Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Как она могла позволить себе столько дней отлеживаться и горевать о неудавшихся отношениях, когда их в принципе скоро может не быть вообще ни у кого? Ей-то не привыкать, вон уже даже кошек приглядела к старости, а что остальным-то делать?

© Rogue

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [31.08.16] Our Little Horror Story


[31.08.16] Our Little Horror Story

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

They had their sweet revenge
And brought me to an end
Now I'm the monster here
I'll make you disappear

Несчастный Альфхейм за время, проведенное Вали в роли бога, случайно стал местом выяснения отношений трикстоты.

Agamemnon, Malekith


Вали в полной мере оценил степень сомнительной весёлости идеи подвинуть папеньку на божеском посту только тогда, когда к нему стали приходить с колючими вопросами его недобитые враги.

+4

2

<<Он принес в мир войну: всякая битва начинается с копья, брошенного в сторону вражеского войска>>

[audio]https://music.yandex.ru/album/6547473/track/48064974[/audio]

- В самом начале был свет, - Малекит ходил кругами вокруг неизвестной постройки, уже и забыв вовсе, какой он был по счету. Тёмное измерение, Нигде. Можно называть как угодно то место, где он был по воле отправивших его сюда. Разговоры с самим собой были если и не совсем адекватными, то точно спасали крышу от окончательного съезда. Суртур, что сидел внутри, пылая словно пожар, был обижен на всех и вся и не отвечал на попытки начать диалог. Оставалась только такая альтернатива.
- Или была тьма, - эльф остановился, разглядывая неизвестные никому камни. Раньше эта стена была частью чего то большого. Но это было так давно, что скорее всего, Малекита не было на свете. Нужно было выбираться отсюда. Но как. Малекит умел применять этот ритуал на другом. Но не умел отменять его от себя. Суртур сидел огромной занозой в заднице и упрямо не хотел выходить. Малекит перепробовал сотни вариантов. Был даже вариант уйти отсюда вместе с демоном. Но это было слишком рискованно. Неизвестно, на что он будет горазд, очутившись в родных местах. Единственно верное решение - оставить его здесь и использовать как козырь. В возможных политических играх. Обидно, что сюда не заходят умные старцы - волшебники, способные помочь в таком щекотливом деле. Разумеется, Суртур не знал о намерениях эльфа. Малекит же не спешил посвящать горячего парня в свои идеи. И с досадой хлопнул себя по животу. Эту площадку, что болталась в бескрайнем пространстве, король Свартальфхейма выучил наизусть. И не было на том краю могущественного союзника, способного проводить ритуалы на уровне Малекита. Это было обидно ещё больше. Проклятый на то и проклятый. Что единственный в своём роде. Здесь не Хель. Надеяться на приближенных эльфов тоже было глупо. Болтун явно не обладал такими силами. И неизвестно, сколько Малекит просидел и ещё просидит здесь.
- Я помогу тебе синеголовый, - раздалось в его голове. Проснулся обиженный.
- Без тебя было спокойнее. Не мешай мне думать, - Малекит отмахивался. Надо же. Помощник. Молчать столько времени и на тебе.
- Сейчас мы едины. А значит, сил у нас намного больше, чем поодиночке. Сюда изгоняются неугодные. Неугодные тем, кто обладает поистине большими силами. Отсюда можно вернуться в десять миров только сообща. Тёмная магия на то и тёмная, чтобы иметь больше лазеек в своём происхождении, - голос громом отзывался в голове эльфа. Очевидно, что демон просто собирался с мыслями. Что подтверждает теорию Малекита. Этот проныра знал, как отсюда выбраться.
- Кровная жертва? Девственницы? - проклятый насмехался над Суртуром как только мог.
- Смейся, эльф. Только без меня ты будешь сидеть здесь всю оставшуюся жизнь. То есть, почти вечность. Слышал когда нибудь о смешении? Два магических потока сливаются воедино и формируют силу, способную перенести её обладателя хоть из могилы. Звучит просто. Но при этом мы оба можем отправиться не в тёмное измерение. А на тот свет.
- Не смей сомневаться в моем могуществе, Суртур, - подал голос Малекит, - давай я напомню тебе, что по моей милости ты чуть не попал в другой живой сосуд. Хоть и по другой милости этим сосудом стал я. Ваш покорный слуга, - последняя фраза была произнесена с досадой. Ведь и сам Суртур и Малекит совершенно не выигрывали от такого положения дел. И тел.
- Тогда давай поможем друг другу и получим то, что каждый хочет,но своими путями. И придём к единственно верному решению. Мести.
Это слово уже давно вертелось в уме эльфа. Сейчас он как никогда желал выдрать глотки каждому, кто приложил к этому хоть какую то долю руки. И ярость эта росла все больше. И быстрее.
Момент, который должен был улучить Малекит, имел в своём распоряжении доли секунды. Подготовка к ритуалу смешения, о котором Проклятый, разумеется, знал, заняла больше времени, чем он ожидал. Истощение, вызванное банальным отсутствием пищи и воды сказывалось на силах, которые мог использовать колдун. Суртур был демоном. Голод, жажда. Ему все это незнакомо. И сейчас, в этот момент, он был сильнее, чем его обладатель. И был готов также предать Малекита, не забыв, что он хотел с ним сделать. Это превращается в игру. Где один должен успеть урвать все. Разом. И оставить другого на пепелище поражения собирать камни. Для начала необходимо было сделать то, ради чего, собственно, собрались эти двое. Разъединиться. Это прошло не без боли для Мала, но Суртур знал, что делает. Убивать его сейчас не было никакой нужды. И летал бы демон над бездыханным телом и ругал самого себя.
- Бывало и хуже, - Проклятый плевался собственной кровью, но результаты были результатами. Перед ним возвышался огненный демон.
- Надо же. Диета совсем не отразилось на тебе, Суртур, - ухмыльнувшись, Малекит утер губы предплечьем и сплюнул остатки крови.
- Зато я сейчас могу прихлопнуть тебя, словно муху в назойливый день. И счастье твоё, что ты мне нужен, колдун. Когда мы выберемся отсюда, знай, что я приду за тобой, Малекит Проклятый. И найду тебя в любой щели, в которую ты отважишься забиться.
- Не сомневаюсь, - улыбнулся эльф уголком рта, - начнём?

***

После хлопка и потока света, озарившего все десять миров, Малекит упал на землю, бывшую для него домом. Свартальфхейм не изменился ни на сколько. Изменился лишь в том, что сейчас на троне сидел наместник, выбранный советом племён. Когда он очутился в тёмном измерении, здесь явно началась дележка и разруха. Племена снова грызли друг другу глотки, а значит, его появление не ждёт никто. Для всех он уже сдох на окраине миров. Одежда истрепалась, но он все ещё являлся законы правителем. Кто бы что ни говорил. Лишняя внезапность тоже не повредит, потому легкие движения пальцами накрыли его тело плащом, а лицо скрывал капюшон, не выдавая его черт. Путь лежал через горы, который Малекит уже бы не прошёл. Истощение давало о себе знать. Последние силы ушли на то, чтобы оставить Суртура на краю миров,в последний момент закрыв магический мост, который они создали. Телепортироваться было единственным верным решением. Собрав всю волю, что осталась на задворках тёмной души, он исчез в фиолетовых отблесках энергии.

***

- Кто ты и чего здесь забыл, странник? - наместнику говорил высокомерно, насколько ему позволяло положение. Стража медленно обступила Малекита,перекрывая пути к отступлению.
- Вы слабы. Также, как когда я только пришёл к власти, - под капюшоном поступила ухмылка.
- Что ты там бормочешь? Открой свое лицо, пока тебя не отправили псам на растерзание, - наместнику было невдомек, что всех этих псов воспитал Проклятый. Они были слабее псов дикой охоты, но не менее злые и свирепые.
- Лучше поступим по другому, - Малекит шевельнул пальцами и у ближайшего стражника вырвался загробный крик, разрывающий барабанные перепонки присутствующих, как вдруг резко прекратившийся, и тело, что сейчас держало клинок, обмякло, безвольной тушей сложившись на колени.
Наконец, капюшон упал на плечи и даже самые стойкие эльфы не сдержали восгласа удивления.
- Ты?! Клятвопреступник?! - слова по слогам выходили изо рта наместника,видя,как белоснежные волосы выбираются из под магического плаща. Он не успел сказать ничего, кроме как издать хрип, схватившись за горло. Трон начал багроветь от крови эльфа, которому перерезали глотку в один миг. Малекиту не требовалось много усилий, чтобы справиться с этим. Но магическая практика оставила след. Сил не оставалось. Стражники переводили взгляд на тела, не зная, как на это реагировать. Но Малекит вежливо подсказал им, присев на край трона.
- Скормите их трупы псам. Сим действием я возвращаю свое право на трон. И возвещаю о начале нового похода во славу Дикой Охоты. А теперь мы можем и поесть. Путь был долгим.

***

Искать Темный совет после того, как он весь был, да вышел, оказалось проблематично. Донесения с границ Десяти миров от лазутчиков не приносили добрых вестей, отчего у Малекита терялось терпение. Единственная зацепка оказалась в Альфхейме. Кто из Совета мог там оказаться - загадка. Но есть неподтвержденные данные о том, что там мог находиться никто иной, как Вали. Тот самый Вали, что приложил руку к изгнанию Проклятого из самого существования.
- Да начнется кровавый поход по врагам моим. Надеюсь, что угол, который они найдут для того, чтобы спрятать свои трусливые головы, окажется крепче, чем моя воля вырвать им сердца и сожрать у них на глазах, из которых быстро вытекает жизнь.
Война была опустошительна для Альфхейма. Некогда красивые леса, живописные пейзажи были изъедены и истерзаны убийствами и пролитой кровью светлых эльфов. Безусловно, они уже начали восстанавливаться после этого ужаса, но тьма, некогда нависавшая над их головами, отблескивала пламенем в грустных глазах. Тем не менее, жизнь продолжала кипеть. И жизнерадостность от миновавших темных дней сменилась тоской, а затем и обычной жизнью для народа Светлых эльфов.
- Жаль, что ненадолго, - подытожил свои мысли Малекит, сохраняя все тот же вид, что и при появлении в тронном зале. Плащ надежно скрывал его лицо от чужих глаз. А отряд темных эльфов с Болтуном держался неподалеку, ходя по маленьким населенным пунктам и выбивая информацию для короля. Зачем марать руки сразу, когда можно оставить их для крови собственноручно убитых жертв во славу Дикой Охоты. Проклятый шел по тракту, не прибегая к помощи магии. Он так давно не ходил по земле Десяти миров, что просто не хотел использовать магию. Приметив таверну, что стояла на обочине, он медленно прошел в её двор, не нарушая тишины, что стояла на улице, прислушиваясь к веселым голосам, что слышались из - за двери. Даже не скрипнув, дерево медленно отъехало в сторону и силуэт Малекита показался на пороге. Все подняли головы и обернулись в сторону звука, но быстро потеряли интерес, лишь исподлобья показывая свое любопытство и разглядывая незнакомца. Соблюдая приличия, темный эльф прошел к столику, что еще не успели занять и скрепив руки в перчатках в замок, ждал. Девушка, подошедшая к нему и стала тем, чего так хотел эльф.
- Что будете пить, добрый путник? - она выглядела счастливой. Вроде как будто и не касалась её та война, что бушевала не так давно. Как выяснил Малекит, он не был в заточении так долго, сколько думал сам.
- Честно сказать, меня больше интересует информация, - равнодушно проговорил Мал, даже не взглянув на девчонку.
- Тогда вам лучше поговорить с моим отцом, - она не показала озадаченности ответом. Очевидно, к такому она была привыкшей.
- Всенепременно, дорогая. А ты мне в этом поможешь, - трюк со снятым колпаком снова показал себя во всей красе. Эльфка зашлась криком и отбежала на несколько шагов. Малекит же, радостный своим неожиданным появлением, встал из за стола и избавился от верхней одежды. Его костюм переливался темным металлом, а волосы были сложены аккуратным хвостом. На последнем шагу он поймал девчонку и не дав ей упасть, отпустил руку, давая снова отбежать на несколько метров.
- Я слышал, что здесь появлялись неугодные мне. Если сейчас я узнаю что-то, что поможет мне в их поисках, то уверяю вас, что вы останетесь в живых. Если же нет, то я вырежу всю вашу премерзкую ванильную толпу.
Эльфы же стояли около своих мест, не в силах выдавить хоть слово от ужаса. В свою очередь, Малекит не показал и тени каких либо эмоций. Они знали, на что он способен.

+3

3

О возвращении Малекита из непонятного неоткуда Вали сообщил ворон.
Полукровка давно утомился таскать с собой птицу, тем более что из-за Аморы это теперь оказалось еще и опасно, так что пернатого оставили караулить новости там, куда они по обыкновению стекались. Там, куда он сам за ними иногда захаживал. Остроухие, вопреки своей мнимой безобидности, являлись теми еще сплетниками — им мешал развернуться в этом скрытом таланте исключительно их собственный мир, который скорее вылавливал и перемалывал информацию извне, чем не генерировал её сам. Но иногда этого достаточно.
Вот и тёмный остроухий вернулся, например. Тот, которого многие предпочли бы забыть навсегда. И с которым Бог Историй предпочел бы не пересекаться. Пришелец не заметил замаскированного наблюдателя, покинувшего свой пост тотчас же, стоило ему назвать своё имя без применения слов. Вали сам по себе трусом не был, однако возможности противников в соотношении со своими собственными всегда старался оценивать трезво.
Чёрная как ночь птица прошелестела крыльями, проскрежетала весть и призраком улетела обратно в неизвестность, не задерживаясь возле своего хозяина. Хозяин на первые минуты позорно впал в ступор, потому что только сейчас понял, что со времени недавней войны вообще о нем не вспоминал.
Это его и не его смертельный враг одновременно. С двуликим больше воевал отец, так что, технически, это были даже не его проблемы — и Агамемнон благополучно скинул бы их с себя, если бы не одно "но". Судя по всему, Проклятый снова пришел тиранить мир, который наравне с Мидгардом приютил полукровку и который он не хотел бы снова увидеть утопающим в крови.
Из-за этого он грохнул Амору, посчитав, что лже-королева остается одним из приспешниц этого монстра. Возможно, она ею даже была, если так рассудить. Раньше. Но если у монстра тоже исказилась память, от них он вряд ли отстанет теперь от обоих.

Вваливаясь таверну, Вали осознавал, что сейчас, скорее всего, совершает самую идиотскую ошибку в своей жизни, но в кои-то веки взыгравшие чувства порядочности и долга оказалось сильнее всякого здравомыслия. Раньше силёнок у него было поменьше и в лобовую он почти не лез, но сейчас мог себе это позволить — и как раз этот мирок он искренне стремился защищать.
— Малекит! — подросток вынырнул из голубоватого огня, оказавшись между Проклятым и его потенциальными жертвами, по дороге схватив самый "полезный" предмет в данной ситуации — приставленную к очагу кочергу. Самую обычную, витую. — Не смей. Эти эльфы сейчас под моей защитой. И тем более нет смысла убивать их просто потому, что я даже и не прячусь.
Наведенная на тёмного эльфа кочерга принялась под едва заметное свечение плавно менять очертания, принимая облик острейшего клинка из тёмного металла.
— Давно тебя видно не было. Куда пропадал, зачем пришел?

Отредактировано Agamemnon (23.08.2019 00:12)

+2

4

- Сам знаешь, зачем я пришел, божок, - Малекита не пугала ни заточка, которой Вали сейчас в него тыкал, ни сам Вали. Странное дело, но на момент его изгнания и ритуала этот мальчишка был действительно сильнее, чем эльф. Сейчас проклятый накопил сил, злости и совершенно не боялся вершить свою темную месть, - действительно, эльфов не следует убивать без веской на то причины. Но, как ты, наверное, знаешь, а знаешь точно, - чуть отойдя в сторону, сел на край стола, положив ногу на колено другой, обхватив её руками, - начался новый поход Дикой Охоты, который, что совершенно случайно, - изобразив жест честности, прислонив руку к груди, Малекит усмехнулся, - совпало с моей местью тебе и прочим из Темного Совета, что в момент нужды отвернулись и скрылись в Десяти Мирах. Жалкие трусы. Странно, что ты до сих пор здесь и совершенно не боишься, мальчишка. И знаешь, мне совершенно нечего предложить тебе кроме мучительной смерти. Но, я открыт к диалогу, может, ты сможешь убедить меня в том, что я совершенно неправ по отношению к бывшим союзникам.
Проклятый знал, что сейчас в обиду светлых эльфов Вали не даст, а значит, надо было звать подкрепление на случай предвиденных, но внезапных по своему пришествию осложнений. Болтуна и звать не пришлось. Он и группа темных эльфов ввалились в таверну, подняв еще одну волну крика среди гражданских. Болтун было хотел выхватить оружие, но Малекит жестом остановил его.
- Не нужно, мой друг. У нас тут совершенно мирный диалог и я надеюсь, Вали опустит кочергу и не будет махаться ею в разные стороны. Иначе я просто щелчком пальцев разнесу эльфов за его спинкой в кровавые щепки, которые потом съедят мои псы, - все это было сказано вполголоса, а потом Малекит обернулся к Вали, - не нужно усугублять. Ты здесь не в той позиции, чтобы требовать. Потому, повторюсь еще раз, мы можем еще решить вопрос полюбовно. Если же эти аргументы тебя не убедят, то у меня есть пара козырей, которые совершенно случайно оказались в моих руках. Огненный демон очень зол. Представляешь, что будет с Альфхеймом, если Суртур окажется здесь через несколько секунд. И это совершенно не блеф, - глаза Эльфа сверкнули магией, а Болтун, наконец, послушав короля, убрал меч в ножны, оперевшись спиной о входную дверь.

Отредактировано Malekith the Accursed (05.09.2019 16:11)

+3

5

— Я догадываюсь, — последовал скупой отклик.
У тёмного эльфа был очень звучный и выразительный голос, но чем больше он говорил и чем дальше объяснял, тем отчетливее Вали понимал, что не въезжает.
Всё это, однозначно, являлось угрозой. Мирной, вежливой пока еще угрозой — в его обычном стиле. В нормальной своей жизни Агамемнон умудрился избегать с ним встреч, понимая, что они для него плохо кончатся, но сейчас его уже сложно было считать тем неуверенным мальчишкой, голову которого занимал только вопрос, как выжить за пределами родного дома в совершенном одиночестве. Сейчас он знал и умел больше.
Слова эльфа откликались в уме тревожными звоночками... вновь чужих воспоминаний. Но среди них оказалось немного конкретного. Цельную картинку произошедшего Вали с ходу выстроить не получилось.
Мальчишка краем глаза оглянулся на отнюдь не мирную подмогу, но кочергу опускать не спешил — это было гораздо более грозное оружие в его руках, чем о нем можно было подумать.
Интересно, что опаснее — диалог двух интриганов или открытая драка между ними?
— ...И догадываюсь не о том. Всё это, конечно, очень интересно и внушительно с твоей стороны, — полукровка озадаченно скосил бровь и вновь окинул внимательным взглядом рассевшегося на столе Малекита. Светлые эльфы замерли в ожидании приговора своей судьбы, но Агамемнон не сомневался, что кто-то из них уже отправил весточку лесной страже. Что ситуацию в перспективе либо спасало, либо таки осложняло, значит, эту банду отсюда лучше будет всё-таки увести. — Но есть один... нюанс.
Бог Историй крутанул импровизированный клинок за рукоять и всё-таки оставил его у себя в руке в прежнем виде, но уже не стал вновь грозить им эльфу. Лезвие опустил.
— Я не скрывался, Малекит. Более того, я умудрился упустить момент, когда ты пропал и, главное, куда. Я не шучу — я не знал. Соответственно вопросы мои тоже были заданы серьёзно, пока что ты ответил лишь на один. Второй всё еще актуален, — Вали незатейливо развел руками, присев на противоположный стол. Беседа так беседа, с той лишь разницей, что бдительность терять нельзя. — Ладно, насколько я тебя понял, чтобы решить вопрос полюбовно и не трогать этот мир, ты хочешь моей мучительной и незамедлительной смерти. Окей, с этим ясно. Но не думаю, что ты всерьёз спустишь с цепи огненного демона, Проклятый. Даже если это не просто угроза, то ты всё равно не хуже моего понимаешь, что никто ничего не выиграет от этого, в том числе и ты сам.
Бог Историй рассудительно выставил перед собой свободную ладонь, предлагая не спешить с решениями и всё-таки сначала разобраться в происходящем до конца, а потом изобретать, каким более изощренным образом разнести неудачливую таверну.
— Так что можно по порядку, почему месть вдруг стала стоить того? То есть, так дорого. Кажется, я что-то пропустил.

Отредактировано Agamemnon (15.09.2019 23:55)

+2

6

- Странно с твоей стороны думать, что меня заботит судьба этого приторно-сладкого королевства, - усмехнулся Малекит, - но тут ты прав, Вали. Я не хотел бы так быстро прерывать твою жизнь и жизнь, кхм, тех, кто стоит сейчас позади тебя. И дело здесь далеко не в моей безопасности. Сейчас я сильнее Суртура. Много раз сильнее. Просто я совершенно не буду его сдерживать и дам ему то, что он хочет - кровавой бани в пожаре его пламени. А значит, мой козырь все ещё козырь.
Разумеется, хитрый божок знал, что Малекит говорит это с нотками блефа в голосе. Но и также он точно, по мнению Малекита, был уверен, что эльф опасен как никогда. Ему даже не нужна та свита за его спиной. Сюда наверняка уже идут стражники, которых позвали случайные посетители, умудрившиеся попасть в ненужное время в ненужное место. А потому, Болтун и его свита скоро будут нужны очень даже.
- Всё также странно, что ты как бы не в курсе, - Проклятый искренне недоумевал, - ведь благодаря действиям Тёмного Совета я оказался за гранью миров. И мне казалось, что направление для моей посадки было очень даже осознанным. И теперь мой друг Суртур, которому я обязан своим триумфальным возвращением ждёт своего часа. Где он, я сказать не могу. Потому что сам не могу этого знать.
За дверью послышался топот нескольких ног и жестом Малекит отправил Болтуна и нескольких эльфов наружу, чтобы посмотреть на внезапные приступы активности. Не нужно быть сильно умным, чтобы понимать - Альфхейм уже знает, что Малекит посетил окраины их земель. Ему было противно здесь находиться. Если бы не обстоятельства и абсолютное нежелание делать это, снова процветающий край светлых эльфов окрасился в багровый цвет и утонул в реке из собственных кишок. Ныне же ситуация скорее забавляла Проклятого. Она приобретала все более парадоксальный оттенок. Он отчётливо помнил, как Вали был одним из тех людей, кто поворачивал ритуал тёмного вспять. Но создавалось ощущение, будто все это происходило не с ним. Что он смотрел на это как бы со стороны и сейчас снова вернулся в свое тело, имея в голове данные воспоминания.
- Месть стоит того, чтобы ждать. А я ждал слишком много. И отдал за это почти две жизни. Имея в своём сердце лишь одну из них. Когда союзники, что говорили о помощи, вдруг внезапно оборачиваются против, просто потому что испугались последствий, которые могли бы наступить после воплощения моих планов в жизнь. И ты ещё спрашиваешь, когда месть стала стоить так дорого? Если бы я мог заплатить эту цену быстро, то Тёмный совет уже перестал бы существовать. И я не сидел бы сейчас перед тобой, - глаза Малекита сверкнули и он оказался между Вали и толпой эльфов, проверив выдержку мальчишки, пошел не к толпе, что жалась в стену все сильнее, а к стойке с эльфской бурдой.
- Какой - никакой, но алкоголь, - взяв две бутылки с жидкостью потемнее, протянул одну защитнику Альфхейма.
За дверью на улице донеслись несколько голосов стражи, а затем голоса перешли в боевые кличи обеих сторон. Малекит перевел глаза на дверь и с ухмылкой продолжал держать бутылку для Вали на вытянутой руке.
- Если мы сейчас не вмешаемся, то начнется бойня. Думаю, алкоголь можно оставить чуть на после. Война с этим мирком мне сейчас совершенно ни к чему. А лишний труп может слегка омрачить радость встречи, не находишь? - спрыгнув со стойки, Проклятый эльф оставил бутылки и уверенным шагом направился в сторону двери:
- Может, ты поможешь мне решить эту проблему? А потом, если не возражаешь, я задам свои вопросы. Раз твои уже закончились.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [31.08.16] Our Little Horror Story