Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [05.04.2016] Verbum erat apud Deum


[05.04.2016] Verbum erat apud Deum

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Хтонические твари, и где они обитают. ©
Эрос

Время: начинается около полудня, и тянется до самого упора.
Место: Вселенная, в приоритете - Земля, но возможно разное.
Участники: Satana, Starfox.
Описание: в мире снова неспокойно; где-то за границей всех реальностей поднимает голову древний бог, изгнанный прочь и давно утративший большую часть своих сил - но не гордыню, и тех, кто лишил его возможности тешить себя властью, он никогда не простит. Его верное братство, последователи, кто как великую тайну передают его имя от отцов к сыновьям, рыскает по миру, выискивая артефакты, которые будут способны его освободить.
Один из них лежит в Олимпии, в городе земных титанов; и однажды утром одного из Извечных находят убитым, а страницу древнего фолианта - бесследно пропавшей. Каковы же должны быть силы того, кто смог убить homo immortalis, не перебудив при это всю стражу?
Неспокойно и в аду - из чёрной сокровищницы, умудрившись ускользнуть из-под тысячи глаз Аваддона, был украден ключ для того же фолианта.
Мир в очередной раз собирается рухнуть, и спасать его приходится, как обычно, тем, кто меньше всего интересуется его судьбой.

+1

2

Для того, чтобы объяснить всю степень ненависти Сатаны к мирозданию, достаточно было упомянуть, что, когда она зашла в ресторан, намереваясь срочно выпить литр горячего шоколада и восстановить себе кислотно-щелочной баланс души, в помещении с характерным звуком полопались абсолютно все зеркала, превратившись даже не в то, что в осколки - в стеклянную пыль. На посетителей и на персонал это подействовало столь странным образом, что дьяволица предпочла испариться из заведения, не дожидаясь, пока вызовут полицию, спасателей, пожарных и ещё на всякий случай экзорциста. Если первыми она согласна была пренебречь, то терпеть бесконечно нудный латинский текст, одним произношением которого у всех преподобных отцов нынешнего века можно было распугивать бесов помладше, уже нет. Это было слишком унылым фоном для восстановления равновесия - тогда помимо зеркал могли полопаться ещё и сосуды у окружающих, а куда девать такую толпу бесполезных душ, надо было бы думать.
Думать Хеллстром категорически не хотелось, потому что абсолютно все её мысли в результате возвращались к вопросу "что?!", заданному Аваддону примерно тысячу раз - и ответом на который служило невнятное бормотание военачальника, чьи чудища оказались совершенно неведомым образом усыплены, а одно даже тихонько прирезано и сложено в углу сокровищницы. Когда королева перестала рвать и метать, а так же швыряться в любого, кто смел открыть рот, тяжёлыми предметами, архидемон пискнул, что пропала всего-то мелочь, всего-то какой-то медальон, после чего был раскатан по полу тронного зала в тонкий блинчик и для верности присобачен к гранитным плитам копьём. Суккуб горячо надеялась, что это будет доступный способ, чтобы выразить, насколько он в корне прав.
Поскольку исчезнувшая подвеска принадлежала некогда Хтону, и её исчезновение могло значить только одно - Старший Бог, которого уже несколько раз убили, но так до конца и не отшибли стремление к общемировому господству, поднимает голову и хочет вырваться обратно. В очередной раз. Подобное светопреставление не входило в планы госпожи теней, у которой и так что в её наделе, что в соседних, что в половине всех живых миров происходили такие пляски с бубном, что Хтон со своими монструозными порождениями ну никак не вписывался в общий концепт вечеринки. Конечно, было бы неплохо, если бы полоумный правитель хаоса поубивал все лишние метасущности, а потом отправился обратно, но это был слишком неосторожный план, поскольку прародитель хтонических чудищ был не просто идиотом, а идиотом с шизофренией, и в сторону того, что разрушал, привычки смотреть не имел, а разрушал просто всё, даже то, что недавно воздвиг сам.

В результате, отправив Мефистофелю письмо с голубями с просьбой поискать в их запасниках что-нибудь, чем можно умерить пыл Хтона, королева свистнула парочку своих гончих, чудовищных тварей размером с годовалого телёнка, обладавших столь же совершенным в своей мерзости характером, сколько их хозяйка - красотой, и отправилась в Верхний мир. Как всегда, не отступая от канонов вселенского юмора, нити вели к Земле, третьей от Солнца планете, и, осмысливая этот факт, дочь дьявола пришла к скучному выводу, что не способна даже удивиться. В Мидгарде вечно творилось что-то настолько безумное, что возникновение там ещё одного патентованного психопата никто бы и не заметил, а коли бы вдруг заметил, решил бы, что так и должно быть.
Следы, которые смогли почуять псы с горящими глазами, привели Тёмную Венеру в Италию, и с этого момента история стала ещё интереснее: последнему человеку, который знал о том, что в Риме располагается перекрёст путей и лестница во тьму, было положено умереть ещё триста лет назад, что он, более того, и сделал с лёгкой руки княжны. Но тогда возникал вопрос - откуда узнали об этой дороге внезапные и нежданные гости? Уж всяко вряд ли додумались сами, потому что тропа была надёжна скрыта от взглядов тех, кто не имел в себе демонической крови.
Но всё же… Что-то тут не складывалось.
Сидя на ступенях костёла и наблюдая, как псы кружат на одном месте, честно пытаясь взять след, суккуб размышляла о том, что со стороны это выглядит особенно прекрасно. На другой стороне улицы был бар - можно было выйти из него, пройти пять метров, спуститься в Ад, а потом вернуться и снова пойти пить. Любая религиозная литература отдыхает по сравнению с этой скорбной реальностью.
- Ауыыы, - тоскливо провыла одна из собак, ложась прямо на асфальт и вываливая длинный чёрный язык.
Вторая подозрительно потыкалась носом в её бок; пристально созерцавшая своих питомцев колдунья ощущала смутное желание лечь рядом и трагично разрыдаться, устроив таким образом инсталляцию, имеющую все шансы попасть на пару дней в первые волосы газет.

+1

3

Веками ранее Танос, безумный титан, его старший брат, выбрал Смерть, и по сей день являлся ее верным слугой и любовником, вдохновлялся ей, вожделел о ней. Эрос выбрал Жизнь.

За все столетия бесцельных странствий, захватывающих приключений и мимолетных романов, не сталкивался еще юный извечный с планетой, на которой бы жизнь кипела со схожим усердием, как она это делала на планете Земля. За это Старфокс ее и любил. Этот сферический магнит, притягивающий вселенские невзгоды разных калибров и степеней важности. Зелено-голубой шар, бороздящий просторы космоса, с верхом набитый суетливыми признаками интеллекта гуманоидной наружности. Старфокс тепло любил, с небольшими оговорками, землян. Любил и завидовал их младенческой беззаботности, их блаженному невежеству, их эмоциональному спектру и их ослиной упертости. Нигде еще во вселенной
Эросу не приходилось прокатиться на таком аттракционе эмоций, как здесь, всего лишь прогулявшись вдоль Таймс-сквэр. Именно на Земле владыка хаос царил над порядком и здравым смыслом. Не удивительно, что Земля притягивала столько сомнительных личностей со всех уголков вселенной: негодяев, завоевателей, тиранов, воплощения зла, туристов. И Эрос был в их числе, каждый раз, когда титан, утомленный космическими похождениями и эротическими подвигами, искал какой-либо структуры в его жизни, Фокс не возвращался на холодный идеальный Титан, где он был рожден, но так и не нашел себе места, вовсе нет. Раз за разом он оказывался именно здесь, на Земле. Старфокс любил Землю, но больше всего он любил земное мороженное.

На сей раз он абсолютно не помнил, что привело его на Землю. В один момент он принимал участие в гражданской войне на планете, поселенцы которой общались исключительно запахами, в следующий момент его корабль входит в земную атмосферу. Эрос понятия не имел сколько времени он на самом деле потерял между двумя этими событиями, а любая попытка восстановить цепочку воспоминаний, которые он обронил среди звезд, где-то по пути, вызывала злобную царапающую мигрень. "Я... Не помню." - ответил он Икару, последнему сыну полярных извечных, столь же суровому и холодному, как и само место его рождения. "Добро пожаловать в Олимпию, кузен." - новый лидер земных извечных (прошло уже несколько десятков лет со смерти Зерса, но для существ едва знакомых с концептом смерти, эта рана была еще свежа), крепко пожал руку Эроса, на его лице даже скользнул едва уловимый намек на улыбку. Старфокс притянул Икара к себе и заключил его в братские объятия. "Благодарю, кузен".

Это было обычным утром в Олимпии, столице извечных, сокрытой от мирских глаз заснеженными горными пиками и технологическим гением. Когда-то жизнь била тут ключом, по кирпичной кладке дорог скользили тени, отрицавших гравитацию вечных юнцов, пройдоха Спрайт то и дело строил безобидные козни особо ворчливым старикам, оные в свою очередь были слишком заняты философскими спорами, которые отнимали века их жизни, другие извечные творили, любили, оттачивали свои навыки и просто существовали. Сегодня когда-то великая Олимпия пустовала, вместо сотен жителей, едва насчитывала с десяток. Звуки его одиноких шагов разлетались эхом по опустевшим залам, пыль подлетала вверх, и подхватываемая утренним морозным сквозняком, уносилась прочь. Он оказался на самом краю Олимпии. Эрос оперся о перила, белоснежные массы снега крепко спали внизу, его взгляд устремился к восходящему солнцу, даже века спустя, Фокс все еще восхищался рассветом каждый раз как впервой. Этот рассвет он встретил кружкой бодрящего напитка, который земляне именовали "кофе", и легкой головной болью, после вчерашнего празднества. Маркурий заключил с ним пари о том, кто кого перепьет, на пол пути к полуночи они оба потеряли счет выпитых бутылок вина. Горифей использовал два десятка земных музыкальных инструментов, чтобы сыграть часть своей новой композиции, на написание которой он потратил последние две тысячи лет. Спрайт, известный своими проделками, веселил всю собравшуюся компанию. И даже Икар и Фина, известные своей чопорностью, присоединились к веселью. Не хватало только великой сторонницы гедонизма Цирсеи, но ее можно было заманить в Олимпию только хитростью, или силой.
Солнце уже почти показало свое лико из-за горных хребтов. Эрос сделал глоток "кофе" и решил, что он вполне мог бы привыкнуть к такой жизни. А потом раздался крик.

Первыми на месте преступления оказались Икар, Макурий и пятерка Дельфийцев, неразлучных братьев-близнецов. Один из них ходил взад-вперед, второй изучал полки и витрины, забитые всяческими артефактами и хламом массового уничтожения, третий разговаривал с Икаром, четвертый сидел в углу, обхватив колени руками, он выкрикивал несуразицу и плакал, последний из братьев был мертв. Старфокс опустился на пол рядом с истеричным извечным, обнял его и прижал его голову к груди. Эросу, проклятому родством Таноса, уже давно пришлось понять и примириться со смертью, но для извечных Земли, смерть была в диковинку. Цивилизации расцветали и увядали, сотни поколений людей рождались и умирали под их взором. И лишь двое из них испытали поцелуй девы в фиолетовом за последние две тысячи лет. Фокс разделил печаль Дельфийских братьев, малейшее, что он мог сделать в этой ситуации.
Икар созвал общий сбор всех извечных, в то время как остальные пытались установить, что именно было похищено из хранилища артефактов Зерса. Неусидчивый Эрос согласился отследить неизвестных преступников, пока они не учинили больше неприятностей, очередной мировой кризис явно не входил в планы лидера бессмертных, а любая даже самая жалкая побрякушка из коллекции бывшего лидера могла вполне могла начать что-то подобное.

Остывающий след негодяев привел героя в самое сердце Италии. "Si fueris Romae" - сказал кто-то из древних, и Эрос решил последовать его совету.
Еще одна из причин для восхищения землянами: как они, увлеченные постоянными спорами, ненавистью, войнами и изнасилованиями, смогли выкроить время для создания таких прекрасных памятников архитерктуры и искусства. Старфокс наслаждался эстетикой Рима и густой текстурой джелато, когда не иначе как сама судьба решила свести его с владычицей ада, которая в компании самых обычных псов (по крайней мере Фокс ничего необычного в их внешнем виде не заметил), печально склонила голову, восседая на ступенях церквушки.
Как герой-идеалист Старфокс придерживался философии: "по одной проблеме за раз, и рано или поздно в мире не останется ни одной проблемы". А дама с собачками явно была обременена какой-то мирской проблемой - и не было в мире женской проблемы, с которой бы обаятельная улыбка Эроса не справилась бы, по его собственному отнюдь не скромному мнению. Он даже и не подозревал, чем все это вскоре обернется.
Титан приблизился на шаг, и одна из тварей подскочила, пытаясь отогнать незнакомца ядовитым рыком и брызгами слюны. В ответ на животный оскал, Старфокс улыбнулся: "Сидеть". Гончая, жалобно заскулив, послушно ретировалась, сунув морду под руку хозяйки. Фокс опустился на одно колено перед женщиной. Два рожка мороженного в правой руке, левой он нежно приподнял лицо незнакомки за подбородок, легким движением убрал прядь ее волос с лица.
- Негоже такой прекрасной леди грустить, - ответом на вопросительный взгляд Сатаны оказалась теплая улыбка на лице Эроса и след от молочного продукта на кончике его носа - Мое имя - Эрос (хотя среди землян я более известен как "Старфокс"), сын А'Ларса, верный уроженец Титана, герой, поэт, любовник, и я принес дары земного искусства десертов.
Старфокс протянул Сатане второй рожок джелато.

Отредактировано Starfox (24.01.2017 04:42)

+1

4

Остроскулое тонкое лицо королевы, спокойное и возвышенное, похожее на лики святых со старинных византийских икон, удивительно контрастировало с излучающим любовь к жизни и окружающему миру мужчиной. От него волнами по ауре расходилось сопереживание ко всему и всем, восторг прекрасными видами Италии, едва заметная тень печали от чего-то, пережитого недавно, и полная решимость помочь прекрасной даме в беде. Тёмная Венера чуть прищурилась; суть её, податливая, мягкая, точно глина, уже подстраивалась под чувства и ожидания решившего разнообразить её одиночество незнакомца - почти неуловимо демоница меняла восприятие самой себя, вписанное в реальность, чуть подправляя тембр голоса и добавляя нежной, девичьей мягкости в жесты и мимику.
Ад был полон великими лицедеями, и Хеллстром среди них была едва ли не лучшей. Ну, быть может, второй - сразу после своего отца.
Титан, кстати, был вполне даже в её вкусе, поэтому убивать его сразу путём выворачивания наизнанку ведьма не стала. Симпатичные мужчины с комплексом рыцарства на дороге не валяются; даже если максимум, что с него можно получить - это пара часов постельных утех, и то неплохо. В последнее время найти себе достойного любовника становилось задачей всё более нетривиальной - младое поколение было либо наглухо ударено в голову компьютерными играми, либо страшно было так, что княжне от мысли про постель становилось плохо при всей её хвалёной дьявольской неразборчивости. Приходилось утешаться Войной, но для суккуба этого было маловато - душа требовала разнообразия.
- Нельзя, - строго произнесла Сатана, посмотрев на второго пса, незаметно подбиравшегося к незваному гостю со спины с вполне очевидной целью. - Нет. Сядь.
Гончая, уже подобравшаяся для атаки, обиженно зарычала, приподняв верхнюю губу, но взгляд королевы, обладающий мистическим талантом примораживать к месту даже разбушевавшегося Мефистофеля, владел достаточным количеством силы внушения, чтобы умерить праведный собачий гнев. Поворчав ещё, адская тварь, злобно покосившись на нарушителя спокойствия, который никак не вписывался в их планы, одним прыжком взлетела на ступени и уселась за спиной колдуньи, сунув лобастую голову под локоть королевы. В мгновение, когда его жёсткая шерсть коснулась тонкого плеча, иллюзия на гончей поплыла, продемонстрировав истинную её суть огромного чудовища с костяным хребтом и с глазами, пылающими, как уголья костра, но это было так быстро, что едва ли можно было разобрать.

Девушка обворожительно улыбнулась, демонстрируя белоснежные зубы, в идеальном ряду которых странно выделялись, будучи чуть ниже общего уровня, клыки на верхней челюсти. Она была действительно красива, и она знала об этом - и она умела оным пользоваться даже без всякой магии. Вслед ей оборачивались даже тогда, когда она бывала смертной, в которой нет ни грамма сверхъестественной.
- Сатана, дочь сатаны, Утренняя Звезда, королева ада всего, суть тьмы, ангел карающий, и там потом ещё какое-то бла-бла-бла длиной в милю, которое в церемониях обычно зачитывают по списку, потому что запомнить его в нужном порядке всё равно никто не в состоянии. Мне нравится перечисление достоинств, Эрос, сын А'Ларса; к ним прилагается какая-то демонстрация? - Смешливый голос дьяволицы звучал, точно серебристый ручей, переливаясь журчанием интонаций, и казалось, что стих весь остальной мир, изумлённо прислушиваясь к перезвону этой мелодии. - О. Мороженко - это прекрасно. Пожалуй, за него я готова простить несовершенство этому измерению.
Протянув тонкую руку, на которой тусклым блеском сверкнул широкий серебряный браслет с енохианскими символами, свивающимися в сложную спираль, королева отёрла лицо мужчины от сливочного следа десерта. Пальцы её на ощупь были горячи и пахли густым, дурманящим запахом роз. Она вся пропиталась им - тёмные одежды, медные волосы, спускавшиеся к самой земле; всё отдавало сладковатым привкусом едва раскрывшихся бутонов.
Мороженое она, надо заметить, забрала с охотой. Как известно, если хочешь усмирить бушующую женщину - кинь в неё шоколадкой с безопасного расстояния; на наследнице князя тьмы это правило работало идеально.
- Что дети Титана забыли в этом скорбном мирке? У вас что-то тоже собирается рухнуть на Землю, сломав к чертям весь баланс? - Спросила Хеллстром с заметной долей любопытства спустя примерно полторы секунды, совместив в голове все свои знания о титанах и их вмешательстве в иные дела.
Не так часто Извечные решали почтить смертных своим присутствием; народец, который живёт потенциально без осознания смерти, в целом достаточно плохо взаимодействовал с юным и невнятно-жизнерадостным (несмотря ни на что) человечеством. Они лежали на совершенно разных гранях бытия, и друг с другом им было, мягко сказать, неинтересно; если титаны тешили своё самолюбование философскими дилеммами и таинствами науки, то у людей всё было проще - они строили жизнь вокруг того, чтобы просто выжить, а по возможности ещё что-нибудь после себя оставить.
Гончая, что была чуть поменьше, уложила морду на вытянутые передние лапы и закрыла глаза. Уши её, впрочем, всё равно стояли торчком, улавливая малейший звук - им не так часто позволяли порезвиться в реальных измерениях, чтобы псы адской охоты пресытились этими ощущениями.

+1

5

Случилось ли это по случайной прихоти Владыки Хаоса? Или согласно холодным расчетам Мастера Порядка? Госпожа Любовь, чьим скромным слугой он являлся, сыграла свою роль? А может быть сами Вечность и Бесконечность посодействовали тут?
Старфокс не знал какую именно космическую сущность ему следовало благодарить за столь судьбоносную встречу. Разумеется, ему и впредь, за сотни лет скитаний по всем уголкам, густо растекающейся во все стороны, вселенной доводилось встречать особ неземной красоты (в буквальном смысле). Но все эти принцессы, похищенные красавицы, воинственные амазонки, дочки фермеров и прочие femmes fatales просто меркли в сравнении с красотой его новой знакомой.
Эрос обвел ее жадным взглядом. Изумрудный блеск ее глаз, напоминал широкие океаны растительности планеты Вертнаф, дикие, смертельные, непокоренные. Поток рыжих волос, огненным водопадом, спускающийся вниз к земле. Скромно-молочная кожа. Каждая фраза, обрамленная ее хрустальным голосом, словно древняя колыбельная или лирическая песня давно почивших цивилизаций, уносила его мысли вдаль, расслабляла, убаюкивала. И ее тело. Ох, какое это было тело! Изгибы ее бедер и груди заставляли сердце то замирать, то биться с новой интенсивностью. Если бы только у него была хоть бы неделя свободного времени и цистерна взбитых сливок, он бы с одержимостью религиозного фанатика продемонстрировал ей все значения слова "удовольствие" и то, что красные эпитеты - это не все, чем в мастерстве манипулировали его уста. Каждая деталь ее существа пробуждали желание, страсть, похоть.
Если бы Эрос не был бы так уверен в обратном, он мог бы решить, что королева ада использует на нем его же псионические способности.

Ее имя. Сатана? Не приходилось ли ему слышать его ранее. Кажется, где-то в файлах мстителей упоминалась вся ее семья. Издревле, помимо его безумного брата, главными врагами титана являлись бойфренды, отцы и старшие братья, и Эрос смутно начинал припоминать, что, когда дело дойдет до этой дамы, с последними двумя ему связываться не стоило, И не коллегой ли Мефистофеля, с которым ему довелось столкнуться в прошлом, был отец сей миловидной дамы? Может быть и нет, Фокс частенько путался в сакральных вопросах Земли и ее демонических созданиях, куда уж чаще его любовницы взывали к Богу в моменты близости.
Здравый рассудок мог твердить о том, что ему следует развернуться и лететь в противоположном направлении, не оборачиваясь, пока между ними не окажется по крайнем мере три планетных системы. Однако, в связи с нечастым его использованием, здравый рассудок давно отвалился, как особо рудиментарный орган.

В ответ на вопрос Сатаны, Старфокс играючи улыбнулся, наклонился вперед, нашептывая Тане на ухо:
- Почему бы нам не обсудить геополитические проблемы и грядущие катастрофы в более неформальной обстановке? - его горячее дыхание опустилось к ее утонченной голой шее - Мои проблемы могут подождать пару часов, в то время как я продемонстрирую Сатане, дочери Сатаны, что замороженное лакомство из молочных продуктов вовсе не единственная прелесть сей реальности, - его губы едва касались ее шеи - Ведь Эросом меня кличут не просто так...
Он пустил руку в копны ее волос, игнорируя грозный рык гончих. Подался вперед, с намерением сомкнуть их губы в поцелуе. Момент пропал громким и резким звонком его браслета.
- Танос тебя подери! - выругался Эрос, застигнутый врасплох, едва не потерявший баланс, он выронил рожок джелато, которое уже начинало таять в результате повиснувших в воздухе страстей - Прошу прощения, миледи, - Эрос галантно оставил след от поцелуя на тыльной стороне ее ладони, - Но наше рандеву придется перенести.
Браслет материализовал прозрачный прямоугольник, на импровизированном экране показался Маркурий, которому древние римляне воздвигли немало статуй, ошибочно приняв его за бога.
Извечный затараторил:
- Эросмыопределиличтобылопохищеноизкомнатытрофеев--
- Мар, дружище... А теперь медленней и с расстановкой.
- Даркхолд! Они украли страницу из Дархолда!

Отредактировано Starfox (26.01.2017 03:08)

+1

6

Сладкий и терпкий запах, которым пропитались медные волосы Сатаны, которым так отчаянно благоухала её шелковистая кожа, стал сильнее. Чем горячее казалось чужое дыхание на её изящной шее, подчёркнутой треугольным вырезом платья, видном из-под расстёгнутой куртки, тем больше этот аромат будоражил воображение, постепенно обретая терпкие, с привкусом пряности ноты. Суккуб - плоть от плоти греха, воплощение страсти и похоти, которую некоторые упорно путали с любовью или хотя бы влюблённостью; её потрясающей особенностью всегда было то, что Хеллстром не просто сводила с ума желающих попробовать её тела, но и сама с ума сходила с не меньшим желанием, отдаваясь бушующим волнам собственных сиюминутных эмоций с восторженной решимостью.
Длинные горячие пальцы княжны вплелись, запутались в мягких мужских волосах, дразнящим касанием ногтей проскользив по его шее. Повернувшись к Эросу, она снова улыбнулась, маняще и одновременно с тем ускользающе, точно породистая кошка, бросившая насмешливо-притягательный взгляд на проходившего человека.
В ней было очень много от этих грациозных существ, пожалуй.
Чужие губы от плавного движения дьяволицы скользнули чуть выше, и она мягко прогнулась в спине, наслаждаясь теплом и близостью чужого тела. Кажется, её не смущали ни люди вокруг, не святое место, чьи высокие стрельчатые окна укоризненно смотрели на тёмную свою дочь; миг, другой - Утренняя Звезда уже предвкушала поцелуй…
Но у вселенной плохое чувство юмора. Довольно, если говорить откровенно, избитое.
У титана защёлкал коммуникатор. Подперев одной ладонью подбородок, а локоть уткнув в колено, Венера сместила взор свой куда-то в несуществующую даль, как вдруг слух её резануло знакомое слово. "Что?!"

Запрокинув голову назад, Сатана расхохоталась, и голос её, прежде звонкий и серебряный, точно мелодичный перезвон колокольчиков, прозвучал хриплым карканьем воронья над полем брани. Ох, ведь и впрямь, неисповедимы пути Господни; стоило случайно столкнуться с очаровательным мужчиной в этом прекрасном старинном городе, где лежало сердце силы всех авраамических религий, как реальность не преминула больно и сильно дать по лбу, лишний раз напомнив, что чудес на самом деле не случается. Если они не рукотворные, конечно, но за те обычно приходится расплачиваться с адом чем-то весьма ценным, и как правило - душою.
С другой стороны, можно порадоваться, что в выборе отправной точки поисков культистов она не ошиблась. Слабое утешение, но всё же лучше, чем совсем ничего.
- Добро пожаловать в мир, который хочет развалиться на части! - Голосом, в котором звучал старательно прикрытый сарказм, произнесла девушка, переведя взгляд на видное ей основание тёмной лестницы, уходившей сквозь реальность глубоко, глубоко вниз. - Он хочет это сделать большую часть времени, просто иногда - более активно, чем обычно. Вот как сейчас, например. Пропавшие из ваших хранилищ страницы из Даркхолда… Пропавший из моей сокровищницы ключ от Даркхолда… Не особенно похоже на совпадение, как мне бы не хотелось верить в обратное. Хочешь, я расскажу тебе, Эрос, дитя Титана, что это значит? Хтон вновь поднял голову, и на этот раз его дети, к великому сожалению всех реальностей, не такие идиоты, какими они были большую часть своей истории. А ещё это значит, что твоя проблема - не знаю, насколько к счастью ли - является нашей общей, поскольку я практически уверена в том, что люди, забравшие артефакты Даркхолда, были одними и теми же. Отчаянных фанатиков не так уж много. Ты чувствуешь прилив восторга от этой мысли?

+1

7

Да, Земля в очередной раз оказалась в опасности. Чем не причина придержать гормоны и шаловливые мыслишки в узде. Более того, можно с абсолютной точностью сказать, что причина неминуемой катастрофы планетарного масштаба была лучшей причиной отложить дела телесные на более поздний срок, чем, скажем, отсутствие тела (привет дамам с планеты Фоулерия) или головная боль.
А тем временем Эрос пришел к выводу, что его новая знакомая и потенциальная новая любовница сошла с ума, когда ни с того, ни с сего Сатана залилась звонким золотистым хохотом. За века романтических похождений он повидал немало различных реакций на его сексапильность, высеченное из камня тело и чувственные черты лица со стороны женского, мужского и других полов. Но до безумия дело еще никогда не доходило. Фокс неловко захохотал в унисон женщине, все еще не особо понимая причины, но боясь показаться грубияном. Попутно, в голове прокручивал варианты бегства, если его опасения подтвердятся и огненновласая, вдруг начнет вести переговоры и распивать чай с кочаном салата.
Все оказалось куда более прозаичней и абсолютно нормальный и вовсе не истеричный смех был вызван лишь случайно-гнусным переплетением судеб. Звезды сложились фразой «Грядет п**ец всему живому» на небосводе, где-то на планете человек по имени Мерфи залился смехом, ничего хорошего из этого выйти не могло. НО! По крайнем мере, Фоксу не придется врать о головной боли или о том, что он на самом деле голограмма (срабатывает чаще, чем всегда).
- Дорогая моя, Сатана, дочь Сатаны, - с усмешкой, опустив лицо, Эрос медленно покачал головой из стороны в сторону. - Если бы мир не старался ежемоментно разлететься на молекулы, которые, подхваченные космическими ветрами отправились в путешествие по, буквально (поверь мне, я — эксперт по этой части), бескрайним просторам пустоты, то и моего внимания такой мир был бы не достоин… - непроизвольно заиграл мускулами.
После объяснений Сатаны о том, что такое Даркхолд, с чем его едят (оказалось что с бобами, хорошим кьянти и еще человеческой печенью), и что может произойти, если он вдруг окажется в руках людей, чьи намерения оставались под вопросом, но добрыми они явно не являлись, Старфокс предложил второй лучший вариант совместного времяпрепровождения после страстного занятия любовью - тим-ап.
Фокс посчитал тим-ап с Таной хорошей идеей, а было у него на это три простых причины. Причина первая: что-то подсказывало ему, что знания и таланты королевы ада в их приключении могут оказаться даже более полезны, чем его собственные. Причина номер два: кому-то или чему-то оказалось под силу убить Извечного (которых убить было не так то и просто, их трудноубиваемость была в названии), тут за версту веяло мистикой, сверхъестественным и магией, что было отнюдь не самой сильной стороной Старфокса. Третья причина была проста: по блеску в ее глазах, Фокс понял, что шансы отговорить Тану были ничтожно малы, да и опыт показывал, что первичные и вторичные половые признаки особой роли в геройских делах не играли (и в случае обтягивающих костюмов проигрывали обе команды). И еще он опасался получить по своим первичным половым признакам от непредсказуемой чаровницы.
Стоило только Фоксу протянуть ладонь, как одна из гончих внезапно разразилась лаем, вторая не оставалась в стороне. И вскоре эти яркие представители семейства псовых, следуя своему нюху, привели приключенцев к следующей ступени их расследования, которая оказалась, очень иронично, несколькими ступенями выше места их встречи. След вел внутрь костела, Последний несмотря на уведомления о реставрации на дверях, выглядел заброшенным. Фокс сорвал дохленькую цепь с дверей, и они вошли внутрь. Псы вели их мимо мраморных скамеек, кем-то заженных свечей, витражей каленого стекла и безжизненных статуй. Они остановились позади кафедры, у высеченной из стены статуи какого-то мученика, одна из собак заходила кругами, другая с рыком усердно начала скрести голые ноги каменного мученика.
Позади статуи была спиральная лестница, которая по виду была старше не только, окружающей ее церкви, но и самого Рима. Первой мыслью Фокса было найти механизм, который открывал секретный проход, второй, более проактивной, идеей было просто разнести статую в пыль и гальку, а позже извиниться перед официальными властями, если вдруг окажется, что статуя изображала Иисуса Христа. Уж так работал его мозг мстителя со стажем. Лестница уходила глубоко вниз и заканчивалась у входа в древние катакомбы. Стены были испещрены рисунками древних монстров, обезумевших лиц людей, обнаженных тел и сцен жертвоприношений; тут же были обнаружены слова и фразы на сотнях разных языков, многие из которых были давно забыты, некоторые из них и вовсе не походили ни на что; тут и там в ленивом свете факелов угадывались очертания человеческих костей и черепов. Коридоры катакомб уходили во все стороны, изгибались и исчезали в темноте. Они охватывали, должно быть всю площадь города, а возможно и раскидывались за его пределы, а после уходили вниз, в глубины, наполненные увесистой темнотой и первобытным страхом. Не будь в их распоряжении гончих, Фокс был в этом уверен, они бы точно заплутали в бесконечных коридорах.
Лабиринт и верные четвероногие друзья из ада привели компанию к крепким массивным вратам. Ставни ворот были украшены узорами нагих человеческих тел, переплетенных в эйфории. В одной из дверей было небольшое оконце.
Старфокс постучал в дверь основанием кулака. С другой стороны ворот послышались звуки суматохи и шуршание одежды. Окошечко отварилось. Оттуда на них уставилась пара затуманенных глаз. Глаза обежали их взглядом, позади глаз усердно закрутился механизм мозга.
- Вы опоздали минут на сорок… - проконстатировали глаза. Взгляд упал вниз, на гончих — И со своими животными нельзя, правила едины для всех… Мы сами предоставляем животных. Любых. На ваш выбор, - глаза ооочень медленно моргнули, серьезно, у них этот простой процесс отнял секунд сорок, Эрос никогда не наблюдал столь медленный акт моргания, и в какой-то момент было решил, что человек по ту сторону ворот уснул. - Вы ведь на оргию пришли, так?
- Оргия? - воодушевился было Фокс, однако поймав взгляд Таны, затряс головой - В следующий раз, мой медленноморгающий приятель. - извечный ткнул своего собеседника пальцами в глаза, после чего повалил на него дверь. Зацепившийся за гвоздь, один из рукавов его костюма так и остался висеть на дверной раме.
Старфокс, как истинный джентльмен, пропустил Сатану вперед, помогая ей преодолеть лежащую на культисте дверь. Они оказались в комнате для оргий. В комнате наполненной голыми потными телами, стонами, запахами, используемыми не по назначению бутылками шампанского и кабачками, а так же разномастными животными (так вот что случается с животными из контактного зоопарка, когда они вырастают), птицами и рыбами два человека в одежде вдруг оказались странными фриками.
Преодолев кучу голых тел и осуждающих взглядов, они проследовали в комнату, где царила более злобная атмосфера. Комнату для жертвоприношений. И судя по обилию крови и мяса на стенах, полу и потолке, и предсмертным конвульсиям верховного жреца (по отсутствующей одежде и другим более физиологическим признакам Эрос заключил, что престарелый культист был просто счастлив здесь находиться) с перерезанными кистями и горлом, они немного припозднились. Жизнь покинула эту комнату. А потом на ее смену пришло что-то другое. Раскинувшиеся на полу трупы вдруг зашевелились, их движения подобны марионетками. Образовав кучу в центре комнаты, тела начали переплетаться, под звуки ломанных костей, растягивающиеся гримасы агонии и аккомпанемент криков из соседней комнаты. Несколько моментов спустя перед ними стояло существо сотканное из множества человеческих тел.
Эрос вопросительно уставился на Сатану, вопрос «Стоит ли мне двинуть этого монстра со всей силы в одно из его лиц, самое тупое из его лиц?» застыл на его лице.

+1

8

Задумчиво осматривающаяся королева представила, как кто-нибудь решит использовать адских гончих для удовлетворения своих своеобразных сексуальных вкусов, и заранее посочувствовала всем идиотам, которых когда-либо умудрились подарить мирозданию смертные и потенциально смертные расы. После встречи с суками своей прекрасной породы из кобелей выживали не все, а после встречи с кобелями, из которых, как правило, выходили наилучшие загонщики, не выживал вообще никто; здание же, отчаявшись его отмыть, проще было просто снести. Бесконечно милые создания. Прекрасные. Удивительных душевных качеств.
- Какие животные? - Нежно спросила ведьма, глядя в не моргающие глаза напротив и улыбаясь. - Что Вы, любезнейший. Вам привиделось.
Тот моргнул снова, очень, очень неторопливо, и действительно осознал, что никаких животных рядом с новыми гостями вечеринки и не стояло. Конечно же, те и не думали никуда исчезать; они просто перестали быть заметными для широкой общественности - впрочем, это не распространялось на укусы и прыжки по неудачно подвернувшимся телам. Те, однако, уже находились в такой кондиции, что вряд ли бы заметили даже пошедшего на таран слона, так что спутники, ныне претендующие на звание самых больших неудачников во вселенной, спокойно пошли дальше, сопровождаемые мрачными порождениями ада, брезгливо морщившими чёрные носы.
Пробормотав что-то про отсутствующую фантазию, Хеллстром сбросила с себя потянувшиеся было жадные лапы (можно было только посочувствовать тем людям, что увидели суккуба, будучи в таком состоянии) и решительно пошла дальше, впечатывая острые каблуки в тех, кто пытался шевелиться особо резво. Излишним человеколюбием дитя дракона не страдала примерно последнюю тысячу лет, может быть, даже слегка больше. Вот ровно после того, как созерцала сквозь фейспалм деятельность как бы разумных особей на одной несчастной планете. Это хорошо разрушало излишние иллюзии.

Надо заметить, с иллюзиями в этом прибежище неизвестной, но увлечённой секты было всё отлично - особенно хорошо в это верилось, когда растерзанные тела начали живенько собираться в нечто единое и весьма психованное. Стандартный набор, в общем-то; стало понятно, зачем этим придуркам понадобилась оргия - сексуальная энергия в плане получения была едва ли не самой удобной, поэтому монстра можно было создать из говна и палок с наименьшими трудозатратами, и он даже вполне мог существовать какое-то время.
Не обязательно долгое, но тут проблема была скорее в магах, чем в типе кормёжки. Вменяемых среди людей попадалось мало - полтора на поколение примерно, и даже их Верховные Волшебники не всегда отличались логикой и, простите, боги, адекватностью.
- Ммм, - глубокомысленно протянула девушка, - ммм. Очень интересный образчик фауны. Моего деда мог бы хватить очередной инфаркт, если бы он это увидел. Замри.
Тварь заклокотала и попыталась сделать шаг, но внезапно выяснила, что большая часть ног, рук и прочих конечностей неизвестного назначения её плохо слушается, едва не рухнула оземь, рискуя развалиться обратно на запчасти, после чего взвыла дурным голосом из десятка глоток. Волшебница нахмурилась, сердито сдвинув к переносице широкие рыжие брови, и повторила с уже заметным раздражением:
- Я сказала - замри и не рыпайся, ошибка пьяного факира.
Монстр обеспокоенно цокнул какими-то отдельными сегментами и застыл, аки арт-объект на выставке "Сюрреализм в наркотиках", внезапно потеряв всякую возможность к действиям, которые не нравились гостье этого прекрасного места. Обойдя его несколько раз по кругу, Тёмная Венера с весьма брезгливым видом потыкала в одну из его рук, как у завзятого бухгалтера, росших из пятой точки, материализовавшимся из ничего стеком, после чего состроила весьма выразительную гримасу, хорошо объяснявшую, что она вообще думает по этому поводу.
Традиционно - ничего хорошего. Вообще, надо заметить, что наследница дьявола хорошо думала про весьма ограниченный спектр вещей, куда не входило ни одно их тех… Очаровательных, допустим, приключений, куда она имела тенденцию постоянно влипать. И почему мир так любил съезжать с катушек обязательно в её смену?

- Вообще кто-то пересмотрел фильм про человеческую многоножку, - постановила она. - Ну, или употреблял грибочки больше разумной дозы, рекомендованной ВОЗом в качестве раскрепощения разума. Но эту хрень что-то должно было изменить, не на своих же внутренних резервах она начала мутировать до размеров тиранозавра. Если мои собачки привели нас сюда, то где-то должен быть источник, который…
Со стороны двери послышался шелестящий звук. Медленно начинавшая закипать королева повернулась на каблуках сапог, явно намереваясь прямо здесь и сейчас перекинуться в дикую фурию, чтобы объяснить всем, как именно она раздражается от того, что её перебивают. На пороге материализовалась из ниоткуда нагая девица лет от силы двадцати, в одной руке которой был зажат листок с какими-то символами, и листком этим девица грозно размахивала, точно намеревалась уничтожить половину галактики только самим фактом его существования.
Отложившая пока мысль об "раскатать в коврик уже сейчас", Тана присмотрелась к бумажке повнимательнее. Бог с ней, с малолетней дурой, всё равно она явно как минимум под кайфом - помимо того, что изначально без мозгов, - но письмена выглядели крайне многообещающе. Княжна опознала в них метку Хтона.
- А вот эту ловим, - сообщила она Эросу, ещё раз приморозив свежерождённое чудовище к полу одним взглядом, чтобы не мешалось под ногами, - и максимально бережно, потому что трупы разговаривают плохо.
Девица со свистящего шёпота перешла на голосящий ор, но её заклинание, хоть и сбежало из одного из мощнейших фолиантов реальности, лежало в голове не у той ведьмы, чтобы сотворить хоть сколько-нибудь внятный эффект, поэтому наглухо разбивалось о приказ Утренней Звезды стоять и не дёргаться всеми своими многочисленными отростками. Пробудить монстра к разрушениям и бурной деятельности девице - на счастье окружающих - упорно не удавалось.

+1

9

Эрос с удовольствием для себя отметил, что оказался абсолютно прав насчет пригодности мистических способностей Сатаны. Одно лишь слово, слетевшее с сочных губ, одно правильно поставленное ударение и тварь замерла, подобно оленю в свете фар. Царица ада принялась изучать монстра с двадцати одним лицом, обходя его по кругу. Титан неохотно следовал за ней. Существо источало мускус из примеси пота, крови и прочих выделений и издавало телесные звуки, которые по мнению героя были уместны лишь в декорациях будуара и только в присутствии людей, обладающих высшей степенью доверия. За всю свою жизнь Фокс повидал немало странного и отвратительного дерьма, когда твой старший брат — фетишист с воображением и изменяющими реальность артефактами, тебе приходится волей-неволей придется увидеть пару диких безумных вещей. И все же лицезреть существо с таким количеством седалищ и причиндал ему довелось впервые. Возможно люди и были низшим звеном пищевой цепочки в галактике (после дельфинов), но в чем их никогда нельзя было упрекнуть так это в отсутствии воображения. Эрос одновременно восхищался, пытался побороть подступающую рвоту, переосмысливал некоторые духовные ценности и испытывал самую странную эрекцию.
Титан ткнул голема в бок, последний издал неприятный влажный звук. «Интересно», - пробубнил извечный себе под нос, а после обратился к Тане.
- И что мы будем делать с... - Фокс перебрал в голове не один десяток эпитетов, но не смог подобрать ни одного, который бы в должное мере отразил гротескность существа, - С ЭТИМ? Не можем же мы оставить ЭТО вот так стоять тут… Или можем? - обошел его по кругу, задумчиво потирая подбородок - Когда-то давно, в детстве, отец подарил мне щенка визжещего кр'аксра — что-то вроде земной ящерицы, только более шипастый и более… Визжащего. И уже тогда я понял, что домашние животные — это не для меня.
Пока мужчина размышлял с какой стороны ему подойти к разбору этого ночного кошмара дизайнеров лего, в комнате для жертвоприношений вдруг образовалось новое действующее лицо, менее одетое и более под наркотическими веществами. Теория о том, что она в поисках туалета повернула не туда отпадала сразу. Теперь, уточним один момент: сам Фокс никогда в глаза не видел ни злосчастную книгу, ни похищенную из нее страницу (и тут возникал давно напрашивающийся вопрос о логике, по которой извечные решили послать на ее поиски именно Эроса, но, опять же, логика была извечным врагом супергероев). Для него, человека, не обладающего ученым складом ума, все страницы были на одно лицо. И он не сразу сообразил, чем же заинтересовала его спутницу юная особа. Шестеренки медленно, со скрипом завертелись в его голове.
- Но разговаривают, так ведь?.. Трупы, в смысле, - на полном серьезе поинтересовался рыжеволосый — Как бы то ни было, до этого дело не дойдет, когда в вашем распоряжении есть Эрос, славный сын Титана, - он вновь непроизвольно заиграл мускулами под тонкими слоями одежды, - Предоставь ее мне.
«Предоставь ее мне», - не мог припомнить он случая, когда за подобной фразой не следовало нежное занятие любовью под ковром из ночного полотна и звезд. Но все когда-то случается впервые. Эрос медленно зашагал в сторону нагой девушки, с пеной у рта, выкрикивающей что-то на мертвом языке. Герой демонстративно выставил вперед пустую ладонь, пытаясь утихомирить пере озбужденную женщину звуками своего голоса.
- Не беспокойся, юная леди, мы не причиним тебе вреда, - почти шепотом, но достаточно громко, чтобы сектантка его услышала, - Мы ведь друзья не так ли?
Его силы всегда слабо действовали на людей под веществами и особо интеллектуально развитых индивидуумов, к счастью девушка относилась только к первой группе. И вскоре выкрики заклинаний прекратились, и она выпала из одного транса в другой. Очарованная голосом Эроса, она было протянула ему страницу, как громкий звук вырвавшийся из телес голема выдернул ее из состояния гипноза. Голая девица пустилась в бегство.
Старфокс медленно вздохнул, массируя пальцами переносицу.
- Так близко. И в то же время, так далеко.
Он пустился вслед за ней, ныряя из коридора в соседнюю комнату, преследуя ее между, под и по скользким обнаженным телам. Путешествуя из комнаты в комнату, одежда Эроса пропиталась потом. Осознание того, что пот этот принадлежал не ему заставляло титана содрогаться. Наконец, несколькими покоями с ритуальными животными, едой, манекенами и другими людьми, в костюмах далматинцев (да что с вами не так люди?!) позже, Фокс загнал даму в тупик. То была округлая плохо освещенная комната из мрамора. В ее центре разевала пасть дыра диаметром в добрые метров десять, из нее сильно сквозило и несло тяжелой вонью тухлятины. Насколько глубокой она была  сказать трудно, но Старфокс обоснованно предположил, что очень — эти культисты подходили к своему «хобби» с полным серьезом. Стены ямы были испещрены следами от ногтей и, продолжая традиции, кровью.
Женщина на момент остановилась перед ямой. А потом прыгнула.

AAaaa

A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
A
...
шмяк

Эрос громко выругался.
- Полагаю, другого выбора у нас нет, с вашего позволения, Госпожа, - его рука обвила осиную талию Таны, Фокс оторвался от земли и осторожно начал спуск вниз в кромешную тьму ямы.

+1

10

Девица уже почти даже была убеждена, что всё хорошо, но тут взвыло в очередной раз чудовище, и прежде, чем шипение дочери дьявола успело его заткнуть, несостоявшаяся жрица вышла из транса, осмотрелась и бодрым кроликом куда-то умчалась, оставив их с Лисом осмысливать происходящее. Тот, впрочем, сообразил раньше и бросился за ней вдогонку. С ненавистью посмотрев на неудавшегося гомункулуса, ведьма одним взмахом густо чёрных ресниц заковала его в ледяную камеру с толщиной стенок в полметра и помчалась следом, окликнув псов.
Лабиринт был увлекательным и почти бесконечным, и закончился весьма ожидаемо.

Ямой, в которую мог бы провалиться каждый второй собор многострадальной Италии. И чем дальше они спускались в неё, тем мрачнее становилась демон.
- А это что за катакомбы… - Раздражённо пробормотала Сатана.
В её голосе явно слышалось "какого же чёрта мне опять надо за кем-то бежать", потому что сам факт этого увлекательного действа сильно травмировал её чувство гордости. В конце концов, она не просто случайная девица, а вполне себе королева одного из самых могущественных измерений - и занимается тем, что ловит какую-то психованную сектантку, накуренную дрянью неизвестного происхождения, на пару с титаном. Прекрасно. Восхитительно. Хеллстром выругалась примерно столь же крепко, сколь и сам Эрос и, осмотревшись, мрачно ткнула рукой в сторону уходящего куда-то в никуда коридора.
Мёртвой тушки беглянки почему-то нигде не наблюдалось: то ли она оказалась способной к полёту на метле из подручных средств, то ли болотце под ногами амортизировало последствия падения… Но факт оставался фактом - свежих тел вокруг не было. То ли к счастью, то ли не очень; Утренняя Звезда до сих пор не могла определиться, хочет ли она сжечь всё это дело к чёрту уже сейчас или сначала разобраться, что же происходит.
Стоя по щиколотку в какой-то тухлой дряни, княжна как-то не находила особого вкуса к жизни, и потому предпочла бы убраться отсюда как можно быстрее и как можно дальше. Опционально - на другую планету, но приходилось терпеть и преодолевать. В этом, возможно, был какой-то тайный смысл.

Теперь им предстояло неизвестно сколько брести по неизвестно сколь длинному коридору; рыжая дьяволица, подняв вверх руку, вызвала к жизни несколько небольших огненных шариков, которые заплясали вокруг её пальцев, а затем взмыли ещё, к потолку, и заскользили там крошечными подвижными лампочками. Стало понятно, что в ходе, на который указывала дочь дракона, нет ничего, кроме застоявшейся воды; ну что ж - куда было деваться. Припомнив добрым словом всякие свои благие начинания, суккуб побрела вперёд.
- Сдаётся мне, что с этой сектой всё ещё немного веселее, чем кажется. Это не сатанисты. И не язычники. Это хаоситы. И, несмотря на то, что они очевидно не дружат с головой, у них может хватить дури пробудить что-нибудь… Достаточно крупное для увеличения неприятностей, которых и так уже непонятно, куда девать.

Однако реальность оказалась ещё более увлекательной, чем можно было предположить. Девица, которая дала от них с Эросом стрекача, бесполезным кулёчком лежала около стены, со счастливым и абсолютно отсутствующим видом глядя в несуществующий потолок, и рука её до белизны сжимала листочек с неровно оторванным краем; а посреди пустого пространства стояла Дверь. Именно Дверь - с большой, даже, если бы это было возможно, с огромной буквы. На Двери был узор, нарисованный белой краской: он изображал огромное дерево, раскинувшее ветви во все стороны, корни которого уходили за границы рамы.
Дверь была открыта. Кажется, её ничуть не беспокоил тот факт, что она как бы висит в воздухе; из-за створки виднелось тусклое белёсое свечение, которое рассыпалось по каменным сводом причудливыми тусклыми всполохами.

- Иногда я думаю, что смертные посланы нам для того, чтобы было некогда скучать, - пробормотала волшебница чуть слышно. - Вызвать Дверь Всех Миров к нам и оставить её распахнутой - это настолько прекрасно, что мне даже нечего добавить.
Покосившись на своего спутника, который и сам как бы прозрачно намекал, что с магической составляющей у него чуть хуже, чем никак, леди Воланд вздохнула и, помолчав немного, объяснила. Вид у неё при этом был отнюдь не похожий на безудержное счастье, какое только можно было бы представить.
- Это Дверь, которая соединяет перекрёсток и каждый… Абсолютно каждый мир. Астрал, Изнанку, Ад или Рай, Безмолвные Земли - всё. Там главное знать, как идти. И даже не знаю, что больше мне нравится - то, что она открыта и неизвестно, что может из неё выпасть, или то, что я представления не имею, зачем.

+1

11

Тьма вокруг была весомой, почти осязаемой и отрицала концепт времени. Окутанный чернотой с легким оттенком тухлятины в воздухе, Эрос левитировал, или по крайней мере, считал, что левитировал вниз. Как долго это продолжалось, он с абсолютной точностью сказать не мог, хоть и предполагал, что долго. Ооооочень долго. Настолько долго, что он отнюдь не удивился бы, преодолев яму, оказавшись где-нибудь на дне тихого океана, за несколько километров от берегов Новой Зеландии, вверх ногами. Не удивился бы, но и излишнего восторга такое развитие событий у него едва ли вызвало бы.
Все еще спускаясь, Эрос провел рукой по стене, изучая ее несовершенную липкую поверхность. В том, что данная яма была явлением ненатуральным сомнений не было, а вот ее предназначение оставалось загадкой. Соединяла ли она просто напросто пункт А с пунктом Б? В таком случае, что такого важного было в этом пункте Б, что он требовал ямы, которая по диаметру могла вместить в себя три боинга 747 крылом к крылу? Или может быть использовалась в ритуалах? И Эроса с Сатаной ждет мягкое приземление в кучу разлагающихся тел, маринующихся в собственном соку. Что объясняло бы запах. И еще: кто и как высек эту злосчастную дыру в земле? Титан предположил, что фанатики скорее всего выцарапали ее из камня собственными ногтями. Дикая мысль тревожила его. Как ярому оппоненту религии всея космоса, которому приходилось встречать настоящих богов (ни один из них не заслуживал полного повиновения), ему были чужды слепая вера во что-то большее, вплоть до пренебрежения индивидуальными потребностями. Хоть он и понимал всю печаль незрячего фанатизма, в конце концов он разделял свое детство с самым безумным фанатиком в мироздании.
Наконец их спуск был окончен, когда подошвы ног извечного коснулись гнилого супа на дне бездны, который при ближайшем изучении оказался всего-навсего тухлой водой, а не кровью и какими либо еще выделениями человеческого тела. Эрос слегка усмехнулся, почесывая затылок. Откровенно говоря, он был почти разочарован. Насколько все могло быть проще, если бы в кромешной тьме ямы обитало неведомое чудовище, прилетевшее со звезды, или вырвавшееся из первобытных кошмаров. Ему бы, разумеется, пришлось бы биться с мифологическим монстром, может быть сутки или двое, чтобы в конце, когда силы на нуле, оказаться проглоченным. Чтобы потом, когда надежда почти угаснет, неожиданно вырваться из его брюха со смятой страницей Даркхолда и благодарной недопереваренной сектанткой, которая поняла вдруг все ошибки ее способа жизни.
Эрос вел запутанную и интересную жизнь, раз уж вышеизложенное возможное развитие событий он считал «простым».
- Еще веселей? - бодро поинтересовался Фокс, отрывая от своего костюма потрепанный рукав, - Ни минуты покоя на Земле, - улыбнулся он и последовал за Таной по освещенному магией тоннелю.
Старфокс понял, что дочь Сатаны имела ввиду сетуя на растущее в геометрической процессии веселье, когда они нашли незадавшуюся сектантку, страницу и Дверь. Не сводя взгляда с последней, Эрос приблизился к телу первой и вырвал из ее оцепенелых рук ту что посередине. Попытался привести девушку в чувства, но ее сознание, кажется, уже покинуло ее бренную оболочку, и оболочку это, судя по выражению ее лица, ничуть не беспокоило.
- В таком случае смертные справляются со своим предназначением на отлично, - довольно отметил мужчина, аккуратно складывая листок и пряча получившийся оригами за пояс. Забыв поинтересоваться влияет ли целостность страницы на ее функционирование, Дверь овладела всем его вниманием. Лис открыл было рот в очередной, раз, но Тана опередила его с объяснениями.
- Получается, что интересующие нас личности могут находиться где угодно в мире? И за его пределами? И даже если мы последуем за ними сквозь эту Дверь, реального шанса отследить их нет, пока мы не выясним куда именно они отправились? И даже зная финальный пункт их назначения, есть вероятность, что мы свернем не туда, и окажемся обреченными на вечные скитания по изнанке мироздания? - Эрос повернулся к Тане, демонстрируя ряды белоснежных зубов в улыбке, он любил каждый момент их совместного похождения.
Титан принялся с интересом изучать Дверь, увидеть что их ожидало на другой стороне ему на удавалось, но и с этой стороны хватало интересных вещей, вроде узора в виде дерева. Старфокс проследил пальцем путь от одной из ветвей до одного из корневых придатков. Что-то произошло. Эрос виновно отдернул руку от дверной рамы. Та начала изгибаться и менять форму, расти во всех направлениях.
- Я ничего не делал! - успел сказать он до того, как дверь выгнулась вперед и загребла в себя пару приключенцев.
Сознание заволок белый свет.

Сначала не было ничего, кроме белого света. Твое тело исчезло, растворилось в молочной пустоте. И только твое сознание парило в нигде. Или может это были всего лишь воспоминания, и твое сознание давно было рассеяно по ослепляющей бесконечности.
Потом заиграла музыка. Медленная мелодия струнного оркестра. Ты вспомнил, что люди ритмично двигали телами и кружились под эту музыку, когда-то ты был среди них, когда у тебя было тело. Слово «вальс» всплыло из воспоминаний.
Потом свет начал отступать. И вот он уже был не всеобъемлющей материей, а всего лишь светом тысячи свечей под потолком просторной залы. Высокий потолок, узорчатые арки, обрамляющие галерею, идеально отполированный мраморный пол, на стенах — картины и длинные багровые занавески. Добрую треть комнаты занимал длинный стол, устланный белоснежной скатертью.
Ты не помнила, как и почему ты здесь оказался, но по крайней мере ты вновь оказалась в своем теле. Более того, ты был убежден в том, что звали тебя либо Старфокс, либо Сатана, что-то начинающееся на «С».
Напротив тебя, в добрых пятнадцати метрах, во главе стола восседал мужчина с толстым обильно напудренным лицом, на щеке была нарисована жирная черная родинка, из одежды на нем были ярко-голубой пиджак, накрахмаленная рубашка и высокий белый парик. За спиной бледного мужчины вальсировали люди в дорогих одеяниях, а позади них на невысоком подиуме располагался камерный оркестр.
Стол пустовал, за исключением тарелок, столовых предметов, трех пустых бокалов и одного наполненного красной жидкостью. Помимо тебя и человека с родинкой, по обе стороны стола, друг против друга сидели две дамы. Дама слева, смуглая брюнетка в черном кружевном платье и вуали. Женщина слева, блондинка, была бледнее белого платья на ней, и такого же цвета длинных перчаток, ее лицо было частично сокрыто активно размахивающим веером. Ее выразительные светло-серые глаза бегали туда-сюда.
Под твоим рыжим скальпом мозг зуди вопросом, чего или кого в этой картине не хватало.
Мужчина вежливо улыбнулся в твой адрес, продолжая беседу:
- ...Ну, вот, посмотрите, какой из меня скверный хозяин, взял и утомил нашего почетного гостя. Примите мои извинения.
- Отнюдь, - ответил Фокс, вместо того, чтобы поинтересоваться, где он, и кто эти люди.
Вино в его бокале оказалось тягучим и приторно сладким, с послевкусием переспевших фруктов.
- Я--
Он был прерван.
- Быть может все эти беседы, пробудили в сударе аппетит, - хозяин зазвонил в колокольчик.
В тот же момент, по правое плечо Эроса оказался очень высокий тощий старик во фраке и белых перчатках, на кончиках одной из его рук покоились серебряные поднос с крышкой. Дворецкий оставил сегодняшний ужин на столе перед Фоксом. На первое оказалось одно единственное, налитое кровью, яблоко. Титан нахмурился, изучая образовавшийся перед ним фрукт.
- Благодарю, Вы очень гостеприимный хозяин, но я вынужден отказаться, по причине отсутствия аппетита, - он отодвинул тарелку прочь от себя.
А когда поднял взгляд, обнаружил, что абсолютно все взгляды были прикованы к нему, бледная женщина наблюдала за ним поверх веера, темные глаза брюнетки сверлили его сквозь кружева вуали. На лбу хозяина выступили капли пота, он сдержанно хихикнул.
- Право, Мастер Эрос--
Человек в парике остановился на полуслове. Свет на мгновение погас, окуная Фокса в кромешную тьму, ему показалось, что он услышал грохочущие звуки цепей, а потом протяжный истошный вопль. Свет и музыка вернулись.
- Что это было? - Фокс попытался подняться, но был усажен назад тяжелой лапой в белой перчатке.
- Не понимаю о чем Вы, Мастер Эрос, хах... Возможно низкое содержание сахара в крови, хеха… Я настаиваю на том, чтобы вы отведали первое блюдо, приготовлено по секретному рецепту моего лучшего повара, хе… Хе...
Существо в голубом пиджаке вытерло потное лицо платком, размазывая пудру.
- Я. Не. Голоден. Послушай, приятель, я-- Эээ, с ней все в порядке?
Женщина в черном, роняя слюну, усердно грызла серебряный нож. Скрежет зубовный был громче оркестра. Женщина тяжело сопела. С ее губ, вперемешку со слюной закапала кровь.
- Хуху, прекрати, - посоветовал ей потеющий толстяк, - Перестань, говорю, ха! Не удивительно, что мы нечасто видим гостей, с твоими-то манерами, хо!
Эросу показалось, что он вновь расслышал, в какофонии звуков, чей-то крик, он обернулся. Ничего. Уголком глаза он заметил, как что-то черное и мохнатое появилось из уха женщины в белом, потом исчезло под ее веером.
- Я сказал прекрати, безмозглая ты корова!!! - толстяк тяжело опустил кулак на стол. Свечи погасли. На их смену пришло неестественное красное пульсирующее свечение. В это мгновение Старфокс мог поклясться, что танцоры были одеты не впору случаю (каким бы этот случай не оказался). В том плане, что они, кажется, забыли свою кожу в химчистке. В этот раз он мог отчетливо слышать крики агонии и звук скребущихся о камень ногтей.
Зажегся свет. Хозяин широко улыбался. В его зубах копошились жуки. По лбу, путь вниз, медленно проделывала тонкая струя крови. Музыка прекратилась. Танцы были прерваны. Все присутствующие обратили неморгающие взгляды на Старфокса
- Хыхы, господин Эрос, я настаиваю на том, чтобы Вы отведали ужин. Он был приготовлен в соответствии с Вашими вкусами.
В яблоке копошились черви и жирные личинки.
- Может быть как-нибудь в другой раз.
- Хоххыхххххкхккхххууууууууууу…
Мужчина изогнулся вперед, со смехом, переросшим в крик, погружая свои ногти в кожу на лице, резким движением он оторвал ошметок и выбросил его в сторону. Глаза вывалились из глазниц, свисая на зрительных нервах. Они заплясали в воздухе, словно зачарованные змеи. Свет заморгал. В такт ему, танцоры начали приближаться к титану, обступая его со всех сторон. Стены, пол, потолок начали трескаться, из дыр поползли блестящие извивающиеся многоножки и мохнатые пауки. Крик хозяина слился с криками раздающимися извне. Женщина в белом обронила свой веер, демонстрируя качающийся из стороны в сторону маятник языка, не сдерживаемый отсутствующей нижней челюстью. Женщина засмеялась и поползла на разваливающуюся стену. Вторая женщина, когда безкожие танцоры окружили Фокса, издала протяжный вопль, перебирая конечностями, подобно насекомому, затрусила по столу в его направлении. Прыжок и ее острые лезвия клыков вонзились в руку Эроса.
Хахахохохухухехехыхыхихи.
Титан обнаружил, что его штаны пропали, и его наготу скрывала только пара белоснежных трусов.

+1

12

Проследив за тем, как Эрос обшаривал тушку девицы и прятал за пояс сложенный лист Даркхолда, девушка кивнула и вновь вернулась к изучению портала. Она вспоминала всё то, что вообще знала про это явление; больше всего её интересовал такой хитрый вопрос, как то, каким образом её вообще сюда вызвали, но ответа на него не наблюдалось.
Хотя, пожалуй, в глубине души, женщина не до конца была уверена, что хочет его знать достаточно сильно. Многие знания - многие печали, как говорится.
- И да, и нет. Дверь ведёт в Изнанку мироздания; но я и мой фамильяр - существа примерно того же рода, что и эта… Прекрасная вещь, так что для нас не составляет труда ориентироваться там. Если мы будем знать, куда нам нужно, то дойти до нужного порога - это всего лишь несколько мгновений галлюцинаций. Другое дело, что шляться эти массовики-затейники могут где угодно, и вот это уже посложнее, - любезно пояснила дочь дьявола. - В Изнанке брать след сложнее, чем в реальных мирах; она слишком податлива, чтобы вообще его сохранять.

Но вот тут титану вздумалось пощупать величайшую из всех вселенских загадок.
- Нет-нет-нет-не-е… - Взметнувшийся на высоту голос Сатаны утонул в сияющей вспышке распахнувшейся им навстречу Двери.
Спустя мгновение силуэты двух любителей влипнуть в весёлое и увлекательное приключение, сносящее на своём пути всякий здравый смысл, потонули в ничто, а Дверь, издав довольный скрипящий звук петлями, с грохотом захлопнулась. Теперь из тонкой щели между косяком и створкой прорывался лишь едва заметный слабый блеск того, что она скрывала за собой - космической бездны, в которой было всё и ничего одновременно.

***

Была только одна хорошая новость во всём происходящем: суккуб, сама по себе воплощение мечты, пусть и замешанной исключительно на древних инстинктах и не имеющей ничего общего с возвышенным чувством платонической любви, была полностью иммунна к магии Ночного Кошмара. Именно по этой причине демон всегда недолюбливал свою соседку, но поскольку та обычно не проявляла к нему никакого интереса, кроме разве что постельного (который она проявляла абсолютно ко всему живому и даже не совсем), он предпочитал просто не помнить о её существовании. Ну, мол, есть там какая-то… Вроде бы… Но совсем не обязательно обращать на неё внимание.
Поэтому, если Эроса затянуло в его собственный кошмар, переломав всё восприятие, то рухнувшую сквозь реальности Сатану приложило о дурновато-голубого цвета траву прямо под ноги местного короля, пребывавшего по своему обыкновению где-то в прострации. Ничего не выражавший пустой взгляд сероватых дымчатых глаз прошёлся по ладной фигурке Венеры, которая поднялась на ноги с независимым видом и теперь старательно отряхивалась; потом, кажется, хозяин мечты понял, что тут что-то не так, и его глаза вернулись к княжне, натянувшей на себя самую любезную улыбку, на которую она была способна.
И расширились до размера глаз совы, которую угостили кокаином.
- Что ты здесь…
- Заткнись, - отрезала девушка, пнула попавшийся под ногу камень и стала осматриваться, прищурившись с каким-то странным выражением.
- Что?! - Вскинулся было демон, но неожиданная гостья только отмахнулась, внимательно изучая плавающие острова вокруг.
Мужчин вообще и этого в частности она обычно не воспринимала всерьёз.
Если им повезло, и титана выбросило в один с ней мир, то искать его следовало срочно. Магия реальности снов была достаточно паршивой и обладала неприятным действием на всех, кто не являлся сакральной сущностью, плотно связанной с собственным измерением. Да и то; демоны помладше рангом, помнится, тоже периодически съезжали с катушек, попав в здешние паучьи сети.
Опустив ногу на рыхлую почву, дочь дракона сильно вдавила в неё каблук и повернулась к хозяину вечеринки.
- Где, твою мать, титан? - Удивительно вежливо поинтересовалась королева. - Куда ты его засунул в своём хламовнике?
- Какой титан? - Сделал неловкую попытку съехать с темы демон.
Сумрачный взгляд, которым одарила его колдунья, был красноречивее любого ругательства. Она одним тем, как изогнулись полные губы, рекомендовала Кошмару прямо здесь и сейчас перестать прикидываться дохлым кроликом, пока он в самом деле не стал чучелком с её подачи, и начать соображать. Или она ему поможет наружной стимуляцией головного мозга с помощью прямого массажа через череп.
В том, что княжна сможет, сомневаться не приходилось. Она, как любила говорить сама, могла всё; невозможное - особенно.

- Я огрею тебя сковородкой из незараниума, - произнесла Сатана с тем непередаваемым женским выражением, после которого даже суровые асгардийские боги предпочитали прикинуться веточкой, просто веточкой, которая здесь лежит. - Потом сделаю селфи на фоне твоего бессознательного тела со сковородкой на морде и буду показывать Совету, когда они опять будут артачиться.
Демон икнул. Его отношения с дочерью дьявола сложно было назвать длительными и продуктивными, поскольку обычно они мало пересекались в пространстве, существуя каждый в своём измерении и не забираясь на соседские земли, но пару раз он уже имел сомнительное счастье получать от взбесившейся рыжей фурии всем тяжёлым, что попадалось ей под руку. В первый раз она обещала его свернуть в бараний рог из-за Топаза, во второй - из-за так называемого Верховного Волшебника; надо признать, владыке снов не понравился ни один из этих увлекательных эпизодов. Больше всего ему не понравилось то, что весь окружающий мир стебался над ним последующие десять лет, потому что королева ада язык за зубами, когда ей было выгодно, держать не умела по определению, и через пару дней о её нежном общении с Кошмаром знали все. Даже те, кто до этого про самого-то Кошмара никогда не знал.
- Вы сами ко мне припёрлись! - Попытался возразить он, мысленно пытаясь прикинуть пути к бегству.
Ведьма, методично загонявшая хозяина Земель Мечты в угол, вытащила из воздуха сковородку.
- Но правда сами!
- Кошмар, - ласково произнесла суккуб, - ты в курсе, что после незараниума ты никогда не исправишь себе форму носа? Нет? Я честная женщина и считаю своим моральным долгом тебя предупредить.
- Ты не имеешь права! Всё, что попало в мои земли, принадлежит мне!
- Я не имею права?! Я?! Не испытывай моё терпение, пока все твои земли не перешли ко мне путём женитьбы! Давно, знаешь ли, хочу поиграть в чёрную вдову!
Кошмар пригнулся, пропуская удар кухонной утвари, но женское коварство оказалось сильнее, и княжна впечатала колено ему в живот, не меняя благостно-доброжелательного выражения лица.
- Где титан, я спрашиваю, бесполезная ты хрень? - Нежно прошипела она, ногтями свободной руки больно впиваясь в чужое ухо.
Демон, остро ощущая бессмысленность бытия, сопротивления, собственного трона, а также многих других увлекательных вещей, что-то промычал.
- Чётче, - велела королева, для стимуляции высшей нервной деятельности сжимая пальцы посильнее.

***

Но здесь начиналась новая проблема, ещё увлекательнее предыдущих. Магия измерения не действовала на саму Хеллстром и не имела над ней никакой власти, кроме разве что того, что и без того не пылавшую любовью к мирозданию дьяволицу довела уже до состояния тихой ненависти; но магия измерения отлично действовала на Звёздного Лиса, который, хоть и был существом бессмертным, не имел в себе даже крошечной магической искры.
И королева не имела ни малейшего понятия, в каком образе она явится в его кошмарный сон. Это несколько интриговало, потому что убивать нежданного коллегу или даже причинять ему увечья, плохо совместимые с нормальным функционированием, в её планы не входило. Хотя, если придётся… Ну да, в общем, куда деваться-то.
Сложив за спиной материализовавшиеся чёрные крыла, королева щелчком пальцев выбила дверь и во всём своём великолепии ввалилась в парадную крошечного дома, который изнутри вдруг оказался в десяток раз больше и представлял собой очень длинный обеденный зал.
Тени пожирателей снов, паразитов, которыми кишело всё измерение мечтаний, бросились врассыпную, едва заприметив пылающую дьявольским огнём фигуру.
- Эро-о-ос!
Оставалось надеяться исключительно на то, что титан ещё не успел достаточно сойти с ума, и если не увидит, то хотя бы услышит голос и подаст какие-нибудь признаки жизни.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [05.04.2016] Verbum erat apud Deum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC