Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Щит, закрепленный на рюкзаке, напоминает о себе непривычной тяжестью. Можно представить, что отец отдал свой щит Джеймсу на время, а сам идет следом и с легкой улыбкой на губах глядит в спину сына. Подобная мысль точно также заставляет чувствовать юношу живым и понимать необходимость дальнейшего движения.

© James Rogers

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [13.04.16] Missed me, brother?


[13.04.16] Missed me, brother?

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Время: 13 марта 2016
Место: секретная военная тюрьма неподалёку от Хаммерфеста
Участники: Aldrif Odinsdottir, Loki Laufeyson, Thor Odinson
Описание: после того, как Асбьёрн, которому было сказано и показано, что он - не совсем Асбьёрн, расстался с драугром, который по высшему стечению обстоятельств когда-то был одним из избранных Громовержцем воинов-Йомсвикингов, безумие не покидало светловолосого великана. Часть его высвободилась вместе с правдой, которая была узнана слишком рано. Другая часть активно развивалась благодаря задаваемым вопросам, мучающим душу бога, страдающего навязанной амнезией, подавая активные признаки высшего воздействия на не только разум того, кто раньше был Тором, но и тело. Чем больше в себе сомневался Асгардец, тем больше он становился человеком не только в разуме своём, но и физиологически. Посему неудивительно, что когда мужчина нарвался на очередные серьёзные проблемы, которые так и липли к нему со всей строгостью и жесткостью в юморе природы, то был побеждён. Он был пленён, и по иронии судьбы - совсем недалеко от своей цели. Видимо, путешествию бога так и не суждено было закончиться, ибо судя по намерениям военных, просидеть заключённым ему предстояло до окончания своих дней.
   Да только у кое-кого были немножко другие планы на этот счёт.

+1

2

- А ну стоять, говнюк! Руки за голову, немедленно! Руки за голову! Брось оружие!
- Бросить оружие, кому сказали! Быстро бросай!
- Оружие на землю, руки за голову, мордой в пол!
   Вряд ли стоит описывать весь богатый лексикон пусть и элитного, но все же военного подразделения. Пальцы, дрожащие на спусковых крючках, крики, заглушающие рёвы военных внедорожников позади, все прибывающих и набитых битком солдатами и тяжёлым вооружением, техничное и быстрое занятие позиций - все, будто по учебникам каким-то. Лишь несколько секунд - и Асбьёрн оказался окружен ни много, ни мало полсотней солдатов, тычащих в него практически всем - вплоть до парочки MGL-6. Вопрос касательно повреждений среди дружественного числа бойцов после выстрелов такой дурой в относительно закрытом помещении мало волновал вышестоящее начальство. Особенно после того, как преступник голыми руками смог сделать то, что обычно полагалось делать огромной такой бетонной гире, предназначенной для сносов зданий. И вот сейчас Асбьёрн стоял с чеканом цверга в руке, затравленно озираясь по сторонам, в изорванной одежде, будучи окончательно загнанным в угол, и не знал, что делать ему дальше. Хотя... в конце концов, так всё и должно было закончиться рано или поздно. Ибо всё ранее происходящее было лишь частью его личного воображения, явно больного. Хотя бы потому, что сейчас мужчина богом себя как-то не ощущал. Хотя бы потому, что руки его болели, плечо кровоточило, дыхание было сбито, и в плече застрял кухонный нож, отчего чекан с каждой секундой становился тяжелее. А он всего лишь хотел поесть. Просто поесть. Но кто мог знать, что в этой придорожной кафешке окажутся офицеры высокого пошиба, которые напьются и начнут приставать к официантке? Кто мог знать, что они не оставили табельное оружие на базе, и решили вдруг показать, какие они мощные да крутые? И конечно же, один из них успел запросить подмогу - которая прибыла куда быстрее, чем стоило ожидать. Несколько минут драки - и всё вылилось в разрушенную забегаловку, кучу военных вокруг, и абсолютно безвыходную ситуацию. Секунды в сознании тяжело дышащего Асбьёрна тянулись, словно часы, и перед глазами картинка начинала медленно, но уверенно плыть. Ну почему, почему всё в его жизни должно закончиться именно так? Почему его сумасшествие привело его сюда, а не хотя бы в сумасшедший дом? Хотя нет. Если подумать, такой конец будет получше сумасшедшего дома. Но по крайней мере, он хотя бы должен достойно это всё закончить. Он отстаивал то, что считал правильным, ну а тот факт, что после никто не стал ни слушать, ни разбираться - так что поделать, так устроен мир. Вздохнув, Иггурсон медленно поднял руки вверх, осмотрев солдат, почти что выпустил чекан из рук... и после с гримасой боли резко выдернул нож из плеча, метнув его в одного из солдат с гранатомётом, резко упав на пол и проехавшись под первыми залпами из винтовок навстречу к еще двум, которых махом снёс чеканом. Еще секунда - и вот он едва успевает закрыться четвёртым, разбивая голову пятому. Дышать всё тяжелее, а молот кажется неимоверно тяжёлым. Откуда в нём эта слабость? Ведь дело не только в ране, нет, дело еще в чём-то. Но на раздумия времени нет - надо бежать. Только чудом добравшись до задней двери, Асбьёрн сшиб шестого солдата, и схлопотав две пули от седьмого, успел его лишь отшвырнуть.  Едва успев закрыть двери в уборную, мужчина тотчас же отлетел от взрыва, и упал наземь, сплёвывая кровь изо та и судорожно пытаясь встать. Все же кто-то пальнул из гранатомёта, и пусть дверь приняла на себя немалую часть ущерба, осколки все же торчали из его тела, красочно окрашивая окружающие участки одежды и тела в алый цвет. Картинка покрывалась все большей рябью, размывалась, а дыхание ускользало так же, как и сознание. Только не так. Только не в, мать его, сортире. Вслед бросили несколько слезоточивых - на кой церемониться, почему не бросить осколочные, промчалась шальная мысль - и сразу же рывок к стене. Замах чеканом из последних сил - и вот новый выход на улицу готов. Бежать. Терпеть - и бежать. Позади слышались выстрелы, кажется, парочка даже его задела - но мужчина продолжал устремляться всё дальше, к обрыву, пытаясь хоть как-то видять между транспортом гражданских, в спешке брошенном хозяевами. Позади слышались крики, выстрелы и топот, но оборачиваться кузнец не стал. Оставалось еще немного....
- Мне снять его, сэр?
   Прицел 50 BMG неотрывно указывал то на голову, то на тот участок спины, где выстрелом можно было сразить сердце блондина. Снайпер так и норовил нажать на гашетку, но человек в костюме рядом лишь покачал головой.
- Ваши ребята всадили в него - сколько?- Пуль десять, майор? И он все еще жив. Нет. Берите живым.
- Но он положил наших бойцов почти что с...
- Отставить. Выполняйте приказ.
- Но сэр...
- Вы-пол-нять, майор.
   И снайпер, шикнув да засопев, прицелился чуть ниже, задержал дыхание - и выстрелил. Миг - и грохот от выстрела винтовки сменился рыком, полным боли. Асбьёрн, упав на землю, пытался безуспешно закрыть огромную дыру в ноге, и даже не видел, как его окружают солдаты.
- Вы сказали живым. Но не сказали - невредимым - зыркнув на "костюмчика", майор убрал винтовку, и направился к бронемашине. - Если поспешите - то кровь можно остановить. Инвалид, думаю, тоже вам подойдёт.
- Вы ведь смотрели на него после выстрела, майор? - человек в костюме, казалось, не испытывал недовольства от такого своеволия, прикрытого дословным выполнением приказа.
- А на кой?
- Да хотя бы потому, что инвалидом он вряд ли останется. И нога, знаете ли, на месте. - Лишь лёгкий смешок, и бинокль передали стрелку.
- Нога на... что... Да ну нахер. Этой пулей в слоне можно сквозную дыру размером с баскетбольный мяч проделать! - схватив бинокль, майор быстро уставился на солдат, уже переставших избивать потерявшего сознание Асбьёрна, и утаскивающих его бессознательную тушу вшестером. Притом - с немалыми усилиями. Нога, пусть и была изрядно повреждена, была на месте. И сквозного ранения не было видно. Это... мало поддавалось объяснению. А то, что его оружие не могли поднять двое солдат, ясности не вносило.
- Какого ху...
- Выражения, майор. - похлопав по плечу снайпера, мужчина в костюме с довольной миной направился в чёрный вольво, не оборачиваясь, добавив - как можно скорее направляйтесь на базу. Группа зачистки в трёх минутах отсюда, и чем меньше времени армия проведёт здесь - тем лучше. Более того - кажется, мы с вами только что получили отличный биоматериал. Думаю, вам не терпится узнать, какие возможности таятся в этом... образце.
   А он просто хотел поесть.

   Дни сменялись ночами, а разницы в одиночной камере не было. Счёта времени здесь не было, равно, как и света, обогрева, или каких-то звуков. Возможности двигаться не было, и все, что он мог делать - это изредка слышать обрывки разговоров касательно экспериментов. Когда его не пытались разобрать по кусочкам, то вполголоса обсуждали результаты исследований, которые вносили ясности чуть меньше, чем ноль в ожидаемую работу. Его не кормили, не поили - и это тоже удивляло их, ибо хотя бы от обезвоживания он должен был уже скопытиться. Но нет. Более того - его ранения почти что зажили, оставаясь лишь рубцами, слабо напоминающими о полученных повреждениях. Громадные цепи и причудливые высокотехнологичные замки, заминированные количеством взрывчатки, способной разнести немалое здание и направленной на внутренний взрыв, не давали даже пошевелиться. Асбьёрн был предоставлен лишь самому себе, и уже почти что окончательно утратил связь с реальностью, как в определённый момент исследования приняли более... гуманный характер. Более того - с него даже сняли металлическую маску, позволив ему видеть, и порой вести диалог с кем-то, похожим на психиатра, биолога и одновременно историка. Иногда она приходил одна, иногда - с коллегами. которые брали у него образцы крови, а она записывала что-то в своём планшете. разговоры были малозапоминающимися, и суть их часто терялась в сознании Иггурсона, которое, казалось бы, почти что утратило ясность... но вдруг что-то случилось. Мужчина начал более ясно соображать, более чётко воспринимать окружающий мир. Голоса ушли из его разума, и вот в какое-то время он мыслил полностью ясно. Однако память всё так же плыла. Но хотя бы его безумие отступило на второй план. В разуме крутились лишь одни вопросы: что с ним делают, когда это закончится - и не то, чтобы кузнец надеялся на хороший исход, и за что с ним так. Хотя, если быть честным, то ответ на последнюю часть предательски хихикал в подсознании. Но ясности все же хотелось. И когда он оставался один, то все равно спрашивал. Только не вслух, и не своих тюремщиков.
   Он спрашивал богов - за что ему это всё.
   Но ответа всё не было.

Отредактировано Thor Odinson (05.01.2017 19:46)

+1

3

Мне стоило сказать спасибо большим грозным парням с пушками и невероятным желанием пихать их куда нужно и нет. Они изрядно задержали моего брата, в ином случае борозда разрушений за его спиной была бы в три раза длиннее. Рыбак из Донара получился из рук вон отвратный. Доктор был со всех сторон более приятной личностью. А, главное, более тихой и мирной. А ведь, казалось бы — и тут на его плечах висела мидгардская красотка с золотой душой, живи и радуйся.
Но какое там.
Красотка не была Джейн Фостер, и чего не отнять у недоброго доктора — силы духа ей было не занимать. Сигги Йонарсдоттир обладала слишком большим и покорным сердцем, кровоточащим после ухода Асбьёрна из её жизни. Она была второй на нашем пути по следу Тора. Сразу после Йормунганда, всё ещё обиженного хуже девочки на вечеринке, которую никто не пригласил танцевать. Сигги на такую обиду имела больше прав, но всё же не винила никого. А мой брат как был сердцеедом, так и остался. Мне хотя бы хватало совести оставаться в умах смертных мимолётным увлечением, приятным воспоминанием, не ранящим понапрасну. Но хорошему парню и герою, разумеется, не до таких мелочей. А у меня ещё и времени было немного. Приходилось пренебрегать хорошими правилами.
Я рассказал Сигги и всему городку грустную историю о потерях и переменах. В ней не было змей и чудесных спасений, в ней вообще ничего не было, кроме злой повседневности. Небо оплакало смерть Асбьёрна, случившуюся месяц назад. Оплакали его и люди, может, удивившись только свежести горя, но оно было не единственным в этой истории, и удивление быстро затерялось.
Я хотел рассказать об этом и чудесному народцу, но они отговорили меня раньше, чем я бросил на них взгляд. Что же, так и появляются легенды среди живых. Пусть народец и считает, что живёт особняком от смертных.

Латая дыры, оставленные Тором, я не слишком старался. Давно прошли времена, когда Мидгард мог столетиями не догадываться о визите небожителей. Сейчас же представление моего брата не ляжет в основу сказания. Его изучат в каждой организации, претендующей на глобальность и сделают выводы. И это не моя забота. Местами я только усугубляю картину, разбрасывая как можно больше противоречащих сведений. На наше счастье, в Мидгарде больше невероятных силачей, чем можно пересчитать. С каждым годом их число всё увеличивается, и первое их заявление о себе выглядит в лучшем случае вот так паршиво. Мне не нужно делать вид, будто в Мидгарде ничего особенного не произошло. Мне лишь нужно, чтобы Рокстон как можно позже осознал, что в Мидгарде произошёл Тор.
И вот, наконец, парни с пушками. Спасибо, да. Их работа впечатляла, как впечатляет построенный младенцем замок из кубиков. В конце концов, у них могло бы что-то выйти. Но, избавившись от мечтаний о мировом господстве, я в своё время приобрёл стойкую аллергию на проявление подобного в других. Вот сейчас чихну, дуну-плюну... или нет. Сначала удовлетворю интерес.
Защита в системе парней с пушками стояла серьёзная, заковыристая, но мидгардская, а значит — примитивная. Их учёные работали на износ с тем, что удалось добыть из Тора. И с их стороны было очень любезно не выносить эти данные за пределы здания. Я обожаю секретные организации за это. Честно. В секретных организациях гораздо проще найти информацию, чем в размазанных по всему земному шару сетях.
Когда я закончил с фальсификацией, время ползло к десяти вечера. Пожалуй, самое время для небольшого переполоха.
Никем не замеченный, даже камерами наблюдения, я пробрался в клеть, где держали Тора. Вид его почти порвал мне сердце. Это всё ещё было лучше, чем окончательная смерть, но эти по-человечески дряблые руки, не способные сокрушить хрупкий человеческий металл... что я с тобой сделал, братец.
Опершись на посох, мерцающий иллюзиями, я хихикнул и как был босой ступил в поле зрения Асбьерна.
— Ответ может тебе не понравиться, — сказал я, вблизи изучая лицо, которое очень слабо походило на лицо моего брата.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:37)

+3

4

Когда он был один, то все равно не оставался в одиночестве. В голове пленного всегда были голоса, доносившиеся будто бы не из его разума, а откуда-то издалека. И если раньше он пытался их заглушить, то теперь же принимал их. Слушал. отвечал, не произнося ни слова. В конце концов, что есть безумие? Может быть, ты безумен, если слышишь голоса, когда все остальные - нет. Или же все безумны, и лишь ты слышишь то, что должны слышать все, посему они сумасшедшие? Кто устанавливает эти грани? Люди. Но они ли хозяева мира? Отнюдь.
   Посему когда блондин услышал слова того, кто прибыл сюда непрошеным гостем, он даже не потрудился открыть глаза. Как и не понял, что к нему обращались вслух. И ответил так же, как и раньше.
   Какой-либо ответ все же лучше молчания. Ибо как по мне - нету наказания хуже, чем Остров Молчания, где нету ничего. Хотя... вряд ли многое из существующего способно сделать сильнее.
   Он, кажется, начал забывать, как говорить. Один ли он здесь? Прислушавшись, Асбьёрн не услышал и малейшего шороха. Ведь кто может передвигаться тише да незаметней того, кто есть сама история? Почему-то он попытался заговорить. Будто бы хотел попробовать саму речь на вкус. Но поначалу не получилось.
   Мысли в его голове были в таком меланхоличном хаосе, что связи было не найти. Иногда бессвязные обрывки фраз, казалось бы, вырывались в нечто понятное, но это сразу же развеивалось. Порой даже мысли невольно слетали с его губ, заставляя вслух произносить те или иные вещи, стороннему наблюдателю являющие отсутствие всякого смысла.
- Силу свою
должен мудрый воин
осторожно показывать;
в том убедится
бившийся часто,
что есть и сильнейшие.

   Мужчина устал. Очень сильно устал от всего, что происходило с ним. Амнезия, тайны, галлюцинации, сверхъестественное - это при условии, что оно тоже не было галлюцинацией, постоянное скитание в поисках не пойми чего, это... иссушает. И Ода кровь, Тор сейчас был высушен до капли. В нем не осталось практически ничего. Надежду на мирную жизнь он потерял уже давно, сказка от него ускользнула, подарив лишь память о себе на прощание тихой ночью начала весны, пусть уводил в никуда, а сейчас от него начали забирать куда более прозаичные части его самого. Стало быть, он был никем настолько, насколько представлял себе это возможным.
   Но в этот день - или же ночь - история пошла не по известной мужчине тропе. Раньше у него не было желания сопротивляться, размышлять, и он попросту хотел, чтобы все закончилось, да ничего не было после. Но теперь, когда он услышал этот голос, маленькая, едва заметная мысль проскочила в его голове. Раз он - никто, то может ли стать кем-то? Ведь все его естество сейчас - словно чистый пергамент, на котором можно написать любую историю. Только дал бы кто-то перо и чернила...
   Далеко в небе раздались раскаты грома. Слабого для гостя, но достаточно сильного, дабы краем уха услышать его едва заметные отзвуки.
   Кисти рук, доселе безвольно свисавшие в заминированных оковах, сжались в кулаки. Не мысль, не намерение - нечто, сродни самому архею инстинкта. Или же первозданной связи. Будто бы одно попросту не может существовать без другого.
   Далеко в горах земля, находящаяся под оружием не из этого мира. начала содрогаться, освещаемая голубоватыми бликами небесного огня, игравшего на безупречно отполированном металле.
   Но мужчина этого всего не ощутил, не услышал, и не заметил.
- Я понимаю, что мне вряд ли долгое время отпущено. И если ты здесь за этим - кто бы ты ни был - имей храбрость, закончи своё дело. Я устал от всего этого, и тайны с оттягиванием конца неимоверно раздражают. Вы должны были узнать уже всё, что только можно от меня. Так что заканчивай уже. Путь не может длиться вечность.

+2

5

Он не ощутил, не услышал, не заметил. Но ощутил я, а вместе с тем — понял, что успел вовремя. Мидгард и вся Вселенная за его границами всё больше не выносила смертного Асбьёрна, который по неведомой закону причинно-следственной связи тропе пробрался в центр внимания столь многих божественных существ. Выбрасывая из памяти людей его земную жизнь, я подбросил мирозданию ещё одну загадку: Асбьёрн был жив и в то же время мёртв, вдобавок и очень не похож на кота. Вот-вот вся эта колоссальная система попросту психанёт и, не разбираясь в остатках моей сказочки, сметёт историю Тора вместе с ним самим в корзину как испорченный черновик; а там уже подложит чистый лист для собственного спокойствия. Меня этот вариант не устраивал. Асбьёрна, пусть он и просил теперь о смерти и забвении, тоже. Ему в его неведении было простительно считать смерть окончанием и итогом всему.
— По телеку в твоём рыбачьем углу, надо думать, смотрят только местные новости о популяции гейзеров и булочек в ближайшей пекарне, что ты меня не узнаёшь?
Не важно, успел ли Асбьёрн набрать жизненного опыта за месяц своей жизни и как в Исландии относились к супергероям и суперзлодеям, разносящим по большей части Америку. Мне хочется взглянуть в глаза несчастного человека. Мне нужно знать, как много у меня времени.
— Бывает, что слово ты скажешь другому, а после поплатишься, — сейчас до человека проще добраться словами из его собственного мозга. Вот уж никогда бы не подумал, что Тор так высоко ставит сказания о нас в Мидгарде, хоть удивительного в этом вовсе нет. Мой брат всегда был полон самолюбования. Тем больнее видеть его таким. Месяцы у Коллекционера не сделали того же.
Я подошёл ещё на шаг ближе. Посох уронил с навершия зелёную слезу, расплывшуюся по полу и тут же исчезнувшую.
— Ты прав, нет пути, что не имел бы завершения. Подвох лишь в том, что видит она: вздымается снова из моря земля, зеленея, как прежде; падают воды, орел пролетает, рыбу из волн хочет он выловить. А значит, нет конца, без начала. Я здесь не для того, чтобы прикончить тебя. Но определённо для того, чтобы проводить до конца твоего пути. И вот вопрос… ты так и будешь сидеть в этих вафельных нарукавниках? Заряды я с них снял, всё прочее тебе под силу.
Ну, не без помощи извне, но о том моему брату знать не обязательно.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:37)

+3

6

Слова незнакомца будто бы задели какую-то далёкую, глубоко запрятанную струну в душе мужчины. как дуновение знакомого ветра. Слабое, едва живое - но все же ощутимое. И как только оно появилось, тотчас же исчезло. Как обычно. Стоит ему хоть что-то вспомнить, хоть что-то посчитать знакомым - как мир тут же отбирает у него это.
- Я не большой фанат телеканалов... да и этого интернета тоже - хмыкнул Асбьёрн, опустив голову и машинально поведя закованными руками - так что - нет, я тебя не знаю, мистер знаменитость. Хоть ты и почему-то кажешься мне знакомым... но я уверен, что если я тебя и видел, то явно не на экране.
   Кажется, этот незнакомец с парадоксально знакомым лицом его знал. Хотя, впрочем, никто не говорил, что все будет просто и понятно. В той жизни Иггурсона, которую он помнил, ничего не было просто и понятно. Более того - кажется, собеседник понимал тот бред, что невольно говорил скованный блондин. Понимал, знал, откуда это всё, и даже помнил - пожалуй, получше него самого. Опять загадки. Снова тайны. Когда ты перестаёшь опасаться неизведанного, принимая его за данность, когда ты устаёшь от постоянного наплыва этих эмоций и ситуаций - это всё начинает раздражать. Интуитивному опасению приходит на смену раздражение. А жажду познаний сменяет глухая, тупая, и дикая ярость.
   Руки пленника напряглись, взгляд стал откровенно недобрым, и не нужно было даже смотреть в его опущенное лицо, дабы понять - в нем все больше назревает агрессия. Кардинальный контраст по сравнению с апатическим состоянием Асбьёрна ранее, но сейчас в этом можно было винить кое-кого другого. Неведомо каким образом Локи пробудил... нащупал? Активировал?... В общем, сделал что-то с Тором, и его суть перестала быть инертной. Проблема была, однако, в том же добром деле: Лофт как-то умудрился пробудить в Донаре его суть. Неизвестно, намеренно ли, ненамеренно ли, магией или простым присутствием - но эффект имел место быть. Так или иначе, дело шло хорошо, и одновременно из рук вон плохо, и даже опасно. Ведь Тор как личность, как бог, как самостоятельная активная божественная алкоголическая единица, если хотите - это не только лишь первобытная ярость неостановимой бури, грома, природы и войны. Это еще и друг, сын, брат, в разных линиях времени - даже отец. Это еще и мудрый воитель, и сострадательное божество, и терпеливый слушатель (нечасто, но бывали замечены за ним подобные вещи), и понимающий наблюдатель - описывать можно долго. Но сейчас этого всего в Донаре не было. Он не помнил этого, он не ощущал этого. А был лишь медленно, но верно нарастающий гнев - как могла бы выразиться сестра двух братьев, находящихся так близко и так далеко друг от друга сейчас - археичная суть Громовержца. Ничем не сдерживаемая ярость, ничем не управляемая, ничем не подавляемая. Как зверь, спущенный с поводка. Пока что еще глаза бога не начали излучать холодный свет, сулящий конец жизни тому, что осветит, но до этого было уже недалеко.
   Так что если таков был план Локи, когда тот побудил Одинсона разорвать-таки кандалы и медленно, с повадками дикого хищника подниматься на ноги - то его и впрямь можно назвать непревзойдённым гением импровизации с мазохистическими наклонностями, вытекающими при исполнении оного. А если же план Трикстера был иной - что же, ему следовало бы мгновенно предпринять хоть что-то, дабы не стать жертвой вместо спасителя. Какая ирония - почти за любое доброе дело Лодур страдал в той или иной форме. Это природа так шутит над ним? Потому что если так, то сейчас был самый подходящий момент для братьев крикнуть в лицо этой суке, что ее несмешным шуткам пришёл конец.

+1

7

Каждый герой рано или поздно страдает от собственных принципов. Не счесть примеров, как рыцари Вселенной страдают от пацифизма и нежелания воздать злодеям смертью за принесённые разрушения. Чуть меньше горестных историй о неосторожно данном слове или удерживаемой на глиняных ногах Чести. Как правило в них мало внимания уделено тем потерям и страданиям, которые по воле сильных остаются без должного отмщения или хоть какой-то компенсации.
Мои принципы гуманнее. От них, как правило, страдаю только я. Более того. Нет, я не рискую утверждать, будто за пару лет смог хоть на квенту искупить все мои злодеяния. Но я могу гарантировать, что ещё пару веков не успокоюсь. И черта с два позволю успокоиться Донару, как бы он сам себя ни звал в каждый конкретный день.
Но, как я уже сказал, как правило, от своих принципов страдаю больше я. Мой план всегда пренебрегает возможностью огрести как бесконечно малым неудобством. О том, что это больно, что у Тора тяжёлая рука даже в мясном просоленном мешке… в общем, я тут подумал… только теперь подумал, да, это правда… но мне разонравился мой прежний план. Не целиком, но кое-что в нём стоило изменить. Самую малость.
— Твой путь свободен. Твой плен отомщён. Ты не один.
Мне стоит уточнить. Как бы примитивный ни были человеческие системы данных, с ними гораздо проще иметь дело, если обслуживающие их люди на что-нибудь отвлекаются. Например, на подопытных, которые по удивительному стечению обстоятельств выходят из-под контроля и очень удачно находят уязвимые места в безопасности комплекса. Впрочем, ни один эксперимент за пределы так и не выбрался. Какой бы ни был бог, а он отлично уравновешивает любое соотношения сил до уничтожительного паритета. И это был бы отличный хоррор-фильм, если бы тут был хоть один герой, которому стала бы сопереживать публика. Но тот единственный был заперт. И я не собирался вести его через погром. У меня была наготове другая дверь.
— Ты не один страдал от рук людей за этой дверью. Другие заплатили за тебя. Тебе же уготована другая дорога. И, клянусь всеми реками Вселенной и их истоками, ты получишь все ответы на вопросы, что мучают тебя, если пойдёшь со мной.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:37)

+3

8

Пока Лодур стоял и говорил с Тором, тот в своей нарастающей ярости подходил все ближе. Был отчётливо слышен хруст его побелевших костяшек, а глаза были чересчур яркими, грозясь вот-вот полыхнуть небесным огнём. Пока Бог Историй сплетал свой рассказ, на ходу меняя строчки, на бегу переписывая сценарий, сочтя его негодным, не успевая даже выбросить черновые варианты и бешено водя пером поверх уже написанных строк, Одинсон уже начинал замахиваться. Но как известно, мысль - она быстрее будет, чем что-либо. Не то, чтобы с нею никто никогда не соревновался в скорости, идиотов всегда хватало... Но из известных гонок победителем всегда выходила Мысль. А о том, что не доступно общественной огласке, о том спрашивайте Лодура. И он, может быть, даже ответит вам. И может быть, даже словами. И совсем может быть, даже малость отдалённо нужными вам. А если вас это не устраивает - тогда вспомните, что вы - лишь маленькое чернильное пятно на огромном листе с текстом. И уж кто-кто, а вы - явно не хозяин этого текста. Так что если не нравится, это ваши проблемы. А не бога.
   В общем, Локи успел. И синяки, переломы, увечья, и может быть, даже повреждения, несовместимые с нормальным существованием, остались на черновике. Рука позабывшего себя замерла, взгляд понемногу прояснился, и место ярости уступила усталость рука об руку с недоверием. А после - недоверием пополам с болью. Непонятной по своему происхождению, но складывалось неизведанное ощущение, что она происходит от недоверия. Почему? Еще один вопрос, на который нету ответа. И вряд ли он их получит.
- Еще одно обещание за клятвами, которые никто не потрудится соблюдать. Ведь чего стоит обещание тому, кто сам себя не знает? Если оно было дано кому-то, кто есть никто, значит, и нет его - обещания. - угрюмое лицо Асбьёрна смерило Лофта взглядом с ног до головы с высоты своего роста, после чего он лишь покачал головой - ты меня освободил неизвестным мне путем, и за это я тебе благодарен - но не более. Я не пойду с тобой. Я не хочу вновь идти за мечтой, которой не сбыться. И я не верю твои обещаниям, ведь ты мне - никто. Как и я тебе - никто. Как я сам себе - никто. Посему просто оставь меня в покое. - оглянувшись вокруг, Иггурсон приметил дверь, счёл ее подходящей., после чего принялся влезать в некое подобие костюма химзащиты. Трещало, скрипело, чуть ли не рвалось по швам, но таки налезло. - Не беспокойся. Выход я найду сам. А теперь - не мешай мне. И не стой на моём пути. Не хотелось бы благодарность превращать в... нечто иное.

  Неведомо как, но путь был практически без приключений. Несколько подозрительных взглядов, а после - лишь сумасшедшая гонка в ночи прочь от этого места, в дикую природу, что виднелась на горизонте. Как же, ответы ему дадут! Еще чего! Они все это обещали, только подожди, мол, немного, и все узнаешь. А когда и говорили, то лгали. Он устал от них всех. И они его раздражали. Хотелось было сказать, что он чувствовал предательство с их стороны, но подлые мысли говорили, что предал он сам себя. Где-то. Как-то. Когда-то. Это бесило еще больше. Да и слишком лёгки выдался этот побег. Ну где видано, чтобы тебя просто так взяли, освободили, и ты просто вышел? Вполне возможно, что ему все это кажется, что это проделки его похитителей. Но если это видение, и он ничего с ним поделать не может - есть ли смысл вообще сопротивляться? Уж лучше просто идти куда-то вперёд.
   Однако спустя полчаса бега трусцой по горным лесам он увидел чей-то силуэт впереди, и понял, что уже не один. А когда присмотрелся...
- Да вы, мать вашу, издеваетесь.

+2

9

Действительно, и когда Тор пользовался моими дверями. Разве что когда сам их вышибал. С чего бы ему следовать моими путями теперь. Нет, я пойду и проделаю свою просеку, даром, что в двух шагах удобное шоссе. Герой должен превозмогать, иначе какой он герой.
Нет, в самом деле досадовал я не на Тора самого. Скорее на милых лесных зверушек, по ошибке наделённых даром речи, что встретились Асбьерну в его спокойной смертной жизни с кузней, рыбалкой, вечерним пивом и тёплой женщиной под боком. Смертным не на пользу эти встречи, а уж потерявшему себя богу… ну, сами видите. Не понятно, что хуже.
А ведь я знал, что, сказав первое слово поперёк времени, не остановлюсь на паре ничего не значащих фраз. Разве что теперь стрела в лицо мне видится далёкой сладкой грёзой. Но делать нечего. Мне придётся продолжать.
Это история, которая валялась себе в черновиках. Мятая бумага, хранившая её, раз затыкала большой пробел в коре у корней Иггдрасиля, да вывалилась, когда величественный ясень подрубили и вырастили вновь. Я надеялся так и оставить ту историю валяться в тёмном углу забвения. Но вот пришлось подобрать и расправить строчки, исписанные узким и острым почерком.
И вновь злокозненный Локи у обочины необозначенной тропы нашёл приют для отдыха в тени развесистого дерева, ещё не помышлявшего о зелени листвы. Мне очень бы хотелось, чтобы истории цеплялись за подобные различия и соскакивали с рельс. С другой стороны, повстречался бы Локи тогда принц из рода Бора?
— Нет, ради всех богов, я не удерживаю и не задерживаю тебя, Человек Без Имени, Сын Неведомого Отца. Напротив, хочу составить тебе компанию в пути. К покою, в пекло, куда изволишь держать путь. Увидишь, я не хлопотный попутчик. Вдобавок, не стану кормить тебя просьбами ждать или загадывать загадки.
Не сказать, что у него был большой выбор. Так или иначе, а я собирался идти рядом, как обычно отбросив за ненадобностью опасения за собственную шкурку. Как же иначе.
— Как думаешь, в том направлении есть то, что ты так долго ищешь?[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:37)

+3

10

Как он его обошёл. Почему он не услышал го шагов. Кто он вообще такой. Столько вопросов, на которые так и хочется узнать ответ. И что с его намерениями? То он говорит одно, а теперь - совсем другое.
- Как можно брать в попутчики того, кто меняет свое мнение да намерения, словно перчатки? Как можно брать в попутчики того, о ком неизвестно ровным счётом ничего? - недоверчиво взглянув на Хведрунга, Асбьёрн пошёл дальше, не глядя, добавив: - в пути надо доверять друг другу. Я ничем твоё доверие не заслужил, да и ты мое тоже. Вестимо, смысла в твоем предложении не вижу.
   Но не тут-то было. То ли муха во времена неких Брокка да Эйтри имела свойства качественно так липнуть, то ли карма посмотрела на это, плюнула в ладоши, хрустнула пальцами да сделала новый виток нежданчиков, но попутчик никуда не делся. И что более важно - он не молчал. Да и язвил еще. Интересно, он это специально, или же просто иначе не умеет разговаривать? Желание стукнуть его боролось в Иггурсоне с желанием просто идти дальше и делать вид, что его нет. Но то ли некто не любил, когда его игнорировали, то ли имел наклонности мазохиста - непонятно, ибо явно намекающих сжимающихся да разжимающихся кулаков кое-кто в упор не замечал. Ну, или же не считал, что это нечто существенное.
   Или то его попросту забавляло.
   Да откуда ему известно о его цели? Он просто идёт прямо. Да, прямо. Да, не имея ни малейшего понятия о пункте назначения и совершенно не зная, существует ли он вообще. Нет, его это не заботит. И он никого не заставляет идти вместе с ним. И тем более ему неизвестно ,ищет ли он вообще что-то. Может, да, А может, и нет.
   Так продолжалось с какое-то время, покуда Асбьёрн резко не остановился и с утробным рыком не развалил ближайший валун, саданув в сердцах по нему кулаком. На удивление оторопелого Иггурсона валун отказался сотрудничать и вообще дальше существовать в этом бренном мире цельным, да развалился на кусочки, щедро сыпанув крошевом во все стороны, после чего отправился в свой каменный рай мучеником и жертвой неуравновешенного амнезийного индивида. Подавив в себе рычание и удивление за несколько секунд, блондин выпрямился, сделал пару глубоких и медленных вдохов-выдохов, повернулся к попутчику, и угрюмо выдал:
- Видишь, до чего ты меня довёл. Сам в этом виноват. Может, у этого валуна могла быть великая судьба.
   Но даже такой поворот не принёс желаемого Асбьёрну. И он решил смириться - хотя бы отчасти. Повернувшись к Локку, он сложил руки на груди, и авторитетно так пробасил:
- Если уж увязаться за мной решил - то назови себя. Открыто, честно, и без привираний. Только имя, большего я не прошу... да и, пожалуй. не хочу знать. Соврёшь - узнаю, и тогда пойдёшь ты туда, куда пожелаешь, но явно не со мной. А если тебе это не подходит... то все равно пойдёшь на все четыре стороны. Но вздумаешь пойти за мной, не назвав хотя бы своё имя или же солгав - что же. Судьба камня тебе, думаю, очевидна. Пусть я и никто, но в одном я уверен - я очень сильный никто, болтливый попутчик безымянный. Я жду ровно девять секунд, незнакомец. Из которых две уже прошли.

+1

11

Я демонстративно пожал плечами. В обвинениях в лицемерии, предательстве и вранье не было ничего нового, особенно в устах Тора. Одна лишь Альдриф не сыпала упрёками почём зря. Хотя, казалось бы, хевенской пропаганде против Асгарда позавидует любой диктатор, даже Танос.
— Почему же ничего? — спросил я, игнорируя тяжёлые взгляды Асбьерна. — Ты уже знаешь, что мне небезразличен. Стал бы я иначе следовать за тобой? И знаешь, что мне не нужна твоя смерть, раз я не оставил тебя с хмурыми ребятами гнить под землёй. И уж конечно ты заметил, что не похож я на Оддлёйг и других твоих так скоро найденных друзей из Скрытого народца. Ведь каждый оробел перед тобой и глотал слова, ссылаясь на кого-то там… извини, я очень редко чем-нибудь клянусь, и потому слегка обижен, и вроде бы и должен держать этот высокий слог таких, как я, но…
Тут Тор наглядно показал, что он тоже не в настроении. Божественное в нём не принимало хрупкости человеческих костей и ничего знать не хотело о законах физики. Он уже почти сам собой стал Тором, богом забывших его молний и оставившей его Силы. Гром звучал его голосе, сила крушила случайные булыжники на дороге. У меня совсем не оставалось времени. Ещё немного, и стихии сами вспомнят, почему они дышат в унисон с этим никому неведомым Асбьерном. Я не хотел думать о том, что будет, если он встретит это воспоминание без оружия в руках. Того единственного, которое его защитит.
Но вместо того, чтобы помочь мне, Асбьерн взялся за угрозы.
— Годадолгр, — не выжидая, пока закончатся мои трижды по три секунды, ответил я. — Это моё имя.
А самонадеянность в Асбьёрне сквозила истинно человеческая. Впрочем, я сам не без греха. И названное мной имя, истинно моё, открыто, честно и без привираний, дань этой самонадеянности. И просто потому что мне в самом деле было обидно. Ну в самом деле, ну.
— А ты зовёшь себя Асбьёрн Иггурсон, известно мне. Как и то, что ты не ведаешь покоя. Буря унесла его в море, и никто вокруг не в силах показать тебе, куда. А я повторяю свою клятву. Когда ты пойдёшь со мной, ты обретёшь потерянное. Ну, или, в конце концов, какая тебе разница, куда идти? — уже совсем не рисуясь в духе этих Скрытных уродцев закончил я.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:37)

+3

12

- Годадолгр, говоришь? - с недоверием посмотрел Асбьёрн на новоявленного навязавшегося спутника - Судя по изворотливости да уходу от ответа, но давая оный, впору бы тебе Среброязыким называться. А мне - так и вовсе Хлорриди. Но пусть будет Года-Долгр, что ж.
   Но почему-то блондин усмехнулся. Злость внезапно сменилась чем-то. что ему было неизвестно. Неизвестно, но... приятно почему-то. А после того, как Годадолгр упомянул Оддлёйг и остальных...
- Так, значит - не привиделось - уже скорее сам себе тихо прошептал мужчина, задумавшись. Либо это и впрямь правда, либо даже его новый спутник - плод его воображения. Надо бы проверить.
   Светловолосый великан незамедлительно подошёл к Лофту и деловито ткнул того пальцем в грудь. Потом - еще раз. И еще.
- Нет, настоящий - скорее для себя, нежели для него, сделал великое умозаключение Асбьёрн.
   Видимо, выхода не оставалось. Если то всё было правдой - может, он и впрямь способен его привести к тому, что его то ли зовёт, то ли еще чего?
- Ну, будь по-твоему тогда... Годадолгр - кивнул Иггурсон, хмыкнув. - Я хотел идти туда вот - и тычок пальцем указал на неприветливые, затянутые грозой снежные пики недостижимых гор на горизонте. - Холода, чай, не испугаешься? Тогда поспевай.
   И мужчина припустил стремительным бегом в указанную им сторону. Это не было соревнованием, нет. Скорее... проверкой одной безумной догадки.
   Но если ты уже сам себя отчасти считаешь безумцем, проверить ее ведь не повредит, не так ли?

   Когда Иггурсон сбавил свой немалый темп, небо над ними начинало уже понемногу бесноваться. Видать, боги были против чего-то в своих золотых чертогах. Так или иначе, каким-то немыслимым образом его спутник не отстал, да и на холод что-то не жаловался. А те короткие диалоги, что были между ними в пути, лишь наталкивали на мысль Асбьёрна. В конце концов, он видел альвов, троллей, самого Мирового Змея - о да, теперь воспоминания стремительно возвращались, ранее будучи подёрнутыми пеленой боевого безумия. Да и тот старик, представившийся как Аугр... Его повадки, речь, все это было очень знакомо мужчине, но лишь сейчас он, кажется, начал понимать, откуда. И если те догадки были правдой - почему текущая не может оказаться таковой?
   И вот, поднимаясь по скалистому склону да минуя заметно поредевшие лесные просторы. Асбьёрн ни с того ни с сего задал довольно неуместный вопрос:
- Годен ли поступок
   Мужей на морском пире -
   В ответ на слово правды
   Сказавшего изгнали!
   Слушать не желали
   Правящие вои -
   Хмеля ль то водица
   Рода узы смыла?

   И конечно же, последовал ответ. Так ответить на подобную небылицу по мнению Асбьёрна мог только один человек. Точнее, не человек. Подняв голову к небу, Иггурсон только рассмеялся, а после, все так же смотря куда-то вверх, тихо, не спеша, но крайне отчётливо спросил:
- Так, может быть, все же ответишь мне, Годадолгр - что такому, как ты, на самом деле нужно от такого, как я?

+1

13

Нет предела иронии незнания. За то мне дорога эта Вселенная, за попадания навскидку, без прицела. Попадания в самую точку, а то и в рукоять уже торчащего из мишени топора.
Впрочем, этот случай нельзя было полностью отнести к так любимым мною случайностям. Даже вовсе без памяти, забытый мирозданием и людьми, Тор оставался Тором, как бы его ни звали. А Асбьёрн всё же был хлипче Дональда Блейка. По виду и не скажешь, но вот он результат.
Или это мой брат стал сильнее перед самим собой? Я бы так и решил, но Асбьёрн просил о смерти, и весьма искренне. Сомнительное проявление силы от воспитанника влюблённой в собственную историю нации. Этой нации, обласканной в своё время асами как стайка домашних любимцев. Или как участники занимательного ток-шоу. Второе вернее: деяния светловолосых землян дамы Асгарда с удовольствием пересказывали друг другу за столом.
Как-то так я размышлял, держась не дальше полудюжины шагов от припустившего во весь дух Иггурсона. Ну, здоровяк, сколько ещё ты продержишься в этом тельце, пытаясь меня загнать? До тех пор, пока не надоест мне? Так мне уже надоедает. Пока мы здесь, столько всего во Вселенной вертится само по себе, и не факт, что куда надо.
Моё любопытство недолго страдало. Когда до неба остались считанные шаги, Асбьёрн стал замедляться. Что надумал?
То, что надумал недочеловек, меня обрадовало. Да так, что и скрывать не стал.
— А вольно же тебе, беглец из неоткуда, топтать мозоль чужую и ворошить обиды, что каждый отплатил уж. А кто — и не по разу.
Вот это был знакомый мне смех. Так, что я бы окунулся с головой в ностальгию по братской дружбе и охоте бок о бок. Но только мало я тогда понимал о любви и через этот смех последовательно привязывал к себе асов в надежде подобраться к ним поближе. Так что с ностальгией странно. И незачем. С меня достаточно историй, которые творятся здесь и сейчас, они не хуже. И искреннее, если так посмотреть.
— Давай так: каждый раз, как кто-то из нас задаст вопрос, мы меняем направление. Куда — то отвечающий решает. Соглашайся. Так в вопросы-ответы играть куда веселее.
И я свернул в сторону, вдоль крутого обрыва, бросающегося вниз к тонкому ручью как зимородок, заметивший рыбёшку.
— Я хочу познакомить тебя с моей сестрой. А, может, и с сыном. Не тем, кого ты уже знаешь.
И время бы её уже позвать, раз мы наладили общение.
Сложив руки зазывным рогом, я крикнул:
— Альдриф, дочь двух миров и дважды королева! Приди к своему брату!
Конечно, я имел в виду не себя. И, конечно, я не намеревался перекричать весь Иггдрасиль от корней до верхушки. Не в крике дело, а в том, что в него вложено.
А вложено в него, что дело жизни и смерти.
— Так чего ты хочешь, названный Асбьёрном?
Нам ведь всё равно, куда идти, пока мы не знаем, где наша конечная точка. Она известна только Старку и Анжеле.
[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:38)

+3

14

Издревле к богам обращались вот так, просто и незамысловато. Единственным, что нужно было для того, чтобы быть услышанным - знать имя, которое надобно произнести, дабы бог ответил. Для подобного крика не существует расстояния, не страшны ему миры и границы, безразличен язык, на котором он звучит; имя само по себе обладает столь великой силой, что даже шёпот, произнесённый мёртвым, закопанным в землю где-то в вечной мерзлоте, будет различим на самом краю вселенной - для того, кого ищут.
И теперь искали Альдриф. Где-то в тысяче прыжков между мирами, в золотом граде богов, женщина с пустыми глазами, залитыми ночным туманом, подняла голову, слушая, как дрожат струны реальности, тревожным звоном передавая ей весть от брата. Или ему самому сейчас угодно было бы вновь стать сестрой? Конечно, этот голос, что так уверенно и настойчиво звал её, был знаком королевне, однако от того не менее удивителен. Лофт был величайшей загадкой мироздания - цели его были скрыты под таким количеством неслучайных случайностей, что едва ли даже Один мог бы похвастать тем, что понимает своего приёмного сына. Энджела и подавно не бралась говорить столь уверено.
Она вообще мало что понимала, коли говорить откровенно, хоть и честно старалась учиться: жизнь в изоляции редко кому идёт на пользу. Но оного было достаточно, чтобы понять - зов этот важен. В голос Локи вложено было то, что откладывать их внезапно понадобившуюся встречу нельзя - ётун не искал её из праздного любопытства. Впрочем, как и всегда.

Сорвавшейся на бег асинье понадобилось полторы секунды ушло на то, чтобы заседлать насторожённо поводившего ушами Слейпнира, который мгновенно забыл про овёс и теперь пофыркивал, переминаясь на своих многочисленных копытах. Дождавшись, пока всадница окажется у него на спине, жеребец всхрапнул, хлестнул длинным пепельным хвостом по её высоким сапогам - и сорвался с места в галоп, в мгновение ока оказавшись далеко за границами Асгарда. Его подковы с лёгкостью выбивали искры из белого полотнища Млечного пути.
В том, что сегодня их дорога лежит в Мидгард, в котором вечно происходило что-то странное, можно было не сомневаться. Энджела всё чаще удивлялась тому, что мир этот, обладавший не таким уж большим запасом прочности, почему-то до сих пор не развалился на части от всех тех могущественных сущностей, что оказывались там со своими невнятными целями. Взять хотя бы одного Одина - и ведь Земля продолжала существовать, хоть и подумывала порой укатиться со своей орбиты.
Ну так. На всякий случай.

Огромные копыта бесшумно коснулись скалистого склона. Слейпниру не было особой нужды слушаться поводьев, равно как и госпоже охоты не требовалось править конём: достаточно непринуждённо, уступая друг другу осколки мыслей, они не беспокоились о том, чтобы разговаривать вслух. Королевна просто показала племяннику, куда держать путь, точно звериные следы, читая карту мироздания. До двух силуэтов - выходит, как ей и подумалось изначально, Лофт был не один в этих скорбных снежных землях, - было ещё шагов тридцать, и, чем ближе подходил жеребец, тем больше его наездница сомневалась в здравом своём уме.
Темноволосую фигуру Лофта, густо пахнувшую магией, сложно было с чем-то спутать.
Равно как и вторую, огромную, светловолосую, отдававшую привкусом озона - фигуру бога, второй месяц считавшегося мёртвым.
И не просто мёртвым, и мёртвым уже без всякой надежды на пересмотр данного приговора. Широкие рыжие брови воительницы сошлись к переносице. Вот не любила она подобные сюрпризы, ой не любила - в последний раз, помнится, внезапно вернувшийся мертвец оказался Малекитом. С тех пор у Энджелы на воскрешения была стойкая аллергия, снимающаяся только прикладыванием топора к шее оппонента.

Конь остановился в полуметре от путников, которые избрали себе развлечением увлекательные горные тропы; спешиваться Бескрылая особо не торопилась, да и левая рука её как-то странно лежала на рукояти секиры.
- Итак, - медленно произнесла Альдриф, переводя взгляд с одного своего брата на другого, - кто-нибудь хотя бы теперь может сказать мне, что здесь происходит?[icon]http://s2.uploads.ru/mFuXo.jpg[/icon]

+2

15

- Ты так предложил, как будто у меня есть выбор - хмыкнул Асбьёрн, покачав головой и разведя руками. - только давай не задерживаться, а? Если мне вообще уместно требовать что-то у одного из Асов, конечно же.
   Он был немного не похож на своё описание в мифологии скандинавов. И все же, спутать его с каким-то другим божеством было невозможно. Этот взгляд, хитринки в глаз, манера речи, походка, жесты - все так и кричало о его сути. Если знать, как и куда смотреть. Впрочем, почему-то Иггурсону казалось, что Лофт специально так себя ведёт, и что ему было позволено это всё увидеть. И тот факт, что ему внезапно пришла в голову мысль задать такой нетривиальный вопрос - это тоже было странным. Но вряд ли это было вмешательством извне. Впрочем, подобное мышление также не вносило никакой ясности.
- Другой сын? Не тот, кого я видел? Погоди... - в памяти всплыли смутные картины с очертанием исполинского змея, и лицо Асбьёрна мгновенно посерело. А после - побагровело. - Ты решил привести Волка Лунного сюда? Но он ведь должен на привязи сидеть!...
   Однако тут на него так посмотрели, что даже блондин понял - он сморозил откровенную глупость. Смущённо потупившись, он сделал пару шагов назад, и добавил:
- Ну а что мне думать было. Знаешь ли, в юности мне о вас только рассказывали, но никто почему-то не готовил исландцев к прямой встрече с нашими богами. Я ж тебе даже дары не приготовил... и оберега против лукавства твоего не надел. Короче, я так или иначе в полной жопе, и тот факт, что все еще я жив, цел и невредим, ясности не вносит. Где подвох, Локк?
   Но вот природе показалось, что слишком скучно живётся светловолосому великану.
- Это.... Мне ведь это не привиделось сейчас вот, да? - не глядя, обратился к явившейся женщине верхом на....
- ВОСЬМИНОГИЙ КОНЬ! ЭТО КАК ВООБЩЕ?! - глаза Асбьёрна были полны искреннего удивления, шока и восторга. Казалось, еще немного, и он его тоже потыкает, дабы убедиться, что тот реален. Однако немногим позже он понял, что перед ним, скорее всего, тоже Ас. Точнее, Асинья. И запоздало преклонил колено, так как чувствовалось в ней что-то... королевское. Однако узнать ее что-то не получалось.
- О, прекраснейшая госпожа... Имя моё - Асбьёрн Иггурсон, но ваше имя мне неведомо. Локк сказал, что вы его сестра... но наши легенды не сохранили памяти о дочери аль дочерях Гримнира. Простите мне моё невежество. Я готов вам услужить, чем смогу.
   Задним умом понимая, насколько сумбурно и каламбурно выглядит его поведение, мужчина медленно встал на ноги, и не поднимая глаз, добавил:
- Простите меня за поведение моё. И ты, Локи... ты тоже прости. В последнее время я сам не свой, и рассудок мой, кажется, меня покидает. Однако раз два божества явились ко мне, простому человеку - значит. я должен что-то для них сделать. Не каждый год... да что там, не каждое столетие такому, как мне, дано узреть тех, кому мой народ поклоняется. Посему довольно тайн уж - что я должен для вас сделать?

+2

16

Можем и не задерживаться. Нас невозможно было сбить с пути — куда идти я не знал. До тех пор, пока звёздные дороги не принесут мне Альдриф, а даже самый быстрый во всех мирах конь не домчит королеву Асгарда через две пары миров и Биврёст. А до тех пор у Асбьёрна был выбор из всех бестолковых решений, что он мог принять, и всех безумных просьб, что он мог выдумать. Люди всегда только и делали, что требовали что-то от богов (хотя мне, бывало, шоколадки предлагали, но больше всё же требовали без разбора). Права этого у них никто отнять не мог, потому мне подобные и слышат обращения. Но вот Асбьёрн имел право ещё и требовать. Удачно, что он этого не знал. Удачно, что мало кто успел об этом проведать, а кто проведал — тот не расскажет, а кто расскажет — тому не поверят.
— Новости нужно читать, а не попытки праотцов объяснить необъяснимое, — доверительно поведал я брату. — Будь действенны твои дары и обереги, не стали бы асы ими пользоваться напропалую, чтобы избежать хоть половины из тех историй, по которым ты судишь меня? Да и спокоен будь. Я уже дал тебе клятву. А я кто угодно, но не клятвопреступник.
Рядом открылась удобная лощинка, туда я и направил свои шаги. И тут-то бы мне и задать собственный вопрос, да меня перебила сливающаяся в звук завихрения галактики поступь Слейпнира. Альдриф прибыла на зов, и была немногим менее торжественна, чем в день гибели Асгардии. Я не стал осуждать Асбьёрна, которого её явление прибило к месту. Он чуть ни плакал от восторга. А я смотрел в глаза сестры, чтобы мне не пришлось соревноваться с ней в скорости. Слово за мыслью никогда не поспеет, будь ты хоть трижды богом историй. Но может — предусмотрительность в союзе с плутоватостью.
И всё же, сражение не предвиделось. Я с облегчением переложил явившийся на зов посох в левую руку. Позволил Асбьёрну вдоволь нанести религиозной околесицы (и как обычно оставить Слейпнира за рамками приветствий) для пущего эффекта. Только потом протянул сестре раскрытую руку.
— Я сделал то, что обещал, Альдриф. Как мог. Насколько мог. Это не мираж, не наваждение, не враг под маской, возьми с меня что хочешь как доказательство. Не проси только его имени, мне не следует его произносить. И ты молчи об этом. Я обманул страницы Вселенной и спрятал его между ними. Но я не могу вернуть ему историю, пока он безоружен. Тогда обман раскроется, и он не выдержит этого противостояния. Ты ведь знаешь, где молот?
Обернувшись к Асбьёрну, я увесисто впечатал посох в скалу перед ним. Потерпи ещё немного. И ты, брат, и ты, мироздание. Я ещё помаюсь дурью, а ты гадай, где в моих словах упрятан смысл.
— Ты, назвавшийся Асбьёрном, должен пойти с нами и увидеть то, что мы тебе покажем. По силам тебе такое услужение? Или снова устроишь пробежку до соседней скалы?[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:38)

+4

17

Пустые глаза Энджелы, холодные, как снег да лёд на острых вершинах Скандинавского хребта, смотрели на Локи безо всякого внятного отражения её эмоций. Глядя на женщину с медными волосами, вообще было довольно сложно определить, услышала ли она ётуна или просто раздумывала, с какой позиции удобнее будет снять с него голову, уже сделав все необходимые для себя выводы. Лунный свет, отражавшийся в пустых глазницах, придавал этой, в общем-то, весьма комичной сцене, лёгкий налёт мистического флёра.
Запрокинув голову, госпожа охоты посмотрела в небо, усыпанное белыми искрами, терпеливо-равнодушно взиравших на происходившее на грешной земле, усмехнулась коротко и резко, отчего на мгновение влажно блеснули её ровные зубы. Вот и встало всё на свои места: и слова Бальдра, и отец, всегда знавший много больше, чем он говорил, и вещие сны, в этот раз вновь оказавшихся вещими, а не тоской по тому, что не свершится, и поведение Мьёлльнира, бушующего в ожидании того, кто в праве его поднять, и слухи, что из Мидгарда на крыльях приносили птицы от светлых альвов, прячущихся по своим лесам.
- Я тебе верю, Локи. Слишком многое подтверждает слова твои.
Голос воительницы был тих и почти мягок, и не чувствовалось в нём лязга металла.

Она легко тронула поводья, и Слейпнир, недобро кося на светловолосого великана лиловым глазом, мягко переступил огромными копытами, подойдя ещё ближе. Забросив секиру за спину, королевна грациозно спешилась, взметнув за собой плотный чёрный плащ, отороченный мягким серебристым мехом, взяла коня под уздцы. Не то, чтобы он сильно нуждался в том, чтобы его вели, но в таком положении попробовать любимого дядюшку и не менее любимую маму на вкус жеребцу было сильно сложнее. В том же, что выходку с этим воплем племянник не пропустит, не забудет и просто так не переживёт, и Тору ещё прилетит копытом в какое-нибудь мягкое место, Альдриф не сомневалась. В умении хранить чемодан обидок, старательно рассортированных по датам и гвоздями пришпиленных к портретам виновных, эта лошадиная многоножка ушла далеко вперёд по сравнению с любой из женщин, хоть прекрасный пол и принято винить в злопамятности.
- Имя мне - Альдриф, - остро глянув сначала на Лодура, а потом переведя взор на того, кто искренне считал себя смертным, ответила асинья. - Так вышло, что долгое время мне не пришлось бывать в Девяти Мирах, и легенды не знали обо мне. Впрочем, сейчас это вряд ли важно. Локи?
Охотница с некоторым даже интересом пронаблюдала за тем, как героически-пафосный маг с героически-пафосным видом героически-пафосно вбивает перед носом Тора свой посох. Северные боги знали толк в спецэффектах, ничего не скажешь. В прочем, если не считать вечных драк в узком семейном кругу, это было единственным их развлечением, так что чего удивляться, что за столь долгий срок свои навыки торжественного пускания пыли в глаза окружающих они отточили практически до совершенства.

Прислонившись плечом к тёплому бархату конской шкуры, воительница медленно кивнула.
Нет, она не сомневалась, что убеждал её найти молот Локи совсем не просто так. Локи никогда ничего не делал просто так.
И вот теперь стало понятно, зачем то было надобно. Что же, не самый плохой вариант, пожалуй.
- Да, - согласилась женщина, повернулась и свободной рукой указала в направлении Полярной звезды. - Отсюда - строго на север, затем в ущелье придётся забирать на восток. Человеку здесь не меньше недели пути, но, когда я была у него последний раз… Не думаю, что у нас есть эта неделя, молот сходит с ума более обычного. Слейпнир троих поднимать не захочет, но я способна бежать немногим медленнее, чем он сам.[icon]http://s2.uploads.ru/mFuXo.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (15.02.2017 13:07)

+2

18

Да похоже, эти двое знали куда больше, чем собирались ему рассказывать. Что, впрочем, немудрено. Они ведь боги. А сам Иггурсон до конца не понимал и не знал, кто он. Ему давались лишь туманные намёки, не вносившие ясности от слова совсем.
- Альдриф - кивнул мужчина, подняв голову - Альдриф Одинсдоттир. Сильное имя. Тебе бы валькирией быть... но почему-то кажется мне, что путь твой куда выше и славнее пути Девы Щита... уж прости мне мою дерзость.
   Но чем дальше - тем страннее. Вот Асы начали разговор о каком-то молоте. И даже с таким невообразимо огромным складом ума, как у Асбьёрна, можно было догадаться, о каком молоте идёт речь. Буря, которая лишь усиливалась, погодные аномалии, статическое электричество везде... Молот Тора. Мьёлльнир. Легендарное оружие, на которое любой истинный скандинав желал посмотреть, заплатив за это чем угодно, а за шанс поднять его отдал бы жизнь. Асбьёрн не был исключением. Но тут же в голову закралась подленькая мысль. Ведь Тор никогда не расставался со своим молотом. Его оружие всегда было при нём. А значит.... нет, об этом думать даже не особо хотелось. Однако мысль напрашивалась сама собой. А мрачноватые лица богов как бы подтверждали его опасения.
- Погодите. Может, я и ошибаюсь, может, это лишь бред сумасшедшего, но молот, о котором речь... это ведь Мьёлльнир, да? - И получив ответ, Асбьёрн тихо добавил:
- Это значит, что... что Тор... Неужели Аса-Тор...
   Он не мог сказать "умер". Не мог вслух даже что-то подобное произнести. Нет, если вы считаете, что Асбьёрн-де возомнил, что они с Донаром лучшие друзяшки - вы неправы. Но услышать весть о том, что Сильнейший из Асов, защитник Асгарда и Мидгарда, первенец Всеотца пал - ибо иной его смерти представить было невозможно - это было шоком. Тем более что вокруг не было ни малейшего признака на начало, и тем более активное действие Рагнарёка. В конце концов, что могло убить Вингнира? Кто мог это сделать? И самое главное - почему сестра и брат умершего так назойливо его искали, и так настойчиво желают его отвести к Мьёлльниру? Быть может, это из-за...
   В памяти всплыли события, ранее считавшиеся лишь помутнением рассудка. Море, ярость, повсюду вода... Их хаотичность перемешивалась вместе с частыми отключками, и проскакивала в мозгу словно слайдшоу. Но одна часть этого сумбура была до ужаса чёткой.
   Громадные, невообразимо огромные змеиные глаза. И теперь, после каких-никаких доказательств, которые получил Иггурсон, сомнений в личности их обладателя не было.
   Кажется, теперь Асбьёрн начал понимать, зачем он так понадобился двум Асам. Он каким-то невероятным образом разбудил Ёрмунгандра. Что привело к гибели Громовержца. Их старшего брата. А месть за семью была священной.
   Был ли шанс у него убежать? Абсолютно никакого. Было ли желание?...
   Никакого.
   Не сказав более ни слова, мужчина хмуро взглянул в сторону, указанную Асиньей, оказавшейся той же, куда он шёл раньше. Видимо, по какой-то случайности. Похоже, его хотят казнить возле того, что осталось от Донара. Эдакая символика, если хотите. Ну что же... По крайней мере, теперь у него была хоть какая-то цель. Это уже неплохо.
- Вы можете ведь идти по прямой, не сворачивая? Вы боги ведь, вам ландшафт Мидгарда не преграда - внезапно притихшим голосом обратился Асбьёрн к Лодуру с Альдриф на Слейпнире, но не смотря на них. - Тогда пойдём напрямик. Я не отстану, уверяю вас. Не стоит вас задерживать. И еще... не волнуйтесь. Я... я не убегу.
   Сказав это, Асбьёрн понурил голову, и довольно-таки быстрым шагом устремился в заданном направлении, не останавливаясь и не сбавляя шага. Если он виноват - а ведь как иначе может быть-то? - то должен ответить.
   С этим надо было быстрее покончить.

+2

19

Многое. Я примерно представлял себе, чем для меня может обернуться возвращение Тора, но ещё лучше я знал, чем грозит мне оттягивание этого момента. При всей моей нелюбви к Справедливому Возмездию и полярному восприятию героев, я скорее предпочту тысячу раз иметь дело с ними в роли злодея, нежели хоть один раз — с тем, что кроется за законами мироздания.
Ради этого я готов даже на низость кражи слов с языка говорящего. Асбьёрн мог и дальше нести осанну, но я не позволял его словам быть услышанными. Я никогда не любил молчать один. Молчание ценнее, когда делишь его с кем-то, пусть другой и не просил.
Да и времени у нас не так много. Незачем обдирать с него такие ценные минуты ради красного словца и щегольства нордическим образованием. Нордическое образование вообще не стоит даже букв, из которого сложено, не говоря уже о трате на него времени.
Сложив украденные слова в горсть, а потом и забросив их в зелёное сияние в навершии посоха, я повернулся к Альдриф и виновато развёл руками. Сестра не имела удовольствия знакомства с Дональдом Блейком и не знала, насколько непохожим на себя может быть Тор в смертной оболочке. Так что я подозревал, что удовольствие от созерцания его таким немногим превосходит драму жизни под одним небом с вовсю убивающимися в драму, только в драму и ни во что, кроме драмы родичами.
Ничего, это ненадолго.
Развернувшись повторно, я ступил за спину Асбьерну и удержал его от нового забега.
— Я сказал тебе, что ты пойдёшь с нами, а не вперёд нас. Или ты возомнил, что по одному лишь направлению найдёшь место, которое задумано ненаходимым? Или ты решил, что мы будем ждать, пока ты на своих двоих доберёшься до места?
Я указал на стоящего в нескольких шагах коня.
— Слейпнир мой сын, и поспорить с ним в беге могут считанные единицы. Он ненадолго смирит негодование от твоего обывательского непочтения и позволит тебе сесть в седло.
Я махнул свободной рукой Альдриф: дескать, он весь твой, твори с ним что пожелаешь. Лезть на спину Слейпниру, сейчас делающему вид, будто ничего не слышал, и вообще говорили не о нём, я не хотел. Я хотел слинять. Мне больше жизни хотелось вернуть Тора. Мне очень не хотелось быть там после того, как он вернётся. Но…
— И не вздумай отсюда навернуться, — добавил я Асбьёрну.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:38)

+3

20

На лице асиньи отразилось всё, что она думала по поводу своих братьев. Как когда-то выл сам Одинсон, которого судьбе угодно было наградить целыми двумя сёстрами, так сейчас и Энджела осуждала мироздание за то, что оно изволило осчастливить её вот этими вот. Причём на данный момент своего существования Бескрылая серьёзно сомневалась, кого из дивных мужей сих она хотела бы убить больше.
Возможно, что даже того, кто именовался ныне Асбьёрном.
Жеребец мрачно фыркнул, и вёльва отвлеклась от своего праведного негодования на утешение племянника. Уговаривать его пришлось пусть и недолго, но сильно; тот явно затаил обиду и просто так тащить на себе дядюшку был категорически не согласен.
- Забирайся в седло, - твёрдо произнесла Альдриф наконец, обернув на светловолосого великана прозрачные глаза. - Либо я привяжу тебя к нему силой и попрошу Слейпнира отправиться в путь галопом, обязательно перепрыгивая через каждую кочку.
Судя по оживившемуся коню, тут же повёдшему мягкими бархатистыми ушами, такое предложение могло бы пользоваться у него большим успехом. С семьёй у сына Локи были довольно сложные отношения; пока из всех родственников, которых он не желал при случае попробовать на вкус или хотя бы пнуть каким-нибудь из многочисленных копыт, было известно только двое, при этом горячая любовь к дедушке оставалась глубоко загадочной.
Некоторое время женщина глубокомысленно созерцала Локи, потом едва заметно пошевелила губами, произнося что-то невнятное, но явно весьма экспрессивное. Возможно, она посылала Лафейсона куда-то очень далеко или же проклинала весь остальной мир - в общем и целом на данный момент настроение у госпожи охоты было, мягко сказать, далёко от уравновешенного.
И даже от просто терпимого.

Сняв топор из-за спины, королевна бесшумно переступила по снегу, приторочила оружие к седлу Слейпнира, снова потянувшегося к ней мордой и получившего ещё одно лёгкое поглаживание по крутой шее, потом повернулась и ещё раз пристально осмотрела ётуна. Всех его фокусов воительница, понятное дело, не могла и предположить, но, если судить по сложившейся ситуации, то он действительно не знал, куда идти, а значит, и перенестись к Мьёлльниру, проигнорировав безынтересный путь по горным кряжам, он не мог. Оставлять его здесь Альдриф и подавно не собиралась - в конце концов, пусть расхлёбывает, что затеял.
Запрокинув голову к небу, женщина ещё раз пробормотала что-то крайне нелестное по поводу всего происходящего, передёрнула плечами - и вдруг прыгнула вперёд, как-то с места, без всякого перехода - и на сугроб опустились уже тяжёлые лапы, раза в три превосходившие по размеру те, что были у простых земных зверей. Потянувшись, огромная волчица затрусила к Лодуру, толкнула лобастой головой в колено, издав горлом низкий рычащий звук.
"Забирайся на спину. Ты уступишь в скорости и Слейпниру, и мне, а я не хочу топтаться перед молотом ещё одну вечность. У него слишком дурной характер, практически такой же, как у его хозяина, и мне не доставляет удовольствия его созерцать."[icon]http://s2.uploads.ru/mFuXo.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (23.02.2017 13:14)

+2

21

Оказывается, ему еще оказали честь прокатиться на мифическом жеребце. Честь, конечно сомнительная: то Асбьёрн понял сразу, как они с конём посмотрели друг другу в глаза. Глядел Иггурсон на Слейпнира, Слейпнир глядел на великана, никто даже не мигал... и не двигался. Очаровательное зрелище. Судя по всему, у коня были к нему какие-то претензии - или же у нег око всем оные были? Чёрт его знает. Затем Асбьёрн наклонил немного глову набок, и жеребец с точностью повторил его движения с таким же мрачным и подозрительным выражением лица, как и у блондина. Ни слова друг другу они не сказали, но беседа, видимо, была вполне себе конструктивной. Пусть и проходила через обмен взглядами да жестами. Потом кузнец вдруг залез в карман, и выудил оттуда экспроприированную в отеле - Ода кровь. казалось, будто бы отель, альвка, всё это было в дргуой жизни - чудом уцелевшую мини-бутылочку с вискариком. Ирландским. Молча предложив своеобразное угощение, Асбьёрн довольно сильно удивился, когда оное было снюмзано вместе со стеклом, крышечкой и содержимым. Но руку, хоть и куснули - больше было похоже на предупреждение, чем на неловкость - всё же не отгрызли. Он не хотел ехать на жеребце, так как считал, что недостоин такой чести, жеребец совсем не испытывал радости от такого седока, ибо прекрасно был осведомлён о тяжести Тора. И дело было не столько в весе, сколько в магической составляющей. Не зря сам Бифрёст этого дуба не держал, и Слёпа был совсем не в восторге впервые пробовать себя в магической грузоподьёмности этого конкретного сына Одина. Но Кёни сказала - надо, мама сказала - надо, и угощенье же ему еще поднесли, в конце концов. К тому же, ездок и сам не хочет... Повернувшись к Альдриф и Локи, Слейпнир будто бы еще раз спросил. а надо ли оно вам вообще. этот норманн прекрасно и своим ходом доберётся, и медлительным не будет. Но вот Энджи перекинулась в волчицу, собираясь тоже поработать извозчиком, и судя по всему, выбора не оставили ни Слейпниру, ни Тору, который упрямо себя таковым не считал. Конечно, извещать дядю о его происхожеднии жеребец не собирался, но решил. что почему бы и не рискнуть и не переступить через свою гордыню. Посему он деловито цапнул Асбьёрна за шиворот, и лихо так забросил себе на спину, аки мешок с ... счем-то. Иггурсон только ухнул, бухнувшись на спину жеребца животом - и все дружно, не сговариваясь и будто по команде, двинули. Естественно, сесть нормально Слёпа дяде не дал. Ему сказали его везти - окей, но сделает он это на своих, мать его, условиях. И вот здесь уже вряд ли кто ему чего посмеет сказать. Ну, по крайней мере так это все сам Асбьёрн воспринимал, и лично он не желал вообще что-либо перечить жеребчику. Из уважения, отчасти - благоговейного преклонения человека перед богом (ну лиил богом-животным, начхать, смысл и так понятен), ну и потому, что ему, в общем-то, было всё равно. Его и так везут на бойню, так какая разница, каким образом его туда довезут? Не мешает он своим богам - и ладно.

   Да, Асы были правы - они и впрямь так перемещались быстро. ОЧЕНЬ быстро. другое дело, что Асбьёрн помнил - сам он по неизвестным ему причинам способен перемещаться ничуть не хуже бегом, не ведая усталости. Может, из-за какого-то колдовства. Хотя, так ли был важен этот момент? Отнюдь. Когда путники добрались до высокой, заснеженной скалы, вокруг уже вовсю бушевал снежный шторм, чуть ли не сметая что волчицу с наездником, что Слейпнира с "грузом". Бухнувшись назем с коня, Иггурсон кивнул коню в знак благодарности, и задумчиво посмотрел на крутой подьём сквозь бурю. Раскаты грома были оглушающими, казалось, будто бы сама земля сотрясалась от такого грохота. Да и в целом, скала выглядела... неестественной. Будто бы что-то ее подняло из земли, утягивая нечто на оной к небу. Складывалось ощущение, будто бы шторм намеревается разорвать каждого, кто посмеет посягнуть на его одиночество. Подняв камушек и бросив в буран, Асбьён убедился в своей догадке - оный раздробило мелкими ледяными кусочками на осколки. И блондин только хмыкнул. Значит, вот оно как должно закончиться. Молча сняв с себя свитер, подаренный Оддлёйг, Асбьёрн бережно положил его на снег. Он не хотел, чтобы этот подарок был уничтожен вместе с ним. Затем выпрямился, вздохнул - и резко направился прямиком к бурану.
   Который сразу же поглотил непрошенного гостя. Но почему-то не убил.
   Стоя в гуще снежного шторма, Асбьёрн в недоумении повернулся к богам. Видимо, он что-то не так понял. Притом - чуть ли не с самого начала.

+1

22

Я смирился. Так или иначе, меня не обнесут этой чашей, так толку морщиться. На несчастном клочке земли и без меня был перебор негодующих небожителей. Оставив свой посох в складке пространства, я запустил себя в неприятности как пальцы — в длинную серебристую шерсть волчицы.
Чего недоставало нашей бешеной скачке — так это зрителя. Случайного, неблагодарного и определённо нечеловечески внимательного, ведь рассмотреть нас в темноте и на той скорости, что шутя развивал Слейпнир, было не в человеческих силах. И хорошо. Наличие зрителя хорошо только в эстетическом плане, но никак не в практическом.
Когда асгардийский вихрь позволил мне ступить на землю своими ногами рядом с молотом, я понял, что мы вовремя. Дальше тянуть было попросту невозможно. И Асбьёрн, не обращая больше внимания на нас, потянулся к той силе, что звала его из сердца бури. И как это место оставалось тайной хоть для кого-то в этом мире?
Я снова взялся за свой посох, но только затем, чтобы зачерпнуть из него пригоршню света и вернуть деревяшку обратно в небытие. Свет принял форму песка, безразличного к шквальному ветру в частности и физике вообще. Он завихрился только над ладонью Альдриф, красивым смерчиком, младшим братом устроенному Мьёлльниром бурану. Будет лучше, если вмёрзшая в бестелесную небыль Гуннингагапа жизнь обрастёт плотью в чьих-то других руках, чем будет выбита из моих раньше, чем успеет полностью врасти в непререкаемую данность бытия.
— Я обещал, что ты найдёшь, что ищешь, если пойдёшь со мной. Вот оно — перед тобой. Иди. И позволь рассказать тебе историю о боге, что подчинил себе силу Первой Бури, — не всё ли равно истории, возможно ли физически услышать голос, сбитый беспощадным ветром в ладони от говорящего. — О боге, достойнейшем из достойных, сильнейшем из сильных, сыне самой Праматери-Земли и Всеотца Одина. Я расскажу о том, как он принёс величайшую жертву ради жизни своего народа. Не просто жизнь. Даже не просто Вечность, но честь и посмертие. Кто был бы способен на большее? Но это история ещё и о тех, кто не мог сделать меньшего, чем сохранить правду. Его сестра не позволила последней памяти о нём остаться предательством и бесчестьем, как не позволила забвению занести его след. Его брат пошёл за ним, чтобы показать путь назад. И всё это ради одной цели. Чтобы в мир вернулся могучий Тор, Бог Грома.
В конце концов, все мы — лишь истории, рассказанные в правильный момент.
Этот момент был правильным. А ещё — плохим. Просто плохим.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:38)

+3

23

Вся скачка на грани полёта заняла у богов лишь одно мгновение - даже пространство вокруг, должно быть, не успело понять, где их больше не было и где они появились теперь. В высоте над местом, где мягко опустились огромные лошадиные копыта да осторожные лапы, громыхнуло особенно яростно, и расщелину рядом, почти отвесно уходившую вниз, осветило вспышкой молнии. Бушевавшая вокруг гроза чувствовала своего хозяина совсем рядом, и ярость её становилась всё больше. Стихия жаждала обрести сама себя.
На белое полотно мягкого снега лёг чёрный, как воронье перо, плащ, рассыпавшись в уголь из пепла волчьей шкуры; Альдриф вновь стала женщиной, просто сбросив с себя звериную плоть, оставив, как ненужное платье, и белёсые глаза её заворожено смотрели на огромный смерч, уходивший в поднебесье. В прошлый раз он был куда меньше; в прошлый раз вокруг было видно и горы, и небо, но сейчас - Мьёлльнир звал.
Вот только тот, кого он искал, упорно отказывался верить.

На рыжие волосы Энджела набросила капюшон, склонила голову, пряча лицо от ветра, и бесстрашно ступила за яростную стену вихря - тот взвыл, зло и обиженно, но королевна даже не вздрогнула, и стихия будто отступила, смутившись своего напора. На самом деле, сейчас их, богов, облечённых в плоть, здесь не существовало тоже, была лишь история, которую требовалось сейчас рассказать, дабы закончить её, выплести из плоти мироздания, связав воедино растрёпанные листы нескольких жизней.
- Пойдём, - произнесла богиня, взяв старшего брата за руку. - Тебя ждут.
Весь мир ждал его, Тора, сына Одина. Зелёная пыль, закручивающаяся в спираль, вилась над второй ладонью асиньи, подвластная воле бога историй. Вселенная замерла в изумлённом, потустороннем страхе перед тем, что не могло случиться, но что уже почти произошло.

Мьёлльнир, тревожно искрящийся крошечными молниями, пробегавшими по его металлу, по-прежнему лежал на земле, рукоятью уставившись в небо.[icon]http://s2.uploads.ru/mFuXo.jpg[/icon]

Отредактировано Aldrif Odinsdottir (24.02.2017 19:02)

+2

24

[icon]http://s1.uploads.ru/yU4xX.jpg[/icon]

P.S. ведаю, что не совсем же то, что надо было бы писать, но, видимо, лучше не смогу я. Стыдно самому, но уж как есть. :\

[audio]http://pleer.com/tracks/7765706zROf[/audio]

Он даже не заметил, как оказался на вершине, столь затуманенным магией оказался его рассудок. Все вокруг было так напичкано древнейшей, неописуемо мощной магией, что сама реальность, казалось, плыла вокруг него - и он сам вместе с ней. Шторм становился всё сильнее, и ноги Асбьёрна будто бы порой даже отрывались от земли - но другие Асы не испытывали подобного. И вот, спустя несколько минут - минут ли? Может, часов? Может, столетий? Время здесь не ощущалось совсем - Иггурсон увидел молот.
   Он был прекрасен. Он был ужасающ. Он был мистический. Он просто лучился неудержимой, первозданной, неограниченной мощью. И он звал к себе. Да, его сюда явноне ради смерти позвали. Но ради чего тогда? Он что, должен стать преемником громовержца? Одеть его мантию и достойно носить ее?
   Но вскоре все мысли вылетели у Асбьёрна из головы. Как вылетело и его имя. Все было так несущественно и неважно, ведь что может быть важнее, чем зов Мьёлльнира? Как он мог не слышать его раньше если громче его не существует ничего во вселенной?
   Буран уже рвал одежду на блондине, но кожа оставалась нетронутой. Казалось, шторм был здесь не из-за молота, а ради того, дабы не пустить к нему никого. Дабы он не был более поднят никогда. Дабы история не была написана так, как желал того ее повелитель.
   Ну разве не глупо - природе состязаться в истории с тем, кто ей повелевает и кто правит ее по своему желанию?
   Он был так близко. А голова, казалось, вот-вот лопнет от оглушительного грома, но не того, который исходил с неба. Гром, которым кричал своему хозяину Мьёлльнир, был в миллионы раз громче.
   Еще несколько метров. Всего ничего. Совсем чуть-чуть. Раскаты барабанов небес сотрясали землю, создавали дыры в озоновом слое, молнии пронзали земную твердь, уходя вглубь почвы, гравитация начала отказывать вокруг легендарного оружия и его владельца, даже сам воздух выжигался небесным огнём, и вскоре дышать было почти невозможно. Но кузнец не ощущал ничего из этого.
   Он видел лишь молот.
   Вот он протянул руку к рукояти оружия, но замер в нескольких сантиметрах от нее. Обернувшись к богам, все еще чудом находившимся неподалёку в этой среде, абсолютно непригодной для жизни, он с удивлением понял, что он их узнает.
- Брат?... Сестра?...
   А после, ведомый каким-то неизвестным наитием, он повернулся обратно и резко схватил рукоять Мьёлльнира.

   Именно в этот момент весь мир услышал и понял то, что нельзя было спутать ни с чем. Ничто во вселеной не способно так управлять первозданной стихией. Но если когда-то Тор подчинил себе ее, то сейчас - сейчас он вернул себе то, чего был лишён. осознание себя самого, и осознание, что он сам есть первозданной яростью небес.
   И крик Тора Одинсона, отражённый в раскатах грома и небесном огне, услышал весь Мидгард, и многие миры, которые сотряслись от возрождения сына Асгарда.
   Земля задрожала так, будто бы по ней без устали лупили громадными молотами, словно по хрупкой наковальне, и сейчас Альдриф да Локи могли наблюдать то, чем на самом деле был их старший брат. Сейчас он не был просто Асом, не был он и просто их родственником. В нём можно было увидеть силу самого Всеотца, облачённую в ослепительный свет небесного огня, и закалённую в раскатах грома Самого Гиннунгагапа. А его тело сейчас было тем, чем было всегда - всего лишь жалкой, слабой, хрупкой оболочкой для того, что всегда томилось внутри. И когда Лофт переписал историю своего брата, эта мощь смогла вырваться наружу.
   Впервые за многие миллиарды лет вся мощь Первозданной Бури была свободна. Это было ужасающе, смертельно опасно, и сулило лишь гибель всему, что окажется под ее яростным взглядом.
   Но как же это было прекрасно.

Отредактировано Thor Odinson (24.02.2017 22:25)

+1

25

Слейпнир, что остался за границей снегопада, поднял бархатистые уши и настороженно фыркнул, отступив назад на пару шагов. Точности этого магического детектора можно было лишь позавидовать - он почуял неладное ещё до того, как рука Тора, старшего из сыновей Игга, опустилась на молот. Впрочем, едва ли Энджела не знала, чем всё это закончится; ведь отец уже говорил ей, что конец одного шторма - лишь начало нового.
И грянул гром.
Альдриф подняла руки и расстегнула плащ, сбрасывая его на землю. Упасть тот даже не успел - в мгновение был растрёпан, растерзан сошедшей с ума бурей, которой не было равных в мироздании всём; госпожа охоты же, чьим самым разумным действом сейчас было бы сбежать на иной край вселенной, ступила вперёд. Шаги давались с трудом. Стихия не желала подпускать её ближе.
Королевна не знала, зачем. Она просто знала, что так нужно.
Объяснения чувству этому не было, но оно и не требовалось.

И она дошла.
Взошло крошечное солнце, осветившее бесновавшуюся бурю изнутри. Тел богов видно не было; не существовало сейчас Тора или Альдриф, может быть, не существовало ещё и Локи, о котором женщина и вовсе забыла, сквозь злобный снег, наотмашь хлещущий по лицу, прорываясь вперёд; сейчас и здесь, на крошечном пятачке земли где-то в сердце скандинавских гор, содрогавшихся до самого основания, не было личностей и имён - было то, чему на самом деле не придумано названий. Здесь замерло время, одновременно сорвавшись на безумный бег, от которого в пыль рассыпаются галактики, которые ещё не родились - здесь была вечность.
Золотое сияние от высокой статной фигуры осенило низкие облака, окрашивая их свинцовые бока нежными касаниями чутких пальцев, разлетелось снопом свежескошенных солнечных лучей, серпом жнеца обрубленных под корень. По рукам её, с которых давно сдуло озверевшим бураном наручи и рукава плотной рубахи, стекало всё то же золото, изнутри, из-под кожи, проступавшее наружу, точно вода, утекавшая сквозь черепки разбитого кувшина; по рукам, которые обнимали мужчину, ставшего сейчас великой опорой стихии и таким же великим врагом, что жаждал уничтожить и смять её волю, разошлись трещины, и сияние попало и на его кожу. Вопреки всем законам - в прочем, о каких законах говорить в сердце вечности? - оно не гасло, оно напротив лишь разгоралось лишь ярче; но не жгло.
Шёлковые ленты, взвившиеся в воздух, насмешливо игнорировали ураган, тугими спиралями свиваясь за спиной своей хозяйки.

Чудеснее всего было её лицо. Остроскулое, тонко высеченное из мёртвого мрамора, оно замерло вовсе, но глаза, что прежде были стылее всякого льда и топче болотной воды, ожили по-настоящему. Сияющая энергия, сила сейда, магии, что едва ли не была ровня вселенной возрастом своим, помноженная на кровь, в которой смешались воедино два народа, вновь сейчас пробудилась ото сна, но вместо того, чтобы пытаться побороть мощь иной мощью, она утешала небесный огонь своей живой водой.
Стоявшая за спиной бога женщина обнимала его, и ноги её не доставали до земли - она стояла в воздухе, забыв об этих условностях вовсе. Шепчущий, напевный голос заструился, вплетаясь в вой вьюги; но она не размыкала губ. Этого сейчас не требовалось тоже.

"Слушай меня. Слушай, хозяин бурь и гроз. Слушай, мой брат.
Слушай мой голос. Слушай, покуда я могу говорить, а ты можешь услышать.
Слушай. Пусть он напомнит тебе о том, кто ты есть и кем ты был, что не было и нет под небесами того, кто мог бы сравниться с тобой, сильнейший из асов, достнейший среди достойных. Пусть он напомнит тебе о крови, которую от отца нашего я делю с тобой, пусть напомнит о душе твоей, которой ради народа своего ты готов был пожертвовать, не задумавшись. Пусть напомнит о чести твоей, защитник Девяти миров.
Пусть он напомнит тебе о всех тех, кто рискнул бросить тебе вызов, и кто ушёл с твоего пути, не сумев его выдержать.
Что тебе молот тот, если на самом деле цена достойности твоей лежит в твоём же сердце, и никто не сможет её отнять?
Что тебе буря, воющая вокруг, чем бы она не была? Что тебе шторм? Это лишь ветер, и он не сорвёт тебя в пропасть.
Она может выть, сколь угодно, но ей не стать сильнее тебя.
Слушай, как я зову тебя назад из её объятий, ибо ты нужен миру.
Ибо ты нужен мне.
Вспомни, кто ты есть. Вернись, Тор Одинсон."[icon]http://s5.uploads.ru/hic9C.jpg[/icon]

+2

26

Беснование Бури было восхитительным. Сколько времени прошло с тех пор, как он - и она - были по-настоящему свободны? Плевать на предосторожности, плевать на остальных, плевать на всё. Слишком долго они оба сдерживались, слишком долго потакали нормам, навязанным им обоим как Одином, так и остальными. Они оба отдали ради них все - и даже больше - но взамен не было ничего. Так зачем делать это сейчас? Зачем вновь жертвовать чем-либо ради других? ДА пошло оно всё. Он устал жить ради кого-то. Он устал сдерживаться.
   И Буря всецело разделяла желания своего повелителя. Что не могло здраво отразиться на целостности планеты, если так будет и дальше продолжаться. Ибо шторм лишь набирал обороты. и многие могли бы поинтересоваться - а есть ли вообще предел этому всему? Хотя, ответ их бы вряд ли устроил.
   Ибо пределов мощи Первозданной Бури, управляемой Сильнейшим из Асов, не было.
   Несколько лет назад - хотя это было так давно, что казалось, происходило в другой жизни - Одинсон, повздорив со Старком после своего перерождения в землях Брокстона, показал своему другу лишь малую часть своей мощи. И приборы брони Железного Человека зафиксировали шторма по всей планете. По. Всей. Планете. Никого молнией не убило, лишь мизерная часть техники вышла из строя, так то главы государств отделались лишь испорченными штанами и поседевшими волосами. А Донар заработал полный политический иммунитет, ибо все поняли - ну его нахрен, связываться с этими богами, дадим им что желают, и не будем к ним соваться. Конечно, когда человечеству припекло, они все-таки сунулись. Только вот Асгард и сейчас стоит, а тех, кто устроил ту битву - ну, тогда мало кто выжил из агрессоров. Даже их самый сильный воин пал.
   И вот сейчас история повторялась. Только не было уже никакого последнего китайского предупреждения, не было угроз.
   Была лишь аннигиляция. Ибо местами сам воздух начал возгораться от непрерывно бьющих в землю молний. Еще немного - и Одинсон мог вполне поджечь земную атмосферу.
   Но у королевы Асгарда были на то другие планы. Она не боялась смерти, видимо, не боялась и той сокрушительной мощи, которой владел ее брат. Пусть и с трудом, но она дошла до него, поглощенного своей силой и упивающегося оным, и заговорила с ним - но не словами, а сейдом. Слова Тор часто не слышал. Но не услышать сейд нельзя, даже если ты - сама ярость.

   В глазах Донара, там, где раньше была лишь Буря, начала появляться осмысленность. Медленно, нехотя, со скрипом, но он начал брать свое естество под контроль. И как только небесный огонь погас в его глазах, погода в мире тотчас же нормализовалась. А Таранис так и остался стоять, как стоял, смотря куда-то вдаль. Он вспомнил всё. И не забыл того, что было с ним за эти месяцы. Но то была жизнь смертного. Человека, который умер, так или иначе. Сейчас важна жизнь бога.
   Бога, которого спас из Гиннунгагапа его брат, рискнув своим существованием. И бога, которому вернула рассудок его сестра. Его милая, прекрасная, сильная сестра.
   Внезапно Тор резко развернулся, отбросив Мьёлльнир куда-то подальше (вдалеке горные кряжи неодобрительно бухнули крошевом) и схватив Альдриф, немедля впился ей в алые уста, сжимая в своих объятиях. Да, ему вернули рассудок, но вот состояние шока... это нужно было просто залечить временем. И либо привыкнуть, либо не находиться рядом с непредсказуемым Асом.
- Альдриф... о, моя сестра... - наконец оторвавшись от ни в чем, в общем-то, не виноватой Энджелы, посмотрел в ее серебристые глаза Донар - я и не надеялся, что увижу тебя вновь. Как же рад я...
   Но тут его речь была прервана тем, что попалось на глаза сыну Одина. А именно - очень характерной диадемой-обручем. Корону Асгарда Ас узнал бы в любой ее ипостаси. Однако как бы ни была сильна его гордость за сестру, он смолчал. Видно было, что Богиня Охоты отнюдь не в восторге от возложенной на неё роли - пусть даже возложенной с ее согласия. Зато следом пришли еще одни думы. И на сей раз - о той, кто была женой бога, носившего корону до своей дочери.
   Нахмурившись, Вингнир вытянул руку, и спустя секунду в его ладонь со свистом врезалась рукоять молота. Медленно повернувшись с крайне недобрым взглядом, он только и смог, что рыком выдавить из себя:
- Локи, брат мой... я желаю отблагодарить тебя за своё спасенье. И также слово молвить о той, кто была нашей матерью. Немедля.
   Тон Громовержца не оставлял никаких вариантов касательно бегства или увиливания. Это было бесполезно, все равно отловит и придушит.
   Но неужели вы считаете, что Лофт все равно бы не попытался, будь таково его желание?

+1

27

Вот теперь у нас были зрители. Вся Вселенная в недоумении сосредоточилась в этой самой точке, где ладонь Достойного соприкасалась с Мьёлльниром — капканом Первой Бури. Вселенная выражала нечто тождественное человеческому "Да ладно!!!" — вы наверняка наблюдали такое у жертв пранка. А разорённую могилу Тора Одинсона в эту минуту трясла Стихия, сильнейшая из всех, что когда-либо возвещали о возвращении божества. Брат не останавливал её. Не желал. Или не мог внушить должного уважения подвластным силам с чужим молотом в руке.
В благоговейном восхищении перед Силой я бросил последние слова Истории в этот котёл и отступил. Здесь от меня более ничто не зависело. Меня ждало редкостное злодеяние.
Асгардийский переворот ослабил многие замки и разрушил многие цепи. Особенно те, которым помогали. Одна из таких цепей удерживала Ларец Всех Зим. Славный и страшный артефакт. Та же неведомая сила, что помогла ему потеряться, нашла ему место в Мидгарде, где он стал предметом спора двух женщин, занимающих обособленный уголок в моём сердце. Как-бы дочь в красном углу ринга, как-бы сестра — в чёрном. Уверен, противостояние было впечатляющим само по себе. Но мои ставки были верны — Ларец остался в Мидгарде. И сейчас — не без вмешательства всё тех же таинственных сил — замок на Ларце с траурным звуком щёлкнул, возвещая смерть и холод неудачникам. По счастью, он недавно в руках не-того-Тора. Герои для спасения замерзающих поблизости найдутся.
Приветствием одной Буре затрубила во всю глотку другая, сравнимая. Совету хватит этого, чтобы не заподозрить лишнего раньше срока. И срока-то того осталось…
Мелькнула в голове подлая мыслишка: отступить ещё дальше, и дальше, да и предоставить Громовержца заботам Альдриф всецело, раз уж ей удалось проложить путь к рассудку и сердцу громогласного бога. Ту мимолётную слабость почувствовал Слейпнир — его крутой бок упёрся мне в лопатки. По непроницаемому выражению морды, должно быть, стоило заключить, что это жест поддержки. Ну да, как же.
Я подался вперёд, навстречу брату.
— Технически, это нельзя назвать спасением. Кто-то влез в твою подлинную историю и заменил её корявым фанфиком, переполненным Бессмысленными Страданиями и Самокопанием, — я был сама любезность. — Я лишь расставил всё по своим местам. И, если вправду хочешь меня отблагодарить, не делай больше этих штук с молниями и сотрясениями планет. Взамен я дам тебе возможность свести счёты с одним…
Я зря старался увести беседу под начинающимся снегопадом подальше от матери.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:38)

+3

28

Вот теперь всё было в порядке. В ровно настолько относительном "порядке", насколько можно вообще было считать нормальным происходящее в этих треклятых горах. Где это они? Альдриф напрягла память и вспомнила название, которое говорил Старк - Норвегия. Сердце при имени этой страны никак не дрогнуло; женщина вообще была крайне равнодушна к географии смертных, но злонесчастное королевство, в утёсах которого они мёрзли уже клятый час, ненавидела практически с полной самоотдачей. Выпитая, на большую часть опустошённая сейдом, который всё ещё существовал со своей владелицей как-то не слишком слаженно, королева хотела куда-нибудь в тихое и спокойное место, а не замерзать под магической метелью.
Буран вокруг выл. Это не было Первородной Бурей, той, что выпустил в мир потерявший и нашедший себя Тор, но эта была немногим лучше - Ларец тоже был артефактом не самым простым. По слухам, в нём жило дыхание самого Имира, и, если здраво посмотреть на то, что творилось вокруг, то это вполне походило бы на истину. Метель зверела с каждым мгновением и наотмашь колотила по лицу.
Вздохнув, Энджела побрела к Слейпниру, чья безучастная морда очень хорошо сочеталась с её собственным ощущением реальности. Жеребец, склонив голову к королевне, пошевелил тёмными губами, пофыркивая; воительница запустила пальцы в его гриву, довольно равнодушная к разгорающемуся между братьями скандалу. Почему?
Потому что эти двое вечно выясняли друг с другом отношения, периодически разнося в клочья миры и галактики, и стоять у них на пути было не только бесполезно, но ещё и опасно. Могли снести и не заметить, а потом с виноватыми лицами мяться у бездыханной тушки любимой родственницы.

Подтянувшись на луке седла, богиня села на спину огромного жеребца; тот так и стоял неподвижным истуканом, всем своим видом демонстрируя бескрайнее терпение к всаднице и скорбное недоумение по поводу оставшихся участников трепетного воссоединения семьи. Возможно, ему тоже казалось, что кто-то перегибает палку и нагнетает обстановку в не слишком уместный момент.
- Может быть, вы оба перестанете действовать мне на нервы? Хочу заметить, что устраивать светопреставление с молниями и драками можно и в другом месте, - с заметной долей раздражения спросила Энджела, сверху вниз глядя то на одного мужчину, то на второго.
Теперь желание удалиться в закат, помахивая на прощание топором, явно перешло от ётуна к ней, да ещё и заметно окрепло. Очень хотелось, чтобы боги перестали пороть чушь и хотя бы убрались из этого совершенно негостеприимного места куда-нибудь подальше. Хотя бы к подножию скал.[icon]http://s2.uploads.ru/mFuXo.jpg[/icon]

+2

29

Конечно же, Лодур сделал логичную, тактическую и отчаянную попытку отвертеться. Иначе он бы не был Локи, богом Обмана, Лжи, Огня, а сейчас - Историй. Но то ли он пытался недостаточно (что маловероятно) То ли Донар к историям был маловосприимчив по причине того, что даже с чтением у него были когда-то проблемы из-за того, что Залы Учения не закончил (что очень даже вероятно), но на Громовержца не подействовало. Глаза, сумрачно буравившие младшего брата, обещали тому отнюдь не радужные, но крайне красочные ощущения на его драгоценной и многострадальной шкурке. А то, что Альдриф попыталась вместе с племянником встрять... ну и что. Один тоже встревал. Это когда-то им мешало, что ли?
- У тебя один лишь шанс, брат мой. - начал Веор, медленно подходя к родственнику - Один шанс избежать того, что тебя ждёт неминуемо как наказанье за бесчестное, постыдное и кровавое деянье. Я не могу, и не стал бы убивать тебя здесь и сейчас - ведь ты мне жизнь спас, и пред тобою я в долгу. Ты будешь жить. Но вот здоров ли будешь, а главное - в целостности ли, зависит от тебя лишь. Соврёшь - и я узнаю, я учую ложь. Попытаешься юлить али отвертеться - я узнаю. Сбежать захочешь - догоню, и ты пожалеешь, брат, о том, что не явился в мир сей камнем ты, что боль не ощущает. Тебе придётся ответить на два моих вопроса прямо, открыто и немедля. Первый же - зачем. И второй - ответь мне, мертва ли она на самом деле.
   Сейчас Вингнир стоял вплотную к Лодуру, но не заносил он руки, не поднимал молота, лишь смотрел на Локка... с болью в глазах. Во взгляде Аса читалась неприкрытая боль, обида, отчаяние, и ощущение, что его предал родной ему брат. Конечно, ярость тоже там была, но далеко не на первых местах. И покуда длилась относительная тишина, Одинсон краем глаза уловил реакцию Энджелы. И это было для него выше всяких границ понимания. В ее глазах не было ни удивления, ни ярости, ни желания отомстить. А поскольку догадаться, о ком шла речь, было отнюдь несложно...
- Ты... ты знала, Альдриф...
   Он не мог понять. Фрейя была ее матерью. Биологической матерью. Она подарила ей жизнь. Она была ее МАТЕРЬЮ, Хель ее задери! И в глазах Энджелы не было не то, что желания мести, она воспринимала сей факт как должное! Это какой дочерью нужно быть, чтобы испытывать такие эмоции - при каких бы то ни было исторических событиях в ее жизни?!
   Прошло всего лишь полминуты, и Одинсон с еще большей болью в сердце ощутил, будто был предан не только лишь братом.
- Ответь мне, Локи! Ответь мне, брат, с которым вместе мы росли, которого вместе со мной воспитывала та, чьё тело подло ты пронзил кинжалом! Ответь немедля, али Буря мне свидетель, ты пожалеешь, что не убил тебя на месте я!
   Яростно дыша, срываясь на крик, Веор судорожно, до скрипа кожи на рукоятке сжимал Мьёлльнир, совсем не замечая леденящей погоды вокруг. Что ему холод, что ему лёд, если в его душе сейчас была вьюга, хладу которой позавидовал бы сам Эливагар? Потянув носом воздух, Донар безошибочно опознал природу невиданной метели, окружавшей их, и уже в третий раз за кратчайшее время испытал непомерный шок:
- И КТО ИЗ ВАС, ТИТАНОВ МЫСЛИ, ДОДУМАЛСЯ ЛАРЕЦ ИМИРА ОТКРЫТЬ, ПОКУДА МЁРТВ БЫЛ Я?!

Отредактировано Thor Odinson (02.03.2017 00:52)

+1

30

Тор не был бы Тором, если бы не начал с угроз, мотивирующих не больше холодной кашки. Я был согласен на всю цену ещё когда шёл по следам брата по следу его геройствований и исканий. Только не нужно путать согласие с энтузиазмом. От того, что будет дальше, я не был в восторге. Это было бесчестно, постыдно и кроваво, но служило определённой цели.
Видимо, и мой брат в конце концов уяснил, что мои цели не служат злу. По крайней мере, мы всё ещё говорили без рукоприкладства. А я и не рассчитывал.
— Из нас? Тор, мы всё это время были здесь. Мидгард и сам отлично умеет навлекать на себя катаклизмы.
Тор, который вроде бы начал отвлекаться, вспомнил обо мне. Его взгляд пылал. Будь он и сейчас един с Бурей — я бы пылал тоже. Уж он-то точно не считал мудростью с моей стороны напоминать о себе, да ещё и отвлечённой темой.
Я вздохнул. Время не играло мне на руку и всячески выворачивало все планы наизнанку. И всё же, это и было историей, в которой мне необходимо было находиться. Насколько это будет больно морально и физически — истории не важно. Если кто-то до сих пор считает историю более спокойной и мирной стихией, чем те же молнии и ветра — пусть передумает. Потому что это совсем, совсем не так.
— Фрейя жива. Более или менее. Пока ты под стенами Асгардии играл мускулами, недруг воспользовался заварушкой и пробрался в покои Всеотца. И всё же, Фрейя жива. Альдриф и я побывали там раньше и тайно отнесли мать на Землю. А Асгард — туда, где ему и место. По-твоему, это деяния заслуживающего смерти матереубийцы?
А ведь Альдриф это пришлось объяснять словами… нисколько. Хотя могла слышать о моём предательстве в формате горячих новостей из Асгардии. Тору, скучающему в экспозиции Коллекционера, такой возможности никто не предоставил. А после… судя по всему, он больше горел желанием красиво показаться перед дядей, нежели посмотреть на умирающую, но до сих пор не умершую мать.
— И если ты продолжишь звать Бурю и орать о том, что вернулся, ты обречёшь на провал всё то, зачем я это делал. А Асгард — на не сулящую перезапуск гибель.[icon]http://i.imgur.com/myqgW30.jpg[/icon][nick]Loki[/nick][status]cadabra my abras[/status][sign]чему вовсе не быть, так того не сгубить
а чего не сгубить— тому нету конца на Земле
[/sign][info]Локи


Возраст: 25/~;
Сторона: своя;
Сверхсилы: manifestation of stories beliefs,
magic, silver tongue, shapeshifting, allspeak, jotun physiology.[/info]

Отредактировано Loki (05.05.2018 13:39)

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [13.04.16] Missed me, brother?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC