Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Выглядела она как человек, вполне готовый выстрелить – сначала в одного неприятного типа, потом – в другого, – и сдерживали её явно не остатки их обаяния.

© Sigyn

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [10-11.09.16] Misery likes company...


[10-11.09.16] Misery likes company...

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

It starts with pain
Followed by hate
Fueled by the endless questions no one can answer
A stain covers your heart, and tears you apart

I don't believe men are born to be killers
I don't believe the world can't be saved
How did you get here and when did it start
An innocent child with a thorn in his heart

https://c.radikal.ru/c20/2004/f5/fba22d0304bd.jpg

НЙ, вторая половина дня >
Осака, ближе к ночи

Iron Man
All-New Spider-Man
James Rogers


После этого.
Земо подорвал рабочий небоскреб Железного Человека, следом было уничтожено еще несколько крупных зданий. Он устроил самую настоящую катастрофу, вот только где-то там же сгинул Роджерс, и официально это всё совершила беглая Джессика Старк.

+5

2

«Прошлой ночью в Осаке, в третьем по населению городе Японии, был совершен теракт. Был подорван небоскреб компании «Старк Индастриз». При его падении было задето соседнее высотное здание, в котором располагались офисные и торговые помещения.
На месте происшествия были замечены Стивен Роджерс, Человек-Паук и беглый агент Гидры – Джессика Старк. По еще неподтвержденной информации, поступившей от очевидцев и множественных видеозаписей свидетелей трагедии, результатом этого столкновения стала шокирующая гибель Капитана Америка.
Джессика Старк, несомненный виновник теракта, скрылась с места преступления.
Местонахождение Человека-Паука в данный момент неизвестно.
На месте катастрофы немедленно были начаты спасательные работы. Привлечены все пожарные, спасатели, скорые и полицейские Осаки. Докладывают, что эвакуация граждан в связи с террористической угрозой была начата полицией заблаговременно из обоих и всех близлежащих зданий, однако, пока точно неизвестно, скольких успели спасти и сколько еще людей находилось там в момент крушения.
Нью-Йорк соболезнует Осаке и выражает свою скорбь по погибшим.»

Деловой голос ведущей утренних новостей сопровождается кадрами падающих небоскребов, перемежается паршивыми записями с камер смартфонов, демонстрирующими падение Стива Роджерса едва ли не в деталях. Картинка вновь переключается на качественную съемку подоспевших на место происшествия репортеров, заснявших Джессику Старк, победно потрясающей щитом Капитана Америки в руке в сторону видеокамер прессы.
Герри стоит перед широким монитором телевизора, пораженно застыв на месте, не двигаясь и пытаясь воспринять то, что он видит.
Он ни на что такое не рассчитывал, когда несколько минут назад попросил Пятницу включить телевизор и установить среднюю громкость, чтобы не помешать спящему в гостиной Тони. Завтрак, состоящий из того, что было найдено в холодильнике, остается на столе совершенно нетронутым. Кажется, он просто хотел убедиться, что по новостям все еще не крутят о происшествии в банке пару дней назад.
Не в силах прекратить смотреть дальше, Герри в оцепенении прислушивается к странному и назойливому стуку, который заглушает все прочие звуки, перекрывая собой все и учащаясь. Он разжимает крепко поджатые губы, совершая выдох-вдох.
Перед глазами вновь мелькают кадры катастрофы. А мысли едва вертятся, словно они находятся в глубокой заморозке. Он не может все осознать и не может все упорядочить. Ему кажется, что все вокруг остановилось и стало совершенно инертным.
Тони говорил, что маму считают особо опасной преступницей, говорил, что от ее лица и имени действует преступник, говорил, что сама она скрывается и старается разрешить крайне непростую ситуацию… Герри все это вспоминает – все это было сказано ему еще при самой первой встрече. Он не сводит взгляда с почерневшего монитора, не заметив, в какой момент Пятница решила выключить его, отрезав от потока негативной информации.
У него не возникает сомнений в том, что там не было его мамы, ведь он знает, что она где-то в другом месте и не могла совершить такое. Возникшая отстраненность начинает давать трещину, позволяя колючему осознанию происходящего заполнять разум.
Как?
Как он так похож на нее?!
Почему?
Вопрос такой простой и дико сложный. И у Герри не находится сил для того, чтобы попытаться включить рассудительность и найти ответ самостоятельно или при помощи Пятницы. Он приходит в себя, обнаруживая, что руки его по старой привычке сцеплены в плотный замок на груди так, что даже становится больно.
Он делает один шаг, думая, что делать дальше, затем второй, а после он уже несется в гостиную и в одну секунду оказывается у дивана, на котором мирно спит Тони
- Проснись! Проснись!!.. – настойчиво трясет его за плечи обеими руками, стремясь его разбудить. – Слышишь меня? Проснись…
Герри нетерпеливо закусывает губу, не обращая внимания на всплеск своих эмоций и даже не стараясь их как обычно подавлять. И точно не думая о том, как он сам сейчас выглядит. Он не отпускает руку Тони, крепко вцепившись в нее, чувствуя, что тот невольно стал для него спасательным кругом. Тем, у кого есть ответы на все вопросы. Тем, кто знает, что будет дальше.
- Там… Ты должен посмотреть новости, - тараторит, заглядывая Тони в глаза и проверяя, спит он или не спит. – Как он так сделал?! Почему он выглядит, как она?! Он там… он сделал… Вставай! Там Капитан…
Он отпускает его руку и отступает на пару шагов, хватаясь за лицо руками от вновь захватившего ужаса. За мыслями о маме он не сразу принял во внимание то, что произошло или могло произойти с Роджерсом. Это правда? Нет. Он не мог погибнуть. Это невозможно.
Герри в немом потрясении смотрит на Тони, в глубине себя понимая, что он не знает всего, и не может дать на все ответы, но все равно ждет их. Хоть чего-нибудь.

+5

3

Джеймс лениво потягивается, натягивает на себя волглую толстовку и по привычке запускает ладонь во всклокоченные на затылке волосы, оглядывая выделенную ему комнату на базе Мстителей и обдумывая план на сегодняшний день. С планами, признаться, выходит несколько сложно — влипать во что-то ему, думается, все еще запрещено. За пару последних дней Джеймс перезнакомился со всеми постоянными обитателями базы, облазил все доступные для посещения места, получил персональный лэптоп и все больше времени стал проводить в сети, собирая разного рода информацию и об отце, и о Мстителях, и вообще о происходящем в этой реальности. Вскользь поглядел на популярные игры и даже выписал себе пару названий — когда-нибудь обязательно ими обзаведется, утащит к себе самый большой монитор на базе и... А, быть может, даже VR-шлем однажды приобретет.
С подобными мыслями Джеймс направляется на кухню, чтобы сделать себе какао. И цапнуть что-нибудь из сладкого. Его путь пролегает через коридор с окнами, выходящими на ангар, и Роджерс-младший боковым зрением ловит подъезжающий автомобиль отца. Даже видит его ладони на руле. На губах Джеймса невольно растягивается улыбка: может, заварить ему чаю?
Так и не решив — стоит или не стоит проявлять инициативу — Джеймс усаживается на стул, включает какие-то мультфильмы и ждет отца. Но отец не появляется ни через пять минут, ни через десять, ни через пятнадцать. Джеймс допивает какао и уточняет вслух:
— Пятница, где Капитан? Я видел его!
— Капитан взял Квинджет и отбыл в Японию. О сроках своего возвращения не сообщал, но оставил на базе некую пометку для Мстителей.
Джеймс пожимает плечами — да, дела Мстителей наверняка не терпят отлагательств — и возвращается к себе в комнату. Следующие пару часов снова проходят в лености и почти бездумном просмотре рандомного видео на Netflix.

Следующую вылазку на кухню Роджерс совершает ближе к полудню, чтобы уже основательно подкрепиться. Взгляд падает на оставленные кем-то на видном месте хлопья-звездочки и Джеймс тут же тянется за пестрой коробкой.
... происшествия были замечены Стивен Роджерс, Человек-Паук...
— Громче!
Джеймс замирает, смотря на мелькающие кадры на мониторе, вслушивается в речь ведущего новостей.
... шокирующая гибель Капитана Америка...
Раскрытая коробка с хлопьями выскальзывает из ослабевших вдруг ладоней, хрустящие звездочки устилают пол, но Джеймс не замечает этого. Мир сужается до одного единственного прямоугольника — монитора, с которого передаются действительно шокирующие вести.
Внутри что-то резко обрывается, сердце бросается в безумное стаккато. Джеймс широко распахнутыми глазами смотрит на трансляцию рушащихся высоток, рваного полета квинджета и стремительного падения отца...
В смысле? В смысле гибель?
Но...
Быть такого не может.
Это же Капитан Америка! Его нельзя вот так просто убить каким-то небоскребом. Безумие, самое настоящее сумасшествие. Джеймс не верит ни единому слову, не верит собственным глазам и отрицательно мотает головой из стороны в сторону. Даже на мгновение крепко-крепко зажмуривается в надежде, что откроет глаза и все происходящее окажется... сном хотя бы. Кошмарным сновидением. Иллюзией. Наваждением! Но ведущий продолжает свою абсурдную речь. А открыв глаза, Джеймс обнаруживает все те же страшные кадры, мелькающие друг за другом на мониторе. И присутствующая на экране зеленая точка рядом с надписью «прямая трансляция» не оставляет никаких сомнений. Джеймс продолжает нелепо стоять, не двигаясь и практически не дыша.
— П-пятница? — сорвавшимся голосом, почти шепотом.
— По последним данным, которыми я располагаю, Капитан Америка находился в филиале СтаркИндастриз в Осаке во время теракта. Шансы, что он выжил, стремятся к нулю.
Мир Джеймса Роджерса... мир, который чуть больше недели назад, наконец, обрел крепкое основание и столь долгожданную и необходимую поддержку, оглушительно раскалывается, рушится и бьется на мириады осколков.


PS. Выражаю благодарности Герри и Тони за
их реплики, использованные в данном посте.

Отредактировано James Rogers (19.04.2020 16:19)

+4

4

Всё, на что хватило Старка после утренних приключений — это убедиться в том, что нигде ничего не развалилось после того, что они со Стефаном сделали, хотя бы в ближайшем обозрении, и упасть на диван в осознании, что одной серьёзной проблемой стало меньше. Даже двумя. И он даже жив, хоть и не рассчитывал на то, что след от этой ветки прекратит жечь в скором времени.
Все даже остались живы. И за этой мыслью мужчина не заметил, как отключился.

...Наверное, ему даже что-то снилось, но из этого чего-то его выдернули слишком резко, чтобы в памяти реально что-то отложилось. Не понять, что разбудило, оказалось невозможно — Тони мальчишку знал всего неделю и уже даже перестал подшучивать над его эмоциональностью, но до того вообще не представлял, что Герри можно чем-то довести до такого состояния.
Надо сказать, такая откровенная паника смахнула остатки сна лучше всего остального. С его железной-то хваткой в понимании человека нормальной силовой категории.
— Ты чего?! — отмахнуться от внепланового будильника Тони не пытался, но подобраться и как-то отодвинуться в сторону — да. — Парень, что случилось? Что..?
Что-то случилось. Явно не дома.
— Пятница, что я пропустил? — сумбурный поток обрывистого чего-то не дал полной картины происходящего, и почти сразу стало очевидно, что мальчик со своими впечатлениями вот так сразу не соберется. — И когда?
— Барон Земо взорвал основной филиал Старк Индастриз в Осаке. С наибольшей вероятностью, там погиб Стивен Роджерс.
Старк рывком сел и замер, тупо осмысляя услышанное. Спрашивать Пятницу о том, почему она уже не стала его будить, Железный Человек не стал — наверняка пыталась, но или сочла, что в реалиях последних месяцев ему лучше отоспаться перед получением очередного нервного срыва, или что с Герри ему спать осталось недолго так или иначе.
Старк просто подорвался с места и, уже не глядя на растерянного пацана, кинулся вниз, в мастерскую, на ходу командуя ИИ вывести имеющиеся данные о случившемся как есть. Чуть не навернувшись с винтовой лестницы, Тони в несколько размашистых шагов оказался у основной рабочей консоли. Ощущения от происходящего уже к настоящему моменту складывались таким образом, что всё напоминало скорее злой сон, чем ту начавшую вроде как налаживаться реальность, перед исчезновением из которой он всего-навсего закрыл глаза, но связная схема показывала полное отсутствие контакта с обозначенным зданием, а на первом же десятке секунд официального репортажа и прокручивающихся параллельно любительских видео — тех, до которых смогли дотянуться виртуальные щупальца ИИ, сердце явно пропустило несколько ударов и ледяным камнем ухнуло куда-то вниз.
— Ах ты... — ошеломленно протянул инженер, после некоторой заминки сжав первый подвернувшийся на столе под руку предмет и в искреннем гневе бросив его в один из нескольких экранов. — Ах ты ублюдок..!
В голове как-то бестолково перемешались впечатления и беспорядочные мысли: сколько людей там вообще могло погибнуть, реально ли мёртв Стив, что теперь будет с Джессикой, даже если они всё это когда-нибудь разгребут? Где искать этого урода?! По блуждающему за лихорадочными размышлениями взгляду Железного Человека становилось ясно, что он как раз-таки отчетливо понял, что вообще произошло.
— Стив дурак, как ты вообще там оказался..? — пробормотал Тони, покосившись на уцелевшие мониторы, где проигрывались отдельные фрагменты, самые компрометирующие из которых компьютер оставлял рядом в стоп-кадре. — Чертов Паркер что в Японии забыл???
— Шпионил, — мрачно сообщила Пятница — ИИ редко вкладывала "реальные" интонации в собственную цифровую речь, но в данном случае она звучала весьма отчетливо. — По имеющимся у меня данным я не могу дать иного заключения.
Тони вдруг осознал, что еще пара крупиц информации — и жертвами эмоционального выплеска станут не только оставшиеся мониторы, но и что-нибудь еще.

+4

5

Кошмарный сон. Все это должно быть кошмаром. Он сейчас проснется и все будет лениво-обыденно. Ведь очевидно же. Иначе быть не может. Не имеет права.
Герри крепко щиплет себя за руку чуть выше локтя и морщится от боли, а рядом раздается спокойный голос Пятницы, дающей ответ на вопрос Тони и вводя его в курс дела максимально быстро и более адекватно, чем он. Он молчит, но не из-за того, что не знает, что сказать. Наоборот. Ему есть, что говорить. Много вопросов, следующих друг за другом, слов, перепутавшихся между собой от терпкого ужаса, и всех их хочется озвучить, но вместо этого он глубоко дышит, ощущая острый недостаток воздуха.
Какой… какой Барон Земо?
Кто это? Тот преступник, который прямо сейчас продолжает порочить имя его мамы?!?!
Что теперь будет?!
Во все глаза наблюдает за отчимом и несется вслед за ним в мастерскую, слетает по лестнице и просто следит. Оставаться в гостиной в одиночестве он не хочет. Или просто не может. Он чувствует сейчас сильную необходимость находиться рядом с кем-то. Не быть одному – это будет слишком больно. Впрочем, и в данный момент все равно не сказать, что легче приходится.
Новый поток информации. Уже с мониторов мастерской. Детальные, не перемонтированные прессой, чтобы показать это в прямом эфире. Те же видеозаписи зевак, решивших постоять и все заснять на телефон, но на этот раз их ничто не прерывает. Получается неплохо рассмотреть то, что там происходило. Даже увидеть Человека-Паука, когда на одном из видео кто-то ловит его в кадр и увеличивает масштаб, чтобы лучше было видно. Падение Капитана…
Герри вновь застывает, а затем отворачивается, не желая досматривать. Они же говорили буквально несколько дней назад…
И не менее тяжело смотреть на того, кто выглядит совсем как мама и радуется сотворенному на глазах у всех. Барон Земо. Он поворачивает голову и смотрит на Тони, то ли желая его спросить, то ли надеясь, что тот сам поймет, на какой вопрос нужно ответить.
Но тот злится. Тот находится в ярости. Герри невольно вздрагивает, когда один из мониторов разлетается вдребезги. Таким он его еще никогда не видел, но он знает его всего ведь неделю, а потому не успел узнать его хорошо. И все же ему кажется, что для отчима подобное состояние – редкое явление.
В этот миг вспоминаются слова Т‘Чаллы о том, что нежелание признавать врага умным и аукнулось его матери. Действительно ли так все было или все обстояло иначе? Зря он тогда пошел на попятную. Он ведь спросил, нужно было просто продолжать молчать и выслушать правду, какой бы та ни оказалась жестокой. Жестче, чем сейчас, уже точно быть не могло бы.
- Кто он? – это почти риторический вопрос, ведь Пятница уже достаточно кристально четко сказала, кто взорвал здания – не мама, а Барон Земо, и спрашивает уже шепотом от перехватившего дыхания: – Почему он выглядит как мама?
Подросток осознает, что он знает теперь имя врага, и чувствует отголоски бессильного раздражения. Он ничего не может сделать. От этой мысли он начинает метаться из стороны в сторону. Он не до конца понимает, что будет дальше с мамой. Как они объяснят всем, что это не она устроила теракт и убила столько жизней, включая Капитана Америку?
- Он не погиб. Он не может погибнуть, - повторяет вслух, но тихо, успокаивая себя и надеясь, что Стив Роджерс в данный момент валяется под завалами живой и без сознания.
Герри вновь сжимает руки на груди, возвращаясь к просмотру того, что он уже успел увидеть в новостях, но с других ракурсов. Смотреть тяжко, осознавать неприятно. Хочется верить в то, что это глупый сон, навеянный тревогами за все подряд. Хочется верить и в то, что все разрешится, Капитан окажется живым, мама вернется, а настоящий преступник сядет за решетку.
Но вместо того, чтобы просто гадать, он вновь смотрит на отчима. Надежды на то, что тот знает, что дальше делать, тают, но сейчас он для него на самом деле является спасательным кругом.

Отредактировано All-New Spider-Man (20.04.2020 12:11)

+3

6

Как-то быстро и очень больно клокочущая, разгорающаяся злоба смешалась с отчаянием и даже страхом — пожалуй, за всех, кто пострадает от этого. Ведь помимо жертв есть еще и их семьи...
В последний раз Тони Старк был настолько в ярости и одновременно растерянности... когда? Когда Земо напал на авианосец? Когда Локи и Вишанти пролили свет на происходящие странности с ним и миром? Когда Обадайя намеренно подвергал риску и, тем самым, даже убивал его немногочисленных друзей, желая довести его еще раз до ручки и посмотреть, что будет?..
Он не помнил. Сейчас мало что из пережитого прошлого могло сравняться с этим.
В какой-то момент инженер замер, и даже взгляд перестал блуждать по столу и изображениям с места происшествия. Мысли бегали в разные стороны, спотыкались и сменяли одна другую, пытаясь прийти уже, скорее, к какой-то единой мысли, что вообще с этим всем теперь делать. И тут Герри решил напомнить ему о том, что тоже тут находится.
— Барон Гельмут Земо, — нарушил затянувшуюся паузу мужчина, упершись руками в рабочий стол. Имя осталось без комментариев, поскольку ничего цензурного на ум уже не приходило. Бушующая внутри злоба и острое желание добраться до этого психа никуда не делись и только разгорались по мере того, как масштабы катастрофы обретали в уме мужчины новые краски, но в его же голосе они и близко не находили такого отражения, как во взгляде. В таком состоянии от Железного прилететь могло кому угодно, но он заставил себя закрыть глаза и несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть. Не хватало еще сорваться на мальчишке, он и без этого уже за малым не сирота. — Потому что самая лучшая маскировка — занять место конкретного человека. Во время его нападения на авианосец твоя мама оказалась единственная из руководства с доступом к секретным данным организации, и ему нужна была её память и знаниями. И он махнулся с ней телами. Планировал на время диверсии, но так сложилось, что ни Джессику ему убить не удалось, ни назад всё вернуть. Я не уточнял тебе этот... нюанс, поскольку сразу вываливать на тебя всё это в первый же день твоего сознательного тут появления было как-то... очень уж слишком. Ты и без этого был своим двойником запуганный, да и не только. Вряд ли она хотела бы, чтобы ты знал, что она тут временно стала мужиком. Психа этого ищут и и пытаются поймать, мы с Джесс так вообще надеялись решить вопрос тихо и по возможности без свидетелей, и в таком случае ситуация с её розыском объяснялась бы просто спецоперацией против Гидры. Исправить ситуацию со сменой тел и вернуть всех по местам для меня возможно и не проблема, надо было только дотянуться до Земо. Но вот теперь... извини, малыш, но я не уверен, как скоро твоя мама теперь вернется домой.
Сложно было говорить ровно, да Тони уже и не пытался унять дрожь. Ему тоже было жутко и больно. Еще предстояло потом как-то выдержать разговор с самой Джессикой, которая, мягко говоря, тоже будет в шоке. Возможно, даже еще сильнее, чем он.
А ведь еще Стив...
Старк склонил голову, уткнулся в обручальное кольцо. Золотой ободок потемнел и заметно подплавился после стычки с Фениксом, но Тони с ним так ничего и не сделал. Мужчина медленно сжал ладонь в кулак так, что побелели костяшки пальцев.
— Вся эта ситуация со сменой тел — кошмарная случайность, твоя мама вообще ни в чем не виновата была ни тогда, ни сейчас. Но этот Земо... клянусь, я дотянусь до этого подонка и заставлю ответить за всё, что он уже натворил!

+4

7

Энтони говорит, а новую информацию воспринимать откровенно сложно. Осмысливать, анализировать, смиряться с ней… Герри закусывает губу, не позволяя себе вновь упасть в панику, которая то и дело подкатывает к горлу комом и норовит пройтись по коже леденящим холодком, и слушает крайне внимательно. Ничего иного ему не остается. Либо сходить с ума, не понимая, что происходит, либо узнать и уже после начать сходить с ума.
Он застывает на одном месте, переваривая услышанное. К непониманию происходящего прибавляется еще и обида, смешанная с возмущением. Ничто не могло бы стать хуже, чем сейчас, если бы ему сказали обо всем раньше. Он бы не смог все равно броситься куда-то, чтобы помочь матери, ведь ее для начала нужно найти, а для этого у него нет никаких средств. Однако, вспоминая, как он отреагировал при первом разговоре на то, что мамы нет и долго не будет, так как ее считают преступницей и террористкой, может все и правильно было сделано.
Ведь все оказывается еще хуже, чем оно есть. Мама в теле чужого мужчины? Злодея, который в ее теле вчера взорвал целый небоскреб и устроит теракт?!
- Надо было сказать, - стонет он, отворачиваясь и закрывая лицо руками, пытаясь таким образом снизить градус безумия. – Я бы справился.
Теперь… да, он понимает, почему мама еще долго не вернется домой. Он не знает, как можно будет очистить ее имя и оправдать, признав вину злодея. Если тот занял ее тело… если в этом мире далеко не все в курсе существования подобных технологий для обмена телами… если в этом мире не у всех есть доступ к таким штукам…
Герри не удивляет наличие таких возможностей. В той реальности уровень прогресса все же скакнул сильно вперед. В данный момент его больше ужасает мысль о том, что его мать оказалась жертвой какого-то… какого-то морального урода, который просто так убивает тысячи жизней и веселится из-за этого на глазах у всего мира. Последняя фраза Энтони – о том, что этот Барон Земо за все ответит – заставляет его повернуться назад и взглянуть на отчима.
Эти слова дают небольшую надежду и дают понять, что никто еще не сдался, что за маму будут бороться до тех пор, пока окончательно все не вернется по своим местам. И одного взгляда на Тони достаточно для осознания того, что преступник будет страдать так, как никто не страдал. Он хочет в это верить.
Вся эта ситуация, абсурдная, но от того не менее реальная, выносит ему мозг. Герри чувствует себя совсем несчастным. До этого настолько сильных переживаний он почти не испытывал. Даже тогда, когда ему сказали, что его мать жива, ответили, почему он не живет рядом с ней, и ткнули лицом в большую проблему с его же собственным двойником. Тогда, по сравнению с сегодняшним, он просто вышел из себя. Сейчас же он испытывает жгучую смесь бессилия, горечи и ужаса, и это куда хуже.
Мама неизвестно где.
Преступник тусуется в ее теле.
Капитан – неизвестно, живой он или мертвый.
И вот как с этим справляться?!?!
Герри пытается не смотреть на мониторы, на которых продолжают крутить уже одно и то же. Ничего нового и полезного. Только кошмарное, причиняющее боль. Эти кадры уже засели в его сознании, и, кажется, он без труда сможет вспомнить и прокрутить мысленно любое видео. А хотелось бы, наоборот, выкинуть все из памяти и не думать об этом, просто верить в лучшее. Но последнее с каждой секундой получается у него все хуже и хуже.
- Все это какой-то сон. Все это должно быть сном. Не может быть, что это правда. Ну не может же и все, - повторяет, опускает вниз голову, отступая куда-то назад на несколько шагов и пытаясь унять свои эмоции, а вместе с ними и скачущие феромоны. – В это невозможно поверить.
В горле пересыхает, моментально возникает жажда, превращая рот в пустыню, но этому он не придает значения, испытывая лишь потребность убраться подальше от этих мониторов и перестать слушать то, о чем он уже наслышался вдоволь, и все же он продолжает стоять на месте, не горя желанием отходить от Тони далеко.

+4

8

— А теперь к другим новостям...
Кадры на мониторе, наконец, перестают транслировать то, что Джеймс хотел бы увидеть в последнюю очередь. Вернее, вообще не хотел бы лицезреть. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Но кадры с падением Роджерса-старшего, кажется, навсегда впечатываются в память со всеми мельчайшими деталями и выжигаются на внутренней стороне век. И если закрыть глаза, то никак не сбежать от увиденного.
Джеймс и не хочет сбегать. Вместо шока, оторопи и отчаяния где-то глубоко внутри начинает разрастаться злость.
Судорожный вдох — Джеймс вдруг ловит себя на том, что невольно задержал дыхание и легкие жгут от недостатка кислорода — медленный выдох.
«Соберись, хорош нюни распускать».
Джеймс в действительности шмыгает носом.
Старковский голос, доносящийся откуда-то из глубин подсознания, приводит Роджерса в чувства.
Еще вдох. Джеймс заторможено оборачивается — за спиной никого. Медленно приходит понимание, что хотя его мир только что оказался уничтоженным в пух и прах, реальность никуда не делась, не взорвалась и продолжала существовать в своем извечном темпе.
Еще медленный выдох. Юноша расслабляет ладони — оказывается последние несколько минут так сжимал кулаки, что короткие ногти до боли впились в кожу с внутренней стороны ладоней. Пытается расслабить напряженно сведенные плечи. Мысленно заставляет себя дышать.
Какая-то часть сознания произошедшее принимать отказывается. Отказывается и все. Какая-то часть хочет крушить, ломать и мстить. И еще часть, самая малая, готова скользнуть в бездну страдания, отчаяния и скорби.
Джеймс, наконец, отводит взгляд от монитора, на котором вырисовывался график роста чего бы то ни было и делает шаг назад, хрустя павшими минутой ранее хлопьями-звездочками. Ни на раздавшийся из-под подошв кед шум, ни на разбросанный мусор не обращает никакого внимания. Все мысли занимает полученная информация.
Капитан. Человек-Паук. Джессика Старк.
Джессика Старк.
Старк.
Что-то про нее непременно читал. В той биографии Энтони Старка, что доступна в сети.
Точно, Старк. Если кто и способен хоть как-то разъяснить произошедшее, то только он. Решение Джеймс принимает за долю секунды. Еще через несколько мгновений оказывается в ангаре базы, судорожно ища взглядом отцовский автомобиль. Вот же — стоит — но как-то неправильно, неаккуратно. Но Джеймс ловит мысль и тут же забывает, пытаясь отыскать ключи.
— Пятница!
A.A.I. в помощи не отказывает, любезно предоставляет сведения о ключах и некоторых вещах, что оставил Стив Роджерс на базе до своего спешного ухода. Джеймс, словно в тумане, оглядывает вещи, но хватает только ключи, через минуту оказывается в своей комнате, цепляя рюкзак и перчатки-митенки, а еще через минуту — за пределами базы.
Автомобиль послушен, легок в управлении и урчит, как котенок. Джеймс концентрируется на дороге и тихом шорохе шин, но перед глазами то и дело всплывают те самые страшные кадры. И нога, словно бы живя своей собственной жизнью, сама собой давит на педаль газа до упора. Но Роджерс себя одергивает — не должен привлекать к себе внимание, и уж тем более попадать в аварию.
До башни Старка Джеймс добирается без происшествий — невероятно, но правда.
— Снова ты, парень? Что-то не понял в прошлый раз?
Те же хмурые лица представителей охраны. Джеймс предпочитает не тратить на них свое время.
— Пятница? — громко и четко.
— Проходи. Дальний лифт, последний этаж.
Роджерс не удостаивает вниманием секьюрити, ускоряется. И через пару минут — чертов лифт! чертов медленный, ужасающе ленивый лифт! — врывается в нужное помещение.
— Мистер Старк! Тони! Мне нужны... — осекается, встречаясь взглядом с присутствующим, видимо, Герри, о котором не так давно упоминал Тони, и недобро хмурится. И мрачно заканчивает:
— ... ответы.

Отредактировано James Rogers (21.04.2020 20:04)

+3

9

— Даже если и да, то мы с Джесс обычно сходимся во мнении насчет того, что лучше прямо сказать, а что пояснять иногда совсем не стоит, — негромко заметил Тони. — Еще и потому, что она же просила меня молчать об этом. Просто потому, что любой сторонний слух о правде с нашей стороны может привести к непоправимым последствиям. По сути я вообще сейчас её просьбу частично нарушил. Еще в день твоего тут появления, если уж на то пошло, поскольку раз уж так вышло — мне полагалось делать вид, будто у меня жена в самом деле предательницей оказалась и ушла в разнос. Но тебе я такую лапшу на уши вешать не стал.
Мужчина в очередной раз тяжело выдохнул и оглянулся на мальчишку. Лица нет, где-то рядом, помимо откровенного ужаса, маячит тихая паника, что делать — не знает. Вот эта вот женщина на экране, только что прославившаяся на весь мир как "убийца Капитана Америка" — единственный кровный родственник. Оставалось только порадоваться, что они с Феликсом передумали и записали Герри под другим именем.
Тони тоже пока плохо представлял, что делать. Вернее, нет, случившееся выбило почву из-под ног, но самообладание постепенно начинало возвращаться — стали выстраиваться мысли о том, что надо сделать. Снарядиться, взять с собой всю возможную аппаратуру, которая тут может быть полезна, привлечь на помощь желающих и все возможные силы. Хладнокровие включаться не торопилось в упор, но закралась надежда, что Роджерс пережил и это.
— Пятница, собери все возможные данные с камер охраны и датчиков того филиала, всех, кто находился в этот день в здании! Я хочу понять, как он это вообще сделал, как провернул, — не хватало еще убежать отсюда на другой конец планеты и потерять следом второй небоскреб. — Все дела, планы и проекты заморозить, всех сотрудников повыгоняй к чёрту по домам! Ничьих возражений не принимать!
Прежде чем туда лезть, требовалось максимально унять лишние нервы, которые в таком месте и с такими задачами будут лишь мешать, банально тем, что до сих пор от переизбытка эмоций дрожали даже руки; требовалось разобраться детальнее в произошедшем и уже тогда лететь туда, более не мешкая.
— К сожалению, придется как-то принять то, что ты не спишь. Но в мире добра и зла подобные удары — чуть ли не обыденность, различных безумцев во все времена хватало, — Старк отвернулся от стола и, подойдя к мальчишке, ободряюще положил руку на плечо. Оценил витающие в воздухе явно не свои настроения, мешающие что-то решать не слабее сложившейся ситуации, подумал, уже без обиняков приобнял. — Если хочешь, прокричись, проплачься, может, станет хоть немного полегче. Джессику никто в беде оставлять не собирается. Теперь уже тем более нет. Постараемся что-нибудь придумать...
Его самого бы кто успокоил и пожалел — человека, который последние пару месяцев только и мечтал что о спокойной жизни безо всякой жести и трагедий, а у него то Мир норовит развалиться в буквальном смысле слова, брат слепнет по глупому стечению обстоятельств, дочь натыкается на обиженных божков, любимая вляпывается вот в такое... Пятница скромно маякнула в дисплеях, что там пришел еще один шокированный гость, и где-то тут Старку еще более грустно стало. Ну да, точно. Не один Герри тут выпал из реальности из-за кошмарных новостей о родных и важных людях.
И час от часу не легче.
— Диверсия Гидры. Это не моя Джессика была, — а вот Джеймсу в глаза смотреть оказалось как-то невозможно. Даром что знали его еще меньше, чем стоявшего под боком абсолютно потерянного Герри. — Сам еще... въезжаю. Но вот что со Стивом на самом деле я пока не знаю.

+4

10

Но он-то знать правду мог!
Герри вздыхает, не произнося ни слова и понимая, что раз это было желание матери, то отчим должен был сдерживать слово и ничего не говорить, однако, смириться с осознанием того, что он вынужден оказался узнать обо всем вот так, тяжело. И обидно. Но он все равно кивает, показывая, что он это понимает.
И остается при своем мнении, что следовало при разговоре с Т’Чаллой насесть на того с вопросами и не отставать, чего бы это ему ни стоило.
Подросток невольно сплетает пальцы в замок, слушая, как Тони отдает приказы Пятнице. Хочется узнать, что она выяснит. Все равно он узнает обо всем. Если данная реальность хоть как-то схожа с той, в которой он вырос, то он не ошибется, если предположит, что результаты расследований происшествия и поиски всевозможных улик будут обнародованы в новостях. И лучше все отныне узнавать из первых рук, чем из экранов телевизоров.
Немного он успокаивается, почувствовав весомую для него поддержку отчима. Качает головой, зная, что биться в откровенной истерике и проливать слезы совершенно бессмысленно. Мама жива. Она в порядке. Нужно лишь… нужно лишь вернуть ей ее тело и ввалить тому подонку. И Энтони сам говорит, что ее в беде никто не оставит, но у него остается вопрос о том, как этому миру докажут, что она не убийца и не злодей. Но… есть множество возможностей. Не может быть так, что никаких способов для разрешения всего этого не окажется в наличии.
- Я нормально… Спасибо, - говорит, нервно облизывая пересохшие губы. – Мне нужно немного обдумать все это.
И унять свои эмоции. Ему кажется, что они делают еще хуже, выводя способность контролировать паучьи феромоны из строя. На Тони они не действуют – хоть с этим повезло. Но пока его планы и попытки думать здраво то и дело терпят сокрушительное поражение. Тихая паника накатывает, стоит ему вдуматься и вновь осмыслить происходящее.
Принимать его за что-то настоящее и реальное, мягко говоря, сложно.
Далеко не сразу он замечает, что к ним пришел гость. Только тогда, когда тот врывается в помещение, заявляя, что ему нужны ответы. Герри непонимающе поджимает губы, разглядывая парня его возраста и гадая, кто это, а после осознает, что это должно быть Джеймс. Ему о нем уже успели рассказать вчера.
Вчера. Непонимание сменяется легким удивлением – все, что было до просмотра утренних новостей, кажется в данный момент таким далеким.
И, естественно, ему нужны ответы. Его отец, вероятно, погиб. Но Герри хочет верить, что это неправда. Он молчаливо приветствует новоприбывшего кивком головы и выжидательно смотрит на отчима, вновь закусывая губу. Тому придется повторить свой рассказ еще раз, а он не прочь послушать его дважды. И попробовать дополнительно убедиться в том, что ему не чудится, что все это абсолютно ненормально.
Пока Энтони собирается с силами и начинает говорить, Герри делает глубокий вдох, на этот раз заставляя свою способность замолкнуть и перестать пытаться перенести его переживания, страхи и нервы на окружающих. Не хватало еще того, чтобы заставлять гостя страдать своими волнениями в то время, как своих у того и без того достаточно.
Рассказ отчима на этот раз оказывается кратким. Он недоуменно смотрит на него и на этот раз вглядывается более внимательно. За своими беспокойствами и ужасом от всего он забыл о том, каково приходится Тони.
- Пойду промочу горло. Заварить кофе? – неуверенно спрашивает, понимая, что в этой части разговора участвовать не сможет – о том, что Капитана Америки больше нет, думать тяжко, не говоря уже о том, чтобы рассуждать об этом вслух.

+5

11

Фейт просыпалась очень рано и обычно сидела в своей комнате, пока остальные не проснутся или ходила на вертолетную площадку, чтобы помедитировать или сделать зарядку. В этот раз девушка даже не завтракала еще, ожидая, пока остальные проснутся, и смотрела кино на ноутбуке. Новости она вообще не читала, видела в этом мало смысла, все нужное ей Тони скажет.
Алекс была не так уж и не права в том, что важные новости ей сообщат. Она не сразу поняла, что это за шум в гостиной, который медленно переместился в мастерскую. Она услышал только «Капитан Америка», и только тогда догадалась открыть новости.
Ох ё.
Понятны были и крики, и реакция. Первичный шок Фейт сменился спокойствием. Капитан не мог умереть. Тела не нашли. А значит, еще не все потеряно.
Девушка думала выходить ей из комнаты или нет, пока не услышала, что к ним забежал еще какой-то мелкий вихрь, также спустившийся в мастерскую. Теперь Алекс была заинтригована и отправилась вслед за ним.
…но вот к концу лестницы, когда Фейт уже почти открыла рот, чтобы что-то сказать, ее накрыло таким ужасом и страхом, что она аж села. Стало тяжело дышать, появились капельки слез в глазах, стало так страшно, как будто она вернулась в момент своего первого пробуждения в лаборатории, где из Роуан Белл сделали Фейт. Появилось только одно желание — уползти отсюда, потому что от ужаса ей парализовало мышцы. В обычной ситуации Алекс смогла бы справиться с эмоциями, но они накатывали волнами и приходили извне, и это было невозможно.
— Герри, пожалуйста… Возьми себя в руки, — прохрипела девушка, пытаясь опереться за перила и уйти, — Я не выдержу.

+5

12

На самом деле, не ответы Джеймсу нужны. А заверения в том, что все им увиденное — шоу, хорошо поставленная театральная сцена, призванная решить какие бы то ни было вопросы. Политические ли, военные ли — совершенно и абсолютно точно не важно. Лишь бы Старк заверил, что гибель Капитана Америки — это не по-настоящему, скрупулезно спланированная и осознанная фальсификация, искусная ложь. И первые мгновения, что Роджерс проводит в помещении рядом с Тони Старком, он действительно верит, что получит подобные убеждения. Ведь Капитан Америка — это бессмертный герой. Герой, который на скорости спикировал с огромной высоты в Ла-Манш и вопреки всему выжил.
Но проходит одно мгновение, второе, третье... и на лице Тони не появляется заговорщицкое выражение лица, не похож он на человека, который вот-вот может обратить ситуацию в шутку.
Диверсия.
Гидра.
Джессика — не Джессика.
Джеймс хмурится и по привычке кусает нижнюю губу с внутренней стороны. Боль не помогает, и губы начинают предательски дрожать.
— Сказали... сказали, что он... что они выражают скорбь.
Что-то такое темное и отвратное прорывается из глубин подсознания, и Джеймс ощущает, как его затапливает отчаяние, ощущение безысходности и необратимости. Чувствует себя невероятно беспомощным и жалким. Никогда, еще никогда и ни при каких обстоятельствах не позволял себе проявлять чувства перед кем бы то ни было — будь это Старк из параллельной реальности, Маэстро или кто-либо из друзей. Но сейчас готов разреветься. Самым постыдным образом разреветься.
Предательски начинают дрожать — помимо губ — еще и колени.
Вдох-выдох.
Вдох-выдох.
— Я не верю в его гибель, — севшим голосом.
Но отчего так погано на душе? Отчего так больно в груди? Лицо Тони расплывается, мир обращается в смазанные линии. Джеймс отворачивается. И от Герри, и от Старка, и от показавшейся некоей девушки.
Вдох через нос, медленный выдох через приоткрытые губы.
Ему не нужна та реальность, в которой нет отца.
Черт.
Джеймс прислоняется спиной к стене — прежде всего для того, чтобы удержать себя в вертикальном положении, сжимает ладони в кулаки, и резким движением рук зло смахивает навернувшиеся на глаза слезы.
— Что... — голос в который раз срывается. — Что значит — не твоя Джессика?
Возможно, ему стоит убедить себя ничему не удивляться. Вероятно, ему стоит уговорить себя, что во Вселенной возможно все — даже самое невероятное. Например то, что в теле жены Тони Старка в тот роковой момент находился кто-то иной. Быть может, ему в действительности необходимо чудо. Самое настоящее. Чтобы отец был жив. С остальным они справятся, наверняка справятся. Лишь бы то, что крутилось, да и сейчас наверняка крутится по всем экранам планеты, оказалось вздором, чьим-то ужасающим заблуждением.
Колени продолжают предательски слабнуть.
— Воды. Просто воды, — просит Герри. — Пожалуйста.
Вдох.
— Мы должны туда попасть, — непослушными губами. — И во всем разобраться.
Джеймс это должен сделать для отца, Тони — для Джессики.
Медленный выдох.
А еще Джеймсу необходимо увидеть все своими собственными глазами, а не мыслить теми образами, что вложили в него с экранов.

+3

13

Чертыхнувшись, Тони машинально подскочил к Фейт, опасаясь уже... чего-то. Не сразу, но всё-таки он сообразил, в чем проблема, и ненадолго приложил ладонь девушке ко лбу. Грубо было вот так гасить лишние эмоции, но иначе, на ближайшее время, следовало или её закрыть где-нибудь подальше, либо Герри изолировать куда-нибудь. Оба варианта не самые радостные в данной ситуации. А ему самому... ну, только этого для полного счастья не хватало.
Но пичкаться транквилизаторами под спровоцированные сторонним воздействием срывы идея не лучшая. Да и для Герри это вообще не решение.
— Ненадолго полегчает, —  подхватив ту под локти, Старк помог Алекс подняться. — Я собираюсь снарядиться туда сразу, как Пятница предоставит хоть какие-то детали о произошедшем, так что если хотите помочь — собирайтесь. Герри, придется поискать ветровку с капюшоном, японцы — не американцы, но светить лицом тебе всё еще нежелательно. Если нет уверенности, что справитесь — лучше оставайтесь. А Джессику подставили. Преступник с ней телами поменялся и действует от её имени, больше добавить нечего. Поверьте, я сам предпочел бы, чтобы всё это оказалось одной большой галлюцинацией, но увы.
Интересно, сколько раз ему еще повторить придется это всё? Мстители на основе имеющейся информации сами допрут, но кроме них от осознания количества знакомых голова пошла кругом заранее.
Да и договоренности... Гребанный ООН... Планы всем теперь явно придется менять.
— Ай, ну к чёрту, — огрызнулся Старк в пустоту сугубо своим мыслям, и обратился уже к Пятнице: — Заблокируй на ближайшие сутки все способы связи со мной, кроме линии Железного Человека, сама узнавай, что от меня хотят, но меня всё, нет. Нет тут меня. Особенно для Россов, обоих. Что с анализом? Удалось обнаружить какие-то детали?
— Да. Бомбы в здание пронесли сотрудники, приступившие после этого к выполнению своих обязанностей, — только подошедший обратно к рабочему столу инженер более озадаченным выглядеть не стал. — Охрана досматривала поклажу, но по непонятным причинам не обнаружила взрывчатых веществ. Предположительно — жидких. Бомбы были расположены возле генераторов и основных энергетических узлов, две — возле равнозначных несущих перекрытий, что привело в последствии к тому, что вертикальная конструкция "легла на бок". Так же одним из инженеров были грамотно заблокированы защитные системы на верхних этажах. Земо проник через главный вход, имея пропуск на крышу, обеспеченный еще одним сотрудником, который после перерыва не вернулся в здание...
— Ладно, мы все поняли, что барон успешно обработал мозги идиотам, — оборвал поток уже мало значимых нюансов Тони. — Как он вошел в здание мимо тебя? Мимо всех датчиков, сенсоров, сканеров?! Джессика жила здесь полгода, у тебя были на неё вообще все исходные и биометрические данные, в том числе и те, о которых по-хорошему вообще не говорят и не собирают — и ему хватило грима с париком и искажающим голос модулем?!
— Имеющаяся в базе картина не соответствовала действительной по большинству физиологических параметров, — огорошила Пятница хозяина. — Наиболее вероятно, что для изменения биометрических данных были применены шпионские технологии. Дополнительно не совпадал вес, а беременность сильно искажает доступную для внешнего анализа картину организма.
Если ИИ просто логически завершила перечень причин, то Старк тут лишился дара речи и чуть погодя аж сел, чудом не промахнувшись мимо откатившегося стула.
Где-то в горле при некотором запоздалом осознании всего смешался и застрял ком из воя и полу-истерического хохота, но Тони в итоге не издал ни звука и просто закрыл лицо руками.
— Собирайтесь, если еще хотите куда-то идти, — отмолчавшись, негромко и ровно сказал Тони. — Пока я сам еще в состоянии лететь куда-то.

+4

14

Появление Алекс оказалось совершенно неожиданным. Герри виновато поджимает губы, отчаянно стараясь взять под контроль свою способность. Раньше с этим проблем не возникало. Раньше удавалось очень просто управлять собой, и излишняя эмоциональность тому не становилась существенной помехой. Теперь же он почти ничего не может с этим поделать.
- Прости, я не могу… У меня не выходит.
Его взгляд перескакивает на Джеймса – тому тоже плохо, и тут ему уже сложнее разобраться, влияет ли он на него или тому самому по себе паршиво.
С его неверием он согласен. Что еще сказать. Он не может поверить в гибель Капитана Америка, не может признать то, что это может быть правдой, и не может смириться с тем, что клеймо убийцы героя и Мстителя нацепят на его мать. И неясно, когда все это уляжется.
И он согласен с тем, что не стоит сидеть на одном месте. Он чувствует в себе нарастающую потребность, где-то под слоями растерянности и откровенного ужаса, что-то делать. Куда-то идти. Чем-то заниматься. Забить себе голову.
Герри, бросив вопросительный взгляд на Тони, бесшумно проскальзывает мимо, направляясь быстрым шагом на кухню, и уже там подхватывает стакан, который за секунды наполняется водой. С ним он возвращается в мастерскую и протягивает его Джеймсу, готовому едва ли не соскользнуть по стенке вниз. О кофе забыл.
- Держи.
Тони в это время раздает указания Пятнице, прося ее блокировать связь с кем-то, кто захочет с ним связаться. Это ему не столь интересно. Что он может узнать? Новые потрясения? Новые мелочи и соломинки, которые могут стать последними каплями для его мозга, и так готового взорваться? Но, что еще хуже несмотря на то, что он хочет сказать, что ему достаточно узнанного сегодня, он не может отвернуться и изолироваться от всего. Он сойдет с ума, если решит закопать голову в песок.
И все равно слух цепляется за каждую фразу, как бы он ни старался абстрагироваться, чтобы успокоиться. Вдох-выдох. И еще раз. И еще. Голос Пятницы рядом слышится ему совершенно монотонным. Поток информации воспринимается все более как нечто само собой разумеющееся. Бомбы, упавшие здания, погибшие люди…
Капитан под завалами.
И подонок в теле его матери.
Герри порывается то и дело что-то сказать, но останавливает себя, не желая усугублять ситуацию. Но та становится еще хуже, как только Пятница произносит очередную фразу. Которую он не совсем сразу осознает. И после которой Тони умолкает и закрывает лицо руками. А он мучительно пытается понять, как ему к этому отнестись, и как это воспринять при данных обстоятельствах…
- Что?.. – слабым голосом переспрашивает, глядя то на голографическую фигуру Пятницы, то на отчима, и приподнимает перед собой руки, преждевременно желая остановить себя от новых вопросов, но те и без того сами застревают на языке.
Вот же…
Он запускает в волосы пальцы и пытается взглядом найти что-то, за что еще можно схватиться. Его бросает в дрожь, но, по крайней мере, он не чувствует в себе новых приступов истерики. Наоборот. Герри глубоко вдыхает в легкие воздух, ощущая, как паника идет на спад, а на смену приходит холодящее понимание всего происходящего, и это вынуждает его отрезветь.
Герри отходит от секундного оцепенения, угрюмо посмотрев на отчима, который говорит, что пора собираться.
- Ты должен вытащить маму из этого, - произносит, наконец, но на этот раз стараясь, чтобы слова звучали твердо и четко. – Нельзя медлить.
Нельзя. Просто нельзя. Права никакого на это нет.
В его голове все еще с трудом ворочается со скрипом и укладывается мысль о беременности мамы, но, по его мнению, уже одно это должно стать причиной для того, чтобы тараном идти вперед, ломая все на пути, и добраться до этого террориста, который позволил себе так поступить.
Герри больше ничего не говорит и идет к выходу из мастерской, чувствуя при этом, как успокаивается он, а вместе с этим паучьи феромоны возвращаются в исходное подконтрольное состояние. Если бы у него были силы, то он смог бы успокоить всех, но в данный момент он продолжает переживать бурю в своей голове – многое нужно принять и при этом не сбрендить.
И лучшее, что он может сделать, это пойти к себе и переодеться в подходящую одежду, а заодно морально подготовиться к тому, что он увидит в Осаке. Хотя он испытывает сомнения в том, что это возможно – ему хватило кошмарных видеозаписей, чтобы понимать, что это невозможно.

Отредактировано All-New Spider-Man (23.04.2020 01:47)

+3

15

Джеймс как-то совершенно отрешенно смотрит на мчащегося мимо Старка, подхватывающего девушку и заверяющего, что полегчает. Хмурится, пытаясь вникнуть в смысл происходящего и сказанного. Еще и Герри извиняется за... что-то. Но смысл ускользает, и юноша решает не ловить его за хвост. Собственная печаль перекрывает вообще все, в том числе и здравый смысл, к тому же блокирует инстинкт самосохранения.
— Я готов, — моментально реагирует, передергивая плечами, за которым располагается его извечный цветастый рюкзак. Прибыл Роджерс в этот мир с минимум вещей, но самыми важными. К тому же, о каких дополнительных сборах может идти речь, если там — в Японии — происходит такое. Вернее, уже произошло. И они уже должны быть на пути к эпицентру событий. Да что угодно делать, лишь бы не находиться на одном и том же месте в одном и том же инертном состоянии.
— Спасибо, — Джеймс берет из рук Герри стакан с водой и тут же залпом его выпивает. Легче не становится, ровно как и все еще не получается воспринимать реальность в хоть сколь-нибудь адекватном ключе.
— Справимся, — убежденно. Но глянув в сторону Герри, уточняет:
— Я — справлюсь.
А разве иначе может быть? Нет, никак нет.
Трудно поверить, что кто-то с кем-то поменялся телами, но Роджерс-младший себе в очередной раз напоминает — ничему не удивляться, принимать как должное. Или хотя бы постараться не быть слишком уж критичным в своих оценках. В конце концов, судя по просмотренным новостным сводкам как минимум за последние пару лет, в этой реальности могло и происходило много хуже. Но даже это рациональное осознание не может приглушить боль, гнездящуюся где-то в груди — ведь что может быть хуже для подростка, чем потеря отца?
Но нет, в гибель Капитана Америка Джеймс верить не будет. До последнего не будет. Пока не получит убедительных доказательств. Да, так правильней.
— Хорошо подготовился, черт, — только и смог вымолвить Джеймс, внимательно прослушав отчет Пятницы. Сейчас очень важно забить подсознание информацией и в целом начать действовать.
А обстановка продолжает накаляться. Джеймс сочувственно смотрит сначала на Герри, затем на Старка. Для них в произошедшем тоже мало хорошего. Вернее, хорошего совсем нет.
Джессика. Мать для одно. Жена для другого. Да еще и, судя по всему, в положении.
Паршиво.
Но у них обоих хотя бы есть понимание, что там — в Осаке — была не она. Не утешительное, но смягчающее обстоятельство — факт.
— Медлить нельзя, — соглашается Джеймс.
Нет времени на сожаление и скорбь. Любое промедление может привести к еще большей катастрофе, хотя, казалось бы, куда еще катастрофичнее произошедшего.
Когда Герри выходит из помещения, дышать становится много легче. Проморгавши, Джеймс смотрит на Старка, закрывшего лицо руками. А через мгновение осторожно опускает ладонь на плечо Тони и легонько сжимает.
— Справимся. Все мы.
Чуть постояв молча рядом, юноша отправляется на кухню за еще одним стаканом воды.

+4

16

Фейт давно не было так страшно. Но когда-то было — и поэтому психика без восторга, но вынужденно вынудила девушку вспомнить. Проблема была не совсем в Герри: просто он случайно вынул на поверхность то, что давно было утоплено в глубинах подсознания. Ее подхватил Тони, и потом Алекс подумает, что похожа на девицу из ХIХ века, которая постоянно теряет чувства.
Через несколько мгновений девушка почувствовала, что ей легче и она даже может сама стоять на ногах. Она продолжала держаться за перила, но перестала опираться на Старка.
— Спасибо, Тони. Ничего страшного, Герри. Со всеми бывает. Ты бы видел, что с техникой творилось первое время, когда я способности осваивала.
Слабое утешение. Техника и люди не совсем равны в плане получаемого урона, но для Фейт они были примерно равны.
Но вот Пятница удивила. Смысл винить ИИ — она не всесильна, и полагается только на данные, но вот люди и могли бы что-то заподозрить.
— Устрой кошмар службе безопасности, Тони. Земо мог работать и через них. Необязательно промыв мозги. Может быть, хорошо приплатив. Но я не утверждаю.
Фейт поднялась вслед за мальчиками. Со вторым они так и не познакомились, но с учётом событий, это мог быть Джеймс Роджерс, вывалившийся, как и Герри, из межпространственной дыры. Познакомятся потом. Сейчас не до того.
— Я не поеду в Осаку, — огорошила (или обрадовала) Алекс присутствующих, — Мое присутствие, с учётом произошедшего и моей амнистии, может напрячь их власти. Я вам Дизеля дам. Дизель!
Фейт хлопнула в ладоши и чуть присвистнула. Из ее комнаты появился роботический пёс, послушно проследовавший к Тони, Герри, Алекс и Джеймсу. Дизель смерил взглядом младшего Роджерса, определил, что тот не опасен и сел.
— Он будет полезнее, чем я. Я попробую найти, на какие деньги этот урод все оплачивает. Думаю, в этом замешан Горгон, раз дело происходит в Азии.
Фейт считала, что Роджерс точно жив и ему определенно нужна помощь. Финансовые источники, пока что, могли быть единственным ключом к началу поисков.

+4

17

Тони не ответил на прозвучавшее обязательство. Это "должен" эхом отчаяния и всё той же злости звучало в голове, как и вся сложившаяся ситуация, начавшая откровенно мешать собраться с мыслями и рассуждать трезво, а не на эмоциях и импульсах. С самого начала его раздирали на части здравый смысл, собственные переживания, долг и данное через силу самой Джессике обещание.
Нет. Дальше так порознь действовать нельзя. У него, наконец, развязаны руки. Земо заплатит. Заплатит за это всё.
Информационную отсрочку перед отправкой в Осаку Старк, помимо передышки от впечатлений, затеял еще и для того, чтобы получить представление, что и как Гельмут наворотил и могло ли там внезапно взорваться что-нибудь еще. И желание понять, могли ли у Стива всё-таки остаться шансы выжить при таком всем.
Теперь мысли занимала только Джессика и острое желание исправить всё, что исправить еще возможно.
Но надо взять себя в руки. Сейчас душа рвалась совершать воинственные глупости, а не подвиги.
Как и когда Герри вышел из помещения, Тони уже не уловил, попытавшись переключиться со всех открытий на то, что реально могло понадобиться сейчас в Японии. Замкнутый круг раздумий оборвал и переключил на себя Джеймс. Так, что не ждавший ничего подобного мужчина невольно вздрогнул от легшей на плечо чужой руки, и перевел на него тяжелый взгляд расфокусированных от навязанной темноты глаз.
Справятся. Должны.
Даже если уже и без Стива.
— Должны, — повторил Тони уже вслух, проводив сына Капитана задумчивым взглядом.
Почему ребята, при всех возможностях и светлых перспективах, должны начинать новую жизнь с этого?
По вине одного-единственного поехавшего ублюдка?
— Тебе в самом деле лучше будет остаться. Помимо всего прочего — не только в Осаке кому-нибудь может потребоваться помощь, — запоздало, но согласился с Фейт Старк и поднялся. — Ты можешь оказаться полезной здесь.
Запоздало он задумался и о том, что люди, наверное, обрадуются роботизированному псу и его помощи в деле. Его возможности и ресурсы могли оказаться незаменимы в предстоящих работах. И где-то на задворках разума инженера маячил вопрос, сколько народу из всех присутствующих в итоге догадается о том, что эту собаку не он создал. Ее создали террористы. А создавалась она для того, чтобы убивать людей с максимальной эффективностью, а не спасать их.
Её просто своевременно нашли. А могли и не найти.
Случилась бы еще одна трагедия.
— Пятница, подкинь Дизелю необходимой информации, которая ему потребуется в спасательных работах. Чем меньше времени ему придется тратить на анализ ситуации, тем будет лучше для всех.

Когда мальчишки вернулись в мастерскую, Тони выдал им то минимальное, что потребуется сразу — автоматический голосовой переводчик и рабочие очки-визоры, явно собранные в разное время, но более-менее схожие по функционалу.
— У них есть разные режимы видимости, сами смотрите, что вам больше подходит. Скорее всего там организуют освещение по площади, но всё равно многое осложняет то, что сейчас там ночь. И впереди она вся, — Джеймсу следом выдали и "домашний" коммуникатор, такой же, какой был у них с Герри. — Для внутренней связи с нами и Пятницей. Не теряй. Если потребуется какой-то конкретный инструментарий — должны подогнать уже в Осаке с заводов.
Сам Старк уже снарядился в серебряную броню, одну из самых подходящих по критериям на данный момент. Пресловутый плащ Стрэйнджа, всё это время вызывавший массу противоречивых размышлений, Тони всё же решил взять с собой. Хотя бы у одного прототипа будет возможность существенно экономить энергию, что до утра будет критично.
— Пятница, оставь два прототипа здесь, для охраны и на случай непредвиденных ситуаций. Всех остальных направь на поиск выживших и помощь спасателям. Распредели по требованиям и возможностям. Передай Мисс. А. моё требование выделить максимально возможные ресурсы компании на помощь в Осаку...
Собственные распоряжения стали казаться механическими, но, наверное, они больше уже соответствовали происходящему.
Портал же открыл дверь в локальный ад, случившийся в Японии: везде дым, кругом гора обломков, множество пожарных машин и всё еще постепенно нарастающий шум, гул от вертолетных лопастей. Прожектора и ручные фонари, очерчивающие ужасающие контуры случившейся катастрофы.
Небольшая очередь бронекостюмов быстро разлетелась в стороны и рассредоточились, Дизель быстро убежал куда-то в сторону ближайшей толпы спасателей. Те, кто заметили вспышку портала, пришедших и бронекостюмы, отреагировали на них кто радостно, кто с удивлением — не ждали спустя какой-то час визит начальства из Америки.
— Не при таких условиях я хотел вас всех перезнакомить...

+4

18

Несомненно, не этого ждал Герри, оказавшись в родной реальности. Он искал встречи с матерью, искал свою семью, искал место, которое всегда принадлежало ему и только ему, и не готовился встречать все это лицом к лицу. А теперь ему приходится сталкиваться с этим и терпеть, держать себя в руках настолько крепко, насколько это вероятно.
Нельзя поддаваться панике. Нельзя позволять слабости окутать его с головой. Нельзя дергать Тони, чтобы тот немедленно понесся вслед за преступником, неся возмездие. Нельзя просто из-за того, что другим тоже требуется помощь.
Вокруг царит хаос. Герри, в простых джинсах и куртке, натянувший на голову кепку и нацепивший визор, застывает, пораженно осматриваясь. Экраны мониторов оказались неспособны передать ужасающую реальность, ощутить безысходность и живой кошмар, повисший над местом катастрофы. Упавшие небоскребы высились грудами сломанных плит и крошева, а вокруг сновали спасатели, пытающиеся вести раскопки, чтобы пробраться и вызволить выживших из западни.
Над головой пролетает вертолет, разгоняя лопастями стылый ночной воздух. Все пахнет дымом, а поблизости слышатся радостные приветствия, прорывающиеся сквозь сирены прибывающих машин пожарных и скорой помощи.
Бронекостюмы разлетаются по сторонам. Дизель убегает куда-то – куда, он не замечает, оторопев от всего и забыв за ним проследить.
Герри смотрит на спасателей и принимается настраивать визор, подбирая лучший вариант. Он останавливается на режиме ночной видимости, и окружающий мир мгновенно приобретает зеленоватый оттенок. Если потребуется, то можно быстро переключиться на иной, более подходящий той или иной ситуации. Это не проблема. Проблема то, что он не совсем представляет, как помочь всем.
Отступать, однако, он даже не помышляет. Он выдыхает, сделав шаг вперед и посмотрев на Тони, сказавшего, что не такого знакомства он им желал.
- Все нормально, - проговаривает тихо, зная, что тот прекрасно все расслышит благодаря коммуникатору. – Давай не будем сейчас думать об этом. Нужно помочь им.
Сейчас у них дело важнее беспокойства о незадавшемся их с Джеймсом знакомстве. Им нужно спасти как можно больше людей.
Всего несколько дней назад он грезил о том, как бы стать супергероем, о том, как помогать беззащитным и вытаскивать тех из всевозможных невзгод. Теперь же он стоит прямо посреди самого настоящего бедствия и не понимает, с какой стороны взяться, чтобы хоть что-то начать делать. То, что произошло в банке, не идет ни в какое сравнение с происходящим здесь. Невольно складывается впечатление, что там были игры для детей в песочнице несмотря на то, что там люди действительно могли пострадать. Здесь же…
Он рад тому, что хотя бы Алекс, отказавшаяся идти сюда, не увидит этого. Она будет в курсе всего из новостей или видеоотчетов, но не увидит все своими глазами, так как вживую тут еще хуже. Не хватало ей еще это после того, как его эмоции вывели ее из душевного равновесия.
Один из спасателей приближается к ним и начинает вкратце разъяснять суть главных проблем. Герри вслушивается в его речь, напрягая слух, а затем решительно первым идет вслед за ним – к группе из нескольких человек, разбирающим ближайший завал, под которым оказались люди.
На миг он оборачивается на Тони и Джеймса, проверяя, где они, идут ли рядом. Хочется пообещать, что он не будет отходить слишком далеко, но осознает, что не станет следить за этим, и, если ему понадобится отойти далеко, чтобы помочь хоть кому-то, он это обязательно сделает. Хотя вряд ли кто-то ожидает от него иного.
И он не беспокоится о тайне своей личности. Лица его никто не разглядит. Вряд ли кому-то до этого будет дело в свете всех обстоятельств. Он может применить свою силу и оказать серьезную помощь. Главное, чтобы ему указывали, что нужно делать, ведь без опыта действий в подобных условиях он может сделать что-то, от чего жертвам станет только хуже. Малейшее неверное движение, и кто-то под останками небоскребов погибнет. Он не хочет так рисковать.
Кажется, он начинает всерьез понимать, почему и Стив Роджерс, и Тони в разговорах с ним называли героями спасателей, пожарных и медиков – людей, которые посвятили себя спасению других.
[icon]https://i.ibb.co/cYYTMTH/123-7.png[/icon]

+4

19

Джеймс находит кухню и тянется к крану, чтобы налить себе еще один стакан воды. Но замирает, так и не коснувшись крана. Резко захотелось забиться в самый дальний и темный угол, свернуться клубочком и предаться откровенной печали. Жизнь никогда не была к нему благосклонна, но чтобы вот так жестко пошутить? Предоставить самое желанное на свете и тут же почти моментально отнять? Пусть Джеймс и стремился каждую минуту пробыть рядом с отцом, когда удавалась такая возможность, но даже этого оказывается катастрофически мало. Все это ужасно давит, буквально-таки тянет куда-то вниз, в пропасть.
Но... Джеймс встряхивается, отгоняя мрачные мысли. И таки наполняет стакан с водой. Он должен быть сильным. Ради папы. Ради себя. Ради тех, кто находится рядом здесь и сейчас. Быть может, именно поэтому он именно в этой реальности именно в этот момент? Быть может, во всем этом есть некий высший замысел, который он — Джеймс Роджерс, подросток шестнадцати лет — просто-напросто не способен осознать?
«Случайности не случайны».
Горько хмыкнув, Джеймс споласкивает стакан, оставляет его рядом с другими и возвращается. Ничуть не удивленно смотрит на пса-робота, старковскую серебряную броню, неловко улыбается незнакомке, затем принимает все то, что выдает крестный.
— Не потеряю, — уверенно кивает.
Щит с собой, а что-то иное ему вряд ли понадобится — упавшие осколки здания он сможет перетаскивать голыми руками. И о том, кого они могут найти под обломками, старается не думать.
С опаской глядит на раскрывшийся зев портала, на Тони, снова на шипящие края магического провала в пространстве. Но не задает вопросов, следует за своими попутчиками и в ужасе осматривается. Одно дело рушить ультроновские построения, другое — быть здесь. Юноша судорожно оглядывает и присутствующих ликвидаторов аварии, и пострадавших, и... тела. Очень боится увидеть то, о чем столь красноречиво говорили в новостях. Но не находит и не может решить, как этому отнестись.
Но не место и не время для печали, ступора и запутанного мыслительного процесса.
Джеймс на какое-то мгновение жмурится, но уже через секунду внимательно разглядывает фронт работы, никоим образом не реагируя на замечание Тони про знакомство. Это сейчас не важно, совершенно и абсолютно точно не важно.
Роджерс выслушивает краткую сводку от подошедшего спасателя, крепит прибор ночной видимости за петельку на поясе джинсов — пока ему достаточно того освещения, что есть — в который раз оглядывается и с десяток шагов следует за Герри, но останавливается, прислушивается, хмурится. Нет никакого, думается, смысла сосредотачивать все силы в одном месте. Кроме того, Джеймс точно уверен, что при выходе из портала слышал полувсхлип-полувздох с той стороны, где нет ни спасателей, ни медиков, ни кого-либо еще. В любом случае, проверить стоило. Знал, что даже малейшее промедление может стоить кому-то жизни. А он здесь не затем, чтобы терять чьи-то жизни.
— Пятница, уже есть полная смеха разрушений с отметками застрявших в обломках людей? Как это правильно называется — спектральный анализ?

+4

20

Живьем трагедия всегда выглядит страшнее, чем с экранов. Обыденность в геройском мире — и невозможно оказалось к этому привыкнуть. А если учесть, что это были руины его собственного проекта, который конструировался с максимальным упором на прочность и устойчивость, ставшего могилой для огромного количества жизней... Так и вовсе начинало щемить в груди до помутнения сознания.
Пожарный попытался начать что-то объяснять, но еще в первую минуту Тони понял в основном то, что все здесь одинаково растерянные и напуганные, а масштаб площади и работ просто вгонял в транс даже самых закаленных опытом героев. А ведь эти люди провели здесь уже какое-то время, пытаясь сориентироваться и хоть как-то работать с тем, что у них было.
— Меня придерживаться как раз не стоит, — уточнил Тони, заметив некоторые сомнения мальчишек, как минимум со стороны Герри. — Разделимся. Выберите по спасательной группе и помогайте им, если не уверены в решениях — то под руководством специалистов. Переводчики здесь вам и понадобятся, не все говорят по-английски. А вы явно не говорите по-японски. Но если что, зовите меня, и сами тоже будьте осторожны.

* * *

— Нет, — разочаровала младшего Роджерса Пятница. — Все мои датчики на этой территории были уничтожены при обрушении, а данные со спутника в таких условиях могут иметь непростительную погрешность. Бортовые сканеры присутствующих здесь прототипов будут формировать схему постепенно по мере продвижения работы — здание Старк Индастриз было хорошо экранировано при строительстве.
Собственно, "фичи" конструкции продвинутой высотки тоже изрядно осложняли работу даже продвинутым, но всё еще простым японцам. Железный Человек потратил какое-то время, чтобы наладить внутреннюю связь с одним из начальников бригад, которому он постепенно пояснял некоторые неочевидные технические нюансы на ходу. И старался он как есть общаться с людьми здесь на их родном японском, без помощи Пятницы; просто чтобы не терять связь с реальностью. Сам Железный Человек как-то быстро отпустил-потерял мальчишек из виду, поскольку пока что не ограничился каким-то одним углом и взял сразу размах с воздуха по всей площади, как один из немногочисленных многофункциональных здесь людей. Опыт разбора завалов у него уже был, не шедший в сравнение с произошедшим здесь, но всё же. В первые пару минут инженер расставил задачи по приоритету, сфокусировавшись на помощи Пятнице в составлении первичной схемы завалов и тушении наиболее опасных возгораний. Собраться получилось далеко не сразу, но Тони всё же старался не терять времени. На бессмысленное горевание. Где-то на задворках восприятия в уме крутилась еще одна кошмарная правда, которую, скорее всего, в ближайшие дни придется познать обоим пацанам — при всем желании, в таких ситуациях редко когда удается спасти всех. Не всегда возможно спасти всех. Имевшиеся ресурсы в любом случае придется распределять так, чтобы первым делом вытаскивать тех, у кого больше шансов выжить.
В противном случае потерь может стать еще больше.
Но обстановка всё осложняла. Еще через пару минут мужчина с трудом удержался от того, чтобы не обругать себя за такую отчаянную несообразительность.
Приказ всем, кто меня слышит, и передавайте дальше; снимите пока что все приборы ночного видения и закройте глаза.
Железный Человек дал всем примерно полминуты на реакцию, паря высоко в воздухе над местом катастрофы. После все-таки прибегнул к вверенной ему Вишанти силе, и над завалами зажглось маленькое солнце. Оно не грело, но давало достаточно света, чтобы время суток не осложняло ход спасательных работ.
Ночь еще не закончилась, а день впереди стал еще длиннее.

+3

21

Автоматический голосовой переводчик. На него Герри не сразу обратил внимание, машинально засунув его в карман куртки, и только теперь, получив предупреждение Тони о языковом барьере, разделяющим их и японцев, он вытаскивает его и на ходу проверяет, работает ли тот, и цепляет так, чтобы было удобно. Работает – он понимает, что говорит небольшая группа спасателей, к которой он приближается осторожно, словно опасаясь и желая прощупать почву.
Легковая машина оказалась придавлена тяжелыми обломками рухнувшего небоскреба. Ближайший к нему человек подает голос, пытаясь до кого-то докричаться, и кто-то из-под завала ему отвечает, но очень тихо. Тут нужна техника, чтобы освободить автомобиль из плена и выломать дверь. Герри поджимает губы, пытаясь прикинуть, способен ли он сделать это сам.
Герри настраивает визор на тепловое видение, а после подходит прямо к команде. Под завалами два красно-желтых пятна. Наверное, так и должно работать. Наверное.
- Я могу помочь, - произносит, обращаясь к молодому японцу лет двадцати пяти, очевидно являющемуся здесь негласным лидером, и переводчик транслирует его слова на японском. – Что нужно делать?
Пожарный бросает на него скептический взгляд, и он вновь подает голос, стараясь быть убедительным:
- Я смогу.
И тот, вздохнув, начинает объяснять ситуацию. Ему говорят, с которой стороны требуется поднять большой кусок стальной конструкции, которая обрушилась на машину вместе со стеной, и говорят, что самим им не справиться.
Герри вслушивается в слова переводчика, кивая и тем самым показывая, что он все понимает. Он не размышляет о том, что это странно – то, что незнакомый парень не отмахивается от него, не отвергает помощь, а с его лица сомнение и замешательство пропадают за секунду. Странно, так как он никак не похож на силача. Но ведь сейчас не то время, чтобы отказываться от подмоги, и это хорошо, а то ему совершенно не хочется вдаваться в объяснения.
Он оглядывается вокруг, заслышав в наушниках голос Тони, и немедленно снимает прибор, прижмуривается, а когда открывает глаза, обнаруживает, что округу освещает небольшой светящийся шар, зависший в воздухе прямо над местом катастрофы.
А это удобно… Одной проблемой меньше.
В течение последующих нескольких минут он занимается попытками спасти людей. Кое-как ему удается сдвинуть обломок и бросить его на землю, а после того, как дверь машины выламывается спасателями, он проникает внутрь и помогает вытащить женщину и ребенка.
Одна небольшая победа.
И легче ему от нее не становится.
Герри провожает глазами группу медиков, уносящих прочь пострадавших, а сам холодеет от мысли о том, как много здесь таких – попавших в беду, захороненных живьем, неспособных выбраться самостоятельно. А наверху в это время царит непонимание, как действовать дальше. Он выдыхает и следует за группой, решив остаться с ними, раз уж они сумели сработаться.
Он молчит большую часть времени, не горя желанием разговаривать и только слушая, что говорят вокруг него другие. Позже, вероятно, он захочет с кем-нибудь обо всем поговорить, но нужный момент еще не настал, хотя он чувствует в себе большой ком вопросов и эмоций, которые обязательно необходимо будет выплеснуть наружу. В данный же момент он старается занять себя более важной проблемой – спасением людей. Он сумеет и позже пожалеть себя, обдумать то, как сильно не везет маме, и попытаться представить, как и когда все это уляжется.
Оказывая помощь новым пострадавшим и помогая спасателям аккуратно разгребать горы камней, он целиком и полностью сосредотачивается на деле и уже не озирается по сторонам в поисках Тони или Джеймса. Пока все просто – нужно спасти как можно больше людей. И оттого все ужасно. Не всех получится спасти.
Это он понимает, когда видит то, как мимо них на носилках несут неподвижно лежащего человека, и невольно отводит взгляд, сконцентрировавшись на своем деле и отгоняя от себя непрошенные эмоции. Никто не говорил ему, что будет просто, а Тони их предупредил, что впереди у них вся ночь.
Герри прикусывает губу, отступив назад на пару шагов и качает головой.
- А как подозвать сюда один из броне-костюмов? Пятница? – спрашивает, глядя на гору стеновых бетонных блоков, которые он сам в одиночку, ну или с помощью небольшой группы спасателей, не сумеет разобрать быстро. – Можешь помочь нам здесь?[icon]https://i.ibb.co/cYYTMTH/123-7.png[/icon]

Отредактировано All-New Spider-Man (09.05.2020 03:54)

+3

22

— Очень... очень... жаль... — закусив губу, отзывается на слова Пятницы Джеймс. Никто не говорил, что будет просто, не так ли? Но, пожалуй, с разрушениями подобного масштаба юноша встречается впервые за свою не столь уж и долгую жизнь и, признаться, жуткая картинка вокруг довольно-таки ощутимо деморализует.
«Соберись».
Про Капитана спрашивать боится — если бы его нашли, Джеймс бы наверняка уже знал, ведь так? Так. Поскольку информации по-прежнему все еще нет, где-то глубоко в груди продолжает теплиться надежда и шириться протест относительно всего того, что он видел в прямом эфире получасом ранее.
— Ладно, — говорит скорее самому себе. Оценивает в какой стороне маячит Герри, куда идет сам Старк и направляется туда, где никого из спасателей нет, но где, как ему показалось, он слышал звук. И по мере приближения все больше убеждается, что ни слух, ни внутреннее чутье его не подвело.
Где-то высоко над макушкой зажигается магическое солнце, под подошвами кед хрустит стекло и крошатся бетонные осколки.
— Хей, слышите меня?
В ответ что-то доносится, но что — не разобрать.
— Черт, — Джеймс рвано суетится, выуживая из карманов выданный переводчик. — Хе-ей.
— Помогите, — едва слышное.
Роджерс быстро оборачивается — спасательные группы далеко, Старка или Герри не видно — и ныряет под небольшой лаз в плитах, буквально ползком протискиваясь внутрь. Дюйм за дюйм движется, всячески игнорируя тихий треск и скрежетания, раздающиеся в самой непосредственной близости. Он точно знает, что жертва обрушений совсем рядом, иначе бы не пошел в одиночку. Во всяком случае, об этом думать проще, чем о том, что где-то там — совсем рядом — лежит человек и он, быть может, ужасающе ранен и, значит, каждая секунда может стать решающей.
— Разговаривайте со мной. Не молчите.
— Я тону, тону... Мы попали в шторм?
— Не в шторм, но в столь же очень нехорошее.
— Не... не могу дышать.
— Я рядом, я скоро буду рядом, совсем рядом.
Худи за что-то цепляется и Джеймс, чертыхнувшись, резко дергается вперед, не замечая рвущейся ткани на плече. Стальная балка царапает и оголившееся плечо, но боли нет. Нет, то сущие пустяки.
— Засыпаю...
— Не спать! Нет! Не разрешаю!
Еще рывок. В нос ударяет густой запах крови.
— Сейчас, сейчас... — бормочет Джеймс, нашаривая рукой скользкую от крови ладонь незнакомца. — Я здесь, я рядом. Двигаться можете?
— Не уверен, сдавило.
— Вижу.
Джеймс осторожно и очень аккуратно располагается рядом у ног незнакомца, хватается за края бетонного пласта и, сцепив зубы, тянет препятствие вверх. Тяжело, очень, но пласт поддается. Сопротивляется, но поднимается. На открытую шею просыпается сверху струйка песка и вдоль линии позвоночника в ответ бегут предательские мурашки.
— Сейчас... сейчас можете двигаться?
Возня, тихий шорох.
— Н-нет, — свист, сорвавшийся, должно быть, с в кровь искусанных губ.
— СЮДА! — во весь дух. — КТО-НИБУДЬ СЮДА!

Отредактировано James Rogers (13.05.2020 19:46)

+4

23

Япония по праву считалась одной из самых настрадавшихся от стихийных бедствий страной — землетрясения за всё время унесли огромное количество жизней. Огромное количество жизней они грозили унести в будущем. Люди здесь привыкли  и научились с этим жить. Они научились сосуществовать со всеми рисками, которые несла в себе высокая сейсмическая активность региона.
Все здания здесь обладают повышенным запасом прочности и устойчивостью к сильным колебаниям почвы. С расчетом на местные особенности строилось и это здание. При всем этом, проект всё еще считался с тем, что к нему может быть крайне повышенный интерес со стороны недоброжелателей и террористов.
В итоге Старк смотрел на высокотехнологичные развалины, сканировал, позволяя броне и Пятнице их более тщательно анализировать, и не желал задумываться о том, скольких людей в очередной раз насмерть погребла собой его работа.
Его вины в случившемся на сей раз нет совсем. Непредвиденное обстоятельство и поступок Барона Земо. Он это сделал, кровь на руках барона, а не на руках Джессики и тем более не на его собственных. Старк старался себя в этом убеждать, но легче не становилось. Представшее глазам зрелище всё равно оставалось примером очень страшного кошмара наяву.
С земли площадь разрушений и, соответственно, предстоящих работ, ужасала. Но и с высоты смотреть на это оказалось сложно. Чуть ли не сложнее, чем держать себя в руках.

С ярким источником света стало всё же сподручнее и легче — на данном этапе существенная часть работников избавилась от необходимости полагаться исключительно на фонарики. Железный Человек составил первичную смету работ и разослал всем, кто мог её принять, в том числе и мальчишкам на коммуникаторы. Дальше как распределят ресурсы руководители спасательных работ, иногда и с учетом дополнительных комментариев архитекторов.
Джеймса явно услышали многие, но Старк, по понятным причинам, быстрее сориентировался и отозвался на призыв. Мужчина в бронекостюме подлетел сначала к лазу, затем просчитал, осторожно убрал основной мешающийся строительный мусор и придержал плиту, позволяя младшему Роджерсу вытащить человека. В иной ситуации Тони рявкнул бы, наверное, что парень недооценивает степень рисков и обнаружить сегодня еще и его, чем-то придавленным по неосторожности, уже точно никто не хочет, но сейчас не смог; всё, что услышал от него подопечный — это комментарии исключительно по делу. И еще один, по отношению.
— Молодец, — выдал мужчина в бронекостюме вместо бессмысленной ругани. Пятница оценила состояние вытащенного мужчины как крайне неважное, а в их направлении уже бежало несколько человек с носилками. Тони же огляделся кругом и с некоторой обреченностью понял, что, вне зависимости от количества помощников, рук сегодня хватать не будет, но чем больше времени они будут здесь возиться, тем меньше шансов у живых.
Заминка была короткая, но еще мгновение спустя серебряная броня стекла с него в массу искаженной формы и сформировалась заново чуть в стороне — уже отдельно и без пилота.
— Пятница, возьми и её на себя, — скомандовал инженер, оставшись без брони, но с красным плащом. О глупостях и чужом наследии сейчас думалось уже меньше всего, в ситуации-то, когда требовалось использовать все имеющиеся средства. Даже если некоторые из них всё еще бесят, а то и отвращают, с учетом всех обстоятельств. Беглая манипуляция подневольного Верховного мага над спасенным была призвана временно остановить кровотечение от повреждений и дать тому больше шансов выжить.

На просьбу Герри откликнулась Пятница, подогнав ему и группе ближайшего свободного "болванчика" — тот помог с указанным завалом, взяв на себя наиболее тяжелые обломки, а так же в точности указав на местоположение потерпевших в выбранном им квадрате. Где-то рядом пробежал Дизель вместе с кем-то из спасателей, а Пятница оценила соотношение сил и пострадавших, и направила в эту точку свободных людей.

+2

24

С помощью бронекостюма дело движется быстрее и легче.
Спасатели вытаскивают тяжело раненного, успевшего потерять сознание мужчину. Герри замечает краем глаза то, как его уносят подоспевшие через несколько минут медики, но не заостряет на этом внимание, а сосредотачивается на других целях – на потерпевших, находящихся рядом с ним. Нельзя останавливаться, нельзя.
А еще его пугает то, что если он остановится и позволит себе отвлечься, то вновь впадет в ловушку своих же собственных эмоций.
Ведь масштабы трагедии поражают, стоит только на секунду отвести глаза от очередного завала и осмотреться. Герри выдыхает, поднимая что-то очень тяжелое, что не поднял бы обычный человек, и мимолетом радуется тому, что его сила не удивляет тех, рядом с кем он работает. Броня все еще рядом, управляемая Пятницей, она вновь приближается и с легкостью убирает последнее препятствие, преградившее путь к жертвам.
Только вот выживший всего один, и тот в тяжелом состоянии. На остальных погибших Герри старается не смотреть, хотя взгляд то и дело норовить перескочить к ним, пока он не отходит на пару шагов назад и не идет за одним из спасателей, бросившихся на чей-то голос.
Переводчик дает понять, что это просьба о помощи. Потому немедленно переходит на бег и, оказавшись рядом, видит еще один завал, а затем внимательно смотрит на спасателя, ожидая от него подсказок, как лучше за это дело взяться, и только после принимается за разбор.
Параллельно Герри размышляет над последствиями всего этого. Тысячи людей лишились родных и друзей. Всей стране нанесен чудовищный удар. И все из-за одного преступника, которого никто не смог остановить. Мир не так скоро оправится после этого.
Повышенные меры безопасности. Всеобщая паранойя и страх…
Оттащив в сторону здоровенный валун, Герри останавливается, чтобы немножко выдохнуть, и наблюдает за тем, как броня летит в сторону, явно наметив себе новую цель. Он останавливает себя от желания последовать за ней, понимая, что она прекрасно справится одна и вытащит из западни любого, а вот ему лучше приложить свои усилия в ином месте, и он просто остается рядом со своей группой, которая, кажется, уже привыкла к нему, окончательно перестав коситься на него с сомнением.
А он сам не может перестать размышлять о том, что будет дальше. О матери и о Капитане не думать не получается.
Он понимает, что в любой момент кто-то может объявить о найденном теле героя. Ему страшно от мысли, что Капитан лежит где-то рядом. Страшно, что его надежды на то, что тот останется жив, не оправдаются. Страшно просто от самой ситуации.
Страх растет, накапливается, но тут же подавляется, когда он вновь принимается за работу и вместе со спасателями пытается приподнять покореженный металлический стержень от одного из небоскребов. Даже с броней, которую Пятница вновь присылает ему на помощь, это сложно. Сложно, так как при малейшем движении все начинает сыпаться и рушиться, угрожая скорой гибелью тех, кого они хотят спасти.
- Проклятье… - тихо процеживает Герри, стараясь открыть дверь автомобиля, а в конце концов просто выдирает ее, пока Пятница при помощи броне костюма поднимает стержень и отбрасывает в сторону.
Он осторожно помогает выбраться мужчине средних лет и крепко прикусывает губу, когда тот издает болезненный стон. Один из спасателей помогает ему оттащить его на безопасное расстояние, пока остальные проверяют, нет ли в машине еще пострадавших.
- Здесь нужны медики, - говорит Герри по коммуникатору, с ужасом наблюдая как следующим вытаскивают ребенка. – Пятница, направь сюда ближайшую бригаду.
Нужно успокоиться. Нельзя волноваться. Он заставляет себя быть максимально хладнокровным. Помня то, как его эмоции отразились на состоянии Алекс и, вероятно, Джеймса, он не может себе позволить воздействовать на окружающих. Только не здесь и не сейчас, когда от них зависят жизни тех, кого они еще способны спасти.
Вдох-выдох.
Герри наблюдает за тем, как спасатели пытаются оказать первую помощь спасенным людям, но он знает, что помощь врачей была бы лучше и эффективнее. Но еще он знает, что тех не хватит на всех. И у них нет способности быть везде и сразу. Обидно, что он в этом случае ничем совершенно не может помочь.[icon]https://i.ibb.co/cYYTMTH/123-7.png[/icon]

Отредактировано All-New Spider-Man (02.06.2020 13:33)

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [10-11.09.16] Misery likes company...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC