25.04.19 С Днем Рождения, Верити!

19.04.19 С Днем Рождения, Пеппер!

13.04.19 С Днем Рождения, Дэнни!

Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

    Дэниэл Рэнд сидел in офисе, пил зеленый чай and честно пытался разобраться с текущими делами. Дела шли хорошо, if in целом, but документы по сделкам надо было читать внимательно, а глаза and мозг уже болели. © Iron Fist

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [16-18.08.16] Ashes and claws


[16-18.08.16] Ashes and claws

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/nxJsOYM.png

школа им. Джины Грей; просторы Уэстчестера

Rogue, Marvel Girl, Wolverine


Про то, как воля Феникса не всегда совпадает с желаниями его носителя. Про то, что могилы разрывают не только вандалы и мародёры. Про то, как сложно помочь тому, кто помощи не ищет. И про то, что встреча старых друзей никогда не обходится без доброй драки и пива.

Отредактировано Wolverine (29.03.2019 23:24)

+5

2

16.08

Росомаха громко выдохнул – как если бы всплыл со дна океана набрать воздуха – жадно и как можно больше. Только набирать, казалось, было нечего. Воздуха чертовски не хватало. Такое ощущение, что на голове был тугой обруч и сдавливался он сильнее с каждым неловким движением. Духота. Первое, что он смог ощутить, как только открыл глаза – невыносимая, давящая духота. Затем в нос ударила вонь от разложения – разложения собственного тела. Тесно. Темно. Хреново. Незнакомо. Где он? Что он помнит? В голове туман из фрагментарных воспоминаний – кажется, он выполнял очередное дело в рамках своей программы. С кем? Когда?.. Что случилось? Какого… Росомаха попробовал привстать, но задел головой верх притолоки – или что это там было. Зарычал от раздражения, машинально хотел вскинуть руку, чтобы загородиться и потереть лоб, но стукнулся костяшками пальцев о что-то другое, застряв ладонью между стенкой и бедром. Грязно выругавшись про себя, согнул стопу – со стороны ноги тоже грань – и сердито пнул стенку пяткой. Грёбаная темнота, где ничего не видно, но понятно было только одно: он заперт во всех плоскостях. В чёртовой тесной коробке.
Первая мысль, самая дурная, но самая вероятная и инстинктивная, могла быть проверена только единственным способом. Сжав зубы, Росомаха сумел устроить руку на животе, задержал дыхание – понимая, что воздуха здесь нет, а подыхать и заново регенерировать отмершие от нехватки кислорода клетки мозга было занятием сомнительным для удовольствия и времени. Направляя кулак кверху, выпустил когти. Адамантий беспрепятственно вспорол коробку – судя по запаху, древесина, сталь и какая-то смесь полимеров, которые тут же перебили застоявшийся запах разложения. Зажмурившись, он мысленно отсчитал пару секунд, а затем повёл рукой к стопам. Хлынувшая вязкая земля мгновенно подтвердила его предположения – это гроб. Хренов гроб. И похоронная процессия состоялась явно не вчера.
Росомаха чувствовал, что до потери сознания времени у него мало – как и то, что положение его паршивое; сырая земля не играла на руку. Смещая центр тяжести, рванул кулаком кверху, затем вспорол крышку второй, образуя дыру, в которую стремительно набивалась земля. Сцепив зубы, незамысловатыми движениями молча отталкивал её под себя, под колени и далее к ногам. Когда в ногах образовался плотный вал, Росомаха, подтягиваясь руками, начал вставать, сопротивляясь хлынувшему потоку земли. Холодная, вязкая и липкая, как глина, она затягивала вниз, заполняла собой пространство, придавливала книзу. Вверх, вверх – только вверх, иначе всё напрасно, иначе он утонет здесь. Разгребая руками почву, он сумел занять относительно вертикальное положение и навалился грудью вперёд, чтобы не свалиться обратно. Ещё один рывок наверх. Последний. Ещё один…
Громкий вдох – настоящий, насыщенный, полный свежего воздуха. Оказавшись над землёй, Росомаха по-рыбьи хватал воздух с несколько секунд, чтобы унять в висках нарастающую боль. Затем, ловко орудуя когтями, как ледорубами, вытянул себя из-под земли и откатился в сторону, подставляя лицо тёмному небо. Он был выучен – нет, запрограммирован – не давать слабину в самых тяжёлых ситуациях, но сейчас ему было необходимо продышаться и выплевать всю землю, что скрипела на зубах. Так и лежал, тяжело дыша, словно уставший после охоты зверь. Зверь… это он. Животное. Кажется, так его называли. Кто? Люди в униформе. Он не мог вспомнить их очертания, но хорошо помнил их запахи, практически ощущал у себя в голове. Запахи – и все эмоции, которые они вызывали: постоянное ощущение загнанности, чувство клетки вокруг, злость и ярость, отчаянная боль и жажда защититься. Жажда их крови.
Последнее ощущалось особенно чётко.
Заставить их выть, порвать их в клочья – этот звериный инстинкт, впитавший в себя уже и нечто по-человечески осознанное, работал сильнее всего.
Росомаха сбросил с ноги ненужный ботинок – второй застрял где-то под землёй – и поспешил прочь, подальше от неизвестной ему могилы, подальше от причудливых запахов, которые казались вовсе не чужими. Вперёд – туда, откуда несло резиной покрышек и асфальтом, металлом и ржавчиной. К дороге. Он найдёт себе автомобиль, на котором его учили ездить, а затем выследит их. Как-нибудь.

Отредактировано Wolverine (02.04.2019 18:08)

+5

3

А девиз данного отыгрыша - "Слабоумие и отвага". Слабоумие и отвага - сильная духом, но слабая кукухой.

Медленно опустившись на кровать, Анна провела ладонями по лицу. Не плакать. Глаза предательски защипали. Не плакать. Губы сжались в одну белесую линию. Не плакать! Пощечина, способная вырубить даже подготовленного военного, но  она ей нипочем. Щека даже не покраснела, чего не скажешь о глазах. За последние несколько дней Роуг выплакала, кажется, годовые осадки Лондона. Еще никогда в жизни девушка не ревела несколько часов кряду, изредка заставляя себя выпить хоть стакан воды. Естественно, делала она это подальше от посторонних глаз, поэтому свое возвращение в Школу южанка особо не афишировала,  решив забрать вещи из квартиры Рэми чуть позже, возможно никогда. Ведь если он даже не уничтожит в прах все ее имущество с таким трепетом перевозимое из Школы, то может, спрячет в кладовке или раздаст бездомным. Намерения мужчины разойтись она увидела так четко и ясно, как никогда прежде и это отчаяние в его глазах, с которым креол произносил последние слова… Не плакать! Снова удар и теперь явственно почувствовался привкус крови во рту. Роуг всегда была сильной, храброй, отчаянно верной девушкой, но сейчас внутри все сломалось. Ей совсем не хотелось ничего, словно Смерть вытравил своим ядом ее душу, вырвал дрожащими руками все еще трепыхающееся сердце и растоптал его грязным башмаком. Оказалось, для Анны расстаться после того, что было у них с Рэми – все равно, что пустить себе пулю в лоб. Хах забавно. Вспоминая недавние события в Канаде, где Шел решила задушить свою гордость, найдя Гамбита в Орлеане, девушка едва дышала, заглушая всхлипы мокрой от слез и соплей подушкой. Как так получилось? Почему?! Неужели тот крохотный миг, что они были вместе и есть счастье, не способное продлиться на долгие годы? Чем они заслужили это дерьмо?!
Роуг медленно сползла с кровати и, подойдя к окну, открыла фрамугу.  Теплый ветерок мигом залетел в комнату, едва покачнув занавеску. Девушка знала, что в мире происходили чудовищные события и ее личный Апокалипсис сейчас мало кого волновал, но у нее не было сил даже думать об этом, не говоря уже о том, чтобы действовать. Ее сломали. Обхватив дрожащими руками плечи, южанка выпорхнула из комнаты на улицу, незаметно проникла на кухню, где выудила из холодильника две баночки ледяного пива и также незаметно скрылась по направлению к могиле старого друга, единственного друга, который мог дать совет, не произнося ни слова.
Хоть на улице и стояла жара, на Анне были надеты джинсы и кофта с длинными рукавами. Этот барьер хлипкой соломинкой удерживал девушку от очередного приступа отчаяния, итак погрузившего звонкую южанку на дно эмоционального болота. Слова креола о ее несостоятельности, ее ущербности и нежелании самой что-то делать, меняться, пересекались с длинными монологами о ее страхах и недоверии, которое девушка не может никак перебороть доводили до форменной истерики. Ее распирало от отчаяния и злости. На Гамбита, на себя, на весь мир вокруг. Возможно, именно по этой самой причине Роуг не сразу обратила внимание на внешний вид могилы. Южанка приземлилась в нескольких метрах от холмика, резким движением откупорила обе бутылки (одну для друга) и повернувшись на пятках к месту захоронения, маленько охренела.  Глаза планомерно увеличились в размерах раза в два, а рот застыл в приоткрытой полуулыбке. Наверное, Анна сейчас напоминала какую-нибудь куклу из старого сериала «Улица Сезам»,  если вообще это выражение лица можно было с чем-нибудь сравнить.
- Черт побери.– Медленно подойдя к ямке, образовавшейся на месте поросшем газоном, Шельма  еще медленней опустилась на коленки. Поставив обе бутылки на надгробие, южанка заглянула вниз. – Эээй, здесь_есть_кто-нибудь? – Сплошным шепотом сорвался с губ самый тупой вопрос из всех, что сейчас можно было спросить. И ответом ей была тишина. И кузнечик, примостившийся на горлышке вспенившегося нефильтрованного. - Если сегодня еще кто-нибудь родится или умрет, то я точно останусь без обеда...
Земля была вывернула наизнанку, словно огромный крот с когтями по пятнадцать сантиметров, копал из глубин своего самосознания и выбравшись наружу, ушел по кривой бренного бытия куда-то в сторону э… Нахмурившись, Мари огляделась вокруг. Остатки земли терялись в газоне, но по примятой траве было понятно, куда направился ходячий. Скорее всего, девушке стоило бы испугаться, позвать на помощь  кого-то из Школы или на худой конец позвонить брату, чтобы тот предложил пару адекватных вариантов того, что случилось (а также соль, колья, серебряные пули, мочу перуанского дятла и т.д.), но вместо этого Анна молча направилась вслед за зомби или кем сейчас являлся Логан. Следы оканчивались у дальней ограды, выходящей к небольшому леску, за которым шло шоссе. Куда направился внезапно воскресший друг Роуг даже не предполагала, в ее голове сейчас крутилось много разных мыслей от «он воскрес или его опять выкопали на опыты» до «сколько скидываться на повторные захоронения в случае чего».  Взмыв в небо, южанка пролетела несколько метров в сторону посадки. Оглядевшись и не найдя никаких намеков  праздно шатавшегося трупа, полетела в сторону дороги. Признаться, найти Логана в среде его естественного обитания – та еще пытка для слаборазвитых, но сейчас Анна соображала весьма скверно, и лишь добравшись до шоссе и увидев несколько припаркованных автомобилей скорой и полиции, поняла, что одна не справится. Однако ни телефона, ни коммуникатора с собой не оказалось, а внизу, одинокий мужчина, немного потрепанный и испуганный, указывал  стражам порядка куда-то дальше по трассе, в сторону города.
- Ну, трупы водить же не умеют… Правда? - Не став больше привлекать к себе внимания, Шельма направилась в сторону города моля всех известных богов, чтобы Логан не вляпался больше ни в какую историю.

Отредактировано Rogue (02.04.2019 16:48)

+5

4

Росомаха спешил. Стягивая с себя на ходу впитавший запахи разложения пиджак, отряхивая некогда белую рубашку, которую тоже бросил где-то в кустах, спешно – почти бегом – стремился к шоссе. Туда, откуда шёл чёткий запах резины, выхлопов и тёплого асфальта.
Выбравшись на обочину, он лениво обернулся на просигналившую мимо фуру. На скорости она подняла столб пыли и взвинтила в воздух смесь запахов. Росомаха принюхался и зарычал – нужного среди них не обнаружил. У него был острый нюх, но он всё еще не знал, как выследит тех, кто запирал его в клетке, не имея никаких следов. Жажда их крови казалась невосполнимой, и лучше бы ее хоть сколько-нибудь утолить: голодный зверь всегда опасен.
В отдалении забрезжил слабый свет двух огней – они катили медленно, расширяясь от точек до двух чётких кругов, а затем и фар. Росомаха вышел на полосу, уверенно зашагал навстречу.  Автомобиль, который делал от силы сорок миль за час, среагировал довольно поздно – водитель даже посигналить не успел, а тут же выкрутил руль и вдавил по тормозам. Поднялся пронзительный визг колёс, машину занесло на обочину, красный «жук», предварительно отхватив адамантиевыми когтями по капоту, влетел в заграждение. Несколько мгновений было слышно только остывающий мотор, а затем из автомобиля выбрался человек – выше на две головы, в джинсовой куртке и очках.
– Ты что, охренел?! Эй, я к тебе обращаюсь, кретин!
Росомаха глухо зарычал. О, он прекрасно всё слышал – и по интонации и общему волнению понимал, что человек сердится. Но... ему откровенно было плевать. Он зашагал навстречу, держа руки наготове.
– Дорогой, садись в машину, давай уедем... – женщина, оказавшаяся на пассажирском сидении, понимала куда больше. От нее Росомаха улавливал тревогу. Ну хоть одного из них смутил вид босоного коренастого заросшего мужика в одних брюках. – Сэр, Вы в порядке?..
– «Садись в машину»? Посмотри на бампер, все всмятку!
– Дорогой, пожалуйста...
– Эй, ты, хрен! Слушай сюда, мудак... Аааа!
Между «мудак» и «аааа» Росомаха подобрался вплотную и обнажил когти, безальтернативно намекая, что ему под руку лучше не соваться. Незадачливый водитель громко взвизгнул, когда когти вспороли воздух возле его уха, а пальцы грубо ухватились за край ворота. В следующий миг водитель полетел через обочину куда-то в кусты, а его спутница поторопилась следом без посторонней помощи. Сообразительная, однако.
Оказавшись в салоне автомобиля, Росомаха сморщился от новых запахов, среди которых самым ярким был горький дым; после секунды замешательства он сдал назад и затем резко рванул машину прочь, по пустому шоссе.
Натужно тарахтевший «жук» едва осилил две мили, прежде чем зачахнуть окончательно. Похоже, Росомаха вспорол когтями не только крышку капота. Хмуро взглянув на себя в зеркало заднего вида, Росомаха оскалился и выбрался наружу, бросив машину прямо на проезжей части. Ничего – найдет другую, тем более, что запах бензина стал настойчивее. Бензина, жареного мяса, лука... И?... Что-то горьковатое, но приятное. Спирт. Точно спирт. Росомаха принюхался к вечернему воздуху, отделяя одни ароматы от других, и направился в ту сторону, откуда несло едой. Как голодный зверь.
Вся эта мешанина запахов вывела его к небольшой провонявшей перегаром и потом кирпичной коробке у дороги, ведущей от шоссе через съезд. Придорожное кафе с припаркованными байками и парой огромных фур. Росомаха окинул пристальным взглядом мотоцикл, снял с висевшей на ручке кожаную безрукавку, украшенную черепом на спине. По странной интуитивной памяти – будто это было все в другой жизни – он примерно знал, что ему надо делать. И даже сел бы и поехал прочь, гонимый жаждой мести, если бы не эти запахи сосисок, от которых нутро сводило: голод был настолько сильным, будто он не ел целую жизнь.
Росомаха отпустил ручку байка, снял стопу с ножной подставки и решительно направился в кафе. Внутри сомнительного вида заведение вполне соответствовало той карте запахов, по которой он сюда явился: кругом уставшие, хмурые люди, от которых несло маслом, бензином и дорогой, расставленные по всему залу кружки по спиртным, табачный дым. Люди курили, тихо разговаривали, играли в бильярд, кто-то развлекался в туалете. Росомахе не было до них никакого дела – он только хотел есть. Настолько сильно, что бесцеремонно навалился на дверь кухни за барным прилавком.
– Йо, мужик! – бармен опешил, завидев босоного посетителя. – Туалет в другой  стороне... – Росомаха, не обращая внимания, толкнул дверь. Есть. Он хотел есть. – Чёрт!.. Эй! – бармен бросил полотенце на стойку и рванул к нарушителю. – Здесь только для персонала... – он положил руку на плечо на Росомахе, а в следующий момент перелетел через его голову, плашмя ударившись о пол. Бармен охнул, а затем завизжал, когда вновь открыл глаза и увидел руку с занесенными когтями.
В зале как по щелчку синхронно отодвинулись стулья, любопытные и небезразличные – или, вернее, те, кому не терпелось ввязаться в драку – повскакивали с мест.
– Э, какого хрена происходит?
– Да это же мутант...
– Вы видели?
– Эй, ты, проваливай, пока не!..
Но кто-то оказался менее сдержанным и на слова не растрачивался – кафе оглушило звуком выстрела. Кольт. Тяжёлой оружие, особенно с короткой дистанции. Бьёт так, что человека отбрасывает на спину – только Росомаха человеком не был, и, глухо зарычал, оборачиваясь назад, наглядно демонстрируя присутствующим, как работает его исцеляющий фактор, как стягивается кожа на голове, где пуля оставила глубокую кровавую борозду. Зря это они.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Настоящее » [16-18.08.16] Ashes and claws