Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Видимо, Старка, в таком виде и в такой шокирующей обстановке, быстро измазавшегося в строительной пыли и грязи, всё-таки приняли за Стрэйнджа, поскольку по имени к нему больше и не обращались.

© Iron Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [05.12.15] Deal... with it


[05.12.15] Deal... with it

Сообщений 1 страница 30 из 54

1


Правило Бралека для достижения успеха:
Доверяйте только тем, кто при плохом развитии событий пострадает не меньше вас.

Время: около 18:00 и дальше до победного 20 января 2016 года
Место: Австрия, Вена - подводная база Кассандры - Лондон - снова подводная база
Участники: Cassandra Gillespie & Steelheart
Описание: Рано или поздно любая погоня оканчивается. Оказавшись меж двух огней в лице террористов и Интерпола, Лис пытается ускользнуть от них обоих. Только он еще даже не подозревает, что заинтересовал и третью сторону. А ей, между тем, есть, чем заинтересовать Лиса.

Отредактировано Cassandra Gillespie (01.03.2017 02:07)

+1

2

Декабрь сам по себе давно уже забавный месяц, являющийся закрывающим в году, который в разных местах по-разному встречают. В данном случае мужчина был ему не рад — он слишком много колесил по миру, чтобы более чем прекрасно запомнить распорядки каждой отдельной страны, но сейчас обстоятельства сводились к тому, что не всегда была возможность выбирать, куда направиться. Сам он предпочел бы подгадывать такое время и такие места, где было бы попроще затеряться в столпотворении, но в данном случае удача не слишком охотно его сопровождала, поскольку в Вене он всегда был бы рад оказаться мимоходом, но не при таком раскладе. Пятое декабря, до начала традиционной Рождественской суеты на главных площадях в этом городе было еще как минимум полторы-две недели, у него за спиной осталось несколько счастливых тайных перелетов и с десяток случайных и не очень смертей, и подвернувшиеся рейсы, на которые была возможность прошмыгнуть, не вызывая дополнительных подозрений, к сожалению, не вели ни на другой край планеты, ни хотябы на противоположный край этого же материка. Денег было в обрез, фокусов в рукаве еще оставался вагон, но даже человеку без особого чутья на неприятности стало бы понятно, что петля постепенно затягивается. Один плюс был в этом регионе — днем так или иначе можно было затеряться в толпе, сам он не особо выделялся среди местных, и, хоть веселая история с комендантским часом обошла Австрию стороной, ближе к ночи с неприкаянных людей спрос здесь короткий, потому время до утра можно было пересидеть где-то в тени без особых опасений, — над чем-то бургомистр всё же постарался, но не всю категорию граждан стесняли подобные правила. С гражданством, пусть и липовым, страны-соседушки он имел право здесь находиться и без визы с дополнительными документами. Другое дело, что сейчас он уже не был уверен в одном маленьком нюансе — все ищут Алана Вайля, или всё-таки и Александра Гервига тоже?
Где окольными путями, где транспортом, но из центра он выбрался и на данный момент был уверен, что хвост со следа сбил, но насчет того, сколько еще будет продолжаться гонка, не имел ни малейшего понятия. Упертым был и Интерпол, и стадо личных врагов, степень неприязни к нему у которых давно перешла в разряд кровной ненависти. По крайней мере, такой осады за последние двадцать лет он не припоминал в принципе, и последние несколько дней потребовали всей изворотливости и изобретательности, на которую он вообще был способен; после полудня зимой на руку играла и темнота с редкими резными фонарями, которые к окраине несли свою службу где как придется, Алан же пользовался этим и старым опытом, периодически, где это было возможно, перемещаясь в том числе и по крышам, не стесняясь по ходу дела вскрывать подручными средствами плохо защищенные квартиры, просто чтобы в случае необходимости хотябы частью сменить имидж. По крайней мере одну такую он оставил вчера в другом городе. Не без реальной на то необходимости, поскольку для внимательных подобный след тоже мог стать маяком, но своими перемещениями даже по Вене он уже нарисовал такие петли, что надеялся хотябы ночь спустя полутора суток беготни провести спокойно хотябы на очередной крыше. Что его больше всего удручало, так это то, что даже при отличном знании местности план действий был настолько размыт, что можно было сказать, будто его не было вовсе, и это не сильно граничило бы с горькой правдой, но отнюдь не желанием признавать тупики или поражение.
Эмоции он пока просто отключил — мешают. Все эти годы мужчина прекрасно осознавал, что ведет игру с огнем, но полагал, что всех остальных обошел далеко не на одну голову. Всё решила глупая доверчивость, которую он на протяжении всей жизни практически никогда и не проявлял, что лишний раз доказывало, что полагаться надо только на себя, всегда, везде и во всём. Даже имея в Вене некоторых знакомых, на волне произошедшего Вайль предпочел к ним не обращаться, ожидая скорее очередного удара в спину, чем содействия.
Сейчас главное переждать первую и самую яростную волну поисков. Дальше можно будет попытаться начать жизнь сначала или постараться от души дать в морду уже, видимо, старой. Морально он был расположен скорее ко второму,но в кои-то веки не являл из себя так чтобы невозмутимый и непоколебимый монолит. Слишком сильно выбили опору из-под ног, чтобы воспринимать всё спокойно.
Последний час болгарец большей частью провёл на ногах, делая вид, что идет во вполне конкретном направлении, на деле он скорее приглядывался к улочкам и зданиям, жалея о том, что все эти выстроенные против него махинации не могли подождать еще совсем немного времени. Что в Австрии, что в Германии по случаю праздников обычно устраивали те еще народные гуляния, уйти на дно в такой обстановке было бы проще простого, но имей дело с тем, что под рукой, а под рукой было временное относительное спокойствие и что придется. Что подвернется.
Людей в этой части города было еще вполне достаточно для отвода глаз или, на крайний, подстраховки, так что еще один по-простому одетый мужчина у штатских и разнорабочих не вызывал особого интереса, сам же Алан за чисто внешней непринужденностью напоминал скорее натянутую пружину, готовую в любой момент сорваться. Вида он старался не подавать, но из-под капюшона и очков приглядывался к попадающимся на глаза лицам, параноидально стараясь обнаружить знакомые раньше, чем кто-то обратит внимание на него. Очки с парочкой цифровых дополнений в действительности при таком освещении больше мешали, но в век современных технологий грех было уйти в бега вообще без ничего. Сам он предпочитал скорее линзы, но что на ходу вытащил из ящика, тем и пользовался, к тому же не самая изящная на вид оправа дополнительно искажала внешность.
Решив остаток пути в пару остановок до одного из памятных районов со старым тайником преодолеть транспортом, Вайль для проформы глянул расписание и отошел немного в сторону от остановки, на мгновение сверкнув зажигалкой и подожженным табаком. Особого запрета на курение на улицах не было, но ни к чему по крайней мере здесь и сейчас было делать вид, что тебе плевать на общественные правила. Ожидание, правда, было тяжелее всего остального — даже такое мелочное, когда ты долго шел и вдруг всё-таки остановился, даже если кругом подозрительных личностей не было.

+1

3

Раздражение, стоявшее едким комом в горле с момента первой за двадцать лет встречи с бывшим возлюбленным, постепенно сходило на нет, оставляя лишь неприятное послевкусие и мутный осадок в груди. Кассандра не хотела видеться с Тони, не хотела ни о чем спрашивать и слышать оправдания его действиям по молодости. С тех пор она просто провела черту, оставив за ней свою жизнь вплоть до восемнадцати лет. Той девочки уже не было, смысл ворошить прошлое и искать себе неприятности на пятую точку? И все было бы хорошо, если бы эти самые неприятности в лице Старка не нашли ее сами. На самом деле Чёрная Ладья была уверена на девяносто процентов в том, что их пути однажды пересекутся, но она даже подумать не могла, что поводом станет не их профессиональная деятельность, а личные вопросы. И самым поганым в этой встрече было то, что его, как и прежде, судьба Кассандры ни капли не заботила. Не было даже попыток оправдаться или спросить, как она выжила и что с ней стало. Вот уж воистину огромных размеров было эго у этого человека. А ещё героем себя звал... Нужно ли говорить, что женщина, внешне сравнимая с мраморной статуей, оказалась глубоко задетой за живое подобными отношением? И даже если бы она что-то знала о настоящей семье Старка, то уж точно ничего не сказала. С его стороны вообще было не очень разумно приходить с такими наездами к Кассандре, а особенно выкладывать все свои карты на стол. Конечно, он не планировал ее отпускать, конечно, ЩИТ должен был ее взять, но вот незадача - не смог. У этой женщины всегда были планы отступления, в какую бы задницу этот мир ее не загонял. Спасибо тому же Тони за полезную науку. И ведь стоило отдать должное этому золотому мальчику, потому что она стала той, кем есть сейчас, только благодаря его эгоизму. В итоге получив на руки карт-бланш вместе с порцией вновь закипевшей жажды мести, мисс Гиллеспи вернулась в Лондон, чтобы обдумать занятную информацию. И раз уж мужчина вышел каким-то чудом на неё и Гидру, то искать следовало в этом же направлении, чем Ладья и решила заняться. Желание как следует отомстить Старку на сей раз крепким клином затесалось в сознании, и если раньше она просто предпочитала забыть о его существовании, то сейчас это напоминание сработало как красная тряпка для быка. И все то, что так тщательно скрывалось в глубине души за два десятка лет, в один миг обрело плоть и вспыхнуло ярким пламенем. Лучше бы их пути и дальше не пересекались...
Поднять старые базы и нужные связи проблемой для Кэсс не являлось. Женщина без особых проблем нащупала ниточку, которая тянулась к ее семье, а точнее - матери. Фамильные тайны для неё давно уже перестали быть таковыми, хотя, как оказалось, не все. Углубившись в поиски, брюнетка в какой-то мере даже поняла тот весёлый замысел своей семьи, а также оценила скрывавшееся за ним двойное дно. Получалось, ее мать была в курсе, что Тони Старк родным для своего семейства не был? Любопытно, что они тогда хотели с этим делать, но не успели... След ожидаемо вел в Софию, что находилась Болгарии. Старк ведь знал, что миссис Гиллеспи выросла там и имела отношение к приюту. Похоже, так он и вышел на неё. Но куда копать дальше, если даже такой упертый и дотошный человек лишь уткнулся лбом в неё саму, не сумев продвинуться вперед? Кажется, пришло время вспомнить о семье и вытряхнуть из пыльных шкафов парочку пожелтевшись от времени скелетов. В конечном итоге Кэсс нашла то, до чего Железный Человек просто не мог бы без неё добраться, и это открытие ее сильно озадачило. Тони Старк был не один, в приют тем дивным утром поступило двое близнецов...
- Поразительное сходство, Рихард, не находишь? - женщина вертела в руках фотографию не лучшего качества, на которой чёрной ручкой аккуратно были дорисованы усы и борода - фирменный стиль Тони Старка. - Я до сих пор не могу в это поверить и, наверно, не поверю, пока не увижу лично.
- Уже сегодня, мисс Гиллеспи, - отозвался ее собеседник. - Интерпол с рядах отстающих, первыми идут ребята из группировки, которым он конкретно досадил. Насколько мы можем судить со слов информаторов, их терпение уже на грани того, чтобы плюнуть на все и перейти к явно открытым действиям. Вайль неплохо подкован и достаточно умело сбрасывает хвосты, даже наших ребят. Но это ему уже не поможет - петля вот вот затянется. Вы уверены, что он станет с нами сотрудничать?
- Мы вышли на него в крайне удачный момент. У человека просто не будет выбора. Либо он с нами, либо будет бегать всю жизнь от своих врагов. Если он не дурак, то выберет первое, а если нет... Дураки нам не нужны, хотя будет чертовски жаль.
Брюнетка смяла фотографию в кулаке и швырнула ее на стол. Конечно, гарантий никаких не было, но она не просто так занимала своё место, добравшись до вершины иерархической лестницы в Лондоне. Ей всегда было что предложить людям, а изучив всю доступную информацию о Вайле, женщина пришла к выводу, что общий язык они найти сумеют. Вероятность этого была крайне высока.
- Это ностальгия? - неосторожно решил пошутить Леман, зная о том, что по молодости его босс была влюблена в Тони Старка.
- Идиот, - фыркнула Кассандра, но синие глаза крайне недобро сверкнули. - Хотя можно считать и так. Собирайтесь, мы пойдём охотиться на лис. Запомните - близко не подходить, держите связь с информаторами. Вмешаетесь только в том случае, если от меня поступит сигнал. Очень хочется верить, что наши люди не ошиблись насчёт чаши терпения тех ребят.

Вена в своём предпраздничном убранстве была хороша. Даже обычно равнодушная к подобным вещам Ладья невольно потерялась в разноцветных мерцающих огоньках. Неужели Робби был прав, и что-то ностальгическое все-таки всколыхнулось в засохшем сердце Гиллеспи? Женщина резко встряхнула темными волосами и криво усмехнулась - вздор. Просто нужно было на время забыть о том, кем она являлась сейчас и вспомнить ту самую Кассандру, которая когда-то давно очаровала Тони Старка, а теперь, по иронии судьбы, ей предстояло провернуть схожее с его братом. Только не очаровать, а захватить внимание и хотя бы расположить к себе, что было задачкой явно более трудной, если имеешь дело с параноиком, у которого на хвосте висит уйма противников. Она бы на его месте вела себя точно также, не доверяя даже собственному отражению в зеркале.
Женщина выпрыгнула из машины за углом дома аккурат перед остановкой и бросилась бежать, постоянно оглядываясь, как затравленный зверь. Запыхавшаяся, она домчалась до остановки и едва удержалась от возгласа отчаяния. Нужный автобус предстояло ждать слишком долго, а времени у неё было в обрез. С лихорадочным блеском в глазах беглянка рассматривала каждого, кто стоял на остановке, пока взгляд не уперся в мужчину, курящего в стороне. Стараясь скрыть волнение, она подошла ближе и тоже достала сигарету. Руки ее едва заметно, но все же подрагивали, причём явно не от холода. Покопавшись в сумочке, зажигалку женщина не обнаружила и покосилась на соседа.
- Извините, - на встревоженном лице появилась виноватая улыбка. - У вас не будет прикурить? Кажется, я выронила свою где-то по пути...
Других курящих рядом не наблюдалось, так что просьба эта выглядела достаточно очевидной даже в глазах параноика. Время на табло, висящем над остановкой, приближалось к шести, а заодно и к тому моменту, когда по информации "добрых друзей" за Вайлем должны были прибыть потерявшие терпение преследователи. И хорошо, что это был не Интерпол, поскольку с теми ребятами разбираться было бы куда проблематичнее. А пока оставалось ждать и пытаться не спугнуть лиса, хотя терпение у Кассандры было воистину удивительным. И если не выйдет в этот раз, то в следующий - и так до победного.

Отредактировано Cassandra Gillespie (10.01.2017 21:00)

+1

4

В отличие от куда более известной личности, с которым его иногда путали, Вайль не был параноиком в прямом смысле слова — просто он был чрезвычайно подозрительным. Любой эмоциональный человек, оказавшись в такой многогранной западне, будет трястись от страха и за каждым углом видеть своих врагов, готовых его убить, будет видеть в отражении зеркала тени, которых там нет, и подобная нервозность была более чем способна довести в итоге до болезни. В конце концов, что такое паранойя — это когда тебе мерещатся вещи. Когда ты постоянно ощущаешь на себе чей-то взгляд, хотя вокруг никому нет до тебя дела. Когда тебе кажется, что за тобой следят, тебя хотят убить или похитить, а любой косой взгляд сам по себе способен довести до панической атаки. Страшная вещь. В данном же случае мужчине ничего не казалось — он более чем прекрасно осознавал, что его ищут и, вероятно, за ним может вестись слежка и сейчас, а если и не за ним, то за регионом, в котором он, как надеялся, всё-таки хотябы временно сумел уйти из-под прямого наблюдения. В чем было его личное преимущество, так это в том, что он всё равно старался сохранять голову холодной и не путал внутренние страхи с реальностью, а природная наблюдательность позволяла своевременно реагировать на некоторые вещи. Сквозь линзы улица выглядела несколько более светлой, микрокомпьютер подмечал крупные либо движущиеся объекты, но это было довольно вялое дополнение себе самому. Он держал во внимание окружение, подмечал любые детали, будь то слабый звонок телефона где-то в стороне или слишком частые взгляды рядом находящихся людей в по сторонам — некоторые смотрели на часы, некоторые рефлекторно крутили головой, чтобы размять шею, некоторые смотрели на дорогу, ожидая транспорт. Или на часы. Это нормально. Ненормальным было бы, если бы кто-то из них с определенной периодичностью поглядывал куда-то туда, где не было очевидных ориентиров или того, что могло бы приковать к себе взгляд простого человека.
Мимо проезжали машины, мерный гул двигателей, если не прислушиваться конкретно к этой части шума, сливался в единое звуковое полотно типичного вечернего дорожного траффика. Кое-что из типичного звукоряда последних нескольких минут всё же выбилось: по дороге раздались отчетливые дальние шаги, перешедшие в явный бег. Туфли или лёгкие сапоги, судя по отзвуку каблуков и ритму походки — вероятно, всё же женские. Находящемуся в розыске человеку закономерно не понравилось подобное явление, надвигающееся четко в его сторону, но всё, чем он поначалу ограничился, так это по пресечению определенной границы терпения краем глаза оценил приближавшуюся особу из-за тени капюшона, в дополнение прикрываясь выдохнутым табачным дымом и еще тлеющей сигаретой. На первый взгляд была женщина как женщина, но явно осматривала собравшихся больше, чем вглядывалась в часы и табло расписания. Можно было бы счесть это за совпадение, но в конечном итоге из выбора "он или толпа" она приблизилась именно к нему, причем, не смотря на всю типично-взаимную солидарность курящих по отношению друг к другу, которую не гасили никакие границы, сама сигарету достала уже после того, как выбрала, к кому приклеиться. Кем бы она ни была на самом деле, её сдала последовательность: вопреки словам и просьбе, она прекрасно знала о том, что зажигалки у неё на самом деле нет.
Можно было подыграть, в пределах собственной неприкаянной невозмутимости. Сунув собственную сигарету в зубы, мужчина всё-таки полез шариться по карманам, не глядя на странную визитершу в обычной штатской вроде бы одежде, но держа в уме тот вариант, что она могла воспользоваться этим "отвлечением внимания", которое на деле не особо им являлось. Главным образом потому, что Алан с трудом подавил желание вместо с зажигалки достать из кармана небольшой шокер, но повода для этого странная торопыга так и не дала.
— Куда спешим? — хриплым, но ровным и шутливым тоном поинтересовался Лис, щелквнув крышкой металлической зажигалки и позволив той закурить со своей руки. Жест нетривиальный — дешевкой это было не назвать, но если пластиковые свободно пускали по рукам, то с восполняемыми и более личными вещами при незнакомых это было не принято. — Здесь не ходит много транспорта, в этом районе у всех редкое, но стабильное расписание.
Вела себя дамочка не так чтобы агрессивно, но если она была не так проста, как хотела казаться, то это был тонкий намёк на то, что она спалилась. Целенаправленно сюда можно было не бежать, не считая сокращенной дистанции и уже после выуженной сигареты. С его стороны было бы точно так же подозрительно сейчас просто уходить отсюда, правдоподобных предлогов просто свалить под рукой тоже не было, но сам он был морально готов к любому раскладу и к любым её действиям. Хотябы потому, что сам он не ходил ни безоружным, ни незащищенным, лёгкая, но прочная сетчатая подкладка под одеждой должна была выдержать пули малого и табельного калибра в том числе и в упор, собственный пистолет за поясом скрывал подол куртки, но на данный момент это было всё. Потому он предпочел попытку добраться до одной из организованных нычек еще тогда, когда он только оказался в Синалоа.
Итоговое решение пришлось принимать, не глядя на всё остальное, когда он поднял взор чуть выше плеча неврозной дамочки (либо под прикрытием, либо просто неврозной, если и на прямой посыл она никак не среагирует). По внешнюю сторону очков линзы казались обычными линзами, и хоть реально от этой хрени толк мог быть либо днем, либо в кромешной темноте, а никак не в полумраке, однако кое-какое неприятное шевеление сканер с подыхающей батарейкой всё же засек, и если бы позволяло почти отсутствующее там освещение, фантазия легко дорисовала бы дуло винтовки под углом. Промелькнула едва заметная линия лазерного спектра.
Мужчина не дёрнулся, однако руку с шагом назад отвёл, кинул невозмутимый взгляд на циферблат... и кинулся на проезжую  часть поперек потоку машин, пока никого еще не успели взять в прицел. Вообще, на фоне такси проезжала, но цель Алана была вовсе не она; другая сторона улицы и более узкие переулки. Маневр был рисковый, но он более чем уверенно и бесстрашно проскочил сквозь поток машин, где вплотную, где по корпусам, если видел, что водители от такого сюрприза дали по тормозам. Ровный невозмутимый поток резко превратился в неразбериху, но пусть побегают за тенью в тенях. Силы на это еще были.

Отредактировано Steelheart (10.01.2017 21:22)

+1

5

Пожалуй, если бы Вайль принял все за чистую монету и не заподозрил здесь какого-то подвоха, то Кассандра бы явно разочаровалась. Его не просто так звали лисом, и женщина приятно этому удивилась, увидев частичное подтверждение слухам. В последнее время проницательных людей в криминальных кругах встречать было все сложнее и сложнее, особенно если речь шла о простых уличных террористах. Нет, безусловно, не стоило умалять их заслуг, но все-таки до уровня Гидры им всем было далеко. Впрочем, судя по всему, они и не стремились, сидя в своем уютном местечковом болоте. Женщина слегка кивнула в знак признательности и после непродолжительной затяжки выпустила в сторону тонкую струйку дыма. Руки у нее все еще слегка дрожали, а сердце колотилось в истерическом ритме. На мгновение она застыла, глядя на него испуганными васильково-синими глазами, после чего на лице промелькнуло отчаяние и даже обреченность.
- Я говорила им, что из меня хреновая актриса, но они ответили, что если хочу жить, то смогу быть убедительной... Простите, мне очень жа...
Но договорить брюнетка просто не успела, потому что мужчина вдруг резко и не раздумывая бросился в сторону дороги. Кассандра знала, что это могло означать - лис учуял охотников. На инстинктах женщина упала в сугроб, словно подкошенная, и замерла в тревожном ожидании выстрелов. На самом деле, палить в час пик пусть и в не самом оживленном районе Вены было не лучшей затеей даже для таких гениев, как ребята из Синалоа. Так что выждав несколько секунд, Ладья подняла голову и оценивающим взглядом окинула улицу. Со всех сторон сжималась та самая петля, которая незримо вилась вокруг беглеца уже достаточно давно. Глупо было полагать, что преследователи засели только с одной стороны, так что куда бы он ни рванул - тиски были готовы сжаться. Поднявшись, брюнетка отряхнулась и поспешила в противоположном от Алана направлении. План А пошел под откос, и теперь следовало срочно перейти к плану Б. А еще не быть убитой за свой провал террористами, которые едва ли ее погладят по голове после развернувшейся сцены, где самым очевидным предположением могло быть то, что она его и предупредила. Вот так и получалось, что знакомство их началось с эпических масштабов подставы. Но как гласила народная мудрость - хочешь жить - умей вертеться, что, собственно, Гиллеспи сделать и пыталась. Наверно, все-таки стоило плюнуть на все и просто самой скрутить Алана. Да, начинать сотрудничество с похищения - это не лучшая затея, но зато надежная, как штык, в отличие от изящной многоходовочки, которая во многом висела на импровизации и соплях. Похоже, Кассандре просто стало слишком скучно сидеть на Туманном Альбионе, хотя и не настолько, чтобы пойти на совсем уж самоубийственные шаги. Вот уж что что, а этим Ладья никогда не отличалась. Риск любила, рисковать умела, но ровно настолько, чтобы выйти если уж не полностью сухой из воды, то минимум слегка забрызгав сапоги.
Скрыться с площади женщина не успела: стоило ей отойти метров на двадцать от остановки, как со стороны на нее налетел крепкий коренастый парень в полицейской форме. Вот только в реальной его принадлежности к органам правопорядка Кэсс очень сомневалась. Ребята из Синалоа вообще проявили какие-то чудеса маскировки и разогнали мирных граждан в разные стороны, прикинувшись спецназом. С учетом того, насколько быстро данные о происшествиях утекали в сеть, им нужно было брать Вайля в ближайшие десять минут максимум, потому что в противном случае там, наверху, очень быстро смекнут что к чему и лавочку прикроют. На что вообще они рассчитывали в этих масках-шоу?
- Не дергайся, сука, - процедил он сквозь зубы, впиваясь ей пальцами выше локтя. - Предупредила дружка, да? А помнишь наш уговор? Мы его берем, тебя отпускаем. Но ты решила показать, что вся из себя бесстрашная.
Даже сквозь мягкую куртку брюнетка ощущала боль в руке, словно в нее воткнулись клещами. Дергаться было бесполезно, поэтому она просто словно впала в ступор, безжизненно и обреченно глядя на него. Губы несколько раз дрогнули в безмолвном всхлипывании, после чего она все-таки с трудом выдавила:
- Я ничего не говорила. Я только попросила прикурить, а он бросился в сторону... Мы давно не виделись, он даже не узнал меня... Он сам...
- Мне плевать, был уговор. Сам, не сам, но ты свою часть не исполнила. Шевелись, пока я тебе руку не сломал. Пристрелить бы на месте, да итак уже бесполезного шума наделали.
- Что... Что вы со мной сделаете? - голос Гиллеспи дрогнул.
- Ну уж явно не домой с подарками отпустим. Пошла в машину.
На плохо слушающихся ногах, спотыкаясь чуть ли не на каждом шагу, она обреченно следовала за "полицейским" в припаркованный неподалеку автомобиль. Не лучший поворот в сложившейся ситуации, но по крайней мере в черте города убивать ее скорее всего не станут.

+1

6

Слов случайной встречной мужчина уже не услышал, да и даже если бы слышал, ни в какое раскаяние бы не поверил — сказать по правде, ему вообще не было до этого дела. Не волновало его и её невысказанное предупреждение, поскольку он и сам всё это прекрасно понимал, но надеялся, что у него было чуть больше времени. Петлю затянули, но это вовсе не значило, что сквозь неё нельзя было прорваться с боем, и до сих пор ему удавалось уходить из откровенных облав целым. Тёмные переулки вкупе с промышленными зданиями с их нагромождениями можно было назвать его территорией, перешедшей в наследство еще из приключенческого детства, и это не особо зависело от страны. Трущобы с промышленной зоной во всех странах и городах были примерно одного пошива. Иные и через дорогу в таком потоке бы не перебежали элементарно из-за инстинкта самосохранения, потому, вероятно, если по ту сторону улицы кто-то и был кроме той леди, вдогонку ему уже не кинулись.
Стрелять на улице в самом деле не стали. Алан первым делом нырнул в разделяющую здания улицу и немного сбавил обороты, скрывшись в тени и по возможности оглядываясь на обе стороны. Обычно он и таких мелочей не оставлял, но догорающую сигарету пришлось сплюнуть на ходу, чтобы не подавиться дымом, он не сказать, чтобы так уж сильно прояснил уже несколько уставшую голову. Сверху виднелись козырьки, но стены были слишком гладкие, чтобы до них не то что быстро, но вообще добраться, потому Вайль осмотрительно добрался до угла, но тут-то вся беготня и началась — хотя не сказать, чтобы "полиция" его особо впечатлила. Встреча за стеной двух противоборствующих сил через пять секунд стала напоминать свалку, поскольку тактика "толпа на одного" далеко не всегда была выигрышной, особенно когда у мишени была слишком хорошая память и развитая природная изворотливость, и, в отличие от этих людей, выкладывался он не на жизнь, а на смерть. Ребята из Синалоа, конечно, тоже были не лыком шиты, но по сути всем, чем они могли, они его уже удивили, в остальном он их стиль и методы слишком давно и хорошо знал.
Там, где внимания городских поменьше, можно было побыть менее осторожными, в итоге это же сыграло против них; фактически с оружием были они, но стрельбу начал Вайль, выскочив чертом из табакерки и с силой перехватив чужую руку. На месте он не стоял, в итоге несколько предназначавшихся ему пуль угодили в другие мишени, уже случайно оказавшиеся на той же траектории. Вывернуть кисть с пистолетом без номеров одному, подсечь второго, размашисто съездить ребром ладони по виску третьему, уклониться от чьего-то кулака и вынырнуть из кучи-малы под чьей-то рукой, со всей одури бросившись прочь и на бегу взлетев на двухметровый забор какого-то предприятия и не глядя спрыгнуть вниз, перекатом сгладив силу удара о землю и на ходу разряжая остатки обоймы чужого пистолета в сбегающихся на шум сторожевых собак, бегать на перегонки с которыми не было уже никакого желания. Следующими погасли уже попавшиеся на глаза камеры, а следом за ними и фонари, с определенными дистанциями освещающие территорию, погружая местность в глухой мрак. Оглядываться не было времени, но спиной он чувствовал, что те в неразберихе, что остались целыми, быстро сориентировались и кинулись следом, наверняка за ними бросилось и подкрепление: маловероятно, чтобы по его душу после стольких лет бытия костью в горле отправили столь небольшую группу захвата. На всё лишь секунды, вяло переходящие в минуты, чужие выстрелы и крики — без сирен, чтобы случайно не привлечь реальную полицию к делу — свист пуль рядом. Чужое оружие отброшено в сторону, своё он никогда не держал без глушителя, но требовалось считать пули, поскольку набор был всего один, да и опасно было таскать с собой целый арсенал, учитывая в том числе и недавние способы его перемещений — не всё можно было хитростью протащить через сканеры. Три выстрела в дверной замок, бледно, но очки переводили картинку в инфракрасный спектр, а зоркому глазу этого было достаточно. Забаррикадировав и подперев дверь первой попавшейся утварью, Алан на мгновения всё же сбавил обороты, чтобы отдышаться и осмотреться. Контуры помещения и некоего промышленного зала, как и всего того, что в нем находилось, угадывалось с трудом, но предположения делать было можно, и хотябы примерно сориентироваться. Зиммеринг, Зиммеринг... известный район, вопрос только, на какое из предприятий он попал и какое было ближайшим к месту разборок, поскольку настолько хорошо карту города он всё-таки не помнил, но, по сути своей, это было не так важно. В голове вертелась одна мысль, которую можно будет реализовать, если он найдет хоть что-то для этого подходящее, поскольку вариант "забраться на стеллажи и отстреливаться" можно было не рассматривать в принципе — мало патронов на вероятное количество голов, лучше поберечь их на крайние случаи. Забраться куда подальше и переждать — тем более, поскольку с этими ребятами это не прокатит точно.
Где-то позади раздался вполне закономерный грохот, а Вайль наконец примерно разобрался, где он оказался; ориентироваться в темноте на продовольственном складе удовольствием было тем еще, но опираться можно было на знакомые очертания — не везде всё было в наглухо запечатанных коробках. В лучших традициях жанра помещения были обставлены как попало, поскольку где-то требовалось проезжать и грузоподъемнику, да и к тому же преследователи догадались включить освещение, чем в итоге только помогли. Вайль подозревал, что неприятели зашли с нескольких сторон, поскольку где-то должны были быть еще и ворота для транспорта, но брал в расчет и это. Пока противники считали (вернее, надеялись), что загнали его в ловушку, мужчина тихонько забрался наверх, и, поднапрягшись, воспользовался великой ошибкой большей части складских помещений — товаром, сложенным на дощетчатых палетах поверх заезженных до зеркальной глади от большого веса балок стеллажей. Вертикально они стояли крепко, но при наличии опоры взрослому мужчине было вполне возможно сдвинуть всё нагромождение, что он и сделал, уронив на головы части преследователей сотни литров алкоголя со стеклом. Грохот, лужа со спиртным фонтаном и осколочное минное поле получились знатные, но те, кто под прямую раздачу не попал, радовались недолго — Алан вслед всей конструкции кинул зажженную зажигалку.

В условиях огромного количества картона и горючих материалов кто-то назвал бы это суицидом, но Лис не видел широкого количества вариантов скосить разом большое количество преследователей в одиночку и при отсутствии ресурсов как таковых, но понимал, что и самому выбраться отсюда будет не так чтобы и просто уже — упусти момент, и сам окажешься в ловушке, а уцелевшим врагам останется либо дождаться тебя снаружи, либо когда ты задохнешься от дыма или сгоришь сам. Была вероятность выбраться на крышу и затеряться таким образом, но сильно призрачная, поскольку он понятия не имел, есть ли здесь вообще какие-нибудь люки. Вайлю хватало сноровки, ловкости и физической силы белкой скакать по верхним уровням полок, последние пули пришлось потратить на тех, кто пытался его перехватить, но ситуацию это уже не спасло, поскольку кто-то особо удачливый в прыжке его всё же зацепил. Большой неожиданностью в такой обстановке это уже не стало, но он всё равно потерял равновесие и сорвался, отчаянно цепляясь за любую подручную опору и думая скорее о том, что лучше будет уже тут же и сгореть, когда поверхностно обдуманные и спонтанные действия собственная удача поддерживать уже не стала.
Только он как-то не ожидал, что, всё-таки перехватив его на земле, добивать и убивать там же его всё-таки не станут...

Отредактировано Steelheart (12.01.2017 01:39)

+1

7

Церемониться с ней никто даже близко не собирался: женщину достаточно грубо затолкнули на заднее сидение, после чего дверца закрылась на замок. Кэсси сквозь легкую пелену слез в васильковых глазах оценивающе осмотрелась, пытаясь понять дальнейший замысел своих пленителей. Хотелось бы, конечно, чтобы они хоть как-то близко совпадали,  и если Вайля поймают, то чтобы уж везли в одну сторону. Рисковую игру, однако, затеяла Ладья в этой партии, но жульничать пока все ещё было рано.
- Ты хоть понимаешь, сколько времени мы потратили на его поиски? - "полицейский" сел на переднее пассажирское сидение и обернулся назад.
- Да кому вообще в голову пришла идея потащить эту дуру с собой? - недовольно отозвался водитель, нервно барабаня пальцами по рулю. - Надо было ее либо вообще не трогать, либо грохнуть сразу, когда она только начала шариться по районам в поисках этого мудака. Отличные у неё частные детективы, раз ухитрились обскакать Интерпол и нас на полшага. Это ведь ты, Эд, со своим "она приведёт его к нам без свидетелей"... Сам будешь перед главным отчитываться, если лис опять от нас сбежит.
- Надеюсь, не сбежит. Ты же настоял на полноценной облаве, - криво ухмыльнулся тот, кого назвали Эдом, хотя по глазам было видно, что он в этом сильно сомневался.
Кассандра забилась в угол и ткнулась лбом в прохладное затонированное стекло. Автомобиль все еще стоял на месте, а его водитель, похоже, не планировал пока никуда ехать. Ожидали ли они вестей о поимке Вайля, или же эта стоянка была продиктована чем-то иным? Ответа на этот вопрос женщина не знала, зато вполне оперативно получала бионическим глазом информацию от своих ребят, которые четко следовали приказу и присматривали за этим балаганом со стороны. Алан тем временем сдаваться не планировал, решив пойти ва-банк вместе с девизом «сдохнуть вместе веселее». И в общем-то в случае угрозы его жизни приказ о вмешательстве поступил бы незамедлительно, однако парни из Синалоа отчего-то решили свою жертву из огня вытащить. И даже живым. Так что когда Эд получил сигнал о поимке, брюнетка была уже в курсе, и неожиданностью это вовсе не стало. Похоже, тамошнее руководство все-таки захотело лично с ним разобраться за изрядно попорченную кровь.
- Твое счастье, куколка, дружок твой угодил в ловушку. Угадай, что это значит?
Гиллеспи отлипла от стекла и медленно повернула голову в сторону «полицейского». В ее испуганных глазах мелькнула тень надежды.
- Меня отпустят? – негромко спросила она и подалась немного вперед.
- Ахахахах, ну ты посмотри на эту святую наивность, Карл. Отпустят… Конечно, милая, десять раз, - он как-то мерзко улыбнулся во весь рот, после чего вдруг стал неожиданно серьезным. - На самом деле нет. Просто тебя, скорее всего, убьют быстро в отличие от Вайля. А может и нет. Я не знаю, что там захочет наш босс с вами делать, когда доберется до Вены. Поехали, Карл. Сегодня у нас наконец будет праздник.
Кассандра судорожно впилась пальцами в кожаную обивку сидения и откинулась на спинку, едва удерживая себя от всхлипываний. Кажется, первая часть такого хрупкого плана все-таки воплотилась в реальность как в каком-то старом дрянном боевике.

Судя по тому, сколько они ехали на автомобиле, ее вывезли куда-то далеко в пригород Вены. Впрочем, гадать тут было совершенно ни к чему, потому что бионический протез ее наблюдение в итоге и подтвердил. Согласно координатам находились они в Ахау, небольшой коммуне на юге от столицы. Занесенное снегом строение на берегу реки выглядело вполне себе обычно. На склады не походило, на заброшенку тоже. Обычный жилой дом, ничего особенного. Разве что находился он подать от всех на самой окраине. Вытаскивать Кассандру из машины не пришлось: когда дверь открылась, женщина обреченно выползла на улицу, потухшим взглядом уставившись перед собой. Затем также без сопротивления последовала за Эдом в дом.
Вероятность того, что ее засунут в одну камеру с Вайлем, была достаточно высокой, хотя и не сто процентной. Так оно, собственно, и случилось. Когда они в полном молчании прошли несколько обычных комнат, то в одной из них оказалась замаскированная дверь, ведущая в просторный подвал. Выглядело очень даже мило, мысленно Гиллеспи оценила этот «радушный» прием. Создав видимость замкнувшейся в себе жертвы, она зашла внутрь небольшой комнаты без окон, где, внимание, барабанная дробь, находился пойманный лис.
- Ну вот, счастливое воссоединение. Теперь ты можешь ему рассказать, зачем так долго и усиленно его искала, - Эд гоготнул, окидывая взглядом заключенных, после чего вышел за дверь и запер ее на ключ. – Жаль только, что с семьей своей он уже не познакомится никогда.
Ладья сделала несколько шагов вдоль стены, отходя от мужчины в сторону. По его виду в полумраке сложно было сказать – находился ли он в сознании или нет, что с ним тут делали до ее появления и был ли он вообще сейчас способен соображать хоть что-то. Брюнетка уперлась спиной в стену и медленно осела на пол. Больше в этой комнате не было ничего и никого – если не считать ворох грязных матрасов за что-то подходящее для сидения или лежания. Ну и ржавое ведро в углу. Весьма располагающая к беседе обстановка. Особенно с учетом того, что жить им вроде как оставалось не больше суток.

+1

8

Марти Стью. (ц)

В том, что, даже будучи раненным, загнанным в тупик и рухнувшим почти с пятиметровой высоты, Вайль категорически не хотел сдаваться, пережившие "небольшой" огненный взрыв преследователи убедились сразу же, как только столкнулись с ним на земле, сочтя, в общем-то, что он уже свернул шею и на этом всё преследование и закончилось. Костью в горле у своих врагов в последние годы он был далеко не просто так, но в принципиальной непрошибаемости проблемной личности рядовые подчиненные реально убедились лишь тогда, когда "покойник" резко "ожил" и в мгновение ока рывком свернул шею неосмотрительно подошедшему к нему придурку — возможно, посмертным девизом он руководствовался несколько другим от предположенного, однако на мгновения это создало достаточно сильное впечатление, чтобы выиграть в свою пользу расклад и еще немного времени, если бы показательное берсеркерство не подвела суровая действительность: даром незапланированный полёт всё же не прошел, и если бы в нормальном состоянии он бы еще воспользовался шансом, отбился и ушел, и запросто, то здесь воевать со сбегающейся толпой надежды было уже мало — подводило собственное тело. И то прежде, чем его всё-таки скрутили и вырубили, он честно попытался забрать с собой на тот свет всех, кто неосмотрительно подвернулся под удар даже ему-заторможенному и куда более скованному в движениях. Кто-то попытался стрелять, но тогда же обнаружил, что от пуль малого калибра их мишень перестраховалась и, игнорируя всю боль, тараном поперла дальше. Не повезло еще двоим. Инфернально это всё смотрелось на фоне расходящегося пожара, даже если вся сцена последнего отчаянного сопротивления продлилась меньше нескольких минут.
— Да он псих, — выдохнул кто-то из отряда захвата, разглядывая всё-таки нейтрализованного противника и задним умом понимая, что некоторым из них повезло просто потому, что, сорвавшись с верхотуры, Вайль не очень удачно приложился об арматуру нижних ярусов стеллажей. — Может, хрен с ним, добьем, и пусть горит уже в огне?
— Был приказ приволочь этого горного козла живым, если предоставится возможность — значит, притащим, — педантично откликнулся другой, уже без опасений обыскивая пойманного и намереваясь как минимум стянуть с того оружейную подкладку, которая была пленнику больше ни к чему. Столь же бесцеремонно он схватил мужчину за волосы и приподнял голову, чтобы взглянуть в бессознательное и залитое кровью лицо, до недавнего времени многим даже незнакомое. Отдаленно знакомое, но расходившееся с возможными ассоциациями, поскольку о них просто не думали. — Дышит еще, как видишь. Впрочем, в дороге можно с ним особо не церемониться — вид у него в любом случае такой, что вполне можно будет сказать, будто в конечном итоге сам башку разбил и в дороге и откинулся.

Дороги мужчина не запомнил, да и последние минут пятнадцать всего своего акта протеста тоже помнил смутно, обнаружив себя в замкнутой сумрачной каморке и в подтёках собственной же крови. В голове царило редкостное перекати поле под аккомпанемент оглушающего колокольного звона, относительно которого даже не сразу стало ясно, что слышит он его отнюдь не в самом деле. Более ясной мыслью было, тем не менее, то, что если его после этого и после всей беготни оставили в живых, значит, еще не всё потеряно. Надо только собраться, взять себя в руки, и...
Зеркал в помещении не было, но Вайль по собственному самочувствию, недалеко ушедшему от определения "дохлого", примерно представлял, как он выглядел со стороны, поскольку и с физиономии подсыхающую кровь стереть было нечем, и по ощущениям ему отбили всё, что только было можно, будто мало было знакомства с железом. Умеешь бегать без страховки по не рассчитанной на это арматуре, умей и грамотно с неё в случае чего падать, но отвлекающие факторы порой всё решают за себя. Выстрелом попали в голень, черепушка в общем плане была вроде как всё еще целой, плечо выбито или вовсе сломано — то ли от удара о столь же дружелюбный бетонный пол, то ли уже после, сейчас было уже не понять. Бок саднил не меньше, но не понять сейчас было и того, всё ли это или всего лишь радостная верхушка айсберга, поскольку теоретически после этого не так много прошло времени. У него были планы на случай подобного расклада, но по сути сейчас надо было просто подумать, и шатающийся-хромающий осмотр помещения был отложен на потом; Ал решил дать голове время опомниться, если шансы на это еще были, и осел в тёмном углу. Ладно, ерунда. Больше двадцати лет назад он оказался в каком-то смысле в схожей ситуации и вышел из неё победителем, и притупленная вера в то, что и здесь петля еще не мёртвая, его не покидала, как и нежелание просто сложить лапки и скулить, сдавшись на милость судьбы. Притуплённое от боли и всех сотрясений мышление не особо блистало рациональностью, скорее тут уже было голое и гордое упрямство, хотя прохлада помещения в чувство всё же немного привела. Но не остудила.
За маленькой форточкой под потолком всё еще была явная ночь и, сказать по правде, он надеялся, что до утра о нем не вспомнят, однако чьи-то голоса вырвали его из замкнутого круга измышлений на тему, насколько серьёзно его в действительности приложили и что здесь еще можно предпринять так, чтобы от этого был реальный толк. Вайль, не меняя положения, неохотно приоткрыл глаза, честно понятия не имея, о чем говорят эти люди и про какую его семью речь, когда вообще-то её у него никогда не было, да и женщину он эту, "его искавшую", видел впервые. Или не впервые...
Алан вгляделся сквозь сумрак в лицо еще одной счастливы и нахмурился. На память он никогда не жаловался и с некоторым вялым удивлением для себя обнаружил недавнюю леди с улицы, которая попыталась ему что-то там сказать, но которую он даже не дослушал. Тогда он предположил, что она имеет прямое отношение к его преследователям и является одной из них, однако то обстоятельство, что она оказалась в итоге здесь же, несколько меняло общую картинку. Правда, не смотря на все встряски и раскалывающуюся голову, живший в нем излишне наблюдательный логик по прежнему был бодр и доставуч — видок у дамочки, конечно, был затравленный, но взгляд и то, как она украдкой осматривала помещение и косила в его сторону, говорил об обратном. Сложность заключалась в том, что в данном случае он уже понятия не имел, в какую сторону тут делать предположения, но что было точно ясно, так это то, что не всё тут так просто и очевидно. Просто пока не было возможности сделать точные и верные насчет этого всего выводы, да и на судьбу этой подвернувшейся под раздачу дамочки ему было, честно говоря, наплевать. Был в том числе вариант, что они же её к нему и подослали как очередную засланную актрису, но даже те идиоты должны были понимать, что второй раз подряд в течение одного же месяца с ним этот номер не пройдет. Так что маловероятно... но просто ничего не складывалось. Во всяком случае, с его стороны. Ладно, предположим, она его искала, ладно, попыталась подкатить (и неудачно), если он правильно уловил обрывки слов, вроде как она пыталась его предупредить о той же облаве, о которой он и так знал. Вот только из его розыска тайны особой не делали, и мало того, что ни один здравый человек не полезет под явный перекрестный огонь, так еще и будет прикидываться дурочкой, сумев выйти если и не на него конкретно, а на террористов, которые, вообще-то, так открыто обычно по улицам не бегали. А еще прикидываться всё той же дурочкой, пытаясь скрыть если не орлицу, то шпионку, и у него было острое ощущение, что ему это сейчас не кажется — это еще на остановке было ясно.
Честно говоря, единственным реальным желанием было прикинуться манекеном и сознанием уплыть обратно в стратегический мир головной боли, но мужчина всё же позволил себе толику любопытства. Скорее для того, чтобы для себя же разобраться, что на самом деле представляет из себя эта особа, потому как если объективно, то в данном месте терять лично ему было уже нечего. Он не удивился бы даже тому, если бы фиалочка вдруг действительно оказалась кикиморой и набросилась на него.
— Судя по их словам — ты меня знаешь. Но если ты действительно знала, кого ищешь, то в чем смысл был меня осознанно искать в такое время и добровольно соваться в итоге на этот весёлый перекрёсток? — мужчина хрипло усмехнулся и понизил голос почти до шепота — на случай, если за ними присматривали. Не было похоже на то, чтобы этот подвал был напичкан электроникой. Прозвучало это довольно тихо и устало, но твёрдо, поскольку и ситуация была не та, чтобы разыгрывать комедии. — Понятия не имею, кто ты, но с моей точки зрения твой образ по швам трещит.

Отредактировано Steelheart (20.01.2017 02:49)

+1

9

Женщина молчала, погрузившись в свои размышления. Со стороны могло показаться, что она впала в шоковое состояние транса, и поскольку света извне поступало ничтожно мало, а последняя лампа в этой комнате еле справлялась с возложенной на неё миссией, однозначно сказать по виду пленницы ничего было нельзя. Тишину первым решился нарушить Алан, избавив Ладью от необходимости придумывать, с чего начать. Спасибо Эду, который так мило ей в этом помог, бросив неосторожную фразу-приманку. В общем-то, Вайль был со своей колокольни более чем прав, но ребята из Синалоа просто не могли знать тех деталей, которые ломали выстроенный наспех на коленке образ. И если бы они точно знали, что лис и Кассандра никогда ранее не встречались, то все сложилось бы совсем иначе. Юлить и рассказывать мужчине ту же самую историю, щедро навешивая лапши, смысла не было. Причём одновременно по нескольким причинам, так что оставалось только начать выкладывать карты на стол, начиная с безобидных.
- Череда случайностей, - задумчиво отозвалась она из своего угла, подняв голову. - Кроме того, что я действительно тебя искала. В остальном я понятия не имела, как все обернется.
Несмотря на эту тонкую нить диалога, которая вроде бы как протянулась между ними, Гиллеспи все еще размышляла над тем, что и как ему рассказать. Встревоженный взгляд на мгновение метнулся к крошечной форточке, которую она тогда не сразу заприметила, после чего успокоился - связь с прикрытием у неё все ещё была.
- Моя мама провела детство в приюте в Софии, я бывала там несколько дней назад - печальное зрелище, - издалека начала она, глядя куда-то в стену поверх плеча Алана. - Она оказывала ему финансовую помощь помощь по возможности, пока была жива, не забывая о своих корнях. Оттуда я и знаю про тебя. Извини, если мой вопрос тебе покажется неуместным, но ты никогда не задумывался о своей родной семье? Кто они, откуда? Почему ты оказался в приюте?
Глубокие глаза цвета полевых васильков открыто и с каким-то даже хищным интересом впились в тёмное очертание лица собеседника. Женщина не видела больше смысла играть, поскольку неискушенной публики здесь не было даже в виде камер или иных прослушивающих устройств. "Око Саурона" - как она иногда в шутку называла протез - уже вдоль и поперёк исследовало помещение и никаких признаков шпионского оборудования здесь не нашло. В общем-то, ответ Вайля ни на что особо не влиял, так что даже если он решил бы гордо промолчать, Кассандру это ни капли бы не расстроило. Вопрос по сути был больше риторическим.
- Обстановка тут не особо располагает, но я расскажу тебе одну занятную историю, раз уж все так сложилось. Ровно тридцать восемь лет назад в приют в Софии от людей, пожелавших остаться анонимными, поступило двое новорожденных близнецов. Не особо удивительная история для такой страны, как Болгария, особенно в те времена. Ребят взяли на попечение, пообещав найти им семью, и слово почти что сдержали. Наполовину. Потому что семья, захотевшая усыновить ребёнка, готова была взять только одного. Им никто почему-то не сказал, что у выбранного ими малыша был брат-близнец, так что в тот день их пути разошлись.
Женщина замолчала и слегка кашлянула, ощущая, что от длительных разговоров у неё явно начнет пересыхать в горле. А в такой ситуации о воде и еде вообще думать было сущей глупостью. Они были, считай, одной ногой в могиле по мнению террористов, так что смысл им что-то там давать и беспокоиться об их судьбе. Вообще, когда Кассандра начала шевелить палкой это осиное гнездо, ей в голову стали приходить любопытные мысли на тему того, почему про близнецов умолчали. Информация об этом в принципе была только у ее матери, так что нельзя было исключать, что она уже в то время имела какие-то весьма долгосрочные планы, но которые так и остались не выполненными. Говард в то время уже вроде бы имел связи со ЩИТом, а ее мать с Гидрой. Так что при должном воображении можно было выстроить любопытную многоходовочку. Очень в духе миссис Гиллеспи. Жаль, что это в итоге не помогло ей выжить.
- Так вот, один из них выиграл джекпот и покинул эту дыру, отправившись в Америку вместе с новой семьёй, а второй так и остался в приюте. Первый оказался в итоге королём мира, гением, плейбоем, филантропом. Его богатые и знаменитые приемные родители обеспечили его всем, о чем только можно было мечтать. Он получил все, благодаря удачному стечению обстоятельств. Второй же был вынужден в одиночку продираться сквозь жизненные проблемы, зарабатывать себе место под солнцем самостоятельно. Он стал полной противоположностью своему близнецу. Жестокая ирония, когда всего лишь один случай в раннем детстве предопределил их судьбы. В итоге один сейчас сидит где-то в Нью-Йорке, на Манхеттене, в своём шикарном пентхаусе, а второй всеми силами пытается не сдохнуть, угодив в ловушку. Знаешь, кто такой Тони Старк? - брови женщины вопросительно изогнулись, а сама она подалась немного вперёд, отлипнув от стены. - Тебе никогда не говорили, что ты на него чем-то похож, м?
Гиллеспи медленно, точно хищник, направилась в его сторону, не вставая на ноги, и в итоге села перямо перед ним, склонив голову на бок. Она не пыталась выглядеть хозяйкой положения или делать вид, что все у неё находилось под контролем. Ей просто на самом деле было интересно оценить остроту ума собеседника и его характер. Понять, что вообще за фруктом он был и насколько далеко ушёл от своего братца. Да и вообще, стоило ли с ним связываться.

+1

10

"Череда случайностей". Это словосочетание в последнее время так часто звучало в его жизни, что Вайль уже никак на это не отреагировал и просто прислонился затылком обратно к холодной стене. Представляться таинственная мадам не торопилась, но он уже заранее мог сказать, что ему это не нравится. Во всем этом из-за все тех же нестыковок очевидного просматривалось по меньшей мере три дна, если в добавок где-то не было спрятано четвертого. Он любил такое. Но в своем исполнении, а не в исполнении других. Сейчас выходило, что женщина легко - или относительно легко - провела всю веселую компанию вокруг носа, чем похвастаться могли немногие. Более того, она обыграла не только их на этом поле, но, получается, и Интерпол, и его. Сам он оказался в таких трудностях потому, что кроме Синалоа его искал еще и службы, а собственный неприступный замок пошатнули изнутри. Все так сложилось, что было просто некогда восстанавливать баррикады, однако даже так он достаточно долго продержался на плаву. И тут выясняется, что ты приглянулся еще и некой третьей стороне. С одной стороны, при попадании в розыск это было ожидаемо, мало ли кому он там еще за все эти годы дорогу перешел, с другой, учитывая столь легкую игру обстоятельствами - не прельщало совсем. Ну вот совсем никак.
Ее вопрос, говоря откровенно, загнал его в тупик. Своей внезапностью в данной обстановке, ибо кто тут ждет таких приветов из давно оставленного позади детства?
Возможно, всему виной была головная боль, не говоря про оную же по всему телу, но он в принципе оказался не в состоянии проследить связи между собой и темой, которую он начисто вычеркнул из мышления еще, кажется, в десятилетнем возрасте. Ему не нравился ни тон, ни содержание монолога, однако слушал он ее молча, хмуро и не перебивая, принимая это больше за цирк, нежели даже за долю правды. И финал всего диалога стал тем более фееричным апофеозом, потому что это и на ясную голову звучало нездорово, не то что на разбитую.
- Че? - спустя почти минуту висящего многозначительного молчания выдохнул Алан, на миг утратив всю хваленую непоколебимость. Нет, отойдя от изумления и все-таки связав одно с другим, он намек более чем понял, но вся эта ахинея в конечном итоге что и вызвала, так это тяжелый болезненный смешок в попытке в голос не рассмеяться с таких веселых фантазий. Не, его старые враги до подобного еще не доходили, это было что-то совсем новенькое. - И вот к чему все это? Леди, а давайте вы отбросите всю эту наигранную драматичную театральность и скажете напрямик, нахрена вы меня на самом деле искали, да еще так искали, что обошли на несколько шагов вперед и их, и меня? Кто ты вообще такая?! Я ни за что не поверю в то, чтобы -простой- человек в нашем современном и духовно-глубоко просвященном мире пошел на такой риск только затем, чтобы рассказать известному в не очень ясном свете незнакомому! человеку слезливую историю о его детстве и родственничках, которых он сам никогда не знал и знать не хочет. Возможно, я сейчас не в том положении, чтобы ставить условия, но что теперь, что все эти годы мне кроме жизни было нечего терять, но эта самая жизнь в любом случае сказочек не стоит.
Алан поморщился и кое-как сдержал накатившее желание заткнуться и прокашляться, поскольку столь длинная тирада забрала на себя все дыхание, и в добавок ко всему остальному добавилось еще и жжение в груди, которое до того еще можно было просто игнорировать. В общем-то он и не кричал и даже не повышал особо голоса, просто говорил с откровенно настороженным напряжением, ибо эту феерию ему в самом деле хотелось назвать просто бредом. Старка он, естественно, знал, и факт схожести для него откровением не стал - сам он к себе намеренно не приглядывался, но периодически это подмечали разные люди, а то и вовсе принимали его за известного миллиардера. Пару раз он подобными конфузами даже пользовался, но это как раз и была одна из причин, почему он сам никогда не задумывался о том, чтобы сменить себе стиль. Все достанут, да и подобное внимание ему, обычно предпочитающему жить в тенях, было ни к чему.
Но... ну и что? Мало ли на свете похожих людей, а подобную голословную хрень подтверждать надо фактами, которых, судя по всему, не было. Очередная попытка запудрить ему мозги, наверняка в своих целях, только и всего.
- А теперь послушай меня внимательно, - Алан поднял на сидевшую рядом женщину внимательный взгляд, и светлые глаза в обрамлении подсохшей крови, не смотря на не очень живой вид в целом, были более чем ясными и смотрели твердо. - Я не тот идиот, с которым можно легко и безопасно играть в такие игры. И в данном случае я, пожалуй, предпочту все же сдохнуть, чем поверить или продаться очередному засланцу. Так что если ты не собираешься быть честной и решила побыть чьим-то зазывным послом, решивши, что если меня все же загнали в угол, то я на любой клич прибегу с радостью, можешь на этой же ноте хоть свалить, хоть попытаться меня добить, я ни под кого прогибаться не намерен.
А еще было слишком плохо, чтобы верить в хоть какие-то чудеса и даже думать о том, как встать и воевать еще и взаперти с кем-то, но поогрызаться напоследок сил у него еще хватит. Хоть он никогда и не думал, что всё это так и закончится.

+1

11

Другой реакции от мужчины Кассандра даже не ожидала. Шутка ли, узнавать спустя практически треть жизни о том, что у тебя на другом конце планеты есть, оказывается, брат-близнец. И не кто-то там, а сам Тони Старк! Будь Черная Ладья на его месте, то аналогично с лету приняла бы всю эту историю за бред свой кобылы. Но одно дело, когда ты пропускаешь подобного рода информацию впервые, и совсем иное, когда начинаешь задумываться на тему ее истинности. Являясь на первый взгляд фантастической сказкой, при ближайшем и более детальном рассмотрении она вполне имела право на жизнь.
- Серьёзно, Алан? - картинное изумление отразилось на ее лице. - Неужто за тобой за эти годы ни разу не бегали девушки с криками "Да это же Тони Старк! Наверно, тайно сюда приехал!"
Гиллеспи недоверчиво качнула головой и торопливо расстегнула куртку, засунув руку в один из внутренних карманов. Конечно, Синалоа ее обыскивали на предмет все возможного оружия или того, что можно было в качестве него использовать. Находили они и слегка помятое фото, но забирать не стали, лишь посмеявшись над женщиной и над ним самим. Кто-то тогда тоже брякнул про замаскированного Старка, но этим все и ограничилось. В конце концов, все точно знали, что такого уровня публичности фигура не могла столько лет жить на два фронта. А на тему клонов или родственных отношений они даже и не подумали. Вероятно, как не думал об этом сам Вайль.
- Знаю, тут крайне хреновое освещение, а фото качеством не блещет, но так и быть, держи. Может, оценишь, как станет посветлее. Я честно старалась, когда их рисовала, - Кэсс протянула ему сложенную пополам фотографию со старательно пририсованными черной ручкой усами и бородкой, после чего подвинулась в сторону, устроившись у стены рядом. - Ты ведь очень верно подметил - в чем смысл мне было соваться на тот перекрёсток. Но вопрос уходит корнями глубже - зачем я вообще тебя искала. На перекрёсток меня уже притащили твои бывшие друзья, рассудив, что если мы "знакомы", то я помогу без лишнего шума тебя к ним привести. Не получилось. Шумиха знатная вышла. Полагаю, местные СМИ и полиция будут ещё долго на ушах стоять, пытаясь понять, что это было.
В ее словах не было бахвальства или чего-то подобного, просто констатация факта и, возможно, совсем капелька снисходительного ехидства в адрес террористов. Потому что эти варварские и топорные методы Черная Ладья не уважала ни разу. Первое время Алан выглядел ошарашенным, и женщина просто молча за ним наблюдала, ожидая перехода к следующей стадии. Отрицания, например. Не хватало только очков на нос и блокнота с ручкой, после чего можно было устраивать сеанс психоанализа. Собственно, долго молчать Вайль не стал, да и вопросы по существу задавать тоже. Он не то что не поверил, но даже и мысли не допустил, что это могло бы оказаться правдой. В глазах брюнетки мелькнула тень разочарования и какой-то усталости. Грубо, глупо и недальновидно. Хотя и простительно в такой ситуации и таким жизненным багажом за плечами. Спокойно выслушав все, что тот хотел сказать, Гиллеспи повернула голову в его сторону и окинула его тяжелым пристальным взглядом.
- Стойкость и гордость – хорошо. Глупость и недальновидность – плохо. Без обид, Вайль, но делать выводы стоит после того, как услышишь до конца то, что тебе хотели сказать. Я поняла твою позицию, но ничего нового добавить мне нечего. Как бы фантастически это ни звучало, но у тебя есть брат-близнец, которого зовут Тони Старк. С этим тебе просто придется смириться, хочешь ты или нет. Другое дело, что с этим знанием ты будешь делать дальше. Как ты понимаешь, в данной ситуации мне совершенно нечего тебе предоставить в качестве доказательств. Не имею привычки носить с собой уйму пожелтевших бумаг из архива, но не против показать их тебе потом, когда эта история закончится. Если, конечно, тебе это интересно, и ты согласишься на время унять свое… ммм… недоверие. Терять ведь все равно нечего, потому что здесь тебя просто убьют. Ты ведь не обладаешь какими-то модными в наше время сверхспособностями, которые помогут тебе сбежать? Вряд ли, иначе сделал бы это еще в Вене. Так что если тебе не понравится мое предложение, ты всегда успеешь с собой покончить, а может даже и сбежать, потому что в случае отказа я не собираюсь тебя пытаться как-то переубедить. Ни шантажом, ни силой, ни угрозами – такой подход обычно пустая трата времени. Только вот в этом случае бегать всю жизнь потом придется. Не от меня, конечно, потому что с моей стороны к тебе нет никаких претензий, только деловой разговор. От них, - брюнетка кивнула головой в сторону двери и сухо поджала губы, размышляя о дальнейшем возможном взаимодействии с человеком подобного склада характера. Пожалуй, она достаточно всего высказала вслух, о чем стоило бы задуматься и сложить два плюс два. Можно было дальше и не разводить демагогию на пустом месте, пытаясь проследить за его реакцией на очередную порцию слов. Кассандра увидела достаточно для того, чтобы сделать определенные выводы. Игра свеч стоила.
- А теперь по делу и серьезно. Тони Старк – шишка известная и успела уже многим перейти поперек дороги. Ты, судя по всему, его точная копия, если сделать фирменную прическу и отпустить бороду. Хочешь занять его место? Получить его компанию и деньги? Формально, они могли бы быть твоими, если бы не досадная случайность в детстве. Что требуется от тебя? Да вот это и требуется – вжиться в роль миллиардера, плейбоя и филантропа для отвода глаз, пока настоящий Тони будет… занят в другом месте. Ну и да, приятным и основным бонусом могу предложить практически новую жизнь. Твое имя исчезнет из криминальных сводок, баз данных спецслужб, тебя перестанут преследовать как Синалоа, так и Интерпол. Даже всемирная паутина по большей части о тебе забудет, хотя это будет несколько сложнее провернуть. Красиво звучит, да? Но подозрительно? Безусловно. Ну а что тебе вообще терять в текущей ситуации?

+1

12

— Художница, — оценив итоговый результат фотографии, фыркнул мужчина и как-то неосознанно сжал картинку в кулаке. Для него всё это в самом деле не было таким уж откровением, но лично он сам в этом сходстве ничего такого не видел. Ну, странность, и что с того? Куда больше его порадовало то обстоятельство, что нормальных его фотографий даже они, вроде как, не раздобыли. Это можно было бы назвать личным плюсиком в карму, до начала всей этой беготни, и сейчас тешило уже слабо, но реально поводов для радости не было, просто воспаленное сознание уже цеплялось за любые положительные мелочи, лишь бы не оставаться наедине со всеми печалями. Дамочку, впрочем, за эту положительную мелочь сознание в упор не воспринимало: сказала она много и на часть вопросов ответила, но от мужчины не ускользнул тот момент, что она всё равно продолжила вести какую-то свою игру дальше, один важный лично для него вопрос попросту проигнорировав. В конце концов, добрым тоном считалось в первую очередь то, что собеседник, которому "оказали такую честь", точно знает, с кем вообще разговаривает.
— И? Что? И я тебе нужен как пешка для реализации каких-то своих планов, но всего-то направленных не против меня, а против Старка? — со сдержанной язвительностью уточнил мужчина, в общем-то понимая, что на деле примерно так оно и есть. — Иначе очень бы вас волновало моё — или наше, не суть — семейное древо и вся эта история, в которую вы сейчас влезли. Во всяком случае, я не вижу здесь никаких других причин, если не считать вероятности того, что у вас с этим мстителем какие-то личные счеты. Иначе зачем это всё...
Мужчина фыркнул и отвернулся, в общем-то не особо горя желанием продолжать разговор, хотя должен был признать, что методика "договориться" ему нравилась куда больше, чем "принудить к исполнению" — сам Алан действовал тем же образом, реально не терпя подобного. И он не привык выказывать слабости, но реально он сейчас находился не в том состоянии, чтобы трезво вести разговоры и принимать какие-то астрономические решения, тем более что всё это по прежнему не укладывалось в голове и казалось глупой шуткой. История была вроде и возможная к бытию правдой, но в то же время безумная, да и какой уже был смысл об этом думать сейчас, спустя тридцать восемь с хвостом лет? Даже если это всё-таки правда и судьба как-то больно бредово распределила кости — таким образом, что кому-то досталось всё, а кому-то ничего. Если оглядываться назад, то по сути вся его жизнь из того и состояла, что из лжи, предательств, крови, грязи, понятий уличного, а затем и преступного, мира. И одиночества, когда рядом не было никого и никогда просто потому, что он с раннего возраста ознакомился с печальной изнанкой этих вещей и убедился в том, никому нельзя верить — что, собственно, и подтвердилось совсем недавно. Хотел ли он этого когда-то? Нет. Был ли у него выбор? Вряд ли. Вряд ли что-то путное вышло бы из того, как если бы он остался в той дыре, где и его жаловали не особо, и ему самому жизнь была не так уж и мила. Кто-то видел во всем этом романтику, он же всю эту романтику давно видеть перестал, переключившись с неё на призму суровой реальности. Единственное, что еще можно было к этому отнести, так это независимость, ни от чего и ни от кого, и возможность полагаться только на себя самого, ни на что более не опираясь. Сейчас эта независимость, впрочем, тоже вышла боком, поскольку даже в такой ситуации положиться было ровным счетом не на кого, и всё это привело в итоге вот к этому. К сидению запертым в подвале с какой-то теткой с четким ощущением, что чувствовать он себя, просто сидя в углу, лучше и со временем не станет, но и выхода отсюда как такового не было. Кроме предложенного, когда он тем более не собирался отказываться от своих слов. Глупость ли, недальновидность ли, но на фоне гордости отчаяние проявляется по-разному, и тяжелее всего тогда, когда помощь тебе, в общем-то, предлагают, но ты еще жизнь назад привык вообще никому не доверять.
В сути своей, задачка была плёвая — ему и раньше было не привыкать разыгрывать комедии, прикидываясь разными людьми, и для детальности и достоверности даже не особо нужны были какие-либо технологии, только некоторые знания, игра и дополнительные условия поставленной задачи. Но в таком виде это всё походило на сделку с дьяволом в чистом виде, тем более что мысленно он столь же давно попрощался с любыми шансами на спокойную жизнь, намек на которую ему, по сути, сейчас и предложили.
— Себя, — ответил, наконец, на поставленный вопрос мужчина и попытался подняться по стеночке. В общем-то с не очень очевидным желанием с последних сил поколотить одной действующей рукой в дверь, авось кто-нибудь придет на шум и вопли и уведет отсюда эту безымянную не то спасительницу, не то искусительницу, не то... и определение уже не подбиралось. — Слишком это всё... нереально звучит... чтобы быть правдой...
Ничего хорошего из этой попытки вполне закономерно не вышло, поскольку без особого шевеления можно было хотябы не позволять мыслям разбегаться, но на этой ноте организм сказал "всё, с меня хватит", и по ощущениям это было, словно голову снова приложили железкой — от перемены положения и давления и без того не самое ясное сознание просто поплыло, так что мужчина почти в тот же момент завалился обратно, не сделав и шага. Проскользнула запоздалая мысль о том, что, кажется, тут и торговаться было уже не с чем, и если делец вообще ждал какого-то однозначного ответа, то придти стоило пораньше.

+1

13

- Там слишком долгая и скучная история, чтобы ее выкладывать как есть в данный момент, - Кассандра пожала плечами в ответ на его рассуждения о личных счетах и равнодушно впилась взглядом в стену перед собой. Не с руки было рассказывать мало знакомому человеку о своих "трепетных" взаимоотношениях со Старком и о жизни в целом. Возможно, потом, когда она убедится в большей его заинтересованности этим делом. Сейчас же изливать душу в ностальгических порывах было глупо и нерационально. К тому же, не совсем было понятно, как он при таком раскладе к новоиспеченному родственнику отнесется. Что если этим действием Ладья приобретет не союзника, а противника, который решит получить большую выгоду, придя со всем этим к Старку, как.. друг? Женщина слегка закусила губу, скосив на него задумчивый взгляд. Об этом она тоже думала, даже план противодействия в голове имелся. Но Гиллеспи надеялась, что до этого не дойдёт, потому что... Вайль отнюдь не был белым и пушистым. А если преподносить события в определённом свете, можно было добиться нужного эффекта даже при условии изложения кристально-чистой правды. Просто у каждого она обычно своя.
Философский ответ на достаточно приземленный вопрос брюнетку несколько озадачил. Не ожидала она как-то от своего собеседника рассуждения о столь абстрактных вещах в тот момент, когда они находились на границе между жизнью и смертью. Нет, безусловно близость конца всегда будила в людях тягу к размышлениям о бренности бытия, но...
- Себя? А кто же ты есть на самом деле? Ты знаешь? Сколько масок побывало на твоём лице? Сколько образов сокрыто в лабиринте твоего подсознания? Кто ты? Алан Вайль? Александр Гервиг? Карл Штрейн? Терренс Армстронг? - женщина неопределенно повела плечами и тяжело вздохнула, понимая, что ей придётся ещё привести немало аргументов и доводов, чтобы убедить упершегося рогами барана в лисьей шкуре. Но тем было интереснее и тем ценнее становился приз в случае успеха. Когда все слишком просто, становится скучно. Жизнь теряет яркие краски, мир вокруг словно застилает густой туман, а время начинает тянуться подобно смоле. Пожалуй, это была одна из причин, по которой все было затеяно именно в таком виде.
- У тебя есть шанс убедиться в этом, - острый взгляд Ладьи проводил пытающегося подняться мужчину. - Я не требую соглашаться на эту авантюру немедленно. Считай, что пока просто приглашаю на чашку кофе и свидание со старыми архивами. У тебя будет время подумать. Алан?
В голосе Кассандры засквозили едва заметные ноты тревоги. Она молниеносно вскочила на ноги и поддержала оседающего пленника, чтобы он не приложился головой обо что-нибудь. Вот такого поворота женщина не ожидала. Хоть Вайль и выглядел потрепанным, но в текущих условиях было сложно сказать, насколько. Бионический протез ещё в самом начале собрал доступную информацию, опираясь на инфракрасный спектр и прочие возможности, но относительно живая реакция Алана ввела в некое заблуждение касательно его реального состояния. И этот эпизод в общем-то наглядно показал всю степень задницы, в которой он находился.
- Эй, давай ты так не будешь больше делать, хорошо? - брови хмуро сошлись над переносицей, когда женщина на основе имеющейся информации провела беглый осмотр повреждений. Сложно было судить, насколько он был готов откинуться прямо здесь, но проверять это на практике уже не хотелось. Пора было вызывать прикрытие из бойцов невидимого фронта. И не только из них.
- Вайль, ты же не можешь сдохнуть так глупо? - сквозь зубы процедила она, без особого труда оттаскивая не сопротивляющегося мужчину ближе к соседней стене с форточкой под потолком. До прибытия Кассандры Гиллеспи и отряда агентов Гидры оставались считанные минуты.
Штурм занесённого снегом здания выдался весьма фееричным, потому что главной нападающей силой были доблестные войска специального назначения и полиция при активном содействии Интерпола. Под шумок агенты Гидры, снабженные кучей высокотехнологичных примочек, вытащили оттуда Алана и лмд своей начальницы, которая все это время ожидала их на замаскированном джете немного поодаль. Глупо было даже допускать возможность того, что она отправится на эту миссию лично, поскольку на жизнь Кассандра смотрела трезво и рисковать сверх меры никогда не собиралась. Отряд вместе с пленниками вернулся достаточно быстро, а точная копия Чёрной Ладьи в лице лмд с непринужденной лёгкостью тащила на себе полубессознательного, но все ещё живого Вайля.
- Состояние критическое, - сухо бросила она самой себе, поднимаясь на борт джета. - Нужно срочное медицинское вмешательство.
Кассандра молча кивнула, ловя на себе несколько смущенные взгляды от некоторых агентов из отряда, ещё не привыкшим в заморочкам своей начальницы и ее трепетной любви к технологии лмд.
- Все все слышали? Вперёд. Сделайте, что можете, пока мы не доберемся до базы. Взлетаем.
Женщина проводила взглядом свою точную копию и Алана, который на первый взгляд был не совсем в сознании, хотя вроде бы и пытался вяло шевелиться. Или показалось? Пожав плечами, она заняла место у бокового иллюминатора и во время взлета пристально всматривалась в сторону здания, где Синалоа держала пленников. На время про них и Интерпол можно было забыть, поскольку они наверняка будут слишком увлечены друг другом, а так же попытками понять, куда делась похищенная ими парочка. Увели ли их спецслужбы или же террористы. А если потом поиграться с информацией, то вообще можно было заставить их исчезнуть с горизонта раз и навсегда. Как, собственно, и говорила лмд Кэсс в стенах камеры.
База английской ветки Гидры располагалась на дне Ла-Манша, где-то между Лондоном и Амстердамом. Самолет, на котором они летели, имел возможность перемещаться под водой, так что после часа полёта по достижении нужных координат над проливом, небольшой стелс-джет плавно снизился, начав погружение. Полевые медики делали все возможное, чтобы не дать Вайлю привести свою "угрозу сдохнуть" в исполнение, и у них это вполне неплохо получилось, так что прибыл мужчина на святая святых Кассандры не в виде хладного трупа, а вполне подающего надежды на выживание. Без дополнительных распоряжений его транспортировали в медотсек, где лучшие умы, находящиеся под покровительством Гиллеспи, принялись бороться за его жизнь.
Стоило отметить, что Алан все-таки был чертовски удачлив, так что все операции прошли успешно, и после нескольких часов, проведённых в компании медиков, его с чистой совестью отправили в одну из гостевых комнат. Ничего особенно роскошного она из себя не представляла, но содержала все необходимо для жизни - кровать, шкаф, стол, пару стульев, голографический проектор вместо устаревшей плазмы и совмещенный санузел за дверью в углу. Незамысловатый интерьер сочетал в себе белый и бежевые цвета, не напрягая глаз и выглядя в меру современно и одновременно консервативно. Свет здесь был мягкий, но в силу расположения базы, искусственный, хотя имелось здесь и закрытое жалюзи окно, за которым скрывалось толстое стекло и... подводная жизнь. Запирать гостя и приставлять к нему охрану не стали, так что в целом после пробуждения, имея в себе силы подняться, он мог бы вполне беспрепятственно куда-нибудь направиться. Не везде, разумеется, его ждали бы открытые двери, но все на базе были в курсе приказа - силу без крайней необходимости не применять, только в случае угрозы жизни персоналу с его стороны.

Отредактировано Cassandra Gillespie (22.01.2017 12:41)

+1

14

Ни на обращение, ни на последовавшие вопросы мужчина уже ничего не ответил, хотя краем сознания еще понимал, что обращаются к нему. В свою очередь на языке вертелось то, что он сразу не сказал, но хотел проорать охранникам за дверью сверху по лестнице, если они вообще там были, но не успел; в голове больно и оглушающе стучала лишь тяжелая и неприятная пульсация, лишившая всякой возможности что мыслить, что действовать. Где-то там же на краю сознания Вайль после таких падений и последовавших прямо за ними резких отчаянных рывков опасался менее явных внутренних повреждений, и задним умом понимал, что, вероятно, что-то быть и могло, но там с этим было и делать нечего, и до очередного рывка с необходимостью двигаться он чувствовал себя, в общем-то, сносно, поминая прошлое и то, что в свои времена бывало и хуже. Никакой слабости он выказывать не собирался ни сейчас, ни потом, так что подобного тоже не ожидал, но возвращаться к статично-неподвижному кукованию в углу тоже было уже поздно, и, по большому счету, он не успел даже испугаться — не успел бы, если бы в принципе осознанно не выжег в себе чувство страха, заменив его хладнокровным безразличием. Балансируя на грани сознания и тяжелого беспамятства и склоняясь больше ко второму, происходящего он уже не улавливал, поняв лишь, что его куда-то бесцеремонно, хотя и не слишком грубо тащат. Где-то глубоко в душе клокотало тупое негодование от собственного бессилия и сложившейся ситуации, но в конечном итоге его отрезало от действительности совсем. Что именно, он тоже уже не уловил, но, пожалуй, там это было уже и не особо важно...

Честно говоря, когда Алан пришел в себя, он долгое время не мог понять, где вообще находится; в памяти отчетливо отложилось всё произошедшее до того момента, как его повело, однако ни потолок, ни само помещение не напоминали ни тюремные, ни вражьи — хотябы потому, что его враги не стали бы размениваться для него апартаментами такого формата, из которых он даже сейчас беглым взглядом уже увидел возможностей десять тихонько свалить. Вряд ли, конечно, его оставили без наблюдения, чтобы позволять свободно перемещаться за пределы отведенного помещения, но маленький нюанс заключался в другом — латать его товарищи из Синалоа тоже вряд ли бы стали, однако сей факт имел место быть, и, опять же, явно не во вражьей форме. Со всех сторон себя мужчина не разглядывал, судил по зафиксированной и, судя по всему, всё-таки сломанной в плече руке. Самочувствие всё еще оставляло желать лучшего и в голове была откровенная каша от острого непонимания происходящего, но, по крайней мере, отключаться обратно не тянуло, и хоть это было крайне слабым утешением, но достаточным для того, чтобы вновь начать выстраивать в уме какие-то выводы и планы на случай того и того. Кем бы ни были обитатели этого места, еще отбрехается, не смотря на головокружение и саднящую боль во всём теле с непривычной и такой раздражающей слабостью. Что вообще с ним здесь сделали?
Реально испытывать на прочность мужчина себя сейчас всё равно не стал, просто сел на кровати, заодно примерно проверив, какой вес на себе сейчас была способна держать простреленная нога и способна ли вообще. Подумать было, о чем. Главным образом, видимо, о встреченной в подвале вчера (или уже не вчера?) женщине и её сказанном, потому как других вариантов объяснений для всего этого попросту не было. Как и для живописного вида за окном, который сначала вызвал дурноту, а только потом уже понимание, что он за этим окном-иллюминатором на самом деле видит.
И вот не то влип, не то... но, теоретически, одного его тут долго в таком случае оставить не могли, так что, видимо, оставалось просто ждать и стараться не слишком поддаваться всё той же тупой головной боли, мешавшей думать и вызывающей скорее желание еще полежать. Видимо, потому, что это всё в ней как-то не укладывалось.

+1

15

В этой жизни Кассандра больше всего ненавидела человеческую глупость и ожидание без возможности хоть как-то повлиять на исход ситуации. И последний из этих двух пунктов сейчас изрядно действовал на нервы все время бодрствования. И если в переговорах женщина всегда рано или поздно могла подобрать ключ, дабы добиться желаемого, то в битве с чужой смертью была абсолютно бессильна. Бригада медиков отрапортовала об успешном проведении операции и предоставила полный отчет о состоянии здоровья их пациента, включавший в себя как обычные тексты с пояснениями, так и высокотехничные голографические проекции его тела с повреждениями. Врачом Гиллеспи никогда не была, но проходила базовые курсы полевой медицины, и кое-что в этом смыслила сама. Здоровью упрямого лиса в текущей ситуации уже ничего не угрожало. Почти. И вот это самое почти заиграло особыми красками и отъявленной иронией, больше похожей просто на злую шутку. Вайлю одновременно и повезло, и не повезло, зато Кассандра в сложившейся ситуации получала очередной бонус в переговорах, если они в итоге все-таки состоятся. Женщина всегда была атеисткой, не веря ни в мистику, ни в случайности, ни в прочую суеверную хренотень, но тут даже ей стало как-то неуютно. Потому что складывалось отчетливое впечатление, будто сама судьба повела ее за руку после встречи со Старком.
Несмотря на достаточно оптимистичные прогнозы, ночь прошла в тревожном полусне, чего с женщиной давненько не случалось даже после каких-то суровых потрясений. Ей абсолютно не нравилось подобное положение вещей, но контроль над ситуацией давался с огромным трудом. Утро следующего дня Кассандра посвятила скопившейся бумажной волоките, здраво рассудив, что текущее состояние как нельзя лучше подходит для вдумчивой работы с документами. Так она и просидела там примерно до полудня, когда ее отвлек сигнал оповещения. Тот факт, что пациент пришел в себя, незамеченным не остался, поскольку комната была оборудована системами наблюдения, которые не ограничивались банальными видеокамерами. Гиллеспи сделала плавный жест рукой, словно выдвинула нечто незримое на себя, после чего перед ней возник ряд изображений из комнаты гостя. Вел он себя тихо и спокойно, даже в какой-то степени равнодушно, не пытаясь покинуть предоставленное помещение. То ли из-за хренового самочувствия, то ли из-за осознания того, во что он в итоге ввязался. Решив более не тратить время, она отложила дела и направилась проведать Алана, захватив попутно с собой приготовленный специально для него завтрак. Кэсс не была уверена, что есть он захочет, но потребность в воде у человеческого организма была всегда.
Дверные створки плавно разъехались, пропуская хозяйку подводной базы внутрь. Держа в руках небольшой поднос, Ладья неторопливо проследовала к столу, находящемуся неподалеку от кровати, на которой в молчаливом ожидании сидел Алан.
- Рада, что ты пришел в сознание, - достаточно доброжелательно произнесла она и поставила поднос на столешницу, присев на стул рядом с кроватью. – Как себя чувствуешь? Лучше, чем вчера?
Внимательные темно-синие глаза изучающим взглядом скользнули по его бледному лицу, перевязанной руке и торсу. Вид, конечно, оставлял желать лучшего, но главным было все-таки содержание, а не обложка.
- Полагаю, теперь обстановка более располагает к беседе, нежели вчера вечером, так что начнем наконец с личного знакомства. Меня зовут Кассандра. Некоторые иногда зовут Черной Ладьей, но от этого прозвища веет каким-то ненужным пафосом, хотя я к нему уже привыкла с давних пор.
Она сделала паузу и опустила руку в карман пиджака, достав оттуда небольшой металлический диск, напоминающий больше складное зеркальце. С одной стороны прыгать вот так с места в карьер возможно и не стоило, поскольку непонятно, насколько сейчас Вайль был в ясном сознании после наркоза и готов ли был к какому-то конструктивному (или не очень) диалогу. В конце концов, даже если и нет, женщина вполне могла оставить ему обещанные к ознакомлению материалы, чтобы лис не свихнулся тут со скуки, пока будет приходить в себя, «зализывая» раны.
- Врачи предупредили, что тебя не стоит напрягать или волновать, но в этих четырех стенах без какого-либо занятия очень быстро становится скучно. Так что я принесла тебе то, что обещала. Здесь, - женщина вытянула вперед раскрытую ладонь, где лежал тот самый диск. – Цифровая копия всех документов по поводу твоего поступления в приют и родственных связей со Старком. И нет, тебе это не приснилось. Управление простое и интуитивно понятное - система распознает голос и жесты.
Не особо церемонясь, Гиллеспи взяла быка за рога, потому что бессмысленные диалоги и пустую трату времени тоже не любила.
- Как почувствуешь, что сознание прояснилось в достаточной мере, можешь ознакомиться. А немного позже тебе доставят оригиналы этих архивов. Если станет совсем скучно, здесь есть доступ в сеть. Если что-то понадобится, на стене есть кнопка связи. В шкафу чистая одежда. Кажется, я ничего не упустила. Надеюсь, твое пребывание здесь будет достаточно комфортным для тебя, пока ты полностью не встанешь на ноги. Или не оправишься в достаточной мере, чтобы уйти отсюда на своих двоих. Какие-нибудь вопросы, Алан?

+1

16

Как он и предполагал, надолго его одного оставлять не станут. Алан так и не вставал, но за это время успел просто взглядом осмотреться получше, и привычная подозрительность ни о чем хорошем в душе не говорила. Восприятие все еще было какое-то мутное, словно реально виновата в этом была не только чудом не проломленная черепушка, но в кои-то веки даже он начал считать, что проще будет все-таки спросить, чем пытаться разрешить все головоломки самостоятельно. Главным образом он перебирал в уме разговор с дамочкой, которая, вероятно, прямое отношение ко всей этой роскоши и имела, вот только меньше всего он предполагал, что она же в итоге придет изображать радушную сервантку. Встретил ее мужчина ровно и молча, без какого либо отрицания во взгляде, но вместо этого во взгляде было мало доверительного и тем более не было никакой радости. Выслушал он ее тоже молча, и как с начала диалога (вернее, монолога), так и к его завершению нахохленный Алан смотрел на нее действительно скорее как настороженный диковатый лис, которого после мотания по лесам впроголодь и случайной встречи с бампером машины зачем-то выходили и притащили в теплое и сухое помещение, но который все равно не забыл, что бесплатная и тем более роскошная еда бывает только в капкане щедрого на приманку и богатого охотника. А это всё... Для того, чтобы попытаться сделать и лиса цепную собачку? Сравнение было так себе, но оно лучше всего охарактеризовывало данную ситуацию и его самого. Он слишком давно перестал ждать хоть что-то хорошее от людей, еще и незнакомых, еще и обладающих какой-то властью, еще и разбирающихся в преступных кругах, еще и обскакивающих спецслужбы на головы вперед, и не особо рассматривал их с такой позиции даже как союзников, а тут ему и не оставили особого выбора. Он помнил предложение этой Кассандры, как и уточнение, что в случае отказа его просто отпустят на все четыре стороны, но вот это-то и казалось прежде всего частью вышеобозначенного капкана, ибо по сути ему уже помогли, так что платить по счетам или долгам наверняка все равно придется. Потом. Как-нибудь.
Та же цепь. Бескорыстия не существовало в этом мире.
— Мне, полагаю, представляться уже нет смысла, — вздохнул мужчина и все-таки нарушил мрачное молчание со своей стороны. — Лис... видимо, до сказочного персонажа не дотянувший. И что еще сказали врачи, в добавок к своим рекомендациям?
Собственные предположения у него были, но они явно могли быть ошибочны, поскольку так заматывать его бинтами, на первый взгляд, необходимости не было. Побои на нем обычно заживали как на собаке, а ножами его накануне вроде не кололи, чтобы потребовалось какое-либо хирургическое вмешательство. Ну, пару ребер явно сломали, или он же сам повредил их еще при падении, но все это было переходяще и по сути требовалось лишь время на то, чтобы придти в себя. Или всё так плохо? Правда, он не исключал и того, что оно понадобилось вовсе не из медицинско-лекарских соображений. В целом это объясняло подвешенное состояние, но раздирать бинты голого любопытства ради, проверять, не закралось ли и тут подвоха, он уже не стал. Этот самый подвох в любом случае виделся практически везде и во всем, и, хоть он не исключал, что из-за вжитой паранойи серьезно все преувеличивает, сейчас Ладье не сильно удалось скрасить это ощущение.
Потому, честно говоря, часть ее слов, воспринимающиеся усталой и несколько ватной головой как "ляляля" на фоне и не поддающиеся концентрации, он все равно пропустил. К "подношению" тоже отнесся скептически и без энтузиазма, и даже не стал в сторону подноса смотреть, взявшись за предоставленные, пусть и в оцифрованом виде, но бумаги. Здесь и сейчас нельзя было сказать, насколько это все являлось настоящим, но если уж она сказала, что потом и оригиналы подвезет... С некотррой старой документацией этих регионов он имел дело и раньше, чтобы в большей части уметь отличить правду от лжи и подделку от подленника, но на более ясную голову все это безумное и не пойми с чего упавшее на голову откровение конкретно так подвесило мышление. Поскольку, судя по всему, действительно могло быть правдой. И как-то не хотелось думать о том, что вся его жизнь была настолько пропитана "везением", что до такой степени не задалась с самого начала. Прежде он ко многим известным людям относился равнодушно, пока они его не трогали, Старк в этом плане никогда не был исключением — иногда даже наоборот, удобным дополнением. А тут стало просто в какой-то мере обидно за такое дурацкое и "равномерное" распределение ролей, поскольку сам он к подобной жизни действительно никогда не стремился, просто оно так получилось само, поскольку с раннего возраста приходилось вертеться как придется. И, как уже упоминалось, он не считал, что все было бы дохрена лучше, останься он в Софии, изображая кроткого монаха.
Всматривался в документацию мужчина какое-то время молча, отрешенно изучая данные. Забавные, в каком-то смысле, поскольку он давно попрощался со столь далеким прошлым, а оно вернулось примерно с силой приклада отведенной винтовки об затылок, и зачем ему сейчас, спустя жизнь, вообще была нужна эта информация, что с ней делать дальше — решительно неясно. Предложенный Кассандрой вариант был, конечно, заманчив и забавен, но в порядке шутки, поскольку Вайль не был идиотом. У Старка рядом было слишком много не самых безопасных друзей, в числе которых числились вроде как и боги. Пока он смутно представлял, КАК тут надо вжиться в роль, чтобы еще и их обвести вокруг пальца. И не следовало забывать про особенности самого Энтони — дятлом в современных технологиях и механике Алан не был, но один и другой уровни сравнивать было как-то даже смехотворно. Легенда здесь покрепче должна быть, иначе спектакль выйдет краткосрочным и бесславным.
Пожалуй, все, что он реально сейчас в полной мере испытал, так это разочарование.
Может, это все и не было лишено смысла, поскольку это разочарование было в первую очередь в себе, за вычетом вселенской справедливости, а собственная жизнь, судя по всему, обесценилась и потеряла направление, которое он еще недавно считал своим и правильным, не далее как вчера. Если не два месяца обратно, поскольку были некоторые вещи, которые очень сложно принять. Жизнь, которая фактически целиком являлась одной сплошной ошибкой.
— Ну, полагаю, тот, с чего на самом-то деле такая доброта и забота, можно не задавать. А в остальном... чего ты вообще сейчас ожидаешь от меня услышать? Даже помня вчерашний разговор я не очень-то верю в то, что это все - не клетка.

+1

17

Гиллеспи не ждала от него с ходу миллиона вопросов. Она вообще была готова к тому, что гость замкнется в себе и на контакт не пойдет. На еду он даже внимания не обратил, но игнорировать женщину не стал. Уже хоть что-то. Вопрос о состоянии его здоровья был задан достаточно нетривиально на ее взгляд, так что Ладья на какое-то время задумчиво замолчала. С одной стороны нагнетать и без того отнюдь не радужную ситуацию не хотелось, с другой стороны замалчивание тоже было вариантом не из лучших. А уж если ты хочешь добиться расположения человека с таким складом характера, как у Вайля, стоит действовать максимально прозрачно, а говорить на чистоту.
- Тут все сложно, - наконец заговорила она и кивнула на металлический диск, с принципом работы которого Алан уже освоился. - Там есть медицинские заключения - состояние на момент поступления и после операции. А также голографические проекции тебя самого. Ребята из Синалоа проявили немного... ммм... заботы, если это можно так назвать, конечно. Врачи обнаружили в твоей крови остатки мощного анестетика, видимо, чтобы ты не умер от болевого шока до прибытия начальства. Так что даже если ты не ощущал особой боли, то это не означало, что с тобой все обошлось. Падение на складе даром не прошло, плюс, судя по всему, при транспортировке с тобой не особо церемонились. В общем, если что-нибудь понимаешь в медицине и анатомии, хотя бы базово - взгляни сам. Суть в том, что тебя хоть и подлатали, но не до конца, потому что обычными методами невозможно исправить последствия твоей встречи с бывшими друзьями. А для использования нетрадиционных средств я решила дождаться, пока ты придешь в себя, поскольку было бы нечестным производить подобного рода вмешательство без твоего согласия.
Кассандра терпеливо ожидала реакции мужчины на отчёты и уже была заранее готова предложить обследование в реальном времени на тот случай, если информация покажется ему разводом. А судя по его нахохлившемуся и настороженному взгляду это было более чем вероятно. Да и наверняка он задним умом полагал, что с ним тут уже умудрились что-нибудь сделать. Паранойя - штука такая. Что до последних вопросов, то проще было, как ни странно, ответить на первый, нежели на второй.
- Ну почему же не задавать? Одно дело, если ты знаешь ответ и уверен в нем, хотя на мой взгляд все очевидно. Когда кому-то что-то нужно, он может двигаться к цели различными методами. Я предпочитаю договариваться: оно, может, и занимает кучу времени, но на выходе в долгосрочной перспективе может принести куда больше пользы. Чтобы с тобой о чем-то разговаривать, ты должен быть жив. Чтобы это было еще и продуктивно, ты должен быть в адекватном состоянии. Соответственно я просто сделала так, чтобы наша беседа состоялась в удобном формате, не более того. Что до второго, то "я согласен" будет вполне достаточно, - брюнетка насмешливо улыбнулась и несколько секунд держала драматическую паузу, после чего ее лицо вновь приобрело задумчивое выражение, и она продолжила. - А если говорить серьёзно, то скорее не услышать, а увидеть. Интерес. Хоть какой-нибудь, а не вялое равнодушие и безразличие, когда тебе абсолютно положить на исход дела. Пока этого нет, но я никуда не тороплюсь, и следовательно, у тебя есть время об этом подумать. Возможно, задать какие-то интересующие вопросы по сути дела или о чем-нибудь отвлеченном. Не обещаю, что отвечу на каждый, но...
Кассандра развела руками и замолчала. В общем-то едва ли существовал вопрос, ответ на который являлся для женщины страшной тайной. Другое дело, что были такие, которые не стоило открывать едва знакомому человеку, дабы не получить потом самой по носу. Однако она планировала отвечать максимально честно, и на неудобные тоже, только вот ответ в этом случае был бы одним для всех: "этого я тебе сказать не могу".

+1

18

Слова Кассандры Вайля, и без того в какой-то мере напряженного, вынудили лишь насторожиться еще больше. Со всего остального оставалось только засмеяться в голос, поскольку англичанка во всем своем радушии не учла один маленький нюанс - в такой форме это в любом случае тянет на принуждение, поскольку просто внушениям он не поддавался и, видя подоплеку прямолинейности и такого к нему отношения, радоваться этому как-то не спешил. Она преследует в первую очередь свои личные интересы, так что Алан не обманывал себя здесь пустыми надеждами на нечто человеческое. У всего одни правила. Смысл? Она прямо об этом сказала, Вайлю же вдруг остро захотелось реализовать вчерашнюю угрозу, поскольку сейчас особо смысла трепыхаться он не видел. Вся жизнь теперь казалась одной большой ошибкой, так сильно и организованно опору из под него не выбивали давно, до кучи его раздражала собственная несобранность, и на данный момент у него в принципе не было никакой мотивации что-то делать или предпринимать очередную безнадежную попытку в кого-то поверить или хотябы кому-то довериться, даже если речь шла просто о деловой сделке. Ибо... а зачем? В конце концов, если оглянуться, то не исключен был и вариант, что Кассандра подсобила группировке в тихой войне с ним и тайно помогла пробить им клинья в его обороне, чтобы воспользоваться дальнейшим развитием ситуации и прикинуться паинькой потом. А что? Вполне жизнеспособный вариант. С учетом того, что она оказалась впереди всех трех сторон, о чем спрашивала и что предлагала, видимо, не самый чистый на совесть беззвестный родственник известного человека мирового уровня мог стоить таких затрат и усилий. Только это как-то не льстило и не мешало изображать из себя еще и ощерившегося иголками ежа. Для этого и делать ничего не было нужно, мысли и предположения на основе имеющейся информации лезли в голову сами и реальных опровержений он всему этому не видел.
- Во всех твоих речах про "договориться" есть один маленький изъян, - задумчиво проговорил мужчина, методично перебирая имеющиеся файлы в хранилище проектора и ища нужные. - Именно что договориться. Я мог бы сказать, что в случае со мной ты выбрала самую подходящую стратегию строительства мостов, но отвечу откровенностью на откровенность: ничего, кроме желания меня использовать в реализации своих планов, за этим не стоит. Не было бы причин, со мной не стали бы и разговаривать. И наверняка не будут, если их не станет. Впрочем, благодарю за прямолинейность, поскольку сначала втереться в доверие, а потом поджужить меня на что-то такое тем более не вышло бы. Я просто не собираюсь себя во всей этой ситуации обманывать и не стану позволять это другим.
Смысл? Не был бы он кому-то нужен, никто за ним бы, кроме врагов, и не пришел. И тем более не стал бы помогать. И вряд ли станет держать, если он сделает шаг в сторону, так что на его взгляд ей следовало его там же и оставить, а не пытаться окольными путями заставить его добровольно одеть на себя ошейник с шипами вовнутрь. Потому как у него было подозрение, что он сам своей прямотой вот-вот допрыгается: всяких истеричек видели, старательно придерживавшихся роли серьезных и непоколебимых леди...
Но на том Вайль замолчал, не став высказывать другие мысли вслух. Он и не хотел в открытую ныть и огрызаться со всего гадства на душе, чего никогда себе и так не позволял, ни умалчивать свое мнение, ни скрывать свое реальное настроение, которое начало приобретать черты отдаленно-фаталистического. Нет, пробивать башкой иллюминатор, вешаться на халатном ремне или резаться он здесь не собирался - это в принципе было крайней слабостью, на которую только был способен человек и которую он сам даже никогда не считал допустимым вариантом. Но смысла жить он на данный момент не видел, да и желания тоже не было. Ибо, опять же... а зачем? Он просто смертельно устал. Не от беготни, а от судьбы, которая подкидывала все новые сюрпризы. И, кажется, взяла разгон и останавливаться уже не собиралась, вознамерившись собственноручно свести его в могилу.
Алан наконец добрался до отчетов и теперь сосредоточенно в них вглядывался, думая, плюнуть на порядочность со сдержанностью и психануть в открытую, или лучше просто лечь обратно по заключениям, согласно которым и вставать-то не особо полагалось. Эпизодически что-то в уме отложилось, но как-то он и не предполагал, что друзьяшки разошлись настолько, что попросту проломили ему не башку, а грудную клетку. Без анестетика тут и не обошлось бы, но он просто отдаленно пытался понять, что вообще с этим теперь делать. Допустим, кости по местам расставили, какие-то осколки вынужденно оставили, но вообще - с отбитым сердцем и не очень веселыми сердечными повреждениями тоже живут. Только не всегда долго. В самом лучшем случае происходит чудо, в просто лучшем случае наступает временное улучшение, в худшем случае инфаркты могли стать обыденностью, в самом худшем - в итоге орган просто откажет и все. Это не считая еще нескольких раздробленных костей рядом. Лицо мужчины приобрело отрешенное выражение человека понявшего, что с ним они, "эти добрые", может, ничего криминального и не делали, но зато многое уже сделали до них. Просить каких-то дополнительных диагностик он не стал - на своей территории им ничто не мешало играться с результатами, а все более чем прекрасно подтверждала рассредоточенная боль, у которой наконец-то выяснился более конкреиный источник. Да и тот момент...
Столько времени идти к чему-то и никогда не останавливаться в своем упрямстве, чтобы внезапно обнаружить, что все тем более было зря - даже если сейчас он был еще жив за счет медицыны и каких-то ухищрений. Ему не повезло, а теперь казалось что никогда и не везло, просто он в упор не хотел этого видеть. Интересно, унай "брат" об этом всем,  что бы он предпочел? Откреститься от новоявленного родственничка, от безысходности и стечения обстоятельств пошедшего другим путем, но не вписывавшегося ни в какую публичную репутацию?
В любом случае, он немного жалел, что вчера ему не дали просто сдохнуть и тем самым перечеркнуть это все. Все, что можно было и представляло хоть какую-то ценность, он потерял. У него ничего не осталось, кроме себя самого. И то, вероятно, ненадолго. А если и нет, то про прыжки по крышам можно было забыть.
Вайль молча свернул голографию и с трудом, но удержался от того, чтобы запустить этим диском или в стену, или, для наглядности, в саму Кассандру. Какая, в общем-то, уже разница...

+1

19

Неопределенность железным занавесом опустилась перед лицом Кассандры, заставив ее на короткое мгновение ощутить лёгкий укол растерянности. Она не рассчитывала на успех в конкретный момент, но, тем не менее, такое поведение гостя не совсем укладывалось в рамки привычного представления о человеческом характере. Пожалуй, в своей многолетней практике коса наконец-то нашла свой камень. Женщина не была по образованию психологом, но повидала немало людей, а способность находить подход каким-то чудным образом нарисовалась сама собой и без профессиональных знаний. Тут скорее требовалось понимание и умение слушать, плюс наличие интуиции и доступ к информации о человеке. Но в этом случае Ладья временно уперлась в тупик, на выход из которого требовалось время. Она могла наговорить Алану тысячи слов, но из них едва ли что-то достигнет цели. Англичанка видела его досье, но составлено оно было при других обстоятельствах, в других условиях. Теперь же его мир просто рассыпался, как карточный домик, и проявилась та часть характера, которая выходит в свет только под давлением фатальных обстоятельств. Вот и получалось, что спасение Вайля из лап "друзей" пока играло не за, а скорее против. Хотя кто знает, быть может при других обстоятельствах он бы даже и говорить с ней не стал.
- А что, бывает как-то иначе в этом мире? - Кассандра взяла диск в руки и задумчиво покрутила его в разные стороны. - Ничего не делается за просто так, даже благотворительность преследует свои цели. Пиар, успокоение совести, обретение смысла в жизни, потешить эго в конце концов... Все делается для чего-то, так устроена вселенная. Когда тебе что-то нужно, ты идёшь к тому, кто может тебе дать желаемое, и предлагаешь что-то взамен. Явно или не очень. Если смотреть на все с точки зрения товара, имеющего свою цену, жить становится проще, и сюрпризов под дых меньше.
Не то чтобы Гиллеспи хотела этим что-то доказать Алану или показаться в его глазах родственной душой, просто мысли сами собой сложились в слова. У мужчины итак не было иллюзий на счёт нее, так что можно было в этом плане выкладывать, как есть. Да и не так часто выдавались в насыщенном графике одной из голов Гидры такие моменты, когда правила игры требовали говорить правду и рассуждать о каких-то философских в определённой степени вещах. Возможно, это ему сейчас казалось тюрьмой и заточением, но на самом деле таковым все-таки не являлось. Только в голове.
- Клетка, - вдруг тихо произнесла она, неожиданно вспомнив недавние слова собеседника. Рука непроизвольно сжала металлический диск до лёгкого скрежета, а по лицу пробежала едва заметная тень досады. Все они были в той или иной степени в клетке, просто выбирал ее каждый сам. У кого-то она действительно была размером с грязную камеру в какой-нибудь колонии, у кого-то представляла из себя роскошный особняк. Даже сама Кассандра была ограничена определенного рода стенами, просто они были не так заметны и напоминали о своем существовании очень редко. Впрочем, она уже научилась их ломать и расширять границы своей территории – когда-нибудь падут и эти, за которыми вдали будут маячить новые. И так до тех пор, пока в груди будет биться сердце.
- Знаешь псевдо философское высказывание? Мы сами выбираем длину своего поводка. Так вот, твой останется такой же, а может даже и больше. Это решать тебе. Мне нет смысла врать на моей территории, ты уже здесь.
Женщина плавно поднялась и разжала пальцы над столом, куда с тихим стуком упал голографический проектор. Пока дверь закрыта – нет смысла туда ломиться, только лоб разобьешь и бездарно потратишь время. Она могла бы использовать знаменитое «промывание мозгов», чем славилась Гидра на примере многих именитых героев. Она могла бы его заставить помимо воли делать то, что ей нужно. Но была одна причина, по которой все должно было быть только добровольно. И этой причиной был Тони Старк. Если против тебя идет кто-то с промытыми мозгами – это ерунда. Но если против тебя выходит осознанно плоть от плоти – это уже другой уровень. И отчего-то Ладья была уверена, что понимание этого факта Железного Человека «приятно обрадует».
- Мне пора, - спокойно произнесла она, кинув взгляд на поднос с едой. – А тебе стоит отдыхать и восстанавливать силы. Через какое-то время к тебе заглянет врач, чтобы убедиться, что все в порядке.
Отодвинув стул в сторону, Кэсс развернулась и неторопливыми шагами направилась к выходу. Вайлю определенно нужно было время подумать обо всем этом наедине и как-то принять происходящее. Возможно, завтра ему будет, что сказать. А даже если и нет, Черная Ладья была готова терпеливо ждать.

+1

20

Мужчина поднял пристальный, ни капельки незамутненный взгляд на Кассандру, и так его, в общем-то, и не отвел. Старая дурная привычка порой выписывать все мысли и весь внутренний настрой подобным образом сейчас проявила себя как нельзя в полной мере, поскольку зачастую была красноречивее и выразительнее слов. Ладья думала о чем-то своём и рассуждала о ситуации так, как видела её она; возможно, она даже понимала, что в итоге из всего этого получилось на самом деле, за пределами сказанного. Странно было сейчас смотреть на едва знакомую женщину и уже понимать, что, вероятно, сходятся они во взглядах большим, чем сейчас кажется, но тем печальнее то, что встретились они в подобной обстановке. Он умел сбивать людей с толку своими решениями и поведением, и в данном же случае вряд ли было так уж просто заблуждаться на счет некоторых моментов. От Алана это её скрытое, пусть и немного рассеянное понимание ситуации не укрылось, хоть и вряд ли она видела всё как есть во всей широте и красоте вариантов. А он сейчас был слишком вышиблен из строя морально, чтобы с чем-то в открытую спорить или что-то объяснять, тем более что это всё ушло уже далеко за рамки личного. И при этом сложно было сказать наверняка, что хуже — тупиковая ситуация или уязвленная в самый край гордость, из-за которой уже даже в принципе не хотелось искать какое-то лазейки в этом всём.
Верить в её "добродетель" он всё равно не собирался. Мир воспринимается проще, когда смотришь на него без морали и в духе больше деловом и торговом, отключив все лишние эмоции, но порой они всё же проскальзывали, а внутренние тараканы Вайля засели слишком глубоко, чтобы даже будучи загнанным в тупик соглашаться на сделки с дьяволом. Он в принципе еще не уложил в голове, что происходит, но просто осознавал, что вне зависимости от того, согласится он или откажется от этих условий, решение этого вопроса в любом случае станет билетом в один конец, и скорее всего последним. Возможно, что и вне зависимости от положительности прогнозов, в которые мужчина на фоне всего остального уже тоже верил не особо. Хотябы потому, что за жизнь он слишком привык к динамичному существованию и морально вовсе не готов был переводить его в абсолютную статику в какой-нибудь загородной дыре.
Не ответил он ей и на рассуждения про поводок, пошедшее от чем-то зацепившего её саму слова. Интересно, это она сейчас просто к случаю из всё той же театральности, или за ним тоже что-то кроется? Сам он мысленно и скорее машинально ухватился за этот момент, но практически сразу же собственные измышления отбросил — вряд ли подобные нюансы в ближайшем времени понадобятся, если понадобятся вообще. Сами же слова его так и не проняли — эту тему он перемолол со всех сторон и ракурсов еще тогда, когда действительно был собачкой на поводке, сейчас же он просто не считал, что это имеет к нему какое-либо особое отношение. По крайней мере, в том смысле, в каком он это подразумевал для себя. Ему в принципе не нравилось это сравнение, а не нравится подобное сравнение — ищи другие аналогии, более конкретные и обозначающие ситуацию. Но Ладье это тоже было знать совершенно необязательно.
Она неторопливо удалилась, а Вайль еще какое-то время провёл примерно в том же положении, задумчиво глядя уже не в стенку, а в пол его маленького домо-подобного карцера, представленного комнатой и вовсе не тюрьмой. Ощущения были в корне противоположные, не смотря на все заверения. Комментарий про визит врача Алан оставил без особого внимания, тем более что это было вполне закономерно. Здесь он был даже больше удивлен в том, что Кассандра пришла одна, а не под ручку с доктором. Он сам разбирался в медицине достаточно хорошо, чтобы понимать всю степень серьёзности ситуации и сейчас даже немного удивляться, что после всех свистоплясок и с такими повреждениями его отправили не в палату под строгим надзором, а в обычную комнату. В отчетности делались определенные упоминания об этом, как и принятых мерах, которые подобное допускали, но понимание некоторых реальных необходимостей в случае подобных ранений всё равно создавали некоторый мысленный дискомфорт из разряда вопросов "а шевелиться-то мне вообще можно или нет?" Какой-то кардиодатчик к нему всё равно прицепили для стандартного в таких случаях мониторинга, но спокойнее от этого становилось ненамного.
Через какое-то время тишины Вайль на пробу всё же поднялся и доковылял до окна, за котором можно было бы увидеть потонувшую в тумане ночь, если б там только не была на самом деле вода и расплывшаяся в ней вместе с редкой подводной живностью муть. Видок был бездонный, но подобная картина в добавок к освещению и прочности стекла обычно делают из него очень даже неплохое зеркало. В полной мере оценив свою побитую морду с красноречивой пластырной подвязкой на лбу, мужчина некоторое время всматривался в собственное отражение, пытаясь понять, где и что он всё-таки сделал не так, что всё пошло настолько под откос.
Подумать явно было, о чем. Даже слишком о многом.

Обычно Вайль быстро подстраивался под ситуацию и обстоятельства, но в данном случае на худо-бедно акклиматизацию ему потребовалась пара дней. Сложно было сказать, поняла ли это Кассандра сама по себе или просто за ним наблюдала, но кроме врачей и тихих гувернанток его никто не беспокоил, оставив наедине с самим собой. Сам же он принципиально молчал, ничего не просил и ни с кем, в общем-то, не разговаривал и не пытался, разве что лаконично отвечая на контрольные вопросы одного и того же доктора, по выражению лица которого сложно было понять его собственное отношение к такому вот подопечному, который всё равно напоминал напружинившегося в готовности прыгнуть зверя, который если и помрет сам, то перед этим заберет кого-нибудь с собой хотябы чисто из принципа. Его самого эти люди в принципе не интересовали и не волновали, но привычки порой были сильнее всего остального, как и репутация, заработанная не за один день выверенного и ставшим уже привычного поведения.
Впрочем, мысли за эти дни он в относительный, но всё же порядок привёл, а так же отмёл все сожаления о том, что не принадлежит к клану самураев, для которых по кодексу в безвыходных ситуациях харакири считалось решением достойным. Рано, пожалуй, было складывать лапки, даже если ни к чему хорошему это всё равно не приведет. Чем-то из предоставленных возможностей мужчина всё же пренебрегать не стал — предоставленным выходом в сеть. Наблюдать за тем, как по итогу его ловли обе преследующие его стороны теперь красочно гоняли друг друга, было даже забавно. В общем-то он сам намеревался их стравить, но до этого ему самому при игре в одиночку не предоставлялось такой возможности, а теперь это был бесплатный цирк, с которого можно было вполне себе позлорадствовать. Слабое утешение случившемуся, но всё же. Так же его всё еще занимал вопрос, с чем к нему придут в следующий раз, когда о нем снова вспомнят — он по прежнему не горел желанием общаться с местным населением, но понимал, что рано или поздно придется. С учетом того, что он так до конца и не разобрался, к кому же, всё-таки, на самом деле попал. Вариантов было не так много, но все красочны и веселы, так что в первую очередь пришлось настроить себя на новые сюрпризы, без которых тут вряд ли обойдется. Поскольку эта дамочка тогда точно сказала всё, что должна была.

+1

21

Чаще всего успех или провал переговоров можно предугадать заранее. Нельзя было сказать, что Кассандра никогда не ошибалась, нет. Но всякую неудачу она рассматривала как опыт, анализируя впоследствии неверно выбранную стратегию. История, конечно, не терпит сослагательных наклонений, но постепенно женщина научилась уже на интуитивном уровне понимать, к чему все идёт. Здесь же пока что царила ее величество неопределенность, а чаша весов скорее склонялась к "нет", чем к "да". Но тем и отличались победители от лузеров - они умели ждать правильного момента. Вот и Гиллеспи заняла позицию наблюдателя, решив посвятить себя немного иным делам. Во-первых, стоило подготовить почву для упомянутого ранее в разговоре с Аланом необходимого медицинского вмешательства. И для этого ей нужен был доктор Лиск, занимавшийся в своё время подобными проблемами с бывшим возлюбленным и его секретаршей. Не желая покидать базу на тот случай, если Вайль созреет до какого-нибудь толкового разговора, женщина отправила в Брокстон на встречу с доктором своё лмд и душещипательную историю вместе с медицинскими отчетами. Ведь прежде чем бесцеремонно похищать последователя Гиппократа, стоило вообще выяснить, насколько реально было с помощью той технологии привести брата Тони в пригодное для долгой жизни состояние. Ну или относительно долгой, как уж получится. Во-вторых, стоило продлить масла в огонь между Синалоа и Интерполом, скармливая всякие противоречивые слухи через своих людей внутри их организаций. Когда-нибудь они поймут, что их дружно водили за нос, но к тому времени Ладья уже планировала получить от Вайля согласие или отказ. И в зависимости от этого можно было разыграть финальные карты либо для вычеркивания Лиса из их списков, либо просто выпустить его на все четыре стороны и перейти к плану Б. Понятно, что делать этого не хотелось, но порой так случалось, что план А в жизнь воплотить не удавалось. Однако это никогда не было поводом опустить руки и отказаться действовать дальше. В целом Кассандра совершенно не скучала и не просиживала свою пятую точку за мониторами, куда выводилась вся информация из комнаты Алана. Дел и забот у брюнетки всегда хватало, а в те моменты, когда можно было сделать перерыв, она шла в тир. Стрелять из различного оружия Черная Ладья очень любила. Это позволяло привести мысли в порядок и найти душевное равновесие, которое частенько пытались выбить из рук.
Первый день после разговора никаких намеков на продолжение не принёс. Алан вел себя отрешенно тихо: доктору палки в колёса не вставлял, интереса ни к чему особо не проявлял, но и морить себя тоже не стал. Глядя на это, Гиллеспи понимала, что приходить к нему даже просто так смысла было мало. Второй день начался с оптимистичных вестей от лмд по поводу доктора Лиска. Причём он не только дал неплохой прогноз, но и вообще сам заинтересовался проведением операции ещё до того, как его гостья с печальными васильковыми глазами даже подумала о подобном предложении. Похоже, доктора даже похищать не потребуется, разве что нагнать секретности при транспортировке в Лондон. Ладья никогда не была суеверной, но эту весть восприняла как добрый знак и, в общем-то, не ошиблась. Ведущий себя как узник Алан наконец подал своей "спасительнице" знак, заинтересовавшись происходящим между Интерполом и Синалоа. Судя по всему, его это в какой-то мере порадовало. Ну так почему бы и не навестить лиса? И не просто так, а... с лекарством от скуки. Своеобразным, конечно, поскольку о личных предпочтениях и вкусах Кэсс не знала ровным счётом ничего, но попробовать стоило. Тем более, если Вайль играл и все-таки согласится, ей было интересно кое-что проверить. Шахматный набор не представлял из себя чего-то такого необычного или вычурно-роскошного. Он вполне укладывался по стилю в окружающую обстановку, в очередной раз подчеркивая любовь хозяйки базы к простоте и изяществу. На подводной базе было легко потерять счёт времени, если не следить за единственным помощником - часами. Так что когда они перевалили за шесть вечера, женщина посчитала вполне уместным навестить молчаливого гостя. Впрочем, такое поведение где-то в глубине души радовало больше, чем нежели если бы он пытался проявлять какую-то активность и сыпать вопросами. Это, как ни странно, ставило очередной плюсик в воображаемом досье англичанки.
Держа в руках шахматную доску, женщина вошла в комнату и пробежалась по ней оценивающим взглядом, остановив в итоге темно-синие бездонные глаза на его обитателе. Выглядел он уже немного лучше, чем пару дней назад, что, в общем-то, радовало.
- Привет, - спокойно произнесла она, не пытаясь вкладывать в свой тон какой-либо дружелюбности или панибратства. Бесшумно ступая по полу, Кассандра подошла к столу и присела на один из стульев. Шахматная доска с негромким стуком легла на столешницу, после чего Ладья склонила голову, с интересом взглянув на Алана.
- Когда тебя зовут Чёрной Ладьёй, невозможно не заинтересоваться шахматами. Кто-то считает их слишком скучными, но как по мне, они способны увлечь не меньше, чем, скажем, покер или рулетка. Играешь? И если да, не составишь мне компанию?
Брови Гиллеспи вопросительно изогнулись в ожидании ответа. Возможно, такое предложение было неожиданным и вообще странным в текущих обстоятельствах, но брюнетка полагала, что непоколебимого Вайля это совершенно не смутит. Не того склада был человек, чтобы удивляться подобным вещам.
- Если ты не сильно против моего визита. Выбора, конечно, у тебя все равно нет, но я уважаю личное пространство, так что насильно сидеть над душой с конем в руках не планирую.

Отредактировано Cassandra Gillespie (29.01.2017 11:45)

+1

22

Как Алан того и ждал - стоило ему хоть немного ожить, как к нему придут с очередным приветом. Мужчина еще до этого успел отложить  просмотр информационных сводок в сторонку и теперь задумчиво пялился в потолок, про себя вдруг тихо подумав о том, что группировка с Интерполом ради исключения могли бы забить на недельку про свои собственные разногласия и начать сообща копать под вот это, дабы и третья сторона в удалении от всей этой грызни не осталась, но зловредная мысль как мелькнула, так и прошла. Пожалуй, о таких вещах стоит задумываться, если точно знаешь, с кем связался. И чего в принципе от этих людей ждать, кроме уже увиденного. Сейчас визит Кассандры, на который он уже мысленно повесил ярлык еще одной обрабатывающей беседы, был вполне ожидаем, однако пришла она даже не с пустыми руками. Мужчина скосил на нее равнодушный, не особо впечатленный взгляд, но все же соизволил подняться. Общаться с ней он по прежнему никаким желанием не горел, но как она сама сказала - выбора не было. Вернее сказать, он был, но своеобразный - можно было избрать великое множество собственных тактик поведения, и в немного иной ситуации он бы, пожалуй, продолжил отвечать на все молчанием и не очень вежливым игнором, даже если это в конечном итоге привело бы к окончательной потере терпения у противника. Все равно надеяться можно было разве что на то, чтобы полюбоваться несдержанными и уничижительными реакциями оных перед собственной смертью, но данная визитерша все же не так раздражала, как некоторые иные криминальные боссы. И это в любом случае еще не значило никаких положительных ответов ни на какие предложения.
- Если б речь пошла о рулетке, то меня заинтересовала бы только русская, причем в вариации с барабаном не пять к одному, а значениями наоборот, - Вайль без особого интереса оценил шахматную доску, заподозрив, что на деле она может оказаться далеко не такой простой, как выглядит. - Шахматы. В эту игру играет любой уважающий себя стратег. В ней случайностей столько же, сколько и в реальной жизни.
Алан поднял на женщину проницательный взгляд. Вряд ли ей просто стало скучно, но пока было не совсем ясно, зачем она это сюда притащила. Освежить навык с незнакомым игроком, искала точки соприкосновения с "пленником", или же за этим скрывалось некая совершенно иная мысль? Что бы там человек ни говорил, если он приходит к тебе с доской и разговорах о шахматных прозвищах, вовсе не значит, что он умеет в них играть. Впрочем, в жизни у этой дамочки с рассчетами было явно все в порядке. Но это все еще могло быть не столько идеальным расчетом, сколько везением и, как уже было сказано, случайным стечением обстоятельств.
- Белые или Черные? - хмыкнул мужчина и прищурился. - Лисом меня обычно зовут тоже не белым, поскольку я не всегда предпочитаю ход первым. Впрочем, решать тебе, какое здесь есть дело до всего символизма.

+1

23

- Русская рулетка? Глупая игра. Флиртовать со смертью, вероятно, увлекательно, особенно если ты родился в рубашке, но бессмысленно. В победе не будет ни капли заслуги личности игрока - его знаний, навыков и опыта, лишь господин случай и госпожа удача. А эта дивная парочка слишком часто любит отворачиваться в самые неподходящие моменты.
Кассандра разложила доску и методично начала расставлять фигуры по клеткам. Без суеты и спешки, словно это был для нее какой-то особый ритуал сродни чайной церемонии, например. Она мысленно порадовалась тому, что Алан не стал демонстративно молчать или игнорировать ее присутствие – это было бы совсем некстати. Даже если его поведение сейчас ни о чем не говорило, Гиллеспи просто было интересно разыграть с ним партию в шахматы. Без каких-либо попыток уговорить или убедить - было еще не время для этого, и женщина интуитивно чувствовала сию преграду. А игра при должном внимании могла рассказать о собеседнике куда больше, чем вымученный фальшивый диалог на пустые темы. Правда, безмолвная беседа была все-таки двусторонней, но Ладья не боялась раскрываться. Она наоборот этим постепенно и занималась.
- Черный лис, неплохо звучит. Мне нравится, - женщина едва улыбнулась уголками губ, и это было не наигранным жестом, а вполне себе искренним. Выбор цвета фигур оставался за ней, но англичанке в целом было без разницы, какими играть.
- А пусть здесь уже решит случай, - Кассандра скользнула рукой в карман жакета и достала оттуда монетку номиналом в один фунт. - Разыграем черное. Королева, Боже ее храни, или дракон?
Держа фунт двумя пальцами, женщина покрутила его в разные стороны, тем самым демонстрируя, что аверс и реверс у монеты различны.
- А впрочем... Забираю королеву. Ты на неё не очень-то смахиваешь, так что будешь драконом.
Женщина ловким движением руки спрятала монетку в кулак и подбросила ее над столом, заставив вращаться в воздухе. Когда же она со звоном упала, на них смотрел оскаливший пасть дракон.
- Похоже, я сегодня меняю цвет и становлюсь Белой Ладьёй. Ну, хоть в кои-то веки, - невеселая усмешка на мгновение возникла на ее мраморном лице, а затем быстро исчезла, словно там ее никогда и не было. - Белые начинают и выигрывают. Занятное и достаточно расхожее утверждение в широких кругах. Что думаешь на этот счёт?
Женщина окинула внимательным взглядом шахматную доску, словно прикидывая какую-то стратегию, и сделала свой первый ход. В общем-то, она уже заранее подумала о тактике и о том, что хотела этой игрой узнать. Жаль, что удовольствие от игры Ладья получит не из-за реального противостояния, а несколько по иной причине. К слову, ей было интересно, увидит ли оппонент второе… нет, даже тройное дно в этой ситуации. А если увидит, то покажет ли это чем-либо? Ответный ход Алана долго ждать себя не заставил, но по нему еще было сложно понять дальнейшие действия, затем вновь ходила Ладья. Первые шаги фигур по клеткам происходили быстро по шахматным меркам, но чем дальше по доске, тем дольше становились раздумья. «Дракон» и «королева» схлестнулись в нешуточной битве…
- Как ты пришел к шахматам? - вдруг поинтересовалась брюнетка, на некоторое время вынырнув из собственных тактических размышлений. Это действительно был неплохой вопрос, поскольку к этой специфической игре мало кто приходил просто так с потолка.

Отредактировано Cassandra Gillespie (03.02.2017 00:19)

+1

24

— Глупая, — спокойно согласился мужчина. — "Русскую рулетку" только этим словом и можно назвать. Однако она рукой судьбы позволяет на спор отсеивать самоуверенных идиотов, которые не в состоянии отследить вращение и щелчки барабана и дальше в этом суровом мире всё равно не выживут.
Кассандра могла оставаться строго при своем мнении, Лис предпочел завуалированно обозначить еще один момент, который можно было не понять, а можно было трактовать по-разному, если ты достаточно внимателен. В одном случае это действительно была слепая вера в везение, а в другом — уже отнюдь не случайная удача, а внимательность и свои личные фишки, позволяющие влиять на ситуацию и держать её под контролем. В конце концов, в некоторых странах правила этой игры позволяли сделать выстрел в сторону, если тебе кажется, что в стволе всё-таки оказалась пуля. Иногда его можно было сделать и во врага. Но умнее всего в таких вещах просто-напросто использовать своё собственное оружие. В конце концов... Его самого лисом прозвали действительно не просто так. Элементарной внимательностью и умением юлить можно было решить самые разные проблемы, в том числе и те, что носили массовый или множественный характер.
— Никогда не красился в рыжий. На серого я тоже не тяну, как и на белого и пушистого, — без тени иронии сообщил мужчина, подняв взгляд на собеседницу, решив пока повременить с вопросом, за что её прозвали Ладьей. Мысль в целом улавливалась, но пока еще смутно. На размен он уже ничего не сказал, поскольку ему, по большому счету, было всё равно, что выпадет, — везде были равные шансы, которые, как он считал, реально зависели только от твоих решений и решений противника. Краем глаза проследив за полетом монеты, Ал машинально отметил мимолётную эмоцию, проскользнувшую у неё на лице, но остался относительно немногословен, в том числе и не сразу ответив на заданный вопрос. Не сказать, чтобы он прямо-таки взвешивал здесь свои слова и своё мнение, понимая, что всё равно это всё не просто так — это не было тайной и вряд ли бы дало ей что-то существенное в данной ситуации. Тем не менее, с ходу вертевшиеся на языке слова он озвучивать всё равно не стал.
— Фальш оно, это выражение. Уже много раз было доказано обратное, слишком многое зависит от ситуации и от тех, кто, собственно, ходит и как. Если речь идет о шахматной доске, то, пожалуй, белый цвет фигур может дать лишь одно преимущество в самом начале игры, однако его можно получить случайным произволом и без шага вперед. Чёрные дают преимущество тем, что можно с ходу сделать предположения насчет тактики противника. Я предпочитаю действовать по обстоятельствам, и, в основном, выжидать. Момента.
В общем-то с самого начала игры Вайль увлекся больше ей, чем разговором, высматривая те самые лазейки в чужой обороне, пробитой чужой же невнимательностью. Анализировал ситуацию он быстро, но противник оказался всё же не под табличкой "beginner", потому партия могла затянуться по крайней мере из-за его нежелания совершать даже мелкие ошибки, хотя на данный момент особых тактик он не выстраивал, присматривался к противнику и действовал по ситуации, пытаясь подловить её на промашках или на одной конкретной ошибке, которая всю партию резко перевернет не в её же пользу. Вопрос выдернул его из раздумий, хотя внезапным он бы его тоже не назвал. И не странным, а вполне уместным, другое дело, что он и в самой игре сейчас везде видел подвох, в любом ходе, не то что в невинном на вид вопросе.
— Никак, — мужчина усмехнулся и передвинул фигуру на уязвимую, на первый взгляд, позицию, однако её потеря при лучшем раскладе могла повлечь не очень приятную цепную реакцию для другого игрока. В общем-то ему самому было интересно, насколько эта женщина внимательна к деталям. Если она этим что-то и проверяла, то он мог делать то же самое. — Я играл в них раза четыре за всю жизнь, каждый раз случайно. Правила у неё легко запоминаются и они железные. А то, можешь ли ты вообще играть в подобного рода игры, обычно более чем прекрасно показывает жизнь.

+1

25

- Если тебе дают выбирать правила для «русской рулетки» - это уже не «русская рулетка», - женщина задумчиво пожала плечами, не оставив все-таки без внимания его слова. Конечно, если рассматривать игру с той позиции, которую выдвигал Алан, то да, она обретала смысл, теряя изначальную остроту. Но опять же здесь было слишком много нюансов. Ты должен был превосходно «знать» пистолет и опробовать его до игры, поскольку каждое оружие, несмотря на серийность производства, могло иметь свои изъяны, хитрости и закладки. Будучи уже много лет поставщиком высококлассного вооружения, женщина знала не только последние новинки, но и раритеты. А еще любила стрелять, в том числе и из них.
Выходит, что ты либо изначально хозяин положения и можешь установить свои правила, либо играешь с дураками, которые, приняв твою вариацию игры, априори рано или поздно сдохнут. Но в этом случае, скорее рано. А вот в исконном варианте, пошедшем от скучающих русских офицеров девятнадцатого века, никаких иных вариантов быть не могло.
Фигуры продолжали размеренно стучать по гладкой поверхности доски, сплетаясь в черно-белый узор, каждый узел которого был четко выверен игроками. На какой-то момент Гиллеспи настолько увлеклась ходом партии, что даже на мгновения потеряла из виду суть миниатюрной баталии. Играть против себя было несколько сложнее, чем она предполагала, потому что непозволительно было с ее стороны скатываться уж в откровенные поддавки. Да и более чем неуважительно к оппоненту, даже если ей потом придется признаться в этой маленькой хитрости. Так и приходилось Ладье балансировать на грани, удерживая себя от игры в полную силу и не скатываясь в явное профанство.
Провокационный ход лиса заставил Кассандру задуматься. Она чуть склонилась вперед, уперев локти в стол. Тонкие пальцы сплелись между собой домиком, служа опорой для изящного подбородка. Острый внимательный взгляд скользил по каждой из оставшихся фигур на доске, пытаясь понять подвох. И он на самом деле был. Отправленная на верную смерть, она была похожа сейчас на костяшку домино, падение которой могло вылиться в отнюдь небезобидную ситуацию. А может быть даже и фатальную. Предсказать настолько далеко многообразие их ходов было непросто, но такое движение не могло быть сделано просто так. Не им.
- Но если бы все было так легко, многие гроссмейстеры не тратили бы множество времени на совершенствование своих навыков, - женщина встрепенулась и вытянула руку в сторону одной из фигур, однако на полпути замерла и зависла так над доской. – Предрасположенность – это прекрасно. Без нее невозможно добиться действительно впечатляющих результатов и выйти на более высокую ступень, став профессионалом. Однако… это лишь один процент успеха. Остальное все равно достигается упорством и трудом. Впрочем, мы с тобой не за звание чемпиона мира играем. И вообще ни за какое звание. Так, интереса ради.
Ладья еще несколько секунд смотрела на игровой расклад и все-таки решилась убрать выставленную на убой фигуру. В синих глазах мелькнула смесь осознания возможных последствий и какое-то тихое, едва заметное сожаление. Если она поняла все верно, то до конца партии оставалось не так уж и долго. Комментировать его рисковый ход и свой ответ женщина никак не стала. Она в принципе не задавала вопросов и не говорила о ходе игры, предпочитая что-то отвлеченное, но на околошахматную тему.
- Знаешь, что самое печальное в этой игре? Сложно найти интересного партнера, - англичанка расслаблено откинулась на спинку стула и прищурилась, внимательно всматриваясь в лицо Вайля. Не соперника, не противника, а именно партнера. Слова ее, имевшие отношение к партии, можно было истолковать и иначе. При должном желании.

+1

26

- Смотря как к этому относиться. Можно вообще не трогать изначальные правила игры. Но это не исключает весомого шанса не помереть с нее хотябы за счет элементарной внимательности, а не только везения. У русских офицеров и аристократов раньше было еще одно развлечение с огнестрельным оружием - дуэль со ста шагов, если помнишь, - мужчина хмыкнул, перебирая в уме известные ему исторические факти и заодно вспомнив кое-что. - То же та еще лотерея, с учетом погрешности оружия того времени и нередкого косоглазия стрелков, далеко не все из которых были мастерами даже для такого смехотворного расстояния. Однако ж попадали, даже проблемы этим решали, если только в итоге не оказывались застрелены оба спорщика. Но так можно договориться о спорах в стрельбе на меткость, дуэлях на шпагах и рапирах, "линии" и много о чем другом. Из всего этого не назвать сомнительными, пожалуй, все же споры на меткость или противостояние на холодном оружии, где действительно требовалось мастерство, чтобы хоть чего-то добиться и еще и выжить при этом. Впрочем, не знаю, насколько очевидной тебе покажется связь между одним и другим.
Оппонент в данной ситуации уже не особо задумывался о том, поддаются ему или нет. Сам он слишком редко вспоминал эту игру, чтобы мог рубиться в нее с абсолютной непрошибаемостью профессионала, и тут не выручали уже ни память, ни мышление, ни крайняя внимательность к деталям. Он был осторожен и расчетлив, но, в целом, если у него изначально и была какая-то конкретная стратегия, так это аккуратно и незаметно подстроить на доске такую ситуацию, в которой противнику неизбежно придется плясать под его дудку. Подобное далеко не всегда гарантировало победу, однако делало вероятные ответные ходы более предсказуемыми, поскольку с хода наперекор можно было потерять множество важных фигур, вместе с ними - и партию. Здесь у него были весьма конкретные расчеты, и, поддавалась Кассандра или нет, но в итоге она это то ли просмотрела, то ли решила рискнуть сама - авось, перспектива все-таки случайная и он ее не заметил сам.
- Не тратили бы, - невозмутимо согласился мужчина, следя за клюнувшей наживкой и перепроверяя свои мысли, предполагая шаги наперед и стараясь не допустить никаких лазеек в собственной схеме. - Но кроме холодной логики, внимательности и расчета в этой игре важен еще один фактор - человеческая психология. Это уже не понять, разбирая просто теорию. Не всем достает терпения. Выдержки. Не все в рисковых ситуациях не срываются, поддаваясь подсознательным рефлексам, и не совершают при этом поспешных решений. Нередко ошибочных. Опытный игрок такого и ждет. Но если оба игрока как кремни, то партия почти наверняка затянется. Отчасти по этой причине в турнирах ввели таймеры - не столько затем, чтобы укоротить вероятно длительные партии для зрителя и судьи, но и дабы хотябы относительно уравнять условия для разных по умственному и эмоциональному сложению людей.
Цепочка прогнозируемых после этого ходов большей частью таковой и оказалась, хотя себе поле для маневра мужчина постарался оставить. В общем-то всем своим сказанным женщина подтвердила двоякость этой затеи, и, вроде, утверждается, что дамам надо уступать, однако Вайль не постеснялся прописать сей особе картинный шах и мат. Реально общаться его по прежнему не особо тянуло, так что и затягивать все это смысла не было. Даже если сам он определенное удовольствие от процесса игры тоже получил.
- Сложно. Однако не невозможно. - Алан окинул взглядом изрядно поредевшие с обеих сторон ряды и поднял пытливый взгляд на собеседницу. Она могла расслабленно откинуться на спинку кресла, а ему приходилось подбирать более удобное положение, чтобы боль не зудела совсем уж явно. Расслабиться и не держать себя в постоянном напряжении здесь все же было можно (по крайней мере, пока), но вряд ли это надолго. Повисла некоторая пауза, которую мужчине, честно говоря, хотелось нарушить педантичным вопросом "что-нибудь еще?", но с ним он все же пока повременил. Было интересно, что она скажет теперь сама - без прямых завуалированных посылов.

+1

27

- У русских вообще много чего интересного было и есть. Удивительный народ, - женщина задумчиво повела плечами, глядя на изрядно поредевший строй их маленького черно-белого войска. - Впрочем, как и любой другой. В каждой стране были какие-то уникальные занятия, дабы развеять скуку и разнообразить серые будни.
Вполне ожидаемое поражение Кассандра приняла с достоинством королевы, чью роль по воле монеты и получила вместе с белыми фигурами. Дракон же показал себя во всей красе, продемонстрировав отличные аналитические способности, внимательность и умение обернуть ситуацию в свою пользу. Если бы их встреча произошла при других обстоятельствах - хотя бы полгода назад, когда мужчина ещё более менее твёрдо стоял на ногах, крепко держа европейскую часть Синалоа, у них определённо могло бы выйти неплохое сотрудничество. С другой стороны, при других обстоятельствах, они скорее всего друг друга и не заинтересовали бы с точки зрения их деятельности. Алан и его ребята особо никуда не рвались, играя свою партию в странах Европы, Кассандра с английской веткой занималась примерно тем же в Великобритании и ближайших к ней странах. У них просто не было пересечения интересов или конкуренции в сфере теневого бизнеса. Плюс женщина тогда не видела необходимости налаживать связь с представителями подобных группировок, не считая их чем-то выдающимся. Кто бы мог подумать, что среди тамошнего сброда мог затесаться настоящий алмаз?
Брюнетка слегка склонила голову в знак признания за ним победы и не смогла удержаться от довольной улыбки. Вайль, в общем-то, всем своим видом демонстрировал сдержанное равнодушие, а немой вопрос, застывший в его взгляде, был понятен и без слов. Разве что от озвучивания его в слух мужчину что-то удержало.
- Действительно невозможных вещей в нашем мире в принципе уже не осталось, - Ладья смотрела на финальную расстановку фигур и блестяще поставленный шах и мат. Хотелось бы ей сыграть уже без каких-либо задних мыслей и проверок, однако едва ли конкретно сейчас это пришлось бы к месту. - Была рада сыграть, это редкое удовольствие в последнее время.
Придвинувшись обратно к столу, Гиллеспи столь же бережно и неторопливо, как в самом начале, стала убирать шахматные фигуры обратно, подобрав в конце и "судьбоносный" фунт, который всегда для этого и служил, зацепив женщину своим дизайном. Нынешние однофунтовые монеты ее уже не привлекали -новое не всегда было синонимом лучшего.
- И если ты не будешь сильно против, я бы как-нибудь это повторила. Кстати, когда почувствуешь себя лучше, можем пройтись по базе, если тебя хоть немного волнует вопрос, к кому ты попал. Сидеть в четырёх стенах не очень увлекательно, а двигательная активность с определённого момента лишней не будет. Динамика изменения твоих жизненных показателей положительна, причём благодаря последним разработкам в области биохимии возможно поставить человека на ноги гораздо быстрее, чем об этом принято думать.
Взяв в руки шахматный набор, женщина плавно поднялась со стула и бросила мимолетный задумчивый взгляд на неподвижно сидящего мужчину, словно хотела ещё что-то не то спросить, не то добавить. Однако в итоге ни того, ни другого делать не стала, просто кивнув ему на прощание головой. Кассандра не видела смысла быть слишком навязчивой, решив избрать стратегию редких, но метких и неизбежных визитов. Хрупкий баланс она ещё только-только нащупывала, не будучи до конца уверенной в правильности выбранного подхода. Но время в запасе у неё ещё было - Рим не в один день строился.

+1

28

Алан внимательно и проницательно наблюдал за неспешными сборами женщины, обдумывая в том числе и всё ею сказанное, пытаясь разобрать всё услышанное по кирпичикам и всё-таки обнаружить за всем этим еще какой-то смысл помимо очевидного, если он всё-таки был. Он не ждал, что про него тут совсем забудут, просто ему всё еще было интересно, что в итоге предпримут по отношению к нему, чтобы убедить или уговорить на предложенную авантюру, если она действительно была для неё так важна. Судя по всему — да, важна, иначе вряд ли вообще с ним стали бы возиться. Да и Старк был той еще шишкой, чтобы оставлять его в покое при такой возможности, правда, причины такой откровенной неприязни к герою в данном случае были совершено неясны. Даже если он реально многим за эти годы перешел дорогу. Ну... видимо, кому-то хочется изящно заморочиться, причем скорее за чужой счет. Но это не отменяло того, что он не хочет в этой ахинее участвовать, не говоря уж о том, что не видит смысла.
— Не откажусь, — сдержанно отозвался мужчина на предложение, в общем-то, подозревая и тут подвох, потому как и формулировка как бы намекала, и то, что, если припомнить всё, эта дамочка и так всех далеко вперед обскакала. Учитывая собственную и обычно незыблемую репутацию во всей этой истории с подпольной войной это было даже в какой-то мере обидно, обидно, тоскливо и било по самолюбию, да и на веру просто слова воспринимать всё равно не хотелось, даже если они дополнялись косвенными наблюдениями. Если так задуматься, то и её словам со всеми данными о поставленном диагнозе верить не следовало, однако же, всё-таки припомнив некоторые приглохшие в уме эпизоды, и учитывая реальное самочувствие с всё-таки неподдельной болью, Вайль допускал того, что по крайней мере здесь его обмануть не пытались. И как-либо сильно напрягать себя в пределах этой же комнаты, проверяя истинность заявлений и себя на целостность, не спешил — так откровенно по идиотски отправляться на тот свет всё же не хотелось.
Проводив Кассандру всё тем же пытливым взглядом, Алан еще какое-то время провел в раздумьях в том же положении. В целом тюрьма пока была скорее цивильной и старательно делала вид, что тюрьмой не является, но он не особо в это верил. Дармовой сыр только в мышеловке, мясо так тем более в капкане. Наверняка как она поймет, что ни на что соглашаться он не намерен в принципе ни при каких условиях, как и торговаться за свою жизнь, на этом всё и закончится.

В общем-то следующие несколько дней "заключенного" снова никто кроме врачей и местных гувернанток никто не беспокоил, а сам Алан демонстративно и не пытался выбраться за пределы отведенных ему помещений, как бы ни хотелось смыться или хотябы осмотреться, но молча, потому ощущения так и не переключились на что-либо другое. Сидеть в четырех стенах и замкнувшись в себе было не слишком-то весело, с другой же стороны — время спокойно всё обдумать и элементарно отлежаться ему предоставили, сеть не перекрывали, хоть он и понимал, что здесь в любом случае всё отслеживается. Можно было подсунуть этим товарищам таким образом нехилую такую свинью посредством того же Интернета — необразованным в плане многих современных технологий и средств связи он не был, но делать ничего он всё равно не стал, поскольку слишком многое оставалось неясным. На момент, когда ему предложили всё-таки выползти из своей норы на "экскурсию", Алан, честно говоря, еще не был уверен в том, насколько долгие прогулки выдержит, но и проявлять себя соплей не хотелось, и определенный интерес всё же был — достаточный для того, чтобы был смысл проявить терпение и к самому себе, и к тому же окружающему. Правда, Кассандра вряд ли полагала, что получит себе настолько молчаливого и сдержанного спутника, который диалог, быть может, и поддерживал, но сам его не начинал, но что поделаешь. Наблюдательным людям не всегда был смысл задавать лишние вопросы.

+1

29

Не виноватая я, оно само. Задел на весёлые подставы в будущем х)

Второй визит понимания ситуации не слишком добавил, хотя определённые положительные для себя моменты женщина отметила. Впрочем, это все настолько тонко балансировало на грани обычного вежливо-вынужденного равнодушия, что выглядело невероятно зыбким и призрачным. Вроде бы и "не невозможно", но в то же время оказалось гораздо сложнее, чем Кассандра полагала изначально. В полной задумчивости и сомнениях Ладья вернулась в свой кабинет, положив на стол шахматную доску и монетку драконом вверх. Мифическое животное, оскалив пасть, смотрело куда-то в сторону и словно подтверждало тот факт, что это гордое создание сдаваться не было намерено. И его поведение одновременно было как понятно, так и не очень. На одной чаше весов лежали вполне достойные условия, а на другой беготня и неминуемая гибель в финале. Наверно, если бы судьба Вайля сложилась иначе, из него мог бы выйти каноничный герой, прям под стать своему братцу. Упрямства ему было не занимать... От размышлений одноглазую отвлёк негромкий, но отчетливый стук в дверь. Выпрямившись, женщина обернулась и плавно махнула рукой. Ее нечасто беспокоили в собственном кабинете, так что Гиллеспи приготовилась к очередным шокирующим новостям. Впрочем, как оказалось, зря.
- Рихард? В чем дело? Что-то случилось? - тень напряжения скользнула по бледному лицу Кассандры.
- Нет, мисс Гиллеспи. Хотел поинтересоваться насчёт нашего несговорчивого пленника. Он все также отказывается присоединиться к нам? Может, пора попробовать другие методы?
- Это мой гость, Рихард. И я сама решу, что, как и когда с ним делать, - холодно отчеканила Ладья, обойдя рабочий стол и плавно опустившись в кресло. - Что-нибудь по существу?
- Безусловно, мэм, - Леман равнодушно кивнул и проследовал ближе, замерев в нескольких шагах от стола. - Однако не много ли чести какой-то уличной шавке без роду и племени? Я прекрасно понимаю, что вы желаете убить двух зайцев одним лисом, но покупатели ждут действий. Железный Человек своим вмешательством тогда сорвал крупную поставку оружия, где гарантии, что это не произойдёт снова? Никто не хочет проблем с этими американскими псевдо-героями, но если они сунулись сюда один раз, то что помешает им сделать это и во второй? А Вьетнам полгода назад?
- Вьетнам был чистой воды совпадением, - женщина поморщилась, словно от зубной боли. - А это... Не думаю, что он опять бросится меня искать. Разовая акция.
- Вы прекрасно понимаете, что это так не работает, - Рихард хмуро сдвинул брови над переносицей. - Это знаете вы, знаю я, но им нужны гарантии. Репутация зарабатывается годами, а потеряться может за несколько секунд.
- Я вообще не понимаю, из-за чего эти румынские нытики подняли вой. В той же Америке едва ли не каждый день срываются сделки, но это не мешает бизнесу процветать. В противном случае этим бы никто не занимался, - брюнетка устало провела ладонью по лбу. - А тут всего лишь один раз пролетел мимо Железный Человек - и все. Истерика. Сколько лет я  занимаю пост главы этой ветки? Пять. А сколько я в оружейном бизнесе? Лет десять. И я хоть раз давала повод усомниться хоть в чем-либо? У меня складывается такое чувство, что это кому-то просто выгодно - раздувать из мухи слона. Да и чего ты так переполошился из-за моего гостя? Расстроен, что сегодня я предпочла сыграть в шахматы с ним, а не с тобой?
- Я рад, что вы находите все это забавным. Но знаете, когда акулы начнут отгрызать ноги, будет не до смеха.
- Нет, с тобой сегодня определённо что-то не так. Вот как мы поступим - назначай встречу этим истеричкам на завтра. И меня мало волнует - могут они или не могут. Если им нужно оружие, пусть найдут время. Обсудим их претензии лично, а то ведь действительно после того инцидента мы так и не поговорили. Непорядок.
- А ваш... гость? - Рихард едва заметно поморщился, пристально взглянув на Ладью.
- А что он? Будет сидеть и думать. В любом случае я не вижу смысла находиться здесь безвылазно, стоя у него над душой. Это все, что ты хотел мне сказать?
- Да, мэм.
- Ну тогда свободен. Или партию в шахматы? - бровь Кассандры иронично изогнулась.
- В другой раз, мисс Гиллеспи, дела не ждут, - холодно ответил мужчина и спешно покинул кабинет.
- Ну и что это было? - вслух поинтересовалась англичанка, провожая взглядом плавно закрывающиеся створки двери. Ответом на этот риторический вопрос, заданный в пустоту, вполне ожидаемо стала тишина. Ну что ж, пусть будет так.

Несколько дней, проведённые вне стен базы где-то в глуши Румынии, взбодрили, отвлекли и прояснили сознание. Даже несмотря на то, что поездка была отнюдь не для отдыха и наладить былой контакт с тамошними партнёрами не удалось. Они уперлись бараньим рогом в совершенно беспочвенную на ее взгляд паранойю и слишком нагло требовали себе "особых условий". Как будто их там долго мордой об асфальт возили и отобрали все деньги. Добиться чего-либо внятного от этих ребят женщина так и не смогла, да и, откровенно говоря, не особо старалась. Ей хватало одного упрямого гордеца, который сидел сейчас за сотни миль под водой. И он Ладью волновал куда больше, чем вся эта бессмысленная чушь, смахивающая на троллинг очередных недоконкурентов. Стелс-джет летел на максимально предельной скорости, стремительно сокращая расстояние между ними и базой. Рихард сидел напротив Гиллеспи и особым оптимизмом не блистал, больше проходя на мрачную темную тучу. Кассандра же его опасений не разделяла, научившись за десяток с хвостом лет чуять жаренное ещё до того, как появится риск опалить крылышки. Но здесь она пока ничего подобного не ощущала, скорее просто незначительные сложности, не более. На базу они вернулись уже ближе к вечеру, так что женщина решила отложить визит к своему гостю на следующий день. Вдруг соскучится? Впрочем, эта мысль была слишком смешной и наивной, так что всерьёз на это брюнетка не рассчитывала.
Примерно через час после завтрака Гиллеспи возникла на пороге отведенной Алану комнаты с приглашением осмотреться. Несмотря на то, что это была скорее военная база, там имелись вполне себе приятные места, обустроенные хозяйкой для души. Например, оранжерея с небольшим прудом по центру. Вполне неплохой вариант для человека, просидевшего уже почти с неделю в четырёх стенах. Ладье не было особо важно, оценит ли Вайль красоту воссозданной природы, ей самой нравилось здесь бывать.
- Знаешь, мне бы все же не хотелось, чтобы ты чувствовал здесь себя пленником, - женщина говорила медленно и тягуче, в такт собственным неторопливым шагам и размеренному стуку невысоких каблуков по мощеной камнем тропинке. Боковым зрением она следила за спутником, пытаясь уловить малейшие изменения как в психологическом, так и физическом плане. Поскольку гордость едва ли позволит ему намекнуть об усталости, брюнетка желала распознать момент до того, как он просто свалится без сознания с какими-нибудь осложнениями. И бионический протез был как всегда кстати.
- За эти дни ты ни разу не попытался выйти осмотреться, несмотря на возможность. Почему? - Кэсс слегка повернула голову в его сторону, скользнув заинтересованным взглядом по его лицу. - Впрочем, если ты предпочитаешь молчать, пусть будет так. Это своего рода золото, если верить народной мудрости. А вот я, пожалуй, буду сыпать серебром за двоих.
Женщина осторожно ступила на деревянный мостик, прокинутый через заросший лотосами пруд, и без опаски облокотилась на резные перила. Несмотря на видимую хрупкость, конструкция на самом деле могла выдержать и не такое. Вайль молчал, Гиллеспи пока тоже, раздумывая на тему того, с чего стоило начать. Наверно, с начала?
- Помнишь, в той камере ты сказал, что не видишь смысла все всем этом, если нет личных счетов? Ты был прав, это во многом личное. Мир привык его видеть героем, рыцарем в железных доспехах, но мало кто знает, что он далеко не такой, каким кажется. Забавно бывает с высоты прожитых лет оглядываться назад и ясно видеть тот момент, когда твоя жизнь свернула не туда. И все из-за одного человека.
Брюнетка на некоторое время замолчала, устремив взгляд куда-то вглубь оранжереи. Она все ещё раздумывала, продолжать ли задуманное или все-таки сказать "пас", оставив карты при себе. Эту историю целиком к настоящему моменту знали очень немногие, но если Ладья хотела добиться своего, то ее нужно было рассказать.
- Жила-была девушка Кассандра из обеспеченной и уважаемой в Англии семьи Гиллеспи, мать ее занималась оружейным бизнесом и являлась по тем временам прямым конкурентом Говарда Старка. Однажды так сошлись звезды, что его сын поступил в Кембридж, где в то время обучалась и героиня моей истории. Ее мать увидела в этом возможность разузнать что-нибудь о конкуренте через сына и попросила девушку влюбить в себя Энтони. Собственно, ей даже ничего делать не пришлось, потому что богатый сыночек сам положил глаз на Кассандру. Напросился на ужин с ее семьёй, демонстрировал невероятное упрямство и настойчивость. И вроде ничего не предвещало беды, но на выходе из ресторана на них напали. Гидра. Тогда она впервые увидела тех, с кем ее мать, как оказалось, вела теневой бизнес. Охрана была убита, отец ранен, но чудом им удалось отбиться от нападавших. Говард после этого сына принудительно забрал в Штаты, а Кассандра продолжила учиться под усиленной охраной. Но мы ведь помним, что Старк упрямый, да? Он сбежал в Англию, обошел телохранителей и убедил девушку бежать с ним. Некоторое время они вполне счастливо жили где-то в Новой Зеландии, но Кассандру волновала одна недосказанность между ними. Если сначала она должна была играть в любовь, то в итоге ей и поддалась на самом деле. Девушка захотела быть честной со своим избранником и рассказала все, как есть. Но Тони искренности не оценил и слушать ничего не стал. Объясниться им в итоге не дал Говард и ЩИТ, который был готов арестовать ее только за то, что она дочь пособников террористов. При всем при том, что до недавнего времени Кассандра об этом даже не задумывалась. Но в тюрьму попасть ей было не суждено, хотя иногда я думаю, что это, возможно, было бы и не таким плохим вариантом для неё. Кассандру увела у них из-под носа Гидра. Не хочу вдаваться в детали, но пришли они ее не спасать. Убили родителей на глазах и предложили либо отправиться за ними, либо помочь в передаче семейного бизнеса другим людям. В восемнадцать лет девушка как-то не была готова покидать этот мир, плюс берегла в душе надежду, что Тони одумается и вытащит ее. Нужно было только выжить и суметь связаться с ним. Так и проходили дальше дни Кассандры - в попытках заслужить достаточный уровень доверия, чтобы сбежать. Однажды ей это удалось, но каким было для неё разочарованием узнать, что возлюбленный не то что не искал ее, а вовсе и думать забыл. Удача от неё отвернулась, и палачи вышли на след, вернув беглянку. Порой я все ещё задаюсь вопросом - почему не убили? Почему всего лишь покалечили морально и физически? Но ответа на этот вопрос я так и не получила. И больше не получу уже никогда. Потом было много чего в ее жизни, венцом которой стала изящная месть и рокировка. Одним словом... добро пожаловать в Гидру, Алан. Точнее, в одну из ее голов.
Женщина обернулась к собеседнику, испытующе взглянув в его глаза. За все время рассказа на ее холодном мраморном лице не скользнуло ни тени эмоции, словно говорила она вовсе не о себе, а о каком-то постороннем человеке.
- А знаешь, что самое прекрасное в этой истории? Что Тони Старк со своим непомерных размеров эго не так давно вышел на меня с вопросом о его настоящей семье. Ты думаешь, он извинился? Обмолвился хоть словом о том, что было? Нет. Ему плевать было на девочку, чью судьбу он сломал двадцать лет назад. И мне тоже было бы на него плевать, если бы он не появился как ни в чем не бывало и не сорвал мне крупную сделку. Этот мотив выглядит достаточным в твоих глазах, как считаешь?

+1

30

Вопрос Кассандры не стал для него неожиданностью, однако вынудил всё же задуматься над ответом. На фоне непривычной скованности движений он был, в общем-то, отчасти очевиден — он не хотел особо выдавать себя и свои привычки, а сейчас в условиях напичканного современной электроникой чужого штаба и, зная, что находится под строгим на самом-то деле наблюдением, тихо и незаметно у него ничего не выйдет. Он привык действовать незаметно и не особо явно, что в данном случае было затруднительно уже даже просто потому, что многое ограничивала боль и нежелание подыхать из-за собственной же откровенной глупости. Другой причиной, впрочем, было то, что он всё равно не хотел идти на поводу, что было затруднительно с пониманием того, что в сложившейся ситуации без этого выбраться не удастся.
Быть загнанным в безоговорочный тупик, в котором пока не виделось даже не очень очевидных просветов, всегда безрадостно, но в таких случаях выручал уже откровенный фатализм. Не сдаваться, даже если итог очевиден. И не потерять во всем этом то, что еще оставалось от тебя самого, даже если в итоге это приведет ровно к тому же финалу. Так что все основные старания Кассандры, как он был уверен, заранее были обречены на провал.
Вопрос он решил в итоге оставить без прямого ответа, как и комментарий про то, что ему не хотелось бы, чтобы он чувствовал себя здесь пленником. Вот это уже было даже забавно...
Не сказать, чтобы мужчина проникся к месту, куда его привели, какой-либо симпатией — видеть в подобном какую-либо романтику он перестал уже довольно давно, и сейчас определенно было не то настроение, чтобы его унесло в такие степи. Так что по большому счету он украдкой оглядывался, выискивая те самые лазейки или пути к отступлению, скорее по привычке — поскольку благодаря пейзажу за окном через какое-то время стала очевидна весьма распространенная фраза, объяснявшая по крайней мере часть положительно-нейтрального с ним обращения: а куда он денется-то с подводной лодки? без возможности осмотреться без слежки он в самом деле мало что мог предпринять.
Алан следовал за женщиной, которая то ли сама ходила неспешно, то ли сейчас подстраивалась под него, но на мостик за ней следовать не стал, лишь скрестил руки на груди, больше машинально. Кассандра пустилась в откровения, из которых с самого начала стало ясно, о ком речь и к чему она вела, отвечая на заданный неделей обратно вопрос. Слушал он так же молча и не перебивая, хотя с ходу захотелось задать несколько отстраненных и, возможно, не самых вежливых вопросов, но в целом картина обозначилась достаточно ясно, как и то, зачем она вообще всё это ему рассказала.
Другое дело, что это не особо что-то изменило. Ответ на вопрос был дан, но не на тот вопрос, каким он здесь боком и почему его должны были волновать чужие проблемы. Долг перед спасительницей? Серьёзно? Капкан же. не был бы он ей нужен для реализации своих фантазий на тему мести, этого делать она бы не стала, даже зная про его существование. Ибо... ну вот серьёзно, зачем? Извинений за поступки Старка с него не требовали, как и не пытались взять за них плату с него. Хотя насчет последнего еще можно было поспорить.
— Пожалуй, что достаточным, — подал голос "пленник", всё-таки неспешным шагом спустившись на тот же мост, но по прежнему сохраняя дистанцию. Картинно и расслабленно облокотиться о перила он всё равно вряд ли бы смог. — Правда, я во всем этом вижу больше странную иронию, которую можно приписать к тем же насмешкам судьбы. Поскольку в одном месте собралась бывшая подруга Энтони, о которой он забыл, и его вроде бы брат, о котором он не знал, и при этом истории их жизни в чем-то можно назвать схожими. У бродяги, правда, изначально не было дома. Однако во главе своей группировки я оказался как? Примерно в том же возрасте оказался у них подневольно без права выбора. А спустя некоторое время сидения на цепи встал на ноги и провернул, по всей видимости, аналогичного характера рокировку, тем самым эти цепи сбросив. Вот уж что действительно можно назвать... забавным. "Лис" явно более известен определенному обществу, чем ваша семейка, но я не уверен, что из моей "неофициальной" истории вообще может быть на слуху.
Мужчина кисло усмехнулся.
— Гидра. А вот это я уже просто не буду комментировать.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [05.12.15] Deal... with it


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно