Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Стрэнджу оставалось развести руками – мол, ты же знаешь Тони. Бурито его не корми, дай поумирать во благо всего мира.

© Doctor Strange

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.09.2016] Consequences


[08.09.2016] Consequences

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Начинаем воспитательную работу! (с)

Почти сразу после [08.09.2016] Wrong time, wrong place, база Мстителей

Black Panther, Gerry Drew


Гэрри был убеждён, что жизнь удалась. Ровно до того момента, как его настигли неизбежные последствия.

+3

2

Надо признать, что удача Гэрри Дрю закончилась ровно на том моменте, когда он, наверное, меньше всего об этом думал. Злодеи повержены, люди спасены, верная подруга рядом, полицейские сирены оповещают, что преступников вот-вот постигнет суровая кара! Однако волею судьбы вместе с полицейскими, несущими возмездие негодяям, к месту событий приближался человек, который не обладал ни добродушием Роджерса, ни пофигизмом Старка. Пожалуй, худший вариант из всех Мстителей.


Т’Чалла был зол как разъярённая мамба, на которую неосторожно наступили. А потом ещё от души потоптались. Земля на пороге галактической войны. Магическая защита мира трещит по швам. Супергероев готовы взять на поводок – и это не самый плохой вариант в ряду с «тюрьмой» и «отстрелом». А молодняк Мстителей решил развлечься, в одиночку освободив банк. От мысли о том, сколько там при неудаче могло полечь народу Пантеру посещали флэшбеки об одной взорванной школе, которая в итоге привела к расколу героев, войне и смерти Кэпа.
Огромных усилий стоило вытащить двух балбесов с места преступления, под клятвенные заверения, что Мстители всё уладят, но потом. После чего была молчаливая поездка на базу. Пантера был настолько не в настроении, что дети умолкли под одним лишь взглядом. Там, отдав Белочку на поруки Капитана с кратким резюме сегодняшних боевых заслуг, Т’Чалла всё также молчаливо увёл Гэрри в кабинет. Его ждала совсем другая программа.
В конце концов, Дорин была Мстителем. Официально. Что тоже вызвало много вопросов, но все они были вполне решаемыми. Но вот Гэрри собрал фулл-хаус. Несовершеннолетний, не состоящий ни в какой команде героев и не прошедший никакого обучения, едва ли не вчера получивший документы, имеющий личного преследователя сын одной из самых разыскиваемых преступниц в мире (официально) и пасынок лидера Мстителей, который был сейчас на острие удара спецслужб. Богиня Баст, всё, что требовалось от паренька – это сидеть тихо, не отсвечивать и ждать, пока взрослые решат свои проблемы. А НЕ СОЗДАВАТЬ НОВЫХ! Т’Чалла размышлял, выйдет ли замять историю так, что никакого Гэрри там вообще не было, на худой конец, подставить в эту историю Майлза – это в любом случае создаст куда меньше проблем. Пока выходило не очень.
В конечном счёте, он был зол, потому что чувствовал себя обязанным. Он всегда сочувствовал Джесс с её положением матери-одиночки-супер-героини. Был рад за нашедших друг друга Тони и Джессику. Теперь выходило, что тот самый Гэрри – уже не карапуз, а тинейджер, который создаёт полноценные «взрослые» проблемы. А ещё выходило, что он был едва ли не один. Мать неизвестно где. Отчим держит на себе всё мироздание, да и по жизни не был образцом для подражания. Сводная сестра… вообще бывшая шпионка ГИДРЫ, Вот и выходило, что на воспитательную амбразуру бросаться было больше некому.
А ещё Т’Чалла  крепко подозревал у себя пунктик на семейных проблемах. Но об этом он подумает однозначно потом и в полном одиночестве.
Скромный рабочий кабинет встретил их лёгким вечерним полумраком. Свет он включать не стал - благо, обострённое зрение лёгко справлялось с его недостатком.
- Садись. – мужчина указал на стул перед столом. Подросток послушно сел. Хороший мальчик. Пантера остался стоять, лишь слегка прислонившись к столу.
- Ну? –  Т’Чалла предоставил подростку шанс увязнуть в собственном фиаско ещё сильнее. - Есть что сказать? Герой.
Холодный сарказм в голосе был настолько сильным, что мог заставить поёжиться.

+5

3

Весь путь – от банка и до базы Мстителей – у Герри стойко держалось ощущение, будто его сейчас распнут и четвертуют максимально мучительным и медленным способом. Образно. Теперь, когда все закончилось, ему хочется провалиться куда-нибудь глубоко под землю – на десять тысяч метров ниже, если это может помочь ему в противостоянии с собственным и всеобщим осуждением.
Шарф с лица он нехотя стягивает уже в машине. Его он не снимал, никто не видел его лицо, никто не определил его личность… хорошо. Герри радуется тому, что он взял его с собой, и радуется тому, что в начале прогулки с Дорин предположил возможные исходы и перестраховался. Но появления Мстителя он не мог предсказать. Никто не мог.
Т’Чалла не радует. И даже пугает.
Герри знает – он Мститель. Все его немногочисленные познания заканчиваются на этом всем известном факте.
Кабинет, в который его приводят, он окидывает тревожным беглым взглядом и не находит ничего ужасающего и поражающего из всего того длинного списка, созданного неуемным воображением. Рабочий кабинет. Просто кабинет. Здесь нет и не должно быть ничего жуткого, страшного, ничего, от чего следовало бы бежать прочь.
Кроме Т’Чаллы и полумрака.
Тот зол. Злость почти буквально ощущается в его движениях и мимике. О выражении лица подросток старается не думать и даже не смотреть, чтобы оценить степень неприятностей.
Не так должно проходить знакомство с другими Мстителями…
Вспоминается отчим, и мгновенно становится еще хуже. Ему придется говорить с ним, если тот обо всем узнает. Герри надеется, что не узнает, что все будет тихо и спокойно, что за пределы этой базы его участие в освобождении банка и защите присутствующих в нем людей от преступников останется незаметным и вскроется много позже, не сейчас, но потом, когда впечатления остынут, а раздражение вызванными проблемами угаснет.
На стул он не садится, а едва ли не падает. Организм успел успешно регенерироваться, но что-то в теле отзывалось глухой, ноющей, постепенно исчезающей болью. Ее Герри практически игнорировал, всецело занятый сложившейся ситуацией вокруг себя. Но не болезненные ощущения заставили его беспрекословно подчиниться приказу сесть, а неотвратимость наказания.
Герри пристально и обиженно смотрит на Т’Чаллу – тот назвал его «героем», и прозвучало это максимально обидно.
- Что-то из моих слов мне поможет сейчас?
Он не витает в облаках конкретно в этот момент и сильно в этом сомневается. Что бы он ни сказал, все будет бессмысленно. Может, стоит попытаться оправдаться – не они ведь целенаправленно устроили разрушения и напали на беззащитных людей, но достаточно посмотреть на Черную Пантеру перед собой, как все старания подобрать правильные слова и отвергнуть все обвинения, которые вполне были заслуженными, душились осознанием своей обреченности.
А дома Тони…
Он «везунчик».
Ему на ум приходит идея – включить в себе читера и воспользоваться своей способностью влиять на эмоции окружающих людей, но останавливает то, что этим он сделает себе только хуже. Герри помнит, как на Энтони это не подействовало, и он не знает, восприимчив ли Т’Чалла к феромонам или нет, а если восприимчив, то сумеет ли опознать их действие, и если сможет, то… лучше даже не пытаться об этом думать и не заниматься суицидом.
- Я не смог пройти мимо, Дорин не смогла пройти мимо. Мы были рядом и… могли помочь, - наконец, говорит он, не отрицая вины и не оправдываясь. – Ну и все. И… насколько все плохо?

+3

4

Обиделся. Т’Чалла смотрел на него и понимал, насколько же Гэрри ещё мальчишка. Особенно по его меркам. Он-то к шестнадцати уже пару лет шатался по Африке, сражался с бандитами и контрабандистами и отдавался на волю гормонов - на пару с Ороро.
- Думай, - Пантера прищурился в ответ на вопрос. В самом деле, в некотором роде Гэрри не был обречён. Если парень покажет себя в полной мере взрослым, признает ошибки, отметит, как стоило бы действовать правильно – тогда да, разговор сразу перешёл бы ко второй части. Однако поскольку такой роскоши подросток ему предоставлять не собирается – придётся сначала снять стружку. Что Гэрри и подтвердил своими следующими словами.
- Брось, - коротко прервал его Пантера. – Вы могли вызвать полицию. Вы могли вызвать Мстителей. Ты, в конце концов, мог позвонить Тони. Вы хотели, – он отчётливо выделил слово, - поступить так, как поступили. «Погеройствовать» самостоятельно. Это же так круто, ответственно. По-взрослому.
Ещё немного – и яд, вложенный в последнее слово, закапает на пол, как кислота из Чужого.
- Кто, кстати, предложил сей гениальный план действий? – и в этом вопросе тоже ловушка. Т’Чалле на деле глубоко плевать, кто именно это был, потому что он до сих пор не может решить, кто из этой парочки способен доставить больше головной боли. Вопрос именно в том, что ответит и как ответит Гэрри. Укромный кабинет с полумраком и тишиной даёт Пантере почти читерское преимущество – он фиксирует даже в сумраке малейшие движения лицевых мышц, слышит сердцебиение подростка, по запаху ощущает уровень стресса. Т’Чалла не телепат, совсем нет. Но с его опытом хватает и таких деталей для чтения собеседника. Особенно столь неискушённого, как Дрю.
- Мне скорее интересно, подумал ли ты, насколько всё может стать плохо? – Пантера намеренно не отвечает на вопрос. Сейчас он преследует совсем другую цель – и даже эмоции, которые он испытывает, на самом деле удерживаются холодным разумом и используются ровно в той степени, чтобы произвести нужное впечатление. – Ты подумал о том, что могли погибнуть люди? Ты готов открыть своё личное кладбище из тех, кого ты не спас, в шестнадцать лет? Ты готов посмотреть в глаза ребёнку, чью мать ты не спас? Или матери, чей ребёнок получил пулю за твоё безрассудство? Сказать парню «я не спас твою девушку, извини?»
Т’Чалла мог бы задать ещё много вопросов о неприглядных сторонах геройской карьеры, но останавливается. Он ждёт ответа. Ему действительно интересно, что скажет Гэрри Дрю.

+5

5

На ум приходит замечательная идея – молчать. Молчать, пока словарный запас Черной Пантеры не иссякнет, а он сам не устанет говорить и выдавать саркастические фразы, от которых в груди громадной волной поднимается возмущение и обида. Хороший план. Но он обречен на провал, ибо то самое возмущение не позволит ему сидеть молча, пока его отчитывают.
На вопрос, кто предложил разобраться с преступниками в одиночку, Герри не отвечает. Не потому, что это был он, и не потому, что он не помнит точно, как все происходило.
А потому что они с Дорин не стояли долго и не раздумывали, как будет лучше всего поступить. Но если бы из них двоих кто-то был больше виновен, он бы не признался. Если бы это он был тем, кто отреагировал первым и потащил новую подругу устраивать разборки с плохими парнями, он бы не сказал, так как и сам осознает, насколько это было глупо. Если бы это была Дорин, то он ни за что не сдал бы ее, даже предложи ему за это немедленное прекращение разбора полетов.
- Мы так не думали, - с нажимом произносит Герри. – Мы не собирались… геройствовать. Не шли на это из-за того, что это было круто. Если ищете того, кто виноват во всем, то это я. Мне следовало думать лучше, не лезть в банк и не дать полезть туда Дорин. Я знаю, что виноват. Я знаю. Хорошо?
Сейчас у него проснулось большое желание понять, почему он не поступил так – не позвонил кому-нибудь, не сообщил о том, что происходит, и почему он не предложил Дорин сделать это.
А Т’Чалла не думает прекращать – он уже спустил его с небес, а теперь, видимо, твердо вознамерился закопать его под землю глубоко-глубоко.
Герри смотрит на него исподлобья, пока тот задает вопросы, на которые у него нет ответов. Честно, он не знает, что именно думать. С одной стороны Пантера прав, с другой все не было так плохо. Все было под контролем. Они отвлекли внимание врагов на себя, дали людям бежать и спрятаться в безопасном месте. Но какой смысл сейчас говорить это?
- А сколько раз вы сами говорили так? – не сдерживается Герри, глядя прямо в лицо Т’Чалле и задавая резкий вопрос. – Мой ответ – нет. Я не подумал. Не успел. Мы не успели подумать, так как услышали, что людям нужна помощь, и о полиции, которая, кстати, могла бы добраться как раз к моменту, когда кто-то мог погибнуть, тоже не успели. Я не знаю, почему не позвонил Энтони. Ну вот просто забыл! Такое иногда бывает, знаете?
Следует остановиться. Заткнуться, не показывать зубы. Не дерзить.
Герри и не помнит, когда в последний раз с ним такое было – кажется тогда, когда альтернативная Джессика Дрю сообщила ему обо всем – как, что, почему, кто он и откуда. Сейчас – не лучшее время, чтобы чувствовать себя так и гнать вперед на раскаленных эмоциях, но Т’Чалла успешно подталкивает его к тому состоянию, в котором его крайне редко можно увидеть.
- Я понимаю, что виноват, подставив так Энтони и вообще Мстителей. И мне стыдно. Мне следовало быть осмотрительнее, но это не так просто, когда рядом происходит нечто такое, мимо чего нельзя проходить спокойно! Спасибо, я уже понял, что поступил по-идиотски, и хуже себя я уже точно не почувствую.

+4

6

Гэрри ерепенится. Выпускает колючки. Упрямо и напролом ломится именно туда, куда его заботливо подталкивает Т’Чалла. Когда-нибудь этот разговор он будет вспоминать с улыбкой, но вот сейчас пышущий праведным негодованием и обидой от заслуженного стыда подросток попадается именно в те силки, которые расставляет для него вакандец.  Потому что именно так те вещи, которые он хочет до него донести, глубже врежутся в память.
Тинейджер огрызается и дерзит, переступает границы, но Пантере на это плевать. Он этого и ждал, и разумеется, этот момент он тоже использует. Потому что для мальчика, на которого ведётся охота, будет полезно осознать, что в мире есть ужасы, о которых он и представления не имеет. Вакандец чуть поводит плечами и слегка выпускает эмоции из-под контроля.
Температура в комнате ощутимо снижается. Т’Чалла практически не меняет позы, лишь выпрямляется, но перед Гэрри уже не Чёрная Пантера, герой и воин. Перед ним Король Мёртвых.
- Я – Король Мёртвых, повелитель Некрополиса, - голос звучит негромко и ровно, будто где-то вдалеке вбивают сваи. – Я сражался с богами и теми, кто выше богов. Я достиг края Вселенной и заглянул за него. Я видел, как мироздание развалилось на куски, а триллионы жизней мгновенно исчезли в одной вспышке. – Несколько мгновений проходят в колеблющейся тишине. Когда он заговаривает снова, перед Гэрри опять стоит лишь Пантера.
- Не спрашивай, как велико моё кладбище, малыш. Тебе его даже не представить. – он пристально всматривается в подростка. Интересно, оущтил ли он хоть долю того, что Пантера пытался сказать и передать. Конечно, такое надо видеть (не дай боги, конечно), чтобы осознать, но, возможно, и так хоть что-то дойдёт.
- Ты думаешь, что я тебя отчитал, ты огрызнулся, немного устыдился и всё, хуже не будет? – Пантера чуть склоняет голову на бок. Его так и тянет немного улыбнуться над наивностью юноши, но он сдерживается – потому что тот примет это за насмешку. – Да я и половины ещё не перечислил, о чём ты не подумал.
- Например, я готов поспорить, что у тебя и мысли не возникло о том, что это может быть ловушкой. Да-да, ловушкой на тебя. – Вакандец мысленно вздыхает. Ему не хочется уж совсем перегибать палку, но озвучить это надо.
- Ты и представить не можешь, сколько людей хотят добраться до сына Джессики Дрю. Или до сына – он замечает оговорку, но поздно, останавливаться нет времени, момент будет упущен, – Тони Старка. Ты подумал о том, что Тони сделает всё, что угодно, лишь бы спасти тебя? Ты понятия не имеешь, под каким прессом он сейчас находится, чем жертвует и на что соглашается, лишь бы оградить свою семью. И если он об этом не говорит, потому что бережёт тебя, то я говорю это по той же причине.
Под конец Т’Чалла добавляет немного тепла в голос. И внимательно, оценивающе смотрит, потому что от дальнейшей реакции Гэрри зависит, куда направить разговор дальше. Сделает ли он нужные выводы сам или придётся их для него разжевать? Готов ли он учиться на своих ошибках или же его нужно подтолкнуть в нужную сторону? Проявит ли он другие качества, помимо упрямства, столь необходимые герою? Особенно сегодня, в условиях столь масштабного кризиса, с которым они столкнулись - и о котором Гэрри и знать не знает. В конце концов, можно ли ему доверять принимать решения самостоятельно?

+6

7

Речь Черной Пантеры на него не производит ровно никакого впечатления. Вместо этого она производит обратный эффект. Память услужливо подсовывает воспоминания об Игре Престолов, которые он не так давно смотрел взахлеб в иной реальности, и об Дейенерис Таргариен, матери драконов, разрушительнице оков и бла-бла-бла…
Герри неожиданно фыркает. Т’Чалле он это не озвучит вслух, однако, титулов у него похоже столько же, сколько и выдуманной вышеупомянутой королевы драконов.
Но даже это не разгоняет собравшуюся тучу досады и напряжения в нем, а звучащие слова лишь накаляют эмоции. Не этого он хочет. Здравый голос рассудка оказывается забит в дальний угол, зажат со всех сторон праведным гневом, непонятно откуда возникшим, и временно позабыт.
- Если ваше кладбище так велико, то может… не вам меня поучать или быть примером? – язвит, шумно выдыхая.
Разговор явно несколько не в ту сторону пошел. В монолог Пантеры Герри вслушивается внимательно, но при этом настроен крайне скептически.
Никто не знает о том, что он находится в этом мире. Никто. Кроме немногочисленных лиц, которым отчим решил довериться. Не больше и не меньше.
Его преследователь не знает точно. Его присутствие немедленно было бы выявлено, и он… насколько знает Герри, не станет действовать так грубо. Это не просто грубо, но еще и глупо. То же самое относится и ко всем другим врагам. Их у него полно, как выяснилось, но для них он все еще младенец, а не подросток.
У него возникает резонный вопрос – какой гений мог бы додуматься до такого?
Он моргает, потирая руку чуть ниже локтя.
- Кто станет нападать на банк, в городе полном супергероев, и надеяться, что прибегу именно я? Враги мамы или отчима не в курсе. Мой личный враг вообще не в этой вселенной. А я даже не герой. Глупо ожидать подобного от меня, - Герри пожимает плечами, сосредоточенно глядя на собеседника – в полумраке сложно разглядеть, но хочется увидеть получше его лицо. – Даже предположение такого походит на теории заговоров.
Это всего лишь попытка надавить на больное. Он знает этот прием. Немало фильмов и сериалов посмотрел. Вот уж не думал, что они ему в чем-то пригодятся.
Но кое-что все же достигает цели – а именно то, что Энтони старается защищать свою семью, и его в том числе. И еще мама где-то пытается разобраться со своими проблемами. Не время было влезать в неприятности. Не время вообще было выбираться из дома и выходить в город. Ему стыдно не из-за ругани, а как раз из-за этого – из-за того, что он влип в первый же день. И это после обещания сидеть смирно.
Классно.
- Не было никакой ловушки, - этим его не подловить. – Было глупое стечение обстоятельств. Я сделал ошибку, подставил отчима, влип по самые уши. И я знаю, что ему нелегко, и потому мне еще паршивее. Но лить здесь сопли не стану. Все равно вы меня не слушаете, а лишь пытаетесь… запугать. Обстановкой в том числе. Если считаете, что в полумраке вы выглядите эпично и круто, то не… так себе выходит.

+4

8

Какой же он всё-таки ребёнок. Рано ему геройствовать, слишком рано.
- Высказался, съязвил? - Т’Чалла спокойно смотрит на мальчугана. – Молодец.
- А теперь послушай без нюней. Стоило мне слегка на тебя нажать, и ты тут же обиделся, свернулся ежиком и не видишь ничего дальше своего раненного эго. Впрочем, совесть в тебе есть, и это хорошо. Рассудок, как показал твой анализ ситуации с ловушкой – тоже, вот только ты им пользоваться забываешь.
Пантера вздыхает.
- Взять хоть отсутствие света. Мне это не мешает - Т’Чалла философски пожал плечами. – Если мешает тебе - стоило лишь спросить. Пятница, включи свет для мистера Дрю, пожалуйста.
- Хорошо, Т’Чалла – вездесущая помощница Старка мгновенно выполнила просьбу. Пантера пару раз моргнул, приспосабливаясь к освещению. Даже заранее прикрыв глаза, это было несколько ярко.
- Ты бьёшься головой в дверь, которая стоит в пустыне без стен, Гэрри. Хладнокровие - это прекрасная черта, не просто делающая честь любому, но и жизненно необходимая для героя. Ты не проявил её ни возле банка, ни здесь и сейчас, когда появился момент объясниться.
Он берёт стул и садится напротив. Гэрри, конечно, чуть ниже, но так они почти на одном уровне. Т’Чалла старается говорить мягче и убедительнее. Кажется, палку он всё же немного перегнул.
- Объясняю на пальцах. Во-первых, Тони сделал тебе документы.Как показала практика, у ГИДРЫ неплохие источники в американских структурах.
Даже очень неплохие. Если бы Т’Чалла не был ограничен двумя руками, одной головой и двадцатью четырьмя часами в сутках, он давно бы уже прихватил с собой Романофф и устроил охоту на агентов ГИДРЫ в ЦРУ. К сожалению, такая роскошь ему была не доступна.
- Во-вторых, ты сегодня засветил свои способности. И не вешай мне лапшу про шарф на лице. – Он пресекает возражения, но делает это куда мягче, чем до этого. – Ты в курсе, что каждая улица утыкана камерами, и система распознавания лиц тоже прекрасно работает? Какой-то парень гулял с Белочкой, а потом какой-то «другой» парень, в шарфе, спасал вместе с ней же банк, да? Сложно провести параллели, особенно с учётом, что этот же парень демонстрирует способности Пауков и выходит из Башни Старка.
А возможно, он просто старый параноик. Но он бы действовал именно так. И вполне мог прийти к такому допущению. И если хоть кому-то в голову придёт такая же мысль…
- Не надо считать, что в ГИДРЕ сидят идиоты. - Т’Чалла говорит мягко, спокойно, даже устало. Слишком часто его называли параноиком, а потому получали горькие плоды. - Поверь мне, на этом погорели люди гораздо старше, опытнее и, уж прости, умнее тебя. Банк, говоришь? Никто не думал, что ГИДРА нападёт на авианосец ЩИТа в городе, полном героев, и это, между прочим, больше других аукнулось твоей матери.
Т’Чалла умолкает. На вид это похоже на паузу для раздумий Гэрри, но на деле он подошёл к опасной грани. Грани, перешагнув за которою придётся сказать, что именно произошло с Джессикой. И хотя лично Пантера был убеждён, что подростку нужно это знать, чтобы избежать возможной ловушки, Старк просил об этом не говорить. А значит, проболтайся он, это нарушит хрупкие отношения доверия между пасынком и отчимом.
- Я боюсь, время твоей безопасности по причине неведения ушло, Гэрри. Это не вопрос «вычислят тебя или нет». Это лишь вопрос, когда.

+5

9

Дерзость проходит, спадает ненужной шелухой, стоит Герри заслышать совершенно спокойный тон голоса Т’Чаллы. Он моментально сдувается, прикусывает язык, прищуривается, позволяя своим глазам привыкнуть к резко включенному освещению.
Он мог бы еще побуянить. Возмутиться за то, что его ткнули носом в отсутствие хладнокровия, но… честно, это действительно его слабое место.
Он не может контролировать свою эмоциональность. Не может удержать все чувства под плотной маской равнодушия. Все четко отражается на его лице вне зависимости от того, желает он того или нет, но он старается. Выходит плохо. Это он признает. А потому не произносит ни слова, опуская голову и начиная изучать ножку стола невидящим взглядом.
А Т’Чалла усаживается напротив него и, наконец, смотрит на него не сверху вниз, что тоже сильно остужает пыл.
Герри поджимает губы, услышав о ГИДРЕ. О ней он знает – в альтернативной вселенной она доставляла немало проблем в прошлом, в настоящем о ней все еще не забывают, не списывают со счетов. В этой реальности она так же опасна. Это он узнал уже из интернета, а еще со слов Тони, уже упоминавшего о том, что за ним уже охотился кто-то из ГИДРЫ.
Слова о том, как его могли бы засечь, окончательно отправляют все его надежды мирно и тихо утаить информацию о произошедшем сегодня в бездну отчаяния.
Он просто слушает, ничего не пропуская мимо ушей, так, как умеет, но ничего не говорит. Какой смысл что-то говорить? Что-то предполагать и утверждать, что все не так уж и плохо?
Герри верит в то, что банк вовсе не был ловушкой. Так быстро его никто не смог бы найти. И вряд ли кто-то станет искать еще одного подростка, обладающего способностями, какие есть только у Людей-Пауков. Их в Нью-Йорке ходит много. Но – да, как и сказал Пантера, за него могут взяться просто потому, что его можно будет легче всего выследить.
И весь вопрос – когда.
Невольно закусывает губу, размышляя, сколько времени у него есть. Ему нужно просто не дать себя обнаружить до тех пор, пока мама не разберется со всеми своими проблемами и не вернется домой. В глубине у него что-то тоскливо, горько щемит и тянет – сейчас, в этот момент, больше всего хочется встретиться с ней и просто хотя бы поговорить. Стало бы намного легче, какой бы эта беседа с ней ни оказалась.
А тут еще и Т’Чалла ненароком упоминает о ней. Или не ненароком, а специально. Герри уже понял – тот пытается воспитывать его и прибегает к совсем нечестным приемам, запугивая его, говоря о маме и намекая на ее ошибки.
- Почему? – вопрос вырывается у него внезапно с жалобными нотками, чего он от себя в этот момент никак не ожидал. – Как это ей аукнулось? Что с ней?
Герри вспоминает, как обещал и себе, и отчиму, что не будет касаться этой темы никоим образом – не будет копать, не будет пытаться расспрашивать, и вот – то, что он делает. И он идет на попятную, отрицательно мотая головой.
- Нет… не надо рассказывать.
Если Энтони захочет ему рассказать, он расскажет. Тогда, когда настанет момент. Герри не знает, когда это произойдет и как, но решил, что лучше доверять отчиму, а не стараться действовать за его спиной, хотя… он не хочет, чтобы до него дошли сегодняшние новости. То-то будет проблем. Он только-только начинает осознавать масштаб всего – он не просто ослушался, он подставил всех, в том числе и самого себя.
И его теперь могут раскрыть.
Что он наделал?
- Обо мне никто не знал, чтобы устроить ловушку так быстро, - упрямо и настойчиво повторяет подросток, беря себя в руки, но уже спокойнее и тише. – Есть шанс, что если меня и раскроют, то не сразу? Мне ведь не от врагов приходится скрываться. Ну… в первую очередь не от них.

+5

10

Что ответить ребёнку, который не знает, где его мама? У которого вообще никого нет в этом мире кроме неё. Ну ещё плюс один эксцентричный миллиардер себе на уме, который постоянно занят спасением мира. Который за каким-то чёртом прячет правду там, где её знание может уберечь от беды.
Что мог ответить он, старый, прожженный, битый и калеченный жизнью циник, который так часто терял многое, если не всё? Что мог на такой вопрос ответить тот, кого собственные подданные ещё с детства прозвали Король-Сирота?
Где моя мама? Маленький Т’Чалла не задавал этот вопрос. Он знал, что мама умерла почти сразу после его рождения. Он знает, что она где-то там, на бескрайних полях Джалии, в достойном окружении мудрецов и воинов. Что она приглядывает за ним и улыбается. Что однажды он встретит её. И наконец-то увидит её улыбку. Годы прошли, мальчик вырос. Но где-то там, глубоко внутри этот вопрос маленького одинокого ребёнка так и остался.
Т’Чалла почти всерьёз задумывается, не послать ли Тони ко всем чертям с его плясками на доверии, но Гэрри успевает первым. Что неожиданно – он его останавливает. Ох уж это доверие Тони Старку. Оставалось лишь надеяться, что, в конце концов, парень не будет разочарован.
- Это честно. - Т’Чалла ненадолго задумывается. Честность – безусловно, прекрасно, но подготовленность ещё лучше. Однако, в конце концов, пасует. Раз Джессики тут нет, все права на опекунство действительно у Тони. Разумеется, вряд ли она представляла возможность подобной ситуации, но тем не менее… пусть разбираются с этим сами. Ему лишь остаётся приглядеть за пареньком, если что-то пойдёт не так. Как и за вторым балбесом, возрастным миллиардером-филантропом, норовящим убиться об каждый второй мировой катаклизм (перед этим приложившись о каждый первый). Кажется, приглядывать за семьёй Дрю-Старков начинает входит в список его обязанностей.
Он встаёт и подходит к Гэрри. Юный, наивный, честный. Т’Чалла сам уже с детства не был таким. В годы юного Паучка он искал приключений в саванне и джунглях, сражался с контрабандистами и работорговцами, неуклюже пытался ухаживать за Ороро…
Пантера отбросил лишние сейчас мысли. Сейчас значение имел лишь мальчуган, который невольно вляпался в такое, о чём и представления не имеет. Ему ведь и в страшном сне не приснится, на что способны Земо, Гадюка или Череп, чтобы хоть немного ранить Джессику Дрю или Тони Старка. Монстры, для которых вывесить изуродованный труп запытанного ребёнка своего врага на каком-нибудь небоскрёбе – так, забава перед завтраком. Как объяснить ему это? Как дать понять, насколько серьёзна угроза, насколько опасны враги его родителей, уже заочно и его враги? И как не сломать это чистое, бескорыстное желание спасать других, не испорченное цинизмом, паранойей и правилами? Как защитить, не навредив?
Тяжёлая рука Пантеры неожиданно мягко взъерошивает волосы на макушке незадачливого героя.
- Пойдём, попьём чаю. - Т’Чалла направляется к двери, попутно размышляя, осталось ли что в холодильнике после возвращения толпы белок на базу.

+3

11

Невольно Герри умолкает и начинает задумываться о том, что именно знает Т’Чалла. Отчего-то ему кажется, что он, пожелай этого, мог бы получить все ответы в подробностях. Отчего-то ему кажется, что Мститель, находящийся перед ним, знает если не все, то многое из того, что произошло и продолжает происходить. И хочется ведь обо всем разузнать, любопытство отчаянно скребется, подбрасывая новые и новые вопросы, пока он его пытается закопать и подавить глубоко в себе.
Так или иначе, становится уже поздно. И Герри, ровно на секунду подумавший, что нет ничего плохого в правде, слышит слово «честно».
Ну да, все честно. Он обещал, что не будет в этом рыться, значит, нужно сдержать свое обещание. Довольно сегодня уже нарушенных клятв.
Подросток вздыхает, не зная, что еще говорить. Еще раз сказать, что может быть все обойдется, и его проступок не будет нести серьезных последствий, но ему уже начинает казаться, что в этом он пытается убедить не Т’Чаллу, а самого себя. Тот при этом тоже молчит, о чем-то размышляя, а он опасается нарушать тишину.
После такой трепки он вообще чувствует, что лучше не напоминать лишний раз о том, во что он вляпался со всей силы на пару с Дорин.
Герри задумывается о том, как она сейчас. Она получила повреждения. За это он тоже чувствует легкий отпечаток вины. Можно было действовать шустрее, обезвредить всех противников прежде, чем они смогут причинить какой-либо вред. Он сам легко способен увернуться от летящей пули, рефлексы и способности не дадут ему сильно пострадать, но Дорин – другое дело. Наверное… Он поздно понимает, что не знает, какие у нее силы помимо управления армиями белочек, ломающих все законы.
Он поднимает голову, когда Т’Чалла, наконец, шевелится, встает и подходит к нему. У него появляется стойкое чувство, что тот сейчас схватит его за шкирку, как котенка, и потащит домой, разбираться с Энтони. И в сторонке постоит, наблюдая за процессом нагоняя. Ну… а какого еще исхода можно ожидать? Он провинился, он даже не предпринял попыток отпираться и активно сваливать вину на бандитов. Вина доказана, и должно следовать наказание.
Но последующее действие оказывается совсем другим и… неожиданным. Ободряющим. Герри замирает, прислушиваясь к ощущениям и пытаясь понять, где он ошибся, но зато точно понимая, что возражать не собирается. И совершенно точно не будет против чашечки чая.
Он закусывает губу, вставая со стула, и следует за Т’Чаллой, по пути ощущая то, как предательски повышается настроение. Его перестали ругать, а с остальным… он надеется, что ничего настолько плохого, как описывал ему только что Черная Пантера, не случится. Вот этого показывать не следует, а то вдруг тот решит, что он больно веселым стал, когда таковым по статусу сейчас быть не положено.
Потому он просто не отстает от Пантеры и душит в зародыше все появляющиеся вопросы насчет него. Не время расспрашивать о… да обо всем! Ведь все же он познакомился еще с одним Мстителем. Это очень круто. Правда, произошло это не очень хорошо. Краска наползает на лицо, стоит ему вспомнить, что именно стало катализатором знакомства и поводом для беседы.
Мимо пробегает несколько белочек, как только они заходят в кухню. Дорин, видимо, все еще в здании. А потом Герри вспоминает, что она живет здесь.
- А… вы живете здесь? – спрашивает, чтобы поддержать разговор, и осматривается, а потом кое-что вспоминает и чувствует, что волосы сейчас у него встанут дыбом – почти так же, как при разговоре с Т‘Чаллой. – У вас тут есть Пятница… Это та же Пятница, что и у нас дома, да? То есть, отчим уже все знает…

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [08.09.2016] Consequences