Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

    Где-то на побережье падали летучие авианосцы, самая известная в мире секретная организация с грохотом пробивала дно; в ещё более далёком и незначительном “где-то там” то ли Иисус, то ли Сатана поднимал из руин целый остров.
А в Аварии всё было мирно.
    © Noname

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [27.08.16] Sherlocks


[27.08.16] Sherlocks

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

How many walls must you break to survive?

Пентхаус СтаркИндастриз

Doctor Strange, Iron Man


Когда два недомага мало того, что окончательно запутались в происходящем, так еще и у обоих есть серьёзные основания ругаться друг на друга за не самые приятные при таком раскладе неприятностей недосказанности. Но попытаться разобраться можно и нужно. Наверное.

+2

2

Можно было запереться с бутылкой и полностью отдать себя злым сомнениям, но Стрэндж слишком хорошо помнил, чем это заканчивалось в прошлые разы. В один из таких моментов и загремел в аварию, лишившись твердости обеих рук, по сути, лишившись всего. Руки были, тремор вернулся, а из наличия чего-то «своего» было совсем немного.
Например, новые шрамы, которые Стефан спрятал за черной водолазкой с высоким горлом. Вали мог убить его вчера и все закончилось – влачение, сожаления, сомнения. На трезвую голову, точнее, стремительно трезвеющую после вчерашних излияний, становилось хуже, и все же надо было взять себя в руки.
- Пятница, - мягко позвал после медитации, позволившей унять неприятное внутреннее «дрожание», что нормальные люди называют «нервозностью», - не могла бы ты подсказать, где находится Тони?
- В мастерской, доктор Стрэндж.
- Благодарю.
Пятница загадочно промолчала, то ли смущенная благодарностью, то ли чересчур вежливым тоном волшебника, который в это самое мгновение думал лишь об одном.
Пора уже расставить все точки над i.

Войти в мастерскую Стефан решался почти минуту. Затем, пересилив себя, все-таки вошел, не подумав постучать: учтивость закончилась.
- Тони, - сухо произнес, не осматриваясь, а сразу сфокусировав взгляд на Старке, - надо поговорить.
Можно было сформулировать иначе: вновь поиграть в джентльмена, поинтересоваться, может ли он, осведомиться, уделит ли время. Но со Старком никогда не было времени, тем более, когда следовало кое-что обсудить. Например, их, черт подери, родство.

+1

3

Если Стефан со всего навалившегося ушел в запой и даже Дрю до своего ухода из дома попыталась провалиться туда же, то Тони был начисто лишен права качественно отключить мозги столь искушающим образом.
А ведь очень хотелось.
Джессику он всё еще крайне не рад был отпускать, а Стрэйнджа со всеми потрясениями решил пока что просто не трогать. И в качестве собственного успокоения в свободное от всех и всего время потонул с головой в том, что у него получалось лучше всего — в конструировании.
Самую современную и мощную по всем параметрам броню уничтожил Вали, никакой адекватной по нынешним требованиям замены ей не имелось, так что инженеру было, чем заняться. Внушительный список того, что требовалось доработать и улучшить по прошлой практике теперь дополнялся еще более внушительным списком того, что неплохо бы добавить, и здесь Тони позволил себе разгуляться по полной программе. Новые знания к старым всё еще прикручивались плохо, но уже давали богатую базу для фантазий и теорий, пусть даже часть из них требовалось перепроверять. Проверит.
Когда соберет.
В проекции отображались трехмерные модели чертежей, новых набросков и предыдущей модели брони, структуры задействованной в ней наносистемы — за прошедшие месяцы Старк успел соскучиться по этому занятию. И, поскольку Пятница молчала, медитирующего возле стеклянной двери Стрэйнджа он заметил только тогда, когда тот обратился к нему напрямую. Тоном, не предвещавшим ничего хорошего.
— Надо, — легко согласился Железный Человек, решив не скрывать, что с миром технологий он ушел не так-то далеко от реальности. Во всяком случае, как бы ни хотелось не отрываться от работы, он не был настроен сбегать от реальности целиком. Крутанулся на стуле от стола, оценил степень дружелюбия собеседника. — О чем в первую очередь? Мне самому вопросы задавать позволяется?
"Ну хоть целый," — только во взгляде и читалось. Про приключения в баре Тони был примерно в курсе. Не знал только, что проблемный божок заглядывал туда же.

+1

4

Среди невообразимого количества деталей, инструментов, разобранных, собранных и прочего состояния, которое техническая безграмотность Стрэнджа не позволяла ему определить это самое состояние, волшебник чувствовал себя неуютно, скованно и неуместно. Можно было клеймить во всем похмелье, практически ничем не отражающееся на нем – кроме подернутого дымкой взгляда, но то можно было списать и на мрачные мысли, клубящиеся в сознании с момента пробуждения.
Стефан пытался выглядеть расслабленным, но гадкое внутреннее «дрожание» не позволяло взять себя в руки. Поэтому он завел их назад и сложил за спиной, став еще больше походить на строгого наставника.
- Разумеется, ты можешь задавать вопросы, - наконец ответил словно бы после тяжелых, основательных раздумий. – Но, полагаю, у меня есть некоторое преимущество по известным тебе причинам, поэтому начну.
Сделал пару шагов ближе, остановился. Взгляд неотрывно смотрел в лицо Тони.
- Я знаю, что Лoки обманул меня с Имперукулами и упек в Камень Времени, - склонил голову набок. – Вспоминая твою уклончивость при попытке объяснить это все, могу судить, что ты или знал, или догадывался. Но при всем при этом ты все равно покрываешь его. Зачем, Тони? Ты не можешь осознавать, что все происходящее – его вина. Я не спрашиваю, почему ты защищаешь его теперь, потому что это в твоей крови – защищать беспомощных. Я спрашиваю, почему ты доверился ему до этого.

+1

5

По сменившемуся выражению лица Тони можно было понять, что вопрос попал в точку, но ждали от разговора чего угодно, только не этого.
— Только дослушай до конца, ладно? — через пару мгновений огорошенный инженер всё-таки отвис, тоскливо покосился на свои наработки. И заодно убедился, что безымянного поблизости нет и заглядывать он сюда не собирается. И задал установку Пятнице за этим проследить. — А еще лучше сядь. Потому что коротко объяснить это всё не получится.
В лучшем случае получится просто длинно.
— Для начала напомню тебе один эпизод из моего давнего прошлого. Помнишь, года четыре назад из-за беготни от Озборна я был вынужден стереть себе вообще всю мозговую память, а после вы меня по моей же инструкции к жизни возвращали? Этот трюк тогда получилось провернуть с твоей помощью, Стива, Хилл, Пеп, Тора... Короче, вы меня тогда вернули, но из-за того, как я тогда всё это сделал, я остался фактически ходячим мертвецом. Работа моего перепаханного кибернетикой Экстремиса организма зависела исключительно от работы генератора в груди и вшитых в него программ. Эта поддерживающая технология сейчас осталась у Алана и Пеп, с той разницей, что они не отправятся на тот свет в течение нескольких минут после отключения устройства. Их жизнь напрямую не зависит от него. Я же оставался жив только за счет этого. И, к сожалению, к тому моменту так и не нашел способа эту проблему устранить и не сдохнуть в процессе. Я не очень хочу рассказывать о том, что тут творилось в январе, когда меня объявляли погибшим и закопали Алана вместо меня, когда его труп приняли за мой, но и я тогда чуть не погиб сам — если интересно, можешь спросить у самого Алана, что он тогда устроил, зачем, почему и каким образом сейчас вообще жив. До сих пор это касалось только меня и моих родных. Важно другое — слегка сошедший с ума Рид задолго до этого инцидента взломал эту самую защиту моей кибернетики и вшил мне в неё вирус. Выяснилось это уже после той аварии, из-за этого друзья мне стерли память и тем же образом восстановили всё из резерва еще раз, потому что иначе не могли от него избавиться и вправить мне мозги. Это действие тоже не прошло для меня бесследно из-за искусственно поддерживаемой работы ЦНС. Это так, предисловие.
Тони ненадолго замолчал, пытаясь сформулировать корректно остальное.
— Где-то параллельно всему этому война началась то ли в Асгарде, то ли вообще в соседних мирах — она прошла почти совершенно мимо нас, так что зацепили мы её в основном по касательной из-за знакомства с этими самыми богами. Еще до этого я как-то сдружился с той самой Альдриф. Где-то через месяц после той аварии она ни с того, ни с сего упала мне на голову с восьминогим конем, едва живой Фрейей и Локи. Зачем? Она так рассудила, что у мертвеца её искать не будут, а если и будут, то уж я-то смогу от незваных гостей отпинаться и никому ничего не уступить. Трикстера притащили уже проездом за компанию, насколько я понял, но он разглядел серьёзность проблемы со мной самим и убедил свою сестру, живущую по схеме плата-долг, в том, что срочная помощь требуется мне самому. Короче, потому, что я им нужен был здравомыслящий и живой, и вообще в плату за помощь им и Фрейе, эти двое богинь меня просто насильно скрутили и... вылечили. Избавили от всех искусственных нейросетей и заставили мой организм жить самостоятельно, — Старк не удержался, не глядя выдвинул ящик стола и еще спустя мгновение продемонстрировал собеседнику всё еще работающий генератор, полгода назад еще сидевший у него в груди. — Тот самый, который вы тогда вживили мне. Это было уже точно после того, как тебя заперли в камне, но я тогда об этом ничего не знал. После этого я видел Локи еще один раз. Я сберег Фрейю до момента, когда они смогли её вылечить и забрать, и мы тогда разошлись не врагами. Со временем у меня начались другие проблемы: галлюцинации, непонятно-острая реакция на всю окружающую меня мистическую дребедень вплоть до обмороков и влияния на окружающее, и со временем становилось очень явно и сильно хуже. Я подозревал, что это связано с тем, каким образом меня вылечили тогда — Альдриф еще тогда сказала, что применила не совсем обычную разновидность магии даже с божеской точки зрения. Но потом ни Альдриф, ни Тор никаких пояснений мне дать не смогли. Тор, возможно, просто не захотел — когда я увязался за ним со своими попытками разобраться в том, что происходит, он с моей реакцией на магию в лучших традициях военного садиста потащил меня в волшебные леса и магические могильники успокаивать. Объяснил только, что такое представляет из себя этот сейд, но, естественно, после этого к нему я уже не лез. Ты пропадал черте-где, Хэллстромы связались с Мандарином и доверять я им не мог, остальные известные мне местные мистики либо явно не относились к специфике вопроса, либо тоже не пользовались моим доверием. Т'Чалла потом упрекнул меня в том, что я не пришел к нему, но даже неучу-мне было ясно, что проблема не относится к тому, в чем он разбирается. В конечном итоге методом исключения у меня осталось всего два варианта: Виктор фон Дум и Локи. Как тебе выбор, хороший, да?
Старк не удержался и прыснул, на собеседника стараясь не смотреть. Собственный взгляд упер в рукотворную звезду у него в ладонях, просто чтобы не отвлекаться на окружающее и не запутаться в словах.
— Я долго думал и всё-таки решил обратиться к Локи — в конце концов, именно он и сделал это со мной, и если диковатая Альдриф по какой-то причине ничего плохого в творящемся со мной не углядела, то он ответы мог бы дать. Ну он и дал. Тогда он списал всё почти на то же, что я сам предполагал — что я получил на свою голову бесконтрольных мистических силёнок из-за того, что мой организм сейдом перепаяли почти целиком. И свел к тому, что либо меня будут учить, либо я от бесконтрольщины поеду крышей и стану опасен для окружающих — и по тому, что со мной творилось, даже мне было ясно, что он не шутил. Предложил помочь с обучением — в благодарность за ту же помощь Фрейе. Я честно думал еще месяц. Альтернатив за это время так и не нашел. "Помощь с обучением" свелась к тому же, о чем я тебе уже, кажется, говорил — он поменял нас нас телами. Это не случайная ошибка была, это мне решили так провести экспресс-курс: я разбираюсь в этом всём на его возможностях, пока он приводил в окончательный порядок моё тело, чтобы меня хоть не отключало от этого всего. Это продолжалось — и продолжалось бы — до тех пор, пока я не понял бы, как вернуть нас в нормальное состояние. Всё было нормально, но потом его в моем теле чуть не прихлопнул Мандарин. Мы с Дэном тогда и не поняли до конца, что и как он сделал, чтобы никто не умер, с помощью Рэнда нам удалось избежать потерь, но как мы всё-таки решили потом вопрос тел, меня почти сразу сдернули к себе Вишанти. С обвинениями за действие твоего заклинания. Тогда вмешался Локи и только тогда объяснил им — мне —, что вообще происходит. Только тогда я узнал про это Изгнание Сингсуна, про тебя, про себя, про реальную ситуацию и перспективы. Он убедил их никого не казнить, но потому Верховным назначили меня — с четким приказом всё исправить. Я с самого начала понимал, что у всей этой помощи есть какое-то двойное дно, но до последнего не представлял и не мог вычислить, в чем оно заключается. Мы тогда поцапались, я выставил его вон. Он переждал, пока я успокоюсь и пошел на перемирие, заодно пояснив то, что не стал говорить при Вишанти. Когда они с Альдриф прибыли ко мне, Пятница автоматически поймала их в стазис-ловушку — Виктор своими внеплановыми визитами меня задолбал чуть раньше, так что я поизучал вопрос, доработал её и она сработала в том числе и на них, на богов. Так сработала, что повредила эту самую ловушку времени, и чтобы она не жахнула прямо там же, тогда, когда это было никому совсем не нужно, Локи связал её с моей жизнью под видом помощи мне. Ну и весь этот обмен телами ему тогда нужен был в первую очередь затем, чтобы попытаться что-то безопасно сделать с этой хренью. Не получилось.
Тони перестал медитировать с воспоминаниями над генератором и положил его на стол: по поверхности коротко растянулись голубые отсветы всё еще живого устройства.
— Он тогда выложил всё максимально прямо как есть и про себя, и про это всё для того, чтобы доделать начатое. То есть отвязать от меня тебя, Сингсун и прервать каст заклинания, оставив магию в Мидгарде, а не единолично со мной. У меня вариантов на тот момент не оставалось, я понимал, что ничего в одиночку не сделаю и так же вообще не был уверен, что станет в итоге с тобой, если просто сидеть и ждать развязки, так что пришлось принять всё как есть. На практике всё свелось к тому, что сразу после назначения меня Верховным мы случайно уперлись в Санкторуме в Слова и Локи умудрился самовыпилиться из реальности потому, что мы оба проворонили Вали. Пожалуй, в том, что касается произошедшего до того момента, то из основного это всё. Уточню лишь, что если ты решишь сказать мне, что следовало пойти за помощью к Виктору — я и пошел. Когда вариантов уже совсем не осталось. Он-то всё окончательно и навернул.
Старк ненадолго замолчал, затем поднял внимательный взгляд на Стрэйнджа.
— Теперь по существу вопроса: я и не отрицал, всё это с нами сделал он. Неведомо от нас, насколько можно судить — я не знаю точно, при каких обстоятельствах тебя поймали в таком виде. Но так же мне пришлось учесть, что где-то там с этой войной в Асгарде ему прочистили мозги, и зимой и летом им двигали разные вещи. Когда его чуть не убил Мандарин и в сознании остался один я, а он там болтался где-то коматозным фоном, я затронул его мысли. Намерения. Если зимой ему было на нас плевать, то сейчас он искренне старался всё исправить. Он мог убить меня, тебя, вообще ни во что не вмешиваться и позволить Мидгарду медленно загнуться без шанса вернуться к исходному состоянию, он и сам местами рисковал, помогая мне. И, смех смехом, но он действительно пытался помочь мне разобраться хоть в чем-нибудь, хотя отсыпанные мне знания потом наверняка ему же усложнят жизнь. Сам он не выигрывал ровным счетом ничего от этой ситуации, кроме нашей компании. Как он мне попытался объяснить своё противоречивое поведение — он проклят, потому из всех его благих начинаний выходит какая-то такая безнадежная хрень. Зимой он воевал за свой мир, но это вышло боком нашему. Пошел исправлять косяки в нашем — это вышло боком ему самому. Когда мы нашли Слова, он хотел отказаться от своего имени, в надежде избавиться от этого проклятья. Я не стал ему препятствовать потому, что видел своими глазами это всё — как и то, что он не шутил и не юлил, и не пытался играть. Но в итоге имеем то, что имеем. Вали случайно пропустил я, а нашего склеротика потом две недели ловил по городу в надежде, что память ему вернуть всё-таки возможно, ибо на тот момент он оставался единственным, способным всё это разгрести. Но всё оказалось не так просто, как мне тогда казалось. Я не собирался от тебя это всё скрывать. С самого начала не собирался. Просто ты сам был в состоянии нестояния, когда тебя только вытащили, и решил отложить пояснения на потом. У меня тогда было слишком много проблем, чтобы кого-то из вас опять неделями ловить по Нью-Йорку, а амнезик наш правда мог сбежать еще раз. От угрызений совести. Он ничего не помнит, но происходящее улавливает вполне ясно — в том числе всё еще улавливает и то, что ему вслух не говорят. Как ты тогда отреагировал бы на это я не знал. И потом уже просто не знал, как это всё пояснить... В общем-то защищаю я его скорее даже не из-за того, что сам же его и подставил, а потому, что Вали на этом посту неясно, чем для всех закончится, но явно не добром — и это до кучи к тому, что если бы Локи всё-таки не одумался и не вмешался, сейчас мы оба вполне могли быть мертвы.

+1

6

Честно признаться, Стефан и вправду не надеялся на обстоятельный рассказ, который Старк изложил, как на духу. Словно готовился очень, очень давно, но некому было рассказать.
Стрэндж не стал спорить и требовать «рассказать конец»: подтянул поближе свободный стул, смахнул с него стружку и присел, положив руки на колени. Слушал молча, не комментируя, рассматривая Тони так, будто не хотел упустить ни единого слова, ни единой эмоции, дабы понимать не только слова, но и контекст этих слов.
А сказано было много.
- Чтобы ты понимал, Тони, - наконец произнес, четко чеканя слова, - я не «пропадал», а оберегал реальность от вторжения и уничтожения. Как и всегда. Вероятно, я был нужен. Однако, по моему мнению, Земля воспитала достаточно героев и магов, которые в состоянии и без моего указания, совета и присутствия сделать что-то самостоятельно. Пока ты разбирался с последствиями очищения, я исследовал уничтоженные Империкулами миры, собирал артефакты, которые могли бы помочь всех спасти, очищал изнанку реальности от энергетических паразитов и пожирателей душ. Наш мир стал оплотом беженцев со всех миров и некоторых реальностей, и я решал эти проблемы. Один. Поэтому да, возможно, это было похоже на «черте где».
Стефан повел плечом, помрачнел.
- Теперь даже не знаю, кто уничтожал миры – Империкулы или Лoки. Ведь все свидетельствовало о том, что следующей целью будет Земля. Наш мир, куда могли прийти и уничтожить не только магию, но и все, что могло показаться ненаучным. А наш мир пропитан магией и суевериями. Даже ты, Тони.
Приподнял руку, указывая на генератор. То, что раньше было «сердцем Тони Старка», сейчас было не более, чем трофеем, напоминанием о былом. Но через что потребовалось пройти ради этого.
- Мне с трудом в это верится, ведь он уже дважды манипулировал мной. Пока все выглядит как долгосрочный план, в котором он пытался стать Верховным Волшебником или использовать тебя в своих планах. Может, это и не так, и ты имеешь право возразить, однако я не могу поверить, что Лoки неожиданно исправился. Я не поверю, даже если смогу лично перелопатить его мысли и не найду и намека на то, что он остался прежним. Потому что сейчас, все это, происходит с его подачи. И то, что он хотел исправить, не значит ровным счетом ничего. Говорить, думать и хотеть не равноценно делам, а дела со словом у него всегда расходятся. Он мог вытащить меня из Камня, но не сделал этого. Оставил разбираться со всем этим тебя, попутно внедряя тебе мысль, что он исправился.
Пожал плечами, опустил взгляд на пол. Для следующих слов ему нужно было набрать сил, а они были на исходе.
- Я встретил Вали вчера в баре, - поднял руку, отодвинул горловину водолазки: багровый шрам отчетливо выдавал то, что скрывала одежда. Вернув одежду на место, снова сложил руки на коленях так, словно ничего не произошло.
- Вали – бог, который не осознает, кем он стал. У него нет ни понимания, ни ощущения ответственности хотя бы за свои силы, что говорить о поступках. Но хочет он многого. Очень многого. Однако пока разбирается во всем по наитию, почти вслепую. Считает, что вокруг него – или враги, или инструменты.
Стефан поднял взгляд на Тони.
- Такие, как он, предпочитают убирать с пути все, что мешает, а мешают ему все. Пока что вроде бы что-то делает, пытаясь повторять за другими богами, но ему это надоедает. А пока Лoки вне досягаемости, добирается до тех, кто доступен. Дальнейший сценарий легко предсказуем. Но неизвестно, что станет делать, даже если доберется до него.

+1

7

— Представляю, каким дураком я сейчас могу тебе казаться, что поверил нашему, как недавно выразилась Верити, "хорьку", — невесело фыркнул Тони, скрестив руки на груди и откинувшись на спинку кресла. Пояснения отсутствия Стефана до момента заточения в ловушку он комментировать уже не стал, приняв к сведению, сосредоточенно выдирая детали из собственной памяти. Как оказалось, вокруг творился такой дурдом, что впечатления немного сгладились за прошедший месяц. — Я не выпрашивал уже у него эти детали. Мы тогда сошлись на том, что сначала решаем основную проблему и об остальном думать будем уже потом, но я спрашивал его про тебя. Насколько я помню его пояснения теперь... в общем, зимой в этом всём еще Малекит замешан был, и они хотели оставить Мидгард без магии, но так получилось, что поймали тебя в начале чтения заклинания. Каким образом... недословно, но вроде, как он выразился, "предоставили причину поступить таким образом, убедительную, но не реальную."
Проблемы с памятью он вроде уже полгода как решил, но более свежие события успели оставить свой след на понимании происходящего. Хотя жаль. Кое-чего теперь явно недоставало.
— Вряд ли он мог тебя вытащить. Осознанно, по крайней мере. Я очень обрывочно знаю, что там происходило за пределами нашего мира, знаю лишь, что по итогу Малекит и Локи вообще оказались по разные стороны баррикад. И минимум часть бед приключилась с его подачи, и всё это тянулось несколько месяцев... там еще Тор в какой-то момент помирал, нам сообщала об этом Альдриф... хрр... — Старк уставился в потолок, честно пытаясь прикинуть время по имеющимся кускам дат и информации. — Я сейчас предполагаю по календарю, но предполагаю, что когда он освободился от этого, сделать это было уже не так просто. Когда он был со мной, у него с ходу не получилось ничего распутать без потерь в течение нескольких недель. Короче, я его не оправдываю, Стефан. Вообще, ни разу. Я сам из-за его стараний оказался в полной заднице. Может, дело в том, что всё это происходящее я видел своими глазами, как и его честные попытки разрулить это всё, а не усугубить. Он точно не желал зла и не желал свершения этой катастрофы — это я могу сказать точно. Но пока он себе память не вернул, с него нет смысла что-то спрашивать — это еще одна причина, почему я не хотел говорить об этом. Сейчас он поймет разве что, что его в чем-то обвиняют. Но вряд ли поймет, в чем.
Тони задумчиво скосил глаза на Стрэйнджа, когда тот заикнулся про Вали, выпал в неприятное изумление с наличия каких-то подозрительных травм и уставился обратно в потолок.
— Я пока не придумал, что с этим недорослем делать. Говорю честно. Я сам во всей этой ситуации реально к настоящему моменту понял только то, что настоящего Бога Историй мы потерять не можем. Но на этом... всё. У меня была мысль, что всё это можно исправить тем же образом, каким он Локи стёр — с помощью Слов. Но когда он напал на Локи в ЛА несколько дней назад понял, что, кажется, не прокатит. Мне самому в той стычке это помогло отделаться только потерей брони, но там же стало ясно, что на нашего склеротика Слова больше не действуют. Вообще.

+1

8

Сколько потребовалось усилий Стефану, чтобы не приложить ладонь к лицу – не счесть. Нет таких величин, измеряющих силу воли, но есть маркеры, которыми волшебник не разбрасывался, демонстрировал скупо, словно их было крайне мало. Например, скрестил руки на груди, впился пальцами в предплечья так, что было больно, но боль отрезвляла.
Тони поверил тому, кому бы Стефан не поверил никогда в жизни. Тони не Стефан, и пусть в их жилах, судя по всем статьям, течет одна крови, все-таки серьезно отличается. Можно было даже сказать, чем.
- Ты слишком веришь в людей, - сухо, безоценочно произнес так, чтобы не было понятно: осуждает или восхищается. Может, что-то одно, может, все сразу. – И в таких, как Лoки, из-за чего страдаешь.
«Но хуже всего то, что страдают окружающие тебя. Попомни мое слово, Тони: когда-нибудь из-за твоего большого и доброго сердца ты потеряешь все».
Это надо было сказать, но Стрэндж промолчал столь очевидный факт, который можно было вывести много лет назад. Старк был парадоксом куда зайтеливее, чем ныне безымянный и беспамятный бог историй, лжи и хитростей: то он демонстрировал хладнокровную расчетливость, то впадал в сиюминутную защиту тех, кого решился защищать до последнего.
«Никого не напоминает?»
Напоминало, и сильно. Стефан прикусил язык не потому, что не хотел еще больше углублять провал между собой и Старком, а потому, что осознал: моментами они столь похожи, что становилось страшно.
И как они раньше не замечали?
- Уничтоженные миры были реальными, - вздохнул, наконец опустив руки, когда волна злобы и страха прошла. – Как и все то, что пришлось вычищать с изнанки реальности. Следовательно, угрозу Империкулов они создали намеренно.
Стрэндж вздохнул.
- Они уничтожили столько миров, Тони. Столько жизней было погублено, и все ради того, чтобы обмануть меня. Что же, браво. Им это удалось. Надеюсь, они оба сейчас безмерно довольны собой. Ах, да…
Капанье ядом закончилось на ноте, которая не требовала еще больше аргументов. Старк мог игнорировать уничтожение десятков миров, но Стрэндж – нет. И чем больше объяснений получал, тем больше убеждался, что нельзя все пускать на самотек. Нельзя оставлять Тони в таком положении. Не потому, что «родная кровь», а потому, что если все так пойдет и дальше, то Земле конец. Миру конец, этой реальности и кто знает, чему еще.
А все потому, что герои у нас добрые, мягкосердные, готовые поверить в любую чушь любого бога. Особенно того, кто выглядит несчастным.
- Известный дьявол лучше новых двух, - сказал то, с чем спорить не мог. – Напомню, что Слова оперируют с тем, что существует в мироздании. Лoки в нем, благодаря стараниям Вали, не существует. Нельзя изменить то, чего не существует, даже если ты это видишь, осязаешь и можешь причинить боль. Словами нельзя убить того, у кого нет названия. Я могу пойти дальше и предположить, что Лoки все еще жив благодаря памяти скольких, трех человек?
Стрэндж встал с места, прошелся, разминая ноги. Всегда предпочитал медитировать в воздухе, потому что все эти неудобные сидения современных людей были разработаны специально для того, чтобы сидели на них поменьше. Если не считать сидений премиум-класса, но на тех перинах можно было и вовсе поселиться – настолько они были комфортными. Такое кресло стояло в гостиной, и Стефан избегал его, как огня – чтобы не разлениться в край.
«Правильно, думай о глупостях, тогда как хочется прямо сейчас вышвырнуть безымянное недоразумение с крыши».
- В Лос-Анджелесе? – уточнил, подойдя к одному из столов, загруженных деталями. Пальцы с отметинами старой операции порхали осторожно, словно перебирая, что же взять. В задумчивости Стефан не замечал, как тремор проходил, как твердо и уверенно двигались руки. Но вот взгляд сконцентрировался на руке и вуаля, они снова задрожали.
Опустил руки, завел их за спину, развернулся к Старку.
- Расскажешь, что произошло? Кажется, я был занят растаскиванием Т’Чаллы и Саммерса по углам, одновременно пытаясь доказать Ши’Ар, что мы ответственно подходим к возвращению Феникса. В следующий раз я бы их с собой не брал.
«Космос – не детская площадка для демонстрации своего эго».

Отредактировано Doctor Strange (20.05.2019 21:59)

+1

9

— Именно. Я слишком верю в людей, Стефан. В людей, а не в богов. Не думай, что я такой легмомысленный, как это сейчас, скорее всего, звучит. Если помнить, о ком речь. Там всё намного, намного сложнее, — Старк перестал медитировать теперь уже на потолок и перевёл взгляд теперь уже на проекции, повисшие в том же состоянии, в котором он от них отвлекся. — Я не забываю о том, кто это. Я не забываю о том, что он творил раньше, в этом году и, главное, всё еще способен натворить в будущем, если вернется, особенно с таким оригинальным подходом к окружающему. Я поверил в то, что он пытается и старается исправиться. Получилось бы у него это в конечном итоге или нет — вопрос уже, мягко говоря, другой. Как и то, что с этим делать нам или тому же Тору, если его старания не прокатили бы или оказались бы фальшью. Я допускаю лучшее в этой ситуации. Но про худшее ни разу не забывал. Даже сейчас. Во всем этом ученичестве был еще один плюс — у меня была возможность узнать его получше, что может быть полезным в случае чего. Но про погибшие миры я ничего не знал до того, как ты об этом не сказал сейчас. Кэрол ни о чем не информировала, сам я не вылезал за пределы земли в последнее время. Врать не буду — неприятные новости есть неприятные новости, но степень моей нынешней задолбанности уже не позволяет отреагировать на это эмоционально.
Самым печальным, пожалуй, было то, что после столь продолжительного и открытого общения с этим товарищем он в определенной мере видел в Локи себя. Просто масштабы совершенно другие. Но категоричные методы и отношение окружающих к ним... не поддавались критике.
— Что до людей и даже до тех, кого вроде как можно назвать моими друзьями — кажется, на меня за прошедшие два месяца не наехал за "молчание" и "бездействие" только ленивый. По большому счету я не особо распространялся о деталях происходящего со всеми Мстителями разом просто потому, что в таком случае я ждал бы от них поддержки и понимания, но они не стали бы мне помогать. Я попытался привлечь их к проблеме Феникса — со стороны ввести в курс дела и призвать пока что не спешить. Что сделал Пантера? Счел, что я вообще ничего не собираюсь делать, молча пошел на него в лобовую и сам чуть реальность не уронил, и еще меня в этом выставил виноватым. Извини. Но, правда, не удивляйся, почему я могу молчать о чем-то, если считаю, что это знание другим реально не поможет. Особенно если мне не задают конкретных вопросов. Важные вещи я всё же стараюсь сообщать сразу. Но последние два года после истории с Инкурсиями я практически не надеюсь ни на чью помощь, поскольку любые мои действия у товарищей вызывают исключительно осуждение. Такое, что порой уже проще и безопаснее самому.
Тони жестом смахнул проекции и устало потер пальцами переносицу. Скрывать ему, по большому счету, правда было нечего, просто обычно мало кто реально хотел что-то просто обсудить. Даже Дрю рядом теперь не было.
— Трое, — откликнулся Тони. — С ходу о нем помнили трое. Я, ты и Верити. Вали, что примечательно, тоже считал, что избавился от него. Вывод делался просто после его захода в гости к Верити. Пантера и Саммерс в вопросе с Фениксом — помощники заведомо безнадежные, ибо кроме себя могут никого не слышать. А в Лос-Анжелесе... — Старк на мгновение уперся в одну точку пространства, затем хлопнул себя по лбу. — Черти, сначала с этим Фениксом, потом с проклятым Земо совсем забыл об этом. У Локи, как оказалось, были при себе какие-то знаки, очень похожие на весь этот словестный алфавит. На руке, впились в кожу. Спрашивал я про всё это в самом деле затем, чтобы не оказаться беспомощным в случае чего, но вообще в таком случае этих знаков среди тех, что ты выписал, нет. Я из любопытства методом исключения пробовал подобрать значения, получилось так себе. Но потому он иногда с замотанной рукой и ходил. Я попросил его не маячить странными "татуировками" перед домашними и на улице. И вот об этом Вали, наверное, в самом деле лучше не знать. Но не может так быть, что он так упорно гоняется за ним еще и поэтому?
Тони внимательно посмотрел на Стэйнджа.
— А в Лос-Анжелесе... ну, Вали явно попытался отца добить. По какой-то причине не получилось, дальше уже я ему упал на голову. Отжать Знаки мне не удалось, и на меня они, кстати, тоже не действуют, но, кажется, мне удалось хотябы запретить ему приближаться к моему дому, и потому он начал ловить вас в других местах. Уж что вышло... — Железный Человек хотел было сам встать размяться, но вспомнил собственные вопросы и предпочел пока остаться так. — Но вообще до того, как ты спросил про Локи, я думал, что поговорить ты хотел не об этом, а о том, что нам наплели в Хевене.

+1

10

В слова Тони было поверить настолько сложно, что Стефан попросту промолчал. Это и было легкомысленно, это и было безнадежно глупо, но если уж Старк вбил себе это в голову – пожалуйста, пусть страдает. Некоторые люди ничему не учатся, пока не оступятся самостоятельно. А некоторые, ко всему прочему, настолько упрямы, что видят исключительно одну версию событий.
Стрэндж видел миллиарды, и почему-то все варианты сводились к тому, что Лoки неисправим и верить ему нельзя. Слепая вера в того, кто подвел Землю под угрозу уничтожения, была волшебнику непонятна, а потому злила, вызывая необъяснимое раздражение. Из-за него выдохнул – нужно было взять себя в руки.
- Это твой выбор, Тони, - ровно ответил, вперив взгляд в Старка. – Теперь ты знаешь, по каким причинам я не разделяю твое мнение. Я же, со своей стороны, постараюсь понять твои.
«Что мне, безусловно, дается не без сложностей».
- Ты можешь не считать их друзьями, - снова скрестил руки на груди, - как можешь не доверять, но они – герои этого мира, Тони. Люди, которые взяли на себя определенные обязательства по защите Земли и всех, кто живет на этой планете. Угроз становится все больше, а информации – все меньше. Коммуникация между героями снижается, что позволяет угрозам приобретать поистине страшные масштабы. Я знаю, что между всеми командами, героями и теми, кто пытается помочь, немало прений и неразрешенных вопросов, и что все мы остаемся людьми. Но Тони, ты поступаешь крайне эгоистично, пытаясь спасти всех молчком и в одиночку. Не смотри так на меня – твоя любовь к фатализму в исполнении соло ничто иное, как очередное проявление эго. Тоже самое касается и Т’Чаллы, хотя я думал, что он куда разумнее. Но, видимо, в темные времена люди меняются.
«Некоторые – не в лучшую сторону».
- Давай условимся так: постарайся хотя бы предупреждать кого-то о том, что делаешь дальше, и почему это делаешь. Чтобы хоть кто-то, кроме тебя, имел общее представление о творящемся. Например, я.
Пожал плечами.
- У меня достаточно много времени, как ты понимаешь, тем более, я могу поговорить с каждым из тех, с кем ты не можешь, и донести суть происходящего. Я понимаю твои проблемы, так давай сделаем так, чтобы и другие тоже понимали, а не считали тебя самодуром.
Рассказанное про символы-татуировки на руках безымянного заинтересовали Стефана не меньше. Задумчиво потер подбородок, попутно оценивая рост бороды. Кажется, стоит попросить у Пятницы опасную бритву. Не в барбершоп же заглядывать.
- Видимо, Лoки мог выкрасть несколько Букв… - вздох. – Магия – сложная и условная материя, Тони, тут довольно много деталей и факторов, каждый из которых может быть решающим. Но теперь понятно, почему Вали направил свое внимание на тех, кто может быть в курсе Лoки.
Когда же зазвучало «Хевен», Стрэндж заметно напрягся: выпрямил спину, приподнял подбородок и вздохнул так тяжело, словно переводом темы Старк ему на плечи уронил железобетонную плиту.
- Как бы странно не звучало, но я бы предпочел сначала провести какой-то анализ. Это все… довольно шокирующе, и я все еще не могу взять в толк, каким образом могу прийтись тебе родственником. Тем более, Говарду или Марии. И как мы это не замечали раньше сами? Больше похоже на какое-то временное помешательство и обманный маневр той изгнанницы.

+1

11

— На самом деле, я и не предполагал, что реально это мнение вообще кто-то разделит. Верити, разве что, но там совсем отдельная история, — негромко отозвался Тони, всё-таки представляя, каким дураком выглядит, заявляя, что поверил в сам факт существования добрых стремлений Локи. Год назад он бы сам себя за них побил, но с тех пор достаточно многое успело поменяться. — В остальном... если то, что ты сказал, имеет отношение к его поступкам и всё тем же махинациям — за это ему так или иначе потом придется отвечать.
Слова Стрэйнджа под сомнение Старк ставить не спешил, но всё же про себя отметил одну деталь, которую тот или упустил, или всё же имел к ней какие-то уточнения. Про неких Империкул бывший Верховный Маг не впервой уже заикается, но, насколько инженер понял из беглых его уточнений, что это вообще такое, сделал лишь один вывод — до Земли эта хрень не добралась ни полгода назад, ни сейчас, ни где-то в промежутке. Значит, не всё было так однозначно в том числе и здесь, просто без второй стороны сейчас что-либо понять точно уже не представлялось возможным. Разве что лететь в космос и устраивать прямой допрос свидетелей, а в его масштабах это накладно.
Дальнейшие слова Стефана про героев отклика, напротив, не нашли, но сбили с мирного лада в категоричный. С одной стороны он более чем прекрасно понимал причины, с другой — отчитывали как мальчишку его тоже все кому не лень. У этого собеседника разве что тон был менторский, а не обвинительный.
И не отстанет ведь.
— По сравнению с общими масштабами всей этой магической науки, я отдаю себе отчет в том, что на данный момент знаю и понимаю меньшую часть этого всего, — издалека начал Тони, скрестив руки на груди и крутанувшись на стуле обратно в сторону рабочего стола. — Но уже сейчас мне ясна одна деталь — некоторые вещи требуют таких решений, которые не примут другие просто потому, что не поймут. По ряду причин. Я — как и Рид, инженер и ученый широкого профиля. Мы и без магии постоянно сталкивались с такими ситуациями. В последний раз, как ты помнишь, нам пришлось сообща устранить от нашей работы Роджерса, поскольку он был не в состоянии принять требуемое для выигрывания необходимого времени решение, а без этого мир был бы обречен. Та ситуация была по всем меркам аморальной, но... в таких ситуациях как раз проще, чтобы никто не втыкал палки в колеса. Уверен, что в своей одиночной работе по спасению мира от мистической дребедени ты тоже регулярно сталкивался с подобными задачами. И непростыми решениями. О чем никому не сообщал без надобности именно потому, что окружающие не смогут понять и принять задействованных решений. Я постараюсь не молчать. Но что из этого с ходу выйдет на практике — мне сложно обещать. Ты уже не первый, кто об этом просит.
Реакции собеседника на колючий и немного неудобный вопрос Тони не видел, но перемену настроения всё же явно уловил. Правда, он сам относился к этому уже скорее философски, смирившись с тем, что эта тема его уже не первый год преследует в самых неожиданных местах. Даже в том же, мать вашу, космосе.
— Будешь смеяться, но я сам хотел предложить проверить это более современным образом. Могу я, можешь сам — в этом здании есть лаборатории с оборудованием попроще моего личного, если умеешь им пользоваться. А Говард и Мария здесь ни при чем, — собственный нейтральный тон на фоне слов Стрэйнджа выглядел как-то неуместно, но ломать драму моральных сил у инженера уже не осталось. — Я им не родной. И Алан тоже. Надеюсь, хотябы за утаивание этой детали от публики меня упрекать не будут.

+1

12

Затронутые воспоминания об Иллюминатах и сравнение с тем, что обычно делал Стефан, вызвали у него горькую улыбку.
- Не сравнивай, Тони, это разные категории. Я готовился стать Верховным Волшебником, учился быть аморальным и жестоким, когда это требовалось, учился делать то, что доступно только богам – оценивать жизни живых существ. Тебе это невдомек, но Иллюминаты столкнулись тогда лишь с малой частью того, с чем я сталкивался ежедневно. Так что твой вывод неверен: я не говорил о своих действиях лишь потому, что с ними меня учили справляться. Мне не нужна была в них помощь, ведь я знал, как с этим справляться. Хоть ты инженер и ученый широкого профиля, магия и все обязанности Верховного Волшебника для тебя почти как алфавит для первоклашки. Хорошо, признаю – ты делаешь успехи, но как неофит. Пусть я не могу помогать тебе полноценно…
«Правда, теперь у меня есть козырь, но его не хочется использовать».
- … я могу помочь советом. Поэтому нет, Тони, я не прошу – это необходимость. Чем дальше, тем будет только хуже. Очередная Гражданская война, при всех внешних проблемах и угрозах, может стать последней каплей. Понимаю, что у тебя есть все причины думать иначе, однако вспомни, чем пришлось пожертвовать всем тем, кто не согласится тогда с тобой. И чем все закончилось. Я мог бы спустить все на самотек, но твой нынешний статус — это не только магия, но и некоторые обязательства. Например, не вступать в оппозицию к тем, кто может стать второй линией обороны, если с тобой что-то случится.
Казалось бы, ничто в этом мире не могло удивить, но Старк смог. Мало того, что удивил, так и привел в замешательство своим заявлением. Поэтому Стефан многозначительно посмотрел на Тони, пытаясь понять, шутит то или как. Слабое утешение, которое призрачно таяло с каждым мгновением, как Стрэндж осознавал: не шутит.
Потому волшебник поднял руку, потер лоб.
- Грешно спрашивать, Тони, ведь я вовсе не инженер широкого профиля, - вздохнул, взяв себя в руки, а руки снова скрестив на груди.
– Как это – не родной? Я не собираюсь тебя упрекать, но раз вскрылось, что мы с тобой… родственники, - от одного слова «родственники» у Стефана в голосе проявлялись какие-то странные нотки, отследить которые и сам не мог, - надо понять, кто наследил в этом… генеалогическом древе. Может, изгнанница ошиблась? Хотя я не уверен, что у моего брата могли быть потомки, что говорить про меня.

+1

13

— Мне бессмысленно ставить в пример период Инициативы и Гражданской войны, которую мы со Стивом сами же и развязали, Стефан. Ну или лично я, по общепринятому мнению сторонников нашего уважаемого солдата. Я говорил, что я стирал себе память. Тогда, когда меня сместили с поста директора ЩИТа и я долго бегал от преследования из-за базы данных, которую я по уходу удалил и единственный помнил слово в слово. Вы меня тогда собирали по частям, и когда вы вживили мне эту спасительную хрень, — из-за спинки кресла рука указала в лежащий на столе генератор. — Тогда же память мне восстановили из сохраненной ранее копии. Я ни сейчас, ни тогда просто не уточнил, что копия была сделана за четыре года до того момента. Так вышло, на тот момент я не собирался использовать её вообще и скорее проверял свои же возможности, а потом, видимо, стало просто не до того, чтобы её своевременно обновлять. Так что произошедшее тогда я сам собирал по частям уже как сторонний наблюдатель. Должен сказать, это было весёлое время смирения с тем, насколько безнадежным кретином бываю как я, так и окружающие. Но выводы сделал. Надеюсь, что верные. Как минимум подобные ситуации я ни провоцировать, ни повторять не хочу.
А вот вспоминать о том, как он потом со всеми отношения налаживал, даже не помня, в чем перед ними провинился, Тони уже не хотел. Он перестал изображать абстрагировавшееся изваяние и встал, порылся в дальних секциях стола и протянул собеседнику потрепанные и выцветшие бумаги из приюта Софии о том, что Говард с Марией его забрали. И распечатанные копии сканов со всеми печатями и пометками о том, что минимум некто один со схожими именами туда попадал. В общем-то бумаги на него и на Вайля, имевшего на тот момент совсем другое имя. Зачем его скорректировали он уже не выяснил, но предполагал, что это мог сделать равно как ЩИТ, так и Гидра.
— Как видишь, после всесторонних упреков о том, что я никому ничего не рассказываю, я сейчас довольно откровенен. Вообще говоря, исходя из того, что ты вдвое меня старше, я сначала хотел основательно обидеться, а потом вспомнил, что у меня у самого есть Алекс, про существование которой я узнал только спустя двадцать лет, и забил. Ну, буквально, наверное... — Старк прислонился к столу и неопределенно пожал плечами. — ЩИТ постарался. Родной сын Старков — Арно, а не я. Это который отставной инвалид. Меня взяли для прикрытия, потому что я на тот момент подвернулся под руку. Я во всём этом уже три года копаюсь и худо-бедно разобрался в происходящем только тогда, когда Кассандра из желания сделать мне оригинальную гадость нашла Алана полгода назад и натравила его на меня. Собственно, о своей реальной семье я что-то сумел узнать только тогда. Мать — известная рок-звезда со вполне конкретной семьей и биографией и агент ЩИТа, отец — какой-то теневой кадр, о котором никто ничего не знает, кроме имени без фамилии и того, что он был засекреченным агентом ЩИТа, дезертировавшим в Гидру. В итоге по официальному признанию маман прирезала неосторожного папаню еще до нашего рождения, когда он прямо заявил ей про предательство и про Гидру. И где-то на этом моменте я тогда понял, что дальше копаться в этом уже не хочу. В общем, теперь ты посвящен в тайну нашего небоскребного щито-гидровского дурдома. Поздравляю, живи с этим. Чаю заварить?

+1

14

Стрэндж, уже не скрываясь, приложил ладонь к лицу. Все это требовалось переварить, как и утихомирить рвущиеся изнутри вопли о том, что «предупреждать надо». Старк не помнил одну из темнейших страниц истории героев Земли, и со скепсисом воспринимал все аргументы. Как тогда ему объяснить, к чему может привести его внутренняя затаенная обида?
- Вот из-за таких недомолвок порой тебя хочется очень крепко стукнуть, - опустив руку, со смирением произнес, покачал головой. – Но хорошо, что не хочешь. Подобные столкновения только увеличивают ком взаимных обид и упреков.
Когда же в руках оказались документы, свидетельствующие о вписывании в приют. Это уже было что-то весомее слов, за которыми нет никаких аргументов и доказательств. Не то, чтобы они были нужны Стрэнджу, но после всего произошедшего и сказанного пожелтевшие бумаги с рукописными записями, печатью и подписью его совершенно странным образом успокоили. Словно все вернулось на круги своя, словно он снова мог что-то контролировать.
Иллюзия безопасности, которой он избегал, чтобы не расслабиться, подкралась оттуда, откуда он и не ждал.
- И я ценю твою откровенность. Спасибо, Тони, - задумчиво проговорил, изучая бумаги. – Так понимаю, другой – Алан?
Вопрос не требовал ответа, но что-то спросить надо было.
Стефан вздохнул и отложил бумаги на ближайшую поверхность.
- Можешь и обидеться, но я не знаю ни о каких своих отпрысках. Определить, когда нагрешил себе потомков, довольно… проблематично.
Скупая улыбка была с явным намеком на то, чем «страдал» и Старк. Кажется, харизма и переборчивость в женщинах передается наследственно. Правда, усмешка продержалась недолго: дальнейшие объяснения вызывали практически настоящую гремучую мигрень, а потому Стефану потребовалось время, дабы все переосмыслить.
- Мг, - многозначительно хмыкнул, пытаясь ухватить за «хвост» мысль понимания, зародившую под конец объяснений. – Если оба – агенты ЩИТа, то информация о них должна быть в архивах. Больше интересна информация об их родителях, точнее сказать, матерях. Может, я узнаю кого-то…
Стрэндж вновь приложил ладонь к лицу, на этот раз чтобы просто потереть: от всего этого и правда разболелась голова.
- Не дерзи мне, молодой человек, - мягко осадил, скорее, от усталости, чем от чего-то еще, - если не хочешь, чтобы я приступил к воспитательным мерам, раз уж у меня есть родственный карт-бланш. Давай проведем этот… анализ и, наконец, или удостоверимся, или выдохнем.

+1

15

— Угу, Алан. Просто все зовут его уже как знают и привыкли. Не уверен, что другое надо ему самому. Разве что для конспирации, — вновь пожал плечами Тони. На признании "может, кого узнаю" чувственно приложить руку к лицу захотелось уже ему. — Не всё так просто с архивами этих организаций. Я сам был в порядочном раздрае, когда всё это узнал спустя всю жизнь. На минуточку — согласны ребята из ЩИТа или нет, но я чуть ли не единственный внештатный человек на планете, которого не четвертуют за то, что у меня есть к его архивам доступ. И больше двух лет не мог найти ни-че-го. Вообще ничего. Говард когда-то отлично постарался, чтобы затереть все хвосты. Ну или Гидра, сейчас не разберешь. Мне почти случайно удалось выйти на Кассандру, одну из руководителей Гидры, и на радостях загрузить её этой семейной веселухой, так что она пошла дергать за ниточки со своей стороны, озадачившись этой мистерией. И нашла. На стороне Гидры. Так что минимум насчет моего папани у меня иллюзий нет. И, к сожалению, у меня нет уверенности, что спустя столько лет удастся найти что-то еще — минимум его словно на планете и не существовало. Что ЩИТ, что Гидра умеют качественно зачищать базы данных, если видят в этом необходимость. Аманда вряд ли знает больше того, что рассказала.
А если и нет, давить на неё Тони смысла тем более не видел. Он не шутил, говоря, что после ряда откровений растерял к дальнейшим раскопкам интерес. И, судя по всему, не зря. Потому что в таком случае беситься следовало вовсе не на Говарда, но к настоящему моменту все лишние эмоции уже попросту перегорели.
— Если возвращаться к вопросу недомолвок — минимум про это всё я имею право не распространяться. Кому полагалось — те были в курсе изначально. И это еще одна причина, почему я так переживаю за Дрю. Я-то всё это узнал сравнительно недавно, причем до выкидонов Земо с телами-памятью Гидра тоже уже ни о чем в курсе не была. А Джесс живет с клеймом Гидры всю жизнь. Эта история по ней ударила и еще ударит сильнее, чем кажется. И по Алекс, вероятно, тоже. Тут весь дом людей с непростой судьбой, так что вы с амнезийным Локи изначально гармонично вписывались в нашу весёлую компанию, — Старк невесело вздохнул и отпрянул от стола и направился к лестнице наверх. — Если же закрывать вопрос этой многострадальной копии памяти и с тобой, то замечу, что бывают недомолвки неумышленные. Обидные, но неумышленные. Насколько я потом смог разобраться благодаря знакомым, вас позвали на помощь спасать уже фактически труп. У меня самого, скорее всего, тогда уже не осталось ни времени, ни возможностей что-то переделать, и свелось всё к банальному "либо так, либо никак — и либо не станет меня, либо пострадают все". Выбор, мягко говоря, был очевиден. И я не дерзил про чай — у тебя такой вид, словно тебя сейчас удар хватит, потому на полном серьёзе предложил сделать хотябы десятиминутный перерыв. У меня самого уже в горле пересохло, но не думай, что у меня к тебе вопросов нет. Просто все они скорее рабочие, личные уже как-то сами собой отъехали с твоей реакцией на это всё.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [27.08.16] Sherlocks