Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Нельзя было сказать, что Курта птица не пугала. Пугала, еще как. Его бурная фантазия уже несколько раз успела предоставить ему разные исходы этого разговора; начиная от сгорания заживо и заканчивая какими-то абсурдными картинками, где Джин вместе с Фениксом бегали кругами вокруг вертела, на котором был подвешен (почему-то вверх ногами) сам Змей.

© Nightcrawler

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.08.2016] Wasted


[25.08.2016] Wasted

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Wasted
https://i.imgur.com/P4LOOfF.png
https://i.pinimg.com/564x/b9/b2/37/b9b237dc153feb9d1b8b0356174001a3.jpg

25 августа 2016 года
Нью-Йорк

Press X to respawn

Стефан Стрендж не давал о себе знать уже больше полугода. И вот сегодня в самый неподходящий момент Клеа снова смогла ощутить действие его магии в обозримом пространстве Вселенной. След быстро исчез, но и этого было достаточно, чтобы Верховная Волшебница Тёмного Измерения ступила на Землю и хотя бы попыталась разыскать бывшего супруга.

https://i.imgur.com/P4LOOfF.png
Clea, Noname

[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+5

2

День начался с того, что сверху, с большой высоты и с премерзким звуком шлёпнулась влажная ворсистая тряпка. Это заставило никого очнуться, резко взмахнув руками сесть и отбросить прочь с лица непонятный липкий предмет.
В ответ на хаотичные телодвижения тот обиделся и с утробным урчанием сполз никому на шею, а оттуда скатился по футболке на пол, оставив его в недоумении оглядываться.
Мелко сплюнув попавшую в рот слизь, безымянный отыскал пробудившую его тряпку. Ответив ему бездонным взглядом, полным оранжевых и розовых искорок, тряпка встопорщила серые ворсинки и шустро скрылась из глаз за высокой стопкой книг.
— Всё чудесатее и чудесатее, — пробормотал никто и звучно чихнул. От этого звука вокруг просыпалось ещё около полудюжины разноразмерных волосатых шаров. Ещё столько же, напротив, подпрыгнули из разных мест вокруг и в разные стороны, забрались в какие-то щели и негодующе оттуда заскрипели.
Под неслаженный скрип, никто попытался подняться. Голова не кружилась, но спешить не хотелось. Спешить надо было или к цели, или от проблем.
Ни той, ни других поблизости не было. Был солнечный луч, наискось пробивающий пыльную взвесь. Был листок бумаги, сам себя сворачивающий в кенгуру. Были полки до самого потолка, заставленные предметами с непонятным назначением.
А, может, никто и поторопился решить, что спешить совсем некуда. Не доверяя ногам вполне, он поднялся, перебирая руками по спинке стула. И тогда почувствовал взгляд. Оценивающий, пока что не добрый и не злой, идущий сразу со всех сторон взгляд. Не так, как в толпе фанатов “Ливерпуля”, когда на шее красно-черный шарф. Обладатель этого взгляда был один.
И, кажется, он был болен.
Но это не значило, что он не может растереть кого-нибудь в порошок.
— Ладно. Ладно, я понял. Я не туда зашёл, я уже ухожу, — сказал никто, хотя и не был уверен, что в самом деле оказался где не хотел. Или что оказался там, где его не хотел видеть незримый наблюдатель. Только свои желания в памяти не всплывали, а желания кого бы там ни было — пусть или определят явно, или идёт в пень.
За узкой дверью, украшенной тремя глубокими параллельными засечками, оказался коридор. Никому показалось, что он при встрече попытался выгнуться в ленту Мёбиуса, но дёрнулся, как будто к концу оказался привязан непосильный груз, да замер как самый простой интерьер.
Может, показалось. Может, коридор просто рассмотрел кого впустил и поленился ради него стараться.
Между кед никого проскочил один из серых шаров и быстро-быстро покатился налево. Подумав, человек отправился следом, стараясь не отставать от быстро перебирающего ворсинками клубочка.
Пока тот не остановился резко перед треснувшим зеркалом, вздыбив всё, что на его тельце было способно вздыбиться, отчего по всему его тельцу пошли фиолетовые пузыри.
— Это ведь нехороший знак, да? — спросил никто. В ответ от рамы зеркала отвалился кусок позолоты и упал на пол с таким звуком, будто весил как откормленный ослик. Скрежет по стеклу порезал барабанные перепонки, привыкшие к домашней тишине этого здания, и никто не сразу сообразил, что этот скрежет доносится с той стороны стекла.
— А сколько шансов из ста, что так и стучат пришедшие с апельсиновым кексом и дружеским приветствием гости? — без надежды в лучшее сказал никто, отступая к противоположной стене, чтобы внутренности зеркала перестали отражать большое окно и бликовать до полной непроницаемости.
Зеркало сощурило на него яркий чёрный взгляд. Стекло разбилось прежде, чем никто задался вопросом как чёрный взгляд оказался различим на фоне чёрного остального.

Из-за входной двери степенного дома на Бликер-стрит довольно долго никто не реагировал. Но прежде, чем самая мелкая чаша терпения успела переполниться, петли без скрипа провернулись, и никто с бледным, слегка зеленоватым лицом студента перед экзаменом выглянул наружу.
— Привет, — сказал он вежливо, стараясь шевелить только губами. Из-за этого даже взгляд его, поймав в фокус красивое лицо незнакомки, там и остался; а пробравшиеся в уголки глаз улыбчивые морщинки намертво зацепились за веки. — Не сочти за грубость, но если ты знаешь хозяина этого дома, может, знаешь эту тень?
На ладонь приоткрыв дверь, никто позволил незнакомой женщине заглянуть в холл дома. За спиной никого возвышалась хищная бесформенная темнота, щерившаяся когтями во все стороны как творчество ребёнка, запустившего векторный редактор.
— Она двигается, когда двигаюсь я. Включая мелкие движения. Оно сокращает разрыв.
Причин считать случайную гостью нелюбезного дома спасительницей у никого не было. Куда вероятнее она развернётся, убежит и вызовет полицию. Ну, может они умеют разбираться с такими вещами? Ведь учат их в академиях не просто так улицы украшать. Правда ведь?
И всё же очень хотелось надеяться, что эта штука позади по зубам серьёзной леди на пороге. И что она не откажется зубы показать.
— Я не уверен, что у него безобидные намерения, — жалобно пояснил никто, радостный уже потому что гостья не поспешила достать мобильный телефон.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+4

3

Она едва коснулась пальцами старинной, вытертой до золотого блеска ручки с черной патиной в углублениях искусной резьбы, как поняла, что дом ей не рад. В грудной клетке угрожающей вибрацией отзывалось глухое нежелание и отчуждение. Как верный пес, преданный и брошенный хозяином, Храм не спешил нападать первым, но давал ясно понять, что следующая попытка вторжения понесет серьезные последствия для незваного гостя.
Клеа опустила руку, недовольно нахмурившись: быстро же ее тут забыли. В свое время она научилась неплохо чувствовать Санктум Санкторум, ей даже казалось, что обитель Верховного к ней расположена, но хватило каких-то пять лет, чтобы стать чужой. Неужели обида Стефана была так сильна, что дом перенял ее, или дело все-таки в другом?
Клеа села на нагретые солнцем ступени, растерянно ссутулившись и обхватив колени руками, как никогда став похожей на юную школьницу, забывшую ключи и поджидавшую родителей с работы.
Было пусто.
Не в том смысле, что Бликер-стрит не наводняли толпы прохожих: городской траффик вполне успешно заменял городу текущую по артериям-улицам кровь, хотя, кажется, до часа-пик еще далеко. Все было буднично и серо. Ни флюоресцирующей багровой пульсации насосавшихся психопиявок Мальбранша, однажды просочившихся через открытый неопытным магом портал и ставших настоящим бичом утопающей в стрессах и надуманных проблемах американской нации; ни деловитой суетливости вороватых пикси, рассыпающих свою пыльцу в воздухе, заставляя людей совершать глупые и необдуманные поступки; ни разнообразия видов и форм вполне безопасных энергетических сущностей, мирно сосуществующих с человечеством.
Они все просто ушли - ушли, когда в мире исчезла магия.
Клеа запрокинула голову, туда, где над крышей Санктонума находилось величайшее пересечение драконьих линий, и делавших это место таким необычным. Там, где когда-то сияла, искрилась, переливалась, плескалась чистая энергия, волшебство в чистом, первозданном виде, остался лишь зыбкий след, подобный инверсионному следу самолета на ясном небе или пересохшему руслу некогда бурной реки, еще влажно поблескивающей на дне камнями и жабьими спинками.
Что-то захлюпало, и Клеа опустила глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как под дверью плющится и просачивается на улицу амебообразное существо. Женщина подставила ладонь, и малыш тут же вцепился в нее выпущенными ложноножками для начала встопорщившись иглами, показывая, что с ним шутки плохи, а затем уютно устроившись в горсти, заполнив похожим на студенистое желе тельцем с множеством крохотных отростков-”ворсинок” все впадинки и щелочки между пальцами.
- Ну и что тут у вас творится, а? - сурово спросила Клеа, глядя в черные с продолговатым оранжевым зрачком глаза.
Пересадив малыша на плечо, она встала и решительно взялась за ручку двери, что всегда была открыта для тех, кто нуждался в помощи. Сейчас в помощи нуждался весь это мир, и Клеа была решительно настроена ее оказать, даже если пациент будет сопротивляться.
Какого черта Стефан творит? Исчезнуть на полгода, затем вспыхнуть на радаре яркой точкой и снова исчезнуть, превратив Святилище в ведьмину избушку, - это безрассудно и безответственно даже по его меркам!
Но прежде чем она потянула дверь на себя, рискуя вызвать неудовольствие дома, створка сама подалась навстречу, а в узкой щели возникло бледное и, кажется, донельзя перепуганное лицо.
- Привет, - так же вежливо, можно даже сказать многозначительно ответила она, вглядываясь в пахнущий пылью и старым деревом полумрак. - Хм. Что ж, полагаю, тогда не стоит его провоцировать, дружок.
Бочком, стараясь не мешать застывшему молодому человеку, Клеа протиснулась в холл, плотно затворив за собой дверь. После дневного солнца глаза не сразу привыкли к сумраку помещения, но тень чернее черного, будто сошедшую со страниц альбома умалишенного, она увидела сразу.
- Без паники, - ободряюще улыбнулась парню колдунья, ссаживая с плеча собравшегося в шарик иномирца на пол. - Это самый обычный Злой Двойник второго порядка, он на тебе зафиксировался. Если он до тебя доберется, то вытеснит твою личность, а тело будет использовать в качестве батарейки, пока ресурсы не кончатся. Сейчас я придумаю, как от него избавиться, ты, главное, не двигайся.
Только сказав это, женщина подумала, что слова ее звучат не очень-то обнадеживающе, хотя сама-то она была уверена, что враг ведомый уже вдвое не так страшен, как неведомый. Вообще-то на зеркало, что являлось порталом в измерение с этими тварями, были наложены серьезные охранные и запирающие заклинания еще до того, как Стефан стал Верховным. Клеа не раз и не два задерживалась возле него, пробегая мимо, чтобы поправить прическу, воротничок или просто показать язык, подозревая, что муж позволяет себе то же самое (за исключением языка, возможно).
Колдунья развернула парня так, чтобы она оказался прямо напротив хищной тени, при этом та резко и вместе с тем тегуче, как будто поплывший кадр, придвинулась еще ближе.
- Не бойся, - она встала за спиной угодившего в переплет незнакомца, узкие ладони легли на плечи, слегка их сжав. - Слушай меня и не вздумай спорить. Я создам твою матрицу… что-то вроде иллюзорного двойника и вплету в него частичку твоей ауры - так мы его обманем. Но придется стоять до последнего. Закрой глаза, если тебе так легче.
Клеа говорила спокойно и мягко, словно убеждая ребенка, что укольчик - это как комарик укусит, сама, впрочем, этой уверенности вовсе не испытывая. Классов и подклассов подобной мерзости существовало множество и у каждой была своя индивидуальная черта, однако на долгие раздумья времени не было.
Пас руками, сплетение пальцев и перед юношей возникла точная его копия, разве что с более деревянным лицом, хотя куда уж деревяннее…
Женщина взмахнула руками, как крыльями, марионетка дернулась, повторяя движение, и тень купилась на обманку, жадно скакнув вперед. И еще раз. И еще.
Когда тень и иллюзию разделяло не больше пяди, Клеа выбросила руку вперед, второй крепко схватив парня за предплечье, и толкнула его в бок, отскакивая сама.
- Давай!
Монстр ожесточенно впился в подменыша лучами-лезвиями, пытаясь втиснуть себя в так легко доставшееся тело, мгновенно выпил ту кроху энкргии, что составлял собой слепок человеческой ауры и саму структуру заклинания, понял, что что-то не так… но было поздно. Сверху на него обрушился плюющийся искрами портал, вышвыривая в одну из нестабильных областей Темного Измерения.
Клеа отбросила с лица волосы, глубоко вздохнув, обернулась на молодого человека и протянула ему руку, помогая встать.
- Ну вот. Что это ты здесь делал один, парень? Знаешь, где хозяин дома?

Отредактировано Clea (29.01.2019 22:10)

+4

4

Вот так сразу встретить женщину достаточно любопытную и достаточно хладнокровную для исследования бесформенной потусторонней хрени было редкостной удачей. Но безымянный даже не удивился. Напротив, подуспокоился под действием плавного красивого голоса незнакомки.
Когда она просачивалась мимо него в тёмный холл чудо-дома, никто уловил горький запах, исходящий от её светлых волос. И эти ноты немедленно вплелись в пыльную атмосферу полуживых коридоров и обманчиво-бытовых вещей в комнатах недостающим голосом в усталой кантате.
Открытие никого окончательно успокоило. Женщина принадлежала дому как звезда — той вселенной, где даже время величина непостоянная. Даже объяснение, обрисовывающее перспективы попавшегося в поле зрения “злого двойника” неудачника в мрачных цветах, не подкосило его уверенности, что вот так глупо пропасть ему не позволят.
С другой стороны, пропадать теперь стало вдвойне обидно. Никто до шевеления волосков на загривке чувствовал, как с каждым его вздохом, с каждым движением век и с каждым невольным подрагиванием непривычного к кукольной неподвижности тела нечто за спиной делает свой осознанный и целеустремлённый шаг, всё ближе и ближе, дюйм за дюймом.
Оказывается, тревога и страх умели существовать по отдельности. Избавившись от первого с помощью незнакомки, никто остался с открытыми глазами перед вторым. И в фигуральном, а после и в буквальном смысле — когда женщина резко развернула его лицом к хищной кляксе в пространстве.
На двойника она сейчас была похожа меньше всего. В зеркале себя самого никто пока не видел, но был уверен хотя бы в наличие у себя человеческих рук и ног, на которые налезали обыденные джинсы с кедами. У того, что торжествующе распласталось практически на расстоянии протянутой руки перед ним не было ничего похожего. Только глаза, непостижимым образом различимые в этой чернильной тьме.
Никто украдкой сглотнул и тихо промычал что-то, должное обозначать полную готовность следовать указаниям. Ничего другого не оставалось, да и причин саботировать собственное спасение не было, даже если оно неудачное.
Разве что… ну, оторопь брала. Вблизи эта дыра выглядела ещё более жутко, а с ликбезом по методу её питания — и вовсе караул.
И всё-таки закрывать глаза никто не стал. Во-первых, сэкономил лишнее движение век. Во-вторых, любопытство взяло своё. Да и пропустить свою смерть в случае чего не хотелось. Не каждый день случается, надо думать.
При всей решимости не пропустить ничего из происходящего, загадочные манипуляции незнакомки, тревожащие пряди волос и будящие стайки тёплых мурашек на спине, отвлекли безымянного. Раз! и перед ним уже сутулилась спина с мочалом по-вороньи чёрных волос над ней. Два! ведьма оживила пугало, и тень радостно рванула вперёд. Три! никто полетел головой в большую металлическую чашу и не долетел, зато отчётливо увидел как погибает в объятиях чернил его грубый черновик. На счёт четыре ничего не стало.
— Ух ты, — проговорил никто, наконец свободный в выражении эмоций, но всё ещё не решающийся своим полным правом воспользоваться. — Спасибо, госпожа.
Несмотря на само собой сорвавшееся с языка словечко, руку помощи никто принял без церемоний. А перед тем как ответить внимательно оглядел место, где пропали загадочные двойники, лестницу и виднеющийся отсюда кусок второго этажа дома. Как будто теперь, пережив потрясение, ему могло что-нибудь дельное прийти на ум.
— Я… я не уверен. А кто здесь хозяин? — спросил он, решив не выдумывать что-нибудь правдоподобное.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

Отредактировано Noname (26.01.2019 19:04)

+3

5

Клеа скептически приподняла бровь. Пожалуй, за все прожитые здесь годы она ни разу не встречала человека, что знал бы о Храме, но не знал Стефана. Что-то было не так с этим парнем, что-то неправильное - не только в том, что он разгуливал по Санкторуму без присмотра, цепляя иномирных паразитов, а в целом. Что-то, что она никак не могла уловить, как странный, но не неприятный аромат, теряющийся в привычном коктейле запахов дерева, кожи и книжной пыли. Как забытое слово, щиплющее кончик языка.
Женщина прищурилась, всматриваясь в его ауру. Нет, он не лгал ей, это она видела точно, но вот странные появляющиеся и сразу же затухающие изумрудные вспышки и завихрения Клеа так и не смогла интерпретировать.
- Такой высокий, худой, - чародейка для наглядности втянула щеки, - с сединой на висках. Его сложно с кем-то перепутать. Носит синюю робу и красный плащ, самодовольный и надменный, как павлин.
"Что ж, будь честной с собой, дорогая. Если он павлин, то ты глупая курочка". В Храме Стрэнджа не было, в этом можно было не сомневаться. Во-первых, если бы он и допустил разыгравшуюся несколькими минутами ранее сцену, то уж точно не пропустил бы ее. Во-вторых... она все еще его не чувствовала.
- Ладно, вот как мы поступим. Я сейчас поднимусь наверх и сделаю так, чтобы случайных гостей из другого измерения больше не случилось, а ты, - Клеа наставила на парнишку указательный палец, - за это время придумаешь удобоваримую версию того, как здесь очутился и для чего.
Развернувшись, она направилась к лестнице, не оглядываясь и откровенно давая хиповатому незнакомцу слинять без всяких объяснений. Откровенно говоря, ей только проблем с подростками не хватало для полного комплекта. Больше всего парень смахивал на юного клептомана, решившего залезть в богатый дом в отсутствие хозяина, но ничего сильно криминального Клеа не ощутила, а если какая мелкая побрякушка и завалилась в его карман, то Стрэндж сам виноват. Разумеется оставался вопрос, почему дом впустил воришку или кто он там, но в сравнении с остальными задачами это было сущей ерундой.
Прежде чем подняться на первую ступеньку, женщина ласково и успокаивающе провела ладонью по перилам, стараясь изгнать легкое раздражение от того, что не смогла найти ответов сразу же по прибытию на Землю, в Святилище; открыла сознание, в котором можно было прочесть лишь желание помочь. А то, помнится, один из посетителей, чем-то не угодивших Храму, поднимался по лестнице на второй этаж четверть часа, пока Стефан это не заметил и не вмешался, а ведь та шутка была из самых безобидных.
Она с некоторой опаской сделала первый шаг, но затем практически взбежала по лестнице, быстро, несмотря на прошедшие годы, сориентировалась в коридорах и оказалась возле злополучного зеркала. Встав так, чтобы вне зоны отражения, Клеа уверенно наложила на артефакт новые печати, но перед тем, как уйти, заколебалась и замешкалась. С магией в этом мире явно творилось что-то странное, и сколько проживут ее чары перед тем, как развеяться, она определить затруднялась. Верховная Темного Измерения сдернула с плеч шелковый плащ и набросила на зеркало, закрепив на старинной раме, и только тогда, наконец, вернулась назад.
Вопреки ожиданиям, юноша никуда не сбежал, терпеливо дожидаясь ее у входа - вестимо, чтобы быстро дать деру, если из темных углов вновь полезет какая-нибудь чертовщина.
- Ну как, придумал что-нибудь? - насмешливо поинтересовалась чародейка, спускаясь по лестнице. - И раз уж ты не воспользовался шансом уйти, не попрощавшись, придется представиться. Меня имя Клеа, и, пожалуйста, никаких "госпож".
Клеа пристально посмотрела в окно на улицу, как будто что-то выискивания, после чего провела руками вдоль тела, преображая довольно вызывающий костюм в обычные блузу и серые брюки.
- Кажется, мода не сильно изменилась, - пояснила она, бросив на парня вопросительный взгляд, мол, все в порядке, ничего ли не забыла. - Так как тебя зовут?

Отредактировано Clea (10.02.2019 18:26)

+3

6

Оставшись в одиночестве, никто прошёл три шага вдоль стены холла, но поймал солнечного зайчика на каменной поверхности странной вазы в углу и посчитал за лучшее вернуться к выходу. Зеркало, истекающее чернотой, ярко пульсировало в его памяти. Свежесть опыта только усиливалась полным отсутствием конкуренции за самое сильное переживание в жизни.
Даже самой робкой.
Больше не рискуя трогать ничего даже совершенно безобидное на вид, никто попытался размотать хотя бы сегодняшний день по порядку с конца. И только потом решать что делать. Заговорщическая, несерьёзная и старшесестринская сделка с незнакомкой ещё не казалась ему серьёзной. Но и очертя голову бросаться отсюда прочь он уже не стремился.
Он пытался найти в доме дверь, которая бы задержала хищную кляксу. До того — видел книги и склад всякой всячины. А до того был… где-то же был? Не мог же просто не быть? Джинсы, кеды и куртки не появляются у тех, кто из неоткуда. Наверное?
К тому, что не появляется из ничего через минуту были причислены карманы и их содержимое. Правда, и оно не о многом могло поведать. Леденцы были один синий, другой красный. Никто аккуратно попробовал красный на вкус, но реальность осталась всё такой же непонятной. Разве что леденец оказался вишнёвый и очень сладкий — никому понравилось. Мятая купюра хотя бы определила место — Земля, Нью-Йорк, “двадцатый век” или позже. Чек из какой-то забегаловки с душноватым названием “Матушка Дорис” уточнил, что это ещё и середина две тысячи шестнадцатого года, но и только. Игрушку, похожую на маленький скейтборд, никто оставил без внимания. Крутил её бездумно в пальцах, рассматривая последний артефакт своих находок — листочек из линованного блокнота с рукописным текстом. Надо сказать, мало что проясняющим текстом.
Листок он в конце концов убрал, так что Клеа, которую не стоило называть госпожой, застала его в глубокой задумчивости, с игрушечным скейтбордом и полным отсутствием желания выяснять каков мир за пределами странного дома.
Это уже тянуло на какую-то определённость, и разговор его был уже не так похож на блеяние.
— Придумал, но не могу ручаться за правдивость. Возможно, я вор и пришёл сюда за  кольцом с голубыми камнями, которое очень нужно вернуть некому Хану. Если это так, то я явно где-то серьёзно накосячил. А мои соратники, если такие были, сбежали или тоже нашли себе личное несчастье в этих стенах.
Даже если они и были, никто не собирался волноваться за гипотетических приятелей прямо сейчас. Да и за себя не особо получалось.
Особенно когда в ход пошло колдовство. Пожалуй, излишне пристально вглядываясь в скользящую границу между ярким костюмом Клеа и её простенькой, хоть и стильной мимикрией под американку, никто выдал то, что сначала собирался немного придержать при себе:
— Ещё на востоке Гринвич-вилладжа есть кто-то по имени Бэтс. Он может кого угодно найти с помощью вещи. Если у тебя есть тут на примете нужное кольцо, мы можем найти Хана. Или хозяина с надменным плащом. Это далеко?
А потом он сообразил, что высказался вовсе не по теме и поправился предельно честно:
— Тот мне понравился больше.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+3

7

- Возможно? То есть ты сам не знаешь, не помнишь? Как так вообще могло получиться?
Вопрос был скорее риторическим: амнезия была не таким уж редким последствием после встречи с потусторонним, начиная с обычной защитной реакцией сознания, стремящегося сохранить целостность личности, до всевозможных проклятий. Но почему именно сейчас, когда ей совершенно не до маленьких житейских проблем первого встречного, да еще и возможного воришки! Но предоставить самому себе беспамятного парня, который и имени-то своего, похоже, не помнит, совесть и чувство ответственности не позволяли.
- Знаешь, звучит достаточно бредово, но я знаю, что ты не лжешь. Постой, дай мне минутку, - Клеа зажала виски сложенными в щепоть пальцами, как будто пытаясь унять головную боль, на деле же сканируя энергетические возмущения на территории Святилища, вздохнула, помассировала переносицу. - Стопроцентной гарантии дать не могу, исчезновение лей-линий исказило энергетические поля, но я почти уверена, что ты был здесь один. В доме много артефактов, в том числе и колец, не уверена, что мы сможем определить нужное, но найти этого Бэтса не помешает, кем бы он ни был. Возможно, он знает тебя и поможет найти родных или друзей, которые смогут о тебе позаботиться. Должны же они у тебя быть. Только заглянем по дороге в одно местечко, это по пути. Прогуляемся.
Клеа еще раз напоследок осмотрела свое новое облачение и усмехнулась.
- Могу тебя понять. Но нам ни к чему сейчас привлекать лишнее внимание.
Притопнув, она поменяла набойки на каблуках на металлические и заговорщески подмигнула парнишке.
Дверь в Святую Святых за ними женщина закрывала со странным чувством грусти и беспокойства, здесь прошли лучшие годы ее жизни и, оставляя дом без присмотра и в запустении, ей казалось, что она бросает старого друга. Для успокоения совести, Клеа наложила на дверь дополнительные отводящие взгляд чары.

- Нда... не то чтобы я надеялась, но... Нет, все-таки надеялась.
На том месте, где когда-то располагался один из входов в Бар Без Дверей, на Салливан-Стрит выходила кирпичная стена, угнетающая своей монументальностью. Из задернутого рюшами окошка сверху за ними подозрительно и пристально следила пожилая чернокожая женщина, поджав полные губы и держа в руке трубку телефона.
Клеа заметно погрустнела, спрятав руки в карманах на сколько позволяли обтягивающие бедра брюки. Она надеялась найти здесь ответы хотя бы на некоторые вопросы, хоть и редко присутствовала на собраниях чародеев, которые в былые времена устраивались здесь. Стрэнджа отвлекало его присутствие, точнее то, с каким интересом она расспрашивала Доктора Вуду о ритуалах его исторической родины и слушала Монако, когда тот говорил о кроликах. Возможно, Стефану было просто жаль кроликов, но скорее всего он банально ревновал.
А Чонду? Тот ведь без своего Бара жизни не смыслит. Хотя он-то заметил бы изоляцию от внешнего мира, только когда закончились поставки спиртного. Хоть бы жив остался, кто знает, как подействует на старого мистика исчезновение магии, особенно, если его голова в тот момент существовала отдельно от тела.
Волшебница встряхнула светлыми прядями и расправила плечи, заставляя себя улыбнуться. Ободряюще потрепала парня по плечу.
- Я придумала тебе имя. Эйлиен. Так зовут моего... кота, - Клеа подумала, что это наилучшее описание пятиглазого и двухвостого существа из Темного Измерения, - ты такой же черненький и лохматый. Ну что, как будем искать этого твоего Бэтса? Поспрашиваем у местных или, может быть, вспомнишь что-то еще?

Отредактировано Clea (11.02.2019 23:13)

+3

8

Никаких оправданий потере памяти не нашлось. Никто даже не был уверен, что эта память когда-либо существовала, а не зародилась прямо вместе с ним, его кедами и курточкой в странном доме с хищными зеркалами. Судя по всему, в этом доме и не такое было возможно.
А для того, кто лезет один в аномальную зону без собственных крутых прибамбасов или хотя бы перчаток никто чувствовал себя слишком разумным. Вряд ли потеря памяти так хорошо влияет на людей, иначе бы за порогом каждой тюрьмы стояли специалисты по вынесению мозга из испортившегося населения.
Хотя…
С другой стороны, улочки вокруг были как будто знакомы. Почтовый ящик в тени унылого городского куста не поднимал в безымянном чётких образов или хотя бы эмоций, но он быстро сориентировался что до границы Гринвич-вилладж можно спокойно дойти даже если нужно сопровождать столетнюю скандальную старушенцию с авоской. А уж с сильной и красивой спутницей — и того проще.
Разве что Клеа могла увести их сейчас до мест, где водятся пингвины. Ведь всё близкое от чего-то далеко.
Клеа не довела его и до Сохо, остановилась в ничем непримечательном уголке и смотрела на него так, словно он в чём-то перед ней провинился. На месте кирпичей в этой стенке никто бы поспешил исправиться или хотя бы извиниться, но бездушная архитектура осталась глуха и слепа.
— На что? — сочувственно спросил никто и задумчиво потёр горло, но волшебница только смахнула со своего лица нелёгкие — и, похоже, не складывающиеся друг с другом мысли, — неудавшийся вариант, тему разговора и необходимость хоть что-нибудь отвечать. Как раньше с чернильным монстром. Не иначе как магией.
А вот прилепить к нему имя с той же небрежной искусностью ей не удалось. Улыбка её найдёныша выгнулась в нечитаемую загогулину, а сам он насупился как от вылитой в лицо кружки воды.
— Лучше зови так своего кота, — сказал он как будто даже с испугом. — А я… ну, меня и путать сейчас не с кем, да?
Рано или поздно рядом с Клеа обязательно кто-нибудь окажется, не может настолько эффектная сила действовать исключительно в одиночестве. Если не друзья и покровители, то последователи и враги найдутся всегда. Да и этот хозяин, которого она искала. Но мало ли что ещё к их появлению произойдёт. Может быть, в его пустую голову всё-таки свалится озарение. А даже если нет — без чужого имени всё равно было лучше.
Никто не мог внятно объяснить почему. Но лучше — это железно.
— Это Нью-Йорк. Спрашивать тут местных всё равно что искать джелли-белли с кокосом на ощупь. Кстати, хочешь конфетку?
Синяя карамелька могла повредить кому-нибудь не больше красной, зато была хорошим символом мира и согласия идти за Бэтсом, кто бы это ни был.
— Тут должно быть недалеко, — добавил никто, оставив светлое прозрение на волю случая.

На пути к адресу, указанному на бумажке, народу вокруг действительно прибавилось. Солнце уже поистёрлось о небеса и поблекло, но до настоящего вечера было ещё прилично, так что в небольшом парке по их маршруту гуляло изрядное количество уважающих себя бездельников.
Никто поймал довольно много завистливых взглядов от прохожих мужчин, а то и от женщин. Спрятать себя так же просто, как и свою “нездешнюю” одежду волшебница не пожелала, но и интерес во взглядах этих людей был спичечный, угасающий так же быстро, как и вспыхнул.
Никто не узнавал ни его, ни её. Что же, никто из них не был знаменитостью, это уже было что-то определённое.
За парком людская взвесь снова поредела, а в переулке с полустёртым адресом совсем рассосалась, осталась только на расстоянии слышимости. Дальше идти было некуда, тут была только зародившийся ещё во времена Нового Амстердама свалка деревянных поддонов, забытая временем и людьми.
— Бэтс? — звучно спросил никто голосом, похожим на неспешный старт мотоцикла.
Из-за склада деревяшек вышел неприметный мужичок в кепке с красным быком над козырьком и с тусклой неуверенной угрозой уставился в его сторону. Безотчётно никто шагнул вперёд, между Клеа и этим чудилой.
— Бэтс, это я, — с деланой уверенностью сказал никто, и мужичок поспешно заковылял прочь. К такому повороту никто готов не был.
— Эй, ты куда? — обиженно крикнул он вслед незнакомцу, и тот припустил прочь бодрой рысцой, а когда никто двинулся за ним, его остановил звук из сумеречного уголка. — Бэтс?..
В ответ там шевельнулся пакет для мусора. Опустившись рядом с ним на колени, безымянный разорвал полиэтилен и прислушался к тяжёлому и жадному дыханию пса.
— А ты можешь того ублюдка отправить следом за двойником? — серьёзно спросил никто, оборачиваясь к Клеа.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+3

9

Незадолго до встречи Нонейма и Клеа.
За последние несколько лет успело произойти много чего, но всё же Железному Человеку вспоминались единичные случаи, когда его доводили так. Разочарование в себе и окружающих, неуверенность, чувство вины перед окружающими и друзьями, отчаяние — до всего этого он сам доводил себя на фоне обстоятельств. Либо старались всё те же "друзья", умудряясь добавить обвинений и претензий там, где они уже, определенно, являлись абсолютно лишними.
Сейчас всё было по-другому. Мандарин настолько уже сидел в печенках, что довёл отходчивого в сути своей человека до острого желания собственноручно вскипятить ему мозги, да и вообще покарать его каким-нибудь настолько особо изощренным способом, чтобы, наконец, если и не сдох окончательно, то просто исчез навсегда из его жизни от страха нарваться на него еще раз. Столько людей уже погибло из-за него, некоторые из которых изначально были ближе Мстителей, сколько раз он ставил весь мир под угрозу уничтожения — сколько раз его останавливали, обезоруживали, отправляли в небытие, да даже он сам убивал его уже несколько раз, где-то случайно, где-то поняв, что иначе он не остановится. И каждый раз как-то эта ненормальная сволочь умудрялась вернуться обратно со стремлением сеять кругом исключительно боль и смерть.
Старка настолько потрясла гибель того беспамятного и беззащитного, кого он обещал защищать, что он уже даже как-то не задавался всерьёз вопросом, какого ляда его потащило к Мандарину. И, главное, зачем — и зачем или почему сам Мандарин его убил. Главным было то, что он это сделал. Вероятно, очень даже понимая, что делает.
Зная его, Тони подозревал в основном то, что это изначально было частью какого-то очередного его плана.
От опрометчивых действий даже на эмоциях его удержали проблески здравого смысла — и понимание, что достаточно велик шанс, что он не совладает, в случае чего, с обозленной Сатаной. Но на тех же эмоциях на ум пришло иное решение. То, что могло скрыть этого психа даже от сильного демона и, возможно, решить эту проблему навсегда.
За время поиска никого Тони всё-таки постарался если не разобраться совсем во всем, то хоть немного изучить Святилище в попытках понять, насколько оно во всем этом балагане могло быть им полезным. Одно из подвальных помещений ранее обрушило на голову бывшего Верховного поток многоэтажной брани из-за той дряни, которая там скопилась и обитала. Его назначение оставалось Тони до конца неясным, но сейчас его свойства как-то больно удачно отвечали ситуации — возможно, там просто-напросто складировалась всевозможная мистическая хрень, которую было опасно держать без присмотра, но и деть тупо больше некуда. На волне произошедшего и происходящего Старк рассудил, что Мандарину в этой темнице будет самое место.
И плевать, насколько чокнутый китаец вообще понял в итоге, что произошло и в какой момент его старый враг махнулся возможностями с парнем, которого он убил именно за то, что ранее тот посмел отобрать у него кольца.

Еще какое-то время Тони, выпустив всю злобу, куковал на ступеньках крыльца бледной тенью обычного самого себя, вяло думая о том, к чему могла привести сегодняшняя оплошность, стоившая настоящему богу историй жизни. Дальнейшие перспективы казались теперь еще менее радужными, чем они выглядели до этого, но дело было даже не совсем в этом. Просто он снова допустил чужую смерть, причем страшную.
Железный Человек с тем же унынием долго вертел в руках кольцо, которое они всё-таки достали из Хевена. Вглядывался в камень, который выглядел отчаянно неживым в отличие от того, что он помнил и что видел в другом мире. Потеря магии всё-таки сказалась на них, хотя, казалось бы... маклуанские технологии, известные максимум двум людям на этой планете.
Ради этого он оставил беспамятного без присмотра так надолго и без возможности среагировать раньше. Стоило ли оно того? Он не знал.
Собравшись духом, Старк поднялся с крыльца и направился к развалинам клуба — надо было, всё-таки, хотябы забрать оттуда тело. Решить, что с ним делать.

Потом.
...Ну не мог он предположить того, что в Святилище прибудет бывшая жена Стефана.
Не мог предположить, что ему самому не стоило оттуда уходить.
Не мог предположить, что исчезнувший труп материализуется в том же заколдованном здании и потом сам придет домой, да еще и не один.
Не мог предположить, что до того, как Пятница оборвет его собственную беготню такими открытиями, Стефан первый упрется в пришедших, не подозревая, что на Хевене приключения не закончились, благополучно с бывшей разругается и уйдет в запой.
Где-то там Тони сам испытал двоякие чувства относительно живучести оберегаемого бывшего бога и воя о пощаде собственных нервных клеток. Но достать Мандарина из его новой темницы даже не задумался.

+3


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [25.08.2016] Wasted