Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Если миру нужны были герои, то героям – психотерапия.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [1.03.16] From Hades


[1.03.16] From Hades

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: Начало нового дня, рассвет.
Место: Кипр, развалины святилища Ареса.
Участники:Aphrodite Ourania, Ares Enyalios.
Описание: Преодолев неизмеримое расстояние, отделяющее поля Элизиума от реального мира, бог войны Арес возвращается на Землю... И это не остается незамеченным.

Отредактировано Ares Enyalios (31.12.2016 21:46)

+1

2

Возвращаться было тяжело. Аресу Эниалию не раз случалось пересекать границу между загробным миром. Ни одно из путешествий не было похоже на другое, и ни одно не было настолько тяжелым.
Таинственная субстанция фиолетового цвета, имени которой бог войны не знал, полностью заполняла собой все пространство - нет, она и была пространством. Которое упорно сопротивлялось ему: давило на плечи, жгло плоть, причиняя мучительную боль каждой клеточке тела, становилось все более и более густой  и вязкой с каждым шагом... В сознание же стучались чужие голоса: они не принадлежали ни человеку, ни богу, нельзя было понять ни единого слова, но было абсолютно ясно чего они требуют.
"Уходи, убирайся, прочь..." - поначалу они были не громче комариного писка, но сейчас грохотали сильнее чем удары молний Отца Богов.
В них также появилась странная сила и власть, которая воздействовала на тело, минуя сознание, наполняя конечности слабостью и вызывая желание подчиниться.
Что было причиной всему этому? Может быть то, что время для его возвращения не пришло? Или же некая сила пыталась помешать ему? Арес не знал и ему было все равно.
Он продолжал идти.
Боль? Трудности? Желание отступить? Ничего из этого не могло помешать ему. Всё это было часть его владений, его природы, его самого - войны. Не было под этим небом ни единого конфликта, ни единого сражения или схватки в котором хотя бы один из участников не испытал подобного. И Арес знал как нужно было справиться с этим.
Стиснуть зубы и продолжать идти вперед.
И он шел, преодолевая сопротивление, шаг за шагом, секунды в минуты, минуты в часы, часы в дни... Недели, месяцы, годы, века - время в этом измерении означало совсем не то, что в остальных, до тех пор пока перед ним не предстала последняя преграда - исполинская стена, уходившая в бесконечность как по горизонтали, так и по вертикали. Невообразимая, несокрушимая, непреодолимая - одним своим видом она бросала Эниалию вызов, который он, разумеется, принял.
Вблизи от нее желеобразная масса почти полностью сковала его движения. Использовать оружие было невозможно, и тогда Арес использовал то, что у него оставалось.
Себя. Свое сущность живого воплощения войны - именно это он швырнул на неведомую преграду. Первый удар не произвел никакого эффекта, второй тоже, но десятый заставил ее дребезжать. Тридцатый - и по поверхности зазмеились трещинки, а после пятидесятого он погрузил в одну из них, самую крупную пальцы, и начал выламывать себе проход. Поверхность оказалась похожей на стекло и резала руки, фиолетовое желе сдавило его со всех сторон - словно он оказался в руке титана, который жаждал выдавить из него все живое, голоса же звучали в его голове подобно взрывающимся сверхновым...
А затем он победил.
Преграда рухнула и поток неведомой, доселе сдерживаемой силы подхватил Ареса. Подхваченный его стремительным течением, он летел вперед, ликующий и восторженный, перед его глазами вертелся калейдоскоп бесчисленных промежуточных измерений, а затем все резко остановилось и его тело не оказалось бесцеремонным образом брошено на холодные плиты каменного пола.
"Мой храм", - подумал он, поднимая голову и улыбаясь. - "Получилось".

+1

3

Растянувшись на софе с резными ножками, Афродита подперла голову рукой и намотав прядь на палец с некоторой скукой и отчужденностью пролистывала последний выпуск «Космополитен», на полу лежали несколько выпусков Vogue, Elle, L’Officiel и Glamour.  Но просматривала их богиня сейчас от скуки, окидывая заинтересованным взглядом моделей на глянцевых страницах. Но такой же взгляд можно было увидеть и юного натуралиста, который заприметил новый вид насекомых.
Вскинув глаза на часы стоящие на камине, богиня тихо вздохнула и перелистнула страницу. Ей было скучно, даже не то что скучно, скорее это была тоска, которая охватила дочь Зевса несколько дней назад и с тех пор ни что не могло ее развеять. Окружавших ее смертных, от внезапных приступов тоски, спасало лишь то, что цветок Эллады уже давно не практиковалась в пении.
Это был один из тех случаев тоски, который был вызван рутиной в которую всегда существует вероятность провалиться. После их приключений с Гераклом ничего не происходило в жизни богини. Абсолютно ничего. Хотя казалось бы, что такое для богини, которая живет уже тысячи лет, какие-то пару недель. Но иногда даже богиням бывает скучно и хочется, чтобы произошло хоть что-нибудь.
Приподнявшись и свесив ноги с софы, Дита отодвинула журнал от себя подальше, от чего он с характерным звуком упал на пол, но богиня не замечая этого встала и вышла из комнаты.  Пройдя по пентхаусу и не обращая внимание на прислугу, она оказалась в помещении с бассейном.  Присев на корточки, дочь бога грома опустила ладонь в воду и поводив из стороны в сторону, прикрыла глаза, чувствуя некую расслабленность. Но внезапно что-то нарушило ее умиротворение.
Нет, то что встревожило ее, находилось явно не здесь. Далеко. Очень далеко.
Если разобраться эта не была тревога, а скорее колебания сил, ауры или как это обычно принято называть у простых смертных.  Что-то произошло, что пошатнуло мироздание. Огромный всплеск энергии, который богиня смогла ощутить находясь в Нью-Йорке. Похоже это произошло рядом с одним из ее святилищ на Кипре.
На секунду заинтригованная богиня задумалась. С одной стороны ей было любопытно что же там произошло, что так взбудоражило ее святилище. Но вот с другой стороны не было ли это ловушкой? Она не была трусихой, но доля здравого смысла никогда не вредила.  Глуп тот кто считает, что его невозможно убить. Как показывал жизненный опыт, бога можно убить, пусть это и трудно и не подвластно простому смертному. Но в мире полно тех, кто способен на это.
Поколебавшись еще пару мгновений, она решительно рассекла ладонью воздух и открыв портал над бассейном, не задумываясь сделала шаг вперед.
Из легкого сияния, которое спустя пару мгновений преобразовалось в полноценный портал, вышла Афродита во всем своем великолепии. Осмотрев руины, некогда прекрасного храма, она задумчиво нахмурилась. Похоже здесь все было спокойно и то, что она ощутила было лишь легким отголоском произошедшего.
Но что же тогда так всколыхнуло мироздание. Скорее интуитивно, чем действуя осознанно, богиня повернулась в ту сторону где должен был быть расположен храм Ареса и выдохнув, шагнула в очередной портал.
Босые ноги греческой богини коснулись каменных плит в храме Ареса, и она уверенно шагнула вперед. Стоит отметить, что в отличие от своих асгардских родственников, греческий пантеон никогда не переживал об одежде, а вернее об ее наличии. Поэтому ничего удивительного не было в том, что в то время как Тор расхаживал в полной боевой амуниции его верный собутыльник был одет всего лишь в тогу. И если валькирии предпочитали доспехи, то Афродита предпочитала легкий купальник, поверх которого, в районе бедер, был повязан пояс Венеры. Конечно, можно долго спорить о том обосновано это ли климатом или нравами богов… Но сейчас это было не главным.
Неторопливо идя вперед, Дита оставалась на чеку, чтобы в случае чего успеть проложить себе путь к отступлению. Но это не понадобилось. Когда она увидела Ареса все еще лежавшего на каменном полу, богиня любви и страсти подошла ближе к нему и присев рядом, ласково коснулась ладонью лица бога войны.
- И в который раз ты возвращаешься из мира мертвых?

Отредактировано Aphrodite Ourania (03.01.2017 02:12)

+1

4

Победа далась ему нелегко. Жгучая боль, змеясь, ползла по всему телу, конечности будто стали тяжелее небесного свода, а резервы того что смертные называли магической энергии были опасно близки к полному истощению... Даже дышать и то было непросто. Однако, Арес почти не обращал на это внимания - не больше, чем опытный мореход на плеск волн или чаячьи вопли. Для бога войны все это было обыденностью... Впрочем, он все равно позволил своему телу отдохнуть, пока душа наслаждалась успехом.
Мир смертных! Для Ареса он всегда был милее, чем Олимпия и даже Элизиум: сверкающее совершенство первой таило в себе больше яда и коварства, чем все царские дворы, а второй мир хоть и был наполнен покоем, был слишком мирным и бессобытийным для бога войны. Нет, ему было больше по нраву людское царство с его бесконечным движением, хаосом, кипучей энергией и восхитительной незавершенностью.
Не поднимаясь, он сделал глубокий вдох и позволил своему сознанию расшириться, подняться над этим миром и посмотреть на него так, как это может сделать только бог, взирая на то, что входило в сферу его владений. Пусть ему уже и не поклонялись, но ничто, входившее в нее, не могло укрыться от его взора - от детской игры в войнушку и драк один на один до ужасных войн, в которых сходились между собой тысячи человек. Зрелище заворожило его... но насладиться в полной мере он не успел.
Прикосновение. Оно было легким, едва ощутимым, но от него по телу Ареса будто пробежал разряд электрического тока. И он понял кто посетил его еще до того, как открыл глаза.
Боль исчезла, будто ее никогда не было, усталость испарилась как капля воды в пустыне. Он поднялся во весь рост, и на мгновение замер, любуясь стоящей перед ним женщиной.
- Не считал, - глухо произнес он, не в силах оторвать взгляд от нее взгляда.
А затем его тело пришло в движение, он заключил ее в объятия и впился в губы страстным поцелуем. Эта женщина всегда сводила его с ума - такой страсти он не чувствовал ни к кому, ни к смертным любовницам, ни к бессмертным, даже к другим богиням войны его не влекло с такой же силой. Сейчас же, когда в теле еще бурлила кровь, разгоряченная недавним триумфом, он не мог удержаться.
Не имело значения ничего - ни как она узнала о его явлении, ни зачем пришла, только медь волос, стройность тела и притягательность губ. Руки Ареса заскользили по телу, освобождая богиню любви от лишней одежды, а затем подняли над землей. Он развернулся и понес ее в глубины развалин и уложил на алтарь, сердце святилища, на котором века назад над ним в честь бога войны перерезали глотки жертвенных животным и сжигали подношения. Но сегодня ему предстояло сыграть иную, хотя и не менее приятную роль...

+1

5

История их отношений обязательно бы заинтересовала какой-нибудь канал для издания сериала по ним. И если бразильцы сняли бы его с уклоном на интриги их семейства, делая из них парочку влюбленных, которые не могут быть вместе в силу обстоятельств. То один широко известный американский канал сделал из него кровавое месиво, с большим количеством постельных сцен и кровопролития. Но каждый из них был бы прав лишь на половину, видимо поэтому никто и не брался за эту историю. Или не только поэтому? 
Но в данное мгновение это было неважно, коснувшись ладонью щеки бога войны, Дита пропустив через себя энергию, неторопливо влила часть в того с кем когда-то делила ложе. Было ли это заботой или сиюминутным порывом, она сама не успела разобраться в этом. Но смотреть на обессиленного бога войны она не могла.
Когда он оказался на своих двоих, Дита уже знала, что произойдет дальше. Нет это не была магия, когда знаешь тело своего любовника вдоль и поперек это ненужно. Она просто чувствовала это и видела в опасном блеске глаз, который всегда появлялся стоило им оказаться одним, и в том как напряглось его тело за мгновение до того как сильные мужские руки Ареса обхватили ее тело.
В их отношения были разные ситуации, были и такие за которые они наверняка бы убили друг друга и больше никогда не пересекались бы в мире смертных. Чего стоит только история с Адонисом. Да и последняя их встреча была неоднозначной. Да и если бы не Афина, подговорившая Афродиту помочь, ее могло бы и не быть. И тогда ушла не прощаясь и не сказав не слова, стоило только Аресу без сил уснуть. И теперь…
Теперь это все было неважно стоило их телам соприкоснуться, как та бешенная энергия, которая обычно всегда возникала между ними вырвалась наружу. Что можно ждать от того, когда пересекаются две крайности граничащие с безумием?
Когда их губы соприкоснулись в жадном и страстном поцелуе, богиня любви и страсти почувствовала, как легкий разряд пробежался вниз по ее телу.  Не разрывая поцелуя и вкладывая в него всю себя, вышедшая из пены морской ощутила, как ткань скользнув по бедрам упала на каменный пол, а затем руки Ареса подняли ее над землей. Когда-то она влюбилась в него за эту решительность и силу.
Ощутив спиной прохладу камня под собой, Дита не сдержала судорожного вздоха и опустив свою ладонь на шею мужчине, притянула его ближе к себе, накрывая губы жадным поцелуем в который вложила всю накопившуюся тоску по Аресу. Наверное, лишь сейчас осознав, как ей его не хватало.
Прижимаясь к богу войны всем телом и выгибаясь ему навстречу, она чувствовала, как ее окутывает жгучее и поглощающая страсть, требовавшая выхода и единственный кто сейчас мог помочь ей в этом, находился в ее объятиях.
Если сейчас и использовалась какая-то магия, то только в качестве своеобразного афродизиака, чтобы усилить те ощущения и чувства, которые они оба испытывали сейчас. А кроме этого все исходило из настоящих порывов, которые были вызваны лишь тем, что современные смертные называют химией. Зарывшись пальцами в волосы Ареса, Дита сжала их и притянув мужчину ближе к себе, губами сначала легко, а после все настойчивее покрыла шею поцелуями.
Да, такие жертвоприношения были привычны для ее святилища, где подобные проявления человеческих чувств, по особым случая перетекавшие в оргии, были обычным делом. Но кто посмеет осудить богиню любви и бога войны, что они решили воспользоваться пьедесталом для жертвоприношений не по назначению?
Тем более, что единственный кто мог бы покарать любвеобильных партнеров, сейчас отвечал на поцелуи Афродиты и сам выступил инициатором такого поворота событий. А что касается Диты, то она просто растворялась в этом моменте, наслаждаясь им и даря такое же наслаждение тому с кем казалось Мойры давно развели ее.

0

6

Чем-то их близость была похожа на схватку. Сознание Ареса трансформировалось: прошлое перестало иметь значение, будущее тоже, настоящее растянулось в бесконечность. Тело словно превратилось в автомат, подчиняющийся многолетнему опыту и развитому инстинкту, двигалось размеренно и отточено, не тратя ни одного впустую.
Чем-то она напоминала недавно пережитое испытание - всеобъемлющая и глубокая, точно океан, из которого по преданию родилась богиня любви. Только если первый причинял боль и отталкивал, то любовь Афродиты манила и причиняла удовольствие. Однако, и то и другое было испытанием на прочность, сводя с ума и доводя до предела.
Но в основном это было просто бесподобно.
Арес любил эту женщину, сладость поцелуев, нежность кожи, податливость плоти, крепость бедер, и необузданную, яростную страсть - не знающую насыщения и становящуюся сильнее, чем дольше они ей предавались. Искреннее чувство, самое настоящее и правдивое, которое ему доводилось испытывать. И он не сомневался в том, что оно будет вечным и никогда не иссякнет по-настоящему - чтобы между ними не произошло.
Круговорот наслаждений захватил их: он брал, она отдавалась, экстатическое сплетение тел становилось все более неистовым и яростным... Казалось, что это длилось целую вечность - горячую, хмельную и радостную. Арес не понял, когда именно все закончилось - просто в какой-то момент он обнаружил, что они лежат на измятом каменном пьедестале без движения.
- Ты опасна, женщина, - насмешливо произнес он, приподнимая голову и глядя на облака, проплывающие по небесному своду, через отверстия в крыше. - Еще немного - и это было бы самое короткое из моих возвращений.
Это была шутка. В реальности, хотя его тело и наполняла тяжесть, это было всего лишь приятное утомление. Он даже избегал смотреть на Афродиту - сейчас зверь желания был удовлетворен, но в любой момент пробудиться вновь.
- Зачем ты пришла? - добавил он голосом из которого исчезала веселость.

+1

7

Потянувшись всем телом как довольная кошка, Дита села и откинула волосы назад. Если не считать приятного удовлетворения и расслабленности во всем теле, то она была бодра и полна сил. Правда желания нести доброе и вечное всем смертным, пока отсутствовало. Хотелось и дальше ничего не делать и просто наслаждать моментом, который обязательно растворится в воздухе и исчезнет, стоит этим двоим заговорить о чем-нибудь серьезном.
Вскинув голову, богиня осмотрела треснувший свод некогда величественного храма и даже на миг загрустила. Она предпочитала не возвращаться в святилища без надобности. Проще смириться в том, что смертные отвергли тебя, сменив одних богов на других, и сразу отрезать все нити связывавшие с великолепным прошлым. Чем постоянно вздыхать над былым величием.
Свесив одну ногу с пьедестала, на котором они еще пару минут назад придавались любовным утехам, и который изрядно от этого пострадал, Афродита перевела взгляд на пол и взглядом нашла свои вещи там же где Арес снял их с нее.
Кстати про бога войны. Услышав, что он прервал их затянувшееся молчание, Киприда вынырнула из легкой задумчивости и нежно усмехнулась.
-  И как тебе не оформили абонемент в мире мертвых.
Сменив позу и перевернувшись, так что теперь она сидела лицом к лицу Ареса, пенорожденная оперлась на левую руку и прижалась щекой к плечу, откровенно разглядывая обнаженного мужчину, который еще пару мгновений назад принадлежал только ей.
-  Зачем я пришла? – вздернув левую бровь, богиня на мгновение задумалась, после чего мягко усмехнулась.
- Как говорят смертные, женское любопытство сгубило не одну кошку. – Вместе с тем как она говорила, подушечки пальцев богини заскользили по животу мужчины, изучая его рельеф.
- Я не ожидала что здесь будешь ты. Мне стало любопытно, что же могло здесь произойти такого, что так взбаламутило энергетический фон вокруг моего святилища
Скользнув ладонью ниже чем следовало, богиня любви и страсти услышала сдавленный вздох мужчины и усмехнувшись убрала ладонь и продолжила говорить:
-  Скучно быть богиней в которой не нуждаются смертные, хоть я и совсем недавно вернулась к своим обязанностям… - запнувшись Дита, вскинула свои голубые как лазурное море глаза на мужчину. – Я ни капли не пожалела о том, что пришла сюда.  Но я удивлена, что никто больше не появился здесь. Возможно они слишком заняты… или это заметила лишь я.
Пожав плечиками, Афродита вытянулась на животе рядом с мужчиной и подперев одной рукой голову, вторую нагло перекинула через Ареса, пальчиками начав поглаживать бог война.
- Но хватит обо мне. Чем ты планируешь заняться после своего возвращения к жизни? 
Не смотря на то, что сейчас они оба лежали в чем мать родила, Афродита была хорошей девочкой и не приставала к мужчине, если не считать того факта, что ее пальцы уже рисовали свои узоры на груди бога войны.
- Мне кажется, для начала тебе надо раздобыть одежду, иначе в своих планах ты далеко не продвинешься.
Лукаво улыбнувшись, богиня прижалась ближе к мужчине и просто наслаждалась этим моментом и их близостью, чувствуя, как внутри все согревается. И ей почему-то совершенно никуда не хочется уходить отсюда.
- Раньше мне казалось, что камень из которого сделан пьедестал более крепкий.

0

8

Афродита пришла в движение и вскоре следить за бегом туч стало намного сложнее. К чести Ареса, он сумел продержаться почти пол-минуты прежде, чем случилось неизбежное, и его взгляд упал соблазнительные округлости его любовницы. Пока это он всего лишь любовался женщиной, однако этому определенно не суждено было продлиться долго. Тем более, что богиня любви прикладывала все усилия к тому, чтобы изменить это.
Она касалась его, дразнила, распаляла... Потребовалось немалое усилие, чтобы удержать просыпающуюся страсть в узде. Впрочем, Аресу это особых неудобств не доставило. Проявлять стойкость - обязанность мужчины, да и к тому же иногда наслаждение подобно вину становиться лучше...
- Значит любопытство? И только оно? - он усмехнулся. - Хорошо, что не какой-нибудь опасный план, который требует чтобы я был занят.
История с Герой (он уже давно не называл ее матерью - даже в мыслях), ее безумным планом и вкладом Афродиты в их срыв, не оставила на его душе заметного следа. Возможно потому, что его потеря была невелика - Арес не поддерживал идею истребления человечества, однако делал вид, что соглашается, чтобы в решающий момент воспользоваться ситуацией. Богиня любви лишила его этой возможности, но он не собирался мстить ей за это. Но все же, он был не из тех, кто легко забывает.
- Я рад, что это ты, - Арес приподнялся и коснулся ее лица. - Встреча с кем-нибудь другим могла бы пробудить во мне худшие качества.
Его пальцы скользнули по щеке, губам, а затем он поймал ее подбородок и нежно погладил.
- Планы? Ты путаешь меня с Афиной. Предпочитаю сначала ввязаться в бой, а затем действовать по ситуации, - сказал он, заглядывая ей прямо в глаза. - Но я ищу силы. Такой силы, которая была у меня, когда я звался Марсом. Или даже большей.
Он привлек ее к себе и снова поцеловал.
Время сдержанности прошло.

+1

9

- В этом твоя главная проблема, что ты не думаешь прежде чем вступить в бой.
Произнеся это слегка укоризненно, Киприда нежно коснулась указательным пальцем лба своего любовника, а затем ласково провела тыльной стороной ладони по его щеке. Правда было в словах Ареса, то что заинтересовало ее. Даже слишком заинтересовало.
- Силу?..
Но закончить свой вопрос богиня не успела так как в следующую секунду ее губы были заняты поцелуем, а так очень сложно обсуждать проблемы мироздания. Да и было понятно, что сейчас бог войны не настроен на разглагольствования о проблемах мироздания. Это может и подождать.  Но для себя Афродита мысленно сделала поправку, что обязательно вернется к этому вопросу, когда будет подходящее время.  А пока…
Пока она снова начинала проваливаться куда-то, что скорее всего не позволительно для богини, которая должна быть совершенным образцом для поклоняющихся ей смертных. Но в Тартар все это. Главное, чтобы здесь не появился автобус с любознательными туристами, которые будут сильно удивлены тем фактом, что два мифических божества лежать здесь голыми и придаются всяким непотребствам. Хотя чего можно ожидать от бога войны и богини любви? Но даже перспектива быть застигнутой врасплох толпой смертных с камерами в руках, сейчас не тревожила пенорожденную.
В кой-то веки она была с тем, кто любил ее без всякой магии. И тем, кто хорошо знал ее и принимал. И сейчас она была с ним не потому что это было выгодно Афине или кому-нибудь из богов, а потому что ей этого хотелось.
Оказавшись на мужчине и ощущая твердость его тела, Афродита льнула ближе к нему, давая и даря себя без остатка. Целуя и отвечая на поцелуи, которые прерывались лишь на тихий и нежный шепот двух богов, который был не предназначен для посторонних ушей ни смертных, ни тем более богов.
Двигаясь в одном ритме и сливаясь в единое целое, Дита ощущала, как внутри нее что-то просыпается, что-то теплое и доселе забытое. То во что она сама уже не верила, хоть и должна была нести свет этого чувства людям и пробуждать его в них. То, что ей казалось уже никогда не пробудится в ней и для чего она стала слишком старой и черствой. Но было что-то в этом моменте, в этом месте. В той глухой тоске, которая начала постепенно уходить, растворяться.
Притянув к себе война ближе и крепче обняв его за шею, рыжеволосая богиня, чувствовала, как тает в его руках, а тело вновь и вновь отзывается на ласки. Возможно, даже для богини любви, которая видела больше любовных историй чем кто-либо, есть шанс на ее долго и счастливо. А сейчас главным для нее было лишь то, что происходило между ними, а все остальное подождет. Пусть даже за пределами руин этого храма их ничего не ждет. Ничего хорошего. Но в данную секунду это не имело никакого значения…

Лежа под боком мужчины и прижавшись щекой к его груди, Дита ощущала равномерное биение сердца бога войны и прислушалась к его дыханию. Кажется, она вновь выжила из него все соки, раз он задремал. Усмехнувшись своим мыслям, Дита осторожно приподнялась и бросив взгляд на мужчину, соскользнула с пьедестала для жертвоприношений.
Про себя отметив, что он не предназначен для любовных утех богов, Афродита неторопливо подошла к своей одежде брошенной на полу и ненадолго задумавшись, переводя взгляд с пояса на еще посапывающего война, медленно облачилась в свою незамысловатую одежду. Повязав в конце свой недавно вновь обретенный пояс, богиня любви и плодородия, подошла к выходу из храма и прислонившись плечом к одной из уцелевших колонн, скрестила руки на груди.
Разглядывая однообразный пейзаж в котором в основном преобладали желтые тона, Дита прижалась виском к колонне и просто стояла так. Даже игнорируя редкие проскальзывающие просьбы от смертных о любви. Ими она займется позже.
Услышав за своей спиной шаги, пенорожденая чуть обернулась и окинув мужчину оценивающим взглядом, выдала:
- И все-таки тебе нужно одеться, иначе перепугаешь всех смертных. – После этого она озорно усмехнулась, подходя ближе к мужчине. – Нам везет, что твой храм не пользуется популярностью у туристических групп из-за его отдаленности.
Прижавшись и проведя ладонью по спине мужчины, она вскинула глаза на него и внимательно заглянула в глаза.
- Куда ты теперь планируешь податься? У тебя есть где жить? 

0

10

Арес ничего не сказал в ответ на замечание Афродиты - только усмехнулся. Она была не первой из тех, кто говорил ему о том, что рассудительность могла бы помочь ему чаще добиваться победы. Однако он никогда не принимал его всерьез - не из заносчивости или гордыни, а потому что те, кто давал его в своих рассуждениях упускали из виду кое-что важное.
Он был богом конфликта, битвы, войны - а поражение было такой же естественной частью его сущности. Дрогнувшие ряды, армии, обратившиеся в бегство, отчаяние, страх и ужас - отказаться от всего этого для Ареса было равносильно тому, чтобы отрезать собственную руку.
Тем более, что мерило достоинства воинства - не отсутствие неудач, а способность переносить их. Взять ту же Трою - он бился на стороне проигравших, был ранен смертным героем Диомедом, познал боль насмешек и унижение, однако потом он сумел зализать раны, собрать волю в кулак и достичь новых высот, оказав покровительство небольшому городку в дикой Италии.
Женщина вновь оказалась в его объятиях и ход мыслей прервался. Арес поцеловал ее и вновь отдался страсти. На этот раз он был более медлительным и расчетливым - не усталый странник, дорвавшийся до оазиса в пустыне, а искушенный феакийский гурман, пробующий изысканное яство. Его руки скользили по телу Афродиты, играя на нем словно на музыкальном инструменте, срывая сладострастные стоны и крики, тело размеренно катилось подобно океанской воде, а лицо же стало бесстрастным и сосредоточенным. Впрочем, изменилась только форма - содержание осталось тем же. Буйный восторг, необузданное желание, испепеляющий пыл, и на этот раз он действительно остановился только когда его оставили силы.
Или возможно ему просто стало слишком хорошо?
В любом случае, когда Арес очнулся от блаженной неги, богиня уже покинула их измученное ложе и сейчас облачалась в свое незамысловатое одеяние. Приятное зрелище вновь всколыхнуло его страсть, но на этот раз бог войны по-настоящему погасил ее. Да, было бы хорошо остаться здесь, предаваться раз за разом простой радости плоти и забыть о том, что мир за пределами стен тайного святилища существует... Было бы очень хорошо.
Но недостойно. Воин не должен жить лишь велениями тела, какими бы приятными те не были, бездельно почивать на лаврах былых заслуг и избегать трудностей словно надменный сибарит. Делу время - потехе час.
Арес поднялся.
- Когда тебя стали так сильно волновать проблемы смертных? - спросил он. - Это не везение. Ты можешь не ощущать, но после моего возвращения, храм пропитан моей силой. Только настоящий человек войны может зайти сюда по доброй воле. А смертные этой эры миролюбивы, если не сказать трусливы.
Беспокойство об одежде его немного забавляло - женщина есть женщина, хоть и богиня. Однако он не стал этого показывать - красота, в том числе и та, которая рождается с помощью одежды, была владением Афродиты. Ему было этого не понять, точно также как ей - разница между различными видами нарезки ствола. Бог войны сосредоточился: на его тело опустился нагрудник с изображением черепа и мечей, на руках появились перчатки, на ногах - штаны в милитаристском стиле, голову же увенчал плюмажный шлем.
- Личина смертного мне больше не нужна, - сказал он. - И нет, я не знаю, куда направлюсь. Может быть у тебя есть какие-нибудь идеи? Но предупрежу сразу: я не стану общаться с другими членами семьи.

Отредактировано Ares Enyalios (05.01.2017 14:35)

+1

11

- Кто же будет они беспокоиться, если не я? – усмехнувшись, Афродита чуть склонила голову набок, разглядывая стоящего перед ней мужчину. – Наверное, это все дурное влияние сирены Венеры, которая недолго исполняла мои обязанности, пока я познавала дзен. Но сейчас это не главное.
Качнув головой, богиня любви и страсти вновь скрестила руки на груди и выпрямилась в полный рост. Она знала про такую особенность некоторых храмов, но сама старалась избегать таких ограничений, предоставляя возможности зайти туда любому кто хочет. Временами было даже забавно наблюдать за пылкими влюбленными, решившими уединиться в святилище богини. Не то чтобы богиня была ханжой, стоит только вспомнить что раньше творилось во время празднования Афродисий, но парочку слишком уж пылких влюбленных она пару раз напугала своей ожившей статуей. А сама теперь развлекалась в храме Ареса. Что-то подсказывало, что ей должно быть стыдно за свое поведение, но вот что странно. Она не испытывала ни капли стыда. 
Похоже, Арес прислушался к словам Киприды о том, что ему стоит одеться, а не разгуливать в чем Гера родила, шокируя при это окружающих и пробуждая в пенорожденой тайные желания и фантазии. Но даже не смотря на свой статус, она не могла проводить все свое время в кровати с богом войны. Хотя стоит отметить, что он выдохся бы первым.
Сделав шаг к мужчине и прильнув к нему, после того как на его голове появился шлем, Афродита не удержалась и щёлкнула указательным пальцем по плюмажу, заставив тот всколыхнуться.
- Никогда не понимала этой моды украшать шлемы…
Заглянув в глаза любовника, Дита мягко улыбнулась и отстранилась, после чего неторопливо покинула территорию храма, решив немного размять ноги, да и на ходу разговор шел лучше.
Заметив, что Арес следует за ней, богиня мягко взяла его под руку и после недолгого молчания, во время которого она взвешивала все свои слова, наконец вскинула свои глаза на бога войны и заговорила:
- Я сама давно не пересекалась с тем, что осталось от нашей семьи. Геракл говорил, что Афина время от времени появляется и пытается учить его уму разуму. Но меня она избегает...
Не ненадолго замолчав, Киприда задумалась о причинах по которым сестра могла бы избегать встречи с ней. Вариантов было несколько. Начиная с того, что сестрица просто не понимала выбора Афродиты. Может ей казалось глупым возложить все свои обязанности на сирену, отказаться от того, что твое по праву и уйти искать себя. А возможно Афине было просто не до сестры и она сейчас была занята свалившимися на нее хлопотами связанными с управлением Олимпа. В любом случае, этого она не узнает пока не встретится с богиней мудрости.
- Понимаю, что с Гераклом ты встретиться не хочешь. Но а как на счет твоего сына? Александра? Неужели ты хочешь отказаться и от этой смертной стороны своей жизни? – остановившись, Дита вскинула свои глаза на Ареса, в ожидании ответа.
Не то чтобы это было вопросом жизни и смерти, но почему-то богини интересовал ответ на него. Даже слишком. Видимо это показало бы ей на сколько изменился стоящий перед не мужчина с момента их последней встречи. И сейчас она имела ввиду не ту ночь, во время атаки нового Олимпа.
- Что ты имел ввиду, когда говорил, что собираешься вернуть себе свои прежние силы? Как ты собираешься этого добиться?
А пока Дита ждала ответа на свой вопрос, она прильнула к мужчине, обхватив его руку своими и размышляла о том, стоит ли ей предложить Аресу пожить у нее или не стоит торопиться. Почему-то сейчас ей не хотелось никуда торопиться. Ведь они только заново встретились. Да в постели они как и прежде великолепно дополняли друг друга. Но прежде чем звать его к себе домой, богине хотелось разобраться, что за мужчина стоит перед ней. И что творится в его голове сейчас. После возвращения в мир живых.

0

12

- В наши времена это было нужно, чтобы было проще отличать командиров на поле боя, - ответил Арес. - Я ношу это как дань уважения той эпохе. К тому же, среди нынешних героев принято выглядеть приметно.
Он последовал вслед за богиней любви, и они вышли из храма. Он был расположен в весьма живописном месте: на высоком утесе, который являлся частью скалистой береговой гряды - позади плескалось море, впереди был цветущий зеленый луг, вдалеке виднелась небольшая рощица. Идеальная пастораль, словно дар природы, решившей оказать несвойственную ей милость по отношению к людскому роду, однако от взгляда Ареса не укрылись ни ровные мощеные дорожки, ни аккуратно подстриженная трава, ни то что его святилище несло на себе следы реконструкции (была заменена часть пола, большинство пробоин в стенах заделаны, руки смертных построили новую колону вместо рухнувшей и т.п.).
"Должно быть это какой-нибудь частный курорт", - подумал он, обозревая окрестности и слушая Афродиту.
Новости о том, что семейные связи в пантеоне олимпийцев значительно ослабли не вызвали у него особенных эмоций. Такое случалось с периодичностью в несколько столетий или даже меньше - они разбегались, затем собирались, но в сущности ничего не изменялось. Однако о другом вопросе этого было сказать нельзя.
- Он мертв, - ответил Арес - спокойным, будничным голосом, будто речь шла о чем-то вроде ухудшившейся погоды. - Достойно сражался и пал в бою. Мы виделись в Элизиуме.
Он сделал паузу, ясно давая понять, что дальнейших подробностей не будет.
- Я был побежден.  Дважды, - он перешел на другую тему. -Хотя нет, это даже нельзя назвать поражением. Меня сокрушили. И я буду не я, если позволю такому повториться.
Он недобро усмехнулся, а в глазах вспыхнули огоньки воинственного веселья.
- И я уже говорил тебе, что не знаю, как достичь этой цели, - бог войны пожал плечами. - Но у меня есть пара идей. Есть одно место, которое называется проектом Пегас. Там хранится множество реликвий и артефактов, которые удалось заполучить смертным. Возможно там можно будет обнаружить что-нибудь могущественное. Еще я размышлял над тем, чтобы посетить Мстителей. Эти люди доблестны и им известно многое, я сражался с ними, так что возможно они могут дать мне совет.
- Наконец, я думал над тем, чтобы пойти по стопам Короля Хаоса, победить всех богов войны и стать верховным владыкой войны, -
добавил он со смехом, так что нельзя было понять насколько он серьезен.

Отредактировано Ares Enyalios (05.01.2017 23:55)

+1

13

Афродита задумалась о том, какой раньше была их семья, от которой сейчас оба бога предпочитали держаться на расстоянии. И ведь дело было не в том, что весь греческий пантеон временами напоминал колодец со змеями, где все плели интриги против всех. А если не плели, то подумывали над этим. Времена, когда все боги жили вместе и дружно были редкими и непродолжительными.  Возможно, то что боги под конец начали уделять больше внимания своим междоусобицам, чем простым смертным и привело к тому, что смертные сменили шило на мыло и ударились в христианство. Вот если бы они в свое время вместо того, чтобы выяснять отношения подсуетились и там мост обрушили, там вестников истребили. Возможно в нынешнем мире, вместо Рождества все как и раньше справляли Дионисии, Афродисии и   Большие Панафиней. А Олимпийские игры были тем, чем они являли раньше, а не этим растиражированным сборищем, на котором наживались лишь его организаторы.
Но что ушло, того не воротишь. Да Олимп и сейчас был прекрасным местом и большинство богов, предпочитали жить там и дальше. Но это уже было не то, что в былые времена. Когда их почитали, им покланялись.  А сейчас. Сейчас это лишь тень былого величия. У обычного супергероя фан-клуб и тот больше с сожалением про себя отметила богиня любви.
Слушая своего любовники Дита невесело усмехнулась, по печальному опыты она знала, что если уж мужчина вбил себе что-то в голову, то убрать эту мысль из его сознания сможет лишь трепанация.  Особенно если при этом было не просто задето их эго.
- И ни что не остановит тебя на твоем пути, Арес.
Невесело усмехнувшись Дита, почему-то помрачнела. Останавливать упрямого бога войны она не собиралась, прекрасно понимая, что это не просто бесполезно, а даже глупо спорить с ним сейчас. Да и что уж кривить душой. Это было весьма заманчиво… стать еще сильнее.
- Это все чего ты хочешь?
Не дожидаясь ответа, Афродита двинулась дальше по вымощенной дороге, увлекая мужчину за собой, но теперь идя просто рядом с ним и поправляя на бедрах пояс Венеры.
- Мстители. Даже не уверена, что стоит ли их трогать. Кажется, сейчас у них не самые лучшие времена. В последний раз когда я слышала про них что-то их лидер этот душка Тони Карк или Старк. Неважно, сообщалось об его смерти. – Как и большинство богов, которые находятся в этом мире уже не одно тысячелетие, Афродиту мало волновала судьба смертного с которым она кажется даже не пересекалась ни разу.  А про эту команду она бы и не знала дальше, если бы в свое время сначала Геракл, а потом уже и Арес не вступили в их стройные ряды.  Но обоих можно простить за это. Оба были любителями хорошей драки, а Мстители умели находить приключения на свои пятые точки, даже если и ситуацию можно было бы решить и без их вмешательства.
- Для начала тебе пришлось бы найти этих богов…
Замерев, Киприда осмотрелась по сторонам и выбрала дорогу, которая вела на побережье, прочь от места отдыха смертных. Попадись они сейчас на глаза оных, то как минимум наряды богов вызвали бы у них недоумение. А возможно, они приняли бы их за аниматоров.
- И как они только не построили гостиницу прямо в твоем храме, Арес…
Спустившись вниз и пройдя по берегу, богиня любви вдохнула полной грудью слегка солоноватый морской воздух и расслабленно прикрыла глаза. Рядом с морем она всегда ощущала себя гораздо лучше.
- А все-таки здесь хорошо.
Поддавшись порыву, Дита прильнула к груди мужчины и опустив ладони на его грудь, вскинула свои глаза цвета лазури на него и нежно протянула:
-  А может в Тартар все это и будем просто жить, наслаждаясь жизнью и свободой, подальше от всего Олимпа?
Она понимала, что скорее всего это глупо и неуместно, но вот прямо сейчас на нее накатила волна какого-то непонятного желания просто быть счастливой. Вполне вероятно, что скорее всего это пройдет, но именно сейчас ей так этого хотелось.

+1

14

Большую часть пути до берега Арес сохранял молчание. Он шел с Афродитой, положив руки ей на талию, и осматривал окрестности. Солнце уже успело подняться над горизонтом, но высоко подняться не успело, а потому его лучи еще не успели обрести жалящего дневного жара. Было безветренно, не шуршала трава и не шумели листья, не было слышно ни птиц ни зверей, и только их голоса нарушали тишину.
- Нет, - Арес усмехнулся - на что, на что, на отсутствие желаний он бы не мог жаловаться. - Я много чего хочу. Хорошей драки, поесть, выпить с друзьями... Тебя.
Одной рукой он снова прижал богиню к себе, наслаждаясь теплом тела, ощущавшимся даже через доспех. Здесь действительно могли быть посторонние глаза - не смертных, так каких-нибудь камер наблюдения или чего-нибудь подобного. В принципе, подобное не могло смутить бога войны, однако он был уверен, что обычные люди не заслуживают взирать на Афродиту.
- Но сила сейчас это главное, - добавил он, неохотно отпуская ее.
Он не стал ничего говорить о своей бывшей команде. Не счел нужным. С его точки зрения, у смертных героев и не могло быть легких времен. Жизнь этой породы всегда была непростой - не важно был ли это аргоноваты, женихи Елены или Мстители.
- Если я решу пойти этим путем, то искать их не придется, - сказал Арес. - Я брошу клич и они будут искать меня сами. Кто из нас откажется от возможности одолеть другого?
Они продолжали идти и оказались на морском берегу. Плеск воды, мягкий шорох гальки, приводимой в движение волнами, далекие крики чаек... Здесь уже нельзя было представить что все живое исчезло и только они двое остались в целом мире. Афродита прильнула к нему, Арес заглянул в синеву ее глаз и ощутил, что в нем вновь пробуждается желание.
Он обнял женщину и приподнял ее, а затем поцеловал, но не стал отвечать на вопрос. Это было бессмысленно и они оба это понимали. Бог войны не сможет отказаться от сражений и остаться собой, богиня любви не сможет полностью принадлежать одному мужчине. Обязательно случится так, что ей попадется на глаза прекрасный смертный юноша с сладкозвучным голосом, он же не сможет сдержать гнева и превратит того в кровавое месиво и они вновь расстанутся на века. Или появится какой-нибудь могущественный враг и у него не останется выбора кроме как покинуть ее и пасть в бою. Или их счастье разозлит Гефеста и калека подкинет им какой-нибудь сюрприз... Перечислять можно было долго. На самом деле это было не так важно. Рок, как считали смертные, сильнее богов и Арес считал, что не так уж сильно они ошибаются.
- Но этот момент у нас есть, - произнес он вслух. - И я лучше потрачу его на то, о чем останутся приятные воспоминания, чем на разговоры.

+1

15

Афродита вздохнула. Она была не глупа, как считали некоторые обладатели архитектурных излишеств, и прекрасно понимала, что у них не получится жить долго и счастливо. Скорее всего потому что жизнь греческого божества слишком длинна, чтобы эта жизнь была счастливой.  И тот заветный счастливый конец, который был описан в сказках был лишь уделом смертных. Которые временами даже не знали, что с ним делать. Наверное, поэтому в душе Дита немного им завидовала.
- Жаль, что мне мало одного мгновения.
Все-таки Киприда была в первую очередь женщиной. И если бы это не отдавала легкой ноткой тавтологией, то про нее можно было бы сказать самой женственной женщиной. Поэтому смотря сейчас на Ареса, она прекрасно понимала, что такого душевного единения как у нее было с ним, она вряд ли найдет. И поэтому что она решила сделать? Правильно, уйти прямо сейчас, пока вся эта трясина не затянула ее по самую макушку.
Что может выйти из отношений безумия любви и безумия войны? Он никогда не бросит свои затеи стать сильнее, и при любой возможности насладиться хорошим сражением будет ускользать от нее, быстрее чем она успеет сказать «Дорогой, я натерла твой шлем».  И ей останется лишь смотреть в след, ожидая того момента когда он вернется. И вернется ли? Как показывала практика, сын Геры слишком часто находил гибель в бою.
А она? Разве может богиня любви, которая по сути и была олицетворением этого прекрасного чувства, принадлежать кому-то одному? Смотря как сильно бы ее держали. Да и загадывать ей не хотелось на будущее. Одно Афродита знала точно, она уже давно не испытывала любви от которой захватывало дух и от которой у смертных вырастали крылья и хотелось творить добро, в последний раз был еще во времена Трои. И сейчас ей безумно хотелось испытать то забытое чувство. Но Мойры видимо соткали для нее совершенно иную судьбу.
А сейчас... И поезд был тот и двигался в правильном направлении. Вот только похоже была ее остановка и ей пора сходить.
Вздохнув, пенорожденная отстранилась от мужчины сделав шаг назад и посмотрев на прибой, наконец, собралась с мыслями и решив, что действительно пор уходить. А жаль, этот вечер был действительно прекрасен, словно создан для того чтобы влюбленные наслаждались друг другом. Но увы.
- Мне пора идти. Я рада, что ты вернулся, Арес, и у тебя есть цель – прильнув к мужчине, богиня обвила его шею своими руками и накрыв его губы жадным и долгим поцелуем, отстранилась и пошла к кромке воды, над которой богиня уже успела развернуть портал для себя, тем самым отрезая все пути к отступлению.
Лишь когда ее ноги коснулись воды, Киприда обернулась и окинув мужчину задумчивым взглядом, немного помедлила и задала вопрос:
- Прежде чем я уйду… Я могу тебе чем-нибудь помочь? Может подбросить куда-нибудь или все сам?

+1

16

Разумеется, процессы, происходящие в голове Афродиты, не были понятны Аресу. Надеяться на обратное было бессмысленно: с одной стороны, он был богом войны - а война может и является местом для сложных душевных переживаний, но совсем иного сорта, с другой - мужчиной, а кто из мужчин может похвастаться тем, что хорошо понимает ум женщины, особенно такой, от одного вида которой кровь вскипает в жилах?
Поэтому, когда богиня выскользнула из его рук (у нее всегда это получалось - даже несмотря на то, что его более чем экспертные познания в области захватов и удерживаний), он не стал ничего говорить, а лишь насладился последними секундами близости, вкусом ее губ и теплотой прикосновения.
Затем, когда это безумно прекрасное мгновение завершилось, он тоже отстранился от нее и собирался уйти - не оборачиваясь. Однако, ее вопрос остановил его.
Куда податься? -  впервые за последние столетия (десятилетия точно) этот вопрос заставил Ареса серьезно задуматься.
Обычно, оказавшись в подобной ситуации, он выбирал кратчайший (и, зачастую, самый кровавый) путь, но сейчас возможностей достичь цели было так много, что Эниалий не знал какой из них является таковым.
Пегас? Мстители? Щит? Храм какого-нибудь Нинурты? - размышлял он, но затем отбросил все эти мысли и решил вернуться к тому, на чем его прервала Афродита.
Его тело словно бы обратилось в камень, став более жестким и грубым, подобным даже не статуе, но скале, которой игра сил природы, придала подобие человеческой фигуры, в глазах запылал красный огонь, а в заметно потеплевшем воздухе зазвучали отзвуки далеких сражений... На краткий миг сознание Ареса вобрало в себя весь мир, и он понял с чего ему начать.
- Довер, - глухо произнес бог войны. - Штат Делавэр. Место где я жил раньше.

+1

17

На берегу моря стояли трое: Он, Она и немой вопрос повисший между ними, а не то, что вы подумали, маленькие извращенцы. Пока Арес стоял и думал о том, куда ему податься дальше, Киприда стояла и думала о своем о девичьем. Размышляя о том, что же теперь будет дальше и будет ли это дальше для них. Вообще настроение ее стремительно ухудшалось и почему-то ей хотелось вернуться обратно к себе и сделать это как можно быстрее. Но раз она обещала помочь мужчине, то она сделает это.
- Довер? Что же… Туда значит, туда.
По крайне мере теперь она будет знать где его найти, хотя с другой стороны, для нее это никогда не было проблемой. Но тогда возникал другой вопрос, почему она его не искала раньше?  Да потому что между ними было все слишком сложно и на тот момент ей казалось, что между ними все закончилось. И не могло быть исправлено. Да и кто знает, чтобы было бы, если бы не та «просьба» Афины. Скорее всего они бы так и не общались дальше. Кроме того, как уже говорилось не раз, пенорожденая была женщиной. Причем страстной натурой, что отражалось и на ее характере и принимаемых решениях. Проще говоря, временами она была вспыльчива. Но как говорится… и таких тоже любят.
Посмотрев на уже открытый портал, Дита потянулась к нему, но делала это скорее ментально, пропуская через себя сгусток энергии и изменяя конечную точку выхода. Все это заняло у Урании лишь пару мгновений и небольшое количество сил.
- Готово. Идем, дорогой.
И прежде чем бог войны успел сказать хоть что-то, Киприда взяла его за руку, а затем молча и стремительно провела через портал. Она нисколько не сомневалась в его самостоятельности, просто она же может позволить себе маленькие слабости, пока они еще рядом. Пусть она уже и заметила, что ее любовник снова превратился в война и их уединению пришел конец.
Выйдя из портала, они оказались на одной из улочек Довера, возникнув практически в самом центре перекрестка. Но разве это волновало богиню? Окинув взглядом низкие строения и парочку ошарашенных местных жителей, богиня озорно улыбнулась и повернулась лицом к лицу к Аресу.
- Дальше сам, Арес. Как могла я тебе помогла.
А после этого поддавшись очередному порыву, которые возникали слишком часто, стоило этим двоим оказаться поблизости друг от друга, Киприда сделала шаг вперед, прижимаясь своей грудью к широкой груди бога войны. Ее руки мягко обвили его шею, и прежде чем тот успел что-нибудь сказать или отстраниться, тем самым испортив момент, накрыла его губы чувственным поцелуем.
Но к разочарованию обоих поцелуй был недолгим, спустя пару секунд дочь Зевса отстранилась от мужчины и хитро улыбнувшись, шагнула в портал за своей спиной, оставляя мужчину в одиночестве.
- Удачи.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Неучитываемые эпизоды » [1.03.16] From Hades


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC