Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [06.03.16] Interrogation developed in an unusual manner


[06.03.16] Interrogation developed in an unusual manner

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 6 марта, день
Место: тюрьма ЩИТа
Участники: Special Agent Hill, Fate
Описание: После полнейшего фиаско на авианосце, всю тройку террористов конвоируют в одну из тюрем ЩИТа. Алана Вайля забирают подлатать в тюремную лечебницу, Эхо было почти сразу решено передать Героям по найму, а вот Фейт остается единственным не раненным и вменяемым членом банды, которого можно допросить.

Отредактировано Fate (05.04.2017 02:38)

+1

2

После выстрела, собственного порыва помочь ЩИТу путем обезвреживания Эхо, для Роуан стало все как-то странно ощущаться. Неправильно. Мысли стали путаными и хаотичными. Фейт даже была в каком-то смысле рада, что Роджерс приказал ей оставаться на месте. Иначе бы она точно не знала куда себя деть. Был, хотя, незаметный со стороны порыв все-таки помочь Алану, который еще до прихода медиком решил самостоятельно разобраться, куда его там подстрелили, но девушка отчего-то так и не решилась. Издалека ей тем более показалось, что раны несмертельные.
Вместе с медиками пришло и обещанное подкрепление. Они-то Фейт и занялись.
Наручники, похожие на те, что были на Вайле, принесли и защелкнули на запястьях девушки, только вот размер для тонких ручек Роуан подобрали поменьше. Агенты ЩИТа выглядели нейтрально, но не особо дружелюбно, по очевидным причинам. Фейт гадала, был ли кто-то из них двойным агентом, пришедшим присмотреть, как гидровская змейка справилась с заданием. Но этих тварей натаскивали как идеальных шпионов, ни один мускул бы не дрогнул. Роуан настороженно смотрела за обыскивающими ее агентами. Она знала, что, по идее, должна была бы сделать. Но капсулы с ядом она никогда на задания не брала, и поэтому, с криком «Хайль ГИДРА!» и забирать с собой на тот свет как можно больше агентов у Белл никак бы не вышло. Тут проверяющим сообщили, что она технопат и последовал закономерный вопрос:
– Источник способностей?
– Мутация, – буркнула девушка, решив не играть в данной ситуации в молчанку. Пусть у ниих было и не так много вариантов.
К этому моменту Вайля увезли, Эхо стали уносить, а вот с самой Роуан вышла небольшая заминка. Агенты тихо переговорили за ее спиной, но далее ничего не последовало, но ненадолго – в какой-то момент террористка успела почувствовать укол в шею, а дальше все куда-то уплыло…

Очнулась девушка уже в какой-то другой комнате. Но не на авианосце. Голова болела, все тело ощущалось слабым, а шею что-то не очень приятно сдавливало. Белл лежала на какой-то скамье, и рядом с ней была парочка агентов. Агентка Гидры (хотя, наверное, уже бывшая) попыталась приподняться и нормально сесть, но как только ей это удалось, резкий удар кулаком с правой стороны положил ее обратно. В эту секунд до Фейт дошли две вещи. Первая: действие наночастиц ей отрубили, что уменьшило ее силу, выносливость и вместе с ними – болевой порог, и поэтому боль от удара почувствовалась гораздо сильнее. Из глаз даже слезы брызнули. И вторая: мутантские способности тоже заблокировали, потому что технику (а она тут была стопроцентно) она не чувствовала совсем. Девушка упрямо снова попыталась сесть, и один из присутствующих агентов снова замахнулся, но второй его остановил.
– Успокойся, Кёртис.
– Да какое тебе дело, Хант? Из-за тварей вроде нее куча наших погибла, церемониться еще с ней.

–  У нее тоже есть гражданские права, как бы там ни было. Ладно, включаю запись. Имя? – обратился к девушке второй, названный Хантом, агент.
– Фейт.
От того, как все эти разговоры напоминали «дом» - то есть допросные комнаты Гидры, только чуть более мягкий вариант, можно было бы посмеяться. Только вот Роу было не слишком смешно.
– Это прозвище, мы в курсе. Настоящее имя.
Облокотившаяся на стену девушка повернула к нему голову и тут же отвернулась, не отвечая. В молчанку в данной ситуации она собиралась играть до последнего, как раз потому, что не была уверена, что Кертис не является засланным казачком, контролирующим, что здесь собирается рассказывать предательница. Теперь паранойя развивалась просто с космической скоростью, а страх неизвестности был всепоглощающим. Если раньше жизнь была втиснута в приказы, а миссии могли закончиться всего двумя способами – либо твоя смерть, либо победа,  да и вообще была весьма определенной (различные форс-мажоры в виде взбрыкнувших на нее коллег не в счет), то сейчас, на фоне того, что она сдалась без боя, будущее казалось туманным. Может быть в иной бы ситуации она бы и подралась, хотя бы для вида – Роджерс бы ее мгновенно скрутил, но все решило сползающее вниз тело Вайля. Она о нем побеспокоилась в какой-то степени, на вид-то рана не был смертельной, а вот как на самом оно деле было,  неизвестно. За те десять дней совместного проживания в ее комнате отношение Роуан к Алану успело немного потеплеть. Для привязанности было еще далеко, но  он больше не так раздражал, и ей было не так сильно все равно, что с ним будет.   Минута промедления могла стоить ему жизни. Ее жизнь и так обречена, а вот он вполне мог прожить и подольше. Зря она его воскрешала, что ли, чтобы он через две недели погиб? Последняя мысль не вызывала ничего, кроме нервного смешка, хотя подобные кармические шутки были не редким явлением в этой жизни.
- Возраст? Место рождения? – и дальнейшая череда подобных вопросов, а также вещей, касающихся суицидальной попытки диверсии так и остались без ответа. Как ни странно, Фейт больше не били, что несказанно ее удивило. Тут  в комнату вошел другой агент, сказал что-то на ухо Ханту, и тот сказал:
- Забирай.
Девушку заставили подняться со скамьи и увели в другую часть здания. Там с ней почти не разговаривали. Сфотографировали для личного дела, сняли отпечатки, дали вымыться и переодеться. И еще накормили, и даже горячим – что привело в Фейт в крайнюю степень удивления местным порядкам. Отвели преступницу в одиночную камеру – Фейт сомневалась, что здесь иные были. Хотя и читала, что карцер весьма антигуманная вещь. До ЩИТа эта информация видимо еще не дошла.
Как только девушка осталась одна, она не выдержала, рухнула на кровать, укрылась одеялом с головой и свернулась там калачиком. Из глаз как-то сами собой потекли слезы, даже при уверенности, что за ней пристально следят с помощью камер, но девушка как-то старалась от плача не вздрагивать.
Ей было и тяжело, и грустно, и страшно. Она боялась, что за ней вскоре придут и повесят прямо тут, выставив как самоубийство. И девушке даже как-то не пришло в голову проверить, есть ли на чем вешаться. Если и не на чем – то была бы еще какая-нибудь «не подозрительная естественная  смерть». В какой-то момент девушка все же уняла плач и вынырнула из-под одеяла. Далеко не самый тонкий ошейник мешал комфортно лежать, но девушка как-то приспособилась лежать головой на руке, подсунув под шею одеяло.
Мысли смешивались в кучу, все перемежалось сильными эмоциями, которым хотелось дать выход. В какой-то момент стала безумно сильна ярость по отношению к Эхо – Фейт не могла вынести мысли, что для этой героини все закончилось. Да, она была не виновата, что попала в ловушку и ей промыли мозги. Так она, Роуан Белл, тоже была изначально не виновата! Ее затащили, ставили эксперименты, которые она чудом пережила, а потом ее заставили пахать на Гидру… Фейт отлично понимала, что последнее стало в какой-то момент осознанным выбором, но от общей несправедливости хотелось завыть. Она больше четырех лет в этом аду. А Эхо представился случай выкарабкаться меньше чем за месяц! А Майя завтра же отправится домой. Домой… Для Фейт больше и понятия-то такого не существовало, ведь дом – это там, где твои родные, а все ее родные были мертвы.
Белл не обладала выдержкой Вайля, и не могла на чистой силе воли продержаться целую ночь без сна, прислушиваясь к тишине – в тюрьме была хорошая звукоизоляция, и было нереально оценить внешнюю обстановку по звукам ввиду их отсутствия, и от перенапряжения девушка заснула.
Разбудили ее утром. Во времени Роуан совершенно потерялась, и понятия не имела, сколько на дворе часов. Сначала ее отвели поесть, но затем вернули не в камеру, а отвели в комнату для допроса  - стандартную квадратную комнату с большим столом и двумя стульями. Агент снял одни наручники, которые сковывали девушку сзади, и защелкнул на ее руках другие, прикрепленные к столу. Фейт все равно была лишена своих сил, и не смогла бы при всем желании их сломать. Белл велели ждать дознавателя, в ответ гидровская змейка пожала плечами и ничего не сказала. Ни одного слова Фейт не собиралась говорить и тому, кто придет с ней общаться.

Отредактировано Fate (30.01.2017 01:57)

+3

3

Пожалуй, произошедшее накануне действительно стало не самой приятной неожиданностью даже для директора, которая видела дальше и всматривалась в большее, чем о ней в последнее время думали. Брешь агенты, конечно, нашли довольно банальную, что не исключало в том числе вины тех, кто их пропустил непосредственно туда без дополнительных проверок и вопросов. Найденная дыра в системе тоже ни о чем хорошем не говорила в пользу недавних перемен в штате. Это вообще было уже недопустимым рубежом, который заставлял задуматься о многом. Об этом многом так же весело было спорить со Стивом, который в последнее время был одним из единственных, который не хотел затыкаться и честно озвучивал своё мнение, иногда в политичной манере, иногда в прямолинейной и не при всех. К вторженцам, которые вскоре стали узниками, Мария присматривалась уже куда как внимательнее — имена, под которыми они проникли на авианосец, вместе с людьми давно числились пропавшими на одном из заданий при невыясненных обстоятельствах. Не мешало бы выяснить судьбы этих агентов, но на фоне самих пришельцев это отходило на второй план — эмоции она себе редко позволяла, однако даже её хватила оторопь при виде физиономии Старка в числе задержанных, благо ей додумались своевременно пояснить, что это, судя по всему, всё-таки не Старк. В ходе парадоксальной развязки диверсии тот оказался ранен достаточно серьёзно, чтобы на ближайшие пару суток заработать гриф неприкосновенности, тем более что его сразу (и как-то вполне закономерно) взял под свой надзор Роджерс. Дальше случился еще один недопустимый прокол — при транспортировке странным образом умудрилась сбежать зомбированная героиня, Эхо. И каким образом эти идиоты её потом не нашли, лично ей осталось уже вообще непонятный, но всем участникам этой "экспедиции" честно пригрозили увольнением, которому будет предшествовать гора других, еще менее весёлых, проблем.
Девчонку Мария уже решила взять на себя.
Не смотря на гору реальных практических дел и еще бОльшую гору бумажной волокиты на фоне произошедшего, Мария нашла время понаблюдать за поведением заключенной, которая явно понимала, что в помещениях, где она находилась, везде были камеры, и вела себя с одной стороны естественно, с другой — нетипично. Впрочем, Марию не особо удивило, что она до сих пор не произнесла ни слова, однако кое-что за ней, просматривая видеозаписи, она всё же заприметила, потому твердо вознамерилась эту "Фейт" разговорить.
Ждать девочке долго не пришлось, хотя и сложно было сказать, удивила ли её личность дознавателя или нет; Хилл, в общем-то, правда редко снисходила до рядовых червей. Но на данный момент этот был единственный доступный в непосредственной досягаемости, а после произошедшего и трепок все еще долго на ушах стоять будут.
— Время ограничено как моё, так и ваше, — с порога предупредила директор, оставив небольшую кипу необходимых документов на столе, но к стулу со своей стороны оного и не притронувшись, оставшись стоять. — Так что часами с вами церемониться никто не будет ни сейчас, ни потом. Моё имя — Мария Хилл, я являюсь директором организации, известной как ЩИТ, под стражей которого вы сейчас находитесь. Допрос проводить буду я. Вам были выдвинуты обвинения в нападении на штаб-квартиру нашей организации и в смерти наших людей, а так же причастности к террористической группировке, известной как "Гидра", и её деятельности. Вы должны максимально ёмко ответить на поставленные вопросы. В рамках правил нашей организации от этого будет зависеть, будете ли вы в дальнейшем иметь право на адвоката или нет.
Судя по виду девочки, если её это и проняло, то желания сотрудничать на несчастном лице всё равно не нарисовалось. Далее последовал стандартный набор базовых вопросов, числящихся обязательными в случае, если эти данные ранее выяснены не были, однако они и не были; на все личные вопросы, касаемые имени, родственников, реального возраста, знакомств, жизни, образования и наличия судимостей последовало многозначительное молчание. Честно говоря, видя поведение агентши, Хилл не особо рассчитывала на то, что та станет теперь на это отвечать и тем более ей. Но до конца довести дело следовало просто чтобы понять, насколько оно безнадежно.
— Теперь по существу. Что замышляет Гидра? Каковы её дальнейшие планы? Каковы конечные цели? Зачем вы проникли на авианосец — и так ясно, однако чем она этого добивалась, когда задание даже при взгляде со стороны было заранее обречено на провал? Чем обусловлен такой оригинальный состав вашей группы? Каков твой реальный статус в организации? Как ты попала в неё и как давно работаешь на Гидру? Где наши люди, от лица которых вы проникли в штаб? — директор предпочитала возвышаться незыблемой скалой над заключенной, сверлящей её пытливым взглядом, и если она с самого начала дала понять, что церемониться не собиралась, то по крайней мере здесь была предельно честна, так что себе на руку Фейт партизанством никак не играла. Женщина уперлась руками в столешницу и пытливо посмотрела на неё, в бесцветные, казалось бы, глаза. — А теперь послушай меня внимательно, Фейт. Я не буду тебе грозить тем, что ты сама же закопаешь себя так глубоко, что на этом же разговоре твоя жизнь не то что не закончится, она покажется тебе адом в сравнении с тем, что могло быть прежде. Нет. Своим молчанием ты не делаешь лучше ни себе, ни нам. Ты не делаешь этим лучше всему миру. Ты работаешь на Гидру, однако ты предпочла сдаться нам вместо того, чтобы идти по их классическому сценарию провала или завершения миссий, когда не должно оставаться никаких свидетелей, хотя ваши люди обычно платят за это еще дороже. Почему? Малодушие? Страх? Тайный план по внедрению? Так вы и без этого бреда зачастую справляетесь. Или всё-таки неповиновение? Сейчас, в эту самую минуту, у тебя есть реальный шанс если и не оправдать свои действия и сгладить степень наказания, то загладить вину хотябы для себя и сделать что-то стоящее. Хорошее, вероятно, способное спасти еще множество невинных жизней, которые в ином случае могли или могут попасть под удар. Мы обеспечиваем защиту своих заключенных, и если сдалась ты из личных соображений... чтож. У тебя есть сейчас попытка исправить если и не всё, то хоть что-то. И я настоятельно рекомендую этим шансом воспользоваться, пока не случилось нечто более серьёзное и пока его еще дают.
Интересно, если и заговорит, то правду ли? Хотя ответы на часть этих вопросов проверить было можно, пусть это и были часы кропотливой работы. Но Гидра слишком распоясалась, чтобы дозволять ей не то что это, но хоть что-то.

Отредактировано Special Agent Hill (02.04.2017 04:05)

+2

4

Не будь Фейт настолько измучена, то ее лицо непременно бы вытянулось, как только она увидела, кто пришел ее допрашивать. Вау. У руководства Гидры было полно дел, но они иногда ходили к узникам, дабы немного утолить свою жажду чужих боли и страданий. Но вот Мария Хилл – это нечто необычное. Слава этой женщины шла впереди нее.
Допрос начался классически, но Белл не собиралась говорить ничего, как это было и в случае с ее менее сдержанными коллегами. Просто, если она тут расскажет свою историю, то это будет попросту смешно. Хилл в нее попросту не поверит, и это испортит вообще все. Это будет выглядеть, как попытка вызвать жалость, но кто будет жалеть агенты Гидры? Они преступники – им не положена жалость, а попытка на нее надавить будет расценена как попытка манипуляции. И тогда уж точно никто с ней церемониться не станет.
Если бы перед ней стоял кто-то другой, то Белл бы промолчала. Паранойя насчет двойных агентов в голове Фейт не затихала ни на минуту. Но Мария Хилл определенно им не была. Так что может судьба, наконец, сжалилась и подарили хоть сколько-то удачный шанс?
Нависшая над девушкой Хилл заставила ту немного вжаться в стул. Слишком силен напор, слишком сильно ощущалась физически столь сильная воля, каковой Роуан никогда не обладала. Белл даже прямо на женщину не смотрела, предпочитаю буравить взглядом стол.
И, несмотря на то, что агентка Гидры кое-что решила уже когда Хилл появилась на пороге, слова Марии в определенной степени повлияли на нее. Да. Хоть что-то хорошее. Правильное. Хоть раз за все это время…
Оставалась одна проблема. Фейт не чувствовала, но знала, что камеры, записывающие звук, тут везде включены. И не хотела при них говорить хоть что-то. Или это уже не имеет значения и один случай сдачи с поличным без боя уже предопределил ее судьбу? И она все равно мертва, независимо от того, услышит кто-то ее слова или нет?
И тут Роуан поняла простую мысль, что они все равно хотели бы видеть ее мертвой, потому сюда и послали. Но Белл не хотела умирать от их рук. И не хотела умирать вообще, если честно, потому что весь пройденный ад становился бессмысленным.
Впрочем, все выкладывать – лучше тоже не спешить. Нужно оценить, как Хилл будет расценивать ее слова.
Немного помолчав, Роуан все же подняла на Хилл глаза и сказала, выбирая из череды непростых вопросов нужные:
– Будешь смеяться, но изначально состав был и того меньше. Что с Вайлем? – выслушав, что он жив, Роу покивала и продолжила, – Насчет планов и целей – я не знаю, директор. Я правда не знаю. Мне дали билет в один конец сюда, отдав планировании миссии на меня, за неделю. От меня ждали, что я его все-таки уроню, ценой своей жизни, хотя не особо на это надеялись.  А смертникам мало что рассказывают напоследок.
Девушка немного помолчала и потом сказала, немного понизив голос:
– Донна Саттон, – назвала девушка имя той, под чьей личиной она пришла. – У нас с ней один рост. С учетом, что в агенты, как в модели, берут от 1.75 и выше, это сразу же бросилось в глаза, когда мы сканировали лицо для временной личины.
Нет, слишком очевидно для других. Но уже было поздновато что-то менять, но может оно и к лучшему. Не будут ходить вокруг да около, теряя драгоценное время, а быстро разберутся, сколько будет два и два.

Отредактировано Fate (05.04.2017 02:37)

+1

5

Хилл не сводила с девочки пристального взгляда, понимая, что оказывает на ту ощутимое давление... недостаточное для того, чтобы просто всколыхнуть матёрую волчицу; однако это наводило, в свою очередь, на определенные мысли, поскольку для реального агента это действительно было бы что попытка пошатнуть с пинка столб. Фейт же либо находилась в Гидре недавно, либо была слабохарактерной рохлей, если сейчас нашкодившим ребенком и выглядела, таким, что как ценный агент не считалась вовсе. Возможно, что так оно и было, провал — и в кусты. Впрочем, всегда оставался и другой вариант — она очень искусно играла, пытаясь втереться в доверие, надавив своей испуганной моськой на жалость. Правда, в таком случае ей для этого подвернулся всё равно не тот человек, но отчего-то женщина больше склонялась к тому, что это не игра. Слишком много подобной грязи она успела повидать за свою жизнь.
— Валяется в лазарете, плюет в потолок. Жить будет, — коротко бросила Мария в ответ на не самый очевидный вопрос, и, коли девочка все же подала голос, задала ответно свой: — Итого меньше — тебя или Эхо хотели послать в одиночку? Серьёзно?
Смешно. Проверки мутантки ничего сверх-опасного не выявили, перетрясти их снаряжение — так тоже никакой настолько тяжелой артиллерии в наличии у них не было. "Клон" же Старка вызывал не меньше вопросов, ибо играл не в меньшего партизана, но сейчас этот странный тип вызывал у нее всё же меньше интереса, ибо до него они тоже добраться успеют. Подстреленный, да еще и "маркированный", никуда уже не денется.
— Боюсь, что одной тебя в любом случае не хватило бы для этой задачи, когда по меньшей мере один напарник просто творил что хотел, а второй вполне закономерно попытался его пристрелить, когда увидел, что что-то пошло не так, — скучающим тоном заметила Мария, непрозрачно намекнув, что вообще думает о такой организации работы. Она отшатнулась от стола и отошла чуть в сторону. — Ближе к делу. Меня не интересует, как вы дошли до этого выбора и такого плана, меня интересует, что с моими людьми сейчас. Они живы? За это время в операциях пропали и не были найдены не только эти трое.
Директор какие-то мгновения еще буравила взглядом разом замолкшую обратно девочку колючим взглядом, но намек в её словах тоже уловила. Выждав некоторые мгновения с выпытывающим "Ну?", Мария в итоге прищурилась и ненадолго вышла из помещения. Зачем? Ради всеобщего блага нарушать предписанные уставы и дальше. Вернулась назад быстро.
— У тебя есть пять минут разговора наедине, без наблюдения извне. И либо ты выкладываешь сейчас всё, либо вернешься к Гидре с моего усердного пинка. Я не буду нести ответственность за вашу дальнейшую судьбу и сниму эти обязательства с Роджерса, понравится ему это решение или нет.

+1

6

- Вдвоем. Но учитывая состояние Эхо да, считай, меня одну.
Про героиню Роуан даже не спрашивала. И так было ясно, что ее уже разгипнотизировали, и отправили домой, к любящим ее людям. Осведомляться еще об  этом и слушать, как той было тяжело и какой это был ужасный для нее опыт, и какие они там все в Гидре мрази, что так с Майей поступили. От Марии вряд ли такого дождешься буквально, но что-то такое было вероятно.
В итоге Хилл действительно сделала то, что Роуан от нее хотела, но затем прибавила совершенно ненужные слова, которые заставили Фейт основательно напрячься. Умела директор мотивировать заключенных и склонять их к сотрудничеству. И как-то Белл действительно мало сомневалась, что кто-то в таком случае станет за нее впрягаться, даже Роджерс. Вопроса « а откуда у Хилл такие каналы, чтобы беглянок возвращать» не возникал: чтобы вернуть Фейт в Гидру надо было просто выпнуть ее на улицу в этом ошейнике где-нибудь в центре Нью-Йорка, и спустя десять минут ее под ручки и уведут куда подальше. На фоне этого, Белл как-то сомневалась, что в ЩИТе ей утроят больший ад.
- Хорошо, хорошо. Я и собиралась. Что касается твоих людей – когда мы уходили, они были еще живы. Я не знаю, чего от них пытались добиться, но у наших, - Белл запнулась, когда она поняла, что она вообще сказала. Привычки. Их поди избеги в подобной ситуации, а в разговорах с остальными приходилось не отделять себя от группы, - То есть у дознавателей Гидры никакой информации у них узнать не удалось. Но я не могу вам гарантировать, что они еще живы.
Смотрела девушка до того снова на стол, но потом подняла взгляд прямо на Хилл.
- Единственный приходящий мне в голову вариант, зачем все это, отвлечение внимания. Не мне вам советовать, но в самом ЩИТе лучше держать ухо востро, мало ли что втайне те двойные агенты попытаются под шумок на фоне такой громкой наглости сделать. Я клянусь, я не знаю, что это может конкретно. Как и имена потенциальных лазутчиков. Их очень хорошо скрывают. И конечная цель, традиционно, так же самая – потопить ЩИТ.
Белл облизала пересохшие губы и продолжила:
–  В Гидру я попала недобровольно чуть больше четырех лет назад. Незаконные эксперименты, вот это все. – девушка сказала это спокойно, будто мимоходом. Жалости девушка не ждала, но Хилл, скорее всего, по этому ехидно пройдется. – Гадюка стала одержима идеей заполучить Кобик, и потому ее усиленно искали, в том числе и я. Мне как раз вступить в контакт с ней и удалось, но я не смогла ее удержать, и из-за этого я впала в немилость. Эхо же хотели испытать, посмотреть, как встанет новая «прошивка». И дискредитировать заодно. 
Не знала, как там Мария засекала время, но снова возвращаться к молчанке девушка не стала и сказала:
- Если дадите что писать и на чем, то запишу координаты той базы, где держали ваших людей и откуда мы отправились.  И примерный план набросаю. Руки можешь не развязывать. – в наручниках было не очень удобно, но Роуан была уверена, что справится и не хотела, чтобы Хилл думала, будто Белл хочет что-то сделать.

+1

7

Мария картинно закатила глаза и с трудом удержалась от того, чтобы в традиционном жесте не приложить ладонь к лицу.
То ли она перестала понимать этот мир, то ли Гидра сошла с ума на почве собственного превосходства и начала на фоне реально серьёзных проблем страдать херней. И то ли они действительно решили там дружно настолько упороться, что решили посвящать в ряды своих мастеров зла идиотов таким образом, то ли решила поступиться собственной безопасностью ради изощренного наказания этих самых идиотов. В принципе, всё это в самом деле могло быть отвлечением внимания, вот только неясно — для чего? В те дни не произошло ничего эктраординарного ни публично, ни подпольно, что было бы явно связано с Гидрой или имело бы для неё какой-либо смысл.
— Хорошо. У тебя нет предположений, отвлекающим маневром для чего это могло быть? — всё-таки решила закинуть заведомо безнадежный камушек в огород директор. Всегда оставался пусть и призрачный, но шанс, что даже неосведомленный человек для понятливого собеседника ляпнет что-нибудь удачное, причем она здесь даже не могла сказать, верит ли вообще этой девчонке. Всё надо было проверять, однако кое-что ценное она действительно могла сказать, даже будучи посвященной в вопросы лишь частично — если она действительно была просто пешкой с пометкой высокого звания, не более. А Кобик... Кобик теперь всем нужна. И только Марии надоело уже ломать голову на тему, куда делась эта сотворенная ею хрень. Всё было из лучших побуждений, однако ситуация в самом деле выходила не самой безопасной — даже при условии, что Мария была уверена в том, что они успели-таки вдолбить ожившему космическому кубу мысль в голову, что делать ради блага стоит определенно не всё вещи.
Остальное комментировать Мария не стала. Незачем. Это она как раз прекрасно знала и понимала, комедия заключалась лишь в том, что этих лазутчиков — по крайней мере, некоторых — давно вычислили и они сами об этом до сих пор не знали, намеренно прикармливаемые не особо ценной информацией. Даже, можно сказать, очевидной. Правда, напрямую им на руку сыграть пока еще не успели.
— Кто бы сомневался в их незаконности, как и этого всего, — без особого интереса к личным драмам бросила Хилл, намекая, что это можно рассказать уже и на камеру, нравится ей это или нет — но это уже явно не относилась к особо тайным вопросам, когда сам объект и результат "тайных экспериментов" сидел у них перед носом. Можно было, конечно, задуматься и о личной стороне вопроса, но сейчас это была уже не та ситуация, чтобы ёрничать подобным, и как-то не те вопросы, ради которых следовало просить личной беседы без прочих дознавателей. Слишком расхожий был вопрос.
А вот последнее определенно того стоило, так что бумагу с пишущими принадлежностями Роуан получила безо всяких разговоров.
— Как я уже сказала — выкладывай, — непререкаемым тоном сказала директор, впрочем, маску непрошибаемой строгости на этом моменте всё-таки сменив на более человечную уже даже без желания на и без того потупившуюся заключенную давить. Даже если она играет. Коли данные правдивы и она не врет — это едва заметное нытьё всё равно ничего ей не даст. — Если знаешь, то и координаты других баз или перевалочных пунктов. Можешь не спешить под пять минут — бери времени сколько потребуется, но и не затягивай. Наша задача — выдрать этот плющ под корень. И идущих на сотрудничество людей мы под расстрел того же врага всё же не отдаем.

Отредактировано Special Agent Hill (08.04.2017 23:15)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [06.03.16] Interrogation developed in an unusual manner


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC