Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [Dawn of times] Crosses, nails and hammers


[Dawn of times] Crosses, nails and hammers

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: как минимум семь с гаком миллиардов лет назад
Место: высшие небесные сферы различных пантеонов
Участники: Archangel Michael, Thor Odinson
Описание: Многие слышали увеселительные и печально разрушительные истории о Первом Мече Господнем и Повелителе Грома. Но никто не знал, с чего всё началось. А как обычно бывает в похожих случаях - пустяковый случай затянулся на тысячи эпох, лишь усугубляясь.
Вот одна из таковых историй.

+1

2

Мироздание. Что известно о нём? Подавляющее большинство мнит, что знает о нем практически всё. Речь о людях, если кто не понял. А еще почти все считают, что оно всегда было. Так вот - это наглая, самоуверенная, неприкрытая, хамская и невежественная ложь. Мироздание было молодо, как и все, что существует, существовало или появится когда-то. Как и его жители. Боги, чей возраст неспособны исчислить даже сверхразвитые цивилизации по причине слишком примитивной системы чисел, также когда-то были юны. И сей рассказ пойдёт как раз о таком времени.
   Бытие было молодо, еще не совсем крепко стояло на ногах, но уже кишмя кишело жизнью. Люди, конечно, болтались где-то в далёком и никому неинтересном арьергарде, да ив целом, Мидгард лишь разочек "перезапустился". Еще высшие существа не привыкли к этой голубоватой планетке, вот и не интересовались ею сверх меры. И боги, ангелы, демоны, духи да прочая магическая живность была очень и очень юна. Но как полагается, каждый из них уже мнил себя невьеб... ужасно старым, сильным, и мудрым. Мериться достижениями, подвигами, силами, возрастом и еще кое-чем в это время было в моде, в чести и считалось нормой. Правда, спустя многие миллиарды лет практически все переросли оный факт, но не все. Некто остался верен традициям седых и ушедших времен, однако то - другая история. Эта же - о становлении мира, который нам сейчас известен.
   Война между монотеизмом и политеизмом недавно закончилась, но обе стороны по старой привычке регулярно продолжали "пощипывать" бока друг дружки. Не со зла, так - рефлекторная память, ничего более. Больше всех в подобных деяниях, правда, отличились Асы, потому как навык "набигат, грабит, поджигат и убигат" был развит у этого пантеона в истинной форме идеала. Притом в большинстве случаев процесс происходил уже не столько с целью обогащения, а так - забавы ради. К примеру: тихо да спокойно в Серебряном Граде, никто подвоха особо не ожидает, и тут - РРРАЗ! - откуда ни возьмись появляются очень уж характерные драккары, притом - отнюдь не на горизонте, а чуть ли не вплотную к какой-то черте Рая, бравые Асгардцы быстренько десантируются, быстренько бьют морду ангелам, попутно успевая грабить все, что можно стащить, иногда задирают юбки крылатым существам женского пола, что-то обязательно капитально поджигают, и вот - их уже нет. Ни северян, ни драккаров. Пока Небесное Войско соберётся, покуда долетит до места происшествия - бить уже некого. Не то, чтобы у пострадавшей стороны не было догадок касательно личности обидчика, нет. Попросту навигаторами Асы были получше, и им было всё равно, какие просторы бороздить - морские ли, космические ли, все равно затеряются и успеют добраться до Асгарда. А начинать новую открытую войну не хотело ни одно государство. Бессмысленно. Ни Один, ни Иегова - на то время еще не успевший продолбаться в неизвестности, между прочим - ни остальные повелители пантеонов не желали войны и строго-настрого запрещали своим подданным оную начинать. Ну а подобные акции... обе стороны смотрели на них сквозь пальцы. Иногда вообще не смотрели. Иногда (в случае Вотана так точно) и вовсе тайно поощряли. Мол, перебесятся дети да успокоятся. Дети бесились, но успокаиваться что-то не желали. особенно когда дело доходило до нейтральных территорий. Того же Мидгарда, например. Вот там можно было уже разгуляться, ибо ничейная земля. Не то, чтобы человечество было в диком восторге от подобного, но всяких полубогов и нефилимов терпело. В конце концов, не только же драться друг с другом, можно еще и культурно отдохнуть, не так ли? Но когда Отцы поняли, что никто толком успокаиваться не собирается, было принято решение общественных нейтральных (нейтральных, Тор, никаких хольмгангов да смертоубийств! Бери пример с Лофта, он хоть умеет прикинуться приличным!) собраний. Впоследствии сие было обозвано Конгломератом Миров. Иногда название менялось, но суть оставалась прежней: поначалу обсуждались важные политические вопросы, а потом все нажирались, напивались, клялись друг другу в вечной любви да дружбе, иногда били морду в чисто застольной манере, после парочками расходились по тёмным углам... а через какое-то время бытие наводняли полубоги-полулюди-полудемоны-полуангелы-полудухи-полуифриты-полумариды-прочая неведомая хрень. Впрочем, популяция "неведомых зверушек" подвергалась расовой чистке... хотя нет-нет, но отдельные индивиды умудрялись ускользать, и порой даже создавать своим пантеоны, со своими уставами да наложницами. Но на них в основном многим на тот период было уже наплевать. Еще порой пантеоны делали объединённые отряды зачистки всеобщих вражин - эдакая программа по обмену опытом. Иногда удавалось, иногда нет, но позитивных результатов все же было больше, посему программу сочли удачной, и пользовались при каждом удобном случае.
   Так и жили, не тужили, да на смертных хер ложили. И вот в именно таком периоде увлекательнейшего времени и случилась наша история.

   На очередное собрание Конгломерата Миров Одинсон со своими товарищами по палубе явился выпивший, конкретно опоздавший и с похода. Драккар был гружёным по самое не хочу предметами трофейного происхождения, грабежа и даже обычного воровства. Вотан лишь неодобрительно покачал головой - мол, хоть сюда бы не притаскивал свое добро, хренов запасливый хомяк-алкоголик, но учить сына при всём честном народе было как-то не с руки. Впрочем, то, что Всеотцу помеха, то для Лофта - радость и забава, чем младший брат без зазрения совести пользовался вовсю. НУ а Тор... Тору было наплевать. Он был пьян, весел, в засохшей крови врагов различного происхождения, успел уже полапать местных девиц (не то, чтобы они были против, впрочем) и хотел веселиться. Ну не до политики было первенцу Игга, как бы папа не пытался привить сие искусство сынуле. И Гримнир в конце концов махнул рукой, да отложил сию затею на ближайшее необозримое будущее, которое растянулось эдак на семь миллиардов годков с небольшим. Трудностями обучения Донар славился не хуже умения воевать да пить.
   Вот Таранис заприметил какой-то фонтан, возле которого почему-то никто даже не ходил. Ну, подумаешь, может, водички боятся эти вот, кто их знает. Почём ему было знать, что фонтан-де священный. Так или иначе, Громовержец деловито помыл там свои сапоги да плащ, после смачно харкнул в бывшие ранее кристально чистыми воды, и попёр напролом сквозь толпу к богам Кемета. Облапив Хатор и Баст за выступающие да упругие части, юный алкаш-молотобоец урвал у дев пару поцелуев, хитрые взгляды (тогда еще сын Одина лукавства бабьего не понимал, но чего поделать), и попёр дальше. Хорошо, что ему не рассказали о идее ремня с зарубками, не то Тор извёл бы все кожаные изделия Асгарда на сие, без сомнения, богоугодное и расово верное дело. Наконец, вдоволь наразвлекавшись, боженька решил, что он изволил устать, и бухнулся за стол, спихнув какого-то выпившего ангела молодецким пинком, да усевшись на его место, принялся поглощать все, до чего мог дотянуться. А при росте в двести тридцать сантиметров дотягивался он до многого. На хмурые взгляды соседей бог попросту отвечал самоуверенным хмыканьем да порой сверкал молниями из глаз. В принципе, хватало. Хоть Ас и был еще очень молодым, но о его силе были наслышаны все.
   Тор был пьян, не очень вежлив, голоден и желал выпить еще. Тору было хорошо. И плевать, что другим от сего было не очень.

+1

3

Конгломерат Миров. Для кого-то это словосочетание было символом нейтральных переговоров, для кого-то поводом для праздника, но для Михаила это обозначало головную боль. В этот раз нейтральная встреча происходила на территории Серебряного Града, а в его обязанности как Архистратига, входило обеспечение безопасности на этой нейтральной встрече. Занятие было не из самых простых, учитывая разномастность и культурные различия присутствующей там публики. Мыслимое ли дело - разгребать деяния всех, без сомнения, достойных мужей, явившихся на встречу, не спровоцировав при этом очередного конфликта. Конечно, на высшем уровне конфликт будет замят - новые войны за первенство не были нужны ни одной стороне. Но конфликты обычно проходили на ином уровне - и вот там все могло закончиться плачевно.
Князь архангелов стоял на балконе одной из башен, созерцая суетящуюся снизу толпу. Где-то в районе доков недавно пришвартовался драккар, а это значило, что проблем можно ожидать в любой момент. Михаила изумляло, как при общей цивилизации Асгарда, его жители могут быть такими варварами. Впрочем, он допускал, что видит только верхушку айсберга, потому что на месте обычно не сидится самым проблемным членам общества. О набегах асгардцев слагали легенды - и далеко не всегда они воспевали доблесть и храбрость воинов. От всей своей архангельской души Михаил надеялся, что до ушей вспыльчивых родственников и знакомых Одина не дойдут те издевательские песенки, которые о них слагали в Эдеме.

Легкие шаги за спиной заставили Архистратига отвернуться от толпы и обратить свой взор на вышедшего на балкон ангела.
- Шеф, у нас проблема, - совсем еще юный воин пылал священным гневом. - Там… Фонтан!
- Идем, - чистый и спокойный голос начальства заставил парня охолонуть, - покажешь, что там с фонтаном.
Переход от яркого дневного света в сумрак помещения на мгновение ослепил архангела. Сумрак в этой комнате был необходим - над столами, за которыми сидели ангелы всех мастей, мелькали проекции разных уголков Серебряного Града. На проекции стола из-за которого встал парень, застыло изображение мужчины в красном плаще, омывающем в фонтане свои сапоги. Мелкое административное правонарушение, в общем-то. Фонтан, вопреки слухам для иномирцев, был всего лишь с питьевой водой - один из тех источников двойного назначения на случай непредвиденной осады, которые обычно всегда в доступе. Местные знали это и старались лишний раз не осквернять воду. Но для гостей за ним прочно закрепилась слава священного источника - чтобы не пришло в голову, что его можно сломать или вовсе отравить. Некоторые особенно впечатлительные ангелы из наблюдателей начинали верить в эту байку, как вот этот не очень разумный, но очень внимательный.
- Мне выслать группу захвата? - Спросил юноша, глядя на начальника снизу вверх. Нет, не очень внимательный.
- Отставить, - странное выражение лица Михаила испугало ангела и он поспешил отступить, чтобы не огрести. О крутом нраве начальника легенды тоже складывались. - Это сын Вотана, если послать за ним отряд, он расценит это как оскорбление и разнесет нам полгорода. - Впрочем, он в любом случае разнесет - и луче бы это проконтролировать самостоятельно. - Я сам. Занимайтесь своими делами, я пришлю Гавриила.
И он стремительно вышел за дверь.

Найти Одинсона было не сложно - достаточно было прислушаться к жалобам окружающих. Концентрация возмущенных увеличивалась по мере приближения к источнику неприятностей. Последним обиженным и оскорбленным оказался завсегдатый забегаловки, потирающий место пониже спины и бурчащий что-то неразборчиво ругательное. Цыкнув на пострадавшего, Михаил, наконец, разглядел поверх голов светлую макушку Тора. Соседние столы были свободны, все посетители сгрудились на приличном расстоянии от гостя и тихо перешептывались, обсуждая его наглость и манеры. Быстро разогнав курятник, архангел присел за соседний стол, выжидая, пока помещение освободится. Кабацкие драки - это пошло, но лучше уж они, чем восстанавливать руины города. Приемлемое проклятие. Подойдет.
- Не впечатляет, - прокомментировал очередную демонстрацию молний из глаз архистратиг. Сила и репутация Тора мало волновали архистратига, он не раз встречался с ним в битвах: до сих пор и голова и крылья были на месте, гордость тоже не сильно страдала. Легкая ирония, звучащая в словах, была необидной для любого другого - но будет ли она такой для асгардца? Михаил не боялся, Боже упаси бояться молодого задиры. Но только он мог здесь противостоять Донару без опасения вызвать конфликт и необходимость пользоваться услугами целителя в последствии.  - Своим девицам ты так же глазки строишь, Одинсон?

+1

4

Почему-то все ближайшие любители поесть-выпить куда-то разбежались. Не то, чтобы Донар был против такого исхода - ему же больше достанется, в конце концов - но ему хотелось нарыть где-то собутыльника. А сейчас это было проблематичным. Ну и пусть, в конце концов, он и в одиночку мог выпить, не впервой. Однако вот его относительное одиночество было нарушено. Притом не абы кем, а важной шишкой. Можно сказать, чуть ли не крупнейшей в Эдэме, не считая Иеговы и Морнингстара... хотя с последним всё время были какие-то непонятки касательно прописки, так что его можно было не учитывать.
- Не моя вина, что прекрасное не ценишь ты - пожал плечами Таранис, дожёвывая куриную ножку. Ножка поедалась вместе с костями - видать, голод был неслабым. Ну или прожорливость, уже что кому приятней. - Ведь проявленье небесного огня, пусть и в моём примитивном исполненьи - сие есть прекрасно. А также то, чего стоит страшиться. Ну, мне так то объясняли же, по крайней мере.
   Как-то не сильно речь Аса повлияла на Архангела. Можно было даже вполне законно сомневаться, а повлияла ли вообще. А дальше пошли такие речи... Не то, чтобы они не достигли Торова разума. Просто Асы в искусстве культурно и целеустремлённо докопаться с целью махача на законных основаниях достигли куда больших высот. В конце концов, они этим частенько на изнь зарабатывали, если так можно выразиться. Асгардец в ответ лишь хмыкнул, и лишь сейчас соизволил развернуться на лавке лицом к Микаэлю. Недоеденный кусочек курки полетел куда-то вдаль, затем - и опустошённая кружка местного пойла, и одинсон упёрся локтями в колени, подперев руками подбородок:
- А почём ведать тебе, как в целом надобно девам глазки строить, Меч Господень Первый? Коль окромя солдат своих, больше и не видишь никого ты? М? Аль тренируешься на них в искусстве оном? Ибо коли так - избавь меня от подробностей крепкой дружбы воинской в Эдэме.
   Подняв руки в брезгливом жесте, Одинсон повернулся обратно лицом к столу, и отмахнулся рукой, давая понять. что разговор окончен, и "шёл бы ты отседова, пернатик". Да, это было дикостью, оскорбительно и некультурно. НО! Прямого оскорбления не было. Обычно "жертвы" в таких случаях сами его додумывали, и естественно, обижались. Тогда у Тора был вполне резонный да легальный повод начать махач, руководствуясь тем, что его назвали лжецом. Ну а само поведение... да, можно было и помягче. Но нужного для обиды оскорбления его жесты также не несли. Конечно,  Но сейчас он как бы в гостях. Следственно, если на него сейчас нападут. это двойная обида - нападение на гостя в доме принимающей стороны и снова же-таки, величание его лжецом. Любой вариант устраивал Громовержца. Почему так? Потому что, как уже понял Тор, отделаться от Архистратига простым "иди отсюда" не получится. Ну не было настроения сейчас вести светсткие беседы о политике, а отдыхать как надо Микаэль, судя по мнению Одинсона, не любил, редко делал и не совсем умел. Зато воин был первоклассный, и один из КРАЙНЕ немногих, с кем Донару было приятною увлекательн ои познавательно биться - ради получения опыта и наслаждения от тренировки. Даже если другая сторона могла тренировкой сие не считать. Вот и принялся бог поглощать остатки того, что было на столе, и когда в зоне загребущих лап Тараниса ничего не осталось, он деловито встал с лавки, смачно саданул кубком по полу - знак уважения к напиткам, кстати, но мало кто об этом знал за пределами Асгарда - и попёр на манер тарана за добавкой. Искомое обнаружилось подле компании крылатых воинов, хмуро сверлящих взглядами Одинсона, и застывших в боево-готовническом замешательстве при виде своего непосредственного начальника на горизонте.
- Вы не против поделиться ведь - на вопрос эта фраза была похожа, как дракон на фею, но что сделано, то сделано, и вот бочонок с вином уже деловито уволкивался Веором в сторону свободного (точнее, ставшего таковым после спихивания лишнего) стола. Глухой удар по крышке - и вот бог уже вливал в себя содержимое бочки сквозь немаленькую дырку в деревянном изделии. Довольно быстро опустошив "чашу", Асгардец выбросил ее подальше, и встав со стола, потянулся:
- Да, скучно здесь у вас весьма. Пожалуй, надобно наведаться мне в другое место, ведь должны быть Ангелы в раю, которые ведают в веселье толк.

+1

5

Манеры сына Вотана всегда оставляли желать лучшего: из всех невоспитанных асов Тор был самым невоспитанным и абсолютно невоздержанным на язык. А еще он был отличным воином и, хотя, чаще всего, не думал о последствиях, злым он тоже не был, и при должной сноровке с ним вполне можно было иметь дело. Оставалось запастись вселенским терпением и пережить его попойку, в идеале - вообще без жертв. Вопреки заявлениям Донара, Михаил прекрасное ценил, но молнии из глаз в исполнении неопрятного и пышущего перегаром бога в список прекрасного, по мнению Архистратига, не входили. Он даже не хотел знать, кто наговорил асгардцу ереси о том, что это каким-то странным образом может быть прекрасно. Развивать эту тему тоже не очень хотелось - крылатый знал, чем это чревато и желание возразить было задавлено на корню. И без того он уже зол на гостя сверх меры, причем злость эта настолько же далека от гнева праведного, насколько Утренняя Звезда от эдемских врат.
Сентенцию о крепкой мужской дружбе переварить было не в пример сложнее. Еще пару тысяч лет назад Одинсон нарвался бы на бой гораздо раньше, чем того планировал Михаил. Но повторение дурных шуток из раза в раз закаляет характер.
- Тебе виднее, - огрызнулся ангел. Подавленная ярость звенела в голосе, делая слова еще более оскорбительными, чем выражала их суть, - я-то гадал, что ты делаешь возле наших казарм, а ты дружбу искал. - Неимоверным усилием воли архангел взял себя в руки. Если так дальше пойдет, первым не сдержится он, а этого допустить нельзя было совсем никак. Сейчас, как никогда, Михаил жалел о своих принципах и, грешным делом, позавидовал старшему брату с его даром убеждения. Искуснее, чем Люцифер с голосом не управлялся никто. Младшему сыну божьему достался гораздо менее убедительный, все же цели создания обоих существ разнились. Но кто сказал, что Михаил не может попробовать? Голос сделался доверительным и сочувствующим. - Что ж ты сразу не сказал? Мои парни совсем не против дружбы с могучим Тором.

Это была истинная правда, подчиненные Архистратига давно жаждали свести знакомство с Донаром - и дело было далеко не в пресловутой мужской дружбе. Слишком многих в гордыне своей успел оскорбить или обидеть Одинсон. Поэтому, когда асгардец отмахнулся от слов крылатого, а потом позаимствовал у ангелов алкоголь, Михаил только сделал страшные глаза повскакивавшим со своих мест воинам и отрицательно помотал головой. Не привыкли в Серебряном Граде к такому поведению - и не привыкнут еще долго. Воины нехотя опустились обратно на скамьи. Если Архистратиг не велит, значит, все гораздо серьезнее, чем думалось крылатым. Дипломатического скандала им только не хватало. Еще одного. Кое-кто сочувственно поглядывал на военачальника, а кое-кто от души веселился. Быть нянькой у Тараниса было обременительно, но это, в конце концов, сулило неплохую потасовку. Возможно, в ближайшее время и, возможно, это даже получится увидеть. Наиболее ушлые даже принимали ставки, как долго продержится их босс на этот раз.
- Веста с девочками остановилась в конце квартала. - Язвительности пернатого сейчас позавидовал бы упомянутый старший брат. Архистратиг поднялся, с сожалением глядя на упившегося бога. Такое воинское искусство пропадает почем зря. Набеги и прочие асгардские развлечения первый меч господень не очень понимал. Ну первые два-три раза это весело, будоражит кровь, возможно, с радостью от добычи удовольствие можно растянуть чуть дольше. Но не миллиарды же лет?! - Правда, боюсь, они твое появление воспримут за оскорбление, а тогда у тебя возникнут проблемы уже со всеми остальными девицами. Вот если бы ты воспользовался священным фонтаном не только для того, чтобы отмыть свою обувь и одежду, возможно у тебя что-нибудь и вышло бы. - Деланное сожаление сквозило в голосе Михаила, а прекрасное лицо оставалось спокойным, хотя, видит Отец, скольких усилий ему стоило не сорваться и не дать в морду этому наглецу. - Но, быть может, ты захочешь отмыться сейчас?

+1

6

- В конце квартала, молвишь ты? Спасибо тебе, Микаэль, обязательно наведаюсь. - шутливо изобразив реверанс (но без поклона, ибо не кланялся Одинсон никому), Донар направился было к выходу, как вдруг остановился уже за дверным проёмом. Да, видать, ангелов слегка обидело подобное поведение. Ну что ж ты с ними, жеманничками, делать будешь, а?
   Медленно обернувшись, Таранис очень уж недвусмысленно улыбнулся. Вот если бы жители Серебряного града не отреагировали на последние слова, ну и ладно. он ушёл бы. Но коль сам Архистратиг поддался на такое вот поведение... Главное Асовское трололо (после Лофта и Вотана, конечно) учуяло наживу, и отпускать ее не собиралось.
   Здесь надо также указать, что у Асов подобное поведение - оскорбление на грани - было одним из народных искусств. Друг дружку они постоянно подтрунивали подобным образом, но! - не переходя крайне тонкую, незримую остальным грань. Ибо иначе всё отледается вовсе не смехом и шутками, а кровопролитным хольмгангом. Другое дело, что осталньые пантеоны да цивилизации не знали о подобном, а если знали, то не могли понять правила этой глупой, на их взгляд, игры. Чем норманны и бесовестно пользовались. Нет, со временем Асы научились быть повежливей и посдержанней... но сейчас все пантеоны были молоды. И неописуемо нарванные.
- Али задел тебя я, Михаил? Али оскорбил? Боль нанёс душе твоей тонкой да ранимой? Уж прости меня ты за сие... но думалось мне, что ты воин, да великий. А сколь слабым воин должен быть, коль больно да обидно ему от слов лишь, Ми-ка-эль? - определённо выделив имя Архистратига, Тор сослался на его перевод, тем самым туманно намекнув, что-де в Раю поголовно все такие... ну, с ранимою душой. - Давай тогда я вису сложу тебе какую, дабы смягчить раненье сие, словом нанесённое.
   И прокашлявшись, Одинсон сходу немедля запел. Красивым, сильным, низким голосом, которому никогда не понадобился бы микрофон, так как слышали его песенку, наверное, даже за полмили. Но не было слышно в его голосе ни малейшего следа алкогольного опьъянения. Каждый Асгардец в любом, даже нестоятельном состоянии мог красиво спеть или вису сложить. А Громовержец, как первенец Игга, так и вовсе был обязан это вот оттачивать до идеала. Чем, собствено, сейчас и занимался.
- Ой шли, прошли, ой да Ангела три
   Что вели Душу, Душу грешную;
  "Ой и что же ты, Душа, мимо рая прошла?
   Ой, да чем же ты, Душа, провинилась, а?
   Али скупостью, али глупостью?
   Может, душу сгубил? Аль венец порушил?"
   Ой, среди раю да стоит Древо,
   Ой стоит Древо, плод от Ясеня;
   Как на том, на Древе птички райские,
   Да и гласы у них - Серафимские
   Гласы есть-то у них - Серафимские,
   Ну а песни поют - Херувимские
  "Ой, у нашем-да раю жить весело!
   Жить весело... только некому..."

   В общем, в песенке Донар многое обоср.... ославил. И тот факт, что ангелы-де судят души смертных скопом на одного и за пределами Серебряного Града - предосудительство и мошенничество в посмертии. И то, что за пустяковые (ну. в понимании Асгарда, так точно пустяковые) вещи души людей попадают в Ад благодаря такому "честному" судейству. И то. чт оих Эдэмово древо - наследник Иггдрасиля - о чём, собственно, велись вполнё серьёзные беседы, но доказательства, требуемые от Асов неугомонными иссследователями правды, Одином не давались и вообще - Всеотец посылал таковых подальше. Что своих, что чужих. Почему он не хотел отдавать информацию, приэтом посмеиваясь в бороду? Да видимо, новой войны на почве унижения других пантеонов не хотел. Еще Донар благополучно в своей песне сравнил Ангелов с птицами, и упомянул, что петь они могут только всякую хренотень о любви и детские шутеечки, тренькая на арфах. Завуалированно, конечно. но он ни разу не сомневался, что Микаэль поймёт смысл. И конечно же, было указано на то, что с крайне дурацкими критериями отбора верующих в Раю фактически никаких смертных нету, и тем самым Ангелфы нещадно пиарят и лоббируют ненавистную ими Преисподнюю, копая яму себе, родненьким. Закончив пение, Таранис сделал прощальный жест Михаилу и его солдатам, которые уже, кажется, готовы были щиты жрать от бессилия (таким жестом, впрочем, отнюдь не с воинами прощались) и добавил, что он бы с удовольствием выпил бы с Первым Мечом Иеговы, но-де опасается за гордость и достоинство Архангела, который наверняка опозорится даже в таком бесхитростном деле. А как бы ни был плох военачальник, нельзя его позорить перед его подданными. громко так заявил, нечего сказать. Так что пусть запомнят его щедрость, и продолжат пить свои соки-воды-коктейльчики альвские, ну а он пойдёт выпьет с кем-то из демонов - благо, они и впрямь достойные воины.
    Развернувшись, Громовержец направился прочь из таверны, ехидно улыбнувшись. Если это не переполнит чашу терпения крылатеньких - то право слово, ему придётся чрезвычайно сильно попотеть.

Отредактировано Thor Odinson (20.02.2017 15:11)

+1

7

- Всегда пожалуйста, - сладко улыбнулся архангел, уже в красках представляя встречу хамоватого, но не злого Тора и высокомерных непорочных (по слухам, которые они сами усиленно распространяли) жриц Весты, привыкших к почтительному отношению и, говоря по чести, весьма далеких от понятия "доброта". Мечта была настолько заманчивой, что Михаил едва не упустил новую шпильку в свой адрес и замешкался с ответом. Наказанием за оплошность стала виса, ославляющая нечестность жителей Серебряного Града. Голос у Одинсона столь же хорош, сколь и громок, в результате чего собрал много народу вокруг себя. Одни возмущались фривольностью текста, другие восхищались силой голоса и неистощимой фантазией сына Вотана. На несчастье аса, Архистратиг принадлежал к последним. В конце концов, сам дурак, прошляпил возможность намекнуть на то, что немытый варвар будет женщинам не по нраву. Отдав распоряжение о том, чтобы балаган разогнали, а некоторых особенно ретивых спорщиков разняли, первый среди равных кротко улыбнулся на открытые оскорбления. Его подчиненные не привыкли обсуждать приказы начальства, но в этот раз засомневались, в уме ли их шеф. Что ж, особенно сомневающихся шеф запомнил и пообещал себе не давать спуска на тренировках и максимально замедлить продвижение по службе - глупые в руководстве не нужны.

Тактика выжидать, пока Донару не надоест не срабатывала никогда - он слишком любил нарваться на хорошую драку, и Михаила искренне интересовало, что мешает забияке начать драку первым. Вероятно, Одинсона останавливал факт того, что он в гостях и своим поведением может спровоцировать очередной скандал, вернее может оказаться виновным в нем. Страшнее всего, что воин господень и сам получал искреннее удовольствие от игры, в которой априори не было победивших. Озадачив подчиненных так, чтобы выдохнуть было некогда, Архистратиг направился прямиком к весталкам. В отличие от Тора, Князь Архангелов был принят и обласкан жрицами домашнего очага неоднократно. Крылья дают преимущество в скорости, позволяя избегнуть заполненной народом улицы, поэтому сын божий оказался в храме Весты серьезно раньше своего заклятого приятеля по битвам. Конечно, он серьезно рисковал, оставляя Громовержца без пригляда, но после разноса, который крылатый устроил своим подчиненным, вселял в него уверенность, что ангелы будут шарахаться от Тора как от чумного. Стычки с представителями другого пантеона мало интересовали Михаила, пусть об этом болит голова у служб безопасности пантеонов, которым не повезло встретиться с Донаром. А срамные надписи на стенах или где-нибудь еще оставляет не только Таранис.

Одинсон изволил опаздывать, Михаил уже забеспокоился, что асгардец передумал заявляться к дамам и застрял где-нибудь посреди сотен развлечений, любезно предоставленных устроителями встречи на высшем уровне. Но Тор заявился. Его встретила картина всеобщего умиротворения, профессиональные жрицы… домашнего очага развлекали высокопоставленного гостя на высшем уровне. Одна из них разминала могучие плечи архангела, вторая услаждала слух, старательно (на взгляд Князя - слишком старательно) выводя мелодию на арфе. Третья наполняла кубок божественным вином, четвертая что-то шептала архангелу в ухо с томным выражением лица. Струи еще одного священного фонтана умиротворяюще журчали, легкий ветерок колыхал драпировки на стенах и пламя в жаровнях, столы ломились от яств, а сама владычица домашнего очага и жертвенного пламени развлекала гостя неторопливой беседой. Донар смотрелся посреди всего этого… цветника чужеродно и очень неопрятно. Михаил вежливо извинившись перед собеседницей, с ленцой произнес:
- Ты все дошел сюда. Жаль, что не внял моему совету, но фонтан есть и здесь, а у тебя есть все шансы исправить положение. Дамы с радостью тебе помогут. - В этот момент Люцифер мог бы по праву гордиться братом - такого великолепного сарказма у святоши-Михаила не было слышно уже давно. Как бы крылатый не относился к Весте и ее девочкам, он отдавал им должное, благодаря их действиям он был почти спокоен и имел возможность взглянуть на ситуацию трезво. Архистрати рассудил, что если драки не миновать, пусть это будет личный мотив, нежели политический. А свидетельницы в виде заезжей богини и ее девочек, пусть и имеющих сомнительную репутацию, быстро заткнуть рты недоброжелателей. Опять же, будет возможность отказать Весте в приезде в следующий раз, мотивировав, что ее жилище пока не восстановлено. Поэтому он сознательно провоцировал Тора на агрессию.

+1

8

Да, Одинсон конкретно опоздал в гонке к весталкам за нехитрыми радостями жизни. Конечно, он мог устроить соревнование, и по пути снести полётом несоклько важнейших скульптур, зданий, осадных орудий... но зачем? Ведь у него был совершенно другой план. Посему когда Михаил устремился к баб.... последовательницам Весты, Донар лишь хмыкнул, и вразвалочку направился к своим драккарам. Не спеши - и поспеешь всегда в нужный момент. Суть этой фразы Сын Одина поймёт через несколько эпох, но сейчас он чисто случайно попал с оной в самую точку.
   Посему когда Таранис явился-таки по месту назначения, эффект был чуть ил не лушчим из доступных. Вот есть Архистратиг. Первый Меч Господень и лучший воин среди ангелов (да, Люцик тоже был ничего так, но лично Асы считали Михаила лучшим воином, нежели ег остарший брат, что было обоснованным), и вот он - северянин, варвар, дикарь во всей  своей необузданной мощи, и своего рода оличцетворение первоначального мужского начала - свободного от оков изнеженной цивилизации, защитник слабых, пусть и не обученный манерам, но тот, на кого всегда может положиться женщина. Понятно, что все взгляды тотчас же прикипели к Веору - где осуждающие. а где заинтересованные. Чем тот не преминул воспользоваться.
- Отлично, Микаэль! - расплылся в улыбке Громовержец - Коль совет ты дал - грешно было бы оным не воспользоваться. Но прежде всего - наждобно почтить сторону, гостя принимающую, тем более, красотой невиданной одарённую природой. Что, как вижу я, сделать ты забыл. Али пренебрёг... что Раю не впервой.
   И выйдя наружу, спустя минуту Донар верулся с огромным - нет, и впрямь огромным, и по виду, довольно-таки тяжёлым - сундуком размером с большой такой, монументальный саркофаг. Положив оный перед женщинами, и в первую очередь - пред самой богиней, Таранис на диво учтиво поклонился, открыв крышку:
- Это вам и девам вашим. Как дар признанья от народа Асов, Доброго Огня Повелительница красная.
   А внутри сундука чего только не было. Платья изысканной работы, сделанные из чистейшего серебра, золота, неведомо как обработанные драгоценными канями, которые никак не сказывались на легчайшем весе изделий, диадемы, тиары, диковинные яства из самых дальних уголков вселенной, напитки, которые даже в величайших пантеонах стоят хрен-знает-сколько, изысканной работы кинжалы с вычурной гравировкой. и прочая, и прочая, и прочая. Конечно, стоило он овсе баснословные деньги. Другое дело. что лично Асы за подобное платили не золотом, а железом. посемуи казна не страдала, и добра подобног ов их пантеоне всегда было в избытке. о чём, конечно же, Тор не распространялся и не упоминал - момент ведь испортит таким образом. Ну а если Архистратиг решит сказать, что это всё - награбленное добро, тогда это будет прямое оскорбление. И отличный повод для сами-знаете-чего.
   А следом Таранис сделал вид, что внял "дружескому" совету Микаэля насчёт помыться и облагородиться. И конечно же, начал раздеваться. Поначалу был снят плащ, после - доспехи, затем - наручи, и вот Ас предстал во всей своей красе перед женщинами с их богиней. Двести тридцать сантиметров роста, три с половиной центнера свинцовых мышц и костей, почти зажившие шрамы от недавних сражений... Не было еще в природе такой девы, которая бы не повелась на подобное. Нет, справедливости ради стоит сказать, что сам Архангел не особо устапал первенцу Игга, но... Он был еще и магом, и полководцем, и политиком, и вообще, вполне успешно совмещал множество профессий да деятельностей. А Тор... Самой его сутью была война, и кузнечное ремесло. Что идеально отобразилось на его теле, которое не давало никаких сомнений о роде деятельности мужчины. Вингнир был повыше, крупнее, и выглядел, словно монумент какому-то древнему, легендарному воителю. Только вот этот монумент был живым, разговаривающим, и эй - его можно было пощупать, не получив нагоняй за осквернение святыни. Конечно же, местные девушки исключением не стали, да непременно принялись изучать сие. И как будто подобного было мало, Одинсон еще нарочито состроил не особо умного да изысканного в манерах парня, но достаточно скромного и простоватого, который не против был бы обучиться прекрасному, манерам, и приобщиться к их образу жизни да отдыха. Минуты три от силы - и вот его уже моют пять весталок, смывая с его твёрдых. словно уру, мышц копоть, подпалины и вражескую кровь. Ах да, еще и молот - куда ж без него. Ясно дело, что Мьёлльнир был предметом вожделения многих, очень многих существ во вселенной. Оружие, в котором заключена сама суть Первозданной Бури, существовавшей еще до всех богов - и это оружие выбрало именно первенца Одина. Зависть была налицо, равно. как и желание его поднять. Парочка дев попытались шутки ради, но безуспешно. А после они, ясно дело, начали расспрашивать о его молоте. И сам Таранис лишь стеснительно отнёкивался, робко усмехаясь да попивая мёд, покуда оружием не заинтересовалась сама Веста. И тут уже Донар, будто бы поддавшись желанию САМОЙ Весты (ну еще бы, роль-то надо держать. нет?) смущаясь, рассказал, что молот был выкован из первородного уру в ядре умирающей, то бишь, нейронной звезды. Если бы не заклятие - молот с его воистину неподьёмным весом проломил бы всё, что угодно. А так, заклятие позволяет игнорировать вес оружия и подстраивается под достойного, но он, Одинсон, воистину чувстует его подлинный вес. И поднимает. Безо всяких проблем. Тут уже даже сама римская богиня удивлённо изогнула бровки, да уважительно выдохнула. Нет, легенды о силе некоторых божеств ходили по пантеонам, но вот узреть одно из них воочию... Ясно дело, что потребовались доказательства силы Одинсона. Мол, подними что-то, или же разрушь, ну и в том духе. Казалось бы - вот он, прокол, но НЕТ! Донар лишь виновато покачал головой, и сказал, что во-первых, кичиться силой недостойно воина, но раз девы так его просят, то пожалуйста, он и м продемонстрирует как свою силу, так и выносливость (на последнем Ас как бы нечаянно сделал некий акцент, что тоже было воспринято богиней да ее подопечными на ура), только же не здесь. Мол, Серебряный Город слишком хрупок, и он боится злоупотребить гостеприимством хозяев, да и жалко ему их заставлять отстраивать их скудную архитектуру с такой же хрупкостью. Тут уже даже Веста засмеялась, и подошла поближе к Громовержцу, сев подле него и совсем недвусмысленно пригубив бокал вина, которое переливалось всеми красками алмазов. Где Тор такое награби... достал - неизвестно. Хотя, тут проще сказать, где норманны не занимались грабежами, чем перечислять места, в которых бравые сыны Севера успели побывать.
   В общем, сидел вот Асгардец, и думал - хрень вся эта их хвалёная непорочность. Во-первых, ауры почти всех из них были ну отнюдь не аурами девственниц. А во-вторых, даже те, кто были таковыми, сейчас имели стремительное желание избавиться от этой ненужной вещи. И вот, когда Веста уже намеревалась под руку потащить Одинсона куда-то в менее людное место с парочкой своихприближённых девиц, Вингнир обернулся, и отыскав взглядом Михаила, совсем невинно поинтересовался:
- О, Микаэль, ты еще здесь? Разве тебе не нужно сейчас быть где-то еще?
   Совсем такая нехитрая форма более нехитрого изречения "шёл бы ты подальше, дай взрослым отдохнуть". "Ну же, Архистратиг", так и читалось в глазах у Громовержца, "сделай этот день куда менее скучным, не будь трусливой бабой. Если что. я тебе выделю золота на отстройку Рая, не волнуйся, мы всегда брату меньшему готовы помочь."

Отредактировано Thor Odinson (28.02.2017 12:23)

+1

9

Растянувшись во весь свой немаленький рост на лежанке, Михаил созерцал картину "Тор и весталки".  Донар рассыпался в любезностях, старался выглядеть соблазнителем и героем перед уже давно не девицами. Выпендривался, проще говоря. Его усилия были оценены по достоинству, большая часть внимания перекочевала к нему. Кинув на Михаила лукавый взгляд из-под полуопущенных ресниц, сама Веста обратила свой милый взор на могучего сына Одина. Архангел постарался скрыть улыбку за чашей вина - если Одинсон заподозрит сговор, все пойдет прахом. Слишком рано выдавать свое торжество от бескровно выигранной битвы. До уровня интриг старшего брата Архистратиг пока не дотягивал, но этой мог гордиться по праву. Ближайшие полчаса (ну, по крайней мере, Михаил очень рассчитывал, что Одинсон скор только на драку), Тор будет занят. Уж Веста об этом позаботится.
- Не нужно, - безмятежно отозвался сын божий. Глоток вина добавил сладости моменту. Наверное, в будущем он сильно пожалеет, что пошел на поводу у собственной гордыни, но сейчас он искренне наслаждался ситуацией. - На сегодня мой день абсолютно свободен. Я был бы готов составить тебе компанию в менее… интимных развлечениях, но, похоже, что ты сам будешь занят в ближайшее время.
Первый среди равных поставил вино на пол. Не только Громовержец умел издеваться над противниками, Архистратиг тоже не чурался военных хитростей. Ему не нравилась затея с провокацией драки и ему претила сама возможность разрушить город в котором он живет. Конечно, Один заставит сына расплатиться за учиненные безобразия звонкой монетой, но зачем, если можно всего этого избежать? Он мило улыбнулся девушке, с которой привык проводить досуг и выразительно посмотрел на гостя. Выразительный взгляд говорил: "иди, куда шел, не мешай развлекаться и мне". Увы, взгляд Донара давал понять, что вожделел он отнюдь не дев, он жаждал драки. Однако, Михаил не мог упустить возможность довести своего заклятого приятеля до белого каления. Это было низко и это было недостойно Князя Архангелов. Первый меч господень не спеша поднялся, расправил белоснежные крылья, заставив весталок восхищенно ахнуть и потянулся, давая белоснежной тунике показать рельеф мышц. Тор теперь был отмыт, выглядел весьма презентабельно, если не считать некоторой потрепанности одежды, что не  удивительно, если учесть, что он только что вернулся с грабежа. Вдоволь посмаковав победу, о которой Одинсон и не подозревал, сын божий сжалился и снизошел до продолжения ответа.
- Даже досадно, - лениво протянул архангел. - Уверен, что хочешь провести время с девушками, а не полюбоваться на новое чудо Эдемского зодчества?
Здесь крылось целых два подвоха: архитектура Серебряного Града и правда была на вид излишне хрупкой и изящной, каждый дом выглядел произведением искусства, поэтому многие асгардцы считали ее излишне вычурной; новое чудо ангельских зодчих было создано для тренировок и, теоретически, могло выдержать не один удар молота, но Донару об этом знать было не откуда. Как ас может расценить подобное предложение, Михаил вполне представлял, а потому был готов к любому ответу, в частности, к очень оскорбительному. Навряд ли Тор перейдет грань дозволенного - его слишком увлекла игра в "спровоцируй оппонента". Но играть в эту игру можно и вдвоем.

Отредактировано Michael (15.09.2017 22:08)

+1

10

Покуда было время и возможность, Асгардец вдоволь тешился вниманием и ласками весталок да их предводительницы. Вина было вдоволь, девушки напивались, их богиня - тоже, Тор и не думал выходить из состояния опьянения, судя по всему, ближайшую неделю как минимум. Всё было прекрасно. За исключением одной маленькой проблемы - этот су...суперкрылан не поддавался на его провокации. Дело принимало надоедливый оборот. Нет, конечно, Донар мог в любой момент дать ему в морду и на этом началось бы настоящее веселье, но задор истинного сына Севера не давал сорваться вот так просто. И всё же.... даже несмотря на это, было еще что-то здесь. Что-то, что конкретно ускользало от внимания Громовержца, успевая пощекотать его рассудок и уплыть не пойманным. Но что? К сожалению, мысли Одинсона успешно путались в алкоголе и девичьих действиях, направленных по отношению к нему непосредственно. И как-то... Как-то...
   Вдруг повернувшись к Весте, Донар, абсолютно не прерывая предыдущую тему разговора, но лишь вплетая в нее новую, малозаметную нить, спросил, успел ли он ей рассказать об окончании битвы Гондулль за обладание правом выбирать самой свою судьбу. И Веста ответила. Ответила - да, она слышала, и крайне рада за Валькирию, что завоевала своё право в лучших северных традициях.
   Вот оно что. Лишь на миг замерев, Сын Одина вновь продолжил веселиться, пить да эдак ненавязчиво лапать весталок, понемногу пьяным своим мозгом понимая, что здесь происходит. А всё было так правдоподобно... но его, оказывается, развели как сынка. Ибо он говорил о многом, но вот о Гондулль - ни слова. Тем более, Веста проявила явную необразованность, ибо Гондулль давно не имела свободы выбора, будучи Валькирией, и тем более - одной из Дизир. Короче говоря, всё это было хорошим таким спектаклем. Вот теперь это дело было личным. Мысленно пообещав запихать эти крылья Архистратигу туда, куда он мысленно затолкал ему уже и арфу, и фламберг, и когда-нибудь сделать основательный такой набег с киднеппингом и прочими норманнскими шалостями на родину весталок, Донар с искренней неохотой поднялся, хрустнув шеей, да посмотрел на Микаэля, который вновь попытался перетянуть одеяло беседы на себя. Презрительно хмыкнув, бог взглядом прямо сообщил ему: лучше бы он начал драку. Так было бы проще. Но теперь - сам виноват.
- К сожаленью величайшему, девы распрекрасные, вынужден буду вас покинуть я. - Поднявшись со своего места, Таранис попрощался с каждой их дев, и наконец подойдя к самой богине, все еще любовно улыбающейся, Ас наклонился к ее ушку да шёпотом добавил: - Все бы ничего, но - цокнул он языком, картинно состроив грустную рожицу - кой-где ты прокололась. - Затем, повысив голос до обычной своей громкости, Донар уже во всеуслышанье добавил - ну веди, о Микаэль. Показывай, что там ваши каменщики за хибару-то соорудили, и теперь выдают за искусства же предмет.
   Звонко и смачно шлёпнув Весту пониже спину напоследок, Таранис озорно улыбнулся ее почитательницам, которые все как одна отреагировали на сей не вписывающийся в общую картину жест, забросил Мьёлльнир на плечо, и пошёл вслед за Архангелом. Не оборачиваясь, он широким жестом молча добавил .что дары могут оставить себе. Ну и уже у входа прощальный воздушный поцелуй послал вслед богине, напоследок взглядом дав ей понять, пусть ждёт его в гости. Взглядом, который мог изобразить лишь северянин и Ас. И холодок, пробежавший по спине женщины вместе с непонятными внутренними противоборствами идеалов и желаний, явственно говорил - она в курсе, что вскоре у нее на горизонте появятся драконьи носы да северные паруса. Отнюдь не с торговой целью.
   Отбиться от Асов могли себе позволить лишь два-три пантеона во вселенной. Судиться не мог позволить себе никто - потому что либо не доживали до сего процесса, либо проигрывали оный, ибо Асы умели не только воевать, но и пудрить мозги судейству. В конце концов, на что им Один, Локи и Бальдур, позвольте спросить? Ну а если эта троица не помогала, всегда можно было позвать Громовержца, сумрачной горой намекающего Мьёлльниром, что они здесь хорошие, правые, и вообще - жертвы. Все как-то верили. А кто не верил... ну, затяжную войну себе могли позволить только монотеисты. А в короткой войне неизменно побеждал Асгард. В общем, ничего толкового и действенного предоставить этим варварам практически никто не мог.
   Вот и оставалось Весте ждать гостей у ее порога, которые прибудут грабить, насиловать, жечь и пить пиво. Да только пиво у них почему-то всегда заканчивалось по дороге.

***

   На улице было людно. Божества, демоны, ангелы, духи да прочая магическо-сверхъестественная похабень сновала туда-сюда, но почему-то каждый считал своим долгом задержаться взглядами на этой паре детин - один крылатый аристократ, второй варвар-молотобоец. Ас каждому взглядом пообещал весёлые годы в лазарете, если продолжат пялиться, посему любопытство вскоре иссякло. Наконец устав от этого, бог повернулся к Михаилу да с ленцой улыбнувшись, спросил:
- Ну так что? Ведёшь лачугу ты оную показывать, али и дальше кичиться будешь примитивизмом тактики военной да необразованностью внешнеполитической, Первый Среди Равных?
   Подобрав это имя, Одинсон эдак невзначай сообщил, что подобные действия он щедро и от души приписывает не только Микаэлю, но еще и всему серебряному Граду. Более того - подобная речь находилась на острие лезвия. Это уже было оскорбление. Прямое. Хотя недостаточное, чтобы на суде сочли его достаточным поводом для начала драки.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [Dawn of times] Crosses, nails and hammers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC