Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [02.04.16] Dreams or nightmares? Or reality of dreams?


[02.04.16] Dreams or nightmares? Or reality of dreams?

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: ближе к вечеру (с)
Место: видимо, опять башня Старк Индастриз. "Место встречи изменить нельзя"...
Далее — Норвегия. Еще далее — посмотрим.
Участники: Aldrif Odinsdottir, Iron Man
Описание: месяцем ранее Старк ухитрился утащить Мьельнирр в неведомые дали, примерно тогда же виделся с новой Королевой Асгарда в последний раз. События шли вперед, по крайней мере Тони перестал быть публично закопанной личностью и уже мог высунуться в люди открыто. Над тем, что с ним еще чуть раньше сделали боги, Старк уже особо не задумывался, хотя встречи с Альдриф или Локи подсознательно ждал из-за Фрейи. Однако пришла Энджела в итоге вовсе не за Фрейей, да и вопросы к ней возникли совершенно иные.

+3

2

Оглядываясь назад, Альдриф затруднялась понять, когда именно её жизнь пошла по такому странному пути, чтобы привести к тому, что было сейчас. Проведённое со Стражами Галактики время она вспоминала с нежностью и даже, пожалуй, немного с тоской - в команде ей дали то, чего никогда не было у мятежного ангела там, в Хевене; ей дали чувство дома и дружбу. Просто так, не за долг и не за обязательства, а просто потому, что она была собой. Затем случился Хевен… Асгард… Вновь Хевен… Хельхейм…
Энджела из Хевена перестала прибавлять к своему имени бывший дом и стала называть себя просто Энджелой-Охотницей.
Потом, как-то совершенно незаметно, она вдруг обнаружила себя уже Альдриф, дочерью Одина, на плечах которой внезапно оказался груз долга за королевство, которое вообще-то не имело к ней никакого отношения, кроме того, что когда-то там родился первенец у королевской четы северных богов, которого они благополучно потеряли в своих высоких моральных принципах. Что ей не дало снять корону и уйти, как она собиралась: принципы? честь? чувство долга?
Ответа на это асинья не знала и, честно говоря, даже не предполагала до сих пор. Может быть, ей и не суждено было когда-либо его найти. Есть вещи, о которых просто лучше не задумываться. В последнее время вся жизнь Бескрылой попадала под это определение, пожалуй.

Локи своими вопросами зародил в ней сомнения, и сомнения немалые. "Посмотри сама," - это очень осторожный и в то же время коварный совет, потому что увидеть, не обладая должными знаниями, можно что угодно, и далеко не всегда оно будет соответствовать истине. Может быть, даже больше не будет. Миру сейчас было неспокойно с артефактом такой силы, как Мьёлльнир, который лежал где-то, лишённый своего хозяина, и для того, чтобы понять это, не надо было быть великим мудрецом. Бурная, яростная весна, испещрённая молниями и громом, никак не напоминала просто очередную смену времён года; вселенная стремилась заполнить пустоту, которая образовалась в ней со смертью громовержца, и Мидгард, и без того потрёпанный иномировыми сущностями, мог и не выдержать подобной мощи.
Не то, чтобы третью от солнца плантеку королевне было бы слишком жалко, но она занимала своё, строго определённое место в мироздании, и, пожалуй, о равновесии после её разрушения говорить не приходилось. Ключевой мир, в котором переплелись тысячи судеб - скорее всего, восстанавливать его потом будет сложновато даже богам.
Однако тут Энджела наступила на те грабли, которые в тайне лелеяла подложить кому-то другому. Когда она в последний раз видела Старка, тот забрал молот и унёс его куда-то достаточно далеко для того, чтобы к артефакту не выстроилась очередь желающих поиграть в короля Артура и Экскалибур; но решение этой проблемы внезапно вызвало другую - теперь, когда молот был нужен самой Одинсдоттир, она понятия не имела, куда ей следует идти. Конечно, можно было просто подождать до того момента, пока Мьёлльнир не взбесится и не заявит о себе грозой, которая способна разнести на клочки половину вселенной; но что-то подсказывало женщине, что после этого спасать будет уже нечего и некого.
Облетать Мидгард вдоль и поперёк было не слишком рационально; Хеймдалль же артефакт найти не смог - магическая буря бушевала столь сильная, что молот упорно прятался от стража. Оставался самый простой путь, который Бескрылая, так до конца и не понявшая суть их нынешних с Железным Человеком взаимоотношений, откладывала до последнего.
"Захочется - возвращайся."
Что ж, теперь приходится.

Радужное полотно Бифрёста разлетелось брызгами над Мидгардом, ударило снопом искр в крышу "СтаркИндастриз" - совсем недавно здесь же они с Локи успокаивали буянившего Слейпнира, пока Тони пытался понять, что происходит. На чёрном покрытии осталась крошечная трещинка от копыта жеребца, когда он опустил подкову слишком сильно, и Аль зацепилась взглядом за это напоминание о том, что уже и прошло, хотя казалось растянувшимся на целую вечность. Сняв с головы капюшон плаща, отороченный мягким серебристым мехом, асинья бесшумно прошлась к высоким стеклянным дверям, коснулась створки; толкнула внутрь, почти не прикладывая сил. Было не заперто.
- Пятница, - окликнула воительница, переступая порог. - Можно предупредить Тони обо мне?
Розовая голограмма, материализовавшись посреди коридора в течение трёх миллисекунд, задумчиво померцала, потом кивнула и куда-то снова испарилась. Энджела заложила руки за спину и переплела пальцы, терпеливо ожидая, пока электронная помощница гения не появится снова и не скажет, куда идти - откапывать Старка посреди его апартаментов было делом изначально обречённым на провал, поскольку обнаружиться тот мог где угодно.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

+3

3

В общем-то закрывать или всерьёз запирать двери с выходом на крышу уходящего в бездонную синеву небоскреба смысла не было, поскольку через неё могло пройти весьма ограниченное количество гостей, и то это ограниченное число гостей встречала Пятница, которая могла не то что не пустить, но и тонко послать в одно известное место, даже не спрашивая согласия хозяина на это — тут она редко ошибалась, по прежнему находясь со своим создателем почти всецело на одной волне. Тони вообще уже не вспоминал про эту дверь без особой надобности, поскольку был в наличии еще десяток вариантов выбраться из здания, в том числе из лаборатории, так что сообщением виртуальной напарницы он был несказанно удивлен. Хотя, с другой стороны, чего удивляться, если Альдриф была одной из тех богинь, которая в случае со знакомыми предпочитала приходить всё же через дверь, а не через окна или стены? Еще одним чудом было то, что это вообще была она, поскольку в момент последней встречи у Тони создалось явственное ощущение, что попрощалась она насовсем и больше в этот мир не вернется.
Видимо, вывод был продиктован эмоциями, поскольку рациональным мышлением надо было припомнить ту маленькую деталь, что кто отсюда никогда насовсем не девается, так это асгардские боги. Тор пока что являлся грустным затянувшимся исключением, да и то, морально успокоившись и отойдя от угрюмой потери, Старк, в общем-то, задумался над тем, насколько реально то, что Громовержец исчез совсем. Он не особо распространялся про прошлую стычку с тем же родственничком, от руки которого погиб и в этот раз, однако после той встречи он довольно быстро вернулся назад. Сколько сейчас прошло? Месяц? Кое-кто говорил, что по меркам этих существ такой интервал — песчинка в пустыне и секунда в водовороте времени, хотя им, тем, у кого жизнь была короче, так не казалось. И зачем сейчас пришла Альдриф? Впрочем, это на данный момент было неважно, поскольку правда была на её стороне — для начала предпринимателю надо было выкопаться из своей собственной норы, впрочем, находился он не так чтобы далеко, и королеве Асгарда, в общем-то, повезло — жизнь относительно наладилась, безвылазно дома можно было больше не ныкаться, а значит в башне из сотен этажей теперь он мог быть хоть на сотом, хоть на втором.

Пятница вскоре материализовалась обратно и сообщила гостье, что хозяин явится минут через пять, и что она вольна располагаться в гостиной как ей удобнее. Старк влетел в помещение минуты через три с распростертыми объятиями (разве что стальных крыльев для довершения картины не хватало), однако наигранно вешаться богине на шею не стал, завидев её серьёзный и словно бы несколько угрюмый вид и припомнив, что она вроде как не всегда понимала такие шутки. Хотя он действительно был несказанно рад её видеть, равно скрывая за этой радостью в том числе и собственную тревогу. Поскольку придти она, в сути, могла только по двум причинам, одна из которых была вроде как в Вальхалле, а вторая у него в убежище всё  еще в не самом живом состоянии. В наличии была еще причина третья, но уже и Тони сомневался, можно ли брать её в расчет, помня все их более ранние разговоры и беседы по душам. Ей было слишком плохо в Мидгарде, чтобы сюда возвращаться... и в то же время её вроде как воротило и от Асгарда. И он не очень хотел представлять, как для неё вообще прошел этот месяц в условиях таких маленьких нюансов.
— Где Слейпнира забыли? — пошутил Старк, мимоходом заглянув в окно и не приметив там сего чудного создания, да и Пятница помалкивала, поскольку у неё с ним, видимо, были особые отношения. — Рад встрече, Альдриф. Хочешь чего-нибудь? Или ты не в гости, а по делу?
В общем-то за бодрым тоном мужчина предпочел скрыть даже и не волнение, а собственное беспокойство, в добавок не совсем ясно, откуда шедшее. Опять заработался или подсознание всё еще помнило, чем обернулся её приход в прошлый раз? Не то, чтобы Железный Человек пересмотрел свою позицию и переменил мнение насчет произошедшего, но это явно было не то, что так скоро забудется, особенно если вспомнить, что всё решили за него.

+4

4

Поблагодарив вскоре вернувшуюся с письмом от создателя Пятницу, женщина прошла в гостиную, тоже знакомую и привычную  - большую часть времени их со Старком встречи, чаще всего столь же со своеобразным и далеко не весёлым поводом, проходили именно здесь, - прикрыла за собой стеклянную дверь. В помещении было очень тихо, словно на много этажей вокруг не было никого, и даже на улице, за толстым слоем пуленепробиваемого оконного стекла, всё замерло. Конечно, если асинье было прислушаться, она разобрала бы шорох шин где-то на оживлённой авеню, голоса людей далеко внизу, но всё же первое ощущение было именно пустотой.
Примерно так же теперь выглядел златостенный Валяскьяльв, опустевший и затихший раненным зверем после ухода Одина. Королевна не любила оставшийся от отца дворец почти столь же сильно, сколь теперь она не любила Бильскирнир, смотревший в высокое синее небо града асов слепыми глазницами окон, но мало кого интересовали её личные предпочтения. Северные боги чтили традиции, зачастую намного больше, чем личное мнение. Может быть, это придавало их существованию какое-то постоянство, но в последний десяток лет стабильность начала сбиваться с ритма и выкидывать разные шутки, преимущественно далёкие от веселья.
Расстегнув плащ, скреплённый серебряной фибулой со сложным узором, Охотница повесила его на спинку дивана, а сама вновь опустилась в кресло, положив сильные руки на подлокотники. Пальцы, затянутые в плотную чёрную кожу перчаток, лежали неподвижно; да и вся она напоминала скорее рисунок, чем живое существо - ни движения, ни вздоха, ни даже едва заметной дрожи густых ресниц. Энджела во многом была кошкой, и от этого четырёхлапого народца, должно быть, обучилась этому изумительному терпению ожидания. Так она могла сидеть целую вечность.

Впрочем, её не понадобилось: минут через десять из коридора донёсся дробный топот чужих шагов, и в комнату вихрем железного оптимизма ворвался Старк, излучающий такое гостеприимство, что даже радушный обычно Ньёрд засомневался бы в своих возможностях добросердечного хозяина. Улыбнувшись краями губ, Энджела кивнула, приветствуя мужчину скорее жестом, чем словами - "здравствуй". Несмотря на то, что она была без златого венца, подхватывающего рыжие косы, в жестах её всё равно чувствовалась какая-то тяжесть.
- Слейпнир сказал, что ты ему не нравишься, и к тебе он не поедет, - объяснила Альдриф, и в голосе её было не слышно ни тени иронии, - впрочем, не удивляйся, Слейпниру почти никто не нравится; это у него мировосприятие такое, в котором он является центром лично созданной вселенной, а все остальные играют в его жизни максимально второстепенную роль.
Белёсые глаза смотрели сквозь инженера пронзительными огранёнными кристаллами горного хрусталя. Тони не изменился, но, кажется, лишение реактора, долгое время поддерживавшего его сердце, пошло Железному Человеку на пользу: по крайней мере, теперь в его ауре не жили тонкие трещины незаметной, как тень в ночное время, но всё же хвори. Разрушающее его изнутри переплетение технологий ушло, оставив тело исцеляться так, как оно умело; и справлялось оно, надо признать, вполне неплохо. Должно быть, света, которого вложила в человека госпожа охоты, оказалось с запасом.

Она снова улыбнулась, на этот раз скорее по привычке, вновь сместив взор в сторону окна.
- Благодарю, но нет. Пиры в Асгарде и без того уже стоят у меня поперёк горла - от пищи меня скоро начнёт воротить. Скорее по делу, Тони, - голос королевны мгновенно стал серьёзен. - Ты был последним, кто видел Мьёлльнир; сначала я думала, что лучшим выходом будет унести молот дальше от людей, чтобы чужие и не особо достойные руки его не коснулись; но я, должно быть, ошиблась. В Мидгарде поднимается буря, и мы… Полагаем… Что её источником является именно Мьёлльнир, который ищет себе хозяина. Весь северный Мидгард, земли, которые вы называете Скандинавией, погребён под магическим штормом, но где он берёт начало - мне не понять, да и Хеймдалль ничего не в силах увидеть сквозь него. Скажи, ты… Когда ты унёс Мьёлльнир - где ты его оставил? Действительно где-то в тех краях?[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

+2

5

— Я бы тоже не сказал, что от него в восторге, — доверительно хмыкнул мужчина, припоминая попытки данного создания уничтожить его взлётную площадку. Вряд ли Альдриф обиделась бы на такое откровение в отношении её то ли коня, то ли всё-таки родственника, когда он в самом деле был с характером что надо. — В том смысле, что понятия не имею, с какой позиции он рассматривает на самом деле меня, но такой степени непредсказуемость я не очень люблю. Считает себя царем вселенной — пожалуйста. Пока это ничему не вредит.
Столь пристальный взгляд богини мужчину несколько смутил, впрочем, он понимал, во что она могла так вглядываться. На момент последней встречи у них не было возможности пообщаться живьем, а при позапрошлой те двое засиживаться уже не стали, но пациент был скорее жив, чем мёртв. Сам он себя тоже уже параноидально со всех сторон проверил, и, в общем-то, впервые за почти двадцать лет было вообще не на что жаловаться. Ощущение подвешенности в пространстве через какое-то время тоже прошло, вернулись некоторые обычные обыденности человеческой жизни, которые раньше давно можно было не замечать из-за различных приспособлений или вспомогательных вещей, последней из которой стал злополучный реактор. Модифицированное еще за счет Экстремиса зрение сошло на нет. Всякое было, но было ли, о чем из прошлого жалеть?
— Всё так плохо? Помня, что ты раньше говорила об этом всём — ты как, держишься? — уже хмуро поинтересовался мужчина, скрестив руки на груди и припомнив собственную беготню от откровенно навязанных и бесполезных мероприятий. Но это были слишком разные вещи, чтобы всерьёз сравнивать одно с другим, да и дальнейшие слова асиньи его уже не особо удивили: чего-то такого он и ждал. Правда, тема разговора всё-таки вынудила его настороженно скосить брови, поскольку он честно считал этот вопрос на долгое время вперед закрытым. — Я что-то об этих аномалиях слышал, но в это время года их все пока что еще воспринимают именно что просто за природные аномальные бури. Ну и в общем... да, именно туда я его и оттащил. В глубинку необитаемой части Норвегии. Мне подумалось, что раз мы по уму не можем исполнить последнюю волю Тора, так пусть хоть его оружие лежит в духовно-родном ему месте. И вот вроде с одной стороны то, что ты сейчас сказала, не очень хорошо, — Тони задумчиво побарабанил пальцами по предплечью, собирая в уме по кусочкам всё, что вообще могло здесь пригодиться и иметь к подобному отношение. — С другой — это, кажется, всё же действительно лучше, чем если бы молот оказался в столь же недоступном месте, но, в то же время, куда более обитаемом. Сейчас он должен быть в сердце гор, там на сотни километров вообще нет людей.
Тони не стал договаривать то, что напрашивалось и на языке вертелось: а если бы были? Если это действительно какая-то магическая херь, причем, вероятно, неуправляемая, вряд ли тут вышло бы что-нибудь хорошее. Тони же сел на своего любимого конька, тоже довольно быстро переключившись на деловой тон. Если есть какие-то проблемы — надо их решать. Если они с подоплекой чего-то серьёзного — так тем более.
— Если предположения, чем это вызвано? И есть ли мысли насчет того, что с этим делать? Просто если для вас эта штуковина всё еще неподъемная, я могу фокус повторить, плюс я не сохранял координат. Место помнить, помню, то если у вас замкнуло Хеймдалля, есть вероятность, что я не смогу его сейчас точно отметить в системе навигации.

+4

6

Энджела коротко усмехнулась, отчего на мгновение ровное, мертвенное лицо её пропустило сквозь себя отблеск чего-то настоящего:
- Разве на самом деле у меня есть выбор? Мы, боги, не живём для себя, Тони; мы все живём не для себя, и мы все не принадлежим себе, я ли, братья мои или кто иной из нашего рода. Первоочерёдная ступень нашего существования - долг, и сейчас мой путь пришёл к тому, что от него уже при всём желании не сбежать.

Выслушав Старка, богиня грациозно пожала плечами. Ей было сложно рассуждать в материях, привычных для иных существ сакральной природы, поскольку большую часть своей непомерно длинной жизни она считала себя ангелом, а не асом, да и знаний у неё было куда меньше желаемого. Но сейчас она была королевой, ибо лучшей у Асгарда не нашлось, и потому госпоже охоты приходилось учиться и разбираться в тонкостях переплетения судеб практически на лету. Самым ценным ресурсом, в общем-то, всегда было время: потому, что оно всегда было конечно, даже у тех, чей срок пребывания в реальности исчисляется вечностью. Всегда, рано или поздно, происходит что-то, из-за чего бессмертным приходится торопиться.
- Быть может, это и есть природные аномалии… Снегопады и грозы зимой - это и есть природа, просто природа не та, которой сам по себе владеет Мидгард, - задумчиво протянула воительница. - Это скорее наша природа, и здесь ей не место. Однако я не могу тебе сказать, хорошо это или нет, то, что Мьёлльнир оказался в горах. Понимаешь, Тони, всё зависит от тысячи случайностей. Может быть, он бы не проснулся там, где много живых. Или, может быть, наоборот, не засыпал. Волшебство, в какую бы форму оно заключено не было - это всегда очень тонкая материя, которую невозможно предсказать или объяснить словами.
Откинувшись назад, на спинку кресла, женщина потёрлась загривком о приятную плотную обивку, точно большая кошка. В ней много было от этих грациозных и до ужасного самодостаточного зверей, и с каждым днём, проведённым в Асгарде, становилось всё больше. Одиночество, которое она себе выбрала, тяготило Бескрылую, но, вместе с тем, и отказаться от него она была не в силах.

Женщина прикрыла глаза. А что тут возразить-то было, коли боги со своими железками сами не всегда могли управиться.
- Я не знаю, - совершенно бесхитростно ответила Энджела наконец. - Правда, Тони, я не имею ни малейшего понятия, и ничего, что было бы похоже на ответ, я не нашла в наших записях. Почему молот проснулся? Я предполагаю, что он ищет себе хозяина, потому что такая мощь не может долго существовать без руки, которая её держит, ибо погубит сама себя. Но если там на много миль нет живых существ, потому что даже дворфы как-то не особенно любят горные вершины, то кого он зовёт к себе? Кого-то. Или, быть может, он не зовёт, а оплакивает хозяина, как умеет. Всеотец не особенно распространялся о том, что и как он сделал, когда создавал Мьёлльнир, и уж тем более он не счёл нужным оставлять после себя записи, так что как и почему себя ведёт молот - величайшая тайна. Кроме того, я… Да и не только я… Склонна считать его живым. Не в прямом смысле, конечно, но разум, хоть и весьма своеобразный, у него есть.

В любом случае, она узнала, что хотела. Теперь путь королевны лежал в сторону Норвегии, хотя покуда она ещё слабо представляла, зачем. Но бросать буянивший молот здесь было опасно - Асгард издревле хранил миры, а не обрекал их на разрушение собственными проблемами, так что просто развернуться и уйти Охотница не могла. Возможно, там природа подскажет ей гласом земли и лесов, проросших на ней, какой путь правильный.
Может быть, и нет.
От того, что она будет смотреть вглубь себя, всё равно ничего не изменится. "Всегда есть, куда бежать."
Задумчиво глядя куда-то в ничто, отражавшееся в белёсом блеске её огромных жемчужных глаз, госпожа охоты отмахнулась:
- А… Точные координаты не так важны. Птицы, всюду есть птицы, и они кружат над горами; для них же увидеть молот не составляет труда. Я способна его найти, особенно теперь, когда знаю почти точно, где искать. Другое дело, что я пока совсем не понимаю, что с ним делать потом. Может быть, ты и прав - стоит отнести в Асгард… Там, по крайней мере, бед от него будет меньше. Град богов покрепче будет, чем мир смертных, а к буйству артефактов нам не привыкать и подавно. Пока не знаю. В любом случае, мне нужно туда. Спасибо, Тони, и, боюсь, моё время здесь снова подошло к концу.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

+2

7

Тони предпочел оставить ответ богини на заданный вопрос без комментариев: чего-то подобного он от неё, в общем-то, ждал. Эти черты в какой-то мере были у них общие, разве что Альдриф подходила к задаче, пожалуй, еще более серьёзно, поскольку зачастую явно сама не терпела обратных путей. Вопрос долга вообще был сложным и болезненным, и здесь он её, пожалуй, тоже мог понять. Потому как на плечи его долга время от времени весело сгружался целый мир, заявляя, что если ты не пошевелишься и не предпримешь чего-нибудь, возможно, что и невесёлого — его может и не стать.
Да и можно руководить сотнями и даже тысячами людей с высоты своего потолка и должности, но натурально иметь собственный мир и королевство — иногда это было слишком сурово даже для богов, а Альдриф, как он понял с её слов и всего ранее сказанного, еще и совершенно не хотела такого весёлого наследства.
И печальнее всего, когда всё именно так и складывается.
— Снегопады там норма. А вот грозы — уже не очень... — мужчина задумчиво почесал нос, прикидывая вероятности и думая, как бы сюда засуммонить Стрэйнджа, если тот вообще был сейчас в зоне досягаемости, возможно, в случае с магическим нечто, даже божественным, он сумел бы что-то подсказать более дельное. А может, и нет... помнится, Мьельнирр и для него во многом был тайной за семью печатями. — Вероятно, ты во многом здесь права. Знать бы еще, что из этого является истиной — всё или что-то одно. Или что-то совершенно иное. Только я тебя разочарую — если там всё так плохо, как ты сейчас говоришь, то зе... Мидгардские птицы в такую погоду могут предпочесть отсидеться в сторонке. Честно говоря, я всё же предпочел бы пойти с тобой — вроде новостные сводки ничем трагичным на данный момент не пестрят (и, надеюсь, не начнут), но суть в том, что, что бы там в конечном итоге ни случилось, это вот чудо туда я притаранил, так что я тоже в какой-то мере несу ответственность за происходящее. Если всё ограничивается конкретной территорией, то можно было выбрать глушь покачественнее. Впрочем, от подобной неопределенности мне самому как-то спокойнее не становится.
Старк раздосадованно фыркнул и в привычных размышлениях принялся мерить шагами комнату из стороны в сторону, хотя Энджела уже вроде как попрощалась. Тем не менее, пока что она еще сидела тут и дематериализовываться за доли секунды, как вполне могла, не спешила, значит еще согласна была по крайней мере дослушать его до конца. Значит, свои пять копеек вставить еще можно было, тем более что теперь он спокойно на месте сидеть не сможет и всё равно скорее всего сам туда попрется, только уже один.
Необязательно в эпицентр бури, там могли теперь найтись и другие дела, особенно если нынешний процесс в итоге окажется начальным, как уже сотню раз до этого в других случаях аналогичного характера нежданчиков. Так что...
— Короче, для себя я всё равно всё уже решил, так что не думаю, что есть смысл соваться туда порознь. В конце концов, если ты прямо сказала, что из парка вы его забрать не могли — сейчас появились какие-то альтернативы? И, к слову говоря... — мужчина остановился и нахмурился. — Тор уже неоднократно погибал, но всегда возвращался, и отсутствовал он обычно не очень длительное время. Нет такой вероятности, что молот мог отреагировать на него самого?
Честно говоря, Железный Человек начинал немного подозревать, что еще через минуту Королева Асгарда посмотрит на него обреченным взглядом "зачем я сюда сунулась?", но глупо было жаловаться — может, гений технологий и построения земных законов на пару с богиней, связанной с той же магией, до чего-нибудь на пару и дойдут, если поодиночке упрутся в тупики, каждый со своей стороны.
Глупо это всё было, наверное. По сути это всё было просто жалобами на погоду, но в сами горы так далеко вряд ли кто-то совался — из простого любопытства не было причин туда подниматься и самолётами, так что реально сейчас сложно было сказать, что они бы там нашли на самом деле.

+3

8

- Могут, - легко улыбнулась женщина, - и то действительно так, потому что ваши птицы не будут готовы к такой стихии, но они лишь укажут мне направление. Для того, чтобы кружить в жерле вулкана, у меня есть вороны, которым не страшен никакой шторм, потому что их перья крепче всякой стали. Не знаю…
Она замолчала, очевидно, задумавшись. Мысль о том, чтобы тащить смертного туда, где царит волшба, сути которой не понимает никто, кроме единственного бога во всей вселенной, не казалась Бескрылой особенно хорошей, потому как в крепости своей тушки ей сомневаться не приходилось, а вот в крепости Тони - уже да. Он, конечно, звался Железным, но что взять человеческой стали против зачарованного уру, который разбивает ядра звёзд на мириады осколков? В общем-то, о безопасности тут приходилось бы сильно задуматься.
С другой стороны, о том, что инженеру, кхм, на месте не сидится, Альдриф тоже знала, ибо была наслышана от Стражей, с коими делила уютное пространство "Милано" не один месяц; и если человек решит потащиться на поклон к асгардийской реликвии самостоятельно… Не то, чтобы женщина особенно сильно кого-то любила, но Старк в общенародном смысле ей был вполне приятен, и сгребать в кучку пепел останков своего, может быть, единственного сейчас хорошего друга после удара магической молнии деве охоты совсем не хотелось. Его супруга, должно быть, сильно опечалится от такого поворота событий.
Хотя, хорошее наследство, говорят, весьма скрашивает тоску вдовы…

Сложив сильные узкие ладони на коленях, вёльва перевела взгляд на свои пальцы. Она рассматривала их с таким вниманием, будто бы искала на плотной чёрной коже перчаток ответы на вопросы о смысле бытия всех Девяти Миров и многострадального Хевена, который всё никак не знал, куда же приткнуться. В прозрачных глазах, белёсых и чистых, как ночной туман, клубящийся в танце лунного света, не отражалось ничего, но влажный блеск в самых уголках навевал на мысли, что даже в сердце железной королевы есть нечто по-настоящему живое. Рана, нанесённая войной, разрушившей град богов, оказалась слишком глубокой - и она всё никак не желала заживать, упорно продолжая кровоточить. Слишком мало времени прошло для той, для кого на самом деле времени не существовало.
Сильно вжимая ноготь в плотную ткань холщовых штанов, Энджела провела по своей ноге длинный росчерк к самому колену, по-прежнему не поднимая головы. Тускло ей было, тускло и муторно на душе. Очень хотелось ошибаться и поверить в то, что на самом деле Старк прав, но она была слишком стара, чтобы верить в чудеса, а соседство с асами оной веры и подавно не добавляло. Да и Лофт… Смолчал. Оное, конечно, мало что значило, но в общем и целом дети Одина были крайне подвержены гордыне; удайся госпоже историй такой рывок - смогла бы она смолчать? Альдриф сомневалась; впрочем, где-то очень глубоко под сердцем оставляя крошечную лазейку для веры в невозможное.
- Ты не понимаешь, - медленно произнесла Бескрылая, старательно проговаривая каждое слово. - Не совсем понимаешь, что смерть бывает разной, Тони. Мы - не люди, наша гибель предопределена иными вехами, что много древнее нас, и повлиять мы на них не можем, какой бы нынешней властью не были облечены. Тор пошёл войной на свой дом, Тор нарушил запрет Всеотца, и, как бы я не считала, что Тор был в своём праве вызвать Змея на поединок, я не могла за оное даровать ему прощение. По законам Асгарда, написанным задолго до того, как Мидгард стал самостоятельным миром, отныне у Тора нет посмертия. Бог грома ушёл. Не погиб, как погибал прежде. Он ушёл туда, откуда нет возврата - он ушёл в Гиннунгагап, в бездну, из которой вышло всё и в которую всё уйдёт, и где, должно быть, стал её частью, растворившись в пустоте. Локи желал вернуть его, но Локи я видела с тех пор, но Тора - нет, и я не заметила его следов в мироздании. Это… Не есть смерть. Может быть, именно это и есть причина буйства Мьёлльнира - связь с его истинным хозяином не просто разорвана, но утрачена навсегда.

Она помолчала ещё чуть, потом вздохнула:
- Я догадываюсь, что отговорить тебя мне вряд ли удастся, ибо я всегда была не слишком хороша в убеждении, то вопрос скорее к Лодуру. Пусть так, Тони; в любом случае, со мной у тебя больше шансов остаться целым после встречи с взбесившимся молотом. Коли тебе что-то нужно - возьми, я перенесу нас настолько близко к источнику бури, насколько возможно, но дальше придётся лететь.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (05.02.2017 01:01)

+3

9

— А почему ты так уверена, что я оставил его в пусть и недоступном простым людям, но всё-таки на видном месте? — скосил бровь мужчина, выразительно и с некоторым дружелюбным смешном глядя на добрую подругу. В этом он, конечно, не особо заморачивался на самом-то деле и сейчас слукавил, но всё равно был уверен, что если молот лежит на своем месте тихо и внешне до такой степени явно никак не проявляет себя визуально, то с воздуха его можно и не заметить за камнями. Всё-таки и место он не совсем от балды подбирал. Может быть, они могли его чувствовать... но тем не менее. — Ладно тебе. Реально это нам обоим сэкономит силы и время, потому как если там всё-таки что-то в ближайшем времени произойдет, мне всё равно придется туда направиться, а в таком случае предупреждения вряд ли помогут что-то предотвратить, если что-то может и случиться. Не худший еще вариант.
Надо сказать, его вопросы и предположения заметно переменили настроение гостьи, по которой его и без этого считывать было не так чтобы просто. Сейчас же она, напротив, всем своим видом показывала, что если он и не ляпнул чего-то непоправимо глупого, то эти темы лишний раз просто поднимать не стоило, и причины тому были даже не важны. Неладное мужчина заподозрил еще на этом моменте, но, надо сказать, её слова изрядно сбили всякое настроение и с него; оно было не особо радостным уже со сложившейся ситуации, но когда у тебя забирают всю едва проклюнувшуюся не так давно надежду, основанную на незыблемых, как еще минуту назад казалось, фактах и памяти — это тяжело. Тяжело осознавать, что и боги не бессмертны, хотя как раз Тор порядочно раз доказывал всем обратное. Доказывал, что его не победить даже таким фундаментальным вроде бы вещам. Однако же... как частенько любят говорить: всегда может найтись что-нибудь сильнее.
— Вот значит как, — глухо отозвался Старк обесцвеченным голосом и не сводя внимательного взгляда с богини. Был еще один момент, который при соотношении одного и другого его самого в эту задумчивость и вогнал. И он, надо сказать, был не самым приятным, поскольку его осознание фактически отзеркалило настроение самой Альдриф. Мужчина немного помолчал, затем присел рядом на диван, задумчиво глядя куда-то в пустоту. — Не знаю, как тебе это покажется и не знаю, насколько ты в курсе деталей всей этой истории, но я чувствую себя здесь даже не немного виноватым. Тогда он говорил, что не может вернуться в Асгард. А сейчас выходит, что у него просто не осталось другого выбора, потому что мы его ему не дали, когда всплыл тот наш прокол с башней, а он вновь попытался сделать всё по своему. Вероятно, если бы я не наорал на него тогда, то он никуда бы не ушел, остался бы с Мстителями. И, наверное, мог бы быть жив...
Старк на некоторые мгновения прикрыл лицо руками, переваривая эту мысль.
— По крайней мере, до того он от нас уходить совершенно точно не собирался. Возможно, рано или поздно это и случилось бы, но возможно, что не сейчас. Извини, что не смог прояснить это раньше. Пусть я в то время сам потерянный был... — ага, и самое время ныть теперь о том, что уже случилось и чего не вернешь. — Так что я тоже обязан придумать максимально приемлемое для этого всего решение, если в состоянии это сделать. Веди, что уж. Мне нет смысла брать какую-то дополнительную аппаратуру, поскольку многая из неё никак не экранирована от подобных возмущений, и на отладку уйдет время, а броня у меня с собой. Больше ничего не нужно.

+3

10

Говорят, что от взгляда воронов, служивших Всеотцу, не смог бы укрыться даже насмешник-Локи. Энджела, наблюдавшая за тем, как тенью теней трикстер проскальзывал в само сердце Асгарда, и ни одна живая душа не смогла его заметить, коли бы ётун не захотел показаться сам, думала, что это всего лишь молва, склонная преувеличивать, однако здравое зерно в слухах тех всё равно было. Быть может, найти Лодура, успешно прятавшегося, кажется, даже от самого себя, птицы и не могли, но разобрать маковое зёрнышко через все девять миров - да.
Однако объяснить это было сложнее, чем понимать самой.
- Потому что бурю, которая начинает бушевать в поднебесье этого мира, скоро будет способен увидеть не только мой ворон, что отцу моему заменял отданный глаз, но и мертвяк, глаз не имеющий по определению, - невесело пошутила асинья, вновь сложив руки на коленях.

Не глядя на Старка, она чуть качнула головой, внимательно выслушав мужчину. Они были в этом похожи, в своей решимости брать на себя ответственность даже там, где её следовало оставить на чужой совести. В том, что на самом деле сердце у них у обоих не было сделано из железа - быть может, к сожалению даже больше, чем к счастью.
- В том твоей вины нет. Ты вновь не знаешь всего, Тони, и ты вновь пытаешься объять нас своими мерками, но нет в оном никакого смысла. Тор знал, на что он идёт, Тор твёрдо верил, что цена такая ему по плечу; и не в тебе дело, не в Мстителях, не в Башне, это всё… Это не о том всё, о чём была та битва. Змей и бог грома - вечная история, что была предначертана им обоим. Тора к смерти привела судьба, и ни тебе, ни мне, ни даже Локи его было от этого не остановить. Ты ведь знаешь, коли старшему из сыновей Одина что-то втемяшилось в голову, ни смертному, ни бессмертному на пути у него лучше не попадаться, - королевна чуть усмехнулась, воспоминанием о бараньем упрямстве ушедшего бога словно попытавшись разогнать повисшую в комнате тоску, и влажно блеснули её ровные белые зубы. - Он знал, что погибнет, и он знал задолго до того, как война началась. Мой брат любил свой дом и желал ему иной судьбы, той, что с Кулом на троне была невозможна. Он бы всё равно ушёл - от вас, от меня, от кого иного. Он не собирался возвращаться в Асгард, дабы жить там. Он вернулся туда, чтобы пасть в бою. Ему было, где остаться, но оставить Асгард таким, каким был он под рукой Змея, Тор бы никогда не смог. Он не ушёл бы от вас, ты думаешь, но это не так, потому что выбор он сделал задолго до того. Не кори себя там, где ты непричастен.
Сложно было заметить тот короткий миг, когда она встала, бесшумная и удивительно лёгкая, подошла ближе, опустила узкую сильную ладонь на плечо Старка. В отличие от смертного, дева охоты знала, кого следует винить в том, что Донару было не вернуться из бездны, но перекладывать оное чувство на кого-либо не желала. Послушай она Лофта, всё, может быть, могло бы быть иначе, но сейчас этого уже было не исправить.
"Твоей вины в том нет. Я знаю. Я знаю об этом лучше не то, что многих; лучше всех."
Больше, однако, она ничего не сказала, и спустя несколько бесконечно долгих минут, превратившихся в маленькую вечность, поделённую невесёлыми думами о павшем на двоих, отступила прочь, легко скользя над полом. От длинных медных волос тянуло запахом трав да хвои.
Долг превыше всего - так уж было заведено.

- Тогда идём. Времени, как всегда, может оказаться мало, - просто произнесла асинья и вскинула руку в воздух.
Спустя мгновение золотое сияние затопило гостиную, разлив солнечные блики по белым стенам и тёмной мебели, а когда оно опало, оказалось, что ни Старка, ни его гостьи в чёрных траурных одеждах, которые она так и не снимала, уже нет здесь.

***

Горы встретили их своим скверным характером, показанным во всей красе - ледяной ветер, бивший по лицу, нёс крупные снежные хлопья, коварно жаждавшие налепиться на ресницы, а желательно и вовсе замести непрошенных гостей с головою, сделав из них парочку очаровательных вариаций на тему снеговиков. Подняв мягкий меховой капюшон своего плаща, Энджела набросила его на волосы и запрокинула голову, вглядываясь в тревожно-торопливые облака. Ветер пах озоном и крупными неприятностями, и это было его далеко до места, где покоился Мьёлльнир, которому должно было бы обрести покой.
Однако нрав у молота был столь же буен, сколь у стихии, в него заключённой, поэтому насчёт своего поведения артефакт имел весьма самостоятельные, не сочетавшиеся с общепринятыми, взгляды. Лежать спокойно было не в его духе.

Прозрачные, как стекло, глаза королевны налились прохладным серебристым светом - она звала. Зов этот был тише и нежнее, чем зов, который по мирозданию разливало беснующееся оружие, оставленное в Мидгарде рукой павшего бога, однако несомненно принадлежал одной, сакральной природе, недоступной существам иного рода. Несколько минут ничего не происходило, только злее и яростнее взвыла метель; однако вёльва так и продолжала стоять, вглядываясь куда-то в космическую пустоту.
Внезапно ожили её ленты, сплётшиеся в разноцветный змеиный клубок, зашуршали, заскользили, беспокойно извиваясь за спиной хозяйки; и спустя секунду на протянутую руку женщины опустилась огромная чёрная птица. Ворон, чёрный, как клочок ночи, выстриженный великанскими ножницами из полотна реальности, без всякого интереса посмотрел на человека, взъерошил перья на загривке и глухо вскрикнул, широко открыв антрацитовый клюв. Госпожа охоты, подняв вторую ладонь, погладила его по жёсткому, как рыцарский доспех, оперению.
"Кхарр!" - Повторил, протяжно и громко, тёмный вестник, а затем резко захлопал крыльями и поднялся вверх, обдав асинью ледяным порывом ветра.
Вскоре он превратился в крошечную точку.
- Летим, - негромко обратилась к своему спутнику Альдриф, - буря усиливается. Нам лучше поспешить.

Воздух, вдруг ставший словно бы твёрдым, таким, что по нему можно было бы шагать, точно по земле, покорно подхватил богиню. Хребет, присыпанный белёсой тканью снегов, казался отсюда, с высоты птичьего полёта, спиной неведомого зверя, впавшего в зимнюю долгую спячку.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (18.02.2017 19:38)

+2

11

Тони поднял на Альдриф тяжелый взгляд, в общем-то понимая, что она была права, и права очень во многом, но от ее слов не стало сильно легче. Причин тому тоже было много, но главную она же назвала сама еще в самом начале этого не очень весёлого диалога. Одну из главных, хотя основной, конечно, было то, что их друга они, по всей видимости, действительно потеряли навсегда. Невероятно звучала эта мысль, если на минуточку отметить то, что речь шла всё-таки о боге — казалось бы, бессмертном и обладающим могуществом в абсолюте существе.
Грустно и жалко было, когда последним словом всему оказалась не поддержка, а элементарная обида с расстройством поперек эмоциям. Может, она это поняла — во всяком случае, сомневаться в этом тоже не приходилось. Асинья всегда была достаточно прозорливой, когда речь затрагивала подобные вопросы.
Ну и насчет "все с собой" он не слукавил — он действительно основную часть оснащения держал в компактном виде при себе, единственное, что пришлось спешно кликать Пятницу — предупредить Джесс, что он отлучится на какое-то время в Норвегию. Но с учетом телепорта Альдриф это, вероятно, будет ненадолго, поскольку дорогу как таковую можно было сократить, избежав необходимости своим ходом облетать половину земного шара.

...В лицо тотчас ударил морозный северный воздух, растрепавший волосы и заставивший глаза слезиться с непривычки, но панорама все равно была необычная и красивая. И суровая. Вроде бы типично-северная, для гор в принципе нормальная, но всё равно странная. И атмосфера здесь была странная - это даже не озон, и, конечно, это было не прямо то место, однако сразу стало очевидно одно — она другая. Атмосфера была совсем другая, и, что ему с ходу понравилось еще меньше — она продирала и пробирала до костей. Разлившееся золото радужного моста, обдавшее скорее непривычным светлым теплом, с этим никак не вязалось в одно целое. Мужчина на мгновение замер, пытаясь разобраться в себе и в каких-то нетипичных ощущениях, как-то даже не особо споря со снегом, который грозил в скором времени безжалостно превратить его в сугроб, поежился и потянулся свободной рукой к комму, активируя приглушенное было устройство и скрытую в нем броню. Частицы растеклись покрывалом по телу, собираясь в пластины и цельные элементы, восстанавливаясь в единый сложный рабочий механизм. Запоздалая мысль о том, что надо было облачиться в доспех до перехода, на фоне некоторой тоски догнала уже сейчас, потому как внутреннюю температуру он поддерживал нормальную, а это значило оказаться хоть в и в тепле, но, благодаря снегу — абсолютно промокшим. Ну да фиг с этим. Велик повод для расстройства.
Железный Человек обернулся к Альдриф, наблюдая за её действиями и птицей, которая, видимо, превышала размеры, нормальные "для земных" представителей этого вида. Впрочем, с компьютером он не сверялся и не исключал, что это ему уже чудится, поскольку Энджела умела завораживать сама по себе и видом, и движениями, и образом своих действий. Королева, что тут скажешь. Можно даже не называть имя её "королевства", поскольку как раз это в случае данного сравнения было уже не особо важно. Величественность, коли существо ею обладает, сохраняется везде.
— Местоположение установи, — буркнул компьютеру герой, срываясь в небо вслед за богиней. Приборы, в общем-то, работали адекватно, разве что местами показатели фиксировали столь же странные, которые поддавались объяснению примерно так же, как и собственные ощущения. Впрочем, всё можно было описать одним словом — магия. У каждого колдуна она была совершенно своя. У компьютера координат места, конечно, не сохранилось точных, но сам он их более-менее помнил, так что сориентироваться труда не составило, да и летели они в том же направлении.
— Он там, — через некоторое непродолжительное время указал в сторону Железный Человек, наблюдавший больше за приборами, чем за окружением. Надо было сказать Думу спасибо за наглядный материал и пищу для размышлений на практике, в противном случае незащищенная от подобных стихий броня могла повести себя как угодно еще на подлете. Это, конечно, иммунитетом от магии не назовешь, но тем не менее...
Ну и насчет того, что с воздуха молот можно было не заметить, он всё же погорячился. Мьельнирр весьма конкретно обозначил своё присутствие здесь — мало было бури и концентрации атмосферных явлений в одном месте, так силовые колебания близ и вокруг него были видны невооруженным взглядом. И вот там все показатели были уже неадекватные — по крайней мере, по меркам человеческим. На расстоянии-то метров ста.
— С чего начнем?

+2

12

Дорога была недолгой. Сейчас Альдриф почти не носила платье Сирианы, оставив его в Асгарде и спускаясь в простой одежде, - от Хеймдалля ей нынче прятаться не следовало, а может, даже и умнее было оставаться у вечного стража на виду, - но крылья ей попросту не требовались. Скандинавский хребет, шипами, осенёнными снегом, лежавший под ногами, тускло поблёскивал с высоты.
- Попробуем подобраться ближе, вероятно. Кажется, это единственный доступный нам вариант - с высоты птичьего полёта мы можем разве что попробовать с ним вежливо пообщаться и по ударившей молнии угадывать его настроение, - заметила асинья, стоявшая в воздухе с такой же непринуждённостью, с какой стояла она обычно на земле.
Ну, мол, королева сама в праве решать, где у неё там пол, где потолок, где она ходит и какова плоскость её восприятия. Чёрная птица, крошечной точкой кружившая в поднебесье где-то за границей облаков, медленно начала снижаться, постепенно делая круги всё меньше и меньше; Альдриф, всё пытающаяся поймать едва уловимое чувство, тревожащее её на самой границе восприятия, прислушалась и смогла разобрать, как в антрацитовых маховых перьях, столь острых, что без труда могли разрезать кожу и мышцы, свистит ветер, затягивая свою бесконечную загадочную песню. Ворон вскрикнул вдруг, глухо, резко, ударил крыльями по воздуху, сердито разгоняя взбесившуюся метель.

Взметнув плащ, она бесшумно опустилась вниз, чудно тихая и на удивление лёгкая - сапоги госпожи охоты, мягкие, кожаные, с тонкой подошвой, что не шумела бы в лесу, не примяли снег, не то, что женщина не провалилась в нём по бедро, и, когда она пошла, следов за ней не оставалось.
- Мы не одни, - прищурившись, вдруг коротко произнесла Энджела.
На этом её взаимодействие с реальностью и со спутником закончилось. Если Старк не дурак, - а в целом, были определённые основания полагать, что Старк был кем угодно, но только не идиотом, - то он сам догадается, что лезть вперёд женщины не стоит, поскольку сущность, что смогла добраться досюда и до сих пор не была основательно помята бесновавшимся артефактом, мягко сказать, не входила в сферу смертных интересов.
Вёльва же тем временем отчаянно пыталась вспомнить всех тех врагов, которых за свою богатую на приключения и неприятности жизнь бог грома мог успеть нажить - и которые при этом ненавидели бы его столь активно, что захотели бы плюнуть в Мьёлльнир после его смерти. Или друзей, которые любили Донара столь же сильно, чтобы найти в себе достаточно силы и смелости прийти в магический буран и попрощаться с ним в последний раз, теперь уж навсегда.
Вариантов, честно говоря, было не особенно.
Разве что Коллекционер. Он, помнится, в прошлый раз едва волосы из своей аккуратно подстриженной бородки не выдрал, когда Тор сбежал вместе с молотом из его выставочного зала, устроив предварительный разбор полётов. И это было... Далеко не радужным событием. Богиня вообще не любила сумасшедших и психопатов всех мастей - их поведение было крайне сложно прогнозировать.

Ворон, хлопнув крыльями ещё пару раз, ушёл в крутое пике, промчавшись в дюйме от бледной щеки королевны, на которой горели кровавые линии татуировки, пролетел десяток шагов и опустился на плечо высокой фигуры в тёмном плаще, стелющемся по снегу. Энджела, рука которой привычным жестом легла на топор, заброшенный за спину, замерла, точно кошка, услышавшая дурной звук, потом недоверчиво тряхнула головой, шагнула вперёд, снова замерла, опасливо, с подозрением щурясь. Силуэт медленно двигался в их сторону, легко, совершенно не замечая погоды, что с лёгкостью смела бы не то, что смертного, но и иное божество; покачивавшийся на плече у него ворон казался удивительно уместным, обыденным - словно так и должно было быть. Словно так было всегда.
Впрочем…
Высокий седой мужчина в тёмных одеждах, совершенно буднично опиравшийся на посох, на поверку обязательно оказавшийся бы копьём; старик, крепкий и широкоплечий, в чьих движениях ни следа возраста. На матовом золоте повязки, что закрывала пустую глазницу, поблёскивал тусклый отсвет звёздного света.
- Всеотец, - тихо произнесла Охотница, отпуская топорище. - Мне бы следовало догадаться.
- Когда-нибудь ты тоже научишься видеть, - кивнул древний бог.
Он глубоко вогнал в землю своё оружие, и листовидное лезвие вошло в промёрзлую, точно камень, почву, точно в масло, опёрся на него, задумчиво глядя на дочь. Старка (о, Энджи бы много отдала, чтобы увидеть лицо друга в этот светлый момент) Игг начисто игнорировал, точно тот был не просто пустым местом, а концентрацией всех пустых мест обозримой вселенной. Кажется, кроме рыжеволосой женщины с пустыми глазами на данный момент сейчас для аса иного достойного внимания существа просто не было.
Может быть, он видел в ней отражение умершей своей супруги.
Может быть, сына, что ушёл и теперь не торопился возвращаться.

- Я имею право спрашивать, зачем ты здесь? - Осторожно подбирая слова, задала вопрос королевна, твёрдо глянув на внезапного гостя этого недружелюбного места.
Тот неожиданно улыбнулся, легко и спокойно, отчего разбежалась паутинка тонких, едва заметных морщинок от уголков его глаз:
- Спросить да ответ получить - вещи чересчур уж разные. Но можно молвить, что сюда прийти мне из-за тебя пришлось.
Энджела тихо вздохнула. Ладно, никто не говорил, что будет легко; в конце концов, Одина за ум славили, а не за то, что он умел понятно объяснять свои намерения окружающим, то вообще редко входило в его планы. Практически, кажется, никогда.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

+1

13

— Что верно — то верно... — без особого энтузиазма отозвался Тони, довольно быстро переставший видеть смысл даже в том, чтобы перенести происходящее буйство различных энергетик в доступные пониманию числа — поскольку довольно скоро стало ясно, что реально это вряд ли что-то даст. Намек богини он понял и без слов, потому и не стремился ни вылезти вперед неё, ни что-то реально предпринять, кроме наблюдения. Да и без этого ему было, чем заняться — спускаться на землю, пропитанную всей этой силой здесь даже сильнее воздуха, не было смысла, а борьба с ненормальной здесь уже метелью всё-таки забирала какую-то долю внимания на себя. Но, в общем-то, как по его измышлениям, так сейчас это всё и вовсе было последней проблемой, поскольку пока он прикидывал варианты того, как, всё-таки, закинуть уважаемый молоточек в другое измерение и остаться при этом в живых (видимо, обоим), у него было явственное ощущение того, что от этой бури и всего окружающего просто едет крыша. Если отбросить то обстоятельство, что он и так был подвешен в воздухе, то какое-то сюрреалистичное ощущение неправильности происходящего накрыло с головой, как и волна абсолютно иррациональных эмоций. В общем-то он уже бывал в эпицентре магических возмущений огромной силы, но так плохо было впервые — оставалось надеяться, что Альдриф не станет заострять внимание на снизошедшей до него молчаливости, всё-таки худо-бедно ясно мыслить он еще мог, и системы капитально сбоить тоже не торопились, так что формально никаких проблем не было.
Однако когда на фоне и без того мутно-яркой картины нарисовалась еще одна действующая фигура, и, когда тем более стало ясно, что это за фигура, с одной стороны — стало еще больше не по себе, хотя казалось бы, что и некуда, с другой — ну, то ли этого не хватало, то ли это было ожидаемо? Нет, он не думал, что Один припомнит ему ту ссору и тем более в ключе "опять на глаза попался в неподходящей ситуации, значит надо всё-таки прибить", и, честно говоря, подозревал, что после неё же он вряд ли вообще его вспомнит. А если и вспомнит, то не заострит на нем внимание более, чем на человеке, который однажды решил ему перечить и высказать своё честное мнение — и, по правде сказать, на эмоциях не слишком-то объективное. Крупица в пустыне, тем более на фоне происходящего. В общем-то боги обычно были выше этого, даже Тор со своим чувством юмора довольно редко демонстрировал до такой степени подобное ребячество, однако непредсказуемость была непредсказуемостью в полной мере всей этой ситуации, потому Старк сейчас допускал в принципе всё, что угодно. Желания забить на всю тихую борьбу и всё-таки рухнуть с неба это не поубавило, но мужчина всё же предпочел держать себя в руках, но и не высовываться из-за полотна снега более, чем он уже маячил на фоне; в конце концов, семейные беседы уже действительно его не касались, так что теперь он уже точно предпочел занять позицию наблюдателя до востребованности. Она его не слишком радовала, но... Иногда это действительно было единственной правильной опцией, помимо параллельного тихого сбора информации и данных. Возможно, что-то прояснится и так. Возможно, Всеотец просто заберет разбушевавшееся оружие с собой — во всяком случае, Тони честно полагал и даже был уверен, что он был способен это сделать без учета "мнения" самого молота насчет него.
К тому же, тем временем у него появилась другая увлекательная задачка — обдумывать его слова и решать логические ребусы, с любовью Одина к которым он сам ознакомился уже давно. Обычно его не особо напрягала подобная манера изъясняться тайнами и переносами с отсылками на что-то более или менее явное, собственной головы додумать или найти ответ на это доставало, другое дело, что это радовало и вызывало азарт в основном тогда, когда эта самая голова не раскалывалась надвое. И если Один сейчас предпочел его игнорировать, но при этом не молчать, то, что... challenge accepted. По крайней мере, пока боги не решат, что присутствие дешифратора и свидетеля их беседы здесь всё-таки лишнее.

+2

14

Некоторое время боги молчали. Один, очевидно, терпеливо ждал, пока дочь соберёт в лукошко спешно разбегающиеся мысли и скажет что-нибудь, что убедит её саму в реальности всего происходящего; Альдриф мучительно думала, почему во всём её существовании не было ни одного события, которое бы прошло так просто, как задумывалось. Может быть, Королева Ангелов перед тем, как убить младенца, ещё сверху успела его и проклясть? Ну, на всякий случай; это, по крайней мере, объяснило бы, почему приключения всех сортов сыпались на рыжеволосую голову, начисто игнорируя вселенские законы.
Воительница снова слабо вздохнула, вскинула глаза на короля, рассматривавшего её да улыбавшегося краями губ.

- Я хочу забрать молот отсюда. Артефакту такой силы не место в хрупком Мидгарде - сейчас буря бушует в Скандинавии, но что будет через неделю? Через месяц? В сокровищницах богов у него больше шансов успокоиться.
- Ты не сможешь его забрать, - усмехнулся Игг, - предвидя ответ твой: и он, кто пришёл с тобою, не сможет. Мьёлльнир не должен покинуть этого места… Пока не должен, и он не покинет, ибо он сам об этом знает. Душа стихии некоторые вещи чует лучше моих волков.
- Но мы смогли его принести сюда из Нью-Йорка… - Заметно стушевавшись, попробовала было возразить Альдриф, чувствуя себя всё более неловко.
Откровенно говоря, бог смущал её. Не так, как смущал до желания огреть его сковородкой потяжелее Куилл, когда нажирался в каком-нибудь галактическом баре, или как Енот, который тащил всё, что видел, что не видел и о чём даже не догадывался, чтобы потом собрать из этого очередную бомбу; мудрейший из асов смущал её необъятностью. То, что некогда он показал Старку, было лишь чуть понятнее Энджеле, всё никак не желавшей принять саму себя и упорно отрицавшей собственную суть. Так и смотрела она на отца провалами белёсых глаз, наполненных белёсым туманом - ровно столь же неразумное дитя смущается своей глупости перед лицом мудреца.
- Смогли тогда, - согласился с Бескрылой старик, повернулся, посмотрел на Мьёлльнир, по рукояти которого проскальзывали синие искры надвигающейся грозы. - Но не сможете сейчас. Это молот хотел оказаться здесь, моя Альдриф, а не вы хотели убрать его. И ничего не будет через месяц… Ничего из того, о чём ты думаешь. Не наступит беды, горы будут стоять, как стоят сейчас; и буря уляжется. Та буря, которая бушует здесь.
- Потому как начнётся новая?
Всеотец кивнул:
- Конец одного всегда есть начало другого, так заведено. Но пока тебе не стоит о ней думать, потому что даже тучи ещё не сгустились.

Спрашивать о том, о чём же ей стоит думать, дева охоты не стала: было понятно, что ответ она получит такой, из которого будет неясно ровным счётом ничего, даже был ли он на самом деле, или женщина его сама себе придумала в безнадёжной попытке постичь отцовскую мудрость. Занятие это вообще было на редкость бесполезное; во многом потому, что Аль уже не была уверена, понимал ли для начала Один сам себя. Что тогда ждать от окружающих? Мотивы верховного бога были необъяснимы ещё более, чем мотивы Таноса; тот хотя бы руководствовался какими-то обозримыми перспективами вроде "если я убью всех, то Смерть меня точно заметит"; что искал и чего ждал Вотан, спустившись в Мидгард - это было куда более сложно.
- Не трогай молот, - мягко произнёс Игг, - не навлекай на себя беды. Помыслы свои займи иными делами, ибо их много сейчас у тебя; здесь же всё идёт, как должно идти. Ты скоро поймёшь, почему. И прими совет - крепко запомни это место. Сюда тебе ещё предстоит вернуться, и едва ли одной.
Крепко взяв древко Гунгнира, седой мужчина легко выдернул его из земли, провернул в ладони; вновь остро блеснул выкованный цвергами наконечник. Взгляд единственного остро-голубого глаза бога на мгновение зацепился за видное из-за спины дочери лезвие топора; всё же она почему-то взяла Ярнбьёрн, принадлежавший Тору, как бы не ярилась некогда на то, что Тор ей не брат, равно как и вся прочая семья - ей не семья. Возможно, горечь потери больше примирила Энджелу с судьбой, чем всякая радость.
- Брата-то навести своего, дважды королева: он рад тебе будет, а ты ему будешь рада, хоть и не сразу, - подсказал он на прощание, а после просто развернулся да пошёл прочь.
Метель медленно пожирала его силуэт, скрадывая очертания, и вскоре бог исчез, оставив королевну в гордом одиночестве посреди белой пустыни. Если, конечно, не считать висящего где-то над головой Старка.
Да, пожалуй, дева охоты всё ещё не отказалась бы увидеть его лицо. На её собственном глубокое недоумение застыло явно надолго, просто потому, что реагировать иначе на мудрейшего среди асов было невозможно. Привкус "что, простите" сопровождал его существование во вселенной по определению.

- У меня есть странное ощущение, - негромко произнесла женщина наконец, глядя туда, где исчез, затерялся в белой пыли след отца, так же бесшумно ушедшего, как и появившегося здесь, - очень странное; что единственное живое существо в Асгарде, которое умеет разговаривать понятно - это Слейпнир. И то только потому, что его сфера интересов не простирается дальше овса, яблок и парочки новых подков. Что мне делать-то теперь, а?
Рассуждая логически, можно было, например, лечь в снег и проспать до весны. Не то, чтобы решение было гениальным, но оно всяко было лучше, чем не делать ничего вовсе. Любая осмысленная деятельность была продуктивнее, чем такая же осмысленная бездеятельность, как казалось беспокойной натуре Охотницы.

Молот сверкнул как-то особенно остро, и в небе громыхнуло снова. Рановато было для грозы, но стихию, кажется, это совершенно не смущало. Она ждала чего-то. Чего-то… Или кого-то. Энджела запрокинула голову и посмотрела вверх. Так ли случайно, в заботе о мире смертных Локи отправил её сюда, тот самый Локи, кто никогда и ничего не делает просто так? Да едва ли - только вот где же тот правильный ответ.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

+1

15

Пожалуй, Тони переоценил свои силы, когда решил, что из этого разговора сумеет вынести что-то очевидное или для ситуации полезное, поскольку в этот раз башка об него всё-таки сломалась. Возможно, если бы голова не раскалывалась, он бы всё-таки додумал до чего-то менее очевидного, но на него обращать внимание вообще не стали, а из диалога можно было вынести разве что самые очевидные, сказанные совсем уж напрямик, вещи — во-первых, делать им тут нечего, во-вторых, даже если они попытаются что-то сейчас предпринять, Один им, видимо, и не позволит, потому что не считает их действия не то что необходимыми, но и допустимыми. И вот действительно... а что теперь? Он очень сомневался в том, что Всеотец просто отсюда ушел. Скорее всего наблюдает, на случай, если они всё-таки решат сделать на пару какую-нибудь "глупость", которая его речам противоречила.
Настроение Альдриф, впрочем, не перебили ни разделяющие их метель и некоторое расстояние, ни слой разумного металла, огораживающий его от воздействия внешнего мира. Сам он, сказать по правде, был примерно в таком же настроении, разве что оно больше склонялось к явному замешательству.
— Знаешь, я бы задал себе ровно тот же вопрос, потому что эту хрень я тут в таком виде и с такими напутствиями оставлять желанием не горю, — честно признался мужчина и плавно опустился на скалу рядом с асиньей. — Если попытаться это как-то понять, то можно предположить, что молот должен быть здесь потому, что сейчас он кого-то... если не ждет, то зовет. Это самое явное, что проскальзывает в словах, если как-то собрать всё в одно целое. Только вообще неясно, что из двух вариантов — правда, и к кому это обращено. Он помянул еще и твоего брата. Если приплюсовать к этому твои объяснения, то можно предположить, что это всё-таки не Тор. Но тогда кто? Есть предположения, о ком могла здесь идти речь?
Ну, он честно попытался разобрать это по логически-ассоциативным кирпичикам, но всё равно ему казалось, что что-то он упустил. Одину, конечно, было немного всё равно, что там от такого соседства может приключиться с Мидгардом от любого оказанного здесь промедления, но... им-то нет. Ему точно нет, да и он не был уверен, что Альдриф на этот мир наплевать. По правде говоря, не хотелось бы даже горы расхреначить — за такое его имя в истории точно спишут все прочие заслуги, потому что эта "ерунда" их элементарно затмит куда более заметными и куда менее поправимыми масштабами. За глупые мысли стало даже стыдно, но бросаться под молнии и проверять слова Игга на практике он не видел особого смысла — стоило навестись в сторону молота, как все датчики просто сходили с ума.
— Есть еще один вариант... по правде говоря, это теория и я не уверен точно, что она сработает в данном случае, но в ваши миры можно открыть двери еще парой способов, не совсем честными, но работающими. За счет некоторых хитростей можно попытаться с некоторого расстояния просто перекинуть молоточек в другое измерение вместе со всей этой глыбой, к которой он, видимо, прирос... звучит странно, но, тем не менее, мы... раньше... — итак поначалу не очень твёрдый голос под конец монолога затих, и, запнувшись на полуслове, Железный Человек покачнулся, но всё же устоял. — Что..
То ли он в некотором помутнении случайно подал менее явную команду, то ли Пятница сочла необходимым, но броня ровным покрывалом с него сползла, оставив мужчину в простой одежде. Рубашка всё еще была влажная от подтаявшего снега, но Старк даже не почувствовал окружающего холода и всё того же бьющего в лицо ледяного ветра с острыми хлопьями мокрого снега. Лишившийся определенной опоры, Тони всё-таки опустился на колено, чтобы не свалиться совсем, и какие-то мгновения бездумно вглядывался в искрящий вдалеке Мьельнирр, словно видел там не только электрические всполохи света, затем поднял несколько ошарашенный взгляд в небо, где действительно начинала бушевать гроза, заглушающая раскатами грома вой стихии воздушной. Совершенно ненормальная гроза прямо над их головами.
— Надо... валить отсюда.

+3

16

Запрокинув голову, вёльва проследила за тем, как человек опустился рядом с ней, кивнула, показывая, что услышала его, и спрятала сильные бледные руки в рукава, без особого смысла глядя вдаль. Слова Вотана беспокоили её; в них был не только двойной, но и наверняка тройной смысл, но Альдриф никак не могла понять, за какую ниточку тянуть, чтобы до него добраться. Отец в самом деле хотел, чтобы она ушла, или же здесь вновь на самом деле звучит не то, что было услышано?
- Нет, я знаю точно, о ком говорил Всеотец. Это о моём младшем брате, - коротко тряхнула волосами женщина, отвлёкшись от своих раздумий, - о Бальдре. Он сейчас… Он мёртв. Когда мне пришлось спускаться в Хельхейм, дабы освободить Сэру, я забрала у Хелы корону мира мёртвых, но мне она была не нужна, и регентом трона я сделала Бальдра. По слухам, что долетели до меня, он не такой уж и плохой правитель, хотя с причудами не меньшими, чем Хела сама; он просто другой, так скажем. Но причём тут молот - честно молвить, Тони, я не знаю. Бальдр никогда не был его достоин и даже в оном не нуждался, его путь - совсем иной, и Мьёлльнир ему нужен ещё менее, чем мне. Я, по меньшей мере, отвечаю за всю эту свистопляску, которую наш артефакт собирается устроить в Мидгарде.

Полторы секунды Альдриф с искренним сочувствием созерцала Старка, с которого сползла броня, явно решив, что с неё на сегодня хватит. Промокший костюм вряд ли добавлял мужчине приятности в происходящем, а ветер, и без того достаточно сильный, чтобы уносить с собой птиц, камни, железную арматуру и детей до четырнадцати лет, взвыл ещё злее, намереваясь будто бы растереть непрошенных гостей здесь в пыль о горные кряжи. Медь волос королевны вилась подобно флагу, в грозовых вспышках начиная казаться чернённой.
- Возьми, - госпожа охоты сняла с себя плотный плащ, протянула другу, - мне этот холод не страшен, но насчёт тебя я не уверена. Похоже, Тони, молот не оценил твоего предложения, и уходить отсюда он не собирается, даже если мы будем очень сильно его убеждать. Я не знаю, чего он ждёт, но не похоже, что того, чтобы мы с тобой его забрали. Куда бы то ни было, в Асгард или нет. Насколько мне ведомо, Один не ошибался никогда, и если он сказал, что мир устоит - то так оно и будет, но оставлять его здесь…
Громыхнуло снова.

В землю на три метра левее ударила первая молния, заставив Энджелу схватиться за топор, хоть умом она и понимала, что супротив этой мощи взбесившейся Первой Бури ей никакое оружие не поможет. На всём свете существовал один-единственный бог, который сумел подчинить её себе, и того не было ни здесь, ни в иных мирах больше; вместо него осталась глупая смертная, по какой-то прихоти вселенной получившая в руки Мьёлльнир, не имевший к ней ровно никакого отношения. Интересно, что бы эта вся из себя Защитница Девяти Миров сделала на их месте - и где она вообще, кстати?
Слепа настолько, что пропустила этот буран, который видно уже из другого конца вселенной? Ну-ну.
Тот факт, что девица та скрывает своё лицо, уже, в принципе, был диагнозом, что только подтверждалось всем происходящим.
Белёсые глаза королевны скользнули с искрящейся рукояти на Железного Человека, сейчас бывшего больше человеком, чем железным. Мотивов его панциря Бескрылая, признаться, не понимала совершенно, и не факт, что их понимал сам Старк, но в одном Аль с ним поспорить не могла - валить надо было прямо сейчас. Похоже, что Мьёлльнир на троне и в сафьяновых сапогах видал попытки позаботиться об окружающей действительности, поскольку имел своё, весьма самодостаточное мнение по поводу того, что ему следует делать.
- Причём очень быстро. Твои доспехи можно вернуть, или они не хотят работать здесь? Хотя да, - женщина обернулась на мгновение, сердито нахмурилась, - я их понимаю. Ладно, пойдём путём попроще. Забирайся, только быстро.
На снег опустились мягкие звериные лапы. Асгардийский волк - не чета мидгардскому, такой не то, что оленя - лося ударом лапы перешибёт; прижав брюхо к земле, богиня дождалась, пока пальцы человека зароются в густую серую шерсть, и легко помчалась вперёд, в один прыжок перелетая трещины, открывающиеся в скальных породах. Разгорающийся тревожный шторм остался позади, с неохотой, но всё же выпустив из своих объятий незваных гостей.

Не более минуты Энджеле, примерившей на себя шкуру, понадобилось, чтобы вырваться за пределы взъярившейся аномалии; словно чужие взгляды, сбросив с себя животный облик, она вновь стала похожей на людей - только пустые глаза выдавали истинную её суть. Последний раз глянув на ураган, это низкое тёмное небо, женщина что-то шепнула себе под нос и, вскинув вверх руку, сильно сжала пальцы. Золотое сияние, оплетя тела странников, смяло их, растворив в ледяном холоде скандинавской зимы, и вскоре от них не осталось и следа.
Мьёлльнир блеснул короткой, яростной вспышкой зарождавшейся бури, и снова затих. Его ожидание скоро должно было подойти к концу - он отлично знал, что хозяин идёт навстречу, потому что иного выбора у него не было.[icon]http://s6.uploads.ru/4CtUj.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (18.03.2017 18:20)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [02.04.16] Dreams or nightmares? Or reality of dreams?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC