Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

    Где-то на побережье падали летучие авианосцы, самая известная в мире секретная организация с грохотом пробивала дно; в ещё более далёком и незначительном “где-то там” то ли Иисус, то ли Сатана поднимал из руин целый остров.
А в Аварии всё было мирно.
    © Noname

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [21.08.16] Where There’s Tea, There’s Hope


[21.08.16] Where There’s Tea, There’s Hope

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Печаль делает чай вкуснее. ©
https://media.giphy.com/media/bYyqiYGuCYGpa/giphy.gif

Где-то в Нью-Йорке: Чайнатаун, Святая Святых, а дальше куда занесет

Rescue, Doctor Strange


"Нет ничего лучше чая", - скажет любой из секты чаеманов. В связи с истребленными запасами чая в невероятно тесном обиталище Старка, Пеппер вытаскивает собрата по чаевному духу, Стефана, на поиски новых вкусов, видов и ароматов среди чайных джунглей Чайнатауна. Но тот, кто любит чай и бывал во многих мирах, не может не воспользоваться возможностью, когда поиски не приносят желаемого...

Отредактировано Doctor Strange (22.04.2019 22:21)

+4

2

Вирджиния задумчиво посмотрела в чашку и расплывающимся по стенкам фарфора коричневым пятнам, напоминающим пленку нефти, а оттого и вызывающих отторжение, вздохнула и поняла, что так дальше жить нельзя. Если ещё экономить время на чае и заваривать только чай в пакетиках, то зачем вообще они упираются и пытаются спасать мир, Землю, сами как-то выжить пытаются, если у них нет времени даже на такие мелочи?
Она любила кофе, но не поклонялась ему так, как весь офисный планктон и почти всё цивилизованное население планеты, считающее, что без нескольких литров этого напитка они не смогут сфокусироваться и прийти в себя после сна, не смогут осилить позднюю работу и проснуться. Это немного пугало и напоминало уже наркоозависимость, массовый гипноз, потому что... Ладно, она даже не хотела анализировать причины, по которым все теперь вместо бога верили в кофе. Так вот как бы она не любила кофе, она не могла выпить больше пары чашек в день, а иногда - в неделю, но каждый раз неизменно все кофепития у неё заканчивались чаем.
Чаи она любила разные: травяные, теплые с нотками сухофруктов в послевкусии кенийские, терпкие пуэры, похожие на хорошую родниковую воду белые, яркий дарджилинг, но не любила ту муть, которую чаем называли англичане. Англичане, к слову, вовсе были смешными: считали себя чайной нацией, но мешали его с сахаром, молоком и пили непонятную бурду, в котором от вкуса самого напитка не оставалось ничего, так что можно было заваривать любое самое низкопробное сырье и не заметить разницу.
А ещё для каждого чая была своя баночка-шкатулочка, чтобы ароматы не мешались, чтобы... кажется, у неё эти чаепития почти напоминали выбор парфюма и костюма на сложные встречи, когда надо было своим внешним видом расположить к себе подсознательно партнеров и конкурентов. За годы ведения бизнеса она научилась и не таким приемчикам, благо слабый пол тут получал ряд вполне ощутимых преимуществ, играя с вырезами, разрезами, акцентами и деталями.
Чай помогал настроиться и поднять настроение почти всегда. У Старка можно было или отюстироваться, или залиться кофе, но никак не насладиться вкусным чаем. Чай тут был по принципу "где-то там на полке валяется".
Пеппер ещё раз посмотрела на чайно-нефтяные разводы на стенках чашки и поняла, что и правда хватит это терпеть, поэтому решилась предложить Стрэнджу сделать усилие над собой и выйти в город, чтобы найти что-то поприличнее, что можно пить не кривясь. Чародея она немного побаивалась, на удивление, но не настолько, чтобы выключить уже въевшийся и изрядно утомивший даже её саму синдром всетерпения, всепонимания и всепомощи. Если первые два пункта от неё сейчас может быть и не требовались, то вот помощь явно была необходима: необходимо было его спасти от той бурды, которую он заливал в себя, от тленного саморазрушительного бездействия и... И, в конце концов, чай всё равно должен был сделать всё намного лучше, а Стефан, как женщина справедливо полагала, разбирался в чае куда лучше неё, так что, в некоторой степени, можно было считать, что он помогает ей.
- Никогда не была в Чайнатауне, - и пешком она тоже давно не ходила, если вдуматься, потому что все её передвижения были от двери дома до двери машины, а от двери машины до двери Возрождения. То, что она ещё не превратилась в нечто бесформенное, можно было списать на постоянный стресс и фитнес-зал. - И не говорю на китайском... Китайцы же не любят продавать хороший чай чужакам, я правильно помню?

+2

3

Трепетная осторожность, с которой практически все окружающие относились к нему в последнее время, не выводила из себя по одной простой причине: Стрэндж уже сталкивался с подобным. В те времена, когда из талантливейшего хирурга авария превратила его в бесполезного инвалида с трясущимися искалеченными руками, на него смотрели приблизительно также, с той же осторожностью форсировали вокруг да около, пытаясь «не навредить» заботой и социализацией. Тогда Стефан воспринимал все болезненно, агрессивно, «в штыки», потому что не мог смириться с потерей своего главного инструмента – рук. Сейчас потеря магии, титула Верховного Волшебника и вообще всего, что было смыслом его жизни, после всего того, через что он прошел, казалось временными трудностями. Но окружающие словно бы не считали так, и мужчина не пытался никого переубедить: у него едва хватало сил, терпения и такта не перекладывать свои проблемы на чужие головы, и так забитые колоссальным числом проблем совсем иного уровня.
Однако отказаться от прогулки за восполнением и обновлением чайной коллекции, которая в большом и тесном доме Старка была, мягко говоря, душераздирающей в самом негативном смысле, оказался не в силах. Вирджиния будто нашла какую-то ниточку, потянув за которую открыла ларчик, где Стефан хранил что-то настолько приземленное, что это практически вернуло из пучин тлетворного самоедства к жизни.
Редчайшее, но какое полезное умение.
Стрэндж был не против размять ноги, а потому степенно, заложив руки за спину, шел рядом с Пеппер прогулочным шагом. Оглядывался по сторонам, ненадолго задерживая взгляд то на витрине, то на вывеске, то на здании – все это видел, но в астральном плане, «третьим глазом» или еще как, но не в реальном воплощении. Настоящий Нью-Йорк, без магии, казался… серым.
Сам себе Стефан казался капризным пресыщенным туристом, у которого отобрали купончики на бесплатные экскурсии, поэтому комментарии держал при себе: они плохо подходили для светских бесед.
- Болезнь больших городов – можно жить в одном месте, где есть все необходимое, и никогда не побывать на соседней улице. Я был в каждом из уголков Нью-Йорка, но, честно признаться, с удовольствием ограничился бы Центральным Парком – там воздух лучше.
Мягко улыбнулся, сворачивая в широкий переулок, кое где заставленный автомобилями.
- Здесь можно срезать, - пояснил, покосившись на Поттс. – Верно, китайцы относятся с подозрением к белым. Даже здесь считают нас туристами, а потому к ним нужен… особый подход. Но не волнуйтесь, у меня богатый опыт общения с ними.
То, что должно было звучать как ободрение, почему-то прозвучало не то как угроза абстрактным китайцам, не то как обещание каких-то невероятных приключений, после которых обязательно будут сниться кошмары.
По Уайт стрит они вышли аккурат к череде магазинчиков, лотков и бурной жизни китайского населения, которое жило с девятнадцатого века.
- Когда-то этот квартал назывался Пять углов, - негромко говорил Стефан, уверенно идя между человеческого потока, - из-за схождения пяти улиц в один странный перекресток. Здесь селили нищих мигрантов, из-за чего к концу девятнадцатого века здесь было хуже, чем на войне. А когда сменился век, именно здесь заседали самые крупные и властные мафиози.
Сделал паузу, мягко отодвинул Вирджинию с пути то ли слепого, то ли упрямого китайца с огромным подносом горячей лапши.
- Надеюсь, моя экскурсия не обременительна. А нам сюда, - не дождавшись ответа, указал на неприметную дверь. - Советую задержать дыхание перед тем, как войти: эффект будет... ярче.
В полумраке узкого помещения, разделенного на бесконечно длинный прилавок и совсем малую зону для посетителей, чем только не пахло: и чабрецом, и ванилью, и луговыми цветами, и альпийскими травами, и перцем, и корицей, и чем-то сладким, и чем-то опасным. Все стены были полками, а полки представляли собой настоящие ульи, в сотах которых были стеклянные баночки с чем-то, похожим на сушеные листики.
- Wènhòu lǎo péngyǒu, - кратко произнес Стрэндж, хлопнув ладонью по прилавку рядом с сонным старичком, который тут же вскочил и сонно засучил руками.
Стефан смиренно ждал, обратился к Пеппер:
- Вирджиния, позвольте представить - Лиам. Лиам, это мисс Поттс.
Старичок мгновенно замолчал, подозрительно пощурился на женщину, что-то проскрежетал, но все же подошел и протянул сухую тонкую руку для рукопожатия.
- Приятно знакомисься. Надеюс, вы не за сем-то магисеским.

Отредактировано Doctor Strange (28.04.2019 17:49)

+2

4

Стрэндж шел небыстро и размеренно, но Пеппер приходилось подстраиваться под его шаг и... привыкать ходить. Она с грустью осознавала, что ходить почти что разучилась, чтобы не от кабинета до кабинета, не от двери машины до лифта или обратно, а именно спокойным прогулочным шагом, никуда не торопясь и не прокручивая при этом план переговоров и особо сложные моменты, которые стоило затронуть или, напротив, обойти вниманием.
- Даже не представляю, когда я была в последний раз в парке, - она грустно улыбнулась и пожала плечами. Не считая мелочей и нюансов, связанных с тем, насколько её жизнь пошла не по тому плану, который она себе нарисовала ещё лет в четырнадцать, не считая супергероев и все неприятности связанные с ними, она всегда хотела быть бизнес-леди, жаловаться было глупо. А Пеп была достаточно умна, чтобы осознавать, что за все нужно платить свою цену - иногда деньгами, иногда временем, иногда даже упущенными возможностями, потому что всё разом охватить невозможно.
Сейчас, целенаправленно оставив свои замашки лидера и даже диктатора, потому что без этого бизнес развалился бы сразу же, женщина просто следовала за своим спутником радуясь, что, наконец-то, может не думать про каждый шаг и побыть какое-то время ведомой. Где-то внутри, разумеется, билась тревожная мысль, что она не знает, куда её заведут в этот раз, но очень хотелось бы надеяться, что заведут правда за чаем. К тому же, Стрэнджу было не грех вынырнуть из образа всеми оберегаемого пострадавшего и снова почувствовать себя снова ведущим.
Она только бросила быстрый и тревожный взгляд, когда услышала подтверждение своему предположению о том, что китайцы им особенно не будут рады, но, на всякий случай, не стала уточнять, что именно за правила обращения с ними знает маг. На всякий случай она снова подавила поднявшуюся тревогу, что бывших героев не бывает, что даже такая безобидная прогулка ведёт опять куда-то не туда, расправила плечи и ответно мягко улыбнулась.
Улыбаться мягко, почти по-матерински, Пеппер умела лучше всех. Она многое умела лучше всех, но не обо всех её талантах было известно, не все таланты было кому продемонстрировать, потому что готовить, например, на себя одну, почти что глупо. Может быть и не глупо, но всё равно остается где-то далеко от амплуа бизнес-леди или человека, который с завидной регулярностью прощает всё Тони Старку и пытается достучаться если не до его разума минуя его гениальность, то хотя бы до чувства самосохранения.
- О, я только буду рада экскурсии, тем более, что это явно не будет стандартными фразами из туристических брошюр, - Вирджиния послушно задержала дыхание непроизвольно тут же начиная внутренний отсчет. - Ох!
На неё хлынула лавина ароматов.
Если Верховный Маг её предупреждал о том, что эффект будет ярче, то о том, что он будет ошеломляющим - нет. Она на несколько мгновений почувствовала, что от обилия разных ароматов у неё закружилась голова и все полки смешались перед глазами в яркие цветные пятна.
- Очень приятно, Лиам, - имя было не китайское, кажется, но она ответно протянула руку и аккуратно пожала ладонь китайца. - Магическое? О, нет-нет, я никакого отношения не имею к магии, я просто хочу чаю? - она жалобно-вопросительно перевела взгляд на Стрэнджа призывая его помочь даме в беде, потому что с таким обилием всего объяснить, что именно она хочет и не оказаться при этом посмешищем из-за наивных и примитивных описаний, было сложно. - Разного чая, но тут всего так много, что я не знаю, с чего начать.

+3

5

- Просьто саю? – повторил Лиам с таким негодованием, что Стефан с укоризной на него посмотрел. – Сто смотрись, лисий сын? Кого си мне привел?!
Взгляд волшебника изменился, обрел оттенок сомнения, словно бы и сам озадумался, зачем привел сюда Пеппер. Затем вздохнул, прошелся вдоль прилавка.
- Я смотрю, у тебя клиентов прибавилось, - невозмутимый тон Стрэнджа словно бы приструнил китайца. – Полки пустуют от избыточного спроса, сплошные очереди…
- Но «просьто саю»?!
- Я предупреждал, - Стефан развернулся и медленно зашагал обратно, - что торговля – не твое, Лиам. Надо было оставаться смотрителем моста на Фуджи, прикрикивал бы на мигрантов из других миров, а не тех, кто пытается купить у тебя чай. Кстати говоря, это точно чай? Похоже на клихенгорские водоросли, которые, как ты знаешь, отправляют на самое клихенгорское дно. Надеюсь, ты не продаешь их под видом женьшеневого улуна.
Встав рядом с Вирджинией, мягко и ободряюще ей улыбнулся. Не хватало фанфар и плаката «наша взяла», потому как одолеть вредного продавца-китайца было лишь малой частью развлечений на сегодня. Не то, чтобы Стефан что-то планировал, но перепалка словно вернула вкус к жизни.
Ненадолго, но сам факт.
Лиаму, кажется, было совсем «невкусно» в этот самый момент. Скорчив весьма странную рожу, которая, видимо, должна была сойти за «невероятно дружелюбную», процедил женщине:
- Сьто вы желаесе? У меня правда есь клихенгорськие водоросли. А есе – марсьианские колюськи, хоросий афродисиак. Шосьшуановские лисья тоже можно заваривась, но лучше жевась – так вы призовесе много-много кавалеров на…
- Лиам, - в мягком голосе Стефана зазвучала сталь, и Лиам замолк. Поворчал что-то под себя.
- Есь зеленый и… зеленый. Белым же неважно, какую траву заваривась.
Стрэндж поднял ладонь к лицу, сомкнул указательный и большой палец на переносице, помассировал.
- Прошу прощения за моего друга, Пеппер, он не в духе. Однако у меня есть идея, где мы можем достать весьма и весьма неплохой чай. Идемте. Лиам, всего хорошего.
Лиам от чистого сердца выругался на китайском. Стефан переводить не стал.
Уже на улице, когда закрылась дверь, задумчиво вдохнул полной грудью и выдохнул.
- Кстати, если все-таки хочется купить колючки, то самое время. А чай… чай есть у м… кхм, то есть, в одном весьма и весьма примечательном доме. Я там жил… какое-то время.
Помолчал, разглядывая снующую вокруг толпу.
- В Святая Святых.

+2

6

Культуры столкнулись лбами и опять не сильно подружились: Вирджиния сделала небольшой шажок назад под натиском негодования Лиама, растерянно нахмурилась и скрестила руки на груди в защитной и недовольной одновременно позе. Вероятно, если бы она что-нибудь сказала про Маофэн, Да хун Пау, Лу инь Дзинь или ещё о каком-то другом виде чая, ей бы всё равно остались недовольны. Она не пыталась изображать из себя специалиста, готова внимать новым знаниям, вместо этого получила порцию незаслуженных упрёков на ломанном английском.
- Что? Какие водоросли, какие колючки? Что происходит?! - Стрэндж явно понимал в болтовне китайца, который не хотел продавать ей чай, сильно больше, как и в том, что тот распихал по своим баночкам, так что первая растерянность сменилась легкой насмешкой и любопытством, с которым она наблюдала за тем, как оживился получив удобное для себя поле битвы Стефан. Неплохо, даже уйдя без чаю они выполнили часть её программы на эту прогулку, другое дело, что ради этого она, наверное, не готова была выслушивать столько странных слов и непонятных оскорблений каждый раз, но по особым случаям... чего только не сделаешь ради пользы и бодрости духа.
Впрочем, запомнить это место стоило, а потом, возможно, отправлять сюда кого-нибудь, кто решит слишком много умничать и возомнит себя центром вселенной, чтобы немного отрезвило. Да и мало ли ещё какое применение можно найти сварливому китайцу, его водорослям и колючкам. Впрочем, те странные снадобья с сомнительными отсылками к странным географическим объектам не вызывали у неё доверия.
- Всего доброго, Лиам, - во всяком случае, ответ должен был быть ассиметричным, так что не стоило уподобляться торговцу всякой дрянью и становиться невежливой, но, покинув лавку, Пеппер вздохнула с явным облегчением на всякий случай даже не задавая вопроса о том, сколько долгих и счастливых лет жизни им пожелали напоследок. - Мда... - она вдохнула, выдохнула и рассмеялась. Пожалуй, именно этого ей и не хватало в лавке, но там она была несколько обескуражена, да и хорошо, что не рассмеялась, а то бедный китаец улетел бы на первой космической уже куда-нибудь на орбиту. - Контакт культур прошёл феерично, без вас он бы меня там загрыз. И... колюськи... боже, я даже не повторю этот дивный акцент... пожалуй всё не так плохо, мне кажется, обойдусь как-нибудь без них, - правду говорили, что страшнее китайца, говорящего по-английски, мало что можно найти. Можно, но не стоит.
Пеппер деликатно сделала вид, что не заметила заминку в словах Стефана. Всё-таки он был не таким привычным как Тони, нельзя так просто было схватить его за плечи, потрясти и, заглянув в глаза, попробовать выпытать признание, почему у него неспокойно на душе. Ещё, конечно, хотелось вытрясти из него, что он такое о ней думает (или как она выглядит), что полагает, будто бы её заинтересовала бы покупка тех, прости боже, колючек.
- А это будет удобно? - она тоже посмотрела на снующую толпу. - Я вас не опозорю и не подведу со своим невежеством в Святая Святых?

Отредактировано Rescue (10.06.2019 20:00)

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [21.08.16] Where There’s Tea, There’s Hope