Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [27.04.2016] королева всех цветов


[27.04.2016] королева всех цветов

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Ой, колесо, вертись на стальных шипах,
Страх сгорел на семи кострах,
Но смерть твоя - не здесь и не там. ©

http://s0.uploads.ru/vSKOw.jpg
Время: около полудня.
Место: Мидгард, Европа; какая-то немецкая провинция на севере страны.
Участники: Satana, Morgan le Fay.
Описание: все сказки заканчиваются одинаково; принц спасает принцессу, зло падает в бездну, из которой поднялось; добро торжествует, а мир вокруг светел и чист. Но что случится, если однажды принц не спасёт принцессу, которая была ему предназначена, и колесо проклятой прялки закрутится вновь?

Отредактировано Satana (14.03.2017 12:59)

+1

2

Конечно, ей не составляло никакого труда просто вышагнуть из тени посреди площади прямо перед ратушей и с видом абсолютного равнодушия зайти в дом, куда ей было нужно, не обращая внимания на робкие чужие взгляды и не менее робкие попытки возразить. Обладающей близкими к совершенству силами, возложенными на неё самим мирозданием, княжне не было нужды играть по правилам, приемлемым для окружающих; расстояния, времени, силовых линий - этого всего для неё, в общем-то, не существовало. Но иногда Сатане хотелось почувствовать себя не только частью огромного механизма под названием "реальная вселенная", вечно что-то там в себе крутившего и пощёлкивавшего шестерёнками, которые периодически приходилось подталкивать пинком - ей хотелось хотя бы для самой себя убедиться в том, что она жива и существует.
Насколько это возможно, конечно.
В Германию она добралась телепортацией, но дальше, присовокупив к своей обаятельнейшей из улыбок несколько крупных купюр, леди Воланд арендовала себе машину и, закинув в багажник спортивную сумку с вещами, которые жизненно необходимы любой женщине в путешествии, отправилась в путь, спихнув с водительского кресла обнаглевшего фамильяра. Сзади что-то позвякивало: среди самых нужных атрибутов поездки оказался, допустим, меч. Ну просто потому, что какая уважающая себя правительница отправится из глубокого любимого отчего дома, не обеспечив себя возможностью к убеждению окружающих, что не надо её трогать и нарываться на неприятности? Конечно, фарфоровое личико суккуба уже само по себе являло надежнейший из щитов - сложно было найти мужчину, который сумел бы причинить ей вред, навсегда заблудившись в топком болоте гиблых малахитовых глаз, - но так всё равно было спокойнее. Выпестованная доброжелательная паранойя мирно дремала в уголке сознания.

Миля за милей; тихо шуршали колёса по полотну автодороги. Ведьма, тихо что-то насвистывая себе под нос, щёлкала по станциям радио, пытаясь поймать что-то интересное, но выходило не особенно - новости и реклама, реклама и новости. К седьмой Хеллстром смирилась и бросила это безнадёжное занятие. В конце концов, развлечь она способна была себя и совершенно самостоятельно.

Ей нужно было найти человека, к которому сошлось слишком много магических линий. Одержимые, странные, несчастные существа, которых против их воли запечатали в смертных телах, продолжали всплывать, нечасто, но всё же, по всему свету, но основной след тянулся в Германию - фолиант, когда-то написанный одним из демонов и считавшийся утраченным. Как показывает практика, из магических вещей ничего и никогда не исчезает до конца; стопроцентной гарантии не даёт даже сожжение на костре вместе с автором; какой-нибудь из особо преданных (или особо упорных) учеников обязательно решит, что дело всей его жизни - укрепить исследования учителя и всё вернуть. Или сам по себе артефакт внезапно окажется больно самостоятельным и, пощёлкав застёжками обложки, решительно отрастит себе паучьи лапы и сбежит куда подальше, чтобы потом совершенно случайно упасть кому-нибудь в руки, заставив колесо Судьбы завертеться вновь.
В общем, приключения не иссякали никогда. Маги, колдуны, пророки, чернокнижники и прочие затейливые создания разной степени невменяемости никогда не давали заскучать.

Приметив нужный указатель, девушка щёлкнула поворотником и свернула с основной магистрали направо, слегка притормозив. Машин практически не было, и последние двадцать километров среди меланхоличных лесов княжна добиралась в совершенном одиночестве; что, впрочем, её нисколько не смущало. Она давно не нуждалась в чьём-либо обществе, вполне комфортно существуя где-то вне привычных смертных категорий.

Сюрприз поджидал Хеллстром непосредственно в самом пункте назначения, куда тяжёлый чёрный джип мягко въехал ближе к полудню.
Городок, скромный и по-немецки аккуратный в своих ровных строениях, был весь уплетён дикими розами и усыпан мелкими, сладко пахнувшими цветами. Дома, ратуша, парочка фонтанов, скамьи, даже деревья, высаженные на тротуарах и аккуратно обложенные плиткой, заборы и фонарные столбы - всё было увито колючими лозами, стремительно и упорно поднимавшимися вверх. Высказав что-то весьма нецензурное, ведьма припарковала автомобиль на еле-еле найденном пяточке пространства, не пожранном взбесившейся растительностью до конца, прихватила за шкирку кота, которого отработанным до автоматизма движением закинула на плечо, и вышла наружу.
Послышался шелест; зелёный ковёр оживился, должно быть, решив, что появилась новая жертва, но, как только одна из лоз неосторожно коснулась высокого охотничьего сапога королевы, что-то вспыхнуло, и лоза, поражённая пламенем, которому во всём мироздании не встретить равных, мгновенно прогорела и осыпалась в пепел. Ад защищал свою хозяйку методами весьма экспрессивными, но, нельзя не признать, донельзя действенными. Больше растения тронуть Утреннюю Звезду не пытались и даже будто бы на всякий случай отползали подальше, когда она прошлась чуть дальше, осматриваясь с тенью сомнения и глубокого недоумения, что залегли на её остроскулом лице.
"Что за хрень," - с глубоким раздражением на всё происходящее подумала Сатана, со стремительностью гепарда перехватив одну из веток и оторвав себе бутон.
Под ноги полетели лепестки. Цветок как цветок - совершенно обычный, таких миллионы; но только этот почему-то покрыл собой весь город, не оставив, кажется, ни единой живой души.
Заглянув глазами воронов, круживших в вышине, в окна домов, колдунья обнаружила вещь ещё более интересную - люди были живы, да вот только, судя по всему, спали они сейчас мёртвым сном, укутанные в колыбели из розовых шипов. Чертовщина. Хотя нет; уж леди Волнад-то знала, что это - не дела преисподней, которая предпочитала творить вещи попроще да поэффективнее.
Спустив с плеча Выходца - тот настороженно принюхивался, брезгливо морщась на шорох листьев, - суккуб стремительно пошла в сторону центра. К окраине цветы редели; возможно, искать причину стоило именно там, потому что покуда ни одного более удачного решения в рыжеволосую голову прийти не желало.

+2

3

Все мы любим сказки. Сказки о прекрасных принцессах, храбрых рыцарях, мудрых королях и величественных королевах. Сказки, в которых добро обязательно побеждает зло и все живут долго и счастливо, да и умирают в один день. Всем хочется счастливого конца и для себя, но мало кто удерживает в голове, что добраться до прекрасной принцессы можно лишь победив кучу врагов, что принц достаточно храбр, потому что за спасение прекрасной принцессы обещают пол царства и саму принцессу. Впрочем, кому нужна принцесса, если есть пол царства? Мудрые короли становятся мудрыми, только пройдя тропою боли и жестоких,а порой и зверских решений, да и то, мудрым его могут считать вообще только в летописях, боясь прогневить сидящего на троне. Вот разве что королевы всегда величественны - иначе что это за королева? Даже будь он не столь прекрасна, как принцесса, не столь мудра, как супруг (или же супруг ни во что её не ставит) и не так храбра, как рыцарь, который греет её по ночам, но излучать величие и спокойствие она обязана. Сказки на то и сказки, что бы давать луч надежды о том, что не случилось, но могло бы : ведь когда-то, с кем-то оно произошло! Ведь откуда-то история взялась! Не стоит огорчать людей, что многие сказки лишь придурь скучающего народа. А вот когда сказки начинают оживать, то почему-то им уже не радуются...

Сколько времени прошло с тех пор, как трусоватый принц не поцеловал принцессу-простушку, решив что небольшая территория на севере не стоит того, уже точно не сосчитать. Магия жила своей жизнью, позабыв про заколдованную принцессу, принца и всех, кто стал её пленным. Впрочем, магии никогда не было особого дела до других.... Зато всегда найдутся те, кому есть дело до этой самой магии.
Моргана ле Фей очень заинтересовалась такой концентрацией силы. Дикой, как шиповник, оплетающий весь город и, подобно безмолвной собаки стерегущий свои владения. Волшебница изучила имеющиеся факты и теории о том, что могло породить такую магическую аномалию - иначе она назвать это не могла - и решила разобраться в этом сама. Она была бы плохой ведьмой, не живи в ней любопытство. И даже разнообразия ради, ле Фей не телепортировалась к забытому людьми городку, а возникла в ближайшем городе, где арендовала маленькую машинку, но вполне вездеходную. Ей было интересно узнать, насколько далеко распространяется ощущение магии...
Первое, что насторожила жрицу была тишина в лесу. Она специально ехала с открытыми окнами, наслаждаясь ветром в волосах и  шорохом покрышек. Пару раз женщина даже останавливала машину у обочины и вслушивалась в царящую вокруг тишину, которая была непривычной и неприятной для поздней весны. Хотя сам лес выглядел вполне приветливо: высокие сосны и ели, вперемешку с худенькими лиственными деревцами, лучи солнца столбами пробивающиеся сквозь листву. Ничего, что могла бы настораживать. Недовольно поджав губы, Моргана снова села за руль, решив уже больше не останавливаться.

Добравшись до места ле Фей не удержалась от довольного хмыкания - всё даже гораздо запутанней, чем она могла себе представить. Заглушив двигатель и выбравшись наружу Мор снова прислушалась и различила лишь глухое карканье ворон, да шорох их тяжелых крыльев. Запах цветов окутал прибывшую, а ветки шиповника мягко зашуршали, просто переплетаясь, словно устраиваясь по-удобней и пристально следя за ней. А Моргана стояла и рассматривала заросшие дома, да размышляла. Во-первых, радовало уже то, что это место реально, а не придумано больной и обиженной фантазией (ну а какая фантазия могла бы ещё придумать, что принц не поцеловал принцессу?). Во-вторых, появлялся азартный интерес к тому, почему же оно продолжает жить само по себе, ведь говорят, что принцесса по естественно-временным причинам давно умерла? А в-третьих, где-то же должна  быть разгадка этого бреда! Волшебница решительно шагнула вперед и тут же получила тонкую царапину на щеку, в качестве приветствия.
- Значит мне тут не рады? - усмехаясь обратилась Моргана к шиповнику, стирая капельки крови с кожи. - Боюсь, дружок, тебе придется смириться с моим присутствием. - очерчивая вокруг себя сферу, добавила к своим словам она. Шиповник попытался было пресечь такое безобразие, но стоило ему коснуться сферы, как она слабо полыхнула, заставив мелкие иголочки тлеть.
- А как с тобой иначе? - довольно улыбаясь волшебница сделала шаг в самые заросли. Дикие розы отступали, но она ощущала скрытую волю, которая была очень недовольна подобным поворотом. Сложно задумываться о последствиях, когда ты бессмертен, но даже видавшую виды Моргану потенциальная смерть от такой "лозы", мягко говоря, смущала. Но ничего... Это всего лишь очередная головоломка истории и вряд ли будет большой проблемой её решить - именно так думала ле Фей, осторожно ступая вперед и глядя себе под ноги - на земле валялась целая куча битых камней, старых обломанных веток и всякого мелкого мусора, который успели нанести живущие здесь вороны.

+2

4

Городок был небольшим - наверное, тысячи три жителей в этой глуши было, но не более того. Мирная немецкая пастораль, злобно нарушенная взбесившейся флорой, которая по непонятным причинам решила, что теперь это место принадлежит ей так же, как всегда принадлежали иные окрестные земли. Почти не касавшаяся земли королева - её узкие стопы, облачённые в высокие охотничьи сапоги, казалось, лишь пружинили о воздух, не ступая по каменной кладке или асфальту, - летела вперёд едва уловимым глазом рыжим росчерком, но, пробираясь сквозь шумевшие о своих тёмных сказках лозы, всё острее понимала, что причина здесь куда глубже, чем просто магическая аномалия.
Сначала, сопоставив в голове два и два, Сатана с тоской решила было, что диковинные розы - ещё одно последствие открытого фолианта, который не слишком умный, но слишком жадный до силы чернокнижник рискнул открыть, но в привкусе запаха цветов было что-то иное. Ад умел манипулировать живым миром, это было правдой, ведь тьма была таким же первоначалом, каковым был свет; но его влияние было иным. Он не оживлял цветы и не давал им собственной воли; он лишь заставлял их расти так, как ему бывало угодно, превращая обычные растения в ядовитые заросли, сквозь которые невозможно было прорваться.
Хеллстром сорвала ещё один бутон, смяла его в руке и, поднеся к губам, выдохнула тёплое дыхание на поломанные лепестки: мгновенно те обратились в чёрный пепел, который подхватил воздух и разметал над уснувшим посёлком, осенив тишину здесь призраком новых гостей. Пухлые губы суккуба исказились в раздражённой и вместе с тем уставшей усмешке; ну что же, это действительно было… Неожиданным - ожившее древнее проклятие, которое потеряло свои границы и теперь разрасталось, жадно питаясь подвернувшейся энергией. Если бы не колдун, которого следовало найти и забрать с собой, покуда он не успел сотворить ещё что-нибудь, что не входило в планы дочери дракона, она бы развернулась и ушла - это не было её делами, а спасать мир просто так, по зову своей геройской души, девушка никогда не любила.
Она не была героем, не была добром с пылающим мечом наперевес; она была мерой равновесия, не более того. Мерой возданного по заслугам. Чужими жизнями пусть занимается кто-нибудь другой; в конце концов, Земля никогда не была бедна на тех, кто влюблён был в свою праведность. Богов ли, смертных - всех хватало.

Спустя десяток минут ведьма добралась до центра городка. От не-центра он отличался тем, что имел небольшую круглую площадь с красивым двухярусным фонтаном, сейчас закрытым брезентом, и ратушу, которая смотрела на мир сквозь глаза-окна, плотно затянутые колючими лозами. Легко выхватив из воздуха собственный меч, на воронённом металле которого блестели алые символы, девушка перечеркнула несколько ветвей, расчищая себе место на краю каменной чаши; пристроившись на бортике и подогнув одну ногу под себя, она достала из кармана телефон и задумчиво начала листать новости, пытаясь понять, что вообще следует искать.
Городские легенды? Фольклор? Форум местных магов?
Всё сразу?
Откуда-то вновь материализовался Выходец, запрыгнул на хозяйские колени и растянулся во всю свою длину, свесив пушистый чёрный хвост. Утробно мурлыча, он упорно оповещал о своём существовании; ему, как и всегда, окружающая паранормальная активность ничем не мешала - ничего более паранормального, чем сам фамильяр, здесь всё равно было не найти, так о чём ему-то переживать. Колдунья задумчиво почесала питомца за ушами, запуская пальцы в мягкую густую шерсть.
- Говорят, сказка про Спящую Красавицу родом из германских земель, - произнесла Утренняя Звезда, ни к кому не обращаясь.
- Мяу, - согласился бес.
- Проклятия, розы, вечный сон… Ты что-нибудь слышал про местную принцессу? Никогда не интересовалась сказками как таковыми, у меня и без них всегда было много интригующих историй, которые срочно следовало распутать, - довольно задумчиво протянула Хеллстром. - Знаешь, а ведь это могло бы быть похожим на правду… Прошло сколько-то лет, и проклятие разрослось, чтобы погрузить всех в магическую кому. Интересно, колдунья, которая прокляла это прекрасное место, ещё жива?
- Мя.
- Да я тоже так не думаю.
Суккуб подтолкнула носком сапога один из бутонов; тот, получив пинок, неожиданно раскрылся, и некоторое время Сатана, опустив руку с телефоном, созерцала его гладкую розовую поверхность, матово отблёскивающую на солнце. Некрупные, аккуратные цветы; не верилось, что в них достаточно сил, чтобы погрузить в вечную ночь столько людей.
- Мя, - повторил Выходец, забираясь дьяволице на плечо.
Девушка пнула ещё одну ветку.
- Я тоже слышу. Всё равно все дороги ведут здесь в ратушу, подождём здесь, какая разница.
Аромат чужого магического присутствия становился сильнее.

+1

5

Мори продолжала несколько вальяжной, но уверенной походкой двигаться в сторону центра городка. Она больше не обращала внимание на шиповник у нее под ногами, ведь он превращался в прах, стоило растению только коснуться местами искрящей сферы, обволакивающей владычицу Авалона. Можно сказать, что растения в буквальном смысле склонялись перед ней, признавая её превосходство и её могущество. Склонялись так же, как перед ней склоняются её подданные и её враги. Моргана привыкла ощущать свое превосходство во всем и никогда не упустит возможности лишний раз продемонстрировать его любому, у кого возникнет хотя бы тень сомнения в возможностях волшебницы. Узкая улочка наполнилась сочетанием голосов воронов, привыкших жить в этом месте и легким, едва слышимым шипением, которое возникало, когда каждое новое растение встречалось Моргане на пути. До центра города оставалось ещё парочка поворотов, но неожиданно Мори остановилась и, повернув голову, заглянула в полуоткрытое окно, куда протягивались длинные руки шиповника.
-Вы только посмотрите, - с насмешливой улыбкой произнесла Моргана, делая медленный жест рукой, сравнимый с тем, как ладонью проводят по мягкой шерсти собаки, что в свою очередь заставило дверь в дом открыться перед ней, пропуская волшебницу внутрь. Медленным шагом Мори прошла внутрь дома. Но не успела волшебница сделать и пары шагов вперед, как под ногами своими увидела маленького мальчика, окутанного шиповником. С интересом Мори посмотрела на свою удивительную находку. Никаких внешних следов урона, вроде характерных надрезов от колющего или режущего оружия, никаких следов чего-то более современного. Моргана поднесла ладонь правой руки к губам и, сомкнув их в форму трубочки, мягко выдохнула в жесте, чем-то напоминающим воздушный поцелуй. С кончиков её пальцев сорвались фиолетовые искры, который, попадая на шиповник, начинали стремительно расщеплять его, превращая в пыль. И вот спустя всего несколько секунд мальчик был свободен, но продолжал находиться в сладком забвении. Моргана склонилась над ним:
-Расскажи мне, что тут произошло, маленький, - произнесла она едва-едва слышным шепотом, таким голосом, которым как правило поют колыбельные своим детям. Мори улыбнулся уголками губ и протянула руку к принцу. Кончиками пальцев она коснулась лба, затем, не отрывая пальцев, провела по щеке. И по мере движения пальцев на них появлялось фиолетовое сияние, с помощью которого Мори хотела узнать, какая сказка развернулась в этом месте.
Она окунулась в воспоминания мальчика. Она увидела, как прыткий юноша быстро бежит по городским улочкам, узким и широким, как улыбается окружающим, как окружающие улыбаются ему в ответ. Мальчик радуется жизни, на улице яркая солнечная и теплая пора. Родители разрешили ему поиграть на улице подольше. На улице он мельком встречается взглядами с другими детьми, такими же веселыми и жизнерадостными. Им кажется, что перед ними целый мир, что они способны на все-все-все на свете. Мальчик встречается взглядом с одной девочкой, которой он подарил цветок не так давно. Она улыбается ему, а мальчику эта девочка очень-очень нравится. Но в спешке, засмотревшись на неё, он совсем не замечает камень на дороге и, споткнувшись, падает в лужу. Ещё толком не поднявшись, мальчик слышит, как девочка позади него смеется, что есть сил. Поднявшись на ноги, мальчик уж было хотел расплакаться,  но посмотрев на себя и снова посмотрев на девочку, светящуюся не менее ярко, как сегодняшнее солнце, он сам расцветает и неловко чешет себе затылок, немного смущаясь такого своего внешнего вида. Но не беда.
-Какая прелесть, - саркастично произносит Моргана, затем добавляя: -О, кажется начинается самое интересное, - добавляет Мори, продолжая смотреть за воспоминаниями маленького мальчика.
Он слышит крик. Что девочка, что он сам мгновенно стирают лучезарные улыбки со своих лиц и в унисон поворачиваются на звук крика, дабы разузнать, что происходит. Они оба видят людей, убегающих от чего-то. Они пытаются рассмотреть, что заставило так обезуметь от страха. Сначала они ничего не видят: ни волков, ни медведей, ни каких-либо сказочных зверей, что могли бы угрожать жизням этих людей. Но чуть опустив взгляд, они видят лианы, десятки лиан, стремительно ползущих по земле подобно змеям, сметающим все на своем пути. Они забираются под фундамент зданий, в открытые окна, в малейшие щели в стенах, дверях, где-угодно. Обвивают все, что попадается им на пути. Мальчик бросается прочь, домой. Туда, где его смогут защитить родители. В панике, что поднялась в толпе ему сложно разглядеть, куда делась девочка, что привлекла его своей лучистостью всего пару минут назад. Но некогда тратить время. Он бежит со всех ног, уже не обращая внимания на мокрую одежду. Он бежит, что есть сил.  Не оборачиваясь, он слышит сзади крики, слышит треск камней и дерева. Слышит даже детский плач. Но он так же слышит, что все это сходит на нет, не успев толком начаться.
Все ещё боясь обернуться, он спешно забегает в дом. Он закрывает дверь за собой и прижимается к ней всей телом, дабы не дать чудовищу схватить себя. Но он не успевает заметить, как лианы уже проникли в дом сквозь трещины в двери и через окна, разбив стекла. Мальчик успевает крикнуть лишь раз перед тем как окунуться в неизбежность.
-Интересно, - только и сорвалось с губ Морганы, когда оно оторвала свои пальчики от лица мальчика.
Волшебница вышла на улицу и продолжила идти по направлению к центру города уже чуть спешнее, чем раньше. Не сказать, что ей было некомфортно, можно даже сказать, что ей стало резко интереснее, но тем не менее, ей не хотелось задерживаться в этом месте слишком долго. Но какого же было её удивление, когда она узнала, что не является единственной гостью этого славного места с безумно тихими и спокойными соседями. Мори вышла на центральную площадь и увидела женщину.
-Судя по всему, не одна я так люблю отдых в экзотических местах, - с огромным высокомерием произнесла волшебница, встав недалеко от Сатаны.

+2

6

Задумчиво покусывая кончик толстой рыжей косы, в которую по одному шевелению тонких женских пальцев собрались густые волосы, Хеллстром с интересом изучала выпавшие ей ссылки в поисковике. Пока картина складывалась забавная, но не слишком оптимистичная; если интуиция княжну не подвела (а такого за последние полторы тысячи лет не случалось), то наибольшая вероятность взбесившейся флоры восходила к местному проклятию. Уперев один локоть в колено и склонившись над смартфоном, девушка подумала немного и изменила запрос; всё-таки достижения технического прогресса серьёзно облегчали жизнь в вопросах поиска какой-нибудь совершенно бессмысленной в обычное время информации.
- Выходец, ты знаешь, похоже, мы с тобой опять куда-то влипли, - пробормотала дочь дракона себе под нос, - первая версия этой треклятой сказки, ещё до "Солнца, Луны и Талии" датируется знаешь, каким годом? Тысяча пятьсот шестнадцатым…
- Мяу.
- Да, ровно пятьсот лет, - вздохнула девушка, убирая телефон в набедренную сумку. - У меня есть две версии, и ни одна из них мне не нравится, если честно, потому что в каждой фигурирует несбывшееся отравляющее заклинание. Либо принцесса не проснулась, либо проклятье оказалось завязанной не на ней, а на местных землях. И чёрт его знает, как его снимать; колдунья, его наложившая, уже наверняка лет триста как скончалась или вообще была сожжена.
- Мяу.
- Да конечно, - фыркнула чародейка, - Псы Господни даже меня дважды пытались, что им какая-то драная курица, сам подумай. Ладно…
Кот насторожил уши и повернул морду в сторону улицы, туго затянутой зелёными шипастыми побегами. Шаги, которые он слышал ещё у окраины, теперь были совсем близко; спустя несколько мгновений к ратуше вышла темноволосая женщина. Бес лениво дёрнул хвостом.
В конце концов, почему бы в истории, которая замешана на фее-крёстной, не появится почти-настоящей-фее. У мироздания, как неоднократно замечалось людьми наблюдательными, на редкость поганое чувство юмора.

Королева ада вытянула длинные стройные ноги в высоких сапогах. Судя по тому, как от неё поспешно расползались розовые лозы, чуявшие опасность, суккуб, не особенно задумываясь, повысила температуру своего тела до уровня, плохо перевариваемого не только растениями, но даже гранитной породой, которая начинала плавиться. Кот, лежавший у хозяйки на коленях, перевернулся, собрался в чёрный пушистый шарик, зевнул, продемонстрировав розовую пасть с белоснежными клыками, и без всякого почтения - да и любопытства тоже, надо отметить - посмотрел на Ла Фей, не моргнув, точно змея. В его жёлтых сияющих глазах, перечёркнутых вертикалью чёрного зрачка, притаилась насмешка; фамильяр отёрся мордой о подбородок хозяйки, приподнявшись на задних лапах, и вопросительно мурлыкнул.
Ведьма любовно почесала его за ушами, усмехнувшись чему-то своему. Лицо её, изящное, остроскулое, хранившее на себе отпечаток света Господня в идеальных чертах, не было ничего - ни приветливости, ни удивления. Дочь дьявола была достаточно стара, чтобы воспринимать всё происходящее как неизбежность: если захотелось Моргане заявиться на немецкие земли с какими-то невнятными целями - ну так что ж, её право, благо, перемещаться по Верхним мирам для сакральных сущностей дело было не слишком трудозатратное, визы оформлять не требовалось.
- Мидгард вообще очень тесная контора, - доброжелательно ответила она, и только в глазах, топких, как таёжное болото, мелькнул огненный хищный отблеск, - куда не пойдёшь - всюду встречаешь старых знакомых. Это позволяет чувствовать себя всегда необходимым, особенно когда приходится раскапывать очередные залежи магической дряни, которая по всем вселенским законам давно должна была высохнуть и обратиться в прах. Жаль только, что ей об этом, похоже, сообщить забыли.

0

7

Волшебница лишь фыркнула недовольной кошкой и продолжила с искорками мелкой насмешки изучать Сатану, прожигающую своим телом бортик.
- Как-то я не заметила бурной копательной деятельности, - усмехаясь ответила Моргана, но отдельно мысленно похвалила себя от сдержанного комментария в духе "разве что киса заскребает положенное". Радоваться или расстраиваться такого рода компании ле Фей не определилась, но делиться находкой она определенно не собиралась. У неё уже созрел план о возможном переносе останков заколдованной принцессы в мир, который заслуживает подобной участи. А если еще найти способ усилить влияние заклинания, то это может стать отличным тихим оружием и в этом мире, без непосредственного участия самой Морганы. Подчинить бы только эти дикие розы...
- И зачем же тебе понадобилось возиться с такой покрытой пылью, в прямом и переносном смысле, дрянью? Накапал процент нагрешивших душ, опаздывающих в котел ? - переступила с ноги на ногу Моргана, позволяя себе очередную ухмылочку. Просить о чем-то относительно юную Хеллстром жрица не собиралась и поэтому из вежливости кивнув, взмахом руки освободила потрескавшуюся дорожку от шиповника. Старая кирпичная кладка выходила к маленькой статуэтке в виде замка на выложенном галькой бугорке. Присмотревшись, ле Фей поняла, что это точка отсчета данного городишки с указанием всех ближайших крупных городов, да местных "достопримечательностей". Стрелка указывающая на восток было лаконично подписана "рынок 500м", "Бремен 184км", а западная указывала на ратушу, сообщая что до неё читающему осталось пройти 30 метров, а вот до Берлина 282 километра. Моргана продолжила изучать и более мелкие лучи местной "Розы Ветров", когда дошла до кованной железной стрелы направленной на север. На ней была даже картинка замка и витиеватая подпись "Королевский замок 2 км". Женщина проследила взглядом направление и увидела, что с холма, утонув в зарослях шиповника, едва заметны шпили и даже немного черепичной кладки.
- Если придерживаться сказочных канонов, то в самой высокой башне и будет источник заклинания. - сама себе под нос произнесла Мор, и строго посмотрела на ползущую к ней ветку. Та тут же прикинулась мертвой веткой и замерла. Понятное дело, что не на долго, а пока на неё смотрит хозяйка Острова Яблок, но даже маленький успех радовал. А еще он означал, что какой-то, пусть даже самый примитивный разум у шиповника был. Значит просто так разрушить чары не выйдет. Что ж, а это даже интересно.
А что если попробовать схитрить? Ведьма подошла к засохшему дереву и магией отломала ветку потолще. Стоило той послушно упасть Моргане в руки, как витиеватое заклинание произнесенное свистящим шепотом окутало древесину. Ветка зависла в воздухе. Глупости это всё, что ведьмы летают на метлах или в ступице: просто чувствуешь себя гораздо комфортней не просто болтаясь в воздухе, а имея хоть какую-то опору под собой. Присев боком на импровизированную метлу ле Фей направилась в сторону замка, попутно разглядывая землю внизу.

+1

8

Сатана улыбнулась, за жемчужным блеском идеально-ровных зубов скрыв безразличие к судьбе всего и вся. Ей ли, дитю преисподней, к лицу было интересоваться чужими силами, если её собственных без труда хватало бы на то, чтобы уничтожить вселенную и создать новую из пепла прошлой? Другое дело, что в бытие демиургом королева ада была заинтересована примерно так же сильно, как в доказательстве большой теоремы Ферма.
- Я всего лишь соблюдаю баланс, если ты спрашиваешь о том, что я здесь забыла, - равнодушно откликнулась она, почёсывая мягкую чёрную шерсть своего фамильяра. - Эра открытого волшебства давно прошла; этот мир больше не наш, каковым он был две тысячи лет назад. Не твой, не мой, не моего деда, не языческих богов; этот мир принадлежит людям, и в нём нет места ополоумевшему проклятию, которое пожирает местность потому, что ему так захотелось; суть моего существования в том, чтобы менять гири на весах, не позволив им рухнуть в очередную бездну. Искать же можно по-разному. Иногда достаточно просто научиться слушать то, что мир хочет сказать тебе сам.

Закинув ногу на ногу, княжна наблюдала за тем, как Моргана ворожит над веткой, но по-прежнему не двигалась с места, не предлагая помощи и не мешая. Удивительная философия невмешательства, старательно воспитанная дьяволом в своей наследнице, распространялась на все сферы жизни. Если фее хочется бежать впереди паровоза… Ну, что же, её право; благо, та была уже достаточно взрослой, чтобы решать самой за себя. Разберётся как-нибудь.
Лишь бы не сломала чего-нибудь нового, конечно.
Дождавшись, пока леди Авалона скроется где-то в высоте, оседлав ветку на манер метлы, рыжеволосая девушка встала с бортика фонтана, протянула руку, в которую мгновенно прыгнул послушный хозяйской воле клинок, любовно провела пальцем по навершию и, разжав ладонь, позволила оружию уйти в тень мира, скрывшись из области взгляда. Переложив кота на плечи и убрав телефон в карман, суккуб медленно пошла по улице; там, где опускалась её лёгкая стопа, мгновенно истлевали колючие розы.
Она была опасна для них, гостья из другого мира, суть его пламени, способного пожирать даже души; но сейчас Хеллстром мало это беспокоило. Сейчас она не была огнём, лишь его отсветом.

У края леса она сбросила с себя человеческий облик, точно чужие ожидания, и обернулась чёрной птицей с глазами-рубинами; издав низкий хрипловатый крик, ворон поднялся вверх толчком тяжёлых крыльев и пробил антрацитовой тушей низкие облака.
Над замком стоял туман.
Чёрное оперение, матово блестевшее в солнечных лучах, отбликовало, когда птица уселась на один из шпилей, насмешливо раскрыв клюв. Здесь было много их, чёрных и мрачных, перекликавшихся друг с другом на языке, неизвестном людям. Они смотрели на затянутый шиповником город, предвкушая богатую добычу из глаз мертвецов, уснувших вечным сном.

Оставшийся внизу бес лениво зевнул, прокатился шерстяной спинкой по колючим побегам, с удовольствием почёсывая позвонки, и исчез, уйдя в изнанку миров. Суть хозяйки горела для него ярким маяком из любой точки реальности, а потому и необходимости бегать за ней кот не испытывал. Вообще, надо будет - позовёт.

+1

9

Некогда белые стены замка посерели от времени, да заросли вездесущими розами, пополам с диким виноградом. Цветные витражи окон похороненные под слоем пыли и паутины не пускали разноцветных зайчиков играя на солнце. Да и, по совести говоря, не было того солнца - замок окутывал туман, придавая ему большей загадочности и уныния. Ветер гулявший в коридорах протяжно завывал, жалуясь то ли на одиночество, то ли наоборот - желая отпугнуть незваных гостей. Может ли статься так, что за все время и замок приобрел какой-то примитивный разум, напитываясь магией столько лет? С крыши взлетела стая ворон и несколько кусков черепицы полетело вниз: волшебница прислушалась, ожидая услышать звук разбивающейся керамики о каменный двор, но если звук встречи с землей и был, то розовые кусты поглотили его без остатка.
Моргана облетела вокруг башен, отмечая в некоторых местах гнезда птиц куда больших, чем простые вороны, но не заметив самих птиц ни разу. Впрочем, не исключено, что замок летом становится пристанищем целой прорвы птиц. Высмотрев, на удивление, свободную площадку во внутреннем дворе ле Фей приземлилась. Судя по всему раньше здесь был колодец, пока дерево не ссохлось и не развалившись, похоронило под собой ставший никому не нужным источник воды. Только дубовые двери по прежнему стояли на своих местах и лишь заклепки, да петли потемнели от времени и влаги. Волшебница аккуратно потянула за дверное кольцо и оглушительный скрип наполнил двор, а шаловливое эхо подхватило и понесло по пустому замку. Где-то раздался шорох и Моргана готова была поклясться, что это не крысы разбежались по углам.
- Волков бояться в лесу не сношаться, - с улыбкой вспомнила детскую дразнилку ведьма и переступила порог. Кухонная утварь была разбросана где попало и как попало вперемешку с высохшими лепестками роз. О том, кто навел здесь беспорядок видимо не стоило и спрашивать. Наколдовав себе светлячок Мор двинулась дальше, наступая на сухие ветки, листья и цветы. Скрываться и таиться по углам она не собиралась, да и уж тем более не собиралась бояться какого-то цветка. Хоть и дурновоспитанного.
Когда она вышла в холл, то с легкостью смогла представить какой красотой славился этот замок: поражающие воображения хрустальные люстры, теперь украшенные паутиной; позолоченные рамы портретов всех, кто когда либо жил тут и едва угадывающиеся величественные лица под слоем плесени и пыли; дорогие узорчатые ковры, старательно поедаемые молью всё это время и источенная древоедами мебель, которая сохраняет былую форму благодаря неведомой силе. Ле Фей коснулась было пальцами письменного стола, который обнаружила в кабинете, но тот сразу превратился, без какого-то магического воздействия, в груду пыли и трухи. Иногда ей встречались люди... Или их трупы? В любом случае ведьма не подходила к каждому с проверкой, а лишь инспектировала комнату за комнатой, внутренним чутьем ощущая, что источник окутавшей деревню магии где-то близко. И только тогда можно попытаться распутать этот узел загадок.

+1

10

Путь до замка не был долгим, но Сатане он не понравился. Поймав в чёрные лёгкие перья ветер, она стремительно мчалась над лесом, и внимательные бусинки-глаза смотрели вниз - и там всюду был шиповник, хищными длинными стеблями раскинувшийся на много, много миль вокруг. На нём распускались мелкие розовые бутоны с тёмной, насыщенной сердцевиной, и пейзаж внизу казался японской рекой во время цветения сакуры. Только вот в отличие от невинности, о которой говорит вишня, яростное наступление роз обещало только одно - смерть.
Розы, розы… "Королева всех цветов."
Вообще, надо сказать, у сказочных персонажей было не слишком хорошо что с выдумкой, что с чувством юмора, и все они практически неизбежно сбивались на душный пафос, который сейчас назвали бы прошлым веком. Выросшая при дворце, Хеллстром испытывала к этим пылким речам и мистическим понятиям особенное отвращение, ещё в детстве успев озвереть от них до самого края. Возможно, именно поэтому она с таким отчаянным удовольствием отменила почти все церемониалы, как только села на трон, и пообещала удавить собственными руками любого, кто попытается зачесть её титулы по бумажке.
Секретарь тогда вздохнул с тяжёлой тоской, но промолчал.

Заложив красивый вираж и пробив, точно чёрной ракетой, своей грудью волшебный туман, птица кувыркнулась вниз, к башне, и, найдя высокую узкую бойницу, вновь стала женщиной - гибкой, как ласка, облачённой в чёрное. Ловко проскользнув внутрь, королева ада всего спрыгнула на пол, потревожив многовековую пыль, повертела головой, осматриваясь. Тихо, тускло, мрачно и безлюдно; самое то, чтобы снимать фильмы ужасов. По смутному подозрению Венеры, именно такой атмосферой и вдохновлялись многострадальные братья Гримм.
Но что не могло не радовать, так это то, что здесь, наверху, почти не было побегов. Видимо, здесь не нашлось добычи, и те несколько тонких усиков, что добрались до смотровой площадки, так и остались безжизненно валяться на полу. Ведьма переступила через них и лёгкой грациозной походкой отправилась в сторону их источника.
Шиповник, хоть и был магического происхождения, должен был иметь корни.

Как и ожидалось, путь дочери дьявола вскоре привёл к высоким резным дверям из морёного бука, за которыми находилась спальня. Сказки никогда не лгут, их просто нужно уметь читать.
Одной панели не было; взбесившееся растение просто выбило её и ворвалось в проделанную дыру, чтобы разлететься по окрестностям тысячью семян, но вторая створка устояла. Аккуратным прикосновением пальцев к замку суккуб расплавила его и, придерживая за собою створку, будто боялась и впрямь разбудить того, кто спал на кровати, вошла внутрь.
Высокое ложе с тёмно-розовым балдахином и белоснежными простынями, всё - покрыто пылью и паутиной.
Девушка, лет шестнадцати, молодая и некогда - невероятно красивая, лежала на высоких подушках, и на лице её не было ни кровинки. Опираясь руками о матрас, демон заглянула в него и поняла, что принцесса не была уже живой… Не была, впрочем, и мёртвой. Шиповник рос у неё из груди, пробиваясь сквозь лежащие на ней руки, и кожа проклятой наследницы древнего, безвестного уже короля, отливала зеленью. Теперь и она сама была растением, а растение было принцессой.
Чудные формы приобретает древняя магия.

В сердцевине спутанных лоз что-то блестело; ведьма забрала предмет, протянув руку. Вскоре послышались шаги; всё верно, ведь Сатана была здесь не одна. Губы её чуть заметно изогнулись в улыбке, всё такой же печальной, понимающей - она знала о мире слишком много и ни на что не могла повлиять, связанная вечно путами собственной крови.
- Как ты думаешь, - спросила дьяволица, вертя в пальцах длинную волшебную палочку с лёгкой, невесомой почти золотой звездой на конце, - что на самом деле случилось с феей-крёстной, которая наложила это проклятье?

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [27.04.2016] королева всех цветов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC