Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Но дракон классный. Если, конечно, не брать во внимание то, что он сейчас изо всех сил пытается убить отчима.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [18.04.2016] В - воспитание


[18.04.2016] В - воспитание

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: ранний вечер.
Место: Мидгард, гребеня, куда мужской части семьи Одина было угодно впереться в своём увлекательном путешествии.
Участники: Thor Odinson, Aldrif Odinsdottir, Odin & Frejya (как неписи), Слейпнир, ездовые коты и прочая обстановка (как голос разума и совести).
Описание: выслушав короткий рассказ обо всём том, что произошло за время её отсутствия, Фрейя схватилась за голову, понимая, что воспитала она кого угодно, но только не умных и вменяемых детей. А тут ещё Локи творит непонятно что и тормозить не желает, искренне считая, что он всё знает лучше и вообще. Что вообще - не освещается, но явно ничего хорошего.
Так что ничего не остаётся, кроме как брать двух старших и в принудительном порядке родительских пинков мирить их друг с другом ради общего же блага. Невозмутимо взирающий на происходящее отец семейства добавляет родственным чувствам необходимого асгардийского колорита.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (14.03.2017 13:00)

+1

2

Несоклько дней назад.
   После своего воскрешения Донар с крайне обиженным на родню состоянием сделал, что обещал - ушёл, чтоби никому не мешать. Ну и чтобы не прибить кого-то из этих умников невзначай. А то мало ли, вдруг он не сдержится, замахнётся... а это, сами понимаете, неприлично. Совсем вот неприлично. Пренебрегая полётами во избежание заметности, Ас направился сверхбыстрым бегом к побережью сквозь чащобы, пугая своим присутсвием местных троллей, завлекая альвок, перекидываясь парой слов с дриадами, и воруя - точнее, грабя - местных леших на предмет выпивки. Бесы возмущались, но терпели, ибо сумрачно нависающий над ними Громовержец, недвузначно хрустящий пальцами, сжатыми в кулак, был ну очень уж красноречивым. Так или иначе, Веор проделал почти что обратный путь Асбьёрна, добравшись лишь немногим северней от места своего прибытия в Норвегию. Добрался быстро - ведь теперь он знал, кто он, и на что способен. Но тот факт, что Донар старался не высовываться, не означал, что окружающие будут подобного мнения.
   Особенно если они из его народа.
   
   Перевозчик тихо посапывал, наслаждаясь полуденной дрёмой на мирно покачивающемся баркасике довольно старой, но проверенной модели. Солнце было в зените, штиль убаюкивал не хуже местной радиоволны, и жизнь была прекрасной. Он даже не заметил, как к нему подошёл вышедший из леса здоровяк с абы как замотанным в хламину предметом явно не сельскохозяйственного производства. Сам же Тор собирался в Исландию, и баркас ему пригодился бы очень даже. Он как минимум должен был отдать долг чести, сдержать обещание, данное богом, обладающем самоосознанием смертного. Да и там было тихо. Спокойно. Там никто бы его не трогал. Но вот лодочник соизволил проснуться...
- Эй, лодочник! Уважь, подгони баркас ты к берегу! За переправу заплачу я мясом - оленье, свежее, только лишь с костра!
   Осмотрел седовласый и бородатый мужик в капюшоне Тора, задумался, и флегматично так ответил:
- А деньги есть у тебя? Что как безродный, жратвой подкупить пытаешься? Мы что, в средневековье?
   Тихо про себя ругнувшись, Одинсон собирался было гаркнуть, чтобы плыл сюда немедля, но присмотревшись, увидел, что мужик... улыбается. Себе в бороду. Нагло, без зазрения совести. Троллит, гадина, да?
- Али законы помощи путникам запамятовал ты, старик? Один, бог верховный наш, не оценит своеволия такого, аль ты и его позабыть успел?
- Ну что ты, как же. Захочешь - не забудешь - ответил старик, прикладываясь к бутылке с ромом - да только откуда такому оборванцу знать, что Один одобрит, а что - нет? Умом-то ты не вышел, что явно видно по комплекции.
- Слушай, старикан, ты бы это, не дерзил так незнакомцу - угрюмо потянулся за "котомкой" Ас, отложив кусок мяса в тряпице в сторонку. - А не то...
- Ой, ой, ой - притворно поднял руки в мнимом испуге мужик на баркасе - поначалу просишь о перевозке, а теперь угрожаешь? Еще кто законы древние не солюдает тут! Да и вообще, дело это уголовное, знаешь ли. Хотя, тебе не привыкать, как я подозреваю...
- Еще пара слов таких, старик, и ты познаешь мощь Мьё.... моей кувалды, вот! - собственно, "кувалда" была извлечена и торжественно представлена управляющему баркасом. Но увы, ожидаемой реакции не последовало.
- Оппа, ты решил сельскохозяйственным орудием угрожать? Ну пробуй, сынок, пробуй, только подожди, я за дробовиком схожу - как-то очень уж поддельно кряхтя, поднялся старик, посмеиваясь в бороду, и не особо-то и правдоподобно поковылял к каюте.
- Ты что, мнишь, что я не доплыву, да?!
- Конечно. Ноги-то намочишь, а воды, поди, боишься - ишь, смрад отсюда слышен даже. - седой мужик в капюшоне уже достал дробовик, но что-то не спешил ни заряжать его, ни целиться.
- Ну, с-с-с-собака, меня уговаривать не надо! - терпению Тора пришёл конец, и Громовержец браво так попёр в воду, намереваясь открутить кое-что на плечах слишком болтливого старикана. Мужик удивлённо изогнул бровь, так как, видимо, ожидал другого исхода. Более... намётанного и привычного, так сказать. Но вот Тор, мокрый и злой, с Мьёлльниром наперевес, перемахнул через борт баркаса, и уже шёл чистить бороду кувалдой языкатому старому пердуну. Только-только они поравнялись, как молот, уже занесённый, остановился. Как и ружье, уже взведённое. Миг такой сцены - и оба рассмеялись, опустив своё оружие да отбросив в сторону. После чего Одинсон крепко обнял своего отца.
- Как же лицезреть тебя я рад... Харбард.
- Радость моя не меньше, сын мой - слегка зависнув в воздухе, и сдавливая сына не меньшими медвежьими объятиями, Один, оказавшись ногами вновь на палубе, с ленцой потянулся к Гунгниру, который всего каких-то несколько секунд назад казался длинным гарпуном. - Сердце моё радости полно, видя тебя здоровым, сильным... и живым, о Веор. Но, я полагаю, ты не только лишь старика прибыл навестить?
- Истинно, отец. Прибыл я с вестями да просьбами, которые весьма удруча...
   Но договорить Таранис не успел. Пятка копья, молниеносно взметнувшаяся в воздух, что есть силы саданула Тора в грудь, заставив его лишь удивлённо да сдавленно ухнуть, и сделав кульбит в воздухе, бухнуться в воду за бортом. При том при всём еще и молот остался на палубе.
- Верю тебе, Тор, что разговор есть важный. Но дабы понять, так ли тебе надобен он - доплыви-ка, благо, тут всего ничего!
   Первые попытки призвать Мьёлльнир оказались безуспешными. Ну да, кто бы сомневался-то - под вотчиной Одина. И Донар, ругнувшись в бороду, лишь прошипел:
- Ну, Харбард... А НУ СТОЙ, СЕДОЙ МАРАЗМАТИК ХЕЛЕВ! СТОЙ, КОМУ ВЕЛЕНО ЖЕ БЫЛО!
   Однако баркас по абсолютно неожиданному стечению обстоятельств сразу же двинулся с мета. С неестественным таким стартом - будто бы само море его подтолкнуло. Тор прибавил мощи в гребках, но догнать плавсредство что-то не выходило. Ругань Громовержца, плывущего за баркасом, управляемым как Всеотцом, так и Ньёрдом, судя по всему, это отнюдь не убавляло.
   Так они и плыли через океан - ехидно посмеивающийся Игг на баркасе, лениво подпинывающий Мьёлльнир, и ругающийся на полмили Одинсон, в метрах десяти от баркаса. Уже по одному этому варианту можно было понять - семейное воссоединение удалось.

***

Наши дни.
   Донар с мрачным видом чистил рыбу, пойманную им специально над "кроватью" Ёрмунгандра, куда Ас еще и плюнул - метко, прицельно, но в целом, чисто ради отрады совести. Он с Вотаном сейчас не жил в какой-то конкретной деревушке, городе или избе, предпочитая в лучших традициях эпохи Железа слоняться по домам да напрашиваться на ночлег, сьёдать все, что было у хозяина, выпивать все его запасы, а поутру либо он, либо сам Гримнир эдак невзначай дарили определённое благословение хозяевам. К ночным потешаниям отца с хозяйкой или дочерью (или дочерьми, или и так, и так, Вотан вообще не брезговал) Тор был равнодушен. Он прибыл к отцу учиться мудрости, терпения и приспособиться к новому миру. Прибыл просить понимания своей младшей сестры, искать совета касательно чувств, что к ней испытывал, посему подобные развлечения его мало интересовали. И что он желал, то и получал. Крайне редкое явление, когда общаешься с Одином. Но, видимо, Всеотец был в отличном расположении духа, раз Тору так везло. Вот и сейчас они сидели на берегу реки, Вотан что-то там колдовал (буквально) над костром, а Одинсон занимался приготовлением еды. Не то, чтобы хоть кому-то из них нужна была еда в принципе, но закусь под медок, экспроприированный у последнего хозяина ночлега, была очень и очень даже желаема. Вотан попутно отвечал Тору на вопросы, что сын задавал, а сам Громовержец сидел и молча слушал.
   Если уж Всеотец начал говорить, куда разумней молчать и внимать каждому его слову.

Отредактировано Thor Odinson (06.03.2017 14:58)

+1

3

Кот появился из ниоткуда, вальяжный, довольно щурящийся и подозрительно приглядывающийся к рыбе, над которой порхал нож громовержца. В сознании кота рыбу можно было чистить только с одной целью - чтобы потом ублажить его святейшество; но Тор был тем ещё котоненавистником, поэтому сейчас в коте отчаянно боролось желание рыбу своровать, рыбу выпросить и просто сделать какую-нибудь пакость. Из любви к искусству.
Впрочем, назвать это животное котом можно было с большим трудом. В холке в нём было метра полтора, а шерсти хватило бы на то, чтобы превратить в мамонтов парочку африканских слонов, связав им уникальные свитера, обязательно со скандинавскими оленями. Длинный пушистый хвост, лежавший на земле, аккуратно обвивал лапы, по размеру, возможно, даже немного превосходившие тигриные, а огромные глаза цвета расплавленного золота таращились на аса с немым укором: котичек сидел здесь уже полторы секунды, а на него до сих пор никто не обратил внимания. Зевнув и продемонстрировав белоснежные клыки длиной в палец, кот улёгся на брюхо и пополз, увлечённый рыбой.
Стоило только Одинсону отвлечься на очередную речь отца, как зверь прыгнул, резко распрямив задние лапы, и, вцепившись в свою - как он искренне считал, - заслуженную добычу, выдрал её из рук бога и шерстяным мячиком куда-то ускакал, оставив на прощание только отчётливый отпечаток на донаровой бороде. Из кустов поодаль раздался негодующий вопль, смачный шмяк, шипение и лихорадочное чавкание - менее удачливый собрат глубоко и сильно возмущался, что с ним делиться отказались, и теперь вылизывал свой бок, по которому прилетело ответное негодование.
Фрейя, краем глаза наблюдавшая за этой умилительной сценой, только покачала головой. Ездовые коты без своей хозяйки окончательно потеряли совесть и теперь даже в её присутствии никак не могли вспомнить, что за отдельные выходки они могут быть облиты водой и отчитаны по первое число, а то ещё и отхожены веником, если такой попадётся под руку. Заметив прохладное негодование в голубых глазах, первый кот, проглотивший уже сворованную еду, опасливо прижал уши и, пятясь задом, забрался поглубже в кусты, торопливо прикидываясь веточкой, просто веточкой, которая здесь лежит.

Всематерь, уже потерявшая свою невидимость, стремительно подходила к костру, путеводной звёздочкой пылавшему на берегу. Чуть поодаль от неё, ведущая на поводу Слейпнира - или идущая у него на поводу, в отношениях этой парочки вопрос был довольно спорный - тихо и практически неприметно двигалась Альдриф. Выглядела она довольно странно; глубоко задумчивое выражение её лица неуловимо перекликалось с выражением морды того кота. За те полдня, что ванка успела провести в сознании, она уже успела раздать пинков и подзатыльников всем, кто оказался поблизости; не избежала такой участи и старшая дочь, которая, кажется, теперь находилась в некотором культурном шоке.
После тихой, как весенний вечер, Лираэль бушующая не хуже самого старого Игга его супруга знатно сломала Охотнице восприятие. Суровой женщиной вообще была асгардийская королева - иная бы с Вотаном его судьбу разделить и не смогла, конечно; но воительница, прежде с родной матерью общавшаяся примерно два с половиной раза, была явно сражена наповал и торопливо размышляла, превратится ли она с возрастом в такую же дивную особу или ей и всем окружающим повезёт чуть больше.
Выслушав исчерпывающий ответ, какого хеля вокруг происходит, Фрейя постановила, что мужчины опять потеряли берега и отправилась вправлять им мозги. Сразу. Не раздумывая. И горе было тому, кто рискнёт её ослушаться, потому что нет ничего более неостановимого, чем женщина в своей материнской заботе; особенно плохо это было в сложившихся обстоятельствах - остро ощущая, что Локи вскоре доиграется до того, что влезет в неприятности, слишком крупные даже для него, Ньёрдсдоттир осознавала необходимость притормозить его до того, как он перейдёт точку невозврата.
И всё, что по этому поводу сейчас думал Тор, её мало волновало. Тору вообще этот тяжкий процесс думания давался обычно с трудом, так что на путь принятия правильного решения его обычно требовалось вытаскивать за уши. Энджи была просто ещё слишком молодой, чтобы хорошо это понимать.
- Челюсть-то подбери, негоже на меня пялиться, точно забыл, как я выгляжу, - шикнула королева на сына.
Сидевший поодаль Вотан, что-то мелко стругавший в пламя, усмехался в бороду, делая вид, что его нет.
- Я всё слышу, старый ты интриган! - Повысила голос ванка.

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (06.03.2017 17:57)

+1

4

Он просто сидел, слушал отца и чистил рыбу. Иногда выпивал. Как вдргу откуда ни возьмись выскакивает огромный котяра, ворует его, ЕГО, ТОРА, РЫБУ! - и улепётывает в кусты. Терпением Таранис не славился вот совсем, посему Мьёлльнир, прилетевший в руку бога, не достиг в броске котов только по одной простой причине - в последний момент Ас подсознательн омысленно приказал молоту промазать. В кустах, судя по запаху, кто-то обделался, и наверное, сделал зарубку на будущее - изгадить сапоги Громовержца так, как никогда ранее. Однако донару было сейчас совсем не до котов - он уставился, словно истукан, на Фрейю, которая была жива, здорова, и ну совсем не в настроении.
- Ма... Мате.... Леди Фре... - слова не желали связываться в определённую логическую цепочку. Впрочем, общий смысл своих эмоций Вингир всё-таки донёс.
- Челюсть-то подбери, негоже на меня пялиться, точно забыл, как я выгляжу - о, а вот и оно, мамкино приветствие с сыночком.
- Виноват, мама.
   Донар уже стоял на ногах во весь свой немалый рост, потупив взгляд, опустив руки по швам, и чувствуя себя явно не в своей тарелке. После до него дошло, что неплохо было бы приличия соблюдать, и он бухнулся на одно колено перед Фрейей. И тут уже вступился Вотан, решивший, видимо, что с него этого цирка достаточно.
- Моя жена. Рад тебя я видеть в добром здравии. Все, как и ожидалось, наши дети оправдали ожиданья. Правда. переборы были, но...
   Договрить всеотцу не дали. Его перебили, обругали, и вообще, показали ему своё недовольство. Один терпел, терпел. улыбался в бороду, даже через силу, но наконец решил всё-таки напомнить, кто здесь Всеотец Всего Сущего. Только один удар Гунгниром по земле - и раздался очеьн своебразный гул, вторящий кардинально изменившемуся его взгляду. Фрейя сразу же замолчала, машинально сделав шаг назад, Донар попытался нащупать молот, который безуспешно пытались испоганить коты, реакция Альдриф... ну, она тоже была.
- Фрейя, жена моя - не стоит испытывать терпение мое. Я муж твой, и люблю тебя, равно, как и позволяю многое, но не стоит тебе забываться вовсе.
Впрочем, после этого Вотан вновь принял облик хитрого старикана, опирающегося уже не на копьё, а на какой-то посох. И задумчиво осмотрев сначала жену, а после - дочь, только и хмыкнул:
- Ведомо мне, на кой пришли вы. Но не могу я уяснить - а чего вы ожидали? Фрейя, милая жена моя, чего ты ожидала, сыграв с детьми нашими в игру войны да крови и ведая о правилах. по которым Лофт играет? Альдриф, дочь моя, каковы были твои ожиданья, когда ты, делая всё ради блага народа твоего, позабыла о важности вещей элементарных, которые народ твой свято чтит - как доверие к родне, и посвященье ее в свои же планы? Али Болдер не смог тебе оные объяснить? Думал я о нём получше, коли молвить честно. Да, справиляешься неплохо ты, признать могу, однако все еще есть вещи, которым стоило бы тебе обучиться. Фрейя, ты сюда пришла просить чего-то? Но зачем? По-твоему, дети наши сами справиться не смогут? Али вы, красавицы мои, девы любимые мои, считаете, что ... не могу поверить я в сие... не справитесь?
   Тор слушал отца, и мало его понимал. Ну, совсем не понимал. В нём сейчас больше клокотала обида, которая все еще жила в сердце бога на его сестру и брата, пренебрёгших кровными узами ради чего-то там. Хотя, вот она, мать, и вот она, делает его виноватым. Его это достало. Похоже, только отец и понимает его, но... но ничего не говорит касательно предпочтительного поведения с семьёй. Как ему тогда быть? он удалился от них во избежание греха, и вот он вновь виновен? Достало.
- Я не собираюсь быть частью плана вашего, покуда совем не стане...
- А ну цыц, мальчишка - тихо, вкрадчиво, но очень уж специфично перебил сына Игг, и Тор моментально заткнулся. Нет, бывали случаи, когда он спорил с отцом, однако таков тон Вотана говорил ясно - вот прямо сейчас его лучше не испытывать.
   Слейпнир подошёл к Гримниру, потёрсмя мордой о его плечо, получил почёсывания и лакомство, которое Всеотец достал чуть ли не из воздух (что, впрочем, было вполне вероятно), после чего потопал обратно к Альдриф. О чём он там говорил с Бёльверком - хрен его знает. Ни один, ни второй не распространялись о том. И не собирались. Однако выражение лица у коня приобрело некоторые задумчивые и решительные изменения, но больше ничто не поменялось в его поведении.
- Итак, я спрошу еще раз - чего желаете вы от старого отца и мужа, все еще скорбящего по официально мёртвой жене своей любимой, и сына, официально мёртвого и не нужного семье своей?

+1

5

Подтрусивший обратно к своей нынешней всаднице и спутнице Слейпнир возбуждённо ткнулся носом ей в грудь, низко склонив тяжёлую голову, фыркнул, обдав женщину запахом овса и спирта; асинья ласково почесала его за ушами, потом медленно стянула с себя кожаные перчатки и протянула их жеребцу. Тот с невозмутимым видом зажал их в зубах, точно подумывал, сжевать или пока оставить, раз уж сегодня вкусным и приятным его лошадиному сердцу уже угостили. Сейдкона тем временем снимала с себя ремень колчана и пояс с прикреплёнными к нему ножнами; подойдя к Всематери, она протянула всё своё добро ей:
- Леди Фрейя, пожалуйста…
- Мама, - подсказала ванка, сочувственно глядя на дочь.
- Мама, - покорно согласилась Альдриф. - На пару минут. Пожалуйста.
- Ну давай сюда, - вздохнула женщина, вложив в голос всё своё патентованное терпение к мелкому и неразумному.
И неважно, сколько миллиардов лет этому неразумному: умнее от этого они не становились ну вообще никак. Повернув голову и посмотрев на Вотана, который с большим интересом наблюдал за происходящим, супруга только махнула ему рукой - подожди, мол, сейчас мы здесь уладим, а дальше уже можно будет и к делу перейти. В принципе, мудрость дочери Ньёрда всяко была очевидна - втолковать что-либо беснующейся девице всё равно было невозможно; твердолобость же Донара и вовсе вошла в легенды. Чего вообще можно хотеть от бога, чьим животным официально является козёл?

Старый бог мягко подошёл к жене, обнял её одной рукой за талию; та прижалась щекой к его плечу. Как бы то ни было, что бы Игг не видел в переплетении времени и как бы не выстраивал свои интриги, он всё же скучал по ней. Он любил её так сильно, как мог - так же, как она любила его. Возможно, это было то самое, чему их детям не мешало бы для начала поучиться у родителей.
- Обнимет? - Негромко спросил ас.
- Нос сломает, - убеждённо ответила королева. - Вот увидишь. Всю дорогу девочка кипела от негодования, причём молча; устрой она хоть при мне сцену - полегчало бы ей, но гордость у детей наших порой через край хлещет, да там, где не надо. Сейчас сорвёт.
Сумрачной горой возвышавшемуся посреди пространства старшему брату воительница со всей дури влепила оплеуху. Дури, надо заметить, в старшей из дочерей Одина было немало, поэтому существо послабее она могла бы и убить, не рассчитав; но этот, к её великому сожалению, даже на ногах устоял. Энджи влепила ещё одну. Для профилактики.
А всё почему? А потому что думать надо о том, что говоришь, ибо голова для того и дана.
Опасно считать, что можно задеть женщину и не расплатиться за это в последствии. Женщины хуже кошек - они не забывают ничего и никогда, и ничто на свете не сможет их успокоить, пока они не отомстят своему обидчику. И тому повезёт, если после этого он не потеряет собственную душу, потому что взбешённая красавица вполне даже способна когтями выдрать её из груди вместе с сердцем.
Семейная чета асгардийских правителей наблюдала за этим цирком довольно спокойно. Драки не были чем-то принципиально новым в их взаимоотношениях.
- Ну! Говорю же, муж мой, это - твоя дочь.
- Да не так уж часто я его порол, - проворчал Вотан.
- И зря. Может быть, вбил бы в него немного умения слова складывать в цельные речи. Представь, насколько всем нам стало бы после этого проще.
- То сомнительно, - хмыкнул Всеотец, следя за тем, как медленно, но верно закипающая до состояния поверхности солнца Альдриф собирается отполировать Тором исландские окрестности до идеального зеркала прямо под не особенно удивлёнными родительскими очами. - Дочь! Довольно. Я сказал, довольно.

Энджела, вновь чувствуя себя до крайности неловко, обдала старшего брата ещё одним яростным взглядом, но послушно отступила. У неё был дурной характер, но оказалось достаточно ума, чтобы понимать - у отца нрав будет ещё хуже.
- Всё? - Спросила ванка, протягивая воительнице её оружие.
Та мотнула головой и бухнулась прямо на землю, с ненавистью глядя куда-то в пространство, обняв свой лук и прижавшись щекой к деревянному его плечу. Стало вроде бы проще, хотя рвать, метать и убивать всё ещё до ужаса хотелось. Похлопав себя по карманам длинного одеяния, Один извлёк откуда-то флягу и молча протянул её дочери, тут же с благодарным кивком приложившейся к горлу. Что это за дрянь там была налита, королевна затруднялась определить, но подействовало мгновенно: в голове взорвалась небольшая граната, разметав осколки мыслей по сторонам, после чего на душе стало легко и спокойно, а в пустых, как провалы в снежные расщелины в далёких горах, видневшихся на горизонте, глазах отразились радужные блики. Асинья выдохнула и прикрыла веки, переваривая мгновенно захлестнувшее её чувство лёгкости.
- Хватит, - заметил Игг, вытаскивая её из пальцев алкоголь, - маленькая ещё.
Рыжая что-то буркнула.
- Цыц, - добавил ас.
Как и Тор несколькими минутами раньше, Бескрылая почувствовала в отцовском тоне что-то эдакое, после чего сочла за благо заткнуться и не отсвечивать лишний раз. А то кто его знает, этого мудрейшего из богов…
- А теперь, коли вы всё-таки оба изволите меня выслушать, я попрошу обратить внимание с ваших семейных склок на меня, - заявила светловолосая женщина, сурово переводя взгляд с одного дитятка на другого. Во взгляде её ясно читалось, что она думает по поводу этих великовозрастных идиотов. - Давайте вы на время забудете о том, что вы там не поделили, и вспомните о делах насущных. Вы должны остановить Локи. Я понятия не имею, как именно вы это сделаете, но вы должны. Сейчас Локи не должен вновь свернуть на ту тропу зла, с которой он ушёл; но если он продолжит играть в свои игры, его дорога неминуемо вывернет на старый путь. Однажды я уже решила, что путь Локи - путь зла, и сама удержала его на нём; но я увидела, что следует за этим - больше такого повторится не должно. Пока я… Пока я, скажем… Спала мёртвым сном, моя связь с Локи стала очень крепка. Я видела его будущее, и это будущее не должно случиться никогда.

+1

6

Такого поведения он от нее ожидал. И первую пощёчину, которая больше походила на плохо замаскированный удар, стоически выдержал. Но вот после второй, отозвавшейся в пространстве все тем же звуком эдакой ударной волны, Таранис мрачно так посмотрел на младшую сестру, вытерев рассеченную губу, и в его глазах явно читалось, что еще раз она подобное сделает - и он ею слегка подровняет местный горный ландшафт. Он и так многое терпел от своей родни, но беспочвенные побои не были одним из подобных вещей.
   Краем уха Тор, конечно, услышал слова Игга и Фрейи, и когда Альдриф отпустило, бог лишь хмыкнул. Пороть его, как же. У отца раз древко Гунгнира треснуло во время этого бессмысленного занятия. После того, как Вотан отобрал у дочери флягу с чудодейственным универсальным лечебным зельем, а если попроще - инеистым грогом из крови чуть ли не первых сыновей Имира, Донар подошел к отцу, молча попросил, и получив флягу, без зазрения совести выхлебал всё до капли. Помогло. По крайней мере, неуёмное желание отшлёпать младшенькую рукоятью Мьёлльнира по заднице пропало. Кстати, о молоте.... Призвав оный в свою руку, бог с досадой и некоей толикой брезгливости заметил, что оружие было всё в шерсти, и его явно пытались... пометить. Благо, кувалда могла о себе позаботиться и в лоток превращаться не хотела.
- Фрейя... Клянусь Всеотцом, подле тебя стоящим, я прибью твоих кошаков когда-нибудь. Таких наглых, вороватых, зазнавшихся и стервозных созданий не видывали Все Девять Миров.
   Коты, ясно дело, услышавшие это, громко зашипели, на что в ответ Донар молча блеснул молниями из глаз, и животные быстро устроились позади Фрейи, Слейпнира и Альдриф. Конечно же, когда нужно - так они вспоминают о хозяевах... Но сейчас Всемать повела речь о насущной проблеме. И выслушав Асинью, Одинсон тихо выругался под нос, и громко рыкнув со злости, запустил Мьёлльниром в небо. Миг - и оружие уже было вне пределах стратосферы.
- Да доколе можно, отец, мать, и теперь - сестра?! Сколько вы еще будете использовать меня, аки оружие, и вспоминать обо мне тогда лишь, когда нужно?!
   Вотан в ответ на такое проявление реакции своего первенца только поцеловал жену в висок, и отвернулся, созерцая исландское небо, и эдак невзначай делая вид, что его здесь нет. Сейчас Один не чувствовал нужды что-либо говорить, что-либо объяснять сыну. Он уже и так достаточно сделал, своей тирадой распалив всех присутствующих и дав им повод для диалогов да выяснений отношений. А сейчас он просто хотел побыть рядом с Фрейей. В конце концов, он старый, больной Всеотец, ему что, отдохнуть нельзя? Ванадис, судя по всему, без слов поняла своего мужа, и приняла эстафету, чуть ли не мгновенно облачившись в одеяния заботливой, успокаивающей матери... на Альдриф то, может быть, и подействовало бы, но вот позабыла, видимо, Вальфрейя, о нраве своего приёмного сына. Равно, как и о возрасте его, который не особо сильно отличался от ее. Ибо Громовержца прорвало. Он терпел, конечно, долго - тысячелетиями даже, но иногда каждому нужно выговориться.
- Когда удумали вы ётуна развести на бесплатное стены Асгарда построенье, отослав меня подальше во время подписанья договора, и Лодуром прикрылись, заставив его родить Слейпнира в результате, я смолчал. Когда вы пользовались мной, как инстанцией последней, когда ваше плутовство не помогло вам во время ваших обманов да игрищ политических, я также молчал, услужливо и молча работая лишь карающей десницей вашей. НА пиршестве, когда Локк единственный храбрости набрался высказать вам всем в лицо все ваши пороки, прелюбодеянья, обманы и грехи, его прогнали вы, не будучи способными смотреть в глаза правде, от которой убегали! Рагнарёк за Рагнарёком то всё повторялось, и всем вам я нужен был лишь для одного! Покуда не придёт беда, которую ВЫ САМИ на себя навлекаете интригами, играми да плутовством, враньём, обманом, все вы знать меня даже не желаете! Так вот что молвить могу я матери да и сестре своей, возомнивших, что им лучше ведомо всё - с меня хватит! Достаточно! Пресытился я быть орудием бездумным в руках лжецов, интриганов и политиков, семьёй лишь прикрывающихся, когда им выгодно сие! Не твоя ль то была игра, мама - отправить Лофта в стан врага?! Не ты ль ему приказала, облачив слова в прошенье, отправиться к врагу?! И теперь, когда ты недоглядела сына своего, которого растила, я должен идти всё исправлять?! ДОВОЛЬНО!
   С последними словами Донара небо вторило ему раскатами грома, успело затянуться тёмно-серыми тучами, и сквозь этот покров, пронзаемый сетью молний, наконец упал Мьёлльнир, устремляясь прямо к своему хозяину. Даже его встреча с отцом не могла пройти обыденно, без эксцессов и подобной ерунды. Ему что, никогда не видать нормального, семейного отношения? Ухватив молот, Ас зло бухнул оный перед ногами, после сбил дерево, растущее слева, и в порыве эмоций превратил его в щепки голыми руками. А после - валун. И еще один. И еще. И еще. Покуда наконец Один тихо не сказал ему остановиться. Как сын услышал отца сквозь грохот, им же производимый - непонятно. Но вот небо начало приобретать положенный ему вид, погода - успокаиваться, а сам Таранис, тяжело дыша от обиды и злости, судорожно сжимая кулаки, пытался успокоиться. Получалось из рук вон плохо.
- Я заберу брата своего. Так и быть, Фрейя Ньёрдсдоттир, та, кто меня растила как родного. Да только сотворю сие по-своему я. И тогда, когда то в самом деле нужно будет. Достаточно я пожил, чтоб понять - порой предсказанья сейда столь точны, сколько зренье Хёда. Я не собираюсь вновь сражаться с братом, которого никто из вас толком не принимал аки родного сына али родича лишь потому, что тебе, мама, нечто там приснилось. Я должен знать наверняка о его намереньях. Посему, коль вы так уверены в сейде своём, отчего бы вам оный не спросить - где гончие хеля его сейчас носят?
   Вотан флегматично смотрел в небо, держа в объятиях свою жену. Всеотец знал, что его сын так отреагирует. Знал и, что дочь поступит так, как поступила. Более того - он признавал то, что говорил Тор касательно его роли в Асгарде. Однако уже поздно было что-то менять.
   Вот почему сейчас была нужна женщина на троне, которая в Асгарде не росла, но всегда была его частью. Нужен был новый подход, чтобы город Асов не пошёл по старой тропе, ведущей к кольцу перерождений. Когда придёт время - он освободит дочь от правления, к ее огромному облегчению Но пока что... пока что Один всем своим видом давал понять, что пусть он и Всеотец, но подобной важности решений принимать не собирается.

Отредактировано Thor Odinson (06.03.2017 22:02)

+1

7

Не споря и не пытаясь влезть в эту импровизированную исповедь, асинья молчала, с преувеличенным вниманием рассматривая собственные ногти. Ей нечего было возразить - лучше многих госпожа погони понимала, как иногда тяжело бывает жить с грузом, который возложили на тебя супротив твоей же воли. Легенды, выходят, были правдивы; Хевен по-всякому злословил о связи двух богов, но всегда и все сходились на мысли, что Тор любил Локи, как своего брата, была ли у них одна кровь или нет.
История града асов вообще была вещью на редкость неприглядной, и желание Вотана свести её с привычного пути было понятно, ибо за такой путь держаться всяко не следовало.
- Постой, брат. Как я у тебя вписываюсь в эту схему? - Вдруг очень мягко спросила Альдриф, покосившись на отца, с абсолютно отсутствующим видом любовавшегося небом над Исландией, после чего перевела прозрачный взгляд на брата, устало улыбнулась краями губ. - Ты винишь их в том, что они использовали тебя. Я знаю, как это; всю мою жизнь Хевен использовал меня и выкинул, как старую лошадь, когда я перестала быть им нужна, да, истинная правда то. Думаю, приди вы на поиски меня на пару столетий раньше, на кровь мою и вовсе закрыли бы глаза. Но меня не было в Асгарде. Я не видела ни тебя, ни Локи, я жила за много миров от вас обоих.
Энджела поднялась с земли мягким, лёгким жестом, буквально перетекла из одной позы в другую, сделала шаг в сторону Донара, подумала, словно сильно колебалась, сделала второй, виновато показала пустые руки, убеждая его в том, что больше не собирается кидаться в драку. Вообще, на самом деле, затея лезть к кипящему, точно море в шторм, громовержцу была явным самоубийством, но почему-то ей не приходило в голову его не трогать. Злость бога была понятна его сестре; она проходила через это - просто ей оказалось проще. Тогда оказалось.
Сейчас воительница не была уверена, что выдержала бы, никого не убив. Быть бездушной в некотором смысле было её спасением.

Женщина протянула руку, задумчиво коснулась подбородка аса, склонила, точно кошка, голову к плечу, внимательно рассматривая его. В прозрачных глазах не разобрать было отражения, они не способны были вернуть света, который поглотили; но теперь вдруг они зазолотились, засверкали вновь, и расплавленное сияние потекло по острым скулам госпожи охоты. Следы её ударов на лице аса мгновенно исчезли, во много раз быстрее, чем его собственное исцеление; мягкое свечение вскоре погасло, лишь едва заметным ореолом сохранившись на тёмных ресницах.
Бескрылая провела большим пальцем по чужой щеке, запоминая тепло кожи, и убрала свою ладонь.
Тошно ей было сейчас, ничего не скажешь. Как-то не так виделось асинье та невероятная встреча, которой не должно было случиться. Не семейным скандалом, уж точно - но, видно, слишком много накипело у них обоих, чтобы просто утихнуть. И родители их, судя по всему, об этом догадывались; уж Вотан - так наверняка. Сложно было найти вещи в мироздании, которая бы не легла в планы Всеотца так, как ему было нужно.
- Так всё же. Теперь ты винишь меня в том, что я использую тебя, Тор? Сейчас я прошу у тебя помощи. Откажешь - иди, не буду я на тебя зла держать, сама справлюсь, что уж, не впервой. Но тебя не было там… А вот я была, и я слышала его слова. Локи… Тор, уж ты не в праве винить меня в том, что я не приняла Локи. Ты всё сам видел, когда мы пришли к тебе. Я, может быть, тоже часть его плана, не знаю; про трикстера многое говорят, и всё больше плохо, чем хорошо. Но я не желаю ему зла, даже если это и впрямь так, и если он сыграл со мной в свои шахматы. Он пришёл ко мне, потому что ему тогда не к кому было больше идти, и я ему не отказала - он часть моей семьи, хотя иногда, честное слово, я думаю, что ненавижу это слово и всех тех, кто причастен к нему. Но сейчас Локи не понимает, во что он пытается влезть в одиночестве.
- Это правда, - кивнула Фрейя. - Локи… Самонадеян. Все вы, в общем-то, самонадеяны, как и следует молодости, но иногда для вас это бывает слишком опасно.
- Сурт, - медленно произнесла Энджела, отвернулась, отошла прочь, подтолкнула ногой камешек, задумчиво наблюдая за тем, как он катится в сторону воды. - Я тоже видела его, видела и мать.
- Встреча с Суртом изменит путь Локи, - твёрдо сказала королева, глядя на спину дочери, - на ту тропу, с которой он с таким трудом ушёл. Я не прошу тебя сражаться с братом, мой сын. О совершённом мне уже пришлось сожалеть, и я не хочу повторить этих ошибок ещё раз. Но ради его же блага я прошу тебя - помоги сестре. Локи надобно отговорить от того, чтобы он попал в руки демона. Самонадеянность… Локи уверен, что знает, как лучше, но он не понимает, чем это закончится для него.
Рыжая заложила руки за спину, качнулась на носочках сапог.
- Жертвовать собой у нас что-то вроде семейной традиции, как я думаю, но эта цена высоковата. Я её платить не хочу. Я знаю, где Локи, Тор, я могу выследить кого угодно, даже его, я слышу шаги, я слышу даже дыхание сквозь тень, которую отбрасывает Иггдрасиль. Но мне одной… Да ничего мне, наверное, одной не удастся, если быть честной хотя бы с собой. Локи много хитрее меня и знает больше, а я понятия не имею, что он может сделать и как может ускользнуть. Не моей выгодой та просьба вызвана.

+1

8

Значит, Сурт? Недоверчиво буркнув, Одинсон заявил, что владыка Муспелля был уничтожен, и его остаточная энергия сейчас кормит горнила Хевена, на что мама и папа с лёгкостью объявили: нет, сына, ты ошибся, жив-здоров, но прячется, и притом - невесть где. Просто отлично. Своевременность сообщения подобных вестей Вотана повергала в шок порой даже Тора, который сам не брезговал подобными деяниями. Ну, хотя бы потому, что он таковым образом старался уберечь близких от расстройств, горестей и боли, но не сообщать о Сурте - где здесь польза?! Порой Донар ненавидел в других то, чем и сам страдал. С одной лишь разницей - он исправлял то, о чём не желал говорить, в то время, как старый Игг просто молчал, ожидая, пока проблему исправит кто-то другой. Нет, конечно бы, если проблемой оказался бы невесть как воскрешённый Имир - он бы вспомни старые деньки... наверное. А так - на кой старику париться, в самом деле-то.
   Видимо, его рок незыблем, несмотря на старания как его самого, так и мнимые старания остальных. Ему всегда приходится исправлять за своей семьёй, подчищать то, что они гордо величают деянием во имя высшего блага. Сейчас Донар хотел придушить сестру - благо, силы хватило бы, придушить мать - отец рядом, чай, оживит, и двинуть в рожу Гримниру - переживёт. И как бы ясно не читалось такое желание в его сияющих молнией глазах, он сдержался. Сдержался, но кротости его нраву подобное не прибавило.
   Посему вместо того, чтобы полететь в кого-то из Асов, Мьёлльнир стремительно улетел в небо. И покуда сила притяжения - или, в данном случае, воля хозяина - не вступала в активацию процесса возвращения колотушки, Таранис нашёл отдушину в скале неподалёку. Удары на оную сыпались градом, нещадным и сокрушительным, до тех пор, покуда из огромного тролльего дома не остались лишь крошки да пыль. Позжимав грязные кулаки еще с полминуты, Тор всё же мысленно призвал свою кувадлу, которая флегматично и с намёком бухнулась прямо между Альдриф и родителями. Недостаточно близко, чтобы нанести существенный вред ударной волной, но вполне явственно для осуществления намёка. Один только деланно испугался, Фрейя же и впрямь испуганно пискнула. Мать - не мать, бывшая валькирия - не бывшая валькирия, а молота Тора не зря боялся почти весь Асгард. На реакцию Альрдиф Одинсон вообще не смотрел. Сейчас он родню - в частности, ее женскую часть - ненавидел. Их вечные игры в ролях "мы лучше знаем, мы ведь самодостаточные женщины, нам виднее" заканчивались тем, что страдали те, кто им дороги - как они говорили. Бог сам не заметил, как бормотанием прорычал вслух последние мысли. Да, он сейчас ненавидел свою семью.
   Но это не означало, что он перестал ее любить и отвернулся от нее. Он никогда не поступит так, как порой позволяют себе то делать они.
- Что же, Фрейя - собою можешь ты гордиться. Твоя игра с братом моим, сыном, которого взрастила ты, в очередной раз тем окончилась, что он пойдёт по тропе, где зло лишь. Не могу я молвить, что пути матерей я понимаю, но коль помню своих жён я их прошлых своих жизней - ни одна из них не давала подобной судьбы детям моим. Видимо, не были столь мудры они, как ты, Ванадис. И с твоей руки мне вновь придётся драться с братом. Вновь придётся делать то, что творить я ненавижу. - Асинья попыталась было возразить своему сыну, однако тот только жестом ее прервал: - и не стоит делать вид, будто бы считаешь ты - аль кто-либо из вас - что способом другим Лодура уговорить удастся. Преклоняю голову я пред мудростью вашей, девы Асгарда - она и впрямь семью сплотить способна.
   Затем Тор призвал Мьёлльнир в свою руку, и взмыв в воздух на два метра, обратился к Энджеле:
- Пойдём же, Кёни. Быстрее начнём - быстрее то закончим. Не желаю я продлевать действо сие ни на мгновенье.

***

   Всеотец задумчиво проводил взглядом улетевших детей, и так же задумчиво ковырнул пяткой Гунгнира землю. Он знал ,что такой будет реакция сына. Реакцию дочери тоже предвидел - в конце концов. что могло быть проще? Альдриф была крайне предсказуемой, чему способствовала ее жизнь вне Асгарда.
- Думаю, что согласно планам нашей дочери ты еще не должна живой быть, так ведь о жена моя? Посему - не соблаговолишь ли ты старика проводить в путешествии по этим землям дивным?
   Все попытки Ванадис вытянуть из Вотана какие-либо сведения о том, что ему известно о их планах, что он сказал сыну, и что он собирается делать дальше, были безуспешны. Ас только усмехался в бороду, отнекивался, и ласково поглаживал богиню по талии, успокаивая и отводя мысли от насущных проблем. В конце концов, они так давно не проводили время вместе, не думая ни о своих обязанностях, ни о своих детях, ни о своём народе - так почему не воспользоваться случаем, коль Один так удачно передал корону Асгарда дочери? Неодобрительно посмотрев на мужа, Фрейя лишь в шутку стукнула его кулачком по плечу, но после все же растаяла. Он ее прощал за своеволие, она простила его за манипуляции. Все, как всегда. А их дети.. что же, они уже взрослые. Никто не послушается наущений родителей. А ссоры со временем увянут и растают. Они были уверены в этом. Благо, они додумались вернуть Балдура, который вполне способен рассеять даже бурь Тора, не то, что пробиться сквозь твердолобое феминистическое упрямство Альдриф.
- Порой я думаю, что она могла бы стать валькирией. С ее-то нравом...
- Ну полноте, мой муж. Они с Брунхильдой первенство никогда не смогли бы поделить. Делили разве что бы ложе, да и то...
- Не сомневаюсь. В конце концов, от кого у нее гены такие, м? Хорошо еще, что с цвергами из-за ожерелья дочу не застукали...
    - Ой кто бы молвил, старый ты охальник, Инглингов династию создавший..
   И под подобные истинно любовные пререкания больше для виду, чем наяву, чета Асов удалилась к ближайшему поселению. Вотан сейчас исполнил свою роль. А Фрейя... что же, ей тоже порой хотелось побыть слабой, беззащитной, ничего не решать и просто плыть по течению за своим мужчиной. Так почему бы не побаловать себя хотя бы раз в столетие, а то и два аль три?

+1

9

Если бы всё было так просто, как пытался представить (или как хотел надеяться?) Одинсон, проблем не было бы никаких. Сгори Сурт в самом деле, превратись в прах, окончательно уничтоженный небесным огнём в Хевене, всех этих неприятностей никогда бы не случилось. Однако Альдриф, побывшая на троне королевы мёртвых, к несчастью своему, вовсе не один день, вывела очень неприятную закономерность, перебирая свитки и книги в библиотеке Хельхейма: не было ни одной сакральной сущности, которая исчезла бы из мира навсегда. Богов и всю прочую хтоническую дрянь всех цветов и форм, что их окружала, иные расы не зря называли бессмертными - и дело было вовсе не в том, что убить того же великана подручными средствами возможным не представлялось.
Дело было в душе, составлявшей основу существа.
Если смертные просто умирали и после сидели смирно в тех мёртвых землях, куда их закинуло всемогущее мироздание, то бессмертные имели своеобразную тенденцию не то, что оттуда сбегать при случае, но даже и не попадать вовсе. Они все были слишком глубоко вписаны в мир, и тот не терпел подобной пустоты. Где-то оставались осколки энергии, а то и просто память - и снова и снова возвращалось всё на круги своя. В конце концов, на этом принципе был построен и Рагнарёк, и, судя по отзывам, функционировал отменно и вполне даже бодро. Не всем, правда, нравилось, но это уже было издержками реализации.
В задачи вселенной радовать всех не входило. Работает как-то - и ладно. Воспитывайте, мол, в себе не требовательность, чистоту помыслов, терпение, умение довольствоваться малым и вот это вот всё.

- Если бы все, кого мы когда-то уничтожали, не имели привычки восставать из пепла и продолжать устраивать веселье всем Девяти мирам, было бы много проще жить, - устало заметила королевна, застёгивая на себе пояс с мечом, который так и держала в низко опущенной руке. - Но ты, кажется, лучше меня знаешь, что это невозможно вовсе. Опыта уж у тебя точно поболее будет.
На этом свои запасы красноречия фрау, очевидно, исчерпала, потому что не стала ни спорить с богом грома в попытках объяснить ему, что лететь он может куда хочет, но только без неё, пожалуйста, ни пытаться его урезонить, ни уточнить у отца с матерью, по какой именно удивительной причине это всё резко стало её проблемой. В конце концов, какая разница. Безмятежный вид Вотана заметно намекал на то, что он совершенно не заинтересован в том, чтобы возвращаться обратно на трон в ближайшее время, так что можно было спрашивать сколько угодно, но в ответ всё равно получать бы пришлось одно и тоже невозмутимое молчание. Изображать безмятежный дуб отец умел похлеще сына.
Видимо, этот талант передавался по мужской линии, но зато в полном объёме.
Тьфу.

Энджела коротко свистнула, подзывая Слейпнира, стоявшего по-прежнему невозмутимой статуей имени самого себя и с перчатками в зубах. Фыркнув и раздув ноздри, конь, исполненный достоинства от собственного великолепия, подошёл ко всаднице, склонил морду, позволяя женщине ткнуться лицом в мягкую белую шерсть звезды на его лбу; асинья обняла жеребца, запуская пальцы в его густую гриву, и на несколько бесконечно долгих секунд весь мир для неё перестал существовать, растворившись в серебре лошадиной шкуры. Племянник терпел.
Вообще, надо отдать должное сыну Локи, по сравнению с остальными членами гордой семьи старого Игга, он обладал воистину титаническим терпением, которым в отдельных случаях мог превзойти даже Бальдра. Возможно, именно поэтому он так плотно спелся с новой королевой.
Сунув женщине в руки её перчатки, жеребец любовно пожевал длинную рыжую косу, подтолкнул богиню носом и, подняв одно из копыт, позволил ей забраться в седло. Погарцевав в солнечных лучах и насладившись собственной несравненностью, конь оттолкнулся от земли и мгновенно взмыл вверх, догоняя оскорблённого в лучших чувствах Тора, который уже стремительно пытался испариться за горизонт. Молчаливо-безразличная к происходящему Альдриф, которая не соизволила даже попрощаться с родителями, не говоря уж о том, чтобы как-то ответить на монументально-возмущённое заявление старшего брата, безмолвствовала.
Настолько отвратительного настроения у неё не было уже давно, а перспективы пытаться не только поймать, но и переубедить Локи в том, что он, мягко говоря, не совсем прав, портили и те жалкие остатки доброты, что в воительнице каким-то чудом сохранились. Интересно, какой демон заставил её выйти из уютных далёких лесов, присыпанных мягким снегом, и влипнуть в это всё? Могла бы и дальше охотиться с волками да по ночам смотреть в огонь; нет же, очень нужно было влезть в авантюру Донара по самые уши, а теперь пытаться расхлебать последствия, которые с каждым днём становились всё хуже, хуже и ещё хуже, хотя казалось бы - куда.
Слейпнир хлестнул длинным пепельным хвостом по ногам всадницы. Жесты поддержки у него были столь же своеобразны, сколь вкусовые предпочтения.

Где-то в самой глубине души покидавшая Исландию дочь Вотана завидовала богам, кто остался там. У них, в отличие от её самой, есть шанс пожить нормально. Без Сурта, Малекита, Локи, войны на все Десять Миров и прочих чудных событий, которые даже полностью здорового аса могут свести в могилу в силу своей всеобъемлющей бесконечности. Но деваться было некуда.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [18.04.2016] В - воспитание


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC