Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [11.04.2016] Вы хотите поговорить об этом?


[11.04.2016] Вы хотите поговорить об этом?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время: первая половина дня
Место:Нью-Йорк, кабинет психолога Молмли
Участники: Афродита и Арес
Описание: Даже у древних богов случаются проблемы в взаимоотношениях. Или коротко о том, как богиня любви  и бог войны решили попробовать что-то новое и довели тем самым одного психолога до нервного тика.

0

2

Мэриам Молмли считалась одни из лучший семейных психологов большого города. И в душе она очень гордилась этим званием. Стоит отметить, что с годами былое стремление сводить семейные пары вместе во чтобы то не стало, сошло на нет. И осталось лишь стремление быть лучшей в своем деле. Возможно, это было вызвано тем, что в основном ей встречались одни и те же проблемы. Былой огонь любви угас, начались сплошные недопонимания в семье или другая классика жанра, он ей изменил, а теперь пытается ее вернуть. А она прожив с ним больше тридцати лет, решила, что хочет быть счастливой и больше не хочет видеть этого осла в своей жизни, а на терапию ходит только для того, чтобы ее юристы успели переписать большую часть имущества или найти пути для того, чтоб оставить мужа ни с чем.
Приняв как должное, что всех не примирить и порой людям действительно лучше, когда они живут как можно дальше друг от друга Мэриам готовилась к приему.  Правда, почему-то пара назначенная на одиннадцать опаздывала. Недовольно постукивая карандашом по блокноту, женщина посмотрела на часы поверх очков половинок и вздохнув, поднялась со своего места и направилась прямиком к двери, но выглянув в приемную не нашла там никого, кроме как своей секретарши. Вздохнув, она повернулась и уже собиралась вернуться на свое место, когда услышала приятный женский голос, донёсшийся к ней со стороны дивана.
- Здравствуйте, мисс Молмли. Извините, что мы задержались, но кое-кто долго не соглашался прийти сюда.
Ошарашенная психолог, попыталась словить губами воздух и держа себя за бок, медленно прошла от двери к своему креслу. И рухнув в него, удивленно уставилась на внезапно появившуюся в ее кабинете парочку. Мужчину одетого в доспехи времен Древней Греции или что-то около того и женщину одетую в белое длинное платье. И если мужчина, кажется был немного раздражен этой ситуацией, то девушку это наоборот забавляло, склонив голову чуть набок, она с интересом разглядывала Мэриам. Ощутив всю нелепость ситуации семейный терапевт тряхнула головой и откашлявшись, спросила:
- Простите, но как вы здесь оказались?
Озорно хохотнув, Афродита откинулась на спинку дивана и закинула ногу на ногу, после чего, наконец, начала говорить.
- О, не обращайте на это внимание. Так мы привлекаем куда меньше внимания, чем если бы пришли на своих двоих. Но это неважно. Мы здесь потому, что я слышала, что вы самый лучший семейный терапевт в Нью-Йорке. Может у вас получится найти путь при котором бог войны и богиня любви смогли бы быть вместе…
- Простите?
Снова усмехнувшись на озадаченный взгляд психолога, Афродита развела руками.
- Дорогой, нас не узнали. Надо видимо нанять себе этого пиар-менеджера. Вспоминайте, Мэриам, Древняя Греция. Афродита и Арес. Не заставляйте меня вспоминать ваши просьбы в подростковом периоде, чтобы этот прыщавый Мэттью обратил на вас свое внимание.
Сощурившись, Киприда продолжила наблюдать за Молмли, при этом водя подушками пальцев по широкой ладони Ареса. Она ждала. Ждала пока женщина переварит полученную информацию. И поверит.
Стоит отметить, что этим визитом богиня убивала двух зайцев. С одной стороны у нее появилась возможность разобраться в отношениях с Аресом. А так же разобраться с женщиной, которая в последнее время вредила взаимоотношениям влюбленных больше, чем приносила пользу. А все потому, что она перестала верить в любовь. Теперь Афродита хотела поговорить с ней. И предоставить шанс исправиться. Собственно, именно под вторым предлогом она затянула сюда Ареса, свалившись ему как снег на голову и оторвав от поисков обретения могущества.
- Но почему ты тогда не…
- О! Она уверовала. Почему я не исполнила твою просьбу? Просто ты не была его судьбой, Мэриам. Но я готова помочь тебе сейчас и послать тебе любовь всей твоей жизни, если ты.
- Я согласна!
Пенорожденная усмехнулась. Смертные, порой ими так просто управлять. Всего лишь стоит предложить то чего они хотят и они сами прибегут к тебе.
- Подожди, сначала выслушай мои условия. Возможно, ты не захочешь. Если ты поможешь нам разобраться в самих себе, то тогда я пошлю тебе твоего суженного и ты получишь свой счастливый конец. Если же у тебя это не получится, то ты навсегда бросишь свою деятельность и больше никогда не будешь давать советов связанных с любовью. Учти, что он бывает очень упрям... – Дита кивнула в сторону мужчины сидящего рядом, после чего продолжила. – Так ты согласна?
- Да.
- Хорошо, тогда начинай.
Откинувшись на спинку кресла, Урания опустила свою ладонь на ладонь мужчины и мягко сжала ее, а сама продолжила разглядывать и наблюдать за действиями психолога. С которой происходили разительные изменения. Она до сих пор была сбита с толку, но в глазах появился до селе отсутствующий блеск, даже азарт. Взяв свой блокнот в руки, она с минуту смотрела в него, после чего отложила в сторону и подавшись чуть вперед в сторону богов, заговорила:
- Чтобы я могла разобраться как вы пришли к этому я должна знать с чего все началось. Расскажите про ваши отношения с самого начала. С момента знакомства.
- С самого начала? - Переведя свой взгляд с психолога, богиня любви и страсти посмотрела томным взглядом на мужчину сидевшего рядом с ней и нежно улыбнувшись, почти промурлыкала. – Ты помнишь, как все началось?
Взгляд ее затуманился, унося богиню любви в воспоминания былого. Далеко от современного мира.

0

3

Это место буквально дышало покоем - той его разновидностью, которая встречается лишь в цивилизации. Ни умиротворенность уединенных уголков природы, ни безмолвие глухих ночей, ни оцепенелая тишь, которая воцаряется после того как отгремит буря, ни что-либо иное, не могут быть настолько навязчивыми. Комната была маленькой, не позволяя находившимся в ней удалиться друг от друга, полностью окрашена в теплые пастельные тона, мебель (округлая сама по себе) была расставлена так, что сглаживала любые острые углы, на стенах - картины в стиле примивистской пасторали...
Взгляд Ареса задержался на одной, он призадумался над тем, какое именно животное паслось на нарисованном лугу... И тут что-то щелкнуло в его голове.
"И что я здесь вообще делаю?!" - едва не воскликнул бог войны.

Ему полагалось заниматься совершенно другими делами. В первую очередь, поисками Иштен Кардъя ради которого он и вернулся в Америку. Вступая в Мстители, Арес оставил эту реликвию, принадлежавшую самой могущественной из его инкарнаций, в специально оборудованном тайнике неподалеку от его жилища, однако, распрощавшись с Афродитой, и вернувшись в Довер, он обнаружил хранилище пустым. Расспросив местных жителей, бог войны пришел к выводу, что его забрали спецслужбы - те говорили о том, что где-то год назад рядом с тем местом частенько видели "федералов". Сделав подобный вывод, Арес уже собирался наносить визиты по известным ему спец. объектам, в которые могли доставить меч... Но тут появилась Афродита.

"Ага", - кивнул своим мыслям бог войны. -"И, видимо, она убедила меня прийти сюда".

Попытки вспомнить о том, как именно это происходило, были безуспешны - когда Арес пытался припомнить события последних часов (дней?), то перед глазами проплывали отнюдь не разговоры. Он ощутил легкое раздражение - не стоило настолько поддаваться желаниям.

"Ладно", - сказал он себе, осознавая, что пауза затягивается. - "Я просто пройду через это".

- На твоей свадьбе, - ответил он, кладя руку на талию богини любви. - Я увидел тебя вместе с моим братцем и первой моей мыслью было то, что кто-то затуманивает мне рассудок. Прекраснейшая из женщин и уродец-калека - что может быть более отвратительным? Я сказал об этом на пиру, был большой скандал и драки не случилось лишь потому, что вмешалась мать... Глупости.

Обо всем этом Арес говорил насмешливо, однако в действительности все было куда мрачнее и уродливее. Семейные ссоры почти всегда оставляют шрамы, а когда твоя семья состоит сплошь из бессмертных существ, которые ничего не забывают, прощают еще меньше, а также ненавидят тебя… В общем, Аресу повезло, что он после этого не оказался в Тартаре.
- И ты помнишь, что было той ночью, - он усмехнулся, заглядывая Афродите в глаза, а затем повернулся к психологу. - Достаточно?
Взгляд Ареса выражал недоверие и некоторое презрение - не сколько к женщине, сколько к ее профессии. Все-таки, он некоторое время прожил среди людей и знал, что хотя семейных консультантов в стране много, число разводов год от года лишь увеличивается...

+1

4

Урания была очень спокойна, что было в чем-то непривычно для ее страстной натуры. Но сейчас она была даже слегка отрешена от происходящего.  Хоть это и нельзя назвать отрешенностью. Богиня находилась где-то между реальность и воспоминаниями. Картины из прошлого мелькали у нее перед глазами. Душа каждого живого существа соткана из воспоминаний. Так что уж говорить про богиню любви. Которая отчаянно пыталась найти своем место в современном мире, при этом не погрязнув в своем прошлом. Главное помнить, что память это странная штука, со временем образы и их точность в твоей голове притупляется. И в основном ты помнишь ощущения и эмоции, которые захватывали тебя в тот момент. Главное, не потеряться в них.
Афрогенейя задумчиво прищурилась. Она прекрасно помнила и тот вечер, и ту свадьбу. И своего бывшего мужа с которым волею судеб сейчас они предпочитали не пересекаться, чтобы не напоминать друг другу о ранах нанесенных друг другу. Возможно, у них что-нибудь и получилось бы, не смотря на то каким другим казался Гефест. Урания же прекрасно знала, что человека следует любить не за внешнюю красота, а за внутреннюю, которая порой прячется за хромотой и ожогами. У них могло бы получиться. Могло бы. Но Мойры сплели ковер судьбы иначе для Афродиты. В ее жизни появился Арес. И толпа мужчин после него. Глупо было это отрицать. А Гефест был больше увлечен своей работой. Урания могла лишь догадываться о том, какой след оставила в душе кузнеца.
- Помню. Но это не для ушек доктора Молмли.
Переведя взгляд на семейного психолога, Дита мягко улыбнулась и откинула прядь своих волос назад. В ее взгляде была плохо скрываемая насмешка над Мэриам, которая видимо ожидала большего откровения со стороны богов.
- А кто сказал, что будет просто.  Но вы не сдавайтесь, попробуйте раскрутить этого вояку на еще пару фраз.
Продолжая все так же очаровательно улыбаться, богиня откинулась назад и закинула ногу на ногу, совершенно не обращая внимания на то, что часть ткани сползла обнажая бедро. Такие мелочи ее никогда не волновали. Собственно говоря, и сюда она пришла в платье только для того, чтобы поберечь психику психолога. А ведь могла явиться в том, в чем вышла из пены морской. Правда тогда была велика вероятность, что сеанс их будет недолгим. Она и так вмешалась в дела Ареса, нагло вырвав его из привычного хода дел.
- Скажем так. У нас не было ни единого шанса, чтобы устоять против… Сейчас это называется химией.  В наше время это называлось страстью. Тяжело объяснить. Но это похоже на современную теорию о том, что противоположности притягиваются. Только в тысячу раз сильнее. Но не хотелось бы так опошлять то, что тогда творилось между нами. Это было как пьянящий дурман. Все остальное было не важно. И со временем это лишь крепло. Но… - Киприда пожала плечами, и продолжила, – в силу обстоятельств и наших… назовем это характерами. Мы не можем быть вместе. По крайне мере длительное время.
Замолчав, Дита перевела взгляд на семейного психолога, которая видимо сама потерялась во времени и сейчас смотрела на богиню смесью задумчивого и недоумевающего взгляда. Действительно, почему это она замолчала на приеме у психолога, который должен был ей как-то помогать.   А не наоборот.
Наконец, словив себя на том, что молчание уж как-то слишком затянулось и пора бы, что-то сказать или спросить, Мэриам сначала заерзала на стуле, потеребив в руках карандаш, и посмотрев в пустой блокнот, еле удержалась от того чтобы не чертыхнуться. Но взяв себя в руки, девушка подалась чуть вперед и спросила.
- А когда по вашему мнению все пошло не так?
На секунду, Афродита прикусила нижнюю губу, после чего убрала свою руку от руки Ареса. У каждого есть свои душевные раны, которые со временем становятся больными мозолями. Вздохнув, богиня бросила взгляд на мужчину сидевшего рядом с ней и холодно спросила:
- Расскажешь ей про Адониса?

0

5

"Женщины", - мысленно фыркнул Арес. - "Прощают, но не забывают".
Для бога войны эпизод с одним из смертных любовников Афродиты уже давно остался далеким и едва различимым воспоминанием. И да, если подумать, даже тогда был для него чем-то ярким. Не то, чтобы ему была неведома ревность - скорее даже наоборот, но тот парень был всего лишь смертным. Такие увлечения по своей природе были временными и ограниченными, и для того, чтобы вызывать гнев, ситуация должна была быть совершенно особенной (как у его родителей, например).
"Вот уж кому бы не помешал такой специалист", - подумал он, глядя на женщину, сидевшую в кресле с совершенно ничего не выражающим видом.
- Он был твоим любовником, - тон Эниалия был сухим и равнодушным, будто смерть от обезвоживания посреди пустыни. - Он зазнался. Я наказал его.
Система ценностей Древней Греции и современности намного отличались друг от друга, но было между ними и что-то общее. Например, и то, и другое были согласны с тем, что высокомерие до добра не доводит. Впрочем, ни тем, ни другим это не помогало.
-Много раз хвастался тем, что является прекраснейшим из богов и людей. Мог бы и придержать язык, ведь жил уже после Нарцисса и Ниобы - он перевел взгляд на женщину-терапевта. - Он проявил гибрис. Богохульное высокомерие. Подобное поведение должно было быть наказано.
Таким образом, Арес не видел никаких причин для того, чтобы ощущать себя виноватым. Адонису еще в какой-то мере повезло - доберись до него та же Немезида и его участь наверняка была бы куда более ироничной и печальной. И поэтому тот ожесточенный разрыв, который произошел между ними застал его врасплох.
Он пережил его, но это далось ему нелегко. Страсть грызла его изнутри, жгла точно огонь, подвергала испытанию саму суть его мужественности, порождая унизительные желания: найти Афродиту, броситься ей в ноги точно животное и умолять о прощении, обмануть ее, приняв чужой облик, убить себя лишь бы муки прекратились... Арес выдержал, хотя и не без труда - на долгие годы погрузился в горнило войны полностью сфокусировавшись на своем предназначении, пока кровь не смыла все лишнее и страдающее. 
-... это было так, - подвел он итог рассказу, и задумчиво посмотрел на доктора, а затем шумно хмыкнул. - А ведь я впервые об этом рассказываю. Видимо в вашем деле все-таки что-то есть?

+1

6

Афродита прикрыла глаза, растворяясь в воспоминания, но при этом физически находясь на диване рядом с Аресом. Но вот ее сознание утекало прочь из этой комнаты в воспоминания столь давние и болезненные для нее. Не смотря на то, что Афродита была богиней любви, с этой самой любовью ей постоянно не везло.
В основном воспоминания спустя долгие годы истлевают в твоем сознании, становятся блеклыми и ты помнишь лишь самые яркие моменты, чувства и ощущения. Особенно, если твой возраст исчисляется тысячелетиями. Но есть особенные воспоминания, которые формируют тебя и в которые ты порой проваливаешься как в пропасть не в силах вычеркнуть их из своей головы, сколько бы усилий ты не приложила.
В тот день была на удивление жаркая погода, от мужчины исходил запах пота, когда она обняла его за поясницу и прижалась грудью к спине. Одновременно ощущая тревогу от предупреждения Артемиды, внутреннее тепло от момента и того что он находился рядом. Но было что-то еще легкая грусть от того, что он хочет уйти. Знала ли она тогда что произойдет?  Нет, иначе бы воспользовалась всеми своими уловками, чтобы не отпустить.
Но тогда на ее просьбу остаться, он лишь улыбнулся своей лучезарной улыбкой и перехватив копье поудобнее, отправился на охоту. Мужчины и их азартность.  Проводив его фигуру взглядом она почему-то смогла подавить тревогу нараставшую в своей голове и заняться обычными делами, которые требовали ее внимания.
Затем воспоминание внезапно сменилось другим, более тяжелым и мучительным для нее.
Она искала его долго, очень долго. Уже тогда чувствовала, что уже ничего не изменить и не исправить. И вот теперь, когда его она сидела у его бесчувственного тела, то ощущала лишь пустоту внутри. Ее туника была местами порвана. Руки и ткань были испачканы в крови, но она не обращала на это никакого внимания. Из груди рвался лишь крик боли от утраты, а по щекам катились слезы, когда она прижимала его тело к себе, прекрасно осознавая, что Харон уже перевез его душу. Но она была безутешна. В тот день что-то надломилось в ней. Хоть она и знала, что век Адониса не велик и он смертен. Но она не была готова к тому, чтобы потерять его вот так внезапно. Она была не готова расстаться с ним сейчас. Она так надеялась, что у них еще есть время. По крайне мере несколько десятков лет.
Сморгнув Афродита перевела взгляд на сидящего рядом с ней мужчину. В кабинете прошло не более пары секунд, когда в ее подсознании словно промелькнула вся ее жизнь. Скривив рот в ироничной усмешке, богиня любви холодно посмотрела на бога войны, после чего сказала:
- Богохульное высокомерие? Так ты оправдываешь убийство моего любовника? И Персефона не имела к этому никакого отношения?

В ее глазах блеснул отголосок былого огня, той злости и ярости, которую она испытывала. Тогда…   Когда она пришла к нему. Измученная своим горем, но держащаяся. Со спутанными волосами, испачканными руками и туникой в крови Адониса. В злости она металась по дворцу Ареса, ища его в каждом зале и крича:
- АРЕС! Я знаю, что это ты! Покажись, ничтожество!
Но он как назло ускользал от нее. Когда же он, наконец, предстал перед ней, она не испытала ничего кроме злости и глухой боли. Но война не была ее уделом, как говорили многие боги. И сражаться у нее получалось плохо. Пусть она и была женщиной, но все же она была богиней. Дочерью Зевса. Поэтому усилием воли, она выпрямилась и стараясь держать себя в руках, спросила:
- Зачем ты убил его, животное? Зачем?
Она смотрела на когда-то любимого ею мужчину и видела лишь бездыханное тело Адониса, над которым она рыдала еще несколько часов назад. Стоит отметить, что сначала она кинулась к отцу, просить его о чуде. Но он не смог ей помочь в этом или не захотел. И только осознав безвыходность ситуации она пришла к Аресу. Но зачем? За местью? Да, что она могла ему сделать. Скорее сейчас она хотела понять одно, зачем он это сделал.

0

7

- Оправдываю? Я? - Арес усмехнулся и потянулся к богине любви. - Наверное слишком долго были порознь, и ты уже начала забывать кто я. Может быть мне убить кого-нибудь, чтобы ты вспомнила?
Его ладонь опустилась на щеку Афродиты, и он погладил ее - бережно, почти нежно, в прямой противоположности недобрым огонькам, которые сверкнули в его глазах. Бог войны не оправдывался за тех, кому не посчастливилось стать его жертвой. С тем же успехом его любовь могла бы жаловаться на Танатоса.
Он подался назад, попытавшись погрузиться в воспоминания. Это было не легко. Ведь для него Адонис был практически никем - всего лишь очередной глупец, не осознающий жестокости мира, и слишком много думающий о себе.
"И он даже не попытался защитить себя", - подумал он, одновременно с презрением и все еще не угасшим до конца удивлением. -"Просто замер и позволил кабану вонзить клыки себе в бок".
И это было даже не смирение с неизбежностью - любовника Афродиты остановил страх. Арес никогда не претендовал на то, чтобы понимать все извивы, на которые способно женское сердце, но мало что вызывало у него большее недоумение чем тот факт, что этот смертный смог увлечь собой богиню, да еще и не одну...
Он не стал ничего говорить про Персефону. С ней все было понятно. Конечно, это она первой сказала ему об новом увлечении Афродиты... Но не была и последней - Гермес, отец, даже Вулкан, которого явно обрадовало, что не он один стал "жертвой" переменчивой натуры своей прекрасной жены. Кажется, калека даже пытался проявить великодушие и утешит его... Арес тогда смешал его с грязью (кажется сказал, что собирается взять мать в заложники, чтобы вновь привлечь ее расположение), и только после этого решил обратить внимание на смертного. Соперник так и не сумел оправдать его ожиданий, а потому остался в памяти лишь неопределенным пятном.
Однако, то, что было после, он все же помнил.
Это был один из тех редких случаев, когда он приходил в замешательство. Мир Ареса был прост, и большинство проблем, с которыми он сталкивался, насилие могло если не решить, то облегчить. Но не сейчас. Огонь ярости не разгорался, а просто чадил раздраженным недоумением. Да и потом, ему было, нечего сказать. Что тогда, что сейчас, он считал, что им двигало лишь желание наказать человека за нахальство. Но если сейчас он мог говорить об этом свободно, то тогда это бы действительно прозвучало как оправдание.
Он промолчал. Некоторое время они молча стояли друг напротив друга, затем бог войны покачал головой, развернулся и двинулся прочь, не оборачиваясь. Не было смысла отвечать. Она все равно решит по-своему.

+1

8

Кровь Адониса на ее руках, блики факелов и ее отражение в перевернутом золотом кубке. И удаляющаяся спина Ареса. И боль, которая переполняла ее и мешала дышать, сдавливала горло и терзала изнутри. Сейчас ей было в равной степени больно как и от потери возлюбленного, так и от того что бог войны не нашел в себе мужества хоть как-то оправдаться перед ней. Чувствуя, как слезы заскользили по ее щекам, она сделала единственное что смогла.
- Будь ты проклят, Арес! Больше никогда не смей приближаться ко мне…

С тяжелым вздохом она «вынырнула» из этого воспоминания, которое тяжким грузом висело на ее душе. Внутренне у нее оставалось ощущение, что она только что вышла из холодного океана.  Отстранившись от прикосновения бога войны к своей щеке, краса Эллады отметила про себя, что есть вещи, которые она никогда не забудет мужчине.
- А вы простили его за это?
Афродита вскинула тяжелый взгляд на женщину сидящую перед ней и после непродолжительной паузы, наконец заговорила тихим и спокойным голосом.
- Простить можно того, кто ищет прощения и раскаивается в содеянном, а Арес этого никогда не испытывал и не жаждал. Так что это бессмысленно.
И она искренне верила в то что говорила. Особенно в ту часть, где говорилось о том, что бог войны ни капли не раскаивается в содеянном им. Ведь если бы было иначе, что мешало ему прийти раньше и молить о прощении?  Нет, он вел себя как олух и гнул свою линию про неуважение Адониса к богам Олимпа.  Вместо того, чтобы признать одну простую истину. Всему виной ревность, с которой греку пришлось столкнуться.
Молмли стянула очки со своего курносого носа и достав небольшой носовой платочек из кармана, протерла стекла.  Если подходить к этим двоим как к обычной паре, а не как к двум языческим божествам, то опыт шептал ей, что им лучше разойтись в разные стороны и больше не мучить друг друга. Но так же она знала, что прежде чем судить о чем-то, стоит копнуть глубже и попытаться найти что-нибудь хорошее в сложившейся ситуации.
Закончив этот обряд с очками, женщина убрала платок и водрузила их обратно на нос. Переведя взгляд с притихшей и явно раздосадованной Афродиты, на Ареса, которому судя по всему было неуютно находиться здесь. Женщина, задумчиво сощурилась и вновь посмотрела на богиню любви.
  - Но ведь было же что-то хорошее в ваших отношениях? – Молмли наморщила лоб, вспоминая курс мифологии. Что там было в отношения Ареса и Диты? И подсознание, а может чье-то тонкое вмешательство, допустим одной рыжеволосой богини, услужливо подсунуло психологу мысль о Троянской войне. -  В книгах о мифах Древней Греции, говорится что вы спасли Афродиту во время битвы под Троей, это правда? Что вас тогда подвигло это сделать?
Усмехнувшись, богиня любви подняла ладони в воздух, показывая тем самым, что она дает Аресу полную возможность рассказать о том, что там произошло и почему он сделал то, что сделал. А ее уста на замке.  И пока он не выскажется, она будет молчать и дальше.

0

9

- Нелепый вопрос, - бог войны усмехнулся - несмотря на то, что слова смертной его скорее позабавили, получилось почему-то недобро. - Афродита была моей женщиной. После такого я бы вступил в сражение, даже если бы богом виноделия или возделывания полей.
Вспомнить это событие было намного легче. Хотя в жизни Ареса и было так много сражений, что многие из них нельзя было отличить от других, но про битвы под стенами Илиона этого сказать было нельзя. Даже "Гражданская война", от которой до сих пор не могли оправиться герои нынешнего века, по сравнению с этим казалась небольшой дракой в баре. В ходе нее пало всего несколько десятков человек - сотен, если считать тех несчастных детишек, но даже так это не шло ни в какое с тем урожаем, который смерть собирала на тех полях брани.
Арес, разумеется, был там, однако, вопреки тому, что рассказывали смертные, его не слишком волновали дела других небожителей. Разумеется, он осознавал, что у его отца был какой-то замысел, а родня преследовала какие-то свои интересы, однако всё это было для Эниалия даже не третьестепенно - оно вообще ничего не значило. Он занимался своим делом, они - своими, и до определенного времени это всех устраивало.
Тот день начался довольно плохо - греками и троянцами неожиданно овладело миролюбие, и они попытались решить дело поединком между обманутыми мужьями. Подобное поведение показалось Аресу трусливым и даже оскорбительным, однако вмешиваться он не стал - затея показалась ему обреченной с самого начала. И дело было не в воле Зевса, вмешательстве Афины или даже речениям Рока - просто собравшиеся под Троей уже бились не ради Елены. План мог бы сработать в самом начале войны, но сейчас, после десяти лет крови, боли и унижений, даже если бы троянцы швырнули неверную жену перед воротами лагеря, ахейцы бы в лучшем случае обогнули ее, направляясь на битву, а если бы понадобилось, прошли прямо по ней.
В любом случае, когда затея провалилась с треском, сражение возобновилось - еще более жестоко и яростно, чем прежде. Арес уже собирался вступить в него, как вдруг его внимание привлекло знакомое присутствие.
"Афродита", - удивился он. - "Но что могло ей понадобиться здесь?"
Ответ нашелся в тот же миг, когда взгляд бога войны остановился на Урании, которая защищала какого-то троянца, распростертого на песке. Сначала Арес решил, что это было ее очередное увлечение, однако затем в глаза бросилось очевидное сходство между ними, и он вспомнил, что на стороне Илиона бился кто-то, бахвалившийся происхождением от богини любви.
"Эней", - всплыло из глубин памяти совершенно не нужное сейчас имя.
Смертный перестал быть ему интересен, и бог войны собирался отвернуться, но в этот момент, над богиней выросла высокая темная фигура, сжимавшая копье, которое устремилось к рыжеволосой красотке и с пугающей легкостью пронзило ей руку.
Cмертный замахнулся вновь, но в этот раз на пути копья вырос щит. Звон столкновения на мгновение заглушил все остальные. и заставил всех замереть, уставившись на двух воинов, замерших друг напротив друга. Один из них был человеком, другой - богом, но даже им обоим, наверное, было бы сложно отличить одного от другого. Они стояли неподвижно пару мгновений, а затем устремились друг на друга...
- А потом он надрал мне зад, - Арес опустил голову и мрачно усмехнулся. - Даже не спрашивайте, как это у него получилось. Я не знаю ответа. Но могу лишь сказать, что осознать пределы своей силы было отрезвляюще. К тому же, Афродита перестала дуться на меня после этого. В каком-то смысле, это было то, что вы называете win-win.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [11.04.2016] Вы хотите поговорить об этом?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC