Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Паук прикрывает глаза, обдумывая все, что он узнал из этого разговора – Тони зол, он – болван, Земо – умная сволочь. Совсем не та информация, которую он хотел слышать.

© Superior Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [24.08.16] Doubts


[24.08.16] Doubts

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Heaven denied us it's kingdom
Tell me where we've gone wrong

(Где-то по выбору Аморы.)

Agamemnon, Enchantress


У Аморы начали наклёвываться вопросы и закрадываться подозрения в стройную картину мира, и их не помешало бы прояснить. Или хотябы попытаться, подозревая неладное.

+3

2

Томик Шекспира по-прежнему был девственно чист, если не брать в расчет изящные завитки графитовым карандашом, сплетенные в слова уверенной рукой самой Аморы несколько месяцев назад. Книга все еще дарила ладоням приятное тепло, убеждая в том, что маяком быть отнюдь не перестала. Но что же с ней случилось? Этот вопрос не давал волшебнице покоя уже второй день после того, как книга привела ее к непонятному безымянному пареньку, а не к тому, с кем ей положено быть связанной узами историй. Не добавили ясности и испещренные судьбоносными шрамами руки незнакомца, к которому она явилась шепотом ветра. Разумеется, тот темноволосый смертный не смог дать ни единого ответа на вопросы Чаровницы, причем говорил он более чем искренне. Что ж, значит, искать Бога Историй ей придется самостоятельно. И не всегда эта задачка была простой.

Судьба в последнее время была до зубовного скрежета ироничной и безжалостной, ибо искомый бог нашелся в царстве светлых эльфов, на берегу пруда Русалок в Садах Фей. По вполне очевидным причинам Чаровница не любила эти земли и не горела желанием возвращаться, но встреча была настолько необходима, что пришлось переступить через собственную ненависть и толику страха. Все же она до сих пор не сумела выяснить, по чью душу тогда приходил убийца. А, главное, по чьей воле.
— Твое сумрачное лицо плохо гармонирует с окружающей природой, — вскользь бросила волшебница, подходя к Богу Историй сбоку. В ее правой руке из пустоты возникло сочное малиновое яблоко, которое женщина с дразнящим хрустом надкусила. Раз уж занесла ее нелегкая в эти земли, стоило воспользоваться дарами местной природы.
— Рада видеть тебя в добром здравии, — взгляд женщины пробежался по профилю его лица, а затем скользнул по телу вниз, к рукам. Сейчас поза собеседника, к сожалению, не позволяла увидеть предплечья, так что Амора с едва уловимым сожалением отвернулась и вновь увлеченно впилась в сочный яблочный бок. Разговор нужно было с чего-то начинать, и мысль уже обрела форму в ее златовласой голове.
— Помнишь ту историю, где моя жизнь была переплетена с жизнью твоей сестры? — тягуче произнесла она и скосила на него вопросительный взгляд.

+2

3

В отличие от Аморы, которая обзавелась своими ассоциациями с Альфхеймом, Вали в нем ничего плохого для себя даже при текущем положении дел так и не увидел. Этот мирок для него всё еще оставался местом нейтральным и до какой-то степени дружественным, во всяком случае, сам он точно не желал ему зла, из-за чего и пошел тогда избавлять его от явной самозванщицы.
Сейчас же Мидгард с некоторыми его обитателями нагонял слишком явную тоску, чтобы думать о дальнейшем где-то там. Но Вали не предполагал и того, что кто-то станет искать его в этом месте, которое иногда даже слишком приторно составляло внутреннюю композицию из растительности всех цветов радуги, всевозможных бабочек и птиц. И уж точно не предполагал, что Амора при наличии жизненного долга вдруг станет искать его сама.
Ах, да, она же наверняка искала Локи, а не его...
Стало интересно, как часто знакомые отца заставали его, кукующим в безделии на берегах водоемов. Но присутствие колдуньи почему-то привнесло в окружающую атмосферу недобрые нотки — уже хотябы тем, что он сам, к сожалению, не знал, каким образом она его помнила. В каком образе. Или в каких.
— Хм-м? — полукровка вместо приветствия искоса глянул на пришедшую Чаровницу, ничем не выдав своего удивления, но и не спеша подниматься на ноги. Что-то символическое мелькнуло с этим её приходом сюда, с поведением, с едва заметным посылом, но Агамемнон не стал уже намеренно пытаться понять, что именно. Во всяком случае, что именно его смутило сейчас. — Моя сумрачность сейчас вполне скрашивается твоим присутствием. Просто соскучилась пообщаться или пришла с чем-то конкретным?
Вали звучал вполне дружелюбно, но сам по себе вопрос Чаровницы навел на неприятные мысли.
— Помню, — к счастью для себя, новоявленный бог историй успел понять, что в такие моменты следовало ловить случайные и, казалось бы, неясные ассоциации за хвосты — возможно, без совсем уж четких деталей ответы, скорее, были интуитивными, но ошибиться тогда уже гораздо сложнее. — Она чем-то дает о себе знать?
...Вряд ли конкретно эта веселее, чем трехсотлетняя история, которой не было, но которая вскоре упала ему чужим наследием на голову. А ведь её никто об этом даже близко не просил. И он сам не был уверен, что хотел это знать.

+3

4

— Да, дает, — Чаровница чуть повела рукой, заставляя траву у ног свиться в некое подобие невысокого кресла. Она предпочитала чуть больший комфорт, чем сидеть просто на земле. — Я чувствую, словно что-то изменилось. Неуловимо, но совершенно точно.
Амора немного юлила в своих словах, но несмотря на это, в них не было ни капли лжи, просто не вся правда, которую она знала. Или, точнее, не все то, что сказала ей Хела по другую сторону жизни. С ее же слов следовало, что Бог Историй не мог об этом не знать.
Волшебница грациозно опустилась на импровизированное кресло из молодых зелёных побегов и покрутила в руках яблоко, словно выискивала в нем изъяны. Но нет, малиновый плод из садов Льесальфгарда был идеальным, если не считать откушенного самой Чаровницей бока.
— Тебе ведомо множество историй, наверняка среди них есть и моя. Мне больше не к кому обратиться, Вали. Ты один из немногих, да что там, ты единственный во всех Десяти Мирах, к кому я могу обратиться за помощью. Нас столько всего связывало за эти века…
Лицо Аморы приобрело задумчиво-хмурое выражение. Признание было на грани собственной гордости и преследовало вполне определенные цели. Она поднесла к губам яблоко и глубоко вдохнула, наслаждаясь его удивительным ароматом. Пожалуй, паузу со своей стороны можно было считать выдержанной.
Чаровница вдруг резко обернулась. В ее ладони из мягкого изумрудного тумана возникло второе яблоко, которое она без предупреждения бросила собеседнику в руки.
— Не теряй хватку, — она игриво улыбнулась, наблюдая за реакцией Вали на свою неожиданную щедрость. Подвоха в этом фрукте не было, самое обыкновенное яблоко из садов Альфхейма. Но как обычно, волшебница ничего не делала просто так.
— Мне нужно разобраться в том, что со мной произошло. Эта связь не идет мне на пользу, хотя не скрою, когда-то я считала ее очень удачной идеей, чтобы сделать свою жизнь немного безопаснее. Но, видимо, я ошиблась.
Взгляд Аморы внимательно скользнул по фигуре Вали, от лица вдоль плеч, по коротким рукавам к предплечьям. Ей нужно было убедиться в наличии или наоборот отсутствии шрамов, что оставила на нем история о спасении Альдриф.

+2

5

Когда Амора немного пояснила суть своего здесь появления, оно перестало казаться таким уж странным — кроме, разве что, того, что вспомнили о нем именно сейчас, а не раньше, когда Локи еще был при себе и своей памяти. Эта его наследованная со всей провернутой авантюрой память сейчас бодро подсказывала, что с Чаровницей у них были такие себе забавные и весёлые отношения, но где-то тут-то Вали и понял, что именно его смутило. И к чему, в таком случае, могла клонить чародейка.
Он забрал себе историю отца, но не стремился влиять на всё остальное. Но эта история связывала и отца, и Амору, и Альдриф, а значит, и его с ними теснее, чем он сам того хотел бы. Простым логическим мышлением выходило то, если Чаровница сейчас пришла с такими словами и вопросами, то, видимо, проведенный им финт что-то зацепил и конкретно вот в этом всём.
Бог Историй удивленно вскинул бровь на миловидном пении про помощь и вот это всё, но поначалу озадаченно молчал, следя за действиями богини.
— Некоторые истории похоже на пророчества, если рассказывать их наперед тем, с кем они связаны, пока сами истории еще не проиграли и не дописали себя до конца, — уже вслух заметил Агамемнон. — А еще, когда говорят о таком напрямую, как правило, не всегда отдают себе отчет в том, действительно ли хотят знать то, что ждет дальше. Услышанное может и не понравиться.
Простая истина, но если Чаровница умудрилась ненадолго выбить его из равновесия, грехом было не вернуть ей ту же монету — разговор в недрах Хельхейма полукровка не забыл. И прекрасно знал о том, что упомянутая тогда проблема Аморы пока что никуда от неё не делась.
Амора откликнулась кинутым яблоком. Вали без труда его перехватил в полете одной рукой, задумчиво повертел перед собой идеальный и ароматный плод, каких в том же Мидгарде уже не сыщешь, вторую руку оставив в том же положении.
— Для этого нужно найти сестру, — задумчиво изрек он, глянув на колдунью поверх яблока. — К сожалению, я понятия не имею, куда её занесло с момента нашей последней встречи — о ней давно не было никаких вестей. А чем эта связь себя проявляет сейчас?

Отредактировано Agamemnon (25.07.2019 17:53)

+2

6

Улыбка сошла с губ волшебницы, точно следы на песке после штормовой волны. И тревогу скрыть ее зеленые глаза не сумели, да только истинную причину поди угадай. Переменилась в лице она после слов об Альдриф, но не они стали тяжким откровением. Идеальная кожа чистого предплечья собеседника укрепила зерно сомнений, что зародила вчерашняя встреча с безымянным. Как такое было возможно?
— Это чутье, как женская интуиция, — с нотками печали и задумчивости в голосе отозвалась Амора. — Пока не станет ясна причина, не смогу я написать свою судьбу да снять терновое проклятие со своей головы.
Чаровница умолкла и поджала алые губы, проведя по ним яблоком. Не по себе ей стало от соседства с Богом Историй, не сходились концы с концами, не переплетались нити в ладное полотно без изъянов. И все глубже пускали в душу корни сомнения. Но теперь уже не могла волшебница уйти так просто, оборвав разговор.
— Найти сестру твою — задача сложная, — вздохнула Амора, и такова была истина без прикрас. Охотницу из Хэвена верхом на Слейпнире сыскать было невозможно, ведь и от взора Хеймдалля скрывала ее пелена. Да иглу в стоге сена и то проще было найти.
— И тревожит меня то, что не найти мне, похоже, без нее пути обратно в Историю Богов. Даже если попытаюсь я вернуть место, что в первых циклах Рагнарека было моим по праву…
Сама Чаровница не знала, правда ли была в ее словах али обман, но подтвердить или опровергнуть это было попросту некому. Да и какой спрос с домыслов. когда на самом деле истина тебе неведома.
— Не хочу я долг на плечи свои взваливать, но прошу тебя как друга. Ежели прознаешь, как найти Альдриф — укажи мне путь к ней. Быть может, сумею я сама распутать нити судеб.

+2

7

Не до конца ясная перемена в лице Чаровницы Агамемнона вновь насторожила, но не слишком сильно — какую-то подобную реакцию он и предполагал на свои слова, если не сказать больше. Положение, в котором оказалась Амора, сложно назвать завидным. С какого краю на всё это ни глянь.
Но о том, что отчаявшиеся всегда самые опасные, забывать тоже не следовало. Чаровница могла потерять последнюю жизнь. Но, будучи загнанной в тупик, вполне могла решить, что что бы она там ни задумала, могло того стоить. Бездарно тратить чужой долг на самозащиту Вали тоже не хотел, потому предпочел бы ни при каких обстоятельствах врага из неё не делать. А ведь было, с чего — может получиться очень весело, если кто-то наведет её на мысль, что загадочный убийца и спаситель появились в одном временном отрезке не случайно. Даже если спаситель на тот момент ни в чем не врал. И не соврал бы, что конкретно Амору убивать планов никаких не имел. Соответственно — он в любом случае предпочел бы ей помочь. По дороге разбираясь с получившимся непонятками.
— Сложная. Но на задачу можно взглянуть с более радостной стороны — ведь если ваши жизни до сих пор связаны и при этом ты не вернулась к настоящему моменту обратно в Хельхейм, то она в добром здравии. Вероятно, что далеко. Но при худшем раскладе тебя уже не удалось бы оттуда вывести, — полукровка еще недолго покрутил яблоко перед собой, подбирая даже не более подходящие слова, а мысли. — До сих пор у меня не было стремления её найти. Но если её вдруг не окажется в десяти мирах, значит, следует думать о том, где она может находиться в таком случае.
Придя в итоге к мысли, что местные яблоки выглядят и ощущаются заманчивее Мидгардских, а у Аморы настолько открыто травить его причин тоже нет, Вали захрустел своим.
— Если прознаю или получу от неё весть — обязательно сообщу, Чаровница.

Отредактировано Agamemnon (04.08.2019 11:49)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [24.08.16] Doubts