Comics | 18+
Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Я как Грозный Глаз. Только дважды, – выпучив на мгновение глаза для эффекта, подтвердила она догадку Локи.

© Verity Willis

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [05.09.16] Бывало и хуже, наверное


[05.09.16] Бывало и хуже, наверное

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

НЙ, база Мстителей,
Вечер. После встречи в Вашингтоне.

Black Panther,
Captain America, Iron Man


Одним из предлогов не пускать Стива в Вашингтон стало обещание, что в секрете никто причины и темы бесед этой встречи держать не станет, все всё вместе сядут и обсудят. И вот, к вечеру Пантера и Старк опомнились и вернулись на базу делиться мрачными новостями.

+3

2

— Нет, — последовало спустя пару секунд возражение на предложение Т'Чаллы. — Со Стивом об этом всём хочу переговорить я сам. Более того — я должен, в противном случае это точно не закончится добром. Нам лучше всё будет выяснить сразу.
Хлопок дверью. Взлёт с малого разгона.
И всё.

До вечера Тони преследовало подозрение, что Пантера не то что сразу вызвался, в случае чего, перехватывать глухую оборону, но и заранее настроился их разнимать, хотя еще ничего страшного не случилось. Железный Человек был откровенно зол и расстроен с этого всего разговора, и именно поэтому дал себе возможность перегореть даже тем скупым объемом эмоций, которым на данный момент обладал. Пятница должна была передать на базу, что встреча подошла к концу, но инженер прибудет на разговор позже, потому сам Старк уже не стал дополнительно с кем-то связываться. От ИИ он уже знал, что Пантера, первым делом, тоже направился выяснять какие-то другие вопросы. Закапываться в это Тони не стал, удовлетворившись уже наблюдением, что в штабе Пантера не появился, и сам разве что коротко предупредил дома ребят о том, чтобы с этого момента они тем более не палились и не привлекали к себе никакого лишнего внимания. Желательно не только за счет наличия сил, но и вообще. Коротко и в общих чертах он пересказал им суть дела и причины, но у него осталось подозрение, что Герри, в отличие от Алекс, плохо понимал масштабы беды, не зная особенностей истории их мира толком.
Сам Тони решил дать себе перерыв от разбора дел и решений не только для того, чтобы остыть и немного восстановить силы перед вторым нервозным раундом, но и немного обдумать сложившуюся ситуацию в знакомой и спокойной обстановке.
Её еще много раз предстоит обдумать в будущем. И обсудить. И обдумать. И еще раз обсудить. Но на данный момент маячившие перспективы исключительно расстраивали.
Взвинченная пробежка по Белому Дому вкупе с нервным напряжением всё же привели к некоторым изменениям в балансе и расстановке сил: к ангару Старк подъехал на том же красном спорткаре, но вышел уже с декорированной тростью. Утренний опыт неприятно намекнул, что если его снова доведут, дополнительная опора может оказаться не лишней. И, в отличие от проклятых передвижных инвалидных кресел, трость его не смущала. Доводилось уже когда-то ходить и с ней в особо травматичные годы, и, в качестве морального утешения, она хоть добавляла солидности к внешнему виду.
А еще с надлежащими модификациями могла быть полноценной боевой единицей.
Как-то так в отведенное для бриффинга помещение он и вошел, приветственно махнув рукой.
— Сразу предупрежу — обнадеживать не буду.
[icon]https://c.radikal.ru/c05/1912/9c/329315c9aa14.jpg[/icon]

+4

3

Когда он узнал, что их вызывают в Белый Дом, то невольно дёрнулся от плохого предчувствия. Пять лет назад похожая история в конце концов привела к тому, что он умер на ступенях суда. Не говоря уже обо всем остальном. Тот год дорого стоил им всем. Видимо, все это было настолько ясно написано на его лице, что Т’Чалла и Тони в голос сказали ему оставаться на месте и не утруждаться. Стив планировал поспорить — и поспорил бы, если бы это был кто-то один. Но их было двое, и единственное, чего Стив добился — это обещания, что ему все расскажут по возвращении.
К этому обещанию определенно стоило добавить уточнение в виде времени рассказа. «Позже», — говорит Пятница. «Позже — это когда?» — хочет спросить Стив, а толку? Вряд ли Пятница знает. Остается только одно: ждать.
За целый день Стив успевает не на шутку известись. Какое-то время он сидит и пытается отыскать себе какое-то хорошее дело, но как назло ничего, достойного его внимания, толком не происходит. Тогда он отправляется на пробежку и бегает, пока не надоедает. Проклятая сыворотка, даже не устанешь по-человечески. Бегать нужно часов семь, чтобы вымотаться как следует, но у Стива не хватает терпения. Тогда он идет тренироваться и пытается спустить время, отрабатывая удары на подвесной боксерской груше. Время с ним категорически не согласно: тянется как резина, как будто он в засаде в каком-то окопе опять, как будто ждет суда, Боже, почему его должны одолевать именно эти воспоминания и именно эти предчувствия.
Кажется, у него эти. Как там говорят? «Вьетнамские флэшбеки»? Кажется, у него вьетнамские флэшбеки. Точнее, гражданские. Флэшбеки.
К вечеру Стив сдается. Заваривает себе крепкий черный кофе и, поставив чашку на стол в комнате для брифинга, какое-то время сидит в кресле и пялится на нее. Не обнаружив в себе способностей к телекинезу, он поднимается и прогуливается по комнате туда-сюда. Можно было бы позвонить Тони или Т’Чалле, но что это даст? Если они обещали, то должны сдержать обещание. Стив не сердится. Он делает очень осознанное и очень большое усилие, чтобы не сердиться. Нужно подождать, просто подождать еще немного.
К тому моменту, когда в комнате показывается Тони, Стив неподвижно стоит у стены, сложив руки на груди и разглядывая носки своих ботинок. Хорошие ботинки, не эти хлипкие новомодные кеды, а добротные, с твердой подошвой. Если садануть такой по колену — можно вывести врага из строя надолго. Может, что и коленную чашечку вышибить, а это очень, очень больно. Нет-нет, Стив не сердится.
Он смотрит на Тони исподлобья.
Они не виделись почти неделю. Оно и к лучшему, если честно.
— Я похож на человека, который ждет, что его обнадежат? — фыркает Стив и выпрямляется.
Чашка кофе, которую он заваривал, так и стоит на столе нетронутая. От стены Стив отлепляться не торопится, но хотя бы смотрит чуть легче, уже не исподлобья. Тони всё же пришел — уже хорошо. Уже что-то.
— Говори как есть. Или мы ждем Т’Чаллу? — голос Стива не звучит так, словно он способен терпеть еще хоть секунду.
Стив сам не знает, чего конкретно он ожидает, каких новостей. В прошлый раз Тони выглядел жутко, в этот раз пришел с тростью — Тони с тростью выглядит как-то неуместно. И вместе с тем нарочито, как будто еще один неозвученный упрек. Как там Тони сказал в прошлый раз? Мир, доверие и взаимопомощь — только в его голове? Как-то так. Тони спасал мир, а Стив занимался непойми чем. И вот опять — Тони ходил на важную встречу, а Стив занимался... непойми чем. Целый треклятый день, Господи.

Отредактировано Captain America (11.03.2020 19:45)

+5

4

День не задался с самого начала, и это нужно было признать. Тысяча дел, для которых есть всего две руки и одна голова. Отслеживать Ороро, перемещающуюся по всему миру, ломать голову над тем, что же всё-таки делать с Бурей, контролировать развёрнутую отрядом Альфа программу экстренного перевооружения, выяснять, что именно агенты ГИДРЫ успели натворить в Ваканде и как это может аукнуться. Но всё это меркло и бледнело перед тем, из-за чего Т’Чалле пришлось экстренно вылететь в Ваканду на личном джете.
О да, фактически, то, что сотворил Пантера, злые языки назовут государственным переворотом. Правда жизни была в том, что Т’Чалла, находящийся в перманентном состоянии спасения мира от полудюжины угроз разом просто-напросто задолбался получать подножки от собственной сестры. Поэтому, доведённый до крайней точки, он решил проблему просто, надёжно и кардинально. Созданное Шури агентство ПРАЙД (радиоэлектронная разведка, спутники, Интернет, аналитика), в котором и окопался предатель, было расформировано. Генерал Дора Милаж Окойя параллельно возглавила Н'Чару Силема (внешняя разведка), которые тоже поддерживали королеву. Экстренно собранный Совет Старейшин во главе с королевой-матерью Рамоной утвердил предложенный им проект изменения правительства. Шури фактически не смогла ничего противопоставить такому удару. У неё был, конечно, вариант развязать гражданскую войну, но до этого, разумеется, дело не дошло – все прекрасно понимали, что войска и народ встанут не на сторону прошляпившей шпиона в сердце системы безопасности страны молодой королевы, а на сторону Чемпиона Баст, хранителя памяти предков, Короля Мёртвых, и прочая, прочая, прочая.
Иными словами, все люди Шури были убраны с постов, Псы Войны установили за ними постоянное наблюдение. Поводом, разумеется, был крупнейший шпионский скандал за последние полвека, если не больше, но де-факто все понимали – истинный король устал терпеть капризы девочки на доверенном ей троне.
Шури осталась королевой и наверняка затаила обиду, но Т’Чалла сейчас считал это меньшим из зол. Во всяком случае он возложил свои надежды на королеву-мать Рамону с тем, чтобы обуздать необдуманные порывы королевы. «Когда-нибудь ты меня поймёшь» - сказал он сестре на прощание и был искренен. Ему абсолютно не доставляло удовольствия всё то, что он сделал. Однако в условиях столь сложной игры, которая могла обрушить мир в войну ещё до прибытия карательного флота Ши’Ар, у него, по сути дела, не было выбора, кроме как убрать от стола столь неискушённого игрока, каким оказалась его сестра.
Сейчас же ему предстоял следующий акт этой опасной и полной превратностей игры. Такой же сложный, как и предыдущий. Предстояло убедить совесть Америки в том, что работать на продажных и алчных до власти политиканов – не самый худший вариант из всех возможных. Особенно с учётом, что звучать это будет от Тони – нет, конечно, и от Пантеры тоже, но на фоне Старка Стив может его и не заметить. Поэтому Т’Чалла решил, что двум упёртым баранам лучше всё-таки занять руки и частично рты. Именно этим объяснялся его крюк в сторону одной из лучших пиццерий Нью-Йорка, где приятно шокированные повара даже вынесли заказ вне очереди. Так что в штаб Пантера входил нагруженный десятком коробок (все в курсе метаболизма и аппетита героев) пицц на любой вкус. И кажется, пришёл он вовремя.
- Я принёс пиццу – примирительно выглянул из-за большой стопки коробок Т’Чалла. – Вы уже начали?

+6

5

— Мало ли. Я вот ждал чего угодно, но не того, что услышал, — развел руками Тони. — Но, наверное, на фоне всей этой ситуации с Джессикой мне не следовало удивляться, что народ решит проехаться по всей моей семье в качестве аргументации против меня и даже вас. В смысле, по всей, Стив.
Если учесть, что всю правду, за вычетом самого семейства, до сего дня знали буквально Дрю, Стефан, Аманда и Роджерс, несложно было предположить, кто подал чинушам чудесную идею покопать в этом направлении.
Мститель с досадой фыркнул и приставил трость к столу с видом человека, который сам не прибил собеседников исключительно потому, что это карается законом, а у них и без того проблемы. На деле всё было не настолько плохо, но некоторые тревожные моменты заставляли всерьёз беспокоиться даже не столько за судьбу команды, сколько за родных.
В такие моменты и посещают мысли, что одному-последнему на всю хваленую аристократами родословную жить всё-таки спокойнее и проще.
— Но лучше дождемся Т'Чаллу. На самом деле, ему там было гораздо веселее сидеть, чем мне, — заняв своё место за столом, Тони ткнулся носом в коммуникатор с целью уточнить еще пару вещей, раз уж тут до сих пор присутствовал только Капитан. Вакандские перевороты всё еще оставались вне поля его зрения, но Т'Чаллу долго дожидаться всё же не пришлось, хотя время между собой по итогу никто не согласовывал.
Но минимум Тони посмотрел на всё принесенное им богатство с откровенным удивлением. Он вообще сегодня про еду вновь забыл как про что-то несущественное, хотя и без того побитый организм этим явно не был доволен.
— Вы уже начали?
— Нет, — инженер скорбно поглядел на пиццу, которой был, конечно, рад и даже счастлив, если бы вкусовое восприятие после травяных отваров Стрэйнджа к настоящему моменту вернулось. Ароматы, впрочем, рано или поздно пробудят аппетит, в таком-то количестве и качестве. — Я успел только пожаловаться на то, что еще ничего конкретного не произошло, но меня там заранее достали.
Старк перестал буравить взглядом угощение и внимательно посмотрел на Роджерса.
— Если попытаться уложить суть этих бесед в краткое пояснение, то нас хотят посадить на цепь Ассамблеи ООН. Если что, и меня тоже, — поспешил добавить Тони, сложив руки на столе. — Особенно меня. Для чего? Для контроля над распоясавшимися мутантами, повсеместно, а не только на территории США. Насколько я их понял, эта "служба" не касается прямо всех, только тех, кто как-то помогает миру или пытается этим заниматься. Но приказ ими уже явно утвержден, им осталось только утрясти формальности и принять его официально. А нас поставили перед фактом, но любезно дали время подумать над компромиссами. Как-то так.

+6

6

Из первых слов Тони Стив понимает только что, что больше не сердится. Вернее, не сердится так уж сильно. То ли события последних дней помогли, то ли весь прошлый опыт, то ли еще что. Он только хмурится, вертя в голове скупые фразы. Прошлись по всей семье? Это значит, и по новообретенным родственникам и всем их заслугам тоже? Но откуда узнали? Тони некоторые свои секреты хранит похлеще того, как правительство хранит гостайны. Стив не припомнит, чтобы приходил к кому-то и выкладывал подробности, о которых знал сам. Хранить секреты он не любит и своих секретов потому старается не держать, но чужие считает необходимым злом. В случае с Тони — в достаточно буквальном смысле. Родственники из Гидры еще никому не делали хорошо.
Из невеселых и сумбурных мыслей его вырывает явление Т’Чаллы. Стив так и остается стоять у стены, только приподнимает брови, глядя на то, как бывший король Ваканды водружает на стол огромную стопку пиццы. И ради этого он изводился тут весь день? Сиюминутное раздражение Стив давит в зародыше. У Т’Чаллы своих проблем достаточно, как и у всех них. Дети, бывшие жены, внезапные братья — у каждого уже в ближайшем окружении наберется с десяток причин опаздывать куда угодно.
К пицце он не подступается, только смещается вдоль стены чуть вбок, чтобы за стопкой коробок пиццы можно было разглядеть лицо Тони. Именно в него Стив и упирает свой взгляд, ясно сигнализирующий, что раз уж все собрались, то самое время расколоться и поведать уже о сути этой потрясающей встречи. Словно почувствовав взгляд, Тони отвечает ему тем же — сколько уж раз они так играли в гляделки. Стив все равно продолжает смотреть.
Ассамблея ООН.
Стив набирает воздуха в грудь, словно собирается что-то сказать, но ничего не говорит, только шумно выдыхает, давая Тони закончить мысль.
— И мы будем? — напряженно говорит он, стоит тому замолкнуть. Переводит взгляд с Тони на Т’Чаллу и обратно и поясняет: — Думать над компромиссами.
У него много вопросов. Миллиард. Два миллиарда. Все вопросы не помещаются к Стиву в голову, и новости эти перекрывают собой всё, от неожиданно вывалившегося на него Джеймса, о котором он бы не прочь поведать товарищам по команде, до предыдущих вестей о Вали. Час от часу не легче. Как им спасать мир от безумных богов, если они будут заняты, прости Господи, полицейским патрулированием? Да еще и по указке сверху? Ну, проходили же уже это все. Стив не замечает, но на скулах начинают играть желваки, а сложенные на груди руки напрягаются, словно он собирается вот-вот садануть по столу или — еще лучше — кому-нибудь по лицу. Не собирается, конечно.
От этого как-то не легче.
Зато теперь становится кристально ясно, почему они не взяли его с собой. Стив бы просто сказал «нет», встал и ушел. Никаких переговоров с террористами — и с правительством, в чью безоговорочную честность и постановку интересов народа превыше всего он уже некоторое время не верит. Никаких компромиссов. Нет, просто нет.

+6

7

Т’Чалла выбирает позицию наблюдателя и раскладывает коробки, пока Тони в общих чертах освещает суть дела. Надо признать, аромат от пицц исходил прекраснейший. Пантера по запаху безошибочно выбирает острую «Дьябло» и решает начать с неё.
- Я перекушу, если вы не против, друзья, - Т’Чалла сразу отхватывает большой кусок и мощно работает челюстями, стараясь успеть прожевать побольше до своей реплики. Стив, к сожалению, не выдаёт большой монолог о свободе и патриотизме, а ограничивается коротким вопросом. Т’Чалле приходится со вздохом отложить следующий кусок, к которому он уже примерился.
- Стив, тебе не кажется, что у нас не слишком большой выбор? – осторожно начинает он, понимая, что ходит по тонкому льду. Гражданка, конечно, все далась нелегко, но Роджерсу – больше других, находящихся в этой комнате. В конце концов, это его тогда убили.
- Речь идёт о безопасности Тони и его семьи. Нам предъявили сегодня шикарное досье – я так полагаю, это привет от нашего общего знакомого в фиолетовом чулке. – К патриотизму и долгу сейчас взывать бесполезно, и он решает зайти с другой стороны. Пантера ненавязчиво двигает в сторону Кэпа соседнюю коробку – по запаху это «Четыре сыра». Всем будет проще, если Стив вынет штырь из задницы, сядет и спокойно под пиццу всё выслушает, чем будет упираться рогом в позе «Свобода навеки». – В общем, в противном случае в «Рафте» может появиться несколько новых постояльцев.
Его догоняет мысль, что он так и не поговорил с Тони о его дочери. Действительно, было некогда. Но знает ли Стив этот секрет и ему ли открывать его в противном случае? Пантера бросает быстрый взгляд на Тони. Пусть решает сам.
- Если мы будем в игре, мы сможем сами определять направление движения. - Т’Чалла слегка склоняет голову на бок. – Быть может, не стоит прыгать из грузовика, который ещё можно выровнять?

+6

8

— ...Иначе в Рафте могут оказаться все без исключения. Тут речь даже не совсем о моей семье и её безопасности. Не только, — вздохнул Тони, поспешив перехватить слово. Уже обдумав это всё наедине, ум инженера выдал неутешительные предположения. — Как бы  попроще объяснить... В общем, помимо всех своих знаний и возможностей, я всё еще имею определенное влияние на мировой арене — и кроме этого, как руководитель-основатель признанных геройских команд, имею влияние и на эту, скажем, среду. Не буду отрицать, в прошлый раз с тоталитарным контролем сверхлюдей была моя идея и инициатива — тому было и остается много объективных причин, просто реализовали это всё тогда, насколько я сам понимаю из хроник и ваших рассказов, не лучшим образом. Мягко говоря. Черт, в такие моменты, когда нужны именно детали, я ненавижу свои вынужденные протертости в памяти...
Старк раздраженно взлохматил волосы и машинально прошелся пальцами по области у шеи, где еще полгода располагался кибернетический порт.
— Извини, Кэп, я немного не в курсе, в какой момент тебя вернули тогда в мир и насколько ты сам был в курсе всего произошедшего за время твоего отсутствия, но, в любом случае, меня оставили у руля этого корабля со всем отсюда вытекающим. И еще даже до диверсии у Озборна я нарушал некоторые постановления — и собственные же правила — в пользу наших-твоих людей и друзей, а не новых правил и госорганов и собственных предложенных законов. Потому что у меня были и причины, и, главное, возможности не отправлять некоторых в изоляторы за решетки, — хотелось сказать, что "за ерунду", но потом Тони вспомнил, что пойманный и приплетенный к делу Стивена Баки был задержан аккурат в момент, когда вообще-то пришел его убить всё за гибель того же Кэпа. Сам Старк это всё тоже раскопал уже из сторонних источников сильно позже, но не был уверен, что Барнс потом пояснял самому Роджерсу этот щекотливый момент, и при каких обстоятельствах круглый ЩИТ потом оказался у него. — У меня оставались все возможности корректировать ситуацию и решать её не в пользу личных политических интересов правящих верхушек, а в более... человечную сторону и в сторону здравого смысла, чтоли. ...Короче, они, вероятно, всё-таки учли кое-какой прошлый опыт, и намерены отобрать у Мстителей своевольный и универсальный чит-код в моем лице, связав мне руки наравне со всеми. И заодно лишить нас возможности на что-то от нашего голоса влиять. Но да, как Т'Чалла уже заметил — в этой ситуации у нас небольшой выбор. Либо стать врагами всему миру, либо выдвинуть встречные, устраивающие нас условия подобного... гм, союза, и максимально выиграть себе либо свободу действий и время. До момента, когда станет ясно, реально ли полностью сбросить с нас этот аркан и какие он реально несет за собой цели. Извини, Стив — ты как никто другой знаешь, что если мне что-то не нравится, я просто пру тараном и всё равно стараюсь свести всё к тому, что кажется наилучшим и правильным. Или как просто хочется. И даже я в итоге за то, чтобы выиграть нам время и побольше прав посредством диалога, пока дают такую возможность. Таким образом мы вполне имеем возможность сделать эту идею выгодной для нас и проигрышной для них, если очень постараемся и не будем идиотить.
Договорив, мужчина вымученно вернулся к медитативным раздумьям над картиной из коробок пицц, стараясь выровнять сбившееся дыхание.
— И он всё знает, если что. Побольше многих. И что там сегодня говорили что про Алана, что про Алекс — это совсем не их фантазии. И не случайность.

+6

9

Выбор есть всегда. Просто иногда он таков, что не очень нравится тому, кого перед ним ставят. Стиву ли не знать — он этот выбор уже однажды делал, а потом платил за него. И платил. И платил. И до сих пор, кажется, выплатил всё не до конца. Бесконечная ипотека на собственные тело и жизнь у мироздания. Взглядом, которым Стив одаривает Т’Чаллу, можно забивать гвозди. Они были заодно тогда, в той войне, пусть она и не касалась вакандца так близко и лично, как касалась самого Стива. Но времена меняются.
Он переводит взгляд на Тони:
— Ты правда думаешь, что дело было в том, как это реализовали?
Дело было не в формулировках акта, не в форме его исполнения, дело было в самом факте его существования. В том, во что он превращал Америку. Тоталитаризм Стиву не близок на каком-то рефлекторном, физическом уровне, и неважно, кто его вводит — Гитлер или Старк, или Хилл, или кто угодно еще. Чрезмерный контроль вредит, уничтожает, никогда не используется во благо — не во благо тех, о ком действительно стоило бы позаботиться. Пять лет прошло, он умереть успел и воскреснуть, и пожалеть много о чем — но не об этом. Никогда не о том, что стоял на той стороне, на которой стоял. Только о том, что довел все до того, до чего довел.
Стив трет пальцами переносицу, тяжело вздыхает и идет до своей чашки холодного кофе. Подхватив ее, он возвращается, вытаскивает из-за стола кресло и садится, ставит кофе перед собой. Стук чашки о столешницу выходит чуть громче, чем ему хотелось бы. Его вопрос был, разумеется, риторическим. Спорить о делах пятилетней давности с Тони, который половину из случившегося помнит только по чужим рассказам, нет никакого смысла. Т’Чалла верит, что им дадут определять направление движения, говорит об этом, как о единственном варианте. В прошлый раз ни о чем таком речи не шло — Мария просто поставила Стива перед фактом в попытке сделать Мстителей лицом этого безумия. Никакого любезно выделенного на размышления о компромиссах времени никто тогда и близко не упоминал.
Возможно, кто-то действительно вынес из всего этого какой-то урок. Хотелось бы знать, кто и какой именно.
— В прошлый раз они, — Стив разглядывает черный кофе в чашке, выделяет слово голосом, — хотели контролировать суперлюдей с помощью законов, но все мы знаем, что из этого получилось. Теперь они хотят контролировать мутантов с нашей помощью? И добиваются этого шантажом, — Стив указывает рукой на Тони, хотя смотрит на Т’Чаллу: именно он упомянул безопасность семьи Старков, во всем их многообразии. — Это не выглядит для меня как положение, в котором они будут слушать какие-то предложения о компромиссах. Удивлен, что нигде там не примелькалась Хилл, у меня такое чувство, будто я проживаю всю историю заново.
Только в прошлый раз Мстители были в куда лучшей форме. Стив пьет кофе. Тот горький, как вся его жизнь последнее время.
— Это плохая идея, и вы оба знаете, что это плохая идея, и все равно делаете вид, будто в ней может быть что-то хорошее. Сначала мы будем присматривать за мутантами по указке политиков — но только там и так, как им выгодно, потому что никого в ООН не волнуют интересы простых людей, только несчастная геополитика. Потом мы будем присматривать за всеми супергероями в целом. Потом мы будем присматривать за какими-то определенными странами, какими-то определенными гражданами, а потом и за всеми вообще, потому что нет удобнее оружия, чем живые супергерои. Красная кнопка XXI века. Почему их не устраивает возможность обычного сотрудничества? Какие такие шкурные интересы замешаны здесь, что им требуется шантажировать Тони, а через него и всех нас вместо того, чтобы просто договориться по-человечески?
Стив не скрывает досады в голосе.
— Хотя о чем это я: все, конечно, понимают, что никто из нас в здравом уме и трезвой памяти не согласится беспрекословно служить интересам политиков, которые порой — и чересчур часто — вступают в конфликт с интересами простых людей, ради которых все это и затевалось в первую очередь. Мстители.
Он качает головой, хмурится и все же тянет к себе коробку с пиццей, которую подтолкнул ранее Т’Чалла. Внутри оказывается «Четыре сыра», но Стив жует свой кусок с таким выражением лица, что это с равным успехом мог бы быть и кусок картона, выкрашенный в желтый цвет с одной стороны.

Отредактировано Captain America (21.04.2020 22:47)

+5

10

Выходит, Стив всё знает, а он нет. Нет, разумеется, обижаться на Старка Т’Чалла не собирался, каждый сам выбирал, кому доверять, а кому – нет, но в слегка приподнятой брови можно было увидеть намёк на «ну и шёл бы в Пентагон со Стивом». А может, это лишь игра воображения.
- Что ж, раз все в курсе, полагаю, вопрос о твоих похождениях юности с Кассандрой мы оставим до следующих дружеских посиделок.
Потому что эти конкретные посиделки вряд ли можно назвать дружескими. Капитан не был бы Капитаном, если бы не отказался в принципе от возможности компромиссов и переговоров. Но увы, не всякого врага можно победить, набив ему морду кулаками справедливости и звёздно-полосатым щитом.
- Ты теряешь одну из частей уравнения, Стив, - Т’Чалла задумчиво подтянулся за второй пиццой. С момента исчезновения магии организм всё чаще напоминал о себе: лишившись подпитки Джалии*, он стал куда чаще испытывать и голод, и усталость, а сон теперь не ограничивался парой часов «для приличия».
- Общество. Те самые люди, которых мы защищаем, напуганы. И мне сложно их винить в этом после того, как опять пришёл Феникс, после того, как в мире десятками, если не сотнями посходили с ума мутанты, и множество людей пострадали. – Пантера не любил вспоминать этот адский августовский день, по разным причинам.
- Общественный договор, Стив. Мы защищаем общество – общество закрывает глаза на то, что мы действуем вне рамок закона, институтов, правил. Когда мы перестаём это делать – или, как сейчас, не справляемся, договор нарушается. - Он развёл руками. - Естественно, люди хотят услышать «мы возьмём всё это под контроль». И я замечу, при контроле речь не о личностях, а об институтах. О столпах общества, о его стабильности. Мы говорим об ООН, а не правительстве страны или о Старк Индастрис, например.
Он немного перевёл дух. Не то что бы можно было ожидать, что Роджерса это проймёт, но он обязан был договориться. Хотя бы попытаться. Потому что если вместо слов в ход пойдут кулаки, пушки и наручники – хуже будет всем.
- Текущая сделка, по сути, ни к чему нас не обязывает. – Он едва не произнёс слово «пока». Но сейчас оно было точно лишним. - На нас не наденут трекеры, не вживят чипы, мы не будем зарегистрированы, приняты на службу под присягой или одеты в форму. Нас готовы выслушать. Мы продолжим спасать людей, успокоив всех иллюзией, что всё под контролем.
Т’Чалла подбирал слова. Тщательно. Всё таки, между ними была большая разница. Капитан, как солдат Свободы, защищал идеалы, чтобы люди сами пришли к светлому будущему. Пантера, как король и политик, подгонял людей в такое будущее пинками.
- И это же общественное мнение сыграет за нас, когда что-то пойдёт не так. Конечно, для этого с ним надо будет поработать. Например, ты можешь выступить по TV, обратиться к нации, напомнить об опасности диктатуры и недопущении превращения «суперов» в оружие. И если они попытаются это сделать – народ встанет на твою сторону.
Разумеется, это было весьма… гипотетическим построением. Тем более, Роджерс всегда негативно относился к манипулированию общественным мнением. Но на взгляд Пантеры, в данном случае все средства были хороши.
- Вспомни, как ты сдался тогда, Стив. Мы перестали сражаться за людей, ты сам это сказал. И сейчас, если откажемся, мы сделаем то же самое. Мы будем драться с бывшим ЩИТом, ЦРУ, армией, прятаться по конспиративным квартирам вместо того, чтобы спасать мир и невинных граждан.
Он откинулся на спинку стула, расценивая реацию.
- Тони, у тебя найдётся, чем горло промочить?

* Земля Мёртвых.

+4

11

— Не до следующих, а вообще, — уже против воли огрызнулся Тони — настолько его достал излишний интерес окружающих к сугубо личным семейным вопросам. — Там нечего рассказывать. Когда мы с Кассандрой познакомились, она не состояла в Гидре, а о том, что у меня вообще есть дочь из молодости, из которой Гидра пыталась сделать послушного агента на убой, я узнал всего полгода назад, то есть спустя почти двадцать лет. Причем случайно. И как-то мне не казалось человечным оставлять девушку на попечение властей или хотя бы даже просто так, для галочки, объяснять без причин и вопросов всем, кто она, помимо того, что является подневольной жертвой опытов — её тогда не оставят в покое ни любители сплетен, ни власти, а девочка и так настрадалась. Так что давайте оставим этот момент сугубо между нами, идет?
"А если не идет — из под земли достану", читалось во взгляде невысказанное, но повисшее в воздухе. Просьба была достаточно серьёзной, поскольку в случае обнародования чего-либо, тем более сейчас, про спокойную жизнь Роуан могла забыть надолго. Как раз про себя он уже как-то и не думал, хоть на фоне "Джессики-предательницы" это всё было, конечно, несвоевременно.
— Но если говорить о ней, то Алекс посмотрела на царящую кругом жесть и изъявила желание помогать команде, если потребуется. Вчера, — добавил Старк уже более спокойным голосом, переведя дух. — Возможно, это поможет сгладить впечатление, если факт родства и всплывет. Но вот внезапный братец — совсем другая тема. Там долгая история его виновности-невиновности, но сейчас Алана при любом раскладе нельзя сдавать госорганам. Во-первых, сам по себе он им даром не сдался, еще и слепой, во-вторых — я держал его при себе последние пару месяцев тупо потому, что в него случайно вселили бешеного бога-ягуара. И он безопасен для окружающих ровно до тех пор, пока не действуют лей-линии. А это зависит только от нас со Стефаном сейчас. И-и-и... И Стив, давай не будем спорить за мораль и что верно и неверно? Без огромного пласта информации и воспоминаний это заведомо несправедливая дискуссия будет. И не разгоняйся. В прошлый раз я сам это придумал, в этот раз послать этих придурков мне исключительно сложившая ситуация не позволяет. Я их не поддерживаю и даже не думал об этом. А если они всё-таки додумаются до трекеров — тогда точно пойдут нахрен. Хр-р...
Тони скрестил перед собой руки на столе и с сердитым шипением уронил на них голову, вперив кислый взгляд в коробки пиццы. Аромат подкупал, но уныние всё еще оставалось выше этого.
— Посмотри в шкафчике под экранами, что-то должно быть, — отозвался инженер, не меняя положения. — И Пантера прав. Если просто возьмем и откажемся, пострадает гораздо больше народу, чем если будем вести сопротивление неуместным вещам на уровне соглашений. Более того, никто не мешает нам в случае необходимости кооперироваться в этой ситуации с самими мутантами поперек желаний ООН. Их образец договора этот момент чуток упустил.

+3

12

С тем же предельно упрямым выражением лица Стив жует и второй кусок, и третий, и четвертый, и что, эта коробка пиццы уже закончилась? Т’Чалла с Тони очень долго говорили, а он очень долго молчал. Стив давит желание закончить разговор некрасивым уходом, в конце концов, это точно никому не поможет, да и уход в подполье невозможен, когда у него образовался сын, за которым нужно присматривать. Даже если тот считает себя чудовищно взрослым и абсолютно самостоятельным супергероем, готовым побороть любую проблему на своем пути.
— Давай не будем спорить, — соглашается он с Тони. — Потому что я прав, и вы знаете, что я прав.
Стив откидывается на спинку кресла, складывает руки на груди и хмурится. Он так хмурится каждый раз, когда ему что-то не нравится, потому что встает поперек его принципов, идеалов, поперек него всего, целиком, от и до. Это такое особое сложно-упрямое лицо Стивена Роджерса, которое он запасает для подобных случаев. Т’Чалла может сколько угодно рассказывать о гипотетической пользе выступлений по телевизору, да только Стив — не шоумен, он не про картинку, он про суть. А суть этого отнюдь не в обществе. И не в том, какие лазейки оставляет договор с властями.
— Дело не в общественном договоре. Мы не справляемся не потому, что нас некому направить и мы срочно нуждаемся в мудрой руке ООН, чтобы указывать в нужную сторону и отдавать нам четкие и понятные приказы. Четкие и понятные приказы я и сам кому хотите отдам. Дело в том, что у нас теперь ведь как: кто-то молчит, когда стоило бы рассказать о том, что происходит в его жизни, или не обижаться потом, что ему никто не помог в нужный момент, — взгляд Стива, направленный на Тони, холодный, но ясный. — Из тех, кто хотел бы помочь, но не владеет телепатией.
Тони и сейчас таким категоричным, саркастичным и недружелюбным тоном рассказал о Кассандре и последствиях, что Стив просто не может удержаться и не приструнить его хотя бы немного. Впрочем, когда он переводит взгляд на Т’Чаллу, теплоты в нем не добавляется.
— Сейчас, если мы откажемся, то подставим Тони и тех, кто ему дорог, а не только абстрактное общество. Я понял, — мрачно добавляет Стив, вновь трёт переносицу пальцами. — Я не верю в то, что текущая сделка нас ни к чему не обязывает. Меня лично. Я, если вы помните, и так под присягой, как солдат. Всегда был и всегда буду.
Я, Стивен Роджерс, торжественно клянусь сохранять верность Соединенным Штатам Америки, служить своей стране верой и правдой против любых врагов и противников, подчиняться приказам президента Соединенных Штатов Америки и назначенных вышестоящих офицеров, подчиняющихся правилам и договорам о войне, которые были приняты Конгрессом Соединенных Штатов Америки, или тем правилам и договорам о войне, которые будут приняты законом впоследствии.
Смерть не извиняет от клятв. Особенно если потом ты воскрес обратно.
От клятв извиняют только моральные принципы, которые оказываются выше и чище, чем те, которыми располагают люди, стоящие над Стивеном Роджерсом. Сейчас это — кто? Разве что сам президент. Если бы только он не разочаровался в политиках, его жизнь была бы многократно проще.
Или если бы нынешние политики легко и просто рассчитывались на плохих и хороших. Гитлер — плохой. Рузвельт — хороший. Видишь человека с характерными усиками — не верь ни единому слову из его уст. Сразу понятно, кому доверять.
Стив отнимает руку от лица, все такой же хмурый и мрачный.
— Согласимся — и будем бегать за мутантами вместо того, чтобы спасать мир и невинных граждан. Или Бог его знает еще чем заниматься. Где там сейчас больше нефти? Достойная альтернатива подполью и конспиративным квартирам, — он тяжело вздыхает.
Стив ненавидит это все так сильно, что невозможно выразить словами. Каждый его напряженный жест, каждая неожиданно заострившаяся черточка лица, каждый взгляд транслирует его отвращение к самой идее. Да, меньшее, чем когда нечто похожее предлагал Тони — потому что политики всегда останутся политиками, а Тони — его друг, что бы он там ни говорил и ни считал на этот счет сам, каким бы количеством шпилек они бы ни обменялись. Но отвращение.
Тем большее, что с дополнительной ответственностью в виде Джеймса Стив просто не может сделать то, что так хотел бы.
Поэтому после тяжкого вздоха он неохотно, сквозь зубы и с явным усилием продолжает:
— Я соглашаюсь на это только потому, что иначе это поставит под удар тебя, — Стив указывает на Тони, хмурится еще невозможно сильнее, опуская руку, сжатую в кулак, на стол: — И потому, что несколько дней назад на меня свалился Джеймс. Роджерс. Мой сын из параллельной реальности. И насколько я понял, обратного билета у него нет и не предвидится, так что никакого подполья, количество проблем и так превышает количество моих рук.

Отредактировано Captain America (22.04.2020 00:47)

+5

13

Вот уж воистину, редко увидишь в Тони пробуждение кого-то вроде Нэда Старка. Впрочем, учитывая дважды чуть не случившийся за последнюю неделю конец света, удивляться было нечему. Однако подобный тон Т’Чалла счёл неприемлемым.
- Мне казалось, тут все не из болтливых, – чуть холоднее заметил он. – А щепетильность не столь уместна, когда речь идёт о Мстителях, главном бастионе обороны Земли.
Вообще, все эти Старковские недомолвки начинали уже надоедать. Такими темпами Пантера уже не удивился бы, если, например, завтра ему бы рассказали, что Старк спрятал ядерную бомбу под Пентагон. И, безусловно, Тони приведёт кучу причин того, почему так надо было сделать, но сам факт тенденции «последствия самостоятельных решений Старка лупят по всем, когда они того не ждут» был неприятен. И заставлял задуматься, что ещё у Железного за душой.
И, что характерно, об этом повёл речь и Стив. Надо признать, что Капитан умел в сарказм. Редко этим пользовался, но при надобности мог даже перещеголять что его самого, что Старка. Под конец Пантера даже пару раз невесомо коснулся ладонью другой, будто аплодируя. И вправду, точнее высказаться было нельзя.
Тем не менее, идейно Роджерс оставался против. Сидя рядом с мастером утаек и принципиально честным солдатом, Т’Чалла чувствовал себя в забавном положении медиатора дискуссии двух противоположностей. Ну или мостом, на котором сошлись два барана.
- Так считай, что ты на войне, Стив. - Т’Чалла чуть прищурился. Можно подумать, они на всё это соглашались с большим удовольствием. Впрочем, у него всегда была роскошь рвануть обратно в Ваканду. – Угрозу Ши’Ар ещё никто не отменял, и их новый удар – это лишь вопрос времени. Мы не можем себе позволить роскошь новой гражданской войны. Только не сейчас.
Однако, Роджерс тоже решил его удивить. По крайней мере, попытаться. Месяц назад может быть и вышло, но вот сейчас столь интересный факт, изменивший позицию самого символа Америки, прошёл по краю сознания. Сын и сын. Из параллельной реальности, бывает.
Хотя совпадение таких факторов, если вдуматься, не могло не веселить. Детский сад имени Мстителей. У этого дочь из ГИДРЫ, у другого – сын из параллельной реальности. С учётом взглядов Т’Чаллы на поведение двух лидеров супергероев как двух больших детей, в некотором роде это было крайне иронично.
- Поздравляю, Стив. - Т’Чалла устало потёр переносицу. – У этого хоть мать не Офелия, я надеюсь? И да, раз у нас зашёл такой милый разговор, давайте мы уже всех отпрысков озвучим, чтобы потом ещё чьё-нибудь дитя не наломало дров под нашей, – он чуть не сказал "вашей", - эгидой.
Он встал и направился к бару. Пожалуй, стоило попробовать найти чего-нибудь покрепче. Тем более, повод вроде как есть.

+5

14

Как ни иронично, но Тони в данной ситуации оказался солидарен со Стивом — в какой-то момент ему захотелось встать и уйти вместо того, чтобы огрызаться дальше. Но от этого он себя удержал.
— Уж простите, но я тоже не телепат, особенно когда мне не задают никаких вопросов, — Железный Человек всё же сумел не перейти снова на рычание и ответить максимально спокойным, даже не язвительным тоном. Не смотря на первичную причину, по которой он настолько отдалился от команды — покосились при этом на Пантеру. — О Мстителях речь идет или нет, но в последние годы как-то слишком часто всё сводится к тому, что стоит кому-то что-то там где-то узнать, и команда предпочитает меня сначала по полной вздернуть или обвинить в чем-то, а потом уже выслушать, и то не всегда. Не знаю, как вы, а я вижу проблему еще и в этом, потому что сейчас это одна из основных причин моей необщительности. Я тоже могу банально не всегда понимать, что кому от меня нужно. И я устал от опасения, что чуть что случается — кто-нибудь из наших обязательно увидит во мне врага. Т'Чалла, даже та нота, на которой ты прибыл в этот раз в Нью-Йорк и пришел ко мне месяц назад, эти мои опасения как бы подтверждает. Сначала ты пришел ко мне с обвинениями и угрозами, и только потом всё же предпочел выслушать, хотя в случившемся с магией моей вины изначально не было вообще. И со всем этим на тот момент я в принципе перестал понимать, что делать и куда идти — с учетом того, что на пару со мной вляпались еще и Локи, и Стрэйндж. Таких масштабов ничто не предвещало, когда с трикстером виделся Кэп. Но как бы грохнуть мир я никогда не хотел и не планировал, и другим позволять не собирался никогда. И в здравом уме не стану. Так что раз уж мы об этом заговорили, предлагаю учесть и этот момент нашего взаимодействия и поменять порядок опций местами. Может, тогда у меня не станет возникать сомнений, что количество уже моих проблем не умножится просто от того, что я что-то откровенно шизовое команде сообщу, чем если промолчу, — пауза. — В общем-то, вот теперь я и не молчу, уж не знаю, что вы от меня хотели сейчас услышать. Максимально возможная прямолинейность.
Инженер перестал протирать рукавами стол и устало принялся массировать виски. "Исповедь дурака", другого комментария на ум уже не приходило — и в то же время это был один из тех моментов, который изрядно так грузил последние два года и вынуждал везде высматривать грабли.
Как-то сложновато общаться с товарищами, когда подвоха ждешь еще и от них, и, что самое печальное — в действительности можешь на него нарваться.
Стив его в последнее время, тем не менее, удивлял. Как раз он его линчевать за общение с Локи, добровольное или вынужденное, всё-таки не стал. И сейчас добился того, чтобы и на него посмотрели с недоверчиво-подозрительной, но благодарностью, и заткнул этим все возможные дальнейшие возмущения.
Но поблагодарить его за отказ поднимать еще один открытый бунт во славу свободы Старк не успел, вместо этого уже с откровенным бессилием опять сложил руки на столе и упал на них лицом, не зная, смеяться или выть. А после вопроса Пантеры поднял следом руку.
— Ребенок Джесс. Из-за того, что у нас тут в последнее время слишком много опасных неприятностей возникает, она на время отправила его в космический детский сад под присмотр Кэрол, пока дома не станет поспокойнее. Я изначально говорил, что это такая себе идея и в космосе ни фига не безопаснее... и вот мне его теперь вернули. Позавчера. Подростка, — разобравшись в эмоциях, Тони всё же выпрямился на стуле, но сохранять серьёзное лицо оказалось уже сложно. — Недавно Джессика из другого измерения решила, что там мальчишке угрожает серьезная опасность и забрала его себе на пятнадцать лет, а потом вернула на следующий день после похищения обратно нам. За Герри там в самом деле злой двойник охотился и эту проблему еще предстоит решить. В любом случае, не менее нашего офигевший мальчишка теперь живет у меня. Пока что мы его записали под именем Джеймса Армстронга, как родственника моей настоящей матери и, гм, моего. Как временное решение в отсутствии Джесс, как дальше его тут официально обустраивать будем решать уже с Джессикой, когда она вернется. Но теперь запомните две вещи. Ни в коем случае не презентуйте его сыном Джессики Дрю. И не палите. Я прошу об этом уже ради Джесс. Всё-таки она не на ровном месте сослала его подальше в космос, и вы окажете этим медвежью услугу самой Джессике, если это все дойдет до нее. Просто потому, что с согласия Коулсона она полезла в опасное место и лишние переживания на тему сына могут сейчас прийтись крайне несвоевременно и подвергнуть ее дополнительному риску. С ней я сам потом объяснюсь и за ваше молчание тоже. Второе — до тех пор, пока парень сидит тихо и не палится, ни в коем случае не ассоциируйте его фамилию и Аманду со мной. По крайней мере, до тех пор, пока никто не слил в народ тот факт, что Старкам я приемный. Это только между нами и моей семьей и общественности не касается. С Герри я обо всем этом говорил прямо, так что он должен был понять, чем мне и Аманде грозит, если он привлечет к себе излишнее внимание.
Подумав, Тони повторил просьбу и добавил уточнение:
— Я в самом деле прошу об этом ради безопасности Джессики, да и самого парня, который не очень хочет, чтобы его мама пострадала больше, чем уже есть, в добавок из-за него. Гидра не знает о нем, так что с этой точки зрения уже без разницы, спалят там публично мою родословную или нет... но, кажется, у нас тут за одну неделю появилось сразу два новых Джеймса. Как твой-то здесь оказался? И почему?

+4

15

Считать, что он на войне, Стив откровенно не хочет. Возможно, в XXI веке все иначе, но в его молодости война предполагала более жесткие методы, другую подоплёку решений, другой контекст. Они не воюют с мутантами. Ни они — Мстители, ни они — США. А когда — Стив не думает, что это вопрос «если», как бы ни хотелось верить в обратное — будет война с Ши’Ар, то поводок ООН только всё осложнит. Но он уже сказал свое слово, а свое слово обратно Капитан Америка не забирает.
Да и разговор уходит в другую сторону.
Стив кидает взгляд на Т’Чаллу, но ничего не отвечает на вопрос про Офелию. Он все еще с трудом укладывает у себя в голове всю цепочку событий, а также некоторых ее участников. Участниц. Пусть и из параллельной вселенной. Очень странно знать, что альтернативный он каким-то образом пришел к такому выбору. Хотя о том, что это параллельная Наташа, сказать все же придется — но Стив не успевает, потому что Тони, последние несколько секунд прямо на столе являвший собой памятник бессилию и усталости, вдруг поднимает руку. Стив как открыл рот, так и закрывает его.
Т’Чалла, кажется, шутил, когда вносил свое предложение, а вот Тони не шутит. Или шутит? С него сталось бы и пошутить, а Стив не всегда хорошо считывает чужой юмор, поэтому первую половину речи смотрит на Тони с подозрением, а вторую — с откровенным удивлением. В жизни бывают совпадения, но это как-то слишком. Да и вся история звучит фантастически. Не сказать, чтоб необычно для супергероев — ясли в космосе, взросление в параллельной реальности, подумаешь, и не такое видели — но от этого не менее поразительно. Поначалу кажется, к этому можно привыкнуть, но потом оказывается, что всё же нельзя.
В такие моменты очень не хватает Тора. И его заначек забористого асгардского алкоголя.
Стив только кивает в ответ на просьбы Тони. Подпирает голову рукой. Немного расслабляется.
И вдруг начинает выглядеть как нормальный, усталый и удивленный человек, а не как символ нации.
— Я вышел после нашего неудачного разговора тридцатого числа, отправил Ванду восвояси и решил немного прогуляться, проветрить голову. Ты умеешь вывести меня из себя, а водить в таком состоянии попросту опасно, — легкое напряжение, которое появляется в голосе Стива, причудливо мешается с убойной честностью и быстро растворяется, когда он продолжает говорить: — Какой-то парень налетел на меня, выходя из забегаловки. Собственно, это и был Джеймс. Он будто призрака увидел, принялся уверять меня, что я его отец. Я посчитал это шуткой или розыгрышем, или пари, или чем-то вроде того, но он был чересчур настойчив. Поэтому я довел его до машины, и там он показал мне фотографию. На ней я, Баки, ну и, — Стив ерошит волосы рукой, которой прежде подпирал голову, и со вздохом договаривает: — Наташа.
Наверное, это сейчас страшно развеселит Тони и Т’Чаллу. Альтернативные реальности бывают до ужаса непредсказуемыми. Впрочем, и их родная тоже: не зря Пантера шутливо спрашивал про Офелию.
— С обратной стороны подпись моим почерком, да и фраза... В общем, фотография заставила меня усомниться в том, что это розыгрыш. Поэтому все остальное время я пытался выяснить ответ как раз на эти два вопроса: как и почему. Ну и по возможности вернуть Джеймса обратно, но это, как водится, оказалось не так просто. Он утверждает, что просто вывалился в наш мир, сам того не ожидая. Я исследовал то место, куда он выпал, но это обычный нью-йоркский закоулок, ничего необычного. По крайней мере, такого, что я бы мог увидеть невооруженным глазом, — Стив качает головой. — Так что вернуть его обратно каким-нибудь простым путем невозможно. Но, может, удастся что-то провернуть с помощью Камня?
Стив переводит взгляд на Т’Чаллу. Их небольшое, но крайне познавательное по всем параметрам путешествие в параллельную вселенную за родным Камнем Реальности все еще достаточно свежо в его памяти. И странные коридоры, и жутковатый зал с трофеями, и в особенности Феникс. Тогда Стив посчитал, что будет лучше и проще дать Т’Чалле самому разобраться, где и как он будет хранить Камень, пока не уладятся вопросы внутри команды. Пантера — не импульсивный мальчишка, со всякими искушениями вполне справится. Пару недель так точно. А потом Джессика и Земо поменялись телами, Кобик сбежала из-за атаки Гидры, Тони добил новостями об уходе — и как-то стало не до того. Но судя по тому, что ни о каких дополнительных разрушениях вестей до Стива не дошло, Камень все еще должен быть у Т’Чаллы, а значит, им можно воспользоваться, чтобы вернуть всех на свои места. Во всяком случае, из доступных вариантов — это единственный, который приходит в голову Стиву.
Иначе Джеймс и впрямь застрял здесь без обратного билета.

+3

16

Бар порадовал своим разнообразием. После недолгого осмотра Пантера предпочёл коллекционный коньяк. Кажется, на последних аукционах такой уходил тысяч по сто за бутылку. Прихватив заодно бокалы, он вернулся к столу. Здесь возникла небольшая заминка, потому как если себе и Стиву Т’Чалла недрогнувшей рукой налил по бокалу, то вот что делать с Тони, было неясно. С одной стороны, пить на глазах товарища было свинством. С другой, Старк вроде как был в завязке, да и здоровье его оставляло желать лучшего. Ситуация, как и многие другие, решил компромисс. Бокал был наполнен наполовину, после чего, повинуясь точному движению руки, аккуратно скользнул по столу в сторону Старка. Захочет – выпьет в терапевтических целях. Не захочет – опять же, дело его.
Между тем, сам Тони продолжал о наболевшем. Разумеется, этот его монолог был больше в сторону Капитана, но Пантера всё же несколько удивился, услышав в списке претензий ещё и себя. Он-то считал инцидент вполне исчерпанным и уж точно не собирался ни за что извиняться. В частности, свидание Тони с Шури, на взгляд Т’Чаллы, лучше всего характеризовало его миролюбивую натуру. Стив, что характерно, вовсе оставил всю тираду без комментариев.
- Тони, я полагаю, как только ты прекратишь действовать в стиле «я спасаю мир, но вам гордо не скажу», окружающие сразу станут к тебе добрее, – миролюбиво заметил Король Мёртвых. – По крайней мере, они будут готовы к последствиям, которые, уж прости, не в первый раз вышли колоссальные. Возьми пиццу, стынет же.
Роджерс же повёл речь совсем о другом. В самом деле, дети меняют людей. Особенно дети из параллельной реальности от…
- Ты и Романофф? - Т’Чалла лёгким покашливанием и ладонью прикрыл непрошеную улыбку. В самом деле, сложно было найти из героев более непохожих. Солдат и шпионка, рыцарь свободы и бывший агент КГБ, друг всему живому и холодный манипулятор. Однако же, выходит, жизнь в другом потоке бросила кости так, что противоположности притянулись. С вещественным результатом, так сказать.
Но дальнейшие слова Роджерса стёрли улыбку с его лица. Что ж, когда-нибудь разговор о Камне без вариантов произошёл бы.
- К сожалению, на сегодняшний день Камень Реальности, увы, вне нашего доступа. – Он обезоруживающе поднял руки. – Напряжение на саму ткань мироздания во время финального столкновения Феникса и Бури было такое, что он просто-напросто не выдержал. Лишь с малой толикой гордыни замечу, что без его использования мною мир просто развалился бы на куски – и нет, я не имею в виду "Землю", когда говорю "мир". Я имею в виду обозримую вселенную. Меня чуть не убило отдачей, а сам Камень исчез. Извини, Стив, - разумеется, он извинился не за утрату Камня (что от него никак не зависело), а за крушение надежд.
Лекцию про то, что подобное перемещение было бы вряд ли возможным ещё и по причине совершенно разного прикладывания усилий, ведь в прошлый раз они путешествовали в другую реальность с Камнем оттуда и возвращались назад с Камнем отсюда он и вовсе опустил. Сути дела не меняло, время отнимало, Стива расстраивало ещё больше.
- Кроме того, ты действительно так хочешь отправить его обратно? – мягко решил уточнить он. У Стива-отца был несомненный плюс перед Стивом-одиночкой, на взгляд Пантеры. Он непостижимым образом усмирял свою принципиальность и резко становился куда более договороспособным. В данных условиях целям Т’Чаллы это отвечало на 200%.
Воспользовавшись временным молчанием обоих, он всё же поймал момент для интересующих его вопросов. Заодно жестом предложив поднять бокалы.
- Что ж… За ваших великовозрастных деток, джентльмены, - с лёгкой иронией провозгласил Пантера. После чего пригубил ароматный напиток. Действительно, весьма недурно.
- Кстати о наследственности. Как у кого насчёт суперсил и желания причинять добро и насаждать справедливость? – он взглянул на двух столь разных отцов, одинаково, по его мнению, не готовых к возникшим проблемам. Стив, пожалуй, слишком прямолинеен для воспитания подростка-максималиста, Тони – напротив, слишком скрытен, своенравен, да и в целом не сказать что образец для морального подражания.
- И да, надеюсь, ты сказал мальчику, чего ему следует остерегаться… и особенно кого? – Добавил Т’Чалла, внимательно взглянув на Тони. С Железного вполне сталось бы в очередной раз промолчать, а потом снова разгребать вытекающие из молчания неприятности. Любил человек танцы на граблях, что поделать.


Офф. ЮХУУУ, я это дописал *и привёл в читаемый вид, что было, пожалуй, сложнее*. Смело кидайте тапками, друзья, и простите за задержку http://forumstatic.ru/files/0016/a4/af/54863.gif

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [05.09.16] Бывало и хуже, наверное


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC