Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [24.04.2016] And I say burn


[24.04.2016] And I say burn

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твоё добро,
если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с неё исчезли тени?

© М. Булгаков

http://s7.uploads.ru/xEz6N.jpg
Время: около шести часов вечера.
Место: Земля, Америка, штат Мэн; какой-то провинциальный городок; возможны хаотические перемещения по мирозданию в последствии.
Участники: Michael, Satana.
Описание: всем известно, что добро и зло уравновешивают друг друга, принимая для этого разные формы на протяжении бесконечного хода времени, однако есть вещи, которые принято приписывать тёмным силам. Таковыми, несомненно, являются массовые разрушения, переходящие в не менее массовую панику, смертоубийства и гражданские столкновения невнятных целей, доводящие окружающую действительность до состояния пепелища.
И каково же было удивление королевы ада, когда вспыхнувший ни с того, ни с сего городок вдруг оказался в огне, что изо всех сил благоухал светом? Конечно, свет и добро не так, чтобы всегда являются одним и тем же, но всё же обычно "гори дотла" - привилегия преисподней.
Или всё же нет?

0

2

Город пылал. Сколько раз Михаил оказывался в подобных местах? Но за свою чудовищно долгую жизнь так и не смог привыкнуть. Люди здесь словно сошли с ума и разделились на два лагеря. Одни в ярости стремились уничтожить других. По какому принципу происходило разделение, архангел не знал - ему достало и того, что на улицах происходит бойня. Вернее, происходила - до того момента как на город опустилась запирающая печать. Распространение заразы необходимо было остановить, пока она не накрыла собой весь штат. Редкие оставшиеся в живых вменяемые либо стремились убраться от двухметрового гиганта, видимо, принимая его за одного из сотен героев или кого похуже. Лишь один парень, лет восьми, кинулся ему под ноги с криком: "Господи, спаси!" Но был утащен матерью под защиту еще не разрушенного дома.
При виде полуразрушенной церкви архистратиг горестно изогнул губы. Толпа не пощадила даже пожилого викария, чье распростертое тело лежало на крыльце базилики. Видимо, он пытался не впустить кого-то, потому что вывернутые под неестественным углом руки были перебиты в районе запястий. Или святой отец защищал себя или, что вероятнее - вверенную ему церковь. Ветер, которому было все равно, что происходит, трепал сутану, делая сцену еще более трагичной. Не выдержав, Михаил приблизился к телу, присел рядом с ним и слова отходной молитвы вознеслись к затянутому дымом небу.

Это место привлекло сына божьего своей необычностью: слишком много света и божественных сил было разлито в городе, охваченом постоянными сварами. К несчастью, воин небесный успел сюда слишком поздно. Большая часть зараженных либо перебила друг друга, либо затаилась, как та мать, выдернувшая сына у Михаила из-под ног. Разрозненные группы выживших следили за странным гостем города издалека, не решаясь приблизиться. Теперь же, когда пришлый проявил очевидную слабость, люди решились. Выстрелы прозвучали в тишине церковного двора особенно громко, но должного результата не возымели. Гость города поднялся во весь свой немаленький рост и направился в сторону стреляющих. Он надвигался на них быстро и неотвратимо, игнорируя выстрелы и ругань. До этого момента архангел избегал общения с людьми, не теряя надежды, что сможет понять, что происходит, не впутывая выживших, коих и без его вмешательства было не так много. Но эти люди сами решили свою судьбу.

Их было трое, тех, кто оказался храбрее остальных и не сбежал при виде высокого мужчины в белом костюме и черной рубашке, не замечающего пуль. В весенних сумерках это выглядело жутковато. Странный жест чужака и люди обнаружили, что не могут шевельнуться. Один из них помянул черта, чем привлек внимание жуткого гостя.
- Не угадал, - голос гиганта, высокий и чистый, звучал иронично, - но раз уж ты такой разговорчивый, расскажи мне сказку. Что здесь происходит?
Рассказ перепуганного вусмерть человека, заставлял архангела хмуриться. Началось все пару дней назад, когда в город привезли древнюю святыню. Человек затруднился сказать, что это за святыня, кто ее привез и святыня чего она вообще. После этого начались убийства, сперва полиция считала, что это простая серия и готовилась ловить преступника по горячим следам, но масштаб бедствия оказался гораздо обширнее, чем полагали власти. При смерти на теле оставались непонятные светящиеся символы, больше похожие на письмена, чем на какой-то узор. За два дня жертв набралось едва ли не половина города, включая полицию. Только к началу сегодняшнего дня некоторые смекнули, что убивает не организованная группировка, а тот, кто так или иначе посещал церковь. После предсказуемой, но непродолжительной паники, выжившие убили священника, сочтя его одним из убийц, организовали присмотр за церковью и патрули по улицам. Незнакомец был возле священника, на территории церкви, поэтому был отдан приказ стрелять на поражение. Кивнув своим мыслям, гость ушел обратно в сторону церкви, здраво рассудив, что если все началось оттуда, то и расследование начинать стоит оттуда. Только когда его высокая и ослепительно-белая фигура скрылась в здании, люди смогли двигаться.

Церковь выглядела плачевно, прекрасные витражи были разбиты,  лавки сдвинуты в стороны, ковровая дорожка была выжжена в нескольких местах, алтарь - осквернен. Однако, даже среди этого хаоса в помещении ощущалась сильная магия - слишком сильная, чтобы быть человеческой. Архангел простер руку в сторону аналоя и от его руки потянулась нить ослепительно-белого света, обрисовывая очертания священника, читающего свою проповедь. От священника нить потянулась к алтарю, на котором возвышалось что-то, смутно напоминающее по очертаниям, человеческую фигуру. Михаил нахмурился.
- Что ты такое? - Пробормотал он себе под нос.

Именно этот момент выбрал большой черный кот с желтыми глазами, чтобы сверзиться на мужчину со стропил. Если бы речь шла об обычном коте, архангел в самом плохом случае отделался бы парой царапин, пока спасал несчастное животное от перелома конечностей. Но обычным этот кот совсем не был. Михаил распростерся на полу, придавленный лохматой и очень сердитой тушей. Реконструирующие происходившее нити исчезли, а архангел тяжело вздохнул, печально глядя в желтые глазищи. Попытки подняться он не делал, сочтя действие бесполезным - эта туша отстанет от него только когда появится хозяйка. Оставалось дождаться племянницы.

+1

3

В отличие от того, кто вошёл в пылающий город получасом раннее, Сатана желания у окружающих попытаться с ней контактировать каким-либо образом не вызвала вовсе. Первую же группу защитников непонятно чего непонятно зачем она едва не положила на месте, брезгливо щёлкнув пальцами и позволив крупным обломкам самим выбирать, на кого упасть, после чего людей как ветром сдуло, и по проспектам и улочкам королева ада прошла, как по тронному залу, под почтительно-опасливое молчание. Даже те, кто разумно прятался в уцелевших домах, предпочитали затаиться и прикинуться мёртвыми до тех пор, пока опасность, облечённая в идеальную фигурку прекраснейшей из женщин земных, не минует. Тени, струившиеся за своей госпожой, недобро шептали на тысячу голосов, и этот их ропот разлетался далеко по пожарищу, превращаясь в пепел на угольях.

Что она здесь искала, Хеллстром точно сформулировать не могла, но след, явственный, пылающий след здесь был столь силён, что княжна просто не смогла пройти мимо, оставив всё на самотёк. Едва ли не в первый раз в жизни она понимала, что поменялась местами с теми, кто вечно обвинял ад в излишней жестокости и несдержанности - огонь, прошедшийся по городу, был светел и чист, только вот жёг он не хуже, чем тот, что был родом из глубин всякой тьмы. Возможно, даже лучше, ибо пламя - изначально светлая стихия, родственная солнцу, что так любимо ангелами.
Проходя мимо дотлевавшего дома, ведьма задержалась на несколько минут, заложив руки за спину и долго, внимательно разглядывая здание, от которого вверх уходил лёгкий сизый дымок; потом, осторожно подойдя поближе, подобрала кусок обугленной двери, повертела в руках, попробовала на вкус, тут же поморщилась и выбросила. Уголь отдавал горечью и светом. Ей, дочери архангела, пусть и павшего, связавшей в себе небесное и земное, свет сей опасным не был, но было в нём что-то мерзкое. Не такое, привычное и местами даже родное, как в щупальцах перманентно сходящего с ума Хтона, нет; что-то мерзкое в своей слишком явной светлости.
Тут что-то было очень не так.
В сознание, легко проскользнув сквозь эти безрадостные мысли, пробился мягкий кошачий глас, переходящий в приятное уху урчание; кажется, у Выходца, бодрым шариком укатившегося рассматривать последствия чьего-то присутствия отдельно от хозяйки, улов был сильно побогаче. Набросив на волосы широкий отрез шарфа, леди Воланд прибавила шагу, переходя на лёгкий, стремительный полу-бег; теперь её путь лежал в церковь, разрушенную едва ли не более всех других зданий в городе.
Заступить ей дорогу никто не посмел. Видимо, несмотря на серьёзные проблемы с психикой в последствии чьего-то вмешательства, инстинкт самосохранения у местных ещё работал, причём достаточно хорошо, чтобы осознавать возможные проблемы от столкновения с этим существом, совершенно не собиравшимся скрывать свою природу.

Чёрный кот, огромный настолько, что никакому мейн-куну и прочим гигантам смертного происхождения было и близко с ним не сравниться, весьма брезгливо потрогал передней лапой архангела по лицу, потом смачно шмякнул по носу, слегка выпустив когти. На попытку своей жертвы дёрнуться он злобно ощерился, поставив шерсть на загривке дыбом, из-за чего увеличился в своих и без того нескромных размерах ещё вдвое. Несмотря на то, что вообще зверь этот отличался характером достаточно мягким - когда лежал на ручках у хозяйки, - доставать окружающих он умел просто мастерски. Архангелу ещё повезло, что племянница уговорила своего питомца не портить воину Божьему физиономию, а то ходить бы Михаилу разукрашенным, аки индейский вождь - следы от этого животного могли не сходить долго. Очень долго.
Бесшумно подошедшая к родственной тушке Утренняя Звезда даже залюбовалась столь сюрреалистичным зрелищем.
- Скажи-ка, дядя, ведь недаром, - произнесла Сатана, присев у распростёртого на полу князя на корточки и с вежливым интересом естествоиспытателя глядя на него снизу вверх, - Москва, спалённая пожаром, была французу отдана?
Выходец, сердито щурившийся огромными золотыми глазами, чихнул. Протянув руку вперёд, леди Воланд почесала котика по загривку, запуская тонкие пальцы в густую и мягкую шерсть; фамильяр довольно запрокинул голову назад, но вставать явно не собирался. Сидеть на груди у архангела ему нравилось - это тешило его демоническое самолюбие. Мало кто мог похвастать тем, что под ним в формате послушного брёвнышка полежал сам воин небесный Михаил, меч господень, первый средь равных и далее по списку. Гордыня вообще является самым распространённым грехом среди мета-сущностей, потому что больше развлекаться им особо нечем.
Некоторое время наслаждавшись собственным успехом, дьяволица вздохнула и, взяв своего кота под передние лапы, переложила его себе на плечи, где тот прикинулся меховым воротничком из дохлой чёрно-бурной лисы, свесившим вниз роскошный хвост. Взгляд его, которым зверь буравил мужчину, был всё ещё крайне презрительным и настолько же негодующим.
Разлеглись тут, мол, всякие.

- Так вот, дядь, расскажи-ка мне, какого хрена ваши как бы добрые и светлые силы устроили в этом прекрасном городишке? Мне он, конечно, тоже не нравится, но с каких это пор вы перешли на сжигание всего того, что вас не вдохновляет? Решили вспомнить светлые времена Средневековья и крестовые походы? - Язвительно поинтересовалась Хеллстром. - Гори во славу Господа нашего, и да очистит тебе огонь грехи твои?

+1

4

Белый костюм был перепачкан в пыли и грязи, но дергаться, пытаясь избавиться от лохматой зверюги, смысла не было. Во-первых, это было чревато противостоянием, результат которого окончательно добьет этот городишко. Подобного Михаил позволить себе не мог - велик шанс, что есть еще не зараженные неведомой заразой люди. Возможно даже есть шансы избавить выживших от тлетворного влияния - чего? Во-вторых, если Выходец здесь, значит, племянница тоже где-то рядом и тоже пытается осознать, что происходит. Архистратиг не горел особенным желанием встречаться с Хелстром, но был честен перед собой: сейчас помощь будет не лишней.
Кот был слишком активен и очень не любил князя. Лапа, коснувшаяся носа, была после прогулки по горящему городу далеко не самой чистой: от нее воняло гарью, кровью и еще какой-то дрянью. Когти, даже едва выпущенные, впечатляти своими размерами, но запах затмил эти впечатления, заставив забыть об не иллюзорной опасности быть изукрашенным, словно контурная карта. Брезгливо скривившись, архангел сделал попытку отвернуться, фамилиар негодующе зашипел, поэтому Михаил выдохнул, расслабился и постарался насладится иронией ситуации. Выходило не очень: злость, такая соблазнительная и такая греховная в своей притягательности, захлестнула его с головой. К приходу племянницы крылатый был сильно на взводе, а цитата из русского поэта окончательно убила желание следовать заветам Иеговы и сохранять кротость. Говорить удавалось с трудом - а вы пробовали, когда на вас присел мохнатый слон и постоянно тычет лапой в лицо?

- Прости дорогая, поцелуй старшего родича откладывается, я немного занят. - Если бы сарказмом можно было убить, от Выходца остался бы один пепел, окончательно испортивший костюм архангела. - Был бы рад разделить твои подозрения, но по пунктам. - Язвительность в обращении к Сатане была менее испепеляющей, однако, это не делало его более спокойным или сговорчивым. - Первый: городишко, конечно, заштатный, но этого не достаточно, чтобы оскорбить мое чувство прекрасного. Второй: я - не писатель-алкоголик из Портленда, чтобы сеять вокруг себя хаос и разрушения. И, наконец, третий: твой кот оторвал меня от поиска ответа на твои же вопросы.
Племянница. Один вид ее повергал Архистратига в смятение и только выдержка, выпестовываемая миллиарды лет, спасала его от соблазнов, которые сулило само существо Темной Венеры. Впрочем, далеко не всегда - и это расстраивало (или раздражало?) его еще больше. Поднимаясь с пола, Михаил внимательно оглядывал стоящую перед ним женщину. С их прошлого и довольно кровавого свидания прошло довольно немного (по меркам бесконечных существ) времени, но она почти не изменилась. Или изменилась? Смерть не оставляет без последствий никого. Даже бессмертных. Легко склонив голову перед рыжеволосой мужчина отряхнулся и не без удовольствия расправил плечи. Следующие слова уже были лишены ядовитой окраски, меч господень информировал о происходящем потенциальную коллегу.

- Хотел бы я знать, что здесь произошло. - Он повторил свой жест в сторону аналоя, но в этот раз нить устремилась сразу в сторону алтаря, обрисовывая контуры гротескной фигуры, отдаленно напоминающей человеческую и мужчина нахмурился. - Всплеск силы привлек мое внимание, я прогулялся по городу и принял решение запереть его - во избежание распространения, - он чуть было не сказал по привычке "скверны", но вовремя спохватился, - эпидемии. Все началось отсюда, если верить сохранившим разум людям. Сперва были убийства, потом массовые убийства, потом бойня. И все, - слова опаляли праведным гневом, который испытывал Князь Архангелов. Он понимал, что, вероятнее всего, никто из его братьев, как и он сам, не имеет к происходящему никакого отношения. И все же, не мог справиться с ощущением причастности к бессмысленным убийствам, которые творились вокруг, - во славу Света. Смотри!
Ретроспективное заклятие показывало картины одна дивнее другой: лежащий на алтаре конструкт поднялся и стал делать странные пасы руками. От рук куда-то в сторону, где должны были быть скамьи, разлетелось серебристое сияние. Теперь двое знали, как произошло заражение. Но что толку от этой информации, если реликвии на алтаре не было?

Отредактировано Michael (27.02.2017 11:04)

+1

5

Выходец осклабился, демонстрируя белоснежные клыки длиной почти в палец. Складывалось вполне однозначное ощущение, что, не сними Сатана с дядюшки своего ненаглядного питомца, тот, забыв о своей скромной кошачьей натуре, откусил бы архистратигу нос, и никаких сомнений в том, что он сможет, не возникало. Скорее в том, что ему кто-то бы смог помешать. Когда противник владеет четырьмя когтистыми лапами, разрывающими всякую материю в клочья, акульей пастью и характером дьявольской гончей, помноженным на три, сражаться с ним в общем и целом довольно сложно, потому что ни под одну технику боя он не подходит. Фамильяр об этом, во-первых, отлично знал, во-вторых, отменно этим пользовался.
Ведьма задумчиво почесала котика под подбородком. Тот, зажмурив огромные топазовые глаза, нежно заурчал. Несмотря на некоторые сложности в отношениях с добрыми соседями, эта адская машинка умела быть крайне ласковой.
Всю злобствующую тираду воителя небесного леди Воланд благодушно пропустила мимо ушей. Пусть бушует, может даже покипеть и попробовать стукнуть её какой-нибудь молнией, лично княжне от этого ничего не будет, а крылатое сокровище может и отпустить. Осмотрев его со всех сторон и с большой любознательностью потрогав пальцем пятно на лацкане пиджака, суккуб состроила разочарованное личико и легонько подула в воздух: костюм Михаила немного померцал и пришёл в первоначальный вид, потеряв где-то во временной петле и пятна, и паутину, и даже сетку морщин от неудачной позы, в которой он изображал брёвнышко, лёжа на полу. Колдунья с искренним добродушием посоветовала в следующий раз носить чёрное.
Как бы то ни было, а этот цвет был попрактичнее. На нём оставалось меньше разводов, что в их нелёгкой жизни было немаловажным фактором. Чтобы сакральная сущность, спустившись в мир смертных, никуда не вляпалась - это было нечто не просто невероятное, а невероятное в сотой степени.

Запрокинув голову, дьяволица внимательно посмотрела в лицо мужчины. Огромные изумрудные глаза, оттенённые густыми ресницами, сияли, точно ночные болотные огни, и, присмотревшись, сын Господень легко рассмотрел бы в антрацитовой глубине зрачка самого себя.
Девушка мягко улыбнулась и отвернулась, видимо, утолив своё любопытство.

- Ничего нового, - равнодушно пожала плечами королева. - Не прикидывайся паинькой, Михаил, уж не передо мной точно, я твоё ведомство не хуже своего знаю. Это мы формально зло, а вы добро; на практике чего у нас только не случается. Такого - тоже. Жечь во имя себя, любимого, свет тоже никогда не брезговал, очистительный огонь - не наше изобретение. Мы так, по старинке, мечом да вилами, и то, не особо с размахом, смертные всех мастей и сами неплохо справляются. Ладно, подвинься, пойду посмотрю.
Проскользнув мимо князя и обдав его запахом роз, струящимся с её длинных рыжих волос, девушка с крайне независимым видом прошествовала по разрушенному костёлу к алтарю. Она довольно смутно понимала, что ей вообще следует тут искать, но заняться стоило хотя бы чем-нибудь, чтобы не захотеть убить Воина Господня и как его там; с тех пор, как они виделись последний раз, надолго дядя с племянницей друг с другом не задерживались и существовали вполне себе мирно - по разные стороны бытия. А тут такой подарочек, причём непонятно, кого осчастливили больше; если судить по тому, какие сложные эманации излучал в пространство архангел своей аурой, то он был в удушающем восторге.
Наверное, совесть чесалась. Хеллстром искренне считала, что у Небесной Канцелярии со приверженностью подобному концепту должно быть получше, чем у её собственных подданных, а сведённое знакомство с Гавриилом, который при любом удобном и неудобном моменте начинал занудно рассказывать о необходимости жить честно, её в этом только убеждало.

Реликвии не было, не было даже её следов. Откровенно говоря, ведьма много видела за свою жизнь, ещё больше видела сквозь память отца, но затруднялась предположить, что за сила должна была бы бушевать здесь, чтобы вызвать такой эффект. Ни одной достойной кандидатуры на ум не приходило.

Фамильяр спрыгнул с её плеча и, деловито принюхиваясь, пошёл куда-то за алтарь. Близость потенциально святого места ему явно была глубоко по боку. Внезапно, словно обнаружив что-то крайне удивительное, бес привстал, как мышкующая лиса, на задние лапы, а потом резко опустился на все четыре снова и забарабанил передней по какой-то ступеньке. Уши его торчали вверх, как наведённые локаторы на военной технике.
Он мяукнул, протяжно, просительно-удивлённо.
- Что "мяу"? - Спросила Сатана, не оборачиваясь.
- Мяу! - Настойчиво и громко повторил кот, сильно вспушив хвост.
Если бы его могли слышать смертные, половина из них наверняка получила бы инфаркт, а оставшаяся побежала бы к своим машинам, проверять, не пора ли праздновать день жестянщика. Вокальные данные у зверя родом из глубин вселенной были что надо - мог оглушать глухих, а красой своей - ослеплять слепых. Незаменимое, в общем, в хозяйстве существо.
Подождав ещё полторы секунды и убедившись, что любимая хозяйка не хочет снова обратить на него внимание, фамильяр начал решительно раздирать камень пола, просто выдирая из кладки куски размером с собачью голову. Тут уж даже флегматичность Хеллстром дала сбой; прихватив с алтаря покрывало, девушка стремительно подошла к коту, включившему в себе режим бурилки, и набросила на него ткань; Выходец от такого внезапного развития событий так удивился, что замер и позволил себя подвинуть чуть в сторону. Тёмная Венера присела на корточки и, оглядев плиту, просто щёлкнула пальцами, отодвигая её прочь.

Внутри оказалась небольшая ниша; то ли тайник, то ли просто случайно нашедшееся сокрытое место, которое пастырь приспособил для своих нужд; пробормотав что-то себе под нос, Утренняя Звезда запустила руки вниз и вытащила большой деревянный короб с резной крышкой, с грохотом поставила рядом с собой.
- Дядь, иди сюда. Выходец, похоже, клад нашёл, - окликнула она архангела.
Тряпочка на полу, из-под которой было видно чёрный хвост, издала низкий мурлыкающий звук.

+1

6

Опасная близость племянницы заставила Архистратига вполне отчетливо скрипнуть зубами. Сразу захотелось оказаться вместе с ней где-нибудь подальше от всего этого мракобесия (или светобесия?) и не без удовольствия предаться греховной страсти. Но был пылающий город и была какая-то сила, которая во имя света заставляла людей убивать друг друга. Сатана по-женски проигнорировала последнюю часть его пламенной речи.
- Даже не думал, - голос звучал хрипло - архистратиг был живым мужчиной и крылья с титулом не меняли этого факта. Суккуб рядом изрядно нервировала его. Возможно, поэтому следующая фраза прозвучала довольно неловко. - Мы уже почти тысячу лет не… жжем, - он отстранился от женщины. - Здесь была какая-то дрянь, я пытался выяснить, что это, но меня прервали. - Новый испепеляющий взгляд достался равнодушному коту, расположившемуся на плечах хозяйки меховой горжеткой.

Почему Михаил появился здесь, он и сам представлял довольно слабо. Наверное, не смог пройти мимо такого огромного количества невинных жертв. Совесть была последней причиной, по которой он был здесь. Злость - пожалуй, возмущение и сострадание - тоже да. Но раскаяния он не ощущал, так же как и вины. Задумчиво следя за фамильяром племянницы, ковыряющим пол и за самой племянницей, пытающейся его угомонить, архангел сосредоточенно размышлял о том, что будет дальше. А дальше все становилось чудесатее и чудестраньше. Тайник, который вскрыла Сатана, содержал ящик, тяжелый даже на вид. Он был старый, этот ящик, наметанный взгляд определил возраст лет в двести, крышка и того старше и резьба на ней была весьма изобретательной, если не знать, куда смотреть - узор как узор.
- Иду, - буркнул крылатый, неодобрительно косясь на кота под тряпкой с алтаря. Уязвленная гордыня, удел всех бессмертных, все еще давала о себе знать.
Ящик был сработан искусно и, очевидным образом, не в Мидгарде. Символы, вплетенные в кружево узора, работали против демонов. Князь Архангелов коснулся крышки и по ней пробежали серебристые молнии. Нахмурившись, Михаил оттеснил племянницу от короба, сдернув замок, откинул крышку и присвистнул. В ящике болталась добрая сотня древних манускриптов, за обладание которыми Ватикан продал бы души Сатане полным составом.
- Вот тебе и священник, - воин достал один из свитков и, бережно стащив ленту, развернул и передал девушке. За первым последовал второй и третий, дальше крылатый смотреть не стал. Все они на разных языках рассказывали про древний артефакт, который не был создан людьми. - Судя по иллюстрациям, это и правда какая-то наша разработка, - нахмурился мужчина. - Но я боюсь предположить, что это за разработка, если даже я не знаю о ней.
Он вопросительно посмотрел на племянницу. Ситуация складывалась анекдотичная: архистратиг воинства божьего проворонил у себя под носом светлый артефакт, который через его голову делал кто-то… Кто? Гавриилу такое в голову не придет, остальные по профилю не подходят. Выходит, Отец? Но его не видно уже солидный отрезок времени. Привет из древности, когда мир был юн, а порядка в Серебряном Граде было мало? Загадка. Подобно старшему брату, загадки Михаил любил. Но не тогда, когда они стоят сотен невинных жизней.
- Ладно, ты была права, - смирения в голосе слышно не было, только недовольство. И сухо добавил. - Открыт для свежих идей.

Отредактировано Michael (15.06.2017 17:54)

+1

7

Хеллстром выразительно скривилась на то, как архангел оттёр её от шкатулки лёгким движением, просто подвинув племянницу себе за спину, но смолчала, ограничившись тем, что прошлась горячими пальцами по его позвоночнику на шею, заставив почувствовать лёгкое покалывание своих ногтей. Суккуб во все времена оставалась суккубом, существом, созданным для бытия идеальным объектом желания и страсти, и даже в отношении верных детей Господних это работало великолепно. Дразнить мужское воображение было не то, что излюбленным развлечением королевы, но жизненной необходимостью.
Стоило ей почувствовать себя нежеланной и неинтересной, как она начинала увядать, точно роза - без солнца.

Однако находка, пылью старых книг дохнувшая на них из распахнувшегося сундука, заставила ведьму отвлечься - не каждый день на её памяти всплывали подарки подобного размаха. Мало того, что это были свитки про артефакт какой-то диковинной силы, так они ещё и были незнакомы ни ей, ни, кажется, архистратигу. Это удивляло, причём неприятно. Это крайне удивляло, потому что в Эдеме никто чихнуть не мог без того, чтобы оно какими-то окольными путями дошло до первого средь равных, что уж говорить о том, чтобы кто-то оборвал заманчивое яблоко или и вовсе создал артефакт, который делает что-то большее, чем призывает благодушный весенний дождь раз в десять лет.
- Это необязательно была его шкатулочка Пандоры, - заметила Сатана, сев на край алтаря и раскатав один из манускриптов у себя на коленях, - церковь - дело такое, в ней вечно кто-нибудь ошивается, кому, по-хорошему, не следует этого делать. Из-за сложившегося в веках впечатления места праведного и спокойного её регулярно превращают то в штаб операций, то в схрон для тайных знаний.
Закинув одну безупречную ногу на другую, она задумчиво скользнула настороженным взглядом по строчкам, и её узкое красивое лицо всё мрачнело. Ох, не к добру это всё, не к добру; интуиция подсказывала дочери дьявола, что подобные находки, побывав в чьих-то руках, всегда обязаны повлечь за собой многочисленные сюрпризы.
Совсем не такие, как хотелось бы.
Сатана качнула ногой. Она предпочла бы взбесившегося на старости лет Рафаила, честно говоря; этому можно было бы, например, дать по голове и отправить выпить да развеяться, чтобы утерять стремление уничтожать скверну человеческую, а тут… Непонятно даже, что именно искать.

Девушка наконец отложила манускрипт, бегло просмотрела ещё парочку, потом бросила все их обратно в податливо распахнутый зев короба и уперев локти в колени, положила острый подбородок на ладони. Малахитовый глубокий взгляд блуждал по стене, опалённой пожаром, но никаких подсказок на ней, увы, не обнаруживалось.
- Хм. Знаешь, я такого тоже не встречала, хотя отцовские воспоминания во мне просыпаются, когда им есть, за что зацепиться. Но это если считать, что артефакт вышел из-под ваших рук, а не был изготовлен какими-нибудь полукровками, благословлёнными на дела благие, во времена, скажем, первых Крестовых походов. Бардака на Земле всегда хватало, за всеми не уследишь, - протянула девушка, но что-то вновь царапнуло её интуицию. Тонкое, едва заметное. Как то, о чём говорил ей Локи в их последнюю встречу. - Дай-ка мне во-он ту бумажку ещё раз. Нет, другую бумажку, вот ту, что с зелёной печатью. Да. Спасибо.
Она снова пробежалась взором по иллюстрации и тексту, старательно игнорируя порывы своей бессмертной сущности и стараясь смотреть на бумагу, как смотрела бы смертная женщина. Во многом из того, что происходило в Мидгарде, в этом и таилась разгадка.
- Посмотри, - Тёмная Венера, держа свиток развёрнутым за концы, повернула его к архангелу, - только внимательно. Тебя ничего не смущает? Я понимаю этот язык, и ты понимаешь этот язык, но мы понимаем его, как те, кто владеет всеми языками сразу. А если отвлечься от этого… Это похоже на древнеарабский, да? Только почему-то он написан слева направо, если арабица пишется наоборот, справа - налево?

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [24.04.2016] And I say burn


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC