться способностями лишний раз Сын Сатаны брезговал. Да-да, нехорошо так, но знаете, как бывает с женщинами? Вот также с отцовским наследием и осознанием того, насколько ты привязан к нему. Вроде и можно с этой самой Душой (именно с большой буквы, с темным наполнением), и сложно, и избавиться нельзя, и жить невозможно. Плюс, если ехать в метро, то тебе кто-то место может уступить, глядя на трость. А еще это весьма универсальный инструмент от шелупони, для которых фокус с картами – верх магического искусства, смысл тогда растрачиваться.
- Ты закончил? – резко оборвал Хеллстром беса в облике вполне невинного пацаненка, от вида коего лишь у жестокосердного Скруджа сердце бы кровью не зашлось.
- Нет, - гадкая улыбка Деймону не понравилась после этого короткого ответа.
Он-то надеялся сделать паузу, посидеть в небольшой квартирке своей, полистать очередные листы трактатов около магической темы, задаваясь вопросом, почему с одной стороны мир трещит по швам, с другой – тишь да гладь, да еще где лихая носит Стрейнджа. Не выйдет, видимо. Следовало слушать свою интуицию, прийти на поклон либо к Героям, либо к Мстителям и предложить свою помощь, она сейчас явно неоценимой будет, так нет, мы ведь гордые, мы ведь независимые, мы ведь герои сами по себе. Порой тошно становилось от собственного упрямства с гордостью напополам, хотя по факту Деймон не обижался ни на что, ни на кого. Как там говорится? Мы не выбираем кем рождаться?
Как бы то ни было, тварь оказалась сильнее, чем он думал. Нет, на облик мальчишки лет двенадцати Деймон не купился. Если решил убивать – то убивай, если ошибся – твоя вина, однако голову пеплом посыпать после каждой ошибки лишь время терять, упускать возможность, момент в другом месте, где людям простым требуется твоя помощь. На рефлексию время найдется после.
Хеллшторм провернул в руке трость, уклоняясь от мерзкого щупальца, в которое переросла рука «мальчишки». Вместо обычной палочки для инвалидов третьей группы в руках вырос трезубец, вгрызся зубьями в щупальце и на разбитый асфальт полилась едкая, мерзко пахнущая кровь существа. Да, мальчишка, то есть первоначальный облик его, оказался видимо просто не в том месте, не в то время, не в том положении. От обычной одержимости до состояния демонического контроля и завладения телом носителя проходит не так много времени, как пишут в книжках простых, как показывают в фильмах. И может быть, только может быть, кого-то можно спасти. Но не с философией  Деймона, делящей мир не на черное и белое, скорее на серое и более светлое серое. Тело умрет, демон отправится обратно в Ад (куда конкретно бес его знает, простите, Лорд); душа же мальчика будет очищена. Намного милосерднее, чем оставить паренька на опеку приюта и социальных служб. Вряд ли тварь выбрала мальчонку из хорошей семьи. Или выбрала. Но родители точно либо мертвы, либо с опаской поглядывают на сынишку. Моральная, эмоциональная травма, после – травля. Нет, лучше смерть и покой.
- Вот никак не пойму, что вы все лезете и лезете. Столько грешных душ, так нет, каждая шавка желает стать, - Хеллстром не вытерпел. Вместо обычной магии, обратился к самому себе. Метафорически выражаясь. Фигурально, обращаться не следовало, просто, как там в последнем фильме, который он смотрел, было? Воззвать? Точно. Так вот, воззвав к Темной стороне себя самого, Сын Сатаны уже просто решил испепелить тварь, отправить обратно, откуда пришла. Лацканы куртки чудом не обгорели, зато с рубашкой, видимо, придется попрощаться. Опять. Оптом что ли брать их? На груди выступил на первый взгляд ожог, на второй – чернеющий символ пентаграммы, тлеющий углями будто. И вот тут…
Вот тут стало совсем интересно, так что Деймон сам опешил. Не меньше, чем тварь, уже готовая завизжать на всю округу и перебудить, взбаламутить район, в котором мирные граждане Чикаго с работы только-только вернулись, включили телевизор, поставили чайник, готовили ужин, выгуливали своих собачек-кошечек.
- Какого….

- …хрена? – пентаграмма малая в середине комнаты вспыхнула, засияла, полыхнула пламенем, не опалившим никого и ничего, кроме язычков добравшихся до потолка, там пятно капающей смолой копоти образовалось. Неприятная вязкая капля смолы аккурат на затылок Деймону упала, под дружные крики молодежи, сиганувшей кто к двери входной, кто в окно, а кто сперва спрятался за старый, покосившийся на бок диван, после присоединился к товарищам. Неудивительно, ритуал призыва сработал, повезло ребятишкам лишь в том, что они вызвали не демона настоящего. Ну, как сказать не демона, точно не Лорда Ада, не того же Мефисто, тем не менее Хеллшторм в облике своем предстал весьма эффектно. Жаль, со стороны себя не видел, возгордился бы и козырял приемом при съеме партнера на ночь другую.
Ладно, не до этого сейчас было. Ибо где, черт его дери (впрочем, лучше не надо) он находился? Старый дом. Пентаграмму, точнее круг призыва Деймон легко переступил. Успел остыть, так что отметина на груди исчезла, а трезубец стал простой тростью, на которую опираться сейчас не обязательно, пусть хромаешь как гребанный пан на своих козлиных ножках.
Хеллстром огляделся. Свечи, мышиная и кошачья кровь. Хорошо не человеческая. На полу сиганувшими из дома детишками остались разбросаны листы, на которые он внимания вообще не обратил, прошелся по ним, потом поймет, что к чему, а сейчас следовало определиться – где, мать вашу, он вообще?!
Хорошо, ситуация сама по себе странной была, ибо последний раз его …пытались призвать, когда он сидел на троне отца и целым пространством адовым и бесами правил. А сейчас, за каким хером все произошло? Следовало успокоиться, понять, выйти из дома, пошли в жопу эти недосатанисты, готы или кто они там. И вот тут возникла проблема настоящая.
Стоило Деймону подойти к порогу, занести ногу на крыльцо, как его просто швырнуло назад, не слишком  ласково приложило затылком о ступеньки лестницы, ведущей наверх. На свой страх и риск, причем риск получить черепно-мозговую травму несовместимую с жизнью, Хеллстром попробовал вылезти в окно – ситуация повторилась, на этот раз, правда повезло свалиться на живот. Повезло в кавычках, ибо в печень уперлась доска, окончательно рубашку разорвала, благо орган не задела, царапнула кожу и мясо брюшины.
Захотелось побиться головой о стену и вопросить Вселенную: за что ему такие муки?
Деймон вернулся в комнату с малой пентаграммой и тихо выругался. Убегающие недосатанисты мало того, что бумагу разбросали, так еще лептоп свой оставили, на поверку тот оказался выключенным (батарея сдохла), зато листы уже более заинтересовали Сына Сатаны. Мужчина стал их поднимать с пола. Не сортировать, скорее просто осматривать, только после уже переложил, вчитался и уже не совсем тихо выругался, ибо распечатка касалась темы вызова духов, призраков и демонов-союзников. Демонов, мать вашу! Вот и… Ладно, он удержит последнее ругательство при себе, потому что стало до боли если не обидно, то интересно, каким местом к вызову он имеет отношение. Может само место являлось чем-то особенным? Деймон попытался вслушаться в атмосферу помещения, однако оно ответило безразличным равнодушием. Тишиной, короче. Сжечь все дотла? Тогда он останется на пепелище куковать, так хотя бы крыша над головой имелась. Подправить круг призыва и воззвать к сестре? Ага, и вечность слушать ее шуточки на тему «ой, тебя поймали, неужто?», «ой, а ты не такой добренький раз тебя вызывают?» - фантазии дальше не хватило представить реакцию Сатаны на его положение запертого в доме «демона», но он представлял последствия.
Зарядка от лептопа осталась, а еще кое-кто уронил свои права, так что Деймон осознал, по крайней мере, «где» он. Бостон. Отлично. То-то немного тошнило и чувствовался запашок типично американского образа жизни старого-доброго пригорода.
Делать нечего – Хеллстром стер круг призыва, начертал кусочком мела другие символы и… терпения не хватило. Пусть он не мог выбраться за пределы дома, зато мог внутри него свою демоническую сущность проявить. Та благополучно пробила этаж, чердак и крышу, вверзлась в небо, чем вызвала сильный ливень, неожиданно нахлынувший на весь район и город. Хоть кто-нибудь должен был заметить это, поинтересоваться, хоть какой-нибудь маг. Или – Деймон перебирал в уме имена тех, кто сейчас жил в Бостоне – Моргана?

Отредактировано Hellstorm (11.03.2017 12:28)

+1

3

Моргана зевнула в кулак. Бар постепенно наполнялся людьми, но это не имело никакого значения для неё, облюбовавшей стул в самом углу стойки. Она безучастно наблюдала за веселящейся молодежью и попивала свой виски, который - уже без напоминаний - подливал ей официант. Поначалу он попытался было кокетничать с одинокой женщиной, обсыпая её комплиментами и пробуя угощать коктейлями собственного изобретения, но получив пару нелестных отзывов "о том, что он делает с чудесными напитками", резко охладел и просто выполнял свою работу. Волшебницу же в целом такое положение вещей устраивало - ей хотелось добротно выпить, а не лясы точить и уж тем более не строить глазки. Она с тенью грусти размышляла о том, что пить и болтать ей уже давно ни с кем не хочется - лучше что-то одно. Впрочем, прикидывать, не закончится ли вечер чем-то более страстным стоило лишь с равными, что б на утром не было неприятного осадочка, а еще хуже - брезгливости. И где вот таких искать? Уж точно не в баре, среди пьяной, татуированной и нашпигованной металлом молодежи. Допив очередной стакан, ле Фей рассудила, что надо бы подышать немного воздухом и медленно встала.
- Я еще вернусь. - сказала бармену Мор, а заодно подкрепила свои слова мелким заклинанием. Пусть парнишка сторожит её место и пустой стакан.

У входа в бар тоже хватало людей: кто-то высматривал знакомых, кто-то курил сбившись в тесную компанию, а другие только подошли и теперь спорили идти в столь людное заведение или поискать другой. Моргана отошла в сторону и глубоко вдохнула вечерний воздух. Еще ощущалась тень недавно отступившей зимы и тонкие иглы намечающегося ночного мороза пощипывали щеки женщины. Волшебница задрала голову, но почти не увидела звезды из-за миллионов огней города. Решив, что хватит уже задницу морозить, ле Фей было ушла вовнутрь, но из множество запахов нос выхватил запах травки, которую покуривало трое парней, настороженно озиравшихся по сторонам. А почему бы и нет? вдруг подумалось Мор и через пару шагов она оказалась между двумя симпатичными блондинами, мягко и игриво забирая из рук того косячок.
- Джентльмены, будьте любезны и поделитесь с дамой, - она умела строить из себя всю такую очаровашку, что мужчинам сложно было ей отказать. Глубоко затянувшись, она хотела было повторить еще раз, но откуда-то взявшийся ливень насквозь промочил и тлеющую траву, и саму волшебницу, и её "компанию". Поглядев вслед убегающим под надежную крышу питейного заведения парням Моргана вскинула голову и зло посмотрела в небо. Вот что за манера, привлекать её внимания дождями ? Можно подумать, что это единственное, что способно привлечь её внимание! Или то, что она из Англии как-то должно характеризовать ту погоду которую она любит?! И кто теперь так отличился?! Неужто опять Громовержец?! Жрица Авалона уже было настроилась устроить скандинавцу разнос, когда поняла, что его магией здесь и не пахнет... Она подставила ладони сложенные чашечкой и чуть подождала, когда там соберется вода. Хеллстром? Как интересно.

- И надо было тебе портить такой замечательный вечер, Деймон? - выходя из омута телепортации, с порога произнесла Моргана, оглядывая место, куда привел её магический след. Отличное место, ничего не скажешь! Ле Фей вошла дом, готовая к любым неожиданностям. - Этот дом мало похож на место для романтических свиданий, ты это знаешь? Скорее похоже на место для убийства, чего я бы тебе делать не рекомендовала. Неужто ты не мог позвонить мне, чтобы назначить встречу? Или послать там голубя, ведь я так и не обзавелась мобильным? - вслух ворчала волшебница, заглядывая в комнаты и ища позвавшего её сынка дядьки заведующего котлами. Какого-то определенного мнения для себя о Деймоне она не имела и не желала иметь, искренне полагая, что им нечего делить. Но, если он продолжит так яшкаться с Стрейнджем, то не исключено, что однажды они станут по разные стороны баррикад. Такого исхода Моргане не хотелось, ведь стоило признать, что кем бы там ни был отец Антихриста, а мордой он вышел очень привлекательной. Да и, как магу стоило тоже отдать ему должное. Не являясь закадычной подружкой Сатаны, Моргане всегда было интересно - а вот какого мнения сам Ад о той добродетели, которую потенциальный Лорд развел? Но будучи умудренной семейными связями своего далекого прошлого Мор была уверена - это мнение не слишком высокое. Хотя... Не ей судить его. Она сама когда-то была старшей при не очень-то счастливой семье и особой привязанности, да любви к почившим родственникам не испытывала никогда.
- Там в баре меня очень ждет мой виски, Дей! - добавила "аргумент" Моргана, ощущая себя чуть-чуть пьяненькой. Сначала она было удивилась, ведь её тело способно выдержать и гораздо большее количество коричневатой жидкости, но потом она вспомнила про парней у входа и весело улыбнулась. Мдаа... Хеллстрому точно повезло сегодня, ведь в таком состоянии настроение Морганы было способно быстро меняться от жаления всех и каждого до ненависти и пожеланий миру гореть.

+1

4

- Компенсацией могу предложить початую бутылку вина неизвестного происхождения, - раздался за спиной Ле Фэй голос, который шел вразрез ожидаемого стереотипа декораций дома: спокойный, ровный, теплый, быть может чуть-чуть совсем насмешливые нотки таились в окончаниях слов, тем не менее в открытую не насмехаясь над девушкой дабы не обидеть, не оскорбить. Однако вздрогнуть, подскочить на каблучке изящных туфель все-таки голос заставил находящуюся слегка навеселе чародейку. Искомый виновник ее пребывания здесь точно из-под земли появился на пороге комнаты, в которую всего минуту назад она заглянула. – Не уверен в его качестве, судя по запаху спирта, но ничего другого здесь не нашлось.
В ожидании того, что хоть кто-то заметит странное явление, если не саму ауру дома, находящегося где-то в щебенях, простите за жаргон, то точно насторожится внезапно обрушившемуся на целый район ливню, Деймон устроил себе небольшую экскурсию по месту своего внезапного заключения. Оставив лептоп заряжаться в гостиной, собрав раскиданные молодежью листы и отложив их пока на компьютер в сторону, Хеллстром обошел весь первый этаж (как раз на кухне, где никто не готовил лет сто наверное, находя бутылку дешевого вина, которое продают из-под полы в ближайшем ларьке), после поднялся по угрожающе скрипящим ступеням на второй.
Обстановка в паре комнат не сильно отличалась от той, что царила внизу: брошенные остатки мебели от последних хозяев догнивали в своем существовании, обширное паучье семейство успело продолжить дорожки паутин не только в углах под потолком, в нос ударял неприятный, вызывающий рефлекторную чахоту запах пыли и плесени. Возможно раньше, в незапамятные времена дом представлял из себя нечто путное, об это говорила планировка комнат, входы и выходы из которых соединяли одно помещение с другим, будто хозяева не желали оставаться в одиночестве ни минуты. Трудно представить, чтобы в таком, пусть не слишком роскошном и большом, доме проживала некая зажиточная семья, с детишками всех возвратов, обязательно собакой, хотя – кто знает. Во всяком случае Деймон не зацикливался на вопросе и догадках ответа на него. Если никто не заметит странного явления, если он не сможет в итоге выбраться отсюда ни своими силами, ни с чужой помощь, у него будет предостаточно времени на изучение прошлого дома.
Мужчина вздохнул. Провел руками по лицу, передернул плечами. Поежившись от холодного ветра, прилетевшего из разбитого окна, Хеллстром запахнул куртку, тихо выругался себе под нос. Перспектива приложиться к бутылке палённого алкоголя становилась все более заманчивой, факт отравления не настолько пугал. Впрочем, рисковать Сын Сатаны не стал, спускаясь вновь в гостиную и заново зажигая свечи, оставленные горе-сатанистами. Разумеется, все свечи были черные. Ну как еще? От подобной безвкусицы вновь хотелось взвыть и спросить Вселенную за что она так с ним. Вселенная, скорее всего, ничего бы не ответила демонологу в любом случае; оставалось набраться терпения и не думать о том, что секунды движутся настолько медленно, что превращают минуты в часы, а те в дни.
К призывам в свое время Деймон привык. Не то, чтобы часто они случались в его бытность Лордом, как правило на всякие ритуалы и церемонии отправлялись и привязывались к призывающему мелкие бесы, более сильные демоны тоже могли появляться перед человеческим взором (если этот взор за собой скрывал годы экспериментов, опыта и не дюжую силу воли противостоять соблазнам нечистой силы). Но Деймона призывали, пытались, во всяком случае, и он тоже осуществлял вызовы порой всяких духов и прочих около магических сущностей, и вот что хотелось бы ему сказать той мелкой шпане, откопавшей некий ритуальчик на бескрайних просторах мировой сети: не слишком оно приятно, когда тебя посреди твоей работы вырывают и сковывают, пусть ненамеренно, в тюрьме, коя своей крышей тебе на голову вот-вот рухнет. Мерзкое ощущение внутри.
Ладно, все то лирика. Вернемся к тому, на чем остановились, а именно на виде прекрасной волшебницы, недовольно хмурящей свои милые темные бровки, то ли по причине именно остывающего в баре виски, то ли потому что обстановка больше располагала действу обернуться к сюжету фильма ужасов, чем к томному случайному рандеву.
- О, прости, Мор, сотовый превратился в груду бесполезного хлама, а очередь за яблочной технологией такая длинная, что мне становится скучно и хочется впереди стоящих поджечь. Голубь, к сожалению, тоже не помог бы. По дороге сюда в кучку пепла превратился, которая отказывается подчиняться моим командам, - Деймон усмехнулся, уперся плечом о косяк двери и оглядел с ног до головы бессовестно и ничуть не стесняясь девушку. Мог себе позволить удовольствие закрепить картинку, ведь как завещал один мудрец: к прекрасному стоит тянуться.
О Ле Фэй извечный Антихрист хорошего мнения был на самом деле. Если честно, то дрязги между магами, когда они имели личный характер, Деймон обходил стороной, не соглашаясь вот так сразу с чужим мнением о том или ином человеке. В конце концов, они все преломляли и нарушали законы элементарной человеческой физики, пользовались врожденными и приобретенными, развитыми талантами по искажению пространства и времени (кто-то одно, кто-то другое, третьи – все сразу ломали), так что камень в чужой огород кидать бессмысленным и неблагодарным занятием являлось. Начнем с того, что оный камень мог к вам вернуться, развернувшись на половине пути полета. Ну, а кто там что о ком думает – опять-таки, личное дело каждого. Нет-нет, если назревало нечто не слишком хорошее, то другой вопрос, однако полностью доверяться мнению Стефана о конкретно этой даме, на взгляд Хеллстрома (остановившегося вновь аккурат на выражающих недовольство зеленых глазах), не следовало.
- А разве нет ничего романтичного пригласить прекрасную леди на место преступления? – улыбка на лице Сына Сатаны стала более заметна. Все-таки от сердца отлегло, когда появилась Морган, отчаиваться не пора. – Но, если честно, место не я выбирал. И вообще в данную минуту я в нескольких десятках миль отсюда должен быть, в Чикаго. Возвращать хитрого демона обратно на его план Преисподней, а вместо этого, - оторвавшись от косяка, мужчина отошел назад, вскинул руки, демонстрируя будто всю ситуацию целиком. – Заметила в гостиной… А, я же ее стер, но дырку в потолке и крыше ты точно увидела. И свечи. Черные свечи, Мор, - обойдя альбионскую волшебницу, Хеллстром направился к упомянутой комнате. Дождь перестал лить, отчего легче не стало. Ночь все еще казалась Деймону промозглой, неприятной, своими щупальцами будто желающей совершить над ним недвусмысленное насилие и вывернуть наизнанку. Или все диктовало все же немного мерзкое настроение от происходящего? – Здесь теплее. И романтичнее? – взъерошил рыжую шевелю свою он, после чего жестом пригласил присесть даму в единственно не слишком подозрительно выглядящее кресло с обшарпанной обивкой на спинке. Как учила когда-то мама. Быть всегда вежливым с женщинами и обходительным. Или в приюте ему монашки это вбили линейкой по рукам? Черт все упомнит. – Знал бы, что вырываю тебя из бара, попросил бы виски с собой захватить. Ну, или травки. Аромат канабиса прекрасно въедается в волосы, Мор. В любом случае, пригодилось бы что-то расслабляющее и успокаивающее, потому что… Гребанные детишки. Судя по этим листочкам, то откопали где-то в инете заклинание переделанное и… в итоге, вот. Ну, вот как так могло произойти? – и вновь руки по лицу прошлись. Сам Деймон перечитал довольно простенький нескладный стишок на ужасной, отвратительной латыни несколько раз. Заменить пару фраз и вышла бы вполне неплохая пошловатая песенка, на которую вероятнее всего прилетел мелкоранговый чертик в облике сексуальном. Повезло, на самом деле, что реально без жертвоприношения большого детишки обошлись да оргии, иначе степень желания придушить мелких засранцев с каждой минутой у Антихриста росла бы в геометрической прогрессии. – Вся шутка в том, что мне было бы начхать на их баловство. Ну, может потом бы я их выследил и наколдовал пару кошмаров, чтобы ерундой всякой не страдали, а за книжки взялись нормальные. Короче, все было бы нормально, если бы не, - говорить бессмысленно, лучше показать. На этот раз, конечно, напролом он идти не будет, хватало шишки на затылке да заросшего, но все еще побаливающего бока. Деймон прохромал до окна открытого, вытянул руку и зашипел. Пальцы ошпарились, в воздух поднялось облачко искр еле-еле заметных и тут же растаяло. – Я не могу выбраться. И да, пентаграммой призыва, до того как ее стер, я попытался воспользоваться, но гаденыши смылись не закончив ритуал и теперь по всем правилам мне стоит, наверное, здесь ремонт устроить, потому что я застрял. Внутри дома я могу пользоваться силой любой. Почти любой, устаю быстро, опять из-за еб… из-за того, что меня призвали. В крике «а» особой команды или вопроса не услышишь, как не пытайся, - Деймон сполз по стене на пол. Один вид его объяснял причину, отвечал на повисший в воздухе вопрос логики: почему к сестре не обратился, она же вроде как Королева Ада, - потому что Сатана до гибели всех миров будет потом стебать и насмехаться над братиком, в самых неподходящих и неудобных случаях вспоминая данную ситуацию.

Отредактировано Hellstorm (17.03.2017 14:09)

+1

5

- Дьявол! - рефлекторно выругалась Мор, смутно ощущая, что тихий стук каблуков, когда она подскочила, был слышен не только ей. Затем она подумала, что де юре помянутый стоит перед ней и тихо рассмеялась. - Тогда ты первый в поглощении сего пойла, - снова беря себя в руки, ответила Моргана и вернула оттенок насмешки в голосе. Такой стиль общения ей нравился куда больше - он словно пробуждал какую-то часть её, что не была могущественной волшебницей, умиравшей столько раз, что и несчесть, а скорее напоминала о ней, той, что бегала среди цветущих яблонь и встречала путников прошедших сквозь туман. То беззаботное время, когда она еще не ушла в мир, пытаясь вернуть взор брата к Богине. Волшебница тряхнула головой, отгоняя призраков прошлого. Не сегодня. Сегодня она собиралась отдохнуть от магических дел, но что поделать... Мор нахмурилась, и начала разглядывать Деймона, гадая, что у того на уме. Внутренние ощущения не трубили ни о какой-либо угрозе или опасности. По крайней мере точно не от Хеллстрома.
- Тогда б послал демоненка какого! У вас же их целые котлы маются без дела, - продолжила гнуть свою линию ле Фей, хотя сейчас она ощутила, что где-то её мысль сделала пируэт и выдала околесицу. Ну и чер...хрен с ним. С ней. С ними со всеми короче.  В любом случае она уже тут и очень старательно пытается уловить суть произносимого Деймоном. Чикаго.. Демоны.. Копоть и дыры в потолке.. Свечи. Но когда до неё дошло, волшебница расхохоталась и уперлась спиной в стену, что бы точно устоять на ногах.
- Ты сейчас серьезно это говоришь? - чувствуя, как глаза начинают слезиться от хохота, переспросила жрица Авалона и выжидательно уставилась на Дея. Вот теперь она переставала жалеть о том, что он вытащил её из бара - вечер принимал абсурдно забавный поворот. Собственно в комнату, в которой какие-то подростки решили вызвать хоть кого-нибудь, Моргана вошла всё так же довольно улыбаясь и даже не побрезговала сесть в кресло. Разок чихнув от поднявшегося облака пыли, волшебница внимательно оглядела потолок и остатки линий стертой пентаграммы. Всё еще улыбаясь, как кошка, слизавшая сливки с свежего молока, Мор требовательно протянула руку за листами и пробежалась глазами по строчкам. Бред какой-то. Этим можно вызвать разве что икоту, которой обязательно обзаведется услышавший это - так сильно будет смеяться.
- Но я всё равно не вижу в этом проблемы. Или ты хочешь сказать, что теперь стал ищейкой-надсмоторщиком детишек, решивших попробовать себя в играх с темными силами? Я понимаю, что времена сейчас странные и тяжелые, но не слишком ли это бредово? - тень иронии еще оставалась в интонациях ле Фей, но взгляд стал собранным и внимательными. Шутки шутками, а в том, что повод для поиска компании в этом мрачноватом здании был. Но сначала... - Не оставлять же друга в беде, - англичанка выудила из кармана еще один косяк и прикурив, протянула его Деймону. - Те ребята были и так хороши, а поправить настроение тому, у кого его нету - в самый раз пригодится.
А вот разгадка столько странного поведения и испорченного вечера оказалась куда проще и страннее, чем изначально казалось. Волшебница даже заинтересованно встала и прошла к тому же окну, в которое только что совал конечности сынок Дьявола. Рука женщины высунулась и засунулась обратно без всяких проблем. Моргана удивленно присвистнула и прошлась обратно к месту ритуала. Присела на корточки и прикрыв глаза провела рукой над стертым рисунком. Перед внутренним взором пробежали все события, произошедшие в этом доме за день: начиная от перебежавшей через зал крысы и с сумерками пришедшими подростками. И что им дома не сидится? Моргана могла прямо сейчас шагнуть в окно той реальности и шугануть их, пока они еще не начали свои рисования и прочие глупости. Но так было бы не интересно. Хотелось понять - почему так произошло и отчего заклинание слепленное из "говна и палок" совершенно не одаренными людьми способно удержать, пусть и бывшего, Лорда Ада в ветхом доме?
- Расскажи мне сначала, вызывали ли тебя уже и как оно было в другие разы, - присаживаясь рядом, спросила ле Фей. Сейчас ей нужно было понять, насколько всё таки дилетантский ритуал нашел точки соприкосновения с настоящим и где он сильно различался. Стишки-то ладно, всё таки они рассчитаны больше на концентрацию внимания, чем на какой-то истинные смысл. И действительно хорошо, что подросткам не хватило ума принести в жертву человека. А то бы стоять сейчас Деймону, яки монументу посреди комнаты и причитать на манер старого занудного призрака. - Если не выйдет, то мы всегда можем начать отсюда строить сторой Лос Анджелес с игровыми автоматами, шлюхами и выпивкой.
Задумчиво побарабанив пальцами по собственному колену, Моргана мягко коснувшись руки Деймона забрала честно украденный косяк и глубоко затянулась. Вернув забранное, волшебница медленно выдохнула, на секунду полностью отгородившись дымом от несчастного лица Хеллстрома. Как бы она поступила в подобной ситуации? Скорее всего шагнула бы в дыру измерений и больше не вспоминала о подобном инциденте. Или же открутила бы время до нужного куска и явилась сюда раньше, чем недобитые сатанисты. Но это всё слишком просто и не решает проблемы "как". А именно это и интриговало.
- Может давай попробуем завершить этот ритуал? На крайний случай призовем кого-нибудь в компанию и тебе не будет скучно здесь жить. - ухмыляясь предложила Моргана, но скорее шутки ради. Ну вот закончат они ритуал и призовут какого-нибудь Лорда Ада и что тогда? Да они же сцепятся с Деймоном как идиоты и разнесут тут всё вклочья. - Или давай пойдем по легкому пути? Я тебя убью, а твоя сестрица тебя выпихнет из преисподней и пойдешь себе дальше разгуливать по Чикаго, кося под хромого джентльмена. А я пойду попивать виски и расстраивать бармена своей отчужденностью дальше. - шутки шутками, а мозг Морганы перебирал более адекватные варианты. Алкоголь начинал выветриваться и теперь уже раскуренная растительность не давала прежнего эффекта непринужденной веселости.

+1

6

Косяк загорелся от маленького, не больше ногтя на мизинце, огонька с руки. Деймон втянул немного отравляющего и дурманящего разум дыма канабиса, подержал, покрутил на языке, не давая забраться в легкие и выдохнул. Затяжка не слишком большой вышла, хотя в его случае, наверное, сейчас будет лучше прокурить весь дом дарящими расслабление листочками известного кустика, чтобы отвлечься от мрачных мыслей и перспектив, возникающих перед внутренним взором Антихриста. По крайней мере сейчас он уже не одинок был в этом месте, шутки и подколы Морганы веселили, пусть на дне души противный, вязкий ил настоящего страха остаться запертым в доме до конца Света оседал.
- Если честно, то парочка прецедентов была. Но тогда моя подтянутая пятая точка занимала трон отца, и вообще истории эти отдельные, как-нибудь за стаканчиком виски и соленными орешками под пинту лагера расскажу тебе, - Деймон передал косяк в тонкие пальчики девушки, улыбнулся уголком губ. – Но даже тогда это единичные случаи. Чтобы призвать на Землю Лорда Ада, Дьявола во плоти, одного стишка и парочки свечек мало. Как минимум необходимо целый ковен собрать, где градус веры, градус именно веры в свершение ритуала призыва настолько велик будет, что, если переводить в физические величины мира, должен заставить взлететь на воздух целый город, а его жителей отправить к праотцам. Не говоря уже о том, насколько основной участник призыва, тот кто направляет группу, толпу, не знаю, уже должен иметь опыт общения с силами Преисподней. Ты же знаешь, бесу дай повод исказить приказ или найти лазейку, он воспользуется возможностью сразу, - растрепав вновь рыжую шевелюру, мужчина невесело рассмеялся. Боги всемилостивые, сколько вот как раз таких «последствий» неосторожности горе-сатанистов он повидал? Кишки на стенах и потолке еще самое малое, что мог демон, дух призываемый сотворить со своим неудавшимся хозяином. – Потому соглашусь с тобой, вот это вот все, - он обвел взглядом гостиную залу. – Вся эта ситуация, попахивает чистым бредом. И так как у меня сейчас в руке косяк, то я сильно надеюсь, что скоро проснусь и просто-напросто захочу прогуляться в магазин через дорогу за содовой и чипсами. Но увы, - Хеллстром склонил голову и слегка стукнулся виском о плечико волшебницы. – Ты-то реальна, так что я в бредовой реальности, по сравнению с которой галлюциногенный бред Томпсона мне кажется в своей фантазии не дотягивает.
Деймон сделал очередную затяжку, откинувшись затылком к стене и оглядывая помещение из-под ресниц наполовину прикрытых век. Дым, из рта и ноздрей вышедший, небольшим облаком окутал на пару мгновений лицо мага, который тем временем переваривал на свой лад слова Ле Фей о постройке с этого нулевого меридиана своего собственного Лос-Анджелеса, а может Лас Вегаса или другого какого города. Где будут свои шлюхи, игровые автоматы и выпивка. Хотя к черту шлюх!
Пожалуй, с помощью магии он мог бы облагородить это заброшенное, затхлое место с дешевой иллюстрации бульварного романа хоррор-жанра. Починить камин – и он будет обогревать, как минимум, гостиную и коридор; в центре поставить неплохой гарнитур в стиле королевы Виктории, без лишних завитков и украшений, с тканью на подушках дивана и кресел, где вышиты интересные птицы, преувеличенно прикрашенные своим оперением, длинной его, а цвет пусть будет болотисто-пастельный.
Конечно, там, где подобный комплект, там и не дыра в потолке нужна, а люстра. Самая настоящая, большая люстра с лампочками, имитирующими высокие парафиновые свечи. Ну и, конечно, придется не обои ставить на стены, а прямоугольные пластины из дерева, кедра, дабы подчеркнуть дух, атмосферу дома. В ванне будет именно ванна, на ножках позолоченных, в виде лапок львиных, а кровать… Так, кажется травка подействовала, он совсем не о том начал думать, хотя, будем честны, некая эстетическая, старая часть Деймона мечтала поплескаться или скорее полежать, поотмокать в ванне на ножках, держа в одной руке стаканчик с неплохим виски и во второй зажимая томик художественной литературы какой, которая не требует слишком вдумчивого чтения. Остин или сестры Бронте, те же, подойдут. Впрочем, от построения мизансцен Остин Деймон таким образом рисковал утонуть во сне вместе с драгоценным виски.
Рыжеволосый затянулся еще раз косяком, после передал его в пальчики Морганы и поднялся, перехватывая в руку сразу же трость, на которую оперся, подходя неспешно к тому месту, где раньше начертан мелом был круг призыва, а сейчас скопилась небольшая лужица воды. Мысли от свежего воздуха, хлынувшего в «кратер» от крыши до пола первого этажа встряхнулись, встали вновь постройке смирно, потекли примерно в том же русле, что мысли Мор, и сбросили с себя вот-вот наброшенное на них одеяло приятного дурмана.
Деймон готов был признать, что более приятного нежели благовония всевозможные и тот же ладан, что частенько необходим был в его нелегком деле, но от избытка которого прованивало любое его жилье, вызывая рвотные позывы в конце концов и отсутствие аппетита, ибо любая еда также пахла этими приставучими, маслянистыми ароматами, стоило ее выложить из аккуратной упаковки вакуума на тарелку. Да, в современно мире дешевле, быстрее и легче питаться фаст-фудом, чтобы везде поспевать, но если выбирать между безвкусием и привкусом жженой смолы – Деймон выбирает «ничего».
- Да, давай сразу вызовем Мардюка. Вот уж точно скучно не будет, - подхватил шутку Ле Фей Антихрист, рассмеялся. Не потому что травка подействовала, а она подействовала как-никак, просто стало не так уже тошно и противно от ощущения того, насколько он привязан к планам Ада, к тому миру, не слишком, на его взгляд, правильному. Создатель, сейчас какой-нибудь герой сказал бы, что Дей говорит и мыслит как лицемер, ведь от этого Ада у него и колесница осталась, и трезубец, и Темная Душа. Такого героя правильного Дей бы послал в Гренландию в одних плавках, общаться с ледниками. Не лицемер. Скорее человек реально смотрящий на вещи. – Нет, - Деймон перестал веселиться и улыбаться резко.
Умирать совсем не хотелось. И дело не в том, что он окажется аккурат не на своем плане, а у сестры другой план Преисподней и о том, что случилось с бывшим Лордом может прознать какой-нибудь черт и растрепать о слабости бывшего «повелителя» остальным демонам; проблема крылась в самом факте умирания.
Смешно, иронично сейчас звучит, что Моргана вместе со своим предложением все же понимала насколько процесс сам умирания болезнен, так как много раз через подобное проходила. Потому Деймон не понимал самоубийц: обглотайся ты таблеток, в конце поймешь насколько мерзко твое тело, насколько твой порыв болезнен и жалок. А когда тебя сжигают на костре, протыкают, вырывают органы, перерезают горло – о, тут точно им стоит засесть в этом доме и написать сборник сочинений. Как раз хватит денег выкупить тот бар с барменом вместе, откуда Хеллстром вырвал девушку.
- Надо завершить ритуал, - решил Адский Вихрь и выпрямился. За пределами дома магия не действовала, а внутри… Внутри оказалась ограниченной, но оно того стоило.
Маг, демонолог, в конце концов, экзорцист тот же по вызову, он прошептал беззвучно губами то, что знал и вода выветрилась, испарилась от жара ли или потому что щепки и доски поднялись и встали на место; потолок затянулся, крыша залаталась. Нет, не время. Деймон этот процесс и тему магии не любил, то ли боялся, то ли паниковал откровенно, то ли понимал, насколько крупными могут быть вторично-подследственные связи одного события с другим. Да, выражение про бабочку способную вызвать взмахом своих крыльев цунами он воспринимал почти буквально, с той лишь разницей, что тонкие нити крыльев влияли на общую картину, а толстые, крепкие, оставались как были, при том что эти нити не были такими уж яркими событиями известных явлений. – Не знаю, сработает или нет, но лучше так все сделать, причем, - Деймон вздохнул, вокруг свечи погасли и вновь загорелись, мел начертал символ призыва: восьмигранную звезду в круге, где по через два углы выбивались и имели внутри символы каббалистической культуры. – Ты будешь до… не знаю как сказать, довызывать меня? Короче говоря, контракт они уже заключили. Убили несчастную мышку. И, поверь, твой косяк приятнее на вкус, но ритуал хотя бы позволит быть может выйти мне из дома, привязанным к тебе, чтобы найти этих уе… малышей, - Деймон вновь начинал злиться. Тем паче, что из-за призыва стал чувствовать себя все хуже и хуже, магии не хватало, чакры болели или что там, но мел просто упал, едва очертил «круг», сам же Хеллстром оперся о трезубец уже так, словно готов был лишиться сознания, сил и жизни без чьей-либо помощи. – Листки возьмем с собой и спросим у уб…детишек, что это и где нашли. Не может быть все так плохо, что какое-то гребучее заклинание меня призвало. Мор, реально, я не понимаю, - не плакал, вздыхал и было больно, потому что отметка вновь росла на груди, черная пентаграмма. Пришлось куртку распахнуть и встать в центр аккуратно, не стирая надписей. Пентаграмма буквально полыхать стала внутри, а по виску скатилась капелька пота. – Прибью детишек, - процедил сквозь зубы Деймон, обращаясь взглядом к альбионской волшебнице. – Если в итоге призовет кого другого, то я его убью, обещаю, - Хеллшторм не шутил. Глаза стали слишком подозрительно темными, трезубец оставался трезубцем, а рыжие волосы будто пылали огнем и все в пределах начерченного круга, в центре которого, на самом деле, Антихрист бывший терял свои силы, иссякал, поскольку детишки ритуал не завершили и каждое заклинание то же отбирало немало энергии. Хотелось элементарно спать. Свернувшись эдак на тысячу лет клубочком. – Если Сатана узнает, я убью каждого кому она об этом расскажет, - глотку стало драть, а после…

+1

7

- Я запомню это. Учти, что не смотря на отличный виски моей родины я люблю бурбоны, - мягко улыбнулась Моргана, подтягивая колени к груди и упираясь в них подбородком. На её волнами накатывало спокойствие и  теплое равнодушие к проблемам мира. Может именно поэтому она и не имела ничего против травки? Допустим кого-то в нужном количестве она веселит, но ле Фей высокомерная и могущественная волшебница, начинала себя чувствовать всего лишь мудрой старушкой, в которой остался юношеский запал. Сильные эмоции отступали, оставляя вместо себя чуть ленивости, да благодушия. Всё, что её когда-нибудь волновало уходило на второй план и она существовала только здесь и сейчас, со всем тем, что это «здесь и сейчас» могло в себе нести. – Вот и я всегда считала, что вообще какой-либо призыв дело далеко не самое простое. Ладно твои демоны, да ведь даже призрака призвать не так просто, если ты не знаешь, как правильно. А как правильно можно узнать только пробуя несметное количество раз... Ну, или если кто-то старый и опытный тебе не покажет. И уж точно не большую шишку Ада выдернуть потому, что так захотелось.. Захотелось... – Моргана большими глазами посмотрела на Деймона, а потом довольно улыбнулась и щелкнула пальцами, показушно прибавив к ним сноп искорок. – Я кажется поняла что с тобой случилось и почему именно так! Ты сказал, что в момент вызова находился рядом с демоном... или бесом? Не важно. Суть в том, что возможно ты попал в матрицу-сеть заклинания, предназначенную не тебе. И как бы там ни было, а это сейчас единственное разумное объяснение, которое сейчас я могу придумать и мне почему-то оно кажется вполне себе реальным. – в порыве радости от озарения, волшебница вскочила на ноги и потрепала рыжую макушку, сочувственно-оборяющим жестом. Не будучи уверенной, что поступила правильно – с выражением таких видов эмоций, как сочувствие, понимание и симпатия у ле Фей было вообще не очень хорошо, ведь не так часто их приходилось по жизни использовать – она отступила назад к месту ритуала и глядя на свечи задумалась. Скрестила руки на груди и задумалась. Для начала о том, что Деймон явно не отделается стаканом виски и забавно-поучительной историей, за всё то, что сейчас происходит. Но это он и сам скорее всего понимает, ведь какое-то время он был ответственным за оказание не бесплатных услуг заблудшим душам. Постепенно её мысли перетекли к вопросу о завершении ритуала, которое уже успел озвучить Хеллстром. В любом случае, к этому время и шло, главное не накосячить и не вытянуть никого лишнего. Хватит с неё и этой проблемы на данный момент, но мозг услужливо нарисовал, как из круга выпадает по демону с определенной переодичностью, заполняя собой дом, который они не могут покинуть. Почему-то шаловливое воображение нарисовало их желтыми и шарообразными, на манер балоневых шариков, с забавно торчащими ручками-ножками, а заодно противно орущими, когда магический барьер жжет их маленькие тельца. А среди всего этого Хеллстром в центре пентаграммы. Ле Фей чуть слышно хохотнула и закрыв глаза сделала мысленный шажок в прошлое, желая знать в каком месте ребятишки прервались и откуда ей подхватывать этот бред.
Заскрипело дерево, возвращая к реальности. Теперь сквозняк гулял только по ногам и Моргана молча наблюдала за всеми манипуляциями Антихриста, а заодно подметила, что тот начал слабеть, когда прибегал к силе. Очень плохо. Просто отвратительно. И самое паскудное, что в подобные ситуации отчего-то чаще попадают те, кто никак не вписывается в категорию зла или просто заслуживающие наказания.
- Я даже подержу их для тебя, - очень недобрым тоном пообещала жрица Авалона. Всё происходящее переставало ей нравиться и забавлять с каждой секундой, а уж когда Деймон устало оперся на трезубец всякое желание шутить пропало начисто. Волшебница вскинула руки и хорошо поставленным голосом начала читать то, что надеялась ей никогда не придётся –  текст с магически парящих перед её лицом листков. Сказать, что в данную секунду она ощущала себя редкой дурой – ничего не сказать. Мысленно Мор себя утешала тем, кто когда Дей начнет отрывать подросткам руки и ноги она сможет с упоением насладиться этим зрелищем. Но, что самое странное – каким-то образом её магическая сила вплелась в современную глупость и свет пентаграммы стал фиолетовым, признавая власть альбионской колдуньи.
- Satan, aspera oro te, pro te apro!
Ter oro te!
Reparato opes!
A te spero!
Reparato opes, pater oro!
Satan, aspera oro te, pro te apro!

Богиня, неужели этот бред действительно происходит со мной? Раздраженное подумала Мор, в очереной раз утешая себя тем, что Хеллстром так просто с этим должком не расчитается. Она тоже обладает крепкой памятью на оказанные услуги и может даже славиться этим не хуже адской семейки. Но тут фиолетовое пламя лизнуло потолок и погасло, а заодно погасило все свечи оставив магов в кромешной темноте, лишь изредка разрываемой светом фар проезжающих мимо заброшенного дома машин.
- Loisgidh! – одними губами прошептала Мор, направляя магический поток туда, где она помнила валялись неиспользованные свечи. В углу загорелось три маленьких огонька, бросив через всю комнату хищные тени и скрывая от жрицы лицо Деймона. – Ты как? – походя ближе осторожно спросила она и кончиками пальцев коснулась костяшек, сжимающих ручку трезубца. Будь у неё уши - они бы сейчас настороженно стояли торчком. - Деймон?

+1

8

Неприятно, крайне неприятно сюда становится и чувствовать, как нечто человеческое утекает сквозь пальцы точно песок. Представьте себе пустыню, причем полную не песка и тварей там живущих, а воды – ее нельзя выпить, ее нельзя потрогать, она рассыпается слово тот же песок; высокие дюны над тобой, под тобой, ящерицы и змеи ползают где-то в глубине, ты чувствуешь настоящую воду там, много миль под ступнями ног и был бы рад утонуть в глине, захлебнуться, но нет; шакалы ночью приходят вместе с неестественно холодным ветром – если днем тебя обжигали лучи солнца, отражаясь от поверхности земли и выжигая ожоги на теле сквозь одежду, то сейчас ты дрожишь словно находишься в ледниках Исландии, вдали от вулканического тепла и маленький Трикстер смеется, потешается над тобой, вызывая рвоту кровавую и желание умереть окончательно, потому что ты не человек и не демон до конца, ты просто некто, кого сейчас будут вырывать из плана и подчинять своей воли.
Пусть Мор нежна, пусть ее слова верны, но ты-то знаешь, Деймон, что слаб, что можешь сделаться лучше и искушение не словами других, а собственными мыслями сладкими речами в разум вливается.
А затем пришло осознание, что несмотря на человеческую сущность ты – демон. Демон своего слова. Демон своего духа. Почти близнец сестры. Почти старший брат. Почти младший брат. Почти Лорд Ада. Почти вестник плохих новостей. Почти садист и ревнитель своей веры. Почти. Почти. Почти.
Грудь рвало. Именно ее. Хотелось кричать, но все что сейчас за доли секунд происходило, так это безмолвие на фоне пламени магического, потому что он слишком был человеком, он слишком был не демоном, он слишком являлся тем, кого называют полукровкой, над кем насмехаются и кому до, простите, до фонаря что его так зовут, пока маленькая частичка природы не взовет к нему, пока некто или нечто не призовут и вот тут – спасайся кто может, потому что Деймон Хеллстром не таким уж слабаком был, потому Адский Вихрь сметал все на своем пути, потому он – Антихрист и готов выжигать под собой землю, ступая босыми покалеченными ногами по стеклу, терновнику и перьям архангелов и прочих добрых самаритян.
Пламя прожгло грудь, чресла, смахнуло остаток одежды, смахнуло все человеческое. Странно и приятно. Он словно в объятия матери вернулся. Обманчивое чувство, которое дарил ему Мардюк. Которое порой дарила Сатана. Нет, он очень любил сестру. Но любовь странной была, на грани инцеста, извращения, похоти, убийства, милосердия и жалости, причем с обоих сторон, у каждого своя философия, у каждого свое ироничное отношение к миру.
- Не трогай, - он очнулся от ступора, от сна. Стоял в центре круга призыва абсолютно нагой. Лицо скрывала не только тень. Челка рыжих волос, что горели. Тень особого толка, что неслась от пентаграммы на груди и разрасталась сообразно заклинанию. Деймон горел изнутри, при это чувствовал более живым чем раньше. Черное пламя снедало кончики рельефа тела, когда мужчина выпрямился, потянулся, а после схватил волшебницу за руку и притянул к себе в круг, впился клыками самыми настоящими в шею, но кожу не прокусил, обманчиво провел по белоснежному, пахнущему канабисом и парфюмом с оттенками клевера бархату. – Ты разучилась призывать демонов, что ли, Мор? – голос подводил, он будто не был самим собой и был. Хотелось разложить чаровницу здесь и сейчас, отрахать или вспороть брюхо и вынуть кишки и понять, откуда столько силы, столько магии, столько Морганы. Столько Авалона! – Уйди! Быстро отойди! – он все-таки был Деймоном! Он любил до одури, страдал, а сейчас хотел трахнуть и погрести под разрушением волшебницу, что проявила ему сочувствие. Все-таки они с сестрой были инкубом и суккубом, с той лишь разницей, что человечность большая досталась брату.
Все как-то странно улеглось. Атмосфера, дух, пламя вновь загоревшееся. Деймон обрел плоть, обрел одежду, это уже хорошо, и переступил сам через круг призыва.
- Давай так больше не делать, - сказал Антихрист, смотря на Ла Фей красными глазами и зияя в груди дырой на фоне черной пентаграммы перевернутой. – И прости, что оскорбил тебя, - его голос менялся, он сам менялся, то становился мило красивым, то уродливым до тошноты. – Призыв сработал, но чую детишек мы должны найти, потому что пару бесов они за собой утащили. Я их чую. Они шныряют, выискивают, узнают. Твои духи парят. Ох, Мор, ты так прекрасна, - Деймон мотнул головой, он явно терял контроль над собой и своим телом, а еще не было хроматы, на трезубец, он не опирался, он его просто качал в руке одной и улыбался точно блаженный идиот, коему дали сил вершить правосудие. – Госпожа, - вот тут стоило насторожиться при обращении, глаза Хелстрома вовсю потемнели до красного. – Почему вы не отдаете приказов? Вы меня стесняетесь? Я готов услужить вам в любом виде, - и тут становилось ясно само заклинание, речитатив, который направлял обычного демонолога и Сына Сатаны на услужение. – Госпожа мной недовольна? – мужчина перед Морганой провернул свое оружие и  ухмыльнулся, но припал на колено. – Если ее кто обидел, то я готов облизать пятки и убить нечестивца.

+1

9

Что-то неуловимо изменилось в воздухе пыльной комнаты: Моргане казалось, что она вдохнула горячего воздуха пустыни одновременно будучи на краю льдины Антарктики. Это ощущение длилось всего секунду, но когда комната снова начала напоминать комнату, с запахом дыма от свечей, старой пыли и мерзкого душка полыхнувшей, волшебница перевела дыхание - получилось. Но настороженность в глазах осталось, когда Антихрист стал меняться. Да, было бы совсем уже глупо предполагать, что  воззвав к тем силам, частью которых он являлся (хочется ему того или нет), всё останется по прежнему, но почему-то жрице Острова Яблок казалось, что Хеллстром владеет собой лучше. Но он очень быстро доказал ей, как сильно она может ошибаться.
Оказавшись прижатой к сильному телу мужчины... или инкуба? ле Фей лишь замерла. Всё таки магия адского существа распространялась и на неё, хоть и с меньшей силой, нежели на обычных смертных или слабых волей волшебниц. Стоило Деймону прикоснуться к белой коже клыками, по спине ведьмы пробежала волна мурашек и она прижалась к нему чуть сильнее, но тут же себя отдернула и просто стояла, без тени испуга или желания, глядя в изменившееся лицо мага. Усилием воли она заставила себя успокоить и выравнять дыхание, отрицая всё женское естество, объявившее бунт разуму - она было бы плохой жрицей не умей она контролировать подобные мелочи. Желание, голод, жажда или боль. Всё то, что Моргана могла терпеть бесконечно долго, даже не обращаясь к магическим материям.
- Демонов я не разучилась призывать. Но мне никогда не приходилось призывать друга. - глядя в глаза того, кого она знала и не узнавала, ответила ле Фей. Мысленно воззвав к Керидвен, Моргана окутала себя слабым свечением Богини-Матери. Взгляд женщины изменился: в нём появилось обещание защиты материнских объятий, тепло домашнего очага и в комнату ворвался слабый запах свежего хлеба и цветущих яблонь. Мать, которая всегда поймет и простит, чтобы не задумали и не сделали её глупые дети. Мать, которая пойдет против любого, посмевшего обижать её чад. Мать, которая отдаст последнее, что у неё есть. Мать, что мешает воду в большом котле, ожидая тебя после долго пути. Мир и покой.  Она прижала маленькую ладошку к щеке Антихриста, желая наполнить его этим спокойствием, но резкие слова разрушили тихое колдовство и ей не оставалось ничего, кроме как отступить на шаг.
- Всё в порядке. Все мы лишь её поросята, - тихо ответила волшебница, еще находящаяся во власти Керидвен и глубоко вздохнула прикрывая глаза. Она призывала Мать, но сейчас она ощущала и присутствие Девы и Старухи. Именно это заставляло напрячься - Старуха-Смерть не является без приглашения. Или это Богиня отвечает на излучаемую Деймоном ауру? Моргане не нравилось происходяще, но обратно пути уже нет. Хотя гнусная мыслишка, что всади она сразу, клинок, что носит в сапоге, в сердце Хеллстрома и всё бы закончилось не успев начаться. И не было бы всего вот этого вот. Да, скорее всего она заработала бы себе нового врага, но однажды Дей бы понял, почему она так поступила. А может сделать это сейчас, пока не поздно ? Хотя нет, уже поздно. Она привязала его к себе и теперь можно лишь сменить мир, что б отвязаться. Или же закончить весь этот бред, начинающий напоминать дурной сон. Все когда-то кончается. Вопрос только как.
- Мы найдем их, - Моргана снова посмотрела в лицо приятеля, ища во взгляде то тепло и смешливость, которую наблюдала, пока они сидели у стеночки и курили косячок, словно два подростка, сбежавших от родительского строгого взгляда. Но уже через пару мгновений она сердито сжала зубы, что желваки на щеках не двусмысленно проступили. А вот сейчас надо быть очень осторожной в словах и поступках. Если демоническая сущность действительно пересилила, то любые её слова будут восприниматься буквально, а потом еще и счет выставят. Ладно, попробуем так...
- Ты не мой раб, - делая шаг навстречу, произнесла женщина. Она была готова к тому, что он может попытаться её убить после этого и окно в будуще-прошлое было готово внутри её. Но пока она хотела попробовать безумную и шальную вещь, сама не зная, чего точно она ожидает в результате. Как там было ? Это был совершенно безумный план. Но именно из-за своего безумия он мог сработать. Она положила руки на плечи припавшего на колено инкуба и нагнувшись долго поцеловала его, а заодно наложила несколько заклинаний на них обоих, в том числе и заклинание временной невидимости для других на Хеллстрома - не хватало ей еще собрать пачку оголодавших теток в своих поисках подростков. - Но я могу предложить тебе сделку, которая освободит тебя от моей власти. Конечно, после этого ты можешь смело меня возненавидеть, но, знаешь, я люблю, когда меня ненавидят. А уж ты-то это точно знаешь. Ведь это своего рода уважение. - взяв быка за рога начала Мор и снова отступила на шаг, давая пространство Антихристу. А затем просто развернулась и направилась в сторону двери, мысленно считая шаги.... Восемнадцать. Девятнадцать. На двадцатом шагу барьер, в котором волшебница заперла-привязала демона Моргана, начал сдвигаться и пихнул Дея, заставляя двигаться следом.
- Надумаешь меня убить и можешь искать номера подрядчиков для ремонта этой халупы, - с выражением полнейшей невинности на лице улыбнулась Мор и переступила порог дома. - И куда ты планируешь направиться сначала?

Отредактировано Morgan le Fay (01.04.2017 17:34)

+1

10

Каким бы не было заклинание изначально, если вообще те дурные стишки можно было таковым назвать, то оно работало отлично. Как уже говорилось, стоило лишь догадаться, чтобы случилось прояви детишки большую изобретательность, имей больший опыт или кровожадность. Деймон никогда бы не признался никому (ни Моргане, ни сестре и самому себе уж тем более) насколько жалким существом порой, в минуты рефлексии безотчетной и меланхолии себя чувствует, и как та подтачивает, подчеркивает человечность огромную Хеллстрома, чьим бы он так сыном не был. Данные стишки, данные песенки, вырванные детской ручонкой и глупым умишком из просторов лживой паутины, опутавшей весь мир, всю эту планету, лишь лишним подтверждением являлись. А может проблема крылась не только в самом Деймоне, но и в его поступках, решениях, в его лицемерных и эгоистичных порывах, по сравнению с которыми зло это добро, а добро это зло, и также черное с белым меняется местами. Бред какой-то. В реальной жизни, в его жизни такого не бывает, слишком много оттенков и все они просто по тональности различаются, а вот настоящего белоснежного света или черной Бездны демонолог разглядеть не мог уже очень давно. Слишком простые для его человеческого ума понятия. Слишком прямые. Как вот этот призыв, заставляющий одновременно чувствовать в себе власть, силу, возможность сокрушать и соблазнять, и вместе с тем – кто знает, что бы было если бы детишки проявили большую изобретательность, кровожадность и имели опыт за плечами.
Они бы умерли. Возможно сразу. Возможно в течении нескольких минут. Возможно спустя некоторое количество дней, месяцев или лет, успокоенные усыпленной бдительностью.
И так случилось бы со многими, если бы на их месте сейчас не находилась Ла Фей. Одна сила просто наталкивалась на другую, боролась, сопротивлялась, старалась найти изъян, трещину обнаружить, чуть ли подкоп, уж простите за выбор слов простой, вырыть и прорвать, сорвать маску беспристрастности с волшебницы, сорвать маску с лица, с настроения, с внутреннего состояния души, чтобы вновь ощутить минутную слабость, потому что, да, он почувствовал ее, всего мгновение, но это все равно что каплю крови в бассейн с голодной акулой обронить. Черт, буквально, как же ты жалок, Деймон Хеллстром.
И вместе с тем, какой ты молодец. Похлопай себя по плечу, погладь по голове, что балансируешь на клинках-кончиках собственного трезубца, не падая и не раня себя лезвиями.
- Не раб? – осознанность и безумие, пламя и спокойствие темного льда проскользнуло в поднятом взгляде Антихриста, бровью чуть призванный Адский Вихрь повел, губы дрогнули в ухмылке (далеко не в такой, которую наблюдала девушка, реально, пока оба сидели у стенки и покуривали травку, улыбались, добродушно друг над другом и ситуацией смеялись), точно передавая работу тех самых колесиков  мозга, разума, крутящихся в каждой твари что простой смертной, что божественной или необычной по своей природе. Да, выбирать слова, подбирать их Моргане приходилось тщательно, так же как и отвлекать, заставлять процесс поиска слабости, лазейки в одной короткой фразе прекратиться в мыслишках «демона». Всполохи Темной Души точно змеи, головы Гидры, части Горгоны нашептывали на ухо одно и тоже предложение, однако застревали на его окончании, потому что помимо недосказанности и повисшего в воздухе тяжелого продолжения, тяжелого «но», поцелуй последовал, причем не любовницы, не соблазнительницы или соблазненный. Поцелуй теплый, уютный, накрывающий и проникающий сладким, приятным ветерком теплого бриза в ту самую лазейку, пусть не в броне альбионской чаровницы, а в сути самого Хеллстрома, что так упорно искал Антихрист.
Накладываемые Морганой чары незаметным покрывалом ложились что на него, что на девушку, а душа призванного медленно успокаивалась. Не сказать, что разрушь он связь, сумей разрушить магию волшебницы все не вернулась бы на круги своя (на те безумные американские горки из метаний от того, что правильно и что нет), тем не менее начало еще до того положено было, сейчас все продолжилось. Сын Сатаны внимал голосу и словам Ла Фей так, как внимает послушный равный, соратник, уж потом прислужник, и где-то между строк – послушный сын. В конце концов, опять же, играла роль тупая человечность Деймона. Каким бы сам он человеком не был по натуре.
- Это оттенок уважения, который цениться больше всего в любом из миров. Любимых можно предать, друзей возможно обмануть, а вот с ненавистным врагом ты всегда честен, дочь Матери, сестра Девы и ученица Старухи. Ненависть способна сиять и способна поглощать свет, она может подтолкнуть лишь к одному – к цели. И зная то, что ты ненавидишь и тебя ненавидят, ты понимаешь, что место более слабым: презрению и подобострастию быть не может. В ненависти нет лжи, потому что она пожирает ложь и обман, но и нет доверия, есть подобие уверенности, но и она часть общей, обоюдной ненависти, - голос более спокойным, кажется привычным для Хеллстрома становился, хотя уловить какие-то нотки шипящего в воздухе пламени, потрескивания искр, сжирающих будто по законам обычной физики каждую молекулу кислорода на слух тонкий, привыкший к необычному вполне возможно было.
Антихрист поднялся с колена, спокойным взглядом темных, багрово-красных глаз воззрился на волшебницу.
- Сделка, - согласился он.
И Моргана направилась к выходу из ветхого дома, о котором, видимо, позабыл сам Альфред Хичкок в свое время. Деймон усмехнулся.
Вот, в самом деле, если бы не Мор, то кто еще мог бы такое провернуть? Помимо Сатаны; такого позора и сборника анекдотов он бы не пережил и обратился бы к самым высшим силам в мольбе до основания его уничтожить, благо инстинкт самосохранения у Хеллстрома заочно отключался в девяноста процентах случаях из ста. Возможно, еще парочка магов справилась, помимо Стефана его любимая-нелюбимая женушка и кое-кто еще, а так… Становилось смешно, потому как ни к каким богам обращаться из-за гордости и принципов странных собственных один из тех, кого называли Дьяволом не намеревался. В том числе к Нему. Есть Боги. А есть Вера. И как Ненависть – это тоже Сила. А просто боги – пырни другим ножом (кинжалом, скалой, временем, магией и прочее, и прочее, и нужное подчеркнуть) и кровь потечет, потроха на пол упадут, тупой взгляд дохлой рыбы уставится на тебя и исчезнет вместе с его обладателем.
Деймон следом за Ла Фей направился и все же не торопился. Не слишком приятно прикладываться частями тела и зарабатывать каждым ударом перспективу столбняка или заражения крови, как бы то ни было чары альбионской чаровницы подействовали, Антихриста вытолкнуло из дома и в поле досягаемости девушки вырвало, а значит – что все значит с невинным, ангельским лицом милым, Мор все объяснила, доходчиво, ясно. Если не этот дом, то место, где шальная мысль избавиться от сделки придет ему на ум и станет его домом покуда либо Вечность не закончится, либо гордость не подохнет, задушенная собственными руками. Вот уж вопрос: что раньше?
- Умно. Ты само очарование, - к Хеллшторму будто вернулась та самая непосредственность, что мелькала в давнишнем обещании. Почти. – В церковь, - ни капли не сомневаясь ответил мужчина, глядя в глаза Морганы. Продолжил. – Я чувствую маленькие тоненькие ниточки, которые неприятно тянут через пространство и вместо того чтобы гореть, обжигают льдом, а после я чувствую, как ноготки и клыки опарышей-последышей скребутся в хлипкую дверь, далекую от дубовых врат родного собора, где я мог чувствовать себя как дома и хотел преклонить колени перед богом-обманщиком. Она должна быть недалеко. Эта церковь. И эта девочка. Девушка, - Деймон отвел чуть взгляд в сторону. – Запах менструальной крови их привлекает как кобелей течная сука. Старые предрассудки верны лишь в том, что кровь это не только кровь, но и часть плоти питательной, сладкой. А у девочки они как раз начались. Но я должен убить ее и оборвать связь первым, иначе эти личинки, что стучаться в церковь доберутся до нее прежде меня. Дверь хлипкая. А священник не так уж праведен не в помыслах, в деяниях, - Деймон усмехнулся. – Я просто догадываюсь, Мори-милая. Мы в Бостоне. Здесь каждый второй пастырь либо пьет, либо трахается, либо и то, и другое, либо любит такой жесткий мазохизм, что один из моих любимых романов Эко покажется фанфиком тинэйджера, - да, он частью вернулся, раз так шутил.
Впрочем, никуда и не уходил, просто трудно бороться было с тем, что хотелось здесь и сейчас, что диктовали какие-то не то инстинкты, не то порывы. Он их ненавидел всей душой своей, потому отказался от всего, от трона, от Ада, но лицемерно и эгоистично оставил то, что казалось бы бывшему Лорду иметь не полагается, однако за это он боролся и так просто не отдаст из-за чистого упрямства. Считать будем так.
Ла Фей направилась неспешно вниз по улице, некоторые дома еще жили, правда жильцов вот-вот выселят явно. Некогда респектабельный район, времен постройки годов эдак семидесятых превратился просто в трущобы. Там, где миленькие домики с миленькой лужайкой и задним двориком должны были находиться, сейчас возвышались скорее двухэтажные «избушки» с решетками на всех окнах и двойными дверьми. И, Деймон не удивился, здесь жили либо латинос, либо черные. Нет, никакого расизма, учитывая, что район строился в свое время для «избранного респектабельного населения», то есть для граждан с белой кожей и, может быть, мулатов.
- Забавно, - девушка видимо оглянулась, шаг чуть замедлила. Перемещаться в пространстве с «демоном» на привязи не самая лучшая идея, следовало поймать такси или что-то в этом роде. Взгляд любопытствующий Морганы Деймон расценил как знал продолжать. – Это тоже Ад. Тоже свой план Ада. Я ведь всю страну объездил, а здесь не был ни разу, не в этом районе Бостона, но кто будет винить и все же, разница есть. Свой План города, район за районом, правда на Земле все проще и сложнее, нет иерархии точной кто наверху, а кто в самом низу. Ну, - хмыкнул Хеллстром. – По крайней мере, по человеку видно даже здесь стоит ли получить пулю в лоб или тебя хотя в коридоре оставят ночевать. Пошли, - мужчина за руку потянул Ла Фей к дороге, резко ускоряя шаг. Такси само собой поймалось, водитель, до того разворачивающийся в парк, затормозил и снял табличку. Для Морганы вид Деймона остался неизменным, виллы Дьявола чуть ли не царапнули потолок машины, оставили следы, а вот для человека за рулем рядом с милой девушкой сидел явно ее старенький милый папа или даже дедушка, с тросточкой в руках и так мило и по-доброму шепелявящий. – Милая, ты не могла бы спросить у мистера водителя, где ближайшая церквушка. Забыл поставить свечку за упокой твоей бабушки.

+1

11

+

прости, что не много - чего-то я не в тексте оказалась сегодня

В церковь... В этом скользила доль ироничности судьбы, а может и даже скрытая насмешка: из Морганы всегда была плохая прихожанка еще во времена самого расцвета христианства на её родных землях. Она знала, что Керидвен нашла лазейку и там, но смириться с тем, что Великая Богине стала лишь "одной из" мешала застарелая гордыня Владычицы Озера. В глубине души Моргейна даже была склонна верить, что это именно тот момент, когда она осознала, что все идеалы - любые идеалы - стоящие борьбы на самом деле не стоят ничего. И именно тогда она оттолкнула всё во что верила, поняв, сколько вещей можно получить просто грубой силой и "Моргейны" перестало существовать. Моргейна, герцогиня Корнуолла упокоилась с миром, растворившись среди туманов.
- Деймон, если ты собрался кого-то убивать, сделай это чисто и красиво. Я намерена задержаться в этом городе на какое-то время, а беготня вокруг развешеных по люстрам церкви кишек может очень испортить мне настроение. - нахмурила тонкие брови волшебница. Она всегда считала, что за глупость надо платить и не ей диктовать, как будут расплачиваться глупые детишки. Умиравшая сотнями разных смертей, ле Фей сама любила наслаждаться чужими мучениями, словно желая показать-поделиться тем, через что прошла не раз сама. - Ну, если священник такой, каким ты его описываешь, то будет толк заглянуть в церквушку еще раз, - двусмысленно улыбаясь Моргана подмигнула инкуббу и чуть сбавила шаг, когда он начал рассуждать о выселках большого города.
- Всё, к чему приложил свою руку смертный человек утрачивает свой свет и становится, в лучшем случае, просто бездушной вещью. Очень многие любят рассуждать о Рае на земле, но даже стремящиеся к нему всё равно устраивают из него личное пекло. Благими намерениями, а дальше ты сам знаешь...  - фыркнула ведьма, прежде чем усесться на задние сидение и выразительно закатить глаза. - Да, дедуля, обязательно заедем. Ты ведь бабуле и там покоя не дашь? - ловя удивленные взгляд водителя, через зеркало заднего вида, с серьезным лицом ответила Мор. Балаган, да и только.

Когда машина наконец затормозила у ворот на территорию церкви, Моргана с тяжелым вздохом рассталась с несколькими долларами и выйдя из машины огляделась.
Кто, вопрошали они, станет поклоняться Богам в храме, выстроенном руками человека? - медленно произнесла она слова из давно забытого прошлого. Кому поклонялись люди жившие здесь до времен покорения Америки? Сумело ли христианство покорить их так же, как покорило её людей? Или они до сих пор совершают свои обряды в рощах, посаженных руками Богов? - Как думаешь, кардинал Бернард Лоу, решил оставить свою высокодуховную должность из-за священников этой церкви? - вскидывая голову наверх, чтобы осмотреть возвышающуюся над головой громадину целиком, буднично спросила Моргана. В таком месте есть, где спрятаться, хотя волшебница надеялась, что глупая девчонка валяется где-нибудь под алтарем, выпрашивая спасения у своего молчаливого бога. И ей очень повезет, если её услышат этой ночью. - Ну, что, идем... дедушка? - толкая чугунную калитку вперед, вежливости ради, спросила ле Фей. Вокруг сверкали миллионы огней города, который не переставал жить своей жизнью, но стоило зайти на "святую землю", как шум покрышек по влажному от дождя асфальту, хлопанье дверей ночных магазинов и голоса редких прохожих стали доноситься приглушенно. Будто не принадлежали этому миру или эта земля сейчас не совсем была здесь? Волшебница вся подобралась, ощущая что-то неладное.
- Ну, и куда нам дальше? Твои демоны, твои взывающие - вот ты и веди. А я сегодня в роли няньки великовозрастного детского сада. - более внимательно оглядываясь, обратилась Мор к Деймону. Водить на "поводке". хоть и бывшего, Лорда Ада было еще тем удовольствием для нервной системы, но ей ли привыкать? С Хеллстормом хотя бы понятно что он может выкинуть, в отличии от того же самого Виктора, с которым жить было порядком веселей, хоть и изматывающе. Взгляд женщины зацепился за длинные свежие царапины на больших арочных дубовых дверях храма.
- Твой знакомый? - кивком указывая на борозды, спросила ле Фей и направилась в сторону входа. Богиня, пусть всё будет легко и просто: Дей свернет девушке шею, демона пинком отправить к места пожарче и они отправятся дальше, искать следующего балбеса.

Отредактировано Morgan le Fay (30.04.2017 17:24)

+1

12

=(

вышел сумбур, следующий пост будет лучше

- А ты не знаешь? – они доехали довольно быстро до церкви, где пряталась одна из горе-сатанистов.
Деймон, честно говоря, надеялся, что девушка ради сохранения здоровья и нервов на будущее сама повеситься, как-то убьется. Вообще вся ситуация уже изматывала, он не был демоном, по сути своей, как сестра, тем не менее демоническое, нечто инфернальное присутствовало в нем всегда, живи он хоть как грешник или как праведник. О последнем, между делом, Дей не жалел; он старался быть примерным праведником, не христианином, об этом вот не стоит даже заикаться – религия, как таковая, утратила силу для Деймона стоило после приюта явиться в отчий родной дом, найти дневник матери и узнать, что все сомнения оправданы. Да, он был заблудшей овцой собственных убеждений, но кто из нас ею не является? Кто из нас стоит на своей вере, на своих идеалах, принципах до конца? Кто из нас готов жертвовать всем и отказаться от много во имя чего? Во имя Бога, которого Хеллстром познал, видел воочию и понял, что это не бог, не то слово, не та личность, коя может требовать невозможного от простых людей, буквально неспособных на невозможное.
- Кардинал Лоу грешник, моя любовь, - Дей чуть дернул головой. Черт. Не демон, но вызвать можно и эффект призыва оказывал свои последствия на Антихриста. На территории церкви, где десятки, сотни людей в год уверовали, верили, поклонялись, еще больше хотелось осквернить землю и показать, насколько они не правы. А может правы. Дуализм подпитывался тем, что объектом осквернения служить должна была волшебница, что старше его самого на миллион поколений. – Прости, уносит порой, ты слишком красива, - таксисту остались не только деньги за поезду, Антихрист оставил ему «подарок», который должен сломить жизнь, душу несчастного. Черт, Деймон себя готов убить за такое, но в состоянии теперешнем не плевать ли ему? Он не гуманист, далеко не альтруист. Да, он любит людей, всех людей, также он любит их кидать и поступать согласно своему собственному убеждению, а не доморощенной морали тех же цинников. – Я немного похотлив до тебя, прости, сейчас, но прав в одном. Он грешник и где-то дюжина и более священников и монашек. О, ты не знала, что в педофилии были не только мужчины обвинены? Грех зиждиться здесь с самого начала, от шпиля, где один падре трахал девочку, до основания, под которым кладбище рабов, строящих эту вот церковь. Но это логично. Запрети ребенку конфеты, оставь его в комнате с вазочкой и скоро увидишь, что половину он съел или хотя бы облапал. По крайней мере, в приюте моем это срабатывало всегда, - Деймон недобро усмехнулся, проходя дальше.
Черный Нимб прошел дальше, более тщательно оглядел территорию, огляделся, даже к кустам рододендронов склонился, чтобы веточки проверить, цветы. Под пальцами мужчины они опадали, вяли, на землю и дорожку, ветки становились сухими, листочки желтыми, точно высушили из них всю влагу. Прекрасные кусты, украшающие любую лужайку, превратились в свое подобие, в метафору буквально; прянично ленивые, сухие или склизкие, цветы при рассмотрении опадали на почку целым бутоном, разбивались на части или же гнить, таять начинали.
- Нет, - резко ответил Деймон, перехватил за руку Ла Фей и остановил уже на половине пути ко входу. – Неужели не видишь? Приглядись, Мор, он не вошел внутрь, он рядом, и я знаю, кто это, просто доверься мне. Тогда мы с этим существом, может быть, распра… - договорить Принц Ада не сумел, только толкнуть девушку в сторону, после чего тварь размером с трех человек на него напала.
Стоит отдать должное инфернальному сообществу, на выдумки они горазды более чем обычные люди, древние боги и волшебницы. Не будем скрывать, Деймону нравилось читать всякие выдумки, смотреть иллюстрации к ним; родной отец, да половина их были любимыми художниками еще маленького и юного Деймона, томящегося в стенах приюта, правда, получающего от подобного немыслимое удовольствие. Не то, чтобы жизнь после смерти матери, вернее ее заключения в дурдом была хороша, нет. Все было плохо, некрасиво, в первый свой вечер Дей натерпелся от соседей издевок лишь за имя свое, будто оно какое-то не такое; сестре, видимо, повезло больше, может меньше, он осознал это спустя года, как бы то ни было то еще развлечение, когда тебя бьют, шпыняют, наезжают, возлагают ответственность, требуют большего.
Он нашел свое спасение в Боге. Иронично. Но в нем именно. Не в дядечке сидящем на облачке, а в сущности, что явно отвечала ему, не покидала несколько лет. Бог стал его перерождением. А сейчас старался стать гибелью.
- Мори, если ты не против мне требуется помощь, - зубы существа пережались на рукояти трезубца. Его сломать нельзя было никакому демону, вот в чем только проблема заключалась, так в силах самого Деймона, которого прижали и вжимали в землю со всей силой, вдавливали.
Существо, около трех с половиной метров высотой и два в ширину, работало клыками, старалось оторвать кусок от мужчины рыжеволосого, пока тот пытался уже не отвечать, просто держать и колдовать. Не выходило, поскольку призыв еще работал и вся его магия, вся его сила перекидывалась к Ла Фей. А страдал, как обычно, Деймон. Ну, блин, кто еще?
Мужчина все-таки что-то сделал, отбросил существо и посмотрел на кусты растений, затем на волшебницу.
- Я его отвлеку, а ты собери палые бутоны и в морду ему надо, это, - его снова сгребли. – Это охранник. Демон внутри, в девушке, - так это уже начало надоедать ему.
Ну, а что хотите. Итак не самый красавчик, так еще вообще в стиле Ксавье инвалидом стать? Увольте.
По поводу демона, низшего рангом, кстати, Хеллстром не шутил. Очередная пешка воспользовалась случаем и вышла в свет. Периодически подобное случалось, периодически он их убивал, отправлял обратно. Сестре точно стоило ему счет выставить на переработку и восстановление реальности и мира, но между тем, не все так плохо же происходило? Лишний раз Дей не связывался со сверхъестественным, сейчас не повезло.

+1

13

Мы с тобой одной крови,
Мы с тобой одной породы,
Нам не привыкать к боли,
Если имя ей - свобода,
Где же ты, мой брат, где же ты, мой друг,
Где же ты, моя любовь?

Стоило Деймону обратиться к жрице Авалона в "романтическом" духе, как Моргана расхохоталась, даже искренне пустив слезу умиления и ободряюще похлопала друга по плечу.
- Я всё понимаю, именно поэтому скорее поищу общества священника, нежели твоего, пока ты в таком состоянии, - волшебница откровенно забавлялась, хоть внутри и была напряжена, как струна. Люди очень любят повторять фразы в духе "хочешь жить - умей вертеться", но Моргана так не считала. Когда ты вертишься, то создаешь вокруг себя суету, привлекающую чужое, не нужное внимание. Её негласным правилом было "помогай вероятностям и жди и желаемое само упадет тебе в руки". - Хотя, если оно у тебя задержится, то мы вполне можем пригласить местных служителей и посмотреть, как под твоим влиянием глупые людишки себя поведут, - наградив Деймона хитрой улыбкой она подхватила упавший цветок и стала крутить его между пальцев. В ней тоже всегда была эдакая похотливая сторона, которая была бы не проч воспользоваться слабостью друга и получить удовольствие, которое он - несомненно - сейчас способен доставить, но была и разумная сторона, которая холодным, отстраненным голосом напоминала, что так глупо превращать дружбу в дерьмо будет слишком даже для неё. Инкубы, что б их! Даже самый благородный порыв рядом с ними становится пошлостью! Интересно, а что происходит в головах простых людей, обделенных силой воли Морганы?
- Слушай, мы пришли цацкаться с шавками или решать проблемы? - отшатываясь от схватившей её руки, раздраженно спросила ле Фей. Если они еще начнут гоняться за прочими выходцами из Ада, то ле Фей точно свернет Деймону шею, да скажет, что так оно  и было. Надо было вызвать Стрейнджа и сдать нерадивого ученика в его руки, что б сам разбирался. Просты мы одной породы.. не весело вспомнила ле Фей слова то ли из какой-то книги, то ли из какой-то песни. Додумать мысль ей не было суждено, потому что в следующее мгновение крепкая рука пихнула её в сторону. Если бы не ветки иссушенных кустов, в которых Моргана умудрилась запутаться, то Хеллсторму не пришлось бы даже просить о помощи. Но пока ведьма выпутиывалась Дей смог одержать победу в первом раунде и спихнуть с себя демона, позволив Моргане рассмотреть нездешнего гостя. Впечатляет. Но не так сильно, как могло бы, случись эта встреча лет сто или двести обратно, когда она в своих странствиях не нашла мир, который очень напоминал отдельную  планету для всех людских кошмаров. Вот тогда ей пришлось не сладко, ибо магии в том мире было совсем мало, но раз ле Фей еще здесь, то всё обошлось.
- Вот и займись ей! - рявкнула Моргана, вытаскивая из своего тайника в складках реальности Экскалибур. Меч ярко блеснул показавшись из ножен в бликах фонарей и удобно лег в руку чародейки. Крутнув клинок вокруг себя с легким гудящим звуком для привлечения внимания, а заодно заново примеряясь к весу холодной стали она улыбнулась. Обычно от такое улыбки ле Фей благоразумные создания стараются скрыться подальше, но демон явно к их числу не относился. Сначала он даже не рассудил, что ле Фей может быть достойным соперником, да продолжил свои попытки растерзать Деймона.
- Выбери себе кого-нибудь более подходящего, - мощным пинком ноги сталкивая охранника, или как там Дей его назвал? с рыжей тушки, она тут же сделала пол шага в сторону, пропуская мимо когтистую лапу. Клинок снова сверкнул и даже, хоть и самым кончиком, зацепил малосимпатчную морду. - Хватит отдыхать, идти и разбирайся со своей "зазнобой" - напомнила ведьма, снова уходя от когтистой лапы и нанося удар по плечу. Аура сосредоточенности окутывала Моргану и постепенно увертки стали более изящными, а ответный удары более хлесткими. Но попотеть всё таки пришлось! Почувствовав, что по лбу постепенно начинает катиться пот, да по хребту скользнуло несколько мало приятных капель, ле Фей закрыла глаза и сделала шаг, переходя в астральный мир. Теперь Деймон не сможет ей помешать, а будет занят делом, в то время, как она закончит "танцевать" с разъяренным демоном, который уже так жаждал убить выскочку, что последовал за ней. Каким бы хорошим бойцом ле Фей себя не считала, но ей пришлось знатно попотеть, прежде ей представилась возможность покончить с этим. Меч сверкнул, хоть здесь ему и нечего было отражать, и волшебница почти не почувствовала сопротивления, когда сталь вошла в шею адского существа. Стоило Экскалибуру освободиться и каплям крови потечь по его лезвию, как Моргана тут же вернулась в мир. Её немного покачивало - слишком давно она не практиковалась, но всё равно она выглядела очень довольной. Присев на холодные ступеньки она размотала шарф и стала вытирать лезвие и прислушиваться к звукам в церкви. Покончив с мечом, чародейка отложила его в сторону и начала хлопать себя по карманам в поисках сигарет, которые она любила покурить крайне редко, под философские размышления о жизни. Очень неожиданно для самой себя, Мор ощутила жгучую боль в боку и удивленно приподняла края куртки: длинная и глубокая рана не внушала оптимизма. Пошарив глазами по земле, владычица Авалона встала и крехтя дошла до ножен от меча. Стоило прикоснуться к потертой от времени коже, как кровь тут же остановилась. Ладно, под курткой не видно рваной одежды, а про штаны можно сказать, что по грязи проехалась.. закрепляя ножны с мечом на поясе размышляла ле Фей, а потом осторожно толкнула двери, заходя в церковь.

Отредактировано Morgan le Fay (30.07.2017 18:32)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [03.04.2016] All the wrong places


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC