Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [14.04.2016] Эвентрация


[14.04.2016] Эвентрация

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://dragcave.net/image/QA2B2.gif

http://se.uploads.ru/EbDw8.jpg
Время: послеобеденное;
Место: Нью-Йорк; частный центральный госпиталь имени Джозефа Хенсли;
Участники: Carnage; Spider-Woman; Cloak; Logan; Iron Man
Описание: Фрэнсис Луиз Баррисон, больше известную общественности под прозвищем “Визг”, пару недель назад перевели в частный центральный госпиталь имени Джозефа Хенсли, под подставным именем “Элизабет Уэллс”. Власти всеми силами пытались предотвратить массовую огласку, а потому, нет ничего удивительного в том, что большая часть медицинского персонала о происходящем не имеет ни малейшего представления. Ставка была сделана на новое медицинское оборудование частной клиники, в разработку коих вложила силы компания самого Майки Холла, небезызвестного, ныне убиенного, конкурента Тони Старка. Однако и их технологии оказались бессильны: пациенту не удалось выйти из комы. Доктор Танис Ниевес, ныне - Презрение - что-то сделала с её мозгом. Визг грозило обвинение в убийстве двух работников “Холлтек”, если она очнется, однако всё острее и острее поднимался вопрос об преждевременной эвтаназии.
Как бы то ни было, первоначально следовало вернуть пациента в государственную клинику при учреждении для душевнобольных преступников “Рейвенкрофт”. Для этой цели была выделена военная машина и вооруженная охрана. Как оказалось: не зря. Несмотря на тайность государственной операции, Клетус узнаёт о местоположении Визг при помощи особой связи Доппельгангера со своей названной матерью. Власти совершили огромнейшую ошибку, попытавшись лишить Карнажа его любимой игрушки. Настало время, преподать им небольшой урок.
Тема обсуждений: Эвентрация

+1

2

- ...Клиническая картина крупозной пневмонии характеризуется резким повышением температуры до 39-40 °С, вкупе с ознобом и потливостью. Одновременно к симптомам присоединяются: головная боль; значительная слабость; общая вялость больного. Рано возникшая боль в области поверженной части грудной клетки свидетельствует о наличии воспалительных процессов в организме. Отличительная особенность плевральной боли при пневмонии – ее связь с дыханием и кашлем: резкое усиление при вдохе и кашлевом толчке. В первые дни может появиться кашель с выделением ржавой, от примеси эритроцитов, мокроты, иногда - кровохарканье.
- Что дало Вам основание для подтверждения данного диагноза?
- Хлюпанье в легочных мешках больного; прослушивание звучных хрипов: появление кашля и его усугубление с отхождением мокроты, носящей гнойный характер - всё это послужило фундаментальной основой для постановки диагноза. Мальчишка постоянно жаловался на боль в грудине, его лихорадило, сознание путалось. Но для подтверждения пневмонии требовались лабораторные исследования. Я отправила Энтони Оунса на биохимический анализ крови, мочи и посев мокроты. Результат положительный, диагноз - подтверждён.
- Очень хорошо, доктор Грэйс, - снисходительные нотки в голосе ординатора вызывали к себе, вполне естественное, отвращение. У Кэтрин Уэбб, заведующей ординаторской, не было оснований разговаривать так с молодым стажером общей практики - Грэйс Прайс - ибо она ни разу не давала повода усомниться в собственных знаниях и возможностях. В противном случае, Прайс никогда бы не решилась пойти на стажировку в частную центральную клинику имени Джозефа Хенсли. Частники обуз не держат, шанса второго не дают - точно знал юный стажёр, но предвзятое отношение к ней со стороны кололо больно, задевая комплекс отличницы, воспитанный в ней родителями с самого детства. Сразив её поверхностным, надменным взглядом, женщина заговорила вновь, - Какое лечение Вы назначите своему пациенту?
- С учетом возможной аллергической реакции, я назначаю ему медикаментозное лечение, включающее в себя: противовоспалительные средства; жаропонижающее (для сбивания температуры до отметки 38,5˚С); симптоматические медикаменты (они разжижают мокроту, способствуя ее легкому отхождению, и восстанавливают работу дыхательных путей) и антибиотики, в сочетании с противовирусными препаратами. Для лечения последующих осложнений моя терапия будет направлена на дезинтоксикацию и полное восстановление организма. Но говорить об этом, пока ещё, рано.
Врач-ординатор удовлетворенно кивнул и передал в руки Грэйс инструкции, вместе с медицинской картой Энтони Оунса.
- Продолжаем обход, - громко объявила Уэбб, требуя тишины в зале, - Следующий пациент…
Но Прайс её уже не слушала. Позволив себе расслабиться, она тяжело и долго выдохнула, переводя неровное дыхание. Кто-то из стажёров, проходя мимо, ободряюще похлопал её по сутулой спине, и девушка не смогла сдержать такой счастливой, благодарной улыбки в ответ. Успокоившись, Грэйс внимательно прочла полученные документы, проверила свой пейджер, и уверенной поступью направилась к детским палатам. Отсюда до крыла с детским отделением рукой было подать, однако и на таком коротком пути стажеру посчастливилось встретить пару вооруженных человек в спец. форме. Насколько она была осведомлена в данном вопросе, именно сегодня их частную клинику покидал некий особо опасный преступник, неделями назад, временно доставленный в госпиталь на восстановление.
- Грэйс, ты свободна?
Внезапный окрик со спины заставил девушку непроизвольно вздрогнуть. Тут же к ней, как ни в чём не бывало, шустро подскочила Глэдис - давняя подруга, молодой врач, приписанный к интенсивной терапии.
- Надо поговорить с матерью Оунса, назначив им лечение, - мгновенно нашлась Прайс, мило улыбнувшись, - В остальном же - как птица в полёте.
- Оунсы подождут, - коротким взмахом растопыренной руки, остановила её собеседница, - Слышала? Говорят, сегодня, у нас в морге, кто-то обглодал все трупы.
Стажёрка лишь глаза закатила на такое заявление, - Шон сказал, ага? Парню надо меньше носиться со своим “VR”.
- Кстати о нём: я не видела Диксона с самого утра. Да трубку он не берёт...
- Он ещё не труп, чтобы его обглодать, - беззлобно усмехнулась та, недовольно поморщившись, - Прогульщик окаянный - вот кто он. Всё утро носился со своими билетами. Видать, всё-таки приобрёл.
- Я беспокоюсь, - нервно поджала Глэдис губы, скромно уронив взгляд красивых глазок в пол. Но мимолетная слабость её продлилась недолго: набрав в грудь воздуха, медик даже повеселел, по крайней мере - взбодрился, точно вмиг облитый ледяной водой, - В любом случае: мне надо отлучиться ненадолго. Прошу: подмени меня. С минуты на минуту явится отец Эванса, забрать своего ребёнка: вот его карта, - помахала она в воздухе файлом, - Не сочти за труд: выпиши его, а? Потом - свободна.
Грэйс задумчиво нахмурилась, как-то глупо и очень уж бестолково уставившись на папку с очередной медицинской макулатурой. Брать чужую работу на себя ей крайне не хотелось: после двухнедельной нервотрёпки с мисс Уэбб, стажеру требовался кратковременный отдых, после - опять учебники, интернет-статьи, обучающие видеоролики и получающие фильмы. Но отказывать давней подруге было неловко, крайне дискомфортно.
- Я… да… да-да, подменю, - натянуто согласилась Прайс, только потому, что, в силу своей меланхоличности, никогда не умела отказывать.
Глэдишь аж запищала от восторга:
- Спасибо, подруга: я знала, что ты не откажешь!, - и те слова её больно вонзили нематериальный нож прямо в сердце стажеру. Раскинув руки, девушка набросилась на практикантку с объятиями, крепко обняла растерянную подружку, и насильно, с жаром, чмокнула её в щёку, впихнув в девичьи длани файл с медицинской картой наперевес, - Всё, я побежала, - смазано затараторила она, подмигнув Грэйс и ринувшись в сторону персонального гардероба. Стажёр, выбитый из своей колеи, ещё какое-то время просто тупо смотрел удаляющемуся белому халату вслед. Стоило только медику скрыться с глаз её долой, как Прайс недовольно скуксилась. Упёршись на стену, выгнувшись в пояснице, медицинский работник свободно открыл последние страницы папки, знакомясь с поставленным Эвансу диагнозом. Коклюш.
- Надеюсь, это и вправду не займёт много времени, - тяжело вздохнула она, отнимая бумаги от лица. Серый взгляд её голубых глаз мягко скользнул по периметру детского отделения, окидывая мутным взором безликую людскую толпу. Забавно. Четыре года медицинского колледжа, четыре года медицинского факультета и тонны неоплаченных счетов помогли ей осознать всего одну вещь: она ничего не знает. Практика оказалась чем-то далёким от теоретических понятий и привычной Грейс учёбы. Но как человек, находящийся в языковой среде, начинает быстро воспринимать инородную речь, так и Прайс, войдя в мир медицины, скоро приноровилась, вошла в курс дела и прочно закрепилась в нём.
Себя же девушка ловила на мысли, что ей до смерти интересно будет, хоть одним глазком, взглянуть на перевозимого преступника. Боковым зрением черкнув по выходящим в глав. зал военным, практикантка недовольно нахмурилась: а она ведь и понятия не имеет, когда ребята закончат с договорами и разрешениями, перейдя от прелюдии, непосредственно, к делу. Наверняка они подключили к работе и самого Хенсли, лишив бедолагу его законного выходного.
Ожидание тяготило, а подвешенное состояние сводило стажёра с ума. Так бы Грейс и продолжила умирать со скуки, не заметь она в зале человека, вызвавшего у неё неподдельный интерес. Мужчина средних лет, одетый просто, даже как-то, по-молодежному, с забавными кудрявыми волосами - Грэйс посчитала их чем-то необычным и по-своему притягательными, не сдержав смеющейся улыбки на устах - вольно остановился подле детских палат, с неподдельным интересом и странным желанием в глазах наблюдая за ребятней, да так внимательно, словно прицениваясь. Держался он стойко: на проходящих мимо медицинских работников и родителей внимания категорически не обращал. Не нужно быть психологом, дабы определить человека, впервые появляющегося в незнакомых ему местах: он потерян, порой испуган, взгляд его пустой и мечущийся, да и сам прохожий на месте не стоит - всё время ёрзается, озирается. Этот же незнакомец вёл себя уверенно, стоял твёрдо и знал точно, что было ему необходимо. Неудивительно, что Прайс приняла его за родителя, крепко сжала в руках файлы с документами и спокойно к нему подошла.
- Добрый день, - скромно начала она. Мужчина, словно действительно застуканный врасплох, резко развернулся к практикантке, и раздраженное его лицо заставило стажёра непроизвольно отступить назад: на долю секунды ей почудилось, будто незнакомец всерьёз огреет её по лицу, одарив нахалку жёсткой оплеухой. Но этого не произошло. Опустив вниз поднятые плечи, распрямившись, “родитель” лишь вскинул вверх правую дугу брови. На, только что умытой (судя по блестящим каплями на коже) харе, броско читалось требовательное “Ну?”, вынуждающее Грейс немедленно заговорить, - Вы… вы пришли забрать ребёнка?
Ответил мужчина не сразу: сначала насмешливо поглазел на девчушку сверху-вниз, затем криво улыбнулся ей, высоко вверх приподняв лишь один край губ, а потом - озорным взглядом вновь уставился на ребятню, оставшись для Прайс в чистейшем профиле, - Разумеется.
Практикантка победно вскинула вверх подбородок: она не прогадала. Осталось уточнить детали: будет неловко, насильно всунь она Эванса в чужие руки.
- Так и кого же вы хотите забрать?
- Всех.
Грейс и моргнуть не успела, как мужчина, резко и с разворота, поддался ей на встречу. Краем глаза она заметила, что случилось с его рукой: она словно раскрылась, вывернулась наизнанку, и алое мясо внутренностей, закопошившись клубьем дождевых червей, сложилось в пику органического лезвия. Клинок плавно вошёл в мягкий живот, с вкусным чавканьем разорвал органы, аппетитно хрустнул костями, с милым ухом треском порванной ткани вышел из её спины, окропив белый халат кровью. Адская боль, от которой хрустнули зубы, гармошкой сложилось лицо, а из глаз выдавились слёзы, белой вспышкой молнии сверкнула пред очами. Прайс, нависая над землей, обмякши на копье, рефлекторно схватилась обеими ладонями за то, что когда-то было рукой Клетуса Кэссиди, ощутив жар собственных соков. Испытав дикую слабость, Грейс поняла - она умирает. Под натиском выбросившегося в кровь адреналина сердце забилось быстрее и сумасшедший писк заложил стажёрке уши. Её охватила паника, пожрав трезвый рассудок животным страхом и первобытным инстинктом: ей нельзя умирать! Практикантка была готова поклясться, что слышит свой крик, но только нечетким, смазанным гулом, где-то там, на окраине собственного сознания. Однако раскрытые уста её изрыгнули из своего нутра лишь скрипучий, заржавелый хрип и зловещие бульканье. Но крик действительно был: это кричали люди за её спиной, да рыдали навзрыд испуганные дети. Сознание мягкой водой начало ускользать меж растопыренными пальцами, а с ним её тело покинуло и тепло. Уже чувствуя холодное прикосновение к своей окровавленной спине да окрыляющую лёгкость, выбивающую её из смертного тела, практикантка, в диком испуге, потянулась навстречу убийце, собираясь крепко обхватить его за шею, прильнуть к смертному телу, оставшись с ним, на земле. Но ослабши, стажёр лишь тяжело осел назад. Разум её, отяжелевший, сорвался с края пропасти, упал куда-то в обрыв. Она ощущала себя в полёте, чувствовала, что падает, падает, падает, и не может нащупать в той бездне дна. Медик инстинктивно зажмурился, ожидая неминуемой встречей с землей, но её не последовало: сознание девушки померкло раньше. Грейс Прайс только что испустила дух.
Карнаж резко вырвал руку из женского тела, чуть не перерубив его пополам. Глухо стукнувшись об пол, оно свободно распласталось на дешевом линолеуме, заливая тот кровью. Кэссиди рассмеялся: столь звонкий хлопок был похож на чмоканье выстреливший бутылки шампанского. Ему аж захотелось испить её содержимое…
С левой стороны, у входа, послышались звучные выстрелы. Сочных тонов синего, футболка безумца ожила, закопошилась, и вырвавшиеся из неё недр плётки, в мгновения ока, достигли своей цели: забрались под броню и человеческую кожу, червем, грызущим яблоко, ловко вильнули меж рёбрами, вонзились прямиком в сердце, лопнули его и пронзили федералов насквозь. Кто-то из них, ещё до того, успел включить рацию. Сжимая в обмякший руке черный кирпич, мертвый военный тяжело сполз со стены на пол, навалившись на дверь, заблокировав её. Людей то не остановило: стоило только хлестким щупальцам вернуться обратно, в мужскую майку, как ополоумевшее людское стадо напролом бросилось ко входу. Кэссиди лишь рассмеялся. Выпустив из рук своих паутину, он превратил бетонную стену частной клиники в, обтянутые органической тканью, стеночки психбольницы, без окон и дверей.
Деформированная конечность изменила своим габаритам: резко растянувшись, она пронзила насквозь невысокого паренька, по телу его поднялась вверх, леской из какого-то фильма ужасов, помнится, где был корабль¹, прошлась по плечам очевидцев, срезая с них головы. Кочанами капусты они забарабанили по полу. Многих Клетус не задел - человека четыре от силы - остальные вовремя бросились врассыпную. Сейчас Кэссиди ощущал себя мальчишкой, громящий лесной муравейник.
- Сворачиваем капустник, ребятишки! - загорланил он, вернув своей руке привычную длину. Симбиот разросся по человеческому телу огромным кровавым пятном, стягивая кожу в плотном костюме. Когда лицо преступника накрыла живая маска, сломался и его голос, приобретя стальные ноты, - Сегодня у нас в программе детский утренник!
И Кэссиди шагнул сквозь Грейс. Он прошёл по ней, как по входному ковру, разве что, не вытер о тряпья человеческой кожи ноги. От ступней его, виноградной лозою, по полу поплелись вены симбиотической субстанции. Эти усики, в считанные секунды, достигли людских ног, обвили их, уронили бегущий, приклеили к полу стоящих, полезли на детей. От тех мало чего осталось человеческого: преобразившись в мини-пародию на Карнажа, дошкольники заносились по периметру, как обезьяны по вольеру. Хромые, больные, умирающие - все сбросили себя оковы смертных болезней, исцелённые шалостью безумца. Они стали его основным оружием: именно дети убивали, кусали, рвали, драли, точно сорвавшиеся с цепей бешеные псы. Они же пираньями пожирали павших, грызя людей насмерть.
Клетус, вольной поступью прошёл по умытому кровью полу, словно по красной ковровой дорожке. Плавно нагнувшись к убиенному военному, Карнаж учтиво лишил его лишней тяжести, отняв у паренька, всё ещё включенную, рацию. Инопланетный организм разошелся, открывая свету человеческий лик Карнажа. Кэссиди недовольно напряг челюсти, скуксился, и отчитывающе зацокал языком, пригрозив трупу пальцем. Но это подождёт.
- Передаю привет своей матери, - заулыбался он в микрофон, закатив к запачканному потолку глаза. Острый коготь его большого пальца пробил рацию насквозь. Крепко сжав кирпич в руке, Карнаж раздавил его, подобно алюминиевой банке, ссыпав осколки пластмассы на пол. Мечущийся взгляд его безумных глаз вновь вернулся к нахальному покойнику, затянулся белыми линзами не земного происхождения. Зверь, не человек, схватил мужчину за ногу, волоча того в центр холла: скоро к ним на праздник придут и другие, и к появлению гостей нужно было срочно взяться за аттракцион. Ведь дети так любят конкурсы...


Собираем видеотеку Клетуса1. Речь идёт о фильме "Корабль-призрак" 2002 года выпуска

Очередь на этот круг:  Spider-Woman; Logan; Iron Man; Cloak; Carnage

+5

3

Уютный день в Башне Старка не предвещал совершенно ничего дурного. Дрю находилась на кухне с когтистым, засунувшись чуть ли не полностью в холодильник, где охлаждался заказанный заранее презент для гостя. На столе расположилась пара коробок с еще горячей пиццей из заведения на крыше, распространяя дразнящий и пробуждающий аппетит аромат. Почти как в старые-добрые времена...
- Ну и как вообще  тебе с имплантом? Есть какие-нибудь жалобы? - протянув седовласому старику жестяную банку тёмного пива, поинтересовалась Джессика и перевела взгляд с отчётов о его состоянии на него самого. Пожалуй, задавать вопрос было глупо, потому что на Логане какие угодно повреждения заживали с феноменальной скоростью. Да, уже не так резво, как раньше у их Джеймса, но тем не менее в достаточной мере, чтобы за несколько дней после внедрения искусственного ментального блока в голову на нем не осталось даже намека на шрамы. - Юная мисс Грей уже успела опробовать устройство в действии, так ведь? Полагаю, у неё ничего не вышло.
Губы Женщины-Паук озарила довольная улыбка. Она потянулась к коробке с пиццей и ухватила самый большой кусок. В принципе Дрю даже не сомневалась, что у бывшего Росомахи все будет в полном порядке, просто ей нужен был повод, чтобы вытащить угрюмого коротышку из его непробиваемой раковины. Придя из альтернативного будущего, Логан всеми силами старался как можно меньше контактировать с этим миром. Со старыми друзьями, со старой жизнью, которая была до трагедии. Она узнала это от Джин, когда та где-то с месяц назад обратилась к ней с просьбой о помощи упрямому старику. Пусть это был и не их Росомаха, не тот Джеймс, с которым они годы провели на Мадрипуре, очищая остров от всякой мрази, но он мог бы стать для них всех хорошим товарищем, если бы захотел.
Неожиданный сигнал от Пятницы едва не заставил Женщину-Паук уронить пиццу себе на колени. Она мигом встрепенулась и обернулась к возникшей рядом розовой голограмме.
- Чрезвычайная ситуация в частном центральном госпитале имени Джозефа Хенсли, - в свойственной ей манере сообщила помощница. - Сигнал пришёл от ЩИТа, отряд экстренного реагирования уже выдвинулся.
- Что-нибудь известно о произошедшем? Теракт, захват заложников?..
- Все вместе. И массовое убийство. По рации было получено и записано голосовое сообщение, которое с вероятностью в восемьдесят три процента может принадлежать Клетусу Кэссиди, больше известному как...
- Карнаж, - закончила за Пятницу женщина и сорвалась с места, бросив надкушенный кусок пиццы обратно в коробку. - Чем они вооружены? Его не возьмут обычные пули.
- Им это известно, поэтому все необходимое снаряжение взято.
- Чёрт возьми, свяжись с ними и скажи, чтобы заняли позицию по периметру госпиталя, но ничего не предпринимали до нашего прибытия. Это приказ. Если там действительно Карнаж, то вероятность выживания для тех, кто внутри, стремится к нулю. Нет смысла рисковать, пять минут им ничего не даст. Есть ещё хоть какие-нибудь подтверждения, что это он? - бросила Дрю, надевая красную куртку от костюма и натягивая перчатки.
- Косвенные. Там находится Фрэнсис Баррисон - Визг. Личность скрыта, а ее местоположение было засекречено. Сегодня должен был состояться ее перевод в "Рейвенкрофт".
- По-моему, все достаточно однозначно. Логан, не хочешь тряхнуть стариной? Я помню, ты не хотел в основной состав, так что настаивать не буду. Но если готов, поднимайся вон по той лестнице на крышу. Красный авиакар на взлетной площадке, я следом, только возьму ещё пару полезных в хозяйстве вещей, - с этими словами Джессика бросилась в мастерскую.

З.Ы. если что не так - неверные выводы или логика, велкам в ЛС. Поправлю х)

+5

4

Вечером предыдущего дня у старика состоялся разговор с рыжей насчет импланта. Хоть они вдвоём и проверили его, однако прошло чуть больше недели с момента установки, и Джин рекомендовала всё же проверить сам имплант, с его возможными повреждениями, и реакцию Логана на вживление. Джеймс довольно долгое время пытался отнекиваться от осмотра, ссылаясь на то, что всё работает, и вживление прошло успешно, да и зажило уже всё давно, регенерация вещь хорошая, не такая как раньше, но тем не менее она была. Но сколько бы не бухтел старик, переубедить телепата ему не удалось.
День еще только набирал силу, а Логан уже стоял на ногах и был готов к действиям. Несмотря на то, что был четверг, и вроде как рабочий день, заявляться с самого утра в Башню Старка на осмотр он счёл неразумным, да и встреча была назначена на середину дня. Недолго думая, он направился прямиком на кухню, плотный завтрак еще никому не навредил.  Времени оставалось еще довольно много, однако старик решил уже выдвинуться в сторону лаборатории Форджа.
- Консервная банка, для тебя есть работа, - произнес Логан, выбирая место дислокации на дисплее. По странной иронии он заметил, что неподалеку от выбранного пирса пришвартована подлодка «Ворчун». – Прямо-таки для меня.  Да, пожалуй, вот сюда. Прогулка не будет лишней.
Парой мгновений спустя, мужчина очутился на одном из пирсов неподалеку от Адской Кухни. Около воды было не особо жарко, и старик, невольно поёжившись от ветра, застегнул молнию на куртке. По подсчетам старика путь должен был занять не более получаса. Когтистый неспешно выдвинулся в сторону Башни, попутно осматривая район. В целом ничего необычного для Нью-Йорка в это время суток не происходило.
К назначенному времени он был у главного входа Башни Старка. Зайдя внутрь здания, он заметил Пятницу, уже ожидавшую его. Старик последовал за помощницей Тони к лифту и спустя пару минут оказался на нужном этаже. Створки лифта плавно распахнулись, пропуская мужчину в просторную гостиную. Следуя за голограммой, он оказался на кухне, где его уже ждала Дрю.
- Надеюсь я не опоздал? - произнес Джеймс, попытавшись приветливо улыбнуться.
Оглядевшись вокруг, он увидел еще идущий дымок от коробок с пиццей, стоящих на столе. Либо Джессика проголодалась, либо хотела угостить и старика. Сев за стол, старик внезапно получил банку отличного тёмного пива.
- С имплантом отлично, вроде прижился, так как ничего не беспокоит, как будто его и нет, - ответил Женщине-Пауку Логан. – Да, Джинни несколько раз пыталась пробиться сквозь этот барьер, но безуспешно. После этого я почувствовал себя немного лучше в плане безопасности, полагаю ты понимаешь о чём я говорю. Спасибо, Джессика.
Росомахе действительно стало спокойнее из-за импланта, уверенность в реальности происходящего возросла. Особенно после того, как попытки рыжей пробиться сквозь этот заслон не увенчались успехом. Однако старик не забывал о том, что техника может дать сбой по независящей от него причине, поэтому он никак не мог до конца забыть о возможной атаке на свой разум. Но стало гораздо спокойнее.
Сделав большой глоток из только что открытой банки пива, мужчина откинулся в кресле, пытаясь расслабиться. Однако резко материализовавшаяся Пятница тут же сбила весь настрой. Вслушиваясь в диалог Дрю с голограммой, старик прикинул, что его помощь скорее всего будет не лишней.
- Помогу, - сухо произнес Логан, направившись к лестнице.

+3

5

Наверное, если задуматься о последовавшей неделю назад просьбе, то она была вполне ожидаема. Сам Тони был несколько удивлен узнать о такой метаморфозе, когда старый боевой товарищ, которого уже и нет, вернулся назад, просто в другом образе, и слово "старый" перестало играть временным значением, а стало буквальным. Странно это было для человека с мощным регенеративным фактором, однако у всех есть свои особенности, равно как и скелеты в шкафу. Но какое, в общем-то, до них дело, если часть этих скелетов — вина вовсе не твоя, просто ты её так воспринимаешь? Старк не подавал вида, что Джессика ему пояснила реальную причину подобного решения, но в данном случае он не отказался бы помочь и без этого. Из другого мира или нет, но даже навскидку этот Логан недалеко от их общего приятеля ушел. В остальном же — все они в той или иной мере потрепаны жизнью, от этого уже никуда не деться.
Как он и ожидал, "плановый осмотр" "пациента" дал вполне предполагаемый результат, — вездесущая ИИ еще с датчиков на входе маякнула, что отклонений первичным сканированием не зафиксировала. В конце концов, и простые люди обычно легко переносили подобную процедуру. С пиццей и пивом (ну, отдельно для него — колой) забег когтистого в гости норовил перерасти во вполне дружную посиделку, хотя Тони заранее настроился тут быть скорее слушателем, поскольку сам, в отличие от Джесс, тесной дружбой бы всё это не назвал, однако всё в этом мире происходит как всегда. Проверенная годами аксиома: если Мстители собирались отдохнуть и (вероятно) затащить нового бывшего сокомандника обратно в свою секту, значит в мире обязательно в течение следующих пяти минут случится какая-нибудь жопа.
Судя по тому, что в момент, когда Пятница дала о себе знать вовсе не бытовыми вопросами, он вообще находился в своей святая святых, у него подсознательно уже была чуйка на такие вещи. ИИ не стала разделять в данном случае сотрудницу ЩИТа и своего хозяина, который в итоге вызвался там же латать дыры (частью из которых до смены власти в организации нагло пользовался сам), так что он был в курсе и вопроса, и разговора. Итог которого его, надо сказать, вогнал в некоторую оторопь. Дрю достаточно прямо выразилась, однако подобное заявление по итогу вызвало подлинную бурю негодования у человека, который после таких новостей первым делом пошел копать источники по своим сетям за подробностями.
— Минуточку внимания, — заранее упертым тоном встретил спустившуюся подругу Старк, не вставая, разве что развернувшись к ней на стуле. — Джесс, ты действительно уверена, что туда стоит идти всем?
— Не понимаю, о чем ты, — женщина хмуро сдвинула брови, следуя к одному из стендов.
— Ну... — Тони на мгновение запнулся, думая, как бы помягче объяснить, что всё это — немного не их лига, и вовсе не потому, что он им не доверял или в них же и не верил, а просто потому, что в данном случае это так и есть. Они лыком шиты не были, да и Клетус был не всесилен, но в этом плане он все же предпочитал рассуждать о возможностях и возможных последствиях с вероятностями здраво. — Если Карнаж там сел на своего любимого конька и, хуже того, он там не один, то лично у меня заранее нехорошие предчувствия. Поскольку он вообще без тормозов, а перед этим вы можете оказаться немного беззащитны.
— И что? Я должна оставить отряд ЩИТа на растерзание этому маньяку? Это их долг, а я несу за них ответственность с недавних пор, если ты помнишь, — Джессика устало вздохнула и обернулась к мужчине. — Ты прекрасно знаешь, что я не буду сидеть в стороне. Если Веранке в моем облике хватило сил сдерживать его во время побега из Рафта, то тем более мне их хватит сейчас. И я не собираюсь врываться без всего. Пятница говорила, что звуковые излучатели в наличии имеются где-то здесь...
Ей не хотелось спорить или выяснять отношения — было не время и не место в сложившейся ситуации. Отряд, конечно, получил от нее приказ, но никто не гарантировал, что они все-таки дождутся. Пусть ее доступ и был отныне максимальным, черотовы протоколы никто не отменял.
— Извини, это немного выбило меня из колеи... Мне стоило сразу обратиться к тебе, но правда, времени очень мало. Как бы там ни было, мы должны выполнять свою работу.
— Если я ничего не путаю, в Рафте он мог быть ослаблен. Извиняюсь, не помню точно тот период, как раз он под удаление попал, — Тони внимательно посмотрел на подругу, но всё-таки не стал говорить то, что другой "коллеге" он бы сказал напрямик безо всяких колебаний. — Послушай, я помню, что обещал не мешать работу и личное и от работы же тебя за руку не держать, но, боюсь, что там в самом деле всё может не быть так просто, и моё беспокойство не беспочвенно. Не только за тебя, но и за Логана тоже, который тут морально вроде только в себя приходить начал. Впрочем... смотри сама и решай.
Мужчина неохотным жестом развернул перед собой голографический экран, на который перевёл доступные записи с охранных камер клиники. Частникам можно было поставить еще один плюсик в карму — по крайней мере на первых этажах велось видеонаблюдение, и на экране предстала картинка пёстрая, нарисованная, сюрреалистичная и пришедшая словно из другого мира. Реки крови, чьи-то конечности, а на других объективах местами мелькали какие-то чертята. Явно симбиотовы, но на взрослых людей не походящие. Утешало только то, что так было не везде в здании. Сказать по правде, за последние двадцать лет, за которые он насмотрелся, как он считал, практически на всё, подобное он и сам с абсолютным хладнокровием воспринимать так и не научился. Но, наверное, хорошо, что он, будучи универсальным и вездесущим хакером, сначала в интернет полез на более детальную разведку, тем более что сама Джесс подробностей уточнять не стала, а он бы их всё равно догнал.
— Точно? — негромко, но вкрадчиво переспросил он.
Одного взгляда на экран было достаточно, чтобы оценить масштаб происходящей там трагедии. В целом, Джессика осознавала, что этот безумец мог устроить там полномасштабную резню, так что откровением это не стало. Она не была кисейной барышней, но липкий холодок по спине все же пробежал.
— Что ты хочешь услышать? — глухо отозвалась она, сжав руки в кулаки. — Что я испугалась и останусь тут? Мы теряем время. Если тебе есть, что сказать или чем помочь — действуй.
Женщина была неприклонна и упрямо стояла на своем. Забиться в раковину всегда было просто. Скрыться за чьей-то широкой спиной и ждать, пока за тебя сделают грязную работу. Она не могла сидеть наблюдателем, не могла пустить все на самотек. Закрепив на руках металлические диски, Дрю с какой-то долей грусти взглянула на Железного Человека и качнула головой. Она не хотела быть для него такой, но их жизнь диктовала свои правила и условия.
Тони некоторые мгновения так же хмуро и несколько задето глядел исподлобья на неё, в общем-то, трусом в принципе не являясь и понимая, что эту минуту они уже спустили в никуда, даже если и была вероятность, что там это ничего бы не изменило. Но он за свою жизнь стольких потерял, что это уже вбило в голову какой-то прочный клин с мыслью "я проклят", а подобные не очень оправданные ситуации с сомнительным риском вызывали вполне закономерные реакции. Наоборот бы радоваться, что эта женщина, чуть что, в бутылку не полезет, но не хватало еще навлечь на Джесс своё фаталистическое везение и потерять в итоге и её.
— Мне это не нравится, — прямо сказал Старк, не уточняя, что именно имел в виду, и вскочил с кресла, с ходу направившись к лестнице. — Джесс, возьми всё, что посчитаешь необходимым. Пятница, активируй запасные прототипы, веди их сама, протокол А-255, летальное вооружение не применять до моего приказа.
Всё хорошее настроение как ветром сдуло, впрочем, не столько из-за разговора, сколько из-за самой проблемы. Актуальную модель брони, которую за счет принципа её технологии он нашел еще один компактный способ таскать с собой, мужчина активировал уже на ходу; она собралась из отдельных сегментов в цельную герметичную конструкцию за считанные секунды. Машинка-шутка, которую больше оценили знакомые, чем сам Железный Человек, в общем-то, была неплохим вариантом быстро долететь до места, но раз уж ему подкинули такой выразительный пендель, то он собственных возможных скоростей сбавлять намерен не был.
— Я вперед. Надеюсь, что по крайней мере отряд этот перехватить еще успею, — глупое, наверное, было заявление, но его в любом случае не следовало принимать на свой счет. Что тут поделаешь, если лёгкая броня летала быстрее машины, а времени в самом деле было в обрез, так что с крыши он, на ходу отсалютовав когтистому, так и сорвался, следом за ним — еще десяток "человек", которые, в общем-то, сейчас скорее можно было обозначить просто дронами. Вмешательство Альдриф, вылечившее его от застарелых побочных проблем Экстремиса, в дополнение к этому лишило его весомой части наработанных с годами модификаций, и подобное мельтешение, даже если его вёл полностью компьютер, сейчас больше раздражало, но в таких условиях они вряд ли были лишними. По крайней мере, об их сохранности и за их "жизнь" можно было не особо беспокоится, главное вытащить оттуда тех, кто еще мог там уцелеть.
Вот так. Пеппер свалила от него с его тараканами и железяками подальше, но, похоже, рано или поздно будет лучше и Дрю научить полноценно с ними управляться. По крайней мере в подобных ситуациях было бы не лишним.

Отряд ЩИТа он в итоге всё-таки перехватил не то что до штурма — до прибытия на место, но, по дороге чуть детальнее ознакомившись с происходящим в клинике, отчасти немного успокоился. Сейчас еще не всё так погано, как могло быть. Или как могло стать.
— Я на месте, — деловым тоном сообщил оставленным позади товарищам Старк. — Джесс, я пока пошлю твоих ребят помогать эвакуации, но не в лобовую на врага. Пятница, стабилизируй доступ к охранной системе здания, все "живые" объективы держи в поле зрения, отмечай отдельно все, на которых зафиксировано движение. Пока что фильтруй на те, на которых шевелится что угодно, кроме людей, —  шустро облетев здание по периметру и убедившись в том, что зараза бушует еще весьма изолированно, Тони подобрал частоту и вместе с агентами ЩИТа обратился к сидевшему в засаде пока что несостоявшемуся кордону. Карнаж мог по праву гордиться собственным успехом — и, наверное, будет, когда поймет, какая по его душу за такой спектакль примчалась эскадрилья: — Симбиоты кроме звука еще и к огню уязвимы, но, если у вас что-то такое с собой есть и если всё-таки понадобится, применять с крайней осторожностью — пока что стопроцентной уверенности нет, но там могут быть и подконтрольные ему люди, которых еще можно постараться спасти. Ни в коем случае ни к каким странным субстанциям не прикасаться. Это понятно?
Судя по всему, если и да, то задаваться вопросом внезапного командования ребята предпочли молча, в общем-то главным было то, чтобы никто не наделал глупостей. Шестеро дронов направились к верхним этажам — помогать вытаскивать из здания людей, двое остались с отрядом сопровождения, еще двое отправились навстречу агентам ЩИТа — на случай, если его указания предпочтут проигнорировать, всё для подстраховки. Сам Железный Человек без обиняков забрался внутрь, впрочем, пока не торопясь идти глухо на таран. По крайней мере ему Клетусу навредить сейчас будет затруднительно, пока вопрос заключался больше в том, насколько маньяк в итоге разойдется на игре психологической, ибо кадры пострадавшего отделения в самом деле вызывали не самые радужные чувства. Надо было как-то отобрать у него жертв... желательно без вреда для жертв. Первосортный хоррор наяву — самое то для людей с расшатанными нервами, которые много лет делают вид, что всё нормально.

Отредактировано.

+4

6

Что есть потеря, если ты утратил надежду найти, вернуть, почувствовать её дыхание?
Что есть потеря, если ты и есть причина этой утраты?
"Чудовище!"
"Монстр!"
"Они все были правы!"
"Лучше б ты сдох!"

Недавние события в жизни линчевателя, заставили пересмотреть всю ничтожную суть своего существования. Его единственная любовь сейчас лежала на койке в больнице и молчала. С момента её появления, Тэн не издала ни звука, а лишь спала мёртвым сном, прибывая в коме. Тайрон же, в эти долгие недели спал сном куда как худшим.
"Сколько уже прошло времени?" – отзывалось сознание сквозь пелену печали.
Он не знал, что происходит в мире. Ему было насрать вообще на всё, после того, как события прошлого приоткрыли перед ним завесу коварства внутреннего Зверя. Кинжал пала в провал вековечной тьмы и не смогла вернуться обратно. Она упала, а он – Тай - не смог протянуть ей руку, потому что был… был… Монстром? Порчей? Проклятием? Извергом?
Все его силы, дарованные непонятно кем, сейчас не могли сдержать душевных терзаний. Ни один магический трюк Деймонда не сравнится с тем, что был готов сделать линчеватель с самим собой и с сущностью, живущей в провале тёмного измерения. Каким бы чудом Даггер не вернули, но сейчас, и тогда, и всегда во всём виноват был лишь Клок. Она хотела спокойной жизни, а он вошь, прилипшая к своему демону и ослепшая от вкуса вседозволенности, не дал ей желаемого. А теперь было слишком поздно. Он уже сидел какой день подле ангела света и молился всем известным ему силам, чтобы мир позволил себе ещё одно маленькое чудо.
Но давайте по порядку и без излишнего драматизма. После того, как Тай пошёл на сделку с дьяволом в лице экзорциста, вскрылась зловещая правда о давней пропажи его спутницы жизни. Её никто и никогда не крал, она сама не просила помощи, чтобы её укрыли от жизни борца за справедливость, с ней ничего не произошло, кроме того, что она устала. В судьбах многих людей наступает момент, когда руки сами опускаются, но после всегда наступает момент подъёма – таковы правила. Но Зверь, изголодавшийся монстр темнейшей души Тайрона, решил сыграть в свою игру, избавив Джонсона от всех преград на пути к всепоглощающему Голоду. В одну из лунных ночей, Хищник вырвался наружу, захватив власть над телом мужчины, он принял в свои объятия, почти не сопротивляющеюся девушку. Конец…
Клок очнулся в больнице, обливаясь холодным потом. Его вновь терзали образы свершённого. Поёжившись на кресле, он начал отгонять наводнившие плохие мысли. Доселе он не мог принять горькой правды, как следствие, он искал Тэн по всему земному шару. Хотя лучше бы он начал с себя, дурак. Теперь же его не покидают кошмары рокового дня. Новоиспечённые друзья не отвернулись от Джонсона и протянули монстру длань милосердия, веря, что Хеллстром излечил безумного линчевателя. От этого на сердце становилось ещё тяжелее. Тигрица помогла с необходимыми документами и страховкой, поэтому непонятно откуда возникшую девушку всё же приняли в частном госпитале, а врачи, в свою очередь, уверили, что это состояние пройдёт, что нужно лишь дать ей набраться сил, что нужно лишь ждать.
Он и ждёт, сколько нужно ждёт, без отдыха, практически без сна, практически без сил, не зная ничего и веруя. Сколько дней уже минуло? Десять? Двадцать? Стоит ли говорить, что его просили уйти медработники, стоит ли говорить, что его просили отдохнуть новые знакомые, но все как один понимали, что этого парня так просто не выкуришь. Шли дни и постепенно сознание начало вновь собираться из разбитых осколков. Тай позволил себе вернуться в костёл, он привёл себя в порядок, побрился, помылся, собрал её любимые памятные вещи и вернулся обратно, будто верный сторожевой пёс.
Какой-то очередной день в этой маленькой комнате, обставленной со всей любовью и раскаянием. По телевизору передают сводку новостей. Что-то про 1/8 финала кубка Стенли, матч против Пингвинов и Рейнджеров, ничего интересного. Клок позволил себе сидеть и молча смотреть в этот телекран, ничегошеньки не ожидая от очередного дня. Потом начали говорить про террориста где-то в Брюссельском аэропорту, от чего у Клока воспрянули мысли о предназначении их пары. Тай повернул голову на свою спящую в больничной одежде спутницу. Она всё так же незыблемо вдыхала свежий воздух, не подавая и малейших признаков возвращения сознания. Джонсон втянул полные лёгкие воздуха и не спешил его оттуда выпускать. Захотелось покурить, но он знал правила пребывания в палате больного – no smoke.
Внезапный возглас тревоги сотряс стены, вслед за ним последовали разъяснительные высказывания, требующие немедленно покинуть здание, а ответственному персоналу проследовать в пункт выдачи указаний. В коридоре послышались взволнованные крики, очень большое количество людей сразу двинулось в сторону выхода, создавая за закрытой дверью невыносимый гул и гам. Через три секунды дверь распахнулась, и медицинская сестра средних лет потребовала у мистера "Тайлера Джинсона" – имя из документов - покинуть больницу в срочном порядке, заверяя, что за мисс Телли Баскен проследят и в ближайшее время так же выведут из здания.
Он послал её на хуй в самой грубой и откровенной форме, а она обещала вызвать охрану. В конечном итоге, это так и осталось лишь словами медсестры, ибо охране сейчас было чем заняться и помимо не желающих сваливать подальше гостей. За это время Плащ просто не мог найти себе места, он кружил вокруг кровати и молил её проснуться, но та так и не внемлила его просьбам. Можно было покинуть эту треклятую комнату в любой момент, но мужчина боялся впускать свою возлюбленную в мир тьмы. Слишком боялся, что даже терял всякое самообладание. Выйти и спросить, что происходит не вариант, но и оставаться просто так он не мог. Да уж, решение как-то не спешило на пути к вопрошающему.
Программа новостей резко прервалась. Пухлощёкий уравновешенный диктор в секунду сменился на растрёпанную взволнованную блондинку. Пошёл текст. У линчевателя сжалось сердце от одной только мысли, что в этом самом здании сейчас орудует ОН! А блондиночка продолжала говорить и говорить. Зубы Тая сжались до тугого скрежета, он всё так же боялся покидать Тэнди, но ждать может оказаться более губительным, чем действовать. Перешли на специального корреспондента с места происшествия. Да, это совершенно точно был тот самый частный центральный госпиталь имени Джозефа Хенсли, разве что другое крыло.
Исполин взял первый попавшийся предмет с полки и бросил его с такой силой, что осколки вазы остались торчать из разбитого экрана. Он повернулся к спящей красавице, будто в сказке о красавице и чудовище, сделал два медленных взволнованных шага к ней и опустился на колени перед самой койкой, опираясь на поручни всем телом. Голова припала к миниатюрной белоснежной ручке, прося благословить. Тай молил, но в ответ лишь тишина и скрежет израненного сердца. Сквозь это безмолвие прозвучал слабенький голос тьмы, твердящий одну простую фразу, скорее вопрос, скорее предложение – "Я тебе нужен?"
В палату вошла всё та же самая мед работница, требующая покинуть здание. Её уста подёрнул испуг, а на остекленевших глазах застыл образ линчевателя в большом тёмно синем плаще. Клок молча прошёл мимо неё, но когда уже вышел в коридор и направился непонятно куда, всё же решил повернуться и заговорить.
- Если хоть кто-то войдёт в это помещение, я приду за тобой! – тени заплясали в яростном танце вокруг крупного тела, это была не беспочвенная угроза, ибо в таком состоянии рассудка Тай мог и отомстить беззащитной женщине – А,… да,… где здесь корпус педиатрии?

Отредактировано Cloak (10.02.2017 11:10)

+4

7

Клинику поглотила паника, полупрозрачной пеленой дурмана висящая в воздухе мутным облаком кроваво-красного тумана. Люди бегали, метались, били окна первых этажей. Без раздумий кидаясь на битое стекло, они же смело спрыгивали вниз, брали обезумевшим табуном на таран двери частного госпиталя. Военные пытались урегулировать ситуацию, утихомирив людскую толпу. Особо строптивые граждани кидались на обособленных федералов с жаждой компенсировать свою слабость огнестрельным оружием. Охране пришлось взяться за электрошокеры.
Вооружённый малочисленный отряд военных облепил двери в левое крыло клиники, держа их на прицеле. Они уже пытались проникнуть вовнутрь, но безрезультатно, а тут ещё и последовал приказ: занять периметр вдоль госпиталя, ожидая подкрепления со стороны ЩИТа и никак иначе. Но, поскольку Клетус Кэссиди, серийный маньяк-убийца, заперся с беззащитными людьми в детском отделении, решено было немедленно оцепить глав. зал, выводя людей из здания. Эвакуация посетителей и выписных пациентов шла бодрым полным ходом. Врачи же были вынуждены оставаться с больными, пытаясь обеспечить им безопасность: многие не могли самостоятельно покинуть свои палаты. Некоторые медики сломя голову бежали со своих постов, предпочтя чужой жизни свою собственную.
Дикий вой, переродившийся в глухой человеческий хрип, всколыхнул весь зал: в мелькающем просвете постоянно шаркающих ног распласталась молоденькая девчушка, распласталась бездыханным трупом. Изо рта её текла кровь, рёбра вылезли из-под мышц, пиками вонзаясь в ледяной линолеум длинного холла. Они топтали её, доламывали кости, сравнивали девичье тело с землёю, покуда последняя нога не поднялась с тряпья человеческой кожи, оставляя за собой кровавый след. Кто-то из здравомыслящих попытался дорваться до безымянной девушки, но альтруизм незнакомца быстро кончился трагедией: его затоптали.
До неузнаваемости изменился и зал левого крыла. Некогда начисто вымытый, блестящий от воды пол упился сочными цветами багрянца, умылся человеческими соками, натянув на себя скользкую и липкую болотистую субстанцию. Протухшая кровь быстро загустела, почернев. В крови, как лепестки на воде, покачивались люди, ещё тёплые, горячие, но незамедлительно остывающие. Они валялись, битые, сломанные, порванные, словно солдатики юного мальчишки, сыгравшего свою партию в войнушку. Их тела утопали в этом мелководье разбитыми кораблями кладбища затонувших. Испачканы были и стены, потолок. Оборудование разрушено, медикаменты разорены и уничтожены, а мебель подрана: за считанные минуты клиника понесла огромные финансовые потери. Неприятную, зловещую тишину нарушало не менее грозное чавканье - это объедались дети - да дрожащий от напряжения женский голосок:
- … раздражительность и крайняя степень агрессивности; отсутствие способности формировать прочные социальные связи; неспособность планировать свои действия заранее; игнорирование социальных норм; лицемерие; безответственность, а самое главное, Клетус, - полное отсутствие сострадания. Всё вышеперечисленное даёт мне полное право классифицировать Вас как активного социопата, со всеми вытекающими отсюда последствиями.
- “Класси-фици-ровать”, - с деревенским акцентом передразнил психиатра Кэссиди, самому себе широко скалясь довольной, сытой и обласканной собакой. Руки его, по локоть умытые кровью, умело бороздили глубины человеческой глотки, всё глубже и глубже заталкивая во внутрь военного продолговатый инородный предмет. Чтобы эта дрянь в него влезла, пришлось аккуратно удалить язык; сломать челюсти, выбить зубы и порвать губы, дабы рот открывался шире; расколупать нёбо; удалить трахею; вырвать подъязычную кость и хрящи; объединить пищевод с дыхательной полостью; убрать позвонки. Дальше дело за малым: оставалось только натянуть человека чехлом на инородный предмет, опустив его ему под рёбра, в кашу из лёгких, сердца и желудка. Почему так глубоко? Да чтобы не достали дети.
Резким рывком сорвав с человеческого тела одежды, Клетус лезвием, вместо своего указательного пальца, любовно начал вырезать на животе жертвы уродливые буквы. Ошибался он часто, исправляя символ на символе, вновь и вновь, вероятно, допуская ошибки специально. Задор его был бы более пылким, будь это живой человек. В конце концов нечитабельная надпись сложилась в дикое “В случае проигрыша, сунь руку глубже”.
- “Классифицировать” - повторил преступник уже более гладко, но не менее насмешливо. Вытащив руки из федерала, он непринужденно встряхнул ими, скидывая с пальцев липкие капли. Одна из них красной бусиной побежала по щеке и шеи трупа, оставляя за собой алую нить тонкого следа. Кэссиди не сдержался: вновь нагнулся вниз и прошёлся по той дорожке мокрым языком, слизывая кровь с мертвого лица. Затем, выпрямляясь, до самых костяшек засунул по отдельности каждый палец себе в рот, облизав их. Нёбо приятно обжег горький привкус меди.
- Хах… То бишь, - нахально щелкнул он языком, развязанной походкой направившись в сторону молодой, но уже далеко не юной, мисс Гун Ларссон, вольно пиная по пути трупы. Восхитительная женщина. Светлая, статная, деликатная, с красивым, спокойным, чуть сонным лицом и с удивительными волосами: вроде бы блондинка, сама намного темнее светловолосых, на свету - рыжая, но ни разу не русая, о нет. Каждый раз глазея на неё, Кэссиди улыбался всё шире и шире, покуда не клинило его узкую физиономию, грозившуюся вот-вот треснуть в любую последующую секунду от сие напряжения. Сознание безумца рисовало поистине дивные картины, жаркие, сладкие, страстные: он возьмёт её за шею, вонзит ногти в женский лоб, войдя под кожу, но не сорвет с мисс Ларссон скальпеля, нет. Скорее, обхватит её локоны рукою, собрав их в короткий хвост, да с силой выдернет из головы весь веник, наивно полагая, что с ним вытащит из черепушки и серые извилины её мозга, - ...ты нашла мне место в своей системе, Гун?
Восхитительно в ней было и имя. Впервые его услышав, Клетус смеялся минут семь, пока из груди его не спёрло весь воздух.
Психиатр нервно поежился, потупил взгляд, не смотря убийце в глаза, и тяжело поднял плечи, чуть вжав в них шею. Так она казалась ещё ниже, чем была на самом деле. Но красивое лицо её, с чуть приоткрытыми от ужаса устами, продолжало оставаться ровным и спокойным. Даже взгляд не метался, только заплетался сухой язык, - Н-не в своей, Клетус. Это... классификация Эрика Берна, выдающегося человека в области психологии и психиатрии двадцатого века.
Преступник оскалился, на этот раз, ни хрена не весело. От психиатров его тошнило ещё со времён своего первого заточения в стенах Рейвенкрофта. Тошнило бы его и от Ларссон, не нуждайся его детвора в заботливой нянечке.
Оказавшись рядом с Гун, Кэссиди хода своего не сбавил, бесцеремонно толкнул девушку назад и, нависнув над ней, чуть нагнувшись навстречу врачу, грубо схватил рукою его за щеки, заставив бледные губки сложиться бантиком.
- Послушай, рыбка, - нахально процедил он сквозь стиснутые зубы, презрительно хмурясь, гневно морща и нос, - Я не часть системы, я НАД ней. Закономерность не постоянна, законы иллюзорны, а конституция - детская сказка на ночь, с прекрасным принцем и одинокой принцессой в лесу, соответственно. Хочешь быть частью семьи? Кончай ебать мне мозги. Хотя… о чём это я говорю? Ты же психиатр, верно?
Ларссон что-то промычала, заставив серийного убийцу чуть смягчиться в скверном лике, уставившись на неё глупо и вопросительно. Стоило только безумцу убрать руку от её лица, как девушка, шумно выдохнув, дала ответ и даже назад не отступила, - Да, но… но не в этом дело…
- Да, не в этом, - резко перебил врача преступник, неожиданно с ним согласившись, а после - сдвинул светлые брови к переносице, так, что мышцы на его лице, почти что, скрипнули от напряжения, - Какого хера здесь вообще делает психиатр!?
Девушка нервно сглотнула, - Здесь… здесь с бронхитом лежала моя младшая сестра...
- М! - в глазах серийного убийца зажёгся недобрый огонёк неподдельного интереса. Плотно сжав губы в узкую полоску, Кэссиди медленно покрутил по сторонам головой, вожделенным взором пройдясь по детям, скользнув по каждому в равной степени, - И кто из всех этих милых крошек есть твоя сестричка, а?
Но ему никто не ответил.
- Гуууу-уууун ~ -  пропел безумец требовательно, возжелав внимания.
Только его не последовало.
- Дрянная девчонка, почто захлопнулась?! - резкая волна агрессии как неожиданная вспышка молнии в ясную погоду: Клетус схватил девицу за голову, накрыв скользкими ладонями её уши, а когда та посмела непроизвольно дернуться, застигнутая врасплох секундным выпадом, тут же огрел её затылком об стену. Ларссон пискнула, протяжно завыла, через силу свела челюсти и зашипела от боли. Сквозь пелену неприятных ощущений она ясно почувствовала ледяное прикосновение щупалец, через уши забирающихся ей в мозг. Психиатр попытался вырваться, но тщетно: Кэссиди держал его крепко. Симбиот ловко забрался в голову врача, протиснувшись в мозжечок да задев информационные отделы, стал очередной извилиной. Серийный убийца глубоко вздохнул, давая возможность её жалким воспоминаниям наполнить себя до краёв. А после - противно захихикал, подавившись едким смешком:
- Хе хе… Энни, значит? Чтож, поздравляю: теперь мы одна большая счастливая семья. Пусть, пока, и не полноценная... - отпустив Ларссон, Клетус вольно прошёлся по залу, раскинув руки и крутанувшись на пятке, на крови, как конькобежец на льду, - Разве это не чудесно? ~
Гун что-то вымученно простонала, потирая пульсирующий от напряжения висок. Только сейчас она позволила себе оскалиться, в час минутной слабости, нарушив мягкие линии своей дивной физиономии, с привычным выражением безграничного спокойствия и зомбированного безразличия, такого ненормального, почти больного. От страха и, последовавшего за ним, напряжения подкашивались ноги: психиатр с трудом устоял на своих двоих, качнувшись шаткой неваляшкой. Болезненно щурясь, она снизу-вверх робко поглядела на Клетуса, недружелюбно скривившись, - Визг приписана к дальнему корпусу на втором этаже, к третьей палате, Кэссиди. Она ещё здесь. Так почему ты медлишь!?
Серийный убийца вмиг омрачился.
- Потому, что пройдя к мамочке, мне придётся оставить детишек одних-одинешенек. А они очень несамостоятельны.
Девушка ощутимо напряглась, слабо обняв себя руками за плечи, и подозрительно нахмурилась, осторожно вопросив: - Что… что конкретно ты задумал?
Ощерился Клетус весело, с юношеским порывом и детским нетерпением беззлобно фыркнув той в ответ: - Я жду сиделочек, блядь ты бестолковая.
Шумной поступью пройдя к Ларссон, мужчина задорно ткнул несмышленую девчонку указательным пальцем в лоб, так, что от его подушечки остался четкий белый след, упругая вмятинка, - Посуди сама: я не могу доверить тебе воспитание своих детей, пока ты не узришь мою истину. Их развлечение - ответственное мероприятие, блондинчик: здесь нужны профессионалы. Благо, они скоро явятся, не могут не прийти. А пока, если хочешь мне помочь и, заодно, спасти себя…  малышку Энни там, например... - Кэссиди демонстративно клацнул челюстями пред женским носом, - ...сожри кого-нибудь.
Ларссон нервно, напряженно дрожа, тяжело выдохнула в ответ. Гун покорно прикрыла глаза, податливо опустив вниз голову, затем - тряпичной куклой упала перед Карнажем на колени. Тот важно вытянул руку вперёд, к её макушке, будто посвящая психиатра в рыцари, и излил на неё сверху-вниз вязкую субстанцию, жидким бетоном охватившую женское тело. Симбиот быстро заключил человека в живую броню, до неузнаваемости изменил её внешность, обратив в гуманоидное прямоходящее существо с пираньей харей или рожей глубоководного удильщика: большую часть головы Мисс Гун теперь занимали тонкие, частые и острые зубы, а также круглые мутные “рыбьи” глаза.
Тем временем, сеть симбиотической заразы уже оплела лестничную площадку левого крыла госпиталя, захватила все три этажа. Эвакуируемые люди прочно встряли, ввязли в зыбучие пески инопланетного организма, проваливаясь глубже, в алые массы. Кэссиди они не интересовали: оказавшись под слоем внеземной материи, люди попросту задохнулись…
Около двухсот человеческих тушек различной степени свежести дали свои плоды: симбиот достиг невероятного объема. От дверей по стенам уже плелись тоненькие усики инопланетного организма: в детских отделениях ему было тесно. Изнутри левое крыло накрыл зыбкий полумрак: симбиот занавесил окна, плотно оплёл потолок. Периметр поглотило мерзкое зловоние душного разложения, кислого пота и задуха фекальных масс: под действием скопившихся в брюшной полости газов началось опорожнение расслабленного кишечника. Но и то спокойно шло в пищу детям: Клетус считал это лучшем, чем стряпня в местной столовой.
По ту сторону дверей послышался шипящий голос: так верещал громкоговоритель. Кэссиди рефлекторно обернулся на вход, недовольно кривя свою неприятную физиономию.
- Знать не знаю, что за шествие они там устроили, но бунт на своем корабле я терпеть не намерен. К тому же: у нас заканчивается мясо, - задумчивый взгляд его снизошел до плодов своего труда - одержимой Ларссон - податливой марионеткой, по стойке “смирно”, стоящей ровно перед ним, - Возьми с собой свою сестрёнку и закрой центральные двери. Сожри любого, кто встанет у тебя на пути. Хотя… дай шанс проявить себя малышке Энни ~
Заражённая тварь несколько помедлила, что-то обречённо, тяжело и через силу пробурчала на последок, бросившись ко входу в главный зал.
Один удар расслоившейся конечности, и двери вихрем сорвало с петель, отбросило их вперёд, придавив к полу пару солдат. По Ларссон незамедлительно был открыт огонь, однако мелькнувший в кадре ребенок заставил вояк засомневаться в правильности собственного поступка. Глупая ошибка. Коротыш, то ли девочка, то ли мальчик - всё одно в этом облике - охотничьей собакой метнулся вперёд, вгрызаясь в чужое лицо. Пули отскочили от красно-черного костюма двух сестер, и то дало федералам уверенности: пусть патроны их не брали, но, видимо, беспорядочная стрельба надежно успокаивала нервы, отвлекала людей от однотипного крика испуганной толпы.
Кэссиди бодро сунул в рот два пальца, чётко свистнув, - Эй, шелупонь: детская площадка открыта!
Тотчас, как по команде, зубастые мордочки нелюдей синхронно обернулись ко входу, побросали на пол оторванные конечности, сплюнули безвкусную кожу, моментально сорвавшись с места. Клетус довольно посмеялся да тут же слился с пестрой палитрой чёрных и алых оттенков, укрывшись симбиотом. Господи, сколько же их было! Одержимые инопланетным паразитом дети, без прикрас, океанской волной стекли в главный зал, раздробили стены и сорвали бетон, расширив входное пространство. На четвереньках галопом неслись, размером с предплечье, совсем ещё груднички. Употребляя лишь жидкую пищу, они москитами сосали людскую кровь, пили глаза, заглатывали слюни. В нешироком просвете между полом и потолком, именно они использовали паутину как основное средство передвижения. Без внимания не остался и Нью-Йоркский герой: яркие лампочки его дивного костюма тянули мелочь на себя, как свет, волнующий мотыльков, цеплял ночных бабочек. Один дошкольник пошёл на таран, другой - ловко запрыгнул сзади, на плечи, накрыв ладонями светящиеся глаза металлического костюма. Здесь и вскрылось самое страшное: дети не убивали людей намеренно. Одни - играли, другие - утоляли не свой голод.
Пока Старка умело занимали ребятишки, Кэссиди в стороне стоять не остался: липкая сеть многочисленных жгутиков прочно вцепилась в металлический корпус, крепко обняв Железного Человека, обхватив его за цветастый торс. Неожиданный рывок в сторону направил машину ни в стену, ни в пол и ни в колонну, а затеял уронить металлическую броню на давку, столпотворение людей у центрального входа, размозжив их Железным Человеком по полу.
- Бал в самом разгаре, а Железного Дровосека, на сей раз, обделили партнёром? - повис в зале отвратительный, раздвоенный смех, пока рука Карнажа собиралась в небольшой топорик. Резкий взмах, и органическое лезвие пулей устремилось в сторону Старка. В случае успеха, вреда бы оно нанесло мало: максимум, содрало бы краску. Не удар, в полной мере. Скорее - перчатка, брошенная в лицо противника, - Где твоя подружка, банка ты консервная? Мне надо воткнуть пару своих слов в паучьи уши...


Очередь на этот круг: Iron Man; Spider-Woman; Logan; Cloak; Carnage

+4

8

— Пятница, загрузи доступный план здания, информацию с разведки остальных задействованных бронекостюмов. Отметь на плане нынешние определенные границы пострадавшей зоны. Копию — Джесс на комм и ЩИТу, если у них этого нет и они сейчас смогут принять передачу в таком формате, — если б только всё было просто. — Собирай все данные со сканеров: физические показатели, жизнедеятельности, энергетические сигнатуры, скорость распространения проблемы; всё. Анализируй все данные, сопоставляй, ищи границы выдержки и взаимодействия у людей, которые связаны с симбиотом недавно. Отмечай всё то, что ранее было неизвестно и чего в старых базах нет.
Хорошая Пятница. Как многие говорят, девочка умная. Живое существо в цифровой форме. Реальную причину таких изысканий в полевых условиях ей и не надо было объяснять, учитывая, что она прекрасно понимала, что тут происходит и, главное, какие перед ними в первую очередь стояли цели.
Многие в работе Мстителей или в принципе в плане бытия супергероям видят исключительно романтику, спасение прекрасных дев или незадачливых парней и радостное существование в шоколаде всеобщего признания, Тони же за годы двойной жизни мог сказать, что работа эта слишком далека порой от вообще всякой романтики, если только не рассматривать как её вот это вот всё с весьма специфической точки зрения шизофреника. По правде говоря, собственные эмоции оставалось лишь гасить, глядя даже только на кадры через трансляции, не то что в живую; паника у гражданских при таком была неудивительна, тут любому стало бы если не плохо, то очень сильно не по себе. Нужно быть мясником со стажем в полжизни и в состоянии анестетической депрессии, чтобы спокойно воспринимать подобное. У нормальных среднестатических людей, в настоящей жизни едва закаленных психологически к определенным суровым реалиям, на живой взгляд уже только вид такого количества крови, внутренностей и отрубленных покромсанных конечностей был способен вызвать от обморока до прямых сдвигов по психике, и Тони сам не мог с уверенностью сказать, что после такой жести не будет потом её видеть еще какое-то время в кошмарах. Никакое кино с этим в сравнение не шло. Даже с учетом привычки абстрагироваться на деле от лишних эмоций, реально на задворках сознания столкнулось два откровенных противоречия — с одной стороны, хотелось всё-таки вытащить пострадавших отсюда живыми, с другой — сжечь всё к херам, пока зараза не пошла дальше. Спешный побег из дома в пекло в уход от дальнейших разговоров на эти темы Дрю, в общем-то, могла истолковать как угодно, но он всё же был уверен в том, что она всё поймет как есть — в условиях, когда его-единственного реально зацепить в этом хоррорном дурдоме было затруднительно даже Клету, идти делать эту самую грязную работу, не рискуя зря ничьей жизнью, было просто больше некому.
— К вам по коридору к главному входу направляются двое инфицированных. Осторожнее!
И всё же он ненавидел такие ситуации. Когда без разницы, правильное ты решение принял или неправильное, или решил выждать момента в стороне — в любом случае, вероятно, результат будет ровно тот же. А если и нет, то ты этого не узнаешь, потому как алогичность психопата могло быть невозможно просчитать наперед. Кэссиди, как ни смешно, бывал вполне предсказуем, но на такое его настроение еще надо было попасть...
— А вот и наш клиент, — холодно пробормотал Тони. — В общем, не советую без необходимости транслировать данные с моих камер.
С выбитой дверью в коридор хлынуло "счастье" — навстречу зашедшему туда же с противоположной стороны герою. Железный Человек на ходу изловчился перехватить мёртвой хваткой двух вылетевших вперед человекоподобных монстров, которых пули действительно не брали (как, в общем-то, и его, так что он даже просить прекращать палить никого не стал, пусть решают сами со своими нервами), и за шиворот оттащить их обратно, подальше от людей. Руки у него, впрочем, было всего две, так что когда на него до кучи бросилась толпа спиногрызов, не вызывавшая ничего, кроме жалости и затаенного где-то глубоко внутри бешенства, мужчина уже не особо церемонился. Пока люди слитны с этими созданиями, физический урон им мог быть нанесен скорее формальный, если не усердствовать больше необходимого и если не провоцировать симбиота действовать непосредственно за счет носителей. Это они переживут.
— Пятница, защитный слой брони выведи на максимально допустимый нагрев. Верхние репульсоры — концентрация на выделяемую зарядами температуру больше, чем на интенсивность ударной силы, — первое через пару мгновений должно было избавить чудищ от желания его слишком явно лапать, второе добавляло веса "слову". Времени на решение проблем, правда, остается меньше с учетом дополнительного расхода энергии, но у них его и так, по сути, нет. Прежде чем запульнуть двух "девушек" обратно поглубже в коридор, поддев ими и пару подростков, через удерживаемых в руках сопротивляющихся тварей он пропустил продолжительный разряд тока, который сам по себе им тоже вряд ли навредил бы, но с учетом, что перчатки их удерживали уже раскаленные... спиногрызы, по идее, сами должны были сползти и отпрянуть от ходячей "печки", самого мелкого он максимально осторожно сам смахнул себя, не освобождая рук, а звезда балета действиями ждать себя не заставила, бесцеремонно ухватив и бросив на толпу людей поодаль чуть больше полторы сотни килограмм в лице него самого. Нежданчик, хотя и не особо удивительный.
— Вниз! — перегруппироваться в пределах такого пространства и расстояния было уже невозможно, и мужчина в незапланированном полете дал залп в потолок, отдачей из подвешенного состояния впечатав себя же в пол и прочертив на нем борозду аккурат до собравшейся толпы. Потолок он, тем не менее, перенастроенной энергоотдачей не пробил, но тот после такого вполне мог и обвалиться. Слишком тесное пространство, чтобы допускать просчеты.
Резко вскочив обратно на ноги и тотчас отпрянув от толпы обратно навстречу чудовищам, не очень оценив ни "плевок" оппонента, ни тем более его шутку — правда, желаемый ответ на неё Старк предпочел в себе задавить, дабы не давать придурку дополнительной пищи для фантазий. У Карнажа были органические топоры и лезвия, у Железного Человека — понимание, что этого клиента как-либо щадить смысла нет, он не остановится. Только стрелять он в него не стал ни тепловым оружием, ни каким-либо другим: он просто спроецировал на него сгенерированное энергетическое силовое поле. На пару минут оно могло бы его задержать, за это время можно успеть установить уже конкретную стазисную ловушку. Главным вопросом остались бы только люди...
— Консервная банка эволюционирует дальше. Посиди теперь "в баночке" и ты.

[icon]http://simplyguild.3dn.ru/ggg1.jpg[/icon]

+3

9

- Будь осторожен, - тихо произнесла она в спину стремительно убегающему Железному Человеку и подавила тяжёлый вздох. Хотелось бы ей видеть лица отряда, когда приказы им вдруг начнёт раздавать приглашенный технический консультант, но к тому моменту они с Логаном все равно не успеют, так что имело смысл ребят предупредить, дабы не тратить им всем время на решение вопросов субординации. Лицо Джессики приобрело серьёзное выражение при взгляде на гору технических девайсов авторства Тони Старка. В его арсенале, пожалуй, могло заваляться практически все, что угодно и на все случаи жизни. А если вдруг чего-то внезапно не нашлось - наверняка вы просто плохо искали.
- А что насчёт теплового оружия?
- С учётом высокой устойчивости симбиота к температуре и наличию там гражданских я бы не рекомендовала данный вид, - флегматично ответила помощница.
Женщина-Паук схватила с полки второй комплект звуковых излучателей, затем без долгих раздумий гарнитуру плюс еще один мультифункциональный комм для связи когтистому и рванула из мастерской на крышу. В конце концов все это противосимбиотическое добро в избытке имелось у высланной группы быстрого реагирования, так что им имело смысл брать только для себя.
Логан, как и полагалось, ожидал ее неподалёку от авиакара с каким-то абсолютно непроницаемым лицом. Женщина кинула ему взятые с собой устройства и спешно забралась на водительское сидение, справедливо решив провести инструктаж по использованию уже в пути.
- Со связью разберешься, работает в непрерывном режиме на приём и передачу, настроено на нашу общую частоту, - начала объяснять Джессика, подняв их транспорт в воздух. - Пятница, автопилот до госпиталя. Тони...
- Уже на месте, - опередив окончание фразы, ответила помощница. - Отряд ЩИТа только что прибыл и направлен на обеспечение прикрытия во время эвакуации.
- Хорошо, так... Логан, - она повернулась к нему и вытянула ладони вперёд. - Крепи устройства аналогичным способом. Это звуковые излучатели, настроенные на определённую частоту, которую очень не любят симбиоты. Эффективная дальность действия метра три-четыре, активируется нажатием большого пальца вот сюда, - Дрю указала на внутреннее ребро ладони. - Наша первоочередная задача - помощь с эвакуацией гражданских вместе со ЩИТом. Согласно данным с разведывательных дронов Железного Человека, заражена пока только одна часть - детское отделение. Отряд зашёл с противоположной стороны - центрального входа. Мы почти на месте, снижаемся. Пятница, сажай ее куда-нибудь в отдалении. Пошли, когтистый, симбиот едва ли отличился терпением.
Когда до земли осталось метров пять, Женщина-Паук открыла дверцу и выпрыгнула вниз, расправляя крылья-перепонки. Уже издали ей решительно не понравился вид отчасти покрытого кроваво-красным коконом крыла. Сколько же у них было времени до того момента, как полоумный потрошитель законсервирует его полностью?
- Тони, мы на месте, - сообщила брюнетка, плавно приземляясь перед главным входом, где царили хаос и паника. Оценив беглым взглядом голографическую проекцию госпиталя, которую прислала Пятница, Джессика кивнула головой старику и бросилась вперёд. ЩИТ вместе с выжившими военными всеми силами пытались контролировать неуправляемую толпу, но давалось это им с трудом. Так что появление Дрю со своими феромонами пришлось весьма кстати, поскольку спектр их возможностей включал в себя и умение успокаивать людей. Не мгновенно, конечно, но Женщина-Паук полагала, что находиться среди них будет немало времени.
- Пятница, отметь на проекции каждого члена отряда ЩИТа, обозначь подконтрольные границы. Продвигаемся вглубь настолько, насколько это возможно. Внимание всем, - женщина настроилась на частоту связной линии ЩИТа. - Говорит Джессика Дрю, всем держать периметр и пытаться не допустить заражение симбиотом оставшейся территории. Сверх необходимого не рисковать, в случае возникновения непредвиденной ситуации сообщать мне по возможности. Наша задача - обеспечить безопасность эвакуации гражданских и помочь тем, кто не способен самостоятельно покинуть здание.
Женщина скосила взгляд на Логана, после чего еще раз оценила карту госпиталя. Дронов необходимо было расставить максимально эффективно, чтобы иметь возможность контролировать ситуацию и видеть приближение Карнажа и тех, кого он уже умудрился заразить. Дело было дрянь, и Джессика благоразумно решила пока на изображения с камер Железного Человека не смотреть. Зная, что психопат взял под контроль детское отделение, она чувствовала, что это зрелище определенно подействует не лучшим образом. Пока необходимости не было, не стоило заранее нагнетать и без того не лучшее состояние. Все дроны были расставлены Пятницей исходя из наилучших показателей обзора, так что любые неожиданности для них и отряда ЩИТа были исключены. Впрочем, просто так провести спасательную операцию им никто не дал. Предупредительные слова Старка застали их на пути к тому коридору.
- Логан! - брюнетка мигом остановилась и окликнула когтистого, привлекая внимание. Хотя в общем-то он сам наверняка слышал предупреждение Тони и понимал, что придется сделать вынужденную остановку. - Мы останемся и попытаемся их задержать, остальные действуют согласно приказу.
Она махнула рукой отряду в одно из ответвлений коридора, а сама вместе со стариком бросилась в ту сторону, откуда по словам Тони и Пятницы на них двигались инфицированные.
- Под симбиотом гражданские, - на всякий случай пояснила она напарнику. - Так что будь предельно осторожен и пользуйся по возможности звуковыми излучателями.

+5

10

Судя по всему, дело было срочное: больница, дети, относительно беззащитный против симбиота отряд ЩИТа. Старик постарался возникнуть у авиакара как можно быстрее, хотя это и заняло чуть больше времени, чем раньше. Хотя, исходя из приглушенных звуков голосов снизу, можно было особо и не спешить с подъёмом. Поправив воротник куртки так, чтобы он прикрыл шею от ветра, мужчина встал неподалеку от машины и закурил.
- А вот и прекрасная возможность испытать свои силы, сделать что-то полезное, - флегматично произнес старик себе под нос и выпустил колечко сизого дыма.
В то же время мимо промчался Тони, на ходу собираясь в костюм. Ответив на приветствие железного человека кивком головы, Логан вновь погрузился в размышления. Пару минут спустя вышла Дрю, сразу направившись к водительскому месту. Она старалась казаться серьёзной, однако её выдавал тяжелый и несколько печальный взгляд.
- Куда это Тони рванул так быстро? Я думал отправление будет совместным, - произнес Джеймс, усаживаясь в авиакар.
Женщина-паук бросила старику обвес, и, подняв машину в воздух, сразу же перешла к инструктажу и ценным указаниям.
- Излучатели, черт бы их побрал, не проще мне его просто нашинковать когтями? Ненавижу обвешиваться оружием, - проворчал старик, всё же закрепив устройства на ладонях. – Задачу понял, хотя методы решения не совпадают с моими, - криво ухмыльнувшись, произнёс в ответ.
Они почти долетели, когда Джессика спланировала вниз к главному входу больницы, если её конечно можно было так сейчас назвать. В кровавом коконе видимо и находилось детское отделение, и детей там вряд ли сейчас выздоравливали. Рванув следом к зданию, сквозь будто обезумевшую толпу людей, которые явно не понимали, что за херня здесь происходит. На лицах бежавших людей застыл непередаваемый ужас, смешиваясь с отвращением и болью. Наверняка у многих здесь были родные, которые остались внутри. Однако успокаивать этот балаган было задачей не Джеймса. Добравшись до входа, Джессика взяла на себя командование отрядом ЩИТа и раздавала указания, а старик пытался оценить обстановку, уже в относительно чистой от людей обстановке.
Услышав по коммутатору о том, что к главному входу направляются двое зараженных, Логан шумно втянул воздух, пытаясь уловить врагов с безопасного расстояния. Приближающуюся пару он не спутал бы ни с чем, нос уловил что-то такое, что перебивало даже животный запах ужаса от гражданских, некая субстанция смерти и крови, смешанная с холодным безразличием.
- Дрю, постараюсь не забыть об этом, - бросил он, с легким металлическим лязгом обнажая когти. СНИКТ.
Рванув по коридору, обозначенному Старком, старик увидел в дальнем его конце две фигуры. Довольно шустро сокращающие расстояние, облаченные в подобие брони, донельзя напоминавшую застывшую кровавую массу. Малость охренев от одной из фигур, явно бывшей маленькой девочкой, старик еще раз напомнил себе слова Дрю про гражданских и приготовился активировать излучатели.

+3

11

Тайрон не знал куда идти, не знал он, и что его будет поджидать на пути к этому кровавому злу, знал лишь он, что сегодня его не сможет остановить и сам господь Бог, ибо тот, кого он поклялся защищать сейчас здесь, в больнице. Медленно продвигаясь по крайне быстро опустевшим коридорам, линчеватель направлялся к эпицентру резни, следуя указателям на полу и потолке.
Никаких сверх красивейших образов и никакой эстетики. Здесь была только холодная расчётливая тьма и разъярённый герой. Да, быть может, есть те, кто скажет, что его методы назвать геройскими сложно, но знаете что? Пошли они все в жопу. Когда у людей появляется возможность уничтожить отбросов и падаль, они почему-то сохраняют им жизнь, но потом жалеют, когда эта мразь выползает обратно на улицы. Вот после этого они и пожинают плоды своих дебильных моральных принципов. Нет, хватит с Тая этой муры. Сегодня он постарается совладать с демоном, благо Деймонд выдал в руки поводок, но не сильно-то он будет за него дёргать, когда тьма доберётся до Клетуса и обращённых им людей.
«Отправь их сюда, я разберусь» - прозвучал шипящий приглушённый зов из глубины тёмного измерения.
Джонсон совсем не намерен был сейчас выслушивать мольбы изголодавшейся по душам твари, посему он яростным криком заткнул пасть этой шавки. Благо крик этот был внутри тьмы и его никто посторонний не услышал. Герой двигался по широким коридорам громадного медицинского комплекса, до тех пор, пока не дошёл к переходу в педиатрическое крыло. Там было около дюжины вооруженных охранников и агентов «Щит», ни на тех, ни на других Тай не обратил ровным счётом никакого внимания. Витая над полом, Плащ так и продолжил шествие к намеченной цели, яростно сияющими глазами говоря больше, чем могли бы сказать слова.
Сгустки тьмы рассеивались по всему пространству вокруг него, они были везде, струились вдоль сине-чёрной ткани, вырывались наружу и тянули свои леденящие щупальца к требующим остановиться людям. Но Тай не слушал их, он с грозностью присущей истинному палачу двигался сквозь толпу, остужая и оскверняя каждого, кто там был. Они почувствовали мрак, когда тот дотронулся до их душ, но не осмелился он испить из этих сосудов, ибо Клок велел, и ему пришлось подчиниться. Вооружённые люди расступились, разошлись, рассосались, называйте, как хотите, но Плащ вошёл внутрь, пройдя сквозь них.
И узрел он там хаос первородный. Плоть, кровавая алая плоть. Кровь, багряные сгустки разбрызганной жизни. Что это за субстанция исполин не решался даже предположить, хотя прекрасно знал от кого произрастает эта порча, и он методично продвигался над ней, желая остановить саму суть этого зла. Пройдя ещё чуть дальше, тьма почувствовала жизнь, хоть и не могла назвать это жизнью в полной мере.
- Я пришёл за тобой, - рявкнул линчеватель во всё горло, желая прогреметь на весь корпус, он не знал где именно засел Карнаж, но почему-то был уверен, что его слуги передадут послание даже со второго этажа на первый, даже с того света на этот – И лучше бы тебе забрать с собой это дерьмо!

+3

12

Гром барабанного боя задавал ритм падающим телам, а вторил его нарастающему гулу лишь насмешливый свист выпущенных во свет пуль, ярчайшей фанфарой ознаменовав начало кровавой бойни. Не битва, в привычном понимании этого слова, скорее - забивание сельского скота. Здесь были и свиньи с овцами, и бараны с курицами, но все в человечьих масках, в комбинезонах людской кожи. Сопротивление казалось бессмысленным: хищников не брали ни пули, ни лезвия, организм их был крепче, а тела - совершенней. И всё-таки, беспорядочная стрельба возымела толк: она надежно отвлекала детишек от гражданских, давала возможность обычным людям скрыться с глаз их долой, внушала спокойствие и шаткое чувство уверенности в военных, покуда в стволе их не кончались патроны.
Кто-то из федералов необычайно ловко пересек центральный зал, приковал к себе внимание с десятка человек, да оттолкнув их от центральных дверей (куда пришелся основной удар заражённых), увёл штатских в правое крыло. Пулей влетев в холл, бережно опустив на землю раненную барышню, мужики, под предводительством одного из военных, моментально подоспели к распахнутым дверям, запирая их изнутри. Оплетённые органической паутиной створы оказались неподвластны и на своём тверды. Командир резко затормозил, окликнул ребят, пропустил в помещение ещё одно жало кроваво-красной иглы, после чего всем весом налёг на створу. Смачно хрустнув, праздничным салютом брызнули деревянные щепки. Двери сошлись, но именно в этот момент на них бросился одурманенный подросток, просунув вперёд и голову, и руку, отчаянно сопротивляясь, горланя и сопя. Мужики плечом взяли двери на таран, но того было мало: тварь, словно будучи жидкостью, ловко просочилась вперед, пустив от рук и ног своих кровавую сеть паутины по полу и стенам. Кто-то из парней помладше, совсем ещё подросток, схватил стальную стойку с капельницей, как битой, с размаху вдарив ей по зубастой харе чудовища. Каково же было его удивление, когда прут спокойно прошёл под инопланетную кожу, влип во внутрь ребёнка и застрял в его голове торчащей насквозь балкой. В мгновение ока липкие щупальца инопланетного организма, по шесту, скользнули навстречу дланям подростка, влипли в его ладони, поползли по ним вверх, к шее, забираясь в разинутый в крике рот. Люди в панике отшатнулись назад, остолбенев от страха. Лишь федерал, решительно сдвинув к переносице темные брови, выхватил из ножен своих боевой нож, резко перерезав парнишке глотку, прежде, чем тот успел обратиться в чудовище. Кого-то из юнцов стошнило. Командным голосом крикнув на гражданских, военный указал им рукой на двери, бросившись наутек следом за штатскими. Молодым оленем, он красиво перепрыгнул через раненную девушку, оставив её где-то там, за своей спиной, далеко позади. Барышня что-то проплакала, закричала, а когда на неё набросился ребенок, с балкой вместо глаза, истошно завыла и обмякла - то ли обморок, то ли сердечный приступ. В любом случае, багровые челюсти рвали на куски уже мёртвое тело....
Людям, запертым в основном помещении, повезло в разы меньше. Самые отчаянные бросились на битое стекло, сиганув в разбитое окно, однако тотчас были возвращены обратно живыми канатами щупалец инопланетного организма. Симбиот морозным рисунком на стёклах обклеил стены, мощными древесными корнями изрешетил пол. Ещё пара ребят в форме взяла на себя ответственность за штатских, придерживающихся дальних отделений интенсивной терапии. Собрав их вместе, организовав небольшой отряд, они оставили свыше полусотни человек в основном помещении, используя их как приманку, отвлекающий манёвр.
- Сэр. Вам сюда нельзя, - перегородил путь в главные залы военный рукой низенькому, круглотелому, но не широкощёкому человечку, с блестящей лысиной на макушке да чёрными, жиденькими волосками по основанию черепа. Того же вороньего цвета у мужичка были и густые усы “пирамидкой”. Это был никто иной, как Джозеф Хенсли, главный врач и владелец частной, одноименной клиники.
- Но там люди, - обеспокоенно поглядел кругленькими, птичьими глазками на вооруженного человека заведующий, вынув из кармана дорогого пиджака коричневого цвета белый носовой платочек, протирая им потный лоб и шею.
Федерал ответил в крайней степени сухо, - Как и здесь, смею я заметить. Как и здесь, - рука его учтиво обошла толстячка сзади, ладонью упав на дальнее плечо мужичка, отворачивая его от стеклянных дверей.
Хенсли тут же запаниковал, - Н-н-нет! Мы не может их оставить! Я… я давал клятву!
- Мы обещаемся эвакуировать из здания всех, кого только сможем, сэр, - как можно учтивей процедил сквозь стиснутые зубы собеседник, - Не стоит понапрасну жертвовать жизнью тех, кого мы действительно можем спасти.
- Философский вопрос: будет ли это правильным, с точки зрения морально-этических соображений?, - гневно всплеснул руками Джозеф, послушно семеня ногами следом, лакированными туфлями пиная пол, - А с человеческой точки зрения?!
- Сами подумайте: какое из вложений себя здесь окупит?
- Я не бизнесмен, сынок, - фыркнул заведующий, морщась, - Я - врач.
- Хорошо. Но на кого из двух пациентов Вы бросите все силы: на того, у кого шанса выжить меньше или на того, у кого их больше?
Больная тема, вопрос которой особенно остро поднимался в трансплантологии. Нередко врачам приходилось жертвовать одними людьми во благо других, не добивая их, но не мешая им умереть. Если ситуация того позволяла, скончавшиеся становились донорами, спасая ни одного пациента, умирающего в очереди на получение органа. Куда реже не хватало оборудования на спасение людей с близкими по роду диагнозами. Но и там действовало правило “большего шанса”. Исключение - жадность врачей, и их погоня за выплатой по чужой страховке. Однако в их клинике такого ни разу не было.
- Мы обоих в коридоре не оставим,- заметно помрачнел Джозев в умном своём лице, - И попрошу: там дети.
- Отлично, - вредно сплюнул солдат, выдав контрольный в голову, - Тогда: если одновременно умирать будет мать и ребёнок?
А этот вопрос звучал весьма часто при собеседовании на приёме на работу, притом не только на медицинскую или военную должность. Им проверяли людей на рациональное мышление, понимание основ человеческого общества, а также психологическую подготовку. Женщина здесь - сформировавшаяся ячейка общества, имеющая свою конкретную роль в социуме, когда ребёнок - несамостоятелен и нежизнеспособен без своей матери. Неизвестно, кем и чем он вырастет, какое место займет в мире, какую сторону примет. Помимо всего прочего, женщина, в теории: ещё могла бы родить. Так что ответ здесь всегда оставался очевиден.
Хенсли что-то недовольно проворчал, согласившись с правотой федерала, затем - тяжело выдохнул, через силу опуская вниз напряженные плечи, - У дальнего крыла госпиталя имеется чёрных вход. Кроме того, можно вывести людей на улицу через кухни.
- Вот это совершенно другое дело, сэр, - самодовольно осклабился мужчина, с жаром похлопав владельца клиники по его плечу. После сие жеста тому захотелось отмыться.
Благодаря сноровке Железного Человека, в живых осталось ещё с дюжину гражданских. Они же испуганно ринулись в стороны, стоило только металлическому костюму, очертив ровную линию, скользнуть по полу им навстречу. С потолка, пострадавшего от импульсного выстрела, посыпались пласты камня и штукатурки, благо, бреши в полу второго этажа так и не было пробито. Люди сверху испуганно вскрикнули, шарахнувшись от центра “землетрясения”. Солдаты едва ли их успокоили, уверенно ведя штатских к лестнице. С тех пор, как симбиот захватил нижнюю лестничную площадку, эвакуация с двух верхних этажей шла через крышу, а там через пожарную лестницу, с задних стен госпиталя, подальше от эпицентра “заражения”. Было предложение послать запрос на транспортный вертолёт, но глупейшую идею, к счастью, свернули достаточно быстро: Карнажу ничего не стоило сбить верхушку снизу, убив всех, находящихся на борту, людей разом.
Кстати о нём. Узрев пред собой полупрозрачную прослойку энергии, прочным куполом взявшую его под непроницаемую крышу “стеклянной” клетки, Кэссиди насмешливо, задорно и как бы восхищенно, присвистнул. Выпрямившись, вернув своим рукам человеческий облик, рассосав по чёрно-красному телу инопланетной субстанции искусственные топоры и лезвия, Карнаж мягко постучал кулаком по щиту барьера, выбивая из того причудливые звуки. С ядовитой усмешкой на изуродованных устах он с фальшивым интересом наблюдал за поистине дивной картиной: прозрачная преграда заискрилась, щелкнула, трескающимися в огне дровами, и от мест соприкосновения с ней в стороны разошлись долгие круги, прям как по воде.
- Хе-хе-хе. В угол решил меня поставить, да? Мило. Однако ты упускаешь из виду одну малюююююююююсенькую деталюшечку, - симбиот отпрянул от Клетуса в сторону, открыв Тони лицо своего носителя. Тотчас, как заскриптованные НПС в какой-нибудь второсортной хоррор-игре, все заражённые детишки разом обернулись к Железному человеку, одновременно, хором, в один и в тот же момент с Кэссиди, молвя раздвоенным гласом, насмешливым тоном, - Я повсюду.
И от тембра того задрожали окна.
Мимолетное отвлечение нисколько не помешало карапузам продолжить свою забаву. После того, как броня Железного Человека начала источать пагубное тепло, одержимые сразу потеряли к нему всяческого рода интерес, предпочитая Старку тех, кто не сможет за себя постоять. И если их личное желание добраться до человека, запертом в железном ящике, сошло на нет, то последовавший на ментальном уровне приказ, быстро вернул заражённых в тонус. Вся клиника на Старка не ринулась: хватило чуть больше десятка годовых карапузов, чтобы испортить Тони жизнь. Они стреляли в него паутиной, прыгали через Железного Человека, как через козла, кружили хороводы вокруг, а потом били. Невзирая на высокий нагрев его “скафандра”, сорванцы наносили прямые удары, ибо “мимолетное” соприкосновение с разгоряченным металлом, пусть и вызывало свою боль у симбиота, но в сущности, оставалось просто неприятным ощущением, вполне терпимым явлением. При том, били с такой силой, что становилось ясно одно: им и пробивать эту броню не потребуется - растолочь Тони о его технику изнутри им не составит ни малейшего труда, посредством ударных волн скантузив внутренние органы, сорвав их с нитей удерживающих мышц. Самыми страшными были удары в голову.
Кэссиди, ещё после своего показательного выступления, испустил огромные массы симбиотической субстанции на барьер, скрыв себя в коконе с глаз человеческих долой. Красиво крутанувшись вокруг своей оси, он распался на нечто мясистое и аморфное, крученым буром проломив пол, уйдя под землю. Быстро, ловко, незаметно, оставив после себя лишь залитый алой краской купол, да небольшую брешь в бетоне.
Старшая из сестёр Ларссон что-то вымученно прошипела сквозь стиснутые зубы, убрала со своего лица, опущенного вниз, налипшие на глаза волосы, да поднялась с задницы на колени, согнувшись в три погибели. Дрожащей рукой она осторожно себя ощупала, обходя пальцами розовые пятна на коже - ожоги, полученные вследствие удара током. Уронив на линолеум пару горький слёз, девушка рукою, кулаком, вытерла чешущийся нос, размазав по неумытому лицу кровь и сопли. По обнаженной ноге её (штанины были порваны, свисая с пояса и бедер рваными кусками черного тряпья) вверх, к телу, скользнуло нечто тягучее и липкое. Обернувшись и обнаружив себя, сидящей в живой луже, смеющейся над ней, крови, Гун закричала, упала на бок и засеменила по полу ногами. Симбиот прочно обхватил босую ножку шевелящимися усиками, и чтобы сбросить его с себя, психиатр зверем вцепилась в аморфный организм, срывая его, как будто жвачку с подошвы. Она чувствовала его голод, слышала шумы в голове, плач и мольбы, но не внемлила им, пока пред лицом её не предстала уродливая харя большеголового малыша, забавно щелкая, на манер сверчка, и мурлыча, но глухо, словно дикий кот.
- Энни! - вскрикнула она, и глаза Ларссон брызнули слезами. Гун хотела схватить сестрёнку за плечи и даже потянула к ней свои руки, напрочь позабыв про симбиота, но быстро их одернула, не в силах побороть животный страх, - Борись с этим, Энни!
- Что-то не так, сестрёнка? - голова её, склоненная набок, пошла ходуном, минутной стрелкой описав целый круг часового циферблата, неестественно выгибаясь, - Малышка не оправдывает возложенных на неё ожиданий? Плохо себя ведёт? Капризничает? Если что-то не так, нянечка, то ты только скажи... - пиранья улыбка стала шире, - … и я с радостью заставлю её сожрать себя живьём.
Девушка в ужасе пискнула и, поддавшись назад, закрыла руками рот.
- Даже не думай меня наебать, доня. Коль ты не заметила: у нас тут гости. Так что вытри сопли и тащись в главный зал, пока  нас не сочли за негостеприимных хозяев. Или, клянусь своей крошкой, последнее что ты услышишь изо рта своей сестры, будет, - голос малышки дрогнул, став писклявым и девичьим, -... пока, мамочка. Доешь от меня то, что останется.
А после - несмотря на торчащий из под губ острый ряд зубов, девчушка милейше заулыбалась, точно сама радуясь собственным словам, насильно затолканным ей глотку.
Гун, в истерике, тяжело задышала, выброшенной на берег рыбой глотая несдобный воздух, но не издала ни единого звука вслух. Переборов себя немыслимыми усилиями, она резко подалась на встречу дитю, широко раскрыла руки и приняла чудовища в свои объятья. Пока Ларссон старшая рыдала, уткнувшись в алую грудь своей изуродованной сестры, инопланетный организм ловко перекинулся и на неё, изменяя, развращая, преображая.
И надо прекрасно понимать, что Ларссон - совершенно обычный человек, часть современной людской толпы. Она боялась смерти, как своей, так и смерти близких, а значит была готова на всё, дабы оттянуть неминуемое. Так её учили в академии: когда террорист выдвигает требования, им надо следовать, а его правилам оказать безоговорочное подчинение.
Ловко и быстро, точно грациозный гепард, одержимая преодолела долгое расстояние между ней и Тони, используя стены, потолок, стреляя паутиной и передвигаясь рывками. Пользуясь подаренным ей детьми шансом, Гун напала на человека сзади, со спины обхватив стальную шею руками, взяв её в удушающий захват локтями, и виском уткнувшись в висок Старка, словно всерьёз нашептывая ему на ухо: - Остынь, горячий парень. Коль ты не заметил: на этой вечеринке свой дресс-код.
От высокой температура разогретого “скафандра” заверещала густая масса, комьями липкой грязи скатываясь с рук, лица и тела психиатра, уходя в его ноги. С тем менялся и голос Гун: раздвоенное дребезжание металлического тембра ушло в нечто глухое и гулкое, подобно китовому крику, а там перешло в человеческий глас, позже - в женский, уронив хриплое “Прости меня”. И с каждым дюймом по пути вниз, симбиот всё жегся о железную броню, пытаясь пробраться под стальной панцирь, но безуспешно: костюм оказался герметичен, не взирая на массивные швы.

На переписке ...


Очередь на этот круг: Iron Man; Cloak; Spider-Woman; Logan; Carnage

Отредактировано Carnage (07.03.2017 21:53)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [14.04.2016] Эвентрация


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC