Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [17.04.2016] Abyss


[17.04.2016] Abyss

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Wer mit Ungeheuern kämpft, mag zusehn,
dass er nicht dabei zum Ungeheuer wird.
© Ф. Ницше

Время: поздний вечер, после захода солнца.
Место: Мидгард, Италия; некий беззвестный монстырь в глубинке, облюбованный сектантами.
Участники: Modred, Satana.
Описание: люди склонны играть с силами, которых они не понимают, не отдавая себе отчёта в том, во что это может вылиться. Однажды, заполучив в свои руки последний из ключей к, как считали они, великой власти, сектанты, увлёкшиеся тёмной магией, решили призвать сущность, должную служить им. Только того, что сущность эта имеет совсем иное мнение и дикий, терзающий её множество тысячелетий голод, они не учли.
Равно как и того, что изгнать призванное - куда сложнее, чем открыть ему путь наружу.

Отредактировано Satana (11.02.2017 21:53)

0

2

Мордред сидел в своем кабинете. Поздний вечер, люди уже разошлись по своим домам и работа большинства учреждений была окончена. Но маг сидел там не по личным или рабочим причинам, нет. Причины его пребывания там, были чисто магические. Мага беспокоило, словно зуд в месте, на которое сам не посмотришь и другим показать стыдно. И он сосредоточенно пытался определить, откуда этот самый зуд исходит. И вскоре, как следует погрузившись в иные сферы, он почувствовал что именно терзает его, словно клещ. Кто то использовал магию Даркхолда, использовал серьезно, с человеческими жертвоприношениями и разрывом ткани реальности. Мордед подошел к карте, и начал шептать магические слова, на древнем языке, прося показать ему, где находится место этого действия. И магия оказалась благосклонна, указав Италию. Мордред вышел из своего кабинета, сдав охраннику ключи и как бы ушел домой. На самом деле он отъехал недалеко от места работы и, защитив машину от угона, переместился в Италию.
Зов резко усилился. Если ранее это был легкий, хоть и весьма заметный зуд, то теперь это был громогласный зов, влекущий его к определенному месту. Мордред взлетел ввысь, после чего направил свой полет в сторону колдовского действа. Путь был недалек и недолог. Монастырь, явно заброшенный, предстал перед магом. И оттуда тянуло магией, правда, уже завершенной. Мордред, проверив наличие ловушки, все же подошел к монастырю, осторожно, не торопясь. Однако внутри его не ждало ничего опасного, как и ничего приятного. Когда маг все же открыл двери древней обители, в нос ему ударил запас крови и мяса, человеческого. Внутри монастыря находились несколько скелетов, сильно погрызенные. Ошметки их тел были разбросаны по залу, в центре которого был призывающий круг. А в центре круга была страница Даркхолда. То, что это страница из книги, Мордред скорее почувствовал, нежели увидел. Страница была в некой дымке, воздушная и прозрачная. Когда маг попытался взять её, у него ничего не вышло. Немного раскинув мозгами и собрав их в кучу, волшебник понял что эти скелеты, будучи ещё живыми, призвали что то из Даркхолда. Но, как и у всех дилетантов, использующих неполную информацию, у них случился... инцидент. Вызвать кого то - дело нехитрое, если существо само хочет прийти в этот мир. А вот подчинить или, хотя бы, удержать - вот это задачка. С которой эти идиоты явно не справились. Однако не все участники обряда погибли. Мордред, прислушавшись, уловил тихое всхлипывание из комнаты рядом с холлом. Удивляясь, почему чудовище оставило одного из людей в живых, он быстрыми шагами направился туда. И получил ответ на свой вопрос. Первая часть "ответа" хлюпнула у него под ногой, приняв в свои теплые, но омерзительно пахнущие объятия, ботинок. Последний участник обряда, сидел в комнате, полностью... забитой его фекалиями. В одну из куч его "биологических отходов" мага и угораздило наступить. Сам участник, был буквально вымазав в природном удобрении собственного производства.
Понятно почему тварь тебя не сожрала.- прошипел Мордред, - Я бы тоже тебя есть не стал. Итак. что вы, идиоты, сюда вызвали?- после чего вспомнил, что его ботинок по прежнему в этом, экологически чистом, веществе.

+1

3

Размышляя о происходящем в мироздании в последние несколько месяцев, Сатана неминуемо приходила к выводу, что толчком к множественным разрывам реальности стало что-то большее, чем просто кучка идиотов, якшающихся с силами, на самом деле непостижимыми их смертному созданию. Идиоты, коли говорить откровенно, в мире существовали всегда, но при том раньше для того, чтобы ломать стены на кирпичики, усилий приходилось прикладывать куда большее количество, и это многих останавливало - достаточно для того, чтобы они не пытались играть в поддавки с чудовищами. Может быть, источником всех этих проблем действительно стала гибель вселенной, о которой ей не так давно поведал Локи; множественные смерти, перемешавшиеся судьбы - всё это не могло остаться незаметным для токов сил и сущностей, что дремали глубоко-глубоко внизу.
И это пробудило их, тех, кому лучше было бы никогда не просыпаться.
Но смертным свойственно чувство исключительности - они думают, что могут справиться с тем, чего не знают, упорно не желая учиться на чужих ошибках. Половина Апокалипсисов, случившихся совершенно не по уставу и во внеурочное для Всадников время, была вызвана именно этим скорбным фактом. Гордыня не зря входит в список смертных грехов; и, пожалуй, лично Хеллстром, многое видевшая за свою собственную жизнь и ту, что прожил отец, чьей крови она вкусила из его же рук, возвела бы его постамент первого и страшнейшего, сильно потеснив уныние.
Уныние опасно лишь для грешника, но не для реальности.

Этот зов, тихий, нежный, точно шелест осиновых листов, беспокоил тончайшее чутьё адской королевы уже давно. Сначала она думала, что очнулся от вечной спячки своей один из древних, тех титанов или же иных чудовищ, что были заключены в недрах темноты, но зов этот вскоре окреп, стал сильнее и увереннее, и леди Воланд, слушавшая вселенную внимательно, как кошка на охоте, заметно погрустнела. Интуиция не подвела её, то действительно звал тот, кто был рождён из великой пустоты, однако был он куда более древним и куда более опасным, чем те, кого породила великая мать Гея.
Творения Хтона были столь же безумны, сколь их папаша.
Кто додумался играть с ними, с теми, кто был надёжно заперт подальше от всякой опасности?
Идиоты в мире существовали всегда, вот уж правда…
Голос всё креп и рос, голос пробивался из изнанки - тварь, ощущавшая прилив сил, кричала и выла на тысячу голосов, и наверняка каждый маг, кто мог хотя бы на мгновение заглянуть в астрал, чувствовал смутное беспокойство от этих тревожных волн, растекавшихся по мирозданию. Кто-то желал открыть врата, кто-то, кто вдруг нашёл недостающий ключ.
Княжне потребовалось слишком много времени понять, где был последний узел силы - врата открыли прежде, чем она успела распутать стоны чудовища и перетянуть ниточками из собственной крови всё более растягивающийся прорыв в реальности. Сила, которой не было не то, что равных, но даже приблизительно похожих, выбиралась в треклятый Мидгард, который вечно притягивал к себе всё и всех, и было ясно, что намерения у неё далеки от того, чтобы на Земле строить новый Эдем.

Пришла Сатана тоже слишком поздно. Мягкая вспышка телепортации, унёсшая её из покоев, где Тёмная Венера колдовала над своими зеркалами, заменявшими ей тысячу глаз Аргуса, озарила пустые коридоры, сероватые, хмурые и тёмные, рассыпала по грубой кладке тысячу красных бликов, но запах иномировой сущности был здесь слишком силён, чтобы тешить себя надеждой. Кто мог быть так глуп и самонадеян, чтобы призвать её?
И откуда силы у них, достаточные для того, чтобы удержать врата?
Впрочем, этот вопрос оказался малозначимым, когда девушка, стремительной тенью пробежавшаяся по коридору к лестнице вниз, в главный трапезный зал, обнаружила первый на своём пути труп. То, что вышло вовне, не побрезговало пожрать и своих освободителей. Что же, всё логично. Хтонические монстры не ведают не только добра и зла, но и зачастую - даже разума. Он не нужен им, для того, чтобы жить на дне всех миров.
Лёгкие узкие стопы княжны почти не касались пола, не оставляли следов и даже звука.
Она слушала мир, что испуганно, как раненный зверь, затаившийся вокруг.
В мёртвом монастыре - какая ирония. Какая, надо заметить, мерзкая ирония… Однако посреди буйства крови и смерти горели две живых искорки чужих душ. Кто-то, должно быть, выжил?
Дочь дьявола вновь обернулась в тень и скользнула сквозь пространство на маяк чужого сияния.

Открывшееся ей зрелище было далеко от прекрасного. Видевшая пытки, переживавшая пытки и пытавшая сама, королева преисподней была далека от того, чтобы быть брезгливой, однако и наслаждаться декорациями как-то не получалось. Дымка, которой ведьме было угодно стать, рассеялась; женщина с волосами из пламени вновь стояла во плоти, излучая собой едва заметное, тревожное свечение, лившееся с кончиков её длинных локонов.
- Не думаю, что они сами знают, - тихо, напевно произнесла она, тревожными малахитовыми глазами глядя в спину мага.
Какая встреча.
Интересно, Модред сам является хозяином здешней вечеринки? Было бы крайне забавно, хотя и добавляло определённые бытовые сложности.

0

4

Некоторое время Мордред ожидал ответа от человека, что скрючился перед ним в тошнотворном веществе. Однако он быстро понял, что несчастный совершенно потерял разум. Попытка пройти в его сознание, что бы заставить что то сказать, не увенчалась успехом. В голове умалишенного была настоящая каша из образов, было невозможно определить, в силу свойств человеческого мозга, какие из них являются воспоминаниями, а какие, лишь фантазии, овладевшие черепной коробкой безумца, рожденные в недрах его воспаленного воображения. Довольно быстро понял маг, что искать чудовище ему придется без помощи этого индивида, остаток дней которого будет проходить в тихой и мирной обстановке ближайшего желтого дома. Если конечно ужас, свивший в его душе гнездо, не удушит его, раздавив сердце, своими холодными щупальцами. Однако на этом празднике людоедства и магии внезапно явился ещё один персонаж.
Мордред не ощутил её сразу, отвлеченный силой книги и попытками достучатся до чокнутого. Но вскоре ощутил. Поэтому он даже не вздрогнул, когда неизвестная прошептала ему то, что он и так уже понял. И чего в целом, опять же, ожидал. Не сказать что бы подобное положение вещей затронуло его. Инстинкты и новости помогут ему найти монстра и запечатать его обратно, туда, где должно ему пребывать. Так что неожиданной гостьи он испугался куда более, чем одного из созданий Хтона. Незнакомка была весьма могущественна, её сила превосходила силу самого мага. В голове пронеслись опасливые мысли ,что она новый член Искупителей, тогда книги ему не видать, пока не уничтожит это создание. Но это была лишь вероятность, которую он просто учел. А пока, поскольку перед ним все же стоял не просто незнакомец, а дама, проявить вежливость. Ведь даже грубияна, мистическая сила нового лица на этой сцене, настроила бы на дружелюбный лад, заставив вспомнить все о воспитании, что когда либо доносилось до его ушей. Поэтому маг, вызвав воду, смыл экскременты со своего ботинка, полностью очистив его от вонючей субстанции. Затем развернулся, одновременно скрывая из поля зрения дамы неблаговидную картину.
Здравствуйте леди., - произнес маг, отвешивая легкий поклон на развороте, выпрямив спину, словно они не в старом и заброшенном, пропахшем кровью и смертью монастыре, рядом с комнатой, забитой испражнениями и психом, в искомом густо вымазанный, а на балу у королевы, - Позвольте представится - Морган Шерлок, можно просто Морган., - лишь указв свое имя, мужчина позволил себе поднять глаза, что бы рассмотреть, не нарушая грани приличий, принятых среди джентльменов, лицо незнакомки, столь неожиданно возникшей в обстановке, нисколько не подходящей для присутствия дамы.

+1

5

Это в теории существ в мироздании великое множество, которое должно позволить никогда не сталкиваться дважды с одним и тем же живым (или мёртвым, что тоже не редкость) на одной тропе. На самом же деле, всё не совсем так просто. Хеллстром уже имела относительное счастье убедиться, что все крупные события, особенно те, в которых явно чувствовался привкус очередного разрушения всея вселенной вне обыденного расписания многочисленных концов света, происходят с одними и теми же умельцами найти себе приключений.
Список их, возглавляемый доктором Стефаном Стренджем, был и вовсе не велик. Модред, увы, относился к их числу - с тех пор, как умудрился обворовать дедушку Мерлина, унеся с собой заклятья, которые вообще не должны были показываться в реальных мирах; но людям, этой беспокойной расе, отмеченной слишком многими касаниями сакральных сущностей, вечно не жилось спокойно. Каков был шанс встретить именно этого мага в этом скорбном месте? Статистика говорила, что примерно один к семи миллиардам, или какой там был нынче подсчитанный добрыми и задумчивыми математиками объём человеческой популяции.
Тёмная Венера, наученная горьким опытом, легко могла утверждать, что такой шанс выпадает в девяти случаях из десяти и не укладывается ни в какую официальную статистику.
Хорошо, что здесь её встретил не барон Мордо, в прочем. Этот изрядно действовал королеве на нервы, заставляя её мечтать о том, чтобы досрочно отправить заклинателя ко всем чертям в какой-нибудь котёл погорячее. Не то, чтобы тот же Верховный Маг не владел этой потрясающей особенностью… Но всё же у Карла она была возведена практически в культ.

Вздохнув, леди Воланд медленно поправила волосы, убирая их с высокого белого лба. Там, где она стояла, лёгкая и почти невесомая, едва касающаяся пола подошвами своих высоких сапог, бурлила темнота, похожая на причудливый цветок, который то раскрывался, то вновь превращался в бутон.
Итак, на руках у княжны мрака имелись: неведомая тварь, сектант, ушедший глубоко и, вероятно, навсегда в себя, неизвестный артефакт, способный раскрыть врата в иномирье, и вишенка на торте - маг, не блещущий по слухам злобной, но справедливой волшебной общности психическим здоровьем. Что ж. Прекрасный старт. Когда она всё-таки решит написать мемуары, стилизованные под какой-нибудь остросюжетный триллер, будет, что рассказать потомкам. Разбогатеет ещё больше, чем на модельном бизнесе.
"У нас было два пакетика травы", ага… Хотя двумя тут не обойдёшься, пожалуй.
Суккуб тряхнула головой. Мир вокруг, встревоженный, боязливый, замер. Предчувствуя неприятности, расходящиеся от сущности непредставимой почти силы, чудовище явно совместило в своих простых мозгах вкус трёпки и последующих неприятностей, и теперь затаилось где-то столь старательно, что почувствовать его не выходило. Госпожа теней лишь знала, точно, как стрелка компаса - направление на север, что оно здесь есть.
Потрясающе. Просто… Потрясающе.
- Я знаю, кто ты, - равнодушно ответила ведьма; ибо, в общем-то, сложно было скрыться от взгляда существа, наделённого властью ада, что тёмными щупальцами своими опутал не один смертный мир. - Имя мне Сатана, дочь сатаны. Я не знаю иного, назвавшийся Морганом: твоей ли гениальной идеей было призвать существо из числа полоумных потомков безумного бога, или всё же случилось чудо Божье, и в этом треклятом монастыре есть хотя бы один смертный с мозгами в голове?

0

6

Существо, представшее перед ним, не вызывало сомнений в одном - своей силе. Это маг ощущал также, как чувствует человек нависающую над ним каменную громаду, весом во многие десятки и сотни тонн. Такое ощущение обычно возникает в шахтах, когда идешь и понимаешь что стоит породе, по какой то прихоти земляных сил, дрогнуть и обрушить эти, смешные в сущности подпорки, тебя завалит. Тебя не просто придавит, а размажет тончайшим слоем, так что откапывать будет просто нечего. Мордред чувствовал себя как на горной тропе, узкой, практически козлиной тропке ,высоко в горах, когда не видно подножия горы. И эта тропка, словно мало ужаса от её узости, ещё и скользкая от намерзшего на неё льда. Стоит сделать один неверный шаг, одно слишком резкое движение и  ты полетишь вниз, к острым камням и тело твое разобьется как яйцо, разлетевшись словно от мощного взрыва в разные стороны. Ощущение было совершенно не из приятных.
Поэтому сначала, когда она сказала что знает кто он, Модред аж чуть не подпрыгнул от испуга. Однако после он тихо и с облегчением выдохнул. Все же она назвала его "назвавшийся Морганом", что дало Мордреду смутную надежду. Возможно она имел ввиду, свое знание о его магических способностях и не имеет понятия о его истинном имени или намерениях.
Приятно познакомится, Сатана, дочь Сатаны. - продолжил Мордер, стараясь сохранять невозмутимость и манеры, - Спешу вас обрадовать, чудо, хотя не уверен что Божье, случилось. Я пришел сюда, осмелюсь предположить как и вы. Почувствовал жуткое магической действие, что сделало тут дырку в реальности. И, как это ни прискорбно, выпустило наружу некоего монстра, которого я не застал, но намерен найти и изгнать обратно туда, откуда эти...- с трудом удержав на языке смачные и совершенно нецензурные эпитеты, мужчина все же выразился через эвфемизмом - ... бычьи палки, его вытащили., - тут мужчина посмотрел на тех, кто ещё на давно пел тут заклинания, точнее на то что от них, как физически так и психически, осталось.
Мне лестно что по вашей классификации я попадаю в ранг смертных с мозгами в голове.- чуть подумав, Мордер добавил, - Настолько ли это звание почетно, что вы можете оставить это гадкое место, предоставив мне управится с сущностью, что явилась сюда?- задал Мордред волнующий его вопрос. Присутствие Сатаны ему было как бомба со сломанными часами, совершенно не ясно когда рванет. А учитывая что он ещё не представлял себе, что за взрывчатка, то и причина, по которой может произойти взрыв, также была ему неясна. А играть в русскую рулетку Мордред совершенно не любил, особенно в такую, где, как минимум три патрона в барабане. А если эта, Сатана, ещё и в плохом настроении, или в него резко перейдет, ибо женский ум алогичен и слабо прогнозируем даже если ты изучаешь его уже некоторое время, то и все пять.

+1

7

По крайней мере, не придётся устраивать драку с обладателем заклятий родом из тёмного фолианта - и то хлеб. Учитывая непредсказуемость, каковой обладала магия хаоса, нарываться на неё лишний раз совершенно не хотелось.
- Что ж, по крайней мере, одной проблемой меньше, - милостиво согласилась дьяволица, переводя взгляд с тихо бредящего сектанта на своего затейливого собеседника.
Её взор сейчас был крайне странным, если и было уместно для описания сущности Сатаны таковое слово; в нём вновь исчезла всякая человечность, хранившаяся где-то наверху её сознания, и на передний план вышла тьма, холодная, жуткая, всеобъемлющая тьма родом из бездн вселенной. Тьма эта смотрела на мир, разлившись тушью по омуту изумрудных глаз, и чернота, обратившаяся в омуты глаз, расходилась по лицу королевы преисподней тонкими трещинами, спускаясь на скулы, паутинкой разбегаясь к вискам. Возникало странное чувство, что, если легко стукнуть по фарфоровой оболочке бледной кожи, то она разлетится, обнажив под собой только безграничный мрак.
Впрочем, сложно было утверждать, что это было не так - едва ли сейчас она была полностью живой сущностью.

Выслушав длительную тираду собеседника, суккуб очень вежливо и настолько же крайне выразительно приподняла широкую рыжую бровь. Ей решили указывать, где ей оставаться и чем заняться, правда, не будучи при этом старшим любимым дядюшкой или хотя бы доктором Стренджем, да? Кто бы мог подумать. Порой своеобразное восприятие окружающей реальности с лихвой заменяет смелость, должно быть.
Госпожа теней улыбнулась. Несмотря на идеальность черт её лица, улыбка эта вышла не слишком-то приветливой; жуткий, жёсткий оскал древнего зверя, и голос её, мягкий шелест, разлетевшийся над полом, был так же равнодушен, как и прежде:
- Нет. Я не надеюсь на чудеса, которые никогда не случаются дважды, и слишком давно не верю смертным - порой исправлять творения ваших рук в решениях проблем ещё затратнее, чем не допускать оного. Но это звание настолько почётно, что я не заставлю тебя исчезнуть и не путаться мне под ногами, так и быть.

Она отступила с порога, повернувшись на носочках своих сапог, легко повела лопатками - взметнулись тяжёлые крылья, густо оперённые сплошною чернотой. Хищные, стремительные жесты не слишком внушали чувство безопасности при нахождении рядом с этой женщиной; она вся напоминала кошку, готовящуюся к прыжку из засады. Объять необъятное, поймать то, что неуловимо; гоняться за притаившимся в сумраке брошенного монастыря чудовищем не то, чтобы слишком уж входило в число её любимых занятий, но княжну, как это было обычно, никто не спрашивал.
Подняв одну руку, она подбросила вверх три некрупных, с мячик для настольного тенниса, зеленоватых огоньков. Те закружились, заплясали, разбрасывая блики по стенам. Заклятье поиска не то, чтобы было самым эффективным, но всё же призрачный шанс на то, что чужеродную сущность они обнаружат, существовал - это было всё равно лучше, чем просто бесцельно бродить по узким коридорам в надежде на теорию вероятностей.
Как показывала практика, в данном вопросе никакая статистика не работала.

Отредактировано Satana (17.02.2017 13:35)

0

8

Поначалу, когда Сатана, как себя назвало существо, обрадовало Мордреда. Он уже успел обрадоваться что фраза про одну проблему, которой меньше, означает её испарение отсюда и желательно подальше. Но тем горше было его разочарование, едва не отразившееся на его лице, когда оказалось что это не так и ни разу. Наоборот, девушка, если подобный эпитет был применим к тому что перед ним стояло, явно готовилась к бою. И Мордреду решительно не нравились эти черные трещины, подобно тонким, заостренным червякам расползавшимся по её лицу, придав ему немалое сходство с разбитым стеклом. А уж превращение глаз в два черных пятна на белом лице и вовсе не добавляло привлекательности этой загадочной особе. Которая явно намеревалась загадить тут все дело.
Её голос был равнодушен, но это не слишком успокаивало мага. Напротив, это ещё более отдаляло её от людей, добавляя её облику негативных черт. Несмотря на все то нарастающее чувство неприятия, выгнать её Мордред не мог, вежливое предложение оставить все ему тоже не прокатило. Значит нужно перестроится и играть с учетом её присутствия.
Она пришла сюда за монстром, значит, возможно часть книги ей не нужна. Это может быть моим спасением.- раздумывал колдун, опустив очи, не желая смотреть в черные провалы на её фасаде, - Возможно что она мне лишь поможет. Уберет монстра отсюда, а потом я заберу лист. Лучше это сделать без её неприятных, зеркал души. А то не хочется мне с ней спорить, это плохо может кончится. Для меня, что удерживает ещё сильнее. Ладно, попробуем выкрутится из этой неприятной ситуации, в которую меня занесло.
С такими мыслями, Мордер успокоился на том, что ему просто позволили остаться, что значительно упрощало его задачу. И он решил что подобным позволением лучше дорожить, поэтому просто остался стоять рядом, не предпринимая никаких действий. Конечно, его особая чувствительность к магии книги, могла бы сильно ускорить поиск, но пока это, не знает о его связи, лучше ей не говорить. Поэтому колдун просто стал терпеливо ждать, когда заклинание, как он понял поисковое, найдет монстра. Тем более что изменения во внешности, отнюдь не располагали к беседам с этой дамой. Из спины показались крылья, заставив Мордреда чуть сморщится, заодно поблагодарив то обстоятельство, что оно отвернулось. Тем более что это выражение лишь промелькнуло на его лице, а так он решил держаться как можно тише и как можно более невозмутимо, рядом с этим Зверем в милом обличии.

0

9

Присутствие рядом кого-то иного в моменты творения заклятий, особенно таких хитровывернутых, как поисковые, настроенные исключительно на одну сущность неизвестных масштабов и ровно таких же неизвестных свойств, обычно сильно раздражало леди Воланд; но сегодня выбирать не приходилось. Это обычно можно было красиво поторговаться со Стефаном, а что ей будет (и будет ли что-нибудь) за то, что она пойдёт с ним - но то были дела исключительно земные, ад задевающие мало, поскольку в большинстве случаев массовые смерти были королеве преисподней только на руку, ибо, чем больше умирало, тем больше приходило в её отчий дом.
Но только не сейчас. Любая магия смертных, сколь бы сильной она не была, не может сорвать у мироздания крышу так же сильно, как присутствие здесь чудовища из разряда первородных. Хтонические создания опасны не только и не столько даже тем, что склонны жрать всё, что видят, включая даже тех, кто вызвал их на поверхность из их тёмной колыбели, вовсе нет; тут совсем иное. Времена Хаоса прошли. Хтон, отчаянно рвавшийся вовне из своего тоскливого заключения за пределами всякой вероятности, не понимал этого, навечно застряв разумом где-то в древних временах, но так оно было: пришла эра порядка, сменившая эру беспорядочного и порой бессмысленного творения.
Упорядоченная вселенная, благополучно существующая сейчас, совершенно не нуждалась в тех случайностях и парадоксах, каковые могли в ней вызываться одним лишь присутствием порождений отца хаоса - она от этого ломалась. А поскольку баланс и без того был штукой хрупкой и крайне непостоянной, Хеллстром была полна решимости загнать эту проклятую тварь обратно до тех пор, пока её аура не переплела часть реальности во вновь неупорядоченное. Чинить мироздание всегда было делом излишне утомительным, да и вообще… Не окупалось, прямо сказать.

Зеленоватые искорки, плясавшие над узкой женской ладонью, вспыхнули и рассыпались в лёгкий звёздный пепел; вместо нескольких шариков остался только один, ставший немного больше и каким-то более целенаправленным. Несколько долгих секунд он висел на одном месте, после чего, взмыв повыше, устремился вперёд, точно болотный огонь. Оставив Модреда самого раздумывать о том, что он хочет - идти с ней, идти отдельно, никуда не идти вовсе, - женщина с глазами из тьмы бросилась вперёд, лёгкая и совершенно бесшумная, стремительная, точно кошка, разобравшая наконец в переплетении ветвей кустарника свою добычу.
Едва различимая в спешке минута бега, слившаяся в один стремительный полёт…
Пока, всплеснув огромными крылами, Хеллстром не замерла.
- Ну разумеется, - с тоской пробормотала ведьма, глядя на лестницу, уводящую вниз. - Ну конечно, куда ж ещё оно могло-то полезть, кроме как не под землю…
Огонёк, плясавший метрах в пяти впереди, разбрасывал по каменной кладке блики. Самого его уже не было видно, но это лёгкое свечение озаряло наклонный потолок могильным отсветом, окончательно разрушая веру в чудеса.
Самой княжне, конечно, не нужен был свет, чтобы видеть в темноте; но смущало её отнюдь не это. Там, где притаился монстр, было слишком много родственных ему сил - чем ближе к земле и чем глубже в неё, тем древнее была суть магии. Гея была столь же хтоническим существом, сколь и упорядоченным; Хтонией её звали, к сожалению, не зря.
И что было там, внизу, было так же неизвестно. Монастырские деятели славились своим умением создавать тайные ходы, и один Господь ведал, куда они вели.
Да и то - не всегда.

0

10

Не слишком много времени прошло, пока заклинание Сатаны похоже сработало и повело её, а за ней и Мордреда по следу монстра. Чем дольше чудовище оставалось здесь, тем лучше сам Мордред чувствовал его, тем явственнее ощущал его присутствие здесь. Но об этом тем более стоило молчать, что бы Сатана не закопала его в соседней могиле с этим монстром. Или не отправила вместе с ним в его измерение. Хотя сам маг и намеревался посетить его, но посетить когда нибудь, в будущем, набравшись сил, опыта, знаний и тщательно подготовившись к краткому, поначалу, путешествию. Самоуверенно ринутся навстречу неизведанному и разделить печальную участь тех, кто сейчас сверкает своими обглоданными костями не входило в честолюбивые и амбициозные планы мага.
А путь тем временем привел их к лестнице вниз. Монстр решил не устраивать забег по новому миру, что несказанно радовало, а проявил консерватизм и попытался найти место, как можно более родное для него, насколько вообще для него может быть родным хоть какое то место в этом мире. И полез под землю. У Мордреда возникла ассоциация, что он как ребенок, укрылся под одеялом и сидит.
Ну, отлавливать его по городу, попутно объясняя обгадившимся от удивления людям, что это за зверек и чего он не в зоопарке, не придется. Уже хорошо. А если это существо крупное,то возможно оно уже где нибудь застряло. Вряд ли там слишком широкие проходы, монахи ведь наверняка ориентировались на свои, аскетичные фигуры. Может в таком положении, пытающимся втянуть живот, мы его и найдем?- прошла ли его шутка юмора и взбодрила ли Сатану он не понял, но решил что если она остановилась, то может вообще не пойдет в это подземелье. Снова замаячила слабая надежда избавится от этой бесихи и спокойно, избавившись от монстра, забрать страницу Даркхлодла.

0

11

Пухлые губы девушки чуть заметно дёрнулись; она, видимо, усмехнулась, отчего рот её исказился, точно у хищного зверя, и зубы обнажились лишь с одной стороны. Когда Утренней Звезде становилось некогда думать о сохранности смертной части своей, она довольно быстро отдавалась тьме целиком; первоначало же не могло похвастать изящностью. Его сила была в безграничной мощи, в ней же было и единственное его очарование.
- Вряд ли монастырь строили из расчёта на то, что в нём будут прятаться от окружающих зверушки невнятных свойств и впечатляющих масштабов, - фыркнула Сатана, - такой камень не удержит ни дракона, ни мантикору, что уж тот говорить о дряни из чужого измерения. Если что-то останется от подвала, то оно превратится в пыль. Не думаю, что контакт с этим… Гостем слишком благотворно влияет на материю, это вообще на редкость хрупкая вещь. К сожалению.
Оттолкнувшись ногой от порога, она поспешила вниз, левой рукой скользя по стене. Там, где проходили её гладкие, аккуратно подпиленные ногти, выкрашенные багрянцем, оставались тонкие следы, точно на самом деле твердыня обители была мягкой и податливой, сделанной из теста - или вовсе из ночного тумана.

Путь, в прочем, был не слишком долгим. Суккуб прошла по подвалу, без интереса скользнув взглядом по остаткам винных бочек, двинулась вновь вперёд, просто выбив к чертям прогнившую дверь на заржавевших петлях, и так продолжалось ещё минут десять. Вдруг Сатана остановилась, постояла так, точно тушканчик, покачиваясь на носочках своих сапог, взад-вперёд, сделала едва заметный шаг; потом, ещё сильнее задумавшись, отступила вновь, осмотрелась по сторонам, прищёлкнула длинными тонкими пальцами. Огоньки, собравшиеся вокруг её огненных волос в лёгкую танцующую корону, засветились особенно ярко, а на лице девушки отражалось всё большее сомнение. Заострившиеся черты её безукоризненно красивого лица казались восковыми, и по той темноте, что жила в трещинах на скулах, то и дело проходила какая-то подозрительная, волнующаяся рябь.
- Отсюда начинается искажение, - наконец медленно проговорила княжна, вновь делая плавный, скользящий шаг вперёд. - Здесь пока только… Аура, запах; но дальше будет хуже. Оно принесло с собой часть хаоса, и хаос вплетается в настоящий мир. В лучшем случае мы сейчас можем оказаться посреди большого красивого ничто.
И, сочтя свой моральный долг исполненным, дьяволица вновь зашагала вперёд, задумчиво-спокойная, словно каждый день она только тем и занималась, что бродила в подземных лабиринтах, чтобы встретиться с чудовищем. Хотя Сатана хорошо знала мироздание, ибо, хоть и была относительно юна по меркам вечных, разделила однажды память со своим отцом; благодаря тому она точно знала, что в темноте не может таиться ничего страшнее, чем она сама.

Каменная кладка потолка, освещённая лишь тусклой зеленью болотных огней, вдруг пошла как-то криво, закручиваясь в спираль, а потом и вовсе стала расступаться, обнажая за собой что-то тусклое, что могло бы быть небом - если небо бывает такого сиреневатого оттенка с явным сизым отливом. Тварь, прячущаяся где-то в земных недрах, затаилась хорошо, но аура выдавала её - аура и то, что чудовище приволокло с собой. Остатки странной, не поддающейся обычным правилам энергии первых творений; Хеллсторм даже задумалась, не оставить ли всё, как есть, чтобы посмотреть, во что может под действием хаоса эволюционировать банальный гранит. Станет големом или нет?
Было бы в некотором смысле забавно.

0

12

Похоже профессия этой девушки была - Разрушительница Надежд. Ибо только замаячил впереди шанс избавится от её компании, как она тут же растоптала его каблуком и пошла внутрь подземелья, оставляя за собой на стене следы ногтей. Мордред обратил внимание на эти следы, запомнив, на всякий случай, сколь острым является этот маникюр. Их путешествие по подземным переходам нельзя было назвать ни долгим, ни особо увлекательным. Во всяком случае пока. Потому что потом Мордред также ощутил её. Первичная энергия, неустойчивая и неупорядоченная. Она была в чем то ужасна, но и она же была прекрасна. Она сулила великие возможности, ведь именно с неё начался этот мир. И с её помощью его можно было изменить. Это чувство понравилось Мордреду. Ему захотелось сильнее соприкоснутся с этой, свободной от жесткой структуры энергией, не такой скованной как обычная энергия этого мира, цементным слоем покрывшая его недостатки. Хотя и защищающая множество достоинств. Тут, именно в соприкосновении с ней, Мордред ощутил всю косность этого мира, всю его закрепощенность. Подобное можно наблюдать у впавших в старческий маразм людей, остановившихся в своем развитии, помешавшихся на прошлом и не желающим развиваться. Таков был и этот мир. А эта энергия была как глоток свежего воздуха после спертой комнаты, как свежая кровь в захиревшем от кровосмешения племени, как глоток прохладной воды в жаркую погоду. Она бодрила, взывала к творчеству и проявлению свершений креатива! Но к сожалению Мордред пока не мог использовать эту энергию Позже, когда снова овладеет Даркхолдом, он сможет, но не сейчас. Пока ему дано лишь созерцать её, смотреть как ученик художественной школы, смотрит на масляные краски, которыми написаны работы Великих. И вот с ещё большей досадой глянул Мордред на Сатану, портящую своим присутствием такой замечательный, в чем то интимный для мага момент. А Хаос тем временем, продолжал преображать все окружающее. И вот уже пространство искривилось и принимало спиралевидную форму, а далее виднелось нечто странное, что Мордред даже не мог толком рассмотреть. Он лишь чувствовал что они скоро найдут Порождение Хтона.
Интересно, а если просто ненадолго оставить все это здесь?- словно не всерьез, а в качестве предположения спросил Мордред, обращаясь то ли к Сатане, то ли к самому себе, а может и к воображаемому собеседнику, - Было бы весьма занятно понаблюдать, что из этого всего выйдет. Ведь интересно же! Это энергия совершенно иного мира!
При этом Мордред подумал, что если Сатана заинтересуется этим всем, то у него будет больше времени что бы от неё избавится, или придумать как тихо уйти с книгой. Но также ему было реально интересно, что тут будет при более длительном воздействии энергии другого измерения. Ну и заодно Сатану проверил, насколько она любознательна и насколько осведомлена о возможностях этой энергии. Не меньше Мордреда волновало, что она думает по поводу этой энергии, все же этот вопрос был для него, вполне возможно, вопросом жизни и смерти. При этом он не показывал своего интереса к этим вещам, притворяясь что это не более чем мысли вслух.

0

13

Губы Сатаны чуть дрогнули в усмешке - какой-то неприятной, скорее злой. Чёртовы хаоситы, вечно у них в мозгах творится не пойми что; в лучшем случае они просто тихо в своём углу болеют великими идеями, в худшем же начинают нести их в массы, при этом почему-то совершенно не задумываясь, что их судьба будет точно такая же, как у всех тех, кто уже был и остался в прошлом. Ни одного великого мага Хаоса, пережившего бы встречу со своими кумирами, Хеллстром за свою увлекательную жизнь, включающую так же многочисленные путешествия по вероятностям, не встречала. Жизнь и Хаос плохо коррелировали друг с другом: это были понятия, которые существовали в совершенно разных плоскостях.
- Мой отец видел зарождение реальной вселенной. Великанский цветок раскрылся, чтобы превратиться в упорядоченное мироздание, каковым мы его знаем сейчас. На этом роль хаоса закончилась, и больше места в этой реальности ему нет, - твёрдо отозвалась девушка. - Ни одно живое существо из тех, что таковым может считаться сейчас, не выживет в новой волне хаотичных сил, и время ей ещё не пришло. Апокалипсис по графику нескоро, Всадники морально не готовы собираться все вместе и заниматься чем-то масштабным.
Ещё бы они были готовы. Ладно Смерть, которому работы хватало всегда, ибо в косе его нуждались все те, кто существовал и кто ещё будет существовать, но Голод вполне комфортно чувствовал себя в нынешней модельной индустрии, и чёрта с два бы его кто-нибудь поднял на коня да с весами в левой руке, горделиво ими размахивающим. Война тоже не особо жаловался, курсируя по окрестным галактическим империям, а приятный отпуск проводя в кровати у своей королевы, но этого хотя бы заставить заниматься божественной миссией было чуть проще, равно как и Завоевателя - помахать оружием мужики были всегда не прочь. Даже если это обозначало смерть нынешнего мира; ибо, как известно, погиб один - появится другой.
Но всё же рухнувших небес как-то не хотелось. Вполне комфортно было и с нынешними.

Воздух стал как будто бы вязким, неприятным на вкус - от него тянуло… Чем тянуло, дьяволица сказать точно не могла, но это было что-то крайне мерзкое, похожее одновременно на сырое мясо, плесень и плохо профильтрованный самогон, в котором спирта содержится вровень с примесями. В общем, как ни взглянуть, сочетание так себе. Заметно нахмурившись, леди Воланд просто перестала дышать, оставив пока свои смертные привычки, и прибавила шагу, изящно игнорируя тот факт, что пространство под её шагами начинало медленно, но неумолимо рассыпаться, изгибаясь в какие-то немыслимые формы и пытаясь свернуться в клубок и укатиться куда-то к чёртовой бабушке.
Бабушки, в прочем, у чертовки не было, хотя имелся дедушка, но его видеть тоже не сильно хотелось. Господь отличался достаточно скверным характером и хреновым чувством юмора, так что родственные чувства королева предпочитала проявлять на расстоянии. Чем больше было расстояние, тем крепче были эти чувства.
- Судя по всему, мы пришли. Банальная магия здесь почти не работает, ещё десяток шагов - и реальность поедет окончательно, - с заметной долей раздражения в голосе заметила Тана спустя ещё несколько минут пути. - Во что может перекинуться пространство, понятия не имею, хаос многолик не меньше, чем мой дом. Нам может повезти, и это будет какой-нибудь железный лес…
Нет, им не повезло. Через десяток шагов, когда крайне злая Утренняя Звезда заметила, что потолок каменного хода окончательно куда-то уплыл, уступив место свитым в клубки полосам тумана дурного лавандового оттенка, от всего пространства остались лишь разводы и едва заметная, медленно истаивающая полоса дорожки, очевидно, повторявшая тот ход, по которому они шли. Прекрасно. Выматерившись на красиво позванивающем долгими гласными французском, женщина с глазами из тьмы решительно двинулась рядом с остатками пути.
Удивительно, но радужные разводы, которые заменяли здесь плоть реальности, её выдерживали. Впрочем, понятия направления как такового тут не существовало, равно как и понятия верха-низа. Здесь вообще ничего не существовало, потому что ни в чём не было нужды.

Где-то поодаль послышался злобный и вместе с тем крайне негодующий рёв. Пространство задрожало.
Тварь, почувствовав опасных гостей, выражала крайнее неудовольствие тем, что её смеют тревожить.
- О, - без всякого удивления отметила княжна, - говорят "добро пожаловать", судя по всему.

0

14

Оставлять эту силу в этом мире Сатана не желала, а настаивать Мордред не решился. Все таки она и его немного пугала, эта сила. хотя притягивала она его гораздо больше. Но это тоже относилось к области, "не нужно этого знать этому вот непонятно чему". Мордред мог бы сорваться на грубость, если бы не опасался что существо просто размажет его по стенке. Впрочем. скоро стенок, как таковых не осталось и размазывать стало не обо что. Пространство перешло в газообразное состояние красивого лавандового оттенка, заставляя Мордреда подумать о покупке вот такого же цвета галстука. Некоторое время маг приглядывался, что бы лучше запомнить цвет, а потом вновь догнал Сатану, держась впрочем за её спиной и даже не пытаясь её обогнать. Она что то там толковала о зарождении Вселенной и своем отце, но Мордред прослушал всю эту тираду, увлеченный любованием размытого пространства. Его захватывало ощущение некоей невесомости, медленного, но верного исчезновения понятия Верх и Низ, Право и Лево. Однако Сатане похоже это не нравилось и Мордеда это удивляло, хотя не настолько что бы преодолеть страх перед этим существом и спросить почему. Ведь она сама была словно из иного измерения, да и чувствовалось это именно так. В ней была Тьма, она этого и не скрывала. Но почему же этот мир, для неё чужд, а для Мордреда, вроде как плоть от плоти этой реальности, так близок? Подумав немного, маг решил что это существо уж больно древнее и просто закоснело в своей реальности, не желая уже ничего менять. Вот и не нравится ей этот новый мир, где реальность более напоминает глину, чем гранит. И далее она напоминала глину все более. Вот они и оказались там, где направления не существовало вообще. Мордред смотрел на странные оранжевые дорожки, хотя здесь не могло быть ничего странного, в этом пространстве, если можно его так называть было нормально абсолютно все, кроме, видимо их самих. Сердце Мордреда защемила тоска, что он чужой в таком замечательном, располагающем к творчеству месте. Однако он снова напомнил себе, что это ненадолго и когда Даркхолд снова будет собран им, он сумеет изменить это отношение Хаоса к нему.
Голос, точнее грубый рык, что послышался им, был будто отовсюду, отсутствие направления сказывалось на этом. Но при этом, Мордер мог бы четко сказать, откуда идет этот рык, хотя и не мог указать бы точного направления. Но Сатане об этом знать, опять же, совершенно не обязательно.
Странно, слышу рык, да не знаю откуда он.- озадаченно, что было игрой лишь в малой части, сказал Мордред, - Мы видимо внутри разрушенного энергией Хаоса пространства, поэтому мы сейчас везде и нигде определенно. Значит, найти монстра нам легко и невозможно одновременно. Итак, если он здесь и этот рык не причуда данной аномалии, как мы найдем его? - при этом Мордерд начал продумывать план, как использовать это пространство, что бы задержать здесь Сатану. Он подумал над тем, что бы когда Сатана будет изгонять Потомка, вмешаться в ритуал, будто бы из самоуверенности. Когда монстр будет изгнан из этого мира, а энергия что он с собой принес, останется, Сатана наверняка разозлится и это был самый опасный момент. Мордрер сомневался что она его убьет, все же цель будет достигнута и ей останется просто убрать энергию. Для существа её уровня - дело пяти минут. Однако ярость Сатаны, даст Мордреду благовидный предлог, что бы убежать от неё. А пока она загонит обратно энергию, он успеет забрать страницу Даркхолда и сбежать. Все же он был англичанином, поэтому уход не прощаясь, посчитал достаточно вежливым.

0

15

Будучи воплощением первоначала, Сатана теряла не только свою человечность, но и большую часть терпения. Как дядюшки обоих ведомств умудрялись существовать со смертными, не разнося при этом в пыль половину галактики от тихого, невыразительного негодования, она даже не догадывалась, завидуя им жгучей завистью. Возможно, это был опыт, которого Утренней Звезде решительно не хватало. Модред и его присутствие начинало серьёзно действовать ей на нервы; насчёт прока были большие сомнения, насчёт приятности компании - ещё большие, и какого чёрта он здесь делает, в таком случае становилось вообще крайне загадочно.
Исключительно выводит леди из себя, не иначе.
- Никак, - прохладно ответила девушка, запрокинув голову и с интересом естествоиспытателя изучая проплывающую мимо причудливую спираль, - тонкость данного момента в том, чтобы искали не мы, а искали нас. Тому, что призвали, и здесь отлично живётся, а на то, что её существование отрицает эту реальность, ей плевать. Не её же отрицает. Но это дело поправимое… Правда, эффект тоже может быть своеобразным, но что уж.

Проведя пальцами по плотному антрацитовому оперенью, королева вытащила из крыла одно длинное узкое перо, чьи края могли без всякого труда резать металл, провернула его в пальцах, потрогала кончик, убеждаясь, что он достаточно острый, и сделала резкий взмах рукой. За её странным карандашом потянулся узкий чернильный след, который внезапно вспыхнул, пропуская сквозь себя бездну космоса с поблёскивающими внутри бликами белёсых далёких звёзд. Там, где был хаос, снова разворачивалась жизнь, имевшая несомненно больше прав на происходившее; вновь послышался глубоко негодующий и даже, кажется, оскорблённый рёв.
Существо, бывшее частью иного мира, чувствовала себя неуютно, когда в его пространство вторгались таким бесцеремонным способом. С удовлетворением на бледном остроскулом лице, прежде выражавшем лишь крайнее раздражение, дочь дракона сделала ещё один взмах, проводя линию, практически перпендикулярную предыдущей. Посреди лавандового ничто, разбавленного дурными психоделическими разводами, засияла прореха, расширявшаяся всё больше, и там, куда попала темнота, снов проявлялся обычный рельеф каменных стен. Столкновение поверхностей порождало затейливые визуальные эффекты, но на данный момент королеве было совершенно не до них - она слушала, как ворочается где-то очень рядом и одновременно - до крайности далеко существо, которое пыталось сотворить себе логово.
Рык сменил тональность и перешёл в непрерывный, ровный звук, дрожащий где-то на грани сознания.

Тёмная Венера сделала ещё пару крестообразных надрезов, позволяя упорядоченному пространству хлынуть вниз, точно водопаду. Рык перешёл в булькающую злобу на обертонах; протянув руку в сторону, дьяволица легко сжала пальцы, и её ладонь привычно нашла тепло кожаной рукояти кнута.

0

16

В очередной раз надежды Мордреда рухнули. Вместо увлекательной прогулки по новому пространству, все оказалось куда более примитивно и вульгарно. Это позволяло ему скрывать собственные способности, что было некоторым утешением ему. Однако пока он здесь, он сосредоточился на этой энергии, вдыхая её, ощущая её. А когда он, благодаря близкому контакту, почувствовал что Потомок скоро будет здесь и Сатане станет резко не до него, он начал потихоньку вбирать в себя эту энергию. Внутри собственной энергии он создал некое хранилище, небольшое, ибо энергии он взял немного. Но она была нужна ему, для последующего изучения и поглощения. И теперь он хотел взять с собой ещё и кусочек этого существа, чисто для себя. Его природа, его происхождение завораживали мага.
Любознательность разрослась и, вот уже мало было ему просто страницы, ему хотелось сделать за один раз не единичный шаг к Хтону и его силе, а сразу три шага. В руках мага начал формироваться клинок из энергии, узкий, острый как хирургический скальпель. Сам маг чуть сжался, делая вид что хочет просто напасть на потомка, что частично было правдой. Не зная, сколько времени уйдет у Сатаны на его изгнание, он предполагал худшее. Значит, надо было атаковать первым, но не загораживать собой потомка. Он не хотел давать понять, что желает кусочек этого существа. Во всяком случае, раньше времени.
При этом он мысленно вспомнил, представил себе место где лежи страница, что бы не терять ни пол секунды на телепортацию к ней.

0

17

Женщины - существа странные, слабо предсказуемые и плохо вписываемые в обыденную логику. Для того, чтобы убедиться в правдивости подобных суждений, достаточно спросить Адама, который расскажет много всего интересного, или дьявола, который расскажет ещё больше. По убеждению большинства сильного пола, именно сатана и был причастен к тому, что вышло из ребра первочеловека существо красивое и приятное на ощупь, но глубоко загадочное. Постичь логику отдельно взятых дев можно было только под алкоголем, мухоморами и тяжёлыми наркотиками одновременно; когда же дева эта имела не просто женскую сущность, но ещё и сознание, совмещавшее в себе как минимум тройку личностей, становилось особенно сложно.

Вместо того, чтобы вступать в драку, Сатана перестала существовать. Тело её, сильное и гибкое, до этого на фоне дурственной реальности нереального темневшее разрезом посреди холста, просто превратилось в дымку, которой нельзя было коснуться - любой жест проходил сквозь неё. В подобной форме вреда ей всё равно было не причинить. Конечно, суккуб могла бы щелчком пальцев переписать здесь и сейчас половину истории, но ей двигало женское желание посмотреть, что из этого получится, столько же древнее, сколько осмысленное. Про Модреда в скромном магическом серпентарии, который знал всё про всех и вся, слухи ходили самые разные, и Хеллстром, от кошек, во все времена считавшихся воплощением дьявола самого, унаследовавшая любопытство, конечно, не могла пройти мимо. Потенциал возможного противника надо было оценить собственными глазами.
Говорили, что Даркхолд дал ему настолько много, что Мерлин, отказавшийся в своё время его учить, хватался нынче за голову и теперь отчаянно жалел, что не придушил несостоявшегося ученика, когда тот к нему только заявился. Это, возможно, избавило мироздание от потенциального аватара Хтона.
С другой стороны, древний едва ли не нашёл бы себе новый, но был шанс, что ему потребовалось бы на это больше времени.

Монстр оказался тушей размеров необъятных, приближавшихся разве что к вечно что-то жующему Бегемоту в его истинной форме; к счастью обоих участников этой прекрасной сцены, был он явно слеп. Округлая голова, переходившая сразу в тушу, практически без наличия шеи, была лишена глаз; зато сильно выделялись чёрные щели огромных ноздрей.
Один из лавандовых разводов просто раскрылся, пропустив чудовище сквозь себя, но что делать дальше, оно, похоже, сильно сомневалось. Так и стояло, тупо вертя мордой во все стороны.

Венера, слегка заинтригованная происходящим, безмолвствовала.

0

18

Реакция Сатаны на приближение монстра была, слабо сказать, неожиданной. Сначала Мордред решил что она хочет изменить тело, для боя с чудовищем. Но дымок явно не был предназначен для боя. Сначала маг недоуменно посмотрел на дым, витающий в этом милом пространстве. Он даже принюхался, пытаясь понять, что за трюк задумала Сатана. Но так и не понял.
Когда явился монстр, Мордред сначала отступил. Чудовище двинулось на него, ориентируясь на что то, ему одному известное. И наибольшее разочарование было у мага, когда чудище спокойно прошло через дымок Сатаны. И вот тут на лице Мордреда отразилось настоящее непонимание происходящего.
Ну и как это понимать!?- буквально заорал маг, но затем отвлекся на чудовище. Мордред убрал магический клинок, который теперь уже не был нужен ему. Он хрустнул шеей и посмотрел на монстра, решив что Сатана просто ушла, или отвлеклась. Мордред воззвал к энергии, что была разлита вокруг него, силе могущественной и изначальной. Но он не пытался атаковать монстра.
Остановись, именем Хтона, тебя породившего тебе приказываю!- голос мага прогремел по этому странному пространству, на языке, на котором Мордред разговаривал с Хтоном. И чудовище, услышало древнюю речь, столь знакомую для него. Чудище остановилось.
Ты пришел и пришло время уходить. Твое измерение призывает тебя. Рано ещё ты явился сюда. И тебе пора уходить.- продолжил Мордред, но тут чудовище решил возразить. Монстр попытался атаковать мага, но тут уже сам Мордред обратился к силе Даркхолда. Первичная энергия сплелась вокруг него в украшенный шипами шар. Когда направление удара было точно понятно, Мордред сосредоточил всю силу на одной стороне своего щита. Лапа чудовища врезалась защиту, частично разрушившись.. На лбу маг выступил пот, но он выдержал удар. Затем чародей атаковал сам. Энергия сплелась в тонкую нить, которая резко оплела ноги и лапы монстра. И когда чудовище захотело нанести следующий удар, то острая нить натянулась. И чудище дернуло собственную ногу, попутно вспарывая свою плоть. Монстра зарычал об боли.
Сказано же тебе, гад, иди отсюда! Не место тебе здесь, не в этом времени! Слушаться надо, когда тебе передают приказ старшего! Проваливай в свой мир, пока я тебя здесь не разобрал на части. А то закончишь жизнь, по частям заспиртованным, в моей лаборатории!- рявкнул Мордред
И чудище послушалось его, на этот раз. С тремя раненными конечностями у него поубавилось спеси.
Э, нет, просто так ты не уйдешь!- зловеще произнес маг, - Сначала я тебя чуть накажу! Не бойся, большее чем было уже не будет.- с этими словами, Мордред подошел к монстру и отрезал часть его плоти. А затем он начал заклинание, - Взываю к Вратам что лежат между измерениями. Взываю к тому измерению, дверь в которое рядом со мной. Открой дверь, заберите то, что пришло сюда!- по словам мага раскрылись в измерении врата между мирами. И чудище, хромая, ушло в свой мир. За ним уходила и сила, что он принес с собой. Мордред заодно прихватил часть этой энергии себе.
А затем он быстро, пока Сатана не вернулась, он переместился к странице, забрав её. И переместился в пустыню, где стер следы своего телепорта. Затем, ещё немного попутав следы, он переместился в соседний с Нью-Йорком город и добрался до своего дома обычными способами.

0

19

Зрелищности, прямо сказать, не получилось. Сатана, не существовавшая и не отражавшая ровным счётом ничего, кроме собственного (довольно умеренного, стоило заметить) любопытства, просто наблюдала за происходящим, запоминая то, что оставлял после себя маг, завладевший некогда чуждой этому измерению силой. Конечно, от неё не укрылось то, что Модред решил и решился зачерпнуть энергии из той, что была здесь разлита; но препятствовать ему королева ада всего не стала - чем бы дитё не тешилось. Пусть играет. Опасность Хаоса в том, что он многолик и многомерен, однако, смешавшись с истинным миром, уже упорядоченным многими силами, оставляет собственную суть за кадром и остаётся лишь отсветом мощи того, кто его породил. Такие маленькие глотки его энергии не принесут особого вреда вселенной, растворившись в ней, подобно каплям в море, и превратившись спустя года в простую материю.
В простую, насколько это возможно, конечно, при учёте столь тяжёлого анамнеза.

Полупрозрачные, бутылочного отлива глаза Сатаны сверкнули.
Монстр ушёл, покинув это измерение; кажется, он был крайне обескуражен тем, что здесь нашёлся кто-то, кто смог понять и узнать его природу настолько хорошо, чтобы изгнать прочь, отправив в его родное ничто. Спустя мгновение исчез и сам заклинатель, предпочтя, должно быть, лишний раз не сталкиваться с княжной преисподней, до сего момента так и не произнёсшей ни слова. Хеллстром увидела, что хотела; может быть, она увидела даже больше, чем хотела, ведь интересовал её вовсе не монстр, который был всего лишь случайным всплеском магических переплетений из-за идиотов, которые не знают, что читать волшебные фолианты надо непременно целиком и со всеми дополнительными томами, которые магу было угодно написать.
Впрочем, теперь они об этом несомненно узнают - в аду добротные учителя, хоть и обладают в массе своей довольно скотским характером.

Страницу маг забрал с собой - этому дитя дракона так же не стала препятствовать; ведь она знала, у кого теперь её искать, а пока пусть Даркхолд стремится быть собранным вновь. Уничтожить его целым куда проще, чем вытаскивая на свет Божий каждый чёртов лист по отдельности.

Пройдясь по залам и комнатам, ведьма убрала следы, позволив мёртвым телам и разрушенной утвари, щедро усыпавшей каменные своды некогда пусть и небольшого, но по-своему всё же величественного монастыря, раствориться, став частью пыли, что вечно куда-то гонит ветер. Прах от костей истлел во мгновение; и на этой земле, удобренной кровью, вскоре должно будет зацвести молодым побегам. Оставив после себя лишь тишину и пустоту, несравнимую с тем, что было здесь - ибо пустота эта была спокойной, без надрыва паники, леди Воланд исчезла, превратившись в лунный свет и выпорхнув в бойницу белёсой стремительной бабочкой.
Тьма вновь завладела этими землями, укутывая их бархатом своего звёздного покрывала.

0


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [17.04.2016] Abyss


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC