Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Паук прикрывает глаза, обдумывая все, что он узнал из этого разговора – Тони зол, он – болван, Земо – умная сволочь. Совсем не та информация, которую он хотел слышать.

© Superior Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [19.08.2016] The rose at her mouth


[19.08.2016] The rose at her mouth

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Are you well?
https://69.media.tumblr.com/51b5b1209c16044877691389615b0dbc/tumblr_o5xndyIJKr1qhq8vso5_r2_400.gif https://69.media.tumblr.com/c8b1de4322143c90208be42af51b15d2/tumblr_o5xndyIJKr1qhq8vso2_r1_400.gif

сразу после [19.08.16] Don't Tell A Lieпентхаус Старка

Fate, Doctor Strange, Steelheart, Noname


Фейт пытается объяснить, кого встретила пять минут назад. Никто и остальные ничего не понимают.

Отредактировано Fate (06.01.2019 13:58)

+2

2

От нетерпения девушка чуть не сгорела. Когда двери лифта наконец разъехались, она просто вбежала в помещение. Никого не увидела и сразу попыталась докричаться:
— Сохатый, бродяга, лунатик, хвост!
Фейт поняла, что она не хотела этого говорить. Она хотела назвать Пятницу, гитариста, Вайля и Стрейнджа так, как их звали. Она попыталась еще раз, теперь уже тише, но выговаривая каждое имя чуть ли не по слогам:
— Гар-ри, Герми-она, Ро-он, Не-вилл…
Совсем случайные имена. Черт! Да что же такое!
Еще Фейт чувствовала, что, когда она пытается говорить, то на губах как будто пробегает рябь. Едва ощутимая, но она была.
Девушка стояла в центре комнаты, совсем потерянная и пыталась, пока никого нет, собраться слова в предложения. А до того — суметь произнести эти самые слова.
— Жил-был однажды парень по имени Дик Уиттингтон. Он был беден и пришел в Лондон, чтобы найти свою судьбу. Устроился работать к купцу, купил кошку за пенни, которая отлично ловила мышей. Он отдал кошку в плавание, но в доме купца ему жить не давали, и он ушел. Но по пути он услышал колокола, которые звенели, что он станет лордом-мэром Лондона. А его кошка убила всех мышей у мавров, и за то маврский царь заплатил золотом и драгоценными камнями. Кошка осталась у мавров, а деньги, вырученные за нее, отдали Дику. Дик стал джентльменом, женился и стал лордом-мэром.
История, которую хотела рассказать Фейт, была гораздо короче, но она просто не могла остановиться, пытаясь осознать то, что с ней происходит.
Так вот что он сделал. Она теперь больше не может ничего рассказать.

+5

3

Фейт ушла, брат тоже куда-то убежал, и то это всё Алан понял скорее на слух. Что где-то там над потолком приключилось какое-то ЧП Вайль узнал уже от Пятницы, подробностей она ему не разглашала без должного уровня рабочего доверия, и ладно — ЩИТ ничего не был должен ему, он ничем не был обязан ЩИТу, так что замечание Лис счел справедливым, лишь попросил уточнить ситуацию, если появится какая-то открытая информация.
Так он и остался в своей берлоге сам по себе. Почти.
Испытывать судьбу, находясь практически под облаками на весёлом расстоянии от земли, у Алана сегодня настроения всё же не было. В своей комнате он давно уже мог ориентироваться не глядя, но, как ни прискорбно это было осознавать, спокойнее в нынешнем состоянии оказалось передвигаться, имея какую-то конкретную опору. Причиной тому было несколько вчерашних полетов через стол и гостиничный диван вместе с жертвенно разбитым графином, и можно было только надеяться, что это видели максимум бродяга с Пятницей, а не все остальные сочувственно промолчали.
Если до этого Лис относился к странненькому беспамятному сожителю-наркоману скорее с терпеливым пренебрежением на грани принятия, теперь против воли взглянул на него иначе. По крайней мере, оба были достаточно понятливыми к окружающему, а теперь еще и оба нездоровы. Где-то в апартаментах, теоретически, находился еще и Стефан, но скоро выяснилось, что в поле досягаемости оказался именно бродяга.
— Выйдем на крышу? Просто воздухом подышать, — голос звучал ровно и не дрогнул, хотя спрашивать о такой ерунде едва знакомого человека было как-то унизительно. Но где-то там уважением к безымянному и прониклись — он и не отказывал, и не задавал лишних уточняющих вопросов там, где и сторонние подразумевали помочь довести.
Даже под "крышей" подразумевалась не совсем крыша, а взлётная площадка, игравшая роль просторной такой открытой балконной площади, обдуваемой со всех сторон. Обычно сюда вылезали либо по делу, либо по надобности, либо помедитировать и красотами города во весь горизонт полюбоваться, Алана сюда занесло думать. Найдя какую-то поверхность и усевшись на неё, Вайль попытался понять, откуда дует ветер. Сейчас сюда тянуло в основном потому, что даже в глухой темноте в этом месте не было статичности, и погода пока еще это позволяла. То, что зимой на этой высоте было серьёзно так холодно, он запомнил еще в день своего первого появления в этом доме.
Гитарист остался где-то рядом молчаливым невидимым, но ощущаемым спутником. Особой болтливостью на территории брата Алан никогда не страдал, тут просто не был уверен, чем занять собеседника в разговоре, если на уме не было каких-то конкретных тем или вопросов, а их не было. Мысли тонули в темноте и завываниях ветра, а потом Вайль вспомнил про Роуан и о том, что она, вроде как, ушла за сигаретами. Алан из интереса проверил оставшуюся в кармане пачку и обнаружил там последнюю, которую без особых раздумий уступили гитаристу. Тот не стал отказываться, хотя чтобы тот курил раньше где-то в пределах обозрения простой табак Лис раньше не замечал.
Сидели бы они в редко нарушаемой тишине, наверное, еще долго, если бы не голос Фейт, из фразы которой худо-бедно вязалось с реальностью только одно слово.
— Это она, часом, не тебя? — озадаченно уточнил Алан, однако дальнейшая доносившаяся откуда-то из помещений совершенно безосновательная для такого места повесть, только подвесила еще больше. — Алекс, ты чего?
Собственный крик еще не в полный голос показался чересчур громким, хоть мужчина и не был уверен, что его услышали.
— Парень, а пошли туда?

+3

4

Раздобыть сколь-нибудь удобоваримое чтиво в современных реалиях и нынешних условиях оказалось для Стрэнджа задачей из невыполнимых, но благодаря Пятнице, подсказывающей выпавшему из цивилизованных благ волшебнику что да как, удалось найти пару произведений. С одним из таких Стефан занял кресло в том большом пространстве с диванами и телевизором, что называлось гостиной. Прерывался на новости, в которых не ожидал услышать что-то хорошее, скорее, из привычки слушая перечисления всех горестей и радостей как города, так и мира. Было в этом что-то от надавливания на все еще заживающий шрам, который ни в коем случае нельзя трогать: почти каждая новость казалась важной, каждое событие требовало немедленного вмешательства Доктора Стрэнджа, но что осталось от него? Только старик с лицом сорокалетнего мужчины, которому самое место в доме престарелых и списанных в утиль.
Вздохнув и перевернув страницу, зевнул, пытаясь побороть не то меланхолию, не то усталость из-за бессонницы, настигнувшей вместе с кошмарами. Обо всем этом Стефан предпочитал никому не рассказывать, ведь у всех и так довольно проблем. А его лечатся просто: хорошим чтением, старыми фильмами и, пожалуй, отсутствием избыточных калорий.
Поэтому совсем не ожидалось, что в эту размеренную программу "как промотать очередной день на следующий" вмешается нечто необычное. Например, женский голос, перечисляющий совсем уж невероятных персонажей, о которых Стефан что-то слышал, кажется, от Пятницы, пытавшейся восполнить все пробелы волшебника в приземленной земной литературе за последние лет этак пятьдесят.
- Интересно, - протянул Стрэндж, снимая с носа очки, которые, впрочем, вернул обратно и тотчас о них забыл. Положив в книгу закладку, покинул свое место и неспешно направился в сторону совсем уж лихой повести о том, что могло бы зайти за прозу начала двадцатого века.
Источником шума и самой повести оказалась дочь Тони, пребывающая в несколько возбужденном состоянии. Потому Стефан не стал ее останавливать и просить успокоиться, взять себя в руки, отбросить этот ребяческий бред и наконец сказать толком, что случилось. Во-первых, потому, что любому человеку, желающему высказаться, бесполезно говорить нечто успокаивающееся - оно лишь раззадорит пытаться рассказать все с утроенной силой, во-вторых, присказка девушки до ломоты в висках напоминала что-то... знакомое.
Это вертелось на языке, вокруг Стефана, но в итоге не хотело складываться в решение.
Стрэндж медленно подошел к девушке, понимающе положил ладонь ей на плечо, а другую - на спину.
- Все хорошо, - умиротворенно произнес, - не торопись. Вдохни, выдохни...
Откуда-то из недр квартиры разнесся чей-то голос. Кажется, Алана. Стефан помолчал, размышляя, чем может помочь клон Старка. С другой стороны, а какая разница? Чем тут поможет какой-то беспомощный маг в отставке?
- Алан? Все, кто слышит, - громко позвал, - идите-ка сюда, дело есть.
Нахмурившись, Стрэндж внимательно посмотрел на Александру. Затем убрал обе ладони, скрестил руки и хмуро воззрился на нее так, будто только увидел с какой-то иной стороны.
- Не торопись что-то говорить, - положил руку на голову девушки, после чего еще больше нахмурился. - Занимательно... Чувствую какое-то магическое воздействие. А речь у тебя, как из сборника Матушки Гусыни.
Казалось, что он на верном пути со своей догадкой, но решение все еще вилось где-то рядом, поблизости. Видимо, спешить с выводами не стоило, потому Стрэндж убрал руку с головы Алекс, чтобы не смущать ее. Может, остальные жители апартаментов внесут хоть какую-то ясность. Или сама обладательница необычной речи.

+3

5

На бумажке с портретом домочадца было две надписи. Первая говорила о том, что у Тони нет железок в груди, а значит у порога Алан. Вторая — что Тони не слеп. Вторая надпись казалась более свежей, и это тоже кое-что значило. Но если Алан раньше не был слеп, то этого “раньше” не было у никого. Об этом он тоже мог прочитать на уложенной тут же бумажке.
Так что в лице безымянного Вайль встречал не полное понимание, а скорее наоборот. Никто принял его состояние с первой встречи так, как если бы он был слеп с рождения. Или как если бы сам лет десять провёл на планете, полностью заселённой незрячими, и успел принять её за норму вроде цвета волос.
Оттого и просьбы отстранённого брата Тони воспринимались так же естественно, как приглашение на кофе, прогулку, или к ужину. Или принять участие в оргии культистов-наркоманов. Почему, собственно, нет? Смущенного принуждения, свойственного людям даже не собиравшимся отказывать в помощи калеке, он не ощущал.
А компании, надо сказать, был рад. В глазах першило, в горле тоже, а слова на бумаге всё равно не складывались ни во что, хоть сколько-нибудь похожее на существование.
— Давай, — подал голос никто, незаметно для себя, но естественно встраиваясь в движение Алана так, что он мог взяться за рукав его рубашки и уловить его ставшие несколько нарочитыми движения, обозначавшие пороги, дверные проёмы, ступени и предметы интерьера.
На площадке было ветрено, свежо, солнечно и очень тихо. Где-то далеко внизу жили люди, но отсюда их не было видно: только крыши и гладкие бока высоток Манхэттена, следы самолётов и мерцающая чешуя Гудзона.
Бессистемно скользя вдоль линий улиц взглядом, никто пытался решить, хочется ли ему туда сегодня. Выходило, что не слишком. Может, он больше не знал, что там искать?
От этой мысли шли ниточки ко многим другим. Никто небрежно шёл по ним, теряя начальную точку. Изредка перебрасывался с Аланом парой-тройкой коротких фраз. Тянул дым из сигареты, от которой не стал отказываться точно так же, как и от просьб.
На голос из пентхауса он и не обратил внимание, когда бы не Алан. Смазав добравшийся до фильтра огонёк об ограду, никто защёлкнул окурок далеко в воздух и прислушался. А после без возражений подставил Алану плечо.
Когда они дошли до комнаты, сказка уже подошла к завершению. Никто просиял:
— Я знаю эту историю. Мавры не могли поставить на стол никакого блюда, чтобы его первым не сожрали крысы, а когда…
Отчаянный взгляд Александры, доставшийся ему в ответ, обрубил остаток фразы. Никто переменился в лице и спросил:
— Но смысл не в этом, да?[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+3

6

Стрейнджу как-то забыли объяснить, что так бесцеремонно трогать людей нельзя, особенно если они нервные забитые, бывшие рабы-солдаты Гидры. Поэтому, когда руки бывшего волшебника коснулись ее спины и плеча, девушка очень нервно вырвалась, развернулась и удостоила Стефана убийственно-укоризненным взглядом.
— Ай-ай, месяц май! Тепел, да холоден.
На самом деле, Фейт просто хотела попросить, чтобы Стефан предупреждал, когда снова соберется так делать, но, получилось странно, что погрузило Алексу в пучину грусти еще сильнее. Но Стрейндж произнес заветное «Магическое воздействие», и Фейт радостно закивала, как будто тот верно угадал загаданное во время игры в пантомиму слово.
Вернулись Алан и гитарист. Никто действительно вспомнил детали истории, но ситуация была не та, чтобы рассказывать сказки. Фейт предприняла еще одну попытку поделиться мыслями:
— Жил-был на свете король, его жена родила дочку с кожей белой как снег, губами красными, как кровь и с волосами черными, как кора дерева. Королева умерла, а король снова женился на женщине. Та женщина решила извести свою более красивую падчерицу и …
«Да ёбаный… Ладно, попробуем кое-что еще»
Девушка метнулась за бумагой и ручкой и попыталась вывести всего одно имя — Вали. Вместо же этого, ручка рисовала совсем другое, и, как бы Фейт ни старалась нажимать на бумагу, получались только имена разных сказочных персонажей. Нервная девушка даже попыталась в строчку написать несколько раз Вали, но почему-то получилось Румпелльштицхенн. Алекса уставилась на окружающих, надеясь, что до них дошло, что происходит.

+3

7

Алан пробрался в комнату следом за бродягой, заранее чуя недоброе — и хотя повышенной подозрительностью он страдал ко всем новым встречным и, тем более, ко всем едва знакомым новым сожителям, Стрэйндж не показался ему человеком, который будет обращаться или дергать по пустякам, тем более что Вайль смутно представлял, чем вообще тут может помочь. Состояние слепого беспомощного котёнка его порядком раздражало, так до кучи к этому и слух теперь выдавал какую-то ахинею в исполнении Фейт, чуть ли не единственного совсем уж своего человека в этом балагане.
Мозг путался в обработке неполной картинки поступающей информации и не сразу связал звучавшее со сказками и книгами вообще.
— Что тут вообще происходит? — Алан кое-как нашел стенку и предпочел прислониться к ней, в остальном ориентируясь на звучавшие разговоры. Растерянного лица племянницы он видеть не мог, попыток что-то записать тоже видеть не мог, потому комментарий бродяги прошел абсолютно мимо понимания. Происходящее в целом напоминало скорее какой-то розыгрыш, вот только больно тревожный для розыгрыша, учитывая звучащие со стороны всё той же племянницы эмоции. — Не в этом смысл? А в чём? Алекс, к чему это всё?
Возможно, его вопросы звучали резче желаемого в данной ситуации, но ему и самому вдруг стало резко не по себе, когда он понял, что Роуан на всё отвечает тарабарщиной, хотя раньше никогда не обладала склонностью к подобным шуткам, и остальные, судя по всему, озадачены не меньше.
— Это Тони что-то натворил своими опытами, чтоли? — обреченно высказал предположение Вайль.

Отредактировано Steelheart (07.01.2019 21:01)

+3

8

Вскинув руки, Стефан качнул головой.
- Миль пардон, врачебная привычка.
За привычкой скрывался корыстный интерес, ведь чем дальше, тем меньше был радиус ощущения магического чего бы то ни было. Объяснять тонкости девушке, явно пережившей больше многих молодых людей ее возрасте, в ее состоянии языковой дислексии, было несколько неуместно. Поэтому Стрэндж скрестил руки, положив руки на локти: вдруг потребуется еще кого обследовать. Например, незрячего Алана, у которого обнаружился проводник в лице склерозного Лoки.
"Госпиталь, а не общежитие".
Между тем один вопрос цеплял другой, вызывая геометрическую прогрессию недопонимания и растерянности, олицетворением которой стал клон Тони, кое-как нашедший себе точку опоры.
- Не в этом, - подтвердил Стефан предположение амнезийного, задумчиво глядя на очередные попытки девушки хоть как-то донести чрезмерно важную мысль до всего собрания. - Судя по всему, некто отобрал у Александры возможность изьясняться прямо. Обычно такое случается, если этот самый некто не желает, чтобы...
Прервал сам себя, потому что что-то щелкнуло на слове "некто". После чего подошел к девушке, исписавшейся именем злобного фейри, который исполнял невероятные задания для дочки мельника.
- Сегодня пеку, завтра пиво варю я, - пробормотал себе под нос, что в установившейся тишине звучало почти как зловещее пророчество, - а затем и дитя королевы беру я. Хорошо, что не знают — в том я поручусь — что Румпельштильцхен я от рожденья зовусь.
Кто-то с магией в мире без магии сумел зачаровать одну из тех, кто связан с Лoки, которого вычеркнули из истории. Поэтому Стефан с плохо скрытой тревогой посмотрел на безымянного: если так называемый Вали добрался до Александры, как скоро доберется до истинного бога историй?
"Тогда пострадают все".
- Ты встретила бога историй? - спокойно осведомился, переведя взгляд на девушку. - Вали?

+3

9

“А чего сразу Тони?” — подумал никто, глянув на Алана. Тот беспокоился и по беспорядочной траектории чуть заметно поворачивал лицо, пытаясь зацепиться за что-нибудь отсутствующим взглядом. Или хотя бы увериться как-нибудь, что “смотрит” в нужную сторону.
Нахмурившись, никто обернулся к Александре и Стефану. Девушка быстро как стенограмму записывала сказку. Пришлось выскользнуть из-под руки Алана, чтобы заглянуть через плечо и прочитать пляшущие строчки.
Эту историю безымянный тоже знал. Но он готов был отдать голову на отсечение — и не в этом дело было тоже. И Алекс это очень, очень расстраивало. Смысл был не в этом. Не в этих сказках? Не в этих словах? Не в этих историях?
Никто поднял глаза и встретился со странным, непроницаемым взглядом Доктора. Сквозь безымянного и бесполезного, в общем-то, найдёныша он смотрел на прошлое, которого у никого не было. Разве что в памяти этого человека, вдруг понял никто и отступил на шаг.
— Истории украдены. Их подменили дешёвые и пёстрые сказки.
И Вали в этом виноват. Вздрогнув при звуке его имени, никто вспомнил, где прежде слышал это имя. Не сразу. Через силу. И лучше бы не.
Отстранившись ещё на шаг дальше, никто оглянулся на панораму города.
— Это предупреждение? Или это отвлекающий манёвр?
Если это был хитрый план, настал отличный момент для драматичного появления. Или для тихой и незаметной катастрофы, значение которой дойдёт до всех много позже этой по-своему курьёзной сцены.
Ничего громкого не случилось.
Прислушиваясь к себе в поисках струн, никто снова обернулся ко всем.
— Он идёт за Тони?
О себе никто не подумал. У него не было ничего ценного. Одни дыры: что положишь, то просыпется. Но у Тони была сила, магия, роль в этом мире. Права администратора. Сколько беды он сможет сделать с ними? И ещё внимание. Внимание свыше, которого никогда не будет у второстепенного героя.[nick]Noname[/nick][status]Ego death[/status][icon]https://i.imgur.com/VuysiZa.png[/icon][sign]Чему вовсе не быть, так того не сгубить,
А чего не сгубить, тому нету конца на Земле
[/sign][info]Никто


Возраст: неопределённый;
Сторона: ничья;
Сверхсилы: никаких.[/info]

+2

10

В какой-то момент, от непонимания окружающих, Фейт захотелось в этих непонимающих чем-нибудь запульнуть. Не в Безымянного, конечно. Да и Алана в какой-то момент стало жалко — не увернется ведь. Единственный кандидат на праведный гнев все же догадался, что произошло, и девушка растерянно покивала в ответ на вопрос Стефана. И наконец-то села расслабленно, а не судорожно сжимая в руках ручку.
Когда ты дочь Тони Старка, наверное, удивляться такому и не нужно.
Алекс не очень понимала всех этих магических разборок и не особо спрашивала. В её теорию вполне укладывалось замечание, что это все с целью досадить Тони. Была Фейт к этому готова? Нет. Готова ли была принять? Да.
Пятница, пусть и запоздало, отобразила голографическую клавиатуру. Все, что нужно, Фейт уже сообщила, но все равно было интересно, что ей доступно.
Ничего.
Не удалось напечатать ни единого слова. Получался какой-то набор букв.
Алекса вздохнула и поставила чайник. А что еще оставалось?

+4

11

Как бы предвзято Алан ни относился к их безымянному странненькому сожителю, но когда тот смылся куда-то в гущу событий, Лису вдруг стало как-то тоскливо. Происходящее, перешедшее в какие-то зловещие подозрения и предположения, вместе с непонятной проблемой Алекс, нагоняло тоску еще большую своей абсолютной непонятностью и нелогичностью, и сориентироваться сугубо на слух удавалось разве что в плане того, более-менее где все собравшиеся находятся.
Беглое предположение было обусловлено тем, что в этом доме только этот человек обычно притягивал к себе потусторонние странности. Но когда Стефан предположил Вали, а следом за этим еще и гитарист начал нести какую-то пургу, быть где-то вне курса происходящего решительно расхотелось.
— Зачем? В смысле, зачем это ему? Они же тут одно время на пару очень весело проводили время и пугали людей, — в сказанном звучало столько сарказма, что мигом стало ясно, как жертва приключений к развлечениям бога и инженера до сих пор относится. Но комментарии присутствующих заставили задуматься скорее о другом. — Или я чего-то не знаю? Мне было сказано только то, что дороги разошлись. Без деталей. С тех пор его и не видели.
— Примерно так дела и обстоят, — вмешалась Пятница, голографическим розовым призраком возникнув рядом с собравшимися. — Вали уже месяц числится в моей базе как строго враждебная личность, а не союзник.
— Хозяина своего зови, — решил Алан, примерно сориентировавшись между слухом, памятью и мебелью, добрел до дивана, за спинку которого и ухватился. — Или там, наверху, всё еще проблемы?
— Я не могу в присутствии посторонних лиц разглашать засекреченную информацию. Но Тони передает, что скоро будет.

— Где ты с ним столкнулась?
Значение слова "скоро" выяснилось минут через сорок, когда Старк благополучно возник в гостиной, едва не столкнувшись на ходу с Вайлем — лишь в последний момент сообразив, что сейчас того надо было обходить, а не надеяться, что тот как-либо среагирует первым. Вид у инженера был откровенно безрадостный, а при виде задумчивого дружно-семейного сбора и напрочь пришибленной Фейт стал и вовсе почти разъяренный. Нет, ИИ сразу озвучила уточнение, что все живы, но что мелкое недоразумение в принципе учинило он так и не понял.
— Что он натворил? Мне Пятница пояснила только, что Алекс наткнулась на Вали с каким-то не очень ясным итогом, а на самом деле что случилось?

+3

12

Фейт хмуро сидела за чашкой ромашкового чая, пока не пришел отец.
В ответ на его вопрос она смутно показала за окно, на улицу. Точный переулок, где ее там схватили, она не помнила. Но это и неважно. У Пятницы не получилось объяснить, что с несчастной произошло, потому Алекса завела свою шарманку в третий раз. Может, Тони хоть повеселеет. Или просто чтобы сам увидел, как все плохо.
— Жил однажды один злой волшебник, который похищал красивых девушек и уносил их в коробе. У себя дома он давал им яйцо и ключ от запретной двери. Девушки открывали запретную дверь, заколдованное яйцо падало и пачкалось в крови. Волшебник их убивал.  Младшая сестра двух последних девушек обманула злого волшебника и сожгла в его собственном доме, а сестер воскресила.
Закончив свой грустный рассказ, Фейт прикоснулась к губам и жестом как будто забрала что-то оттуда и выкинула. Она не могла говорить. И не писать — на виртуальной клавиатуре Пятницы девушка тоже ничего не могла напечатать. Не могла ни написать, ни нарисовать. Ничего.

+2

13

Ситуация была более, чем сложной. Пускай слова склерозника казались совершенно неуместным сюром, они куда точнее любых умных слов отражали сущность происходящего. Подмена, искажение - вот, что творилось с Александрой, и вот, что они слышали. Потому Стефан согласно кивнул, не став ничего добавлять: это могло взрастить совсем не рассудительные мысли, а нечто, близкое к панике, чего стоило избегать. Окружающие не отличались крепостью духа, потому сеять паранойю не хотелось.
- И то, и другое, - все же ответил на оба вопроса Лoки, вздохнув. - Мы не можем знать наверняка, но, похоже, он подобрался близко. Главный вопрос - знает ли он правду.
Второй вопрос - как скоро узнает, и Стрэндж не хотел говорить, какие мысли имеет на сей счет.
Как не хотел говорить, за кем мог бы идти Вали. Ведь зачем новоиспеченному богу историй Верховный Волшебник? Разве что отобрать магию у Земли, но ведь изначально вся катавасия с магией возникла из-за Лoки и его хитрости. Следовательно, Вали преследовал иные цели. Какие?
- Не исключено, - пожал плечами, вздохнув и проследив за Алекс, ушедшей ставить чайник. - Полагаю, Александра вполне могла бы пролить свет на его мотивацию, но он предусмотрительно эту возможность у нее отнял.
Тем не менее, слова двойника Старка немного приоткрывали завесу тайны и недосказанности. Стефан сначала пожал плечами, а после припомнил, что такой жест несчастному не виден.
- Все меняется, Алан, особенно связанное с богами.
Добавлять ничего не стал, как и комментировать последующий диалог с Пятницей. Больше волшебника заботила опасная близость любителя вычистить мироздание по своему желанию, что могло принести много, очень много горестей, проблем и, вероятно, смертей.
- Давайте все успокоимся, выпьем чаю и дождемся Тони, - с нотками смирения и умиротворения предложил Стрэндж. - Гадать на чаинках я, конечно, все еще умею, но будет куда лучше, когда Александра сможет говорить по-человечески, а не сказками.

К приходу Тони Стефан наворачивал уже пятую чашку с мелиссой, медитативно постукивая подушечками пальцев по чашке. Похоже, Алекс медленно, но верно теряла веру в то, что все может разрешиться быстро, но все-таки нашла в себе сил снова попытаться рассказать, что случилось.
Вздохнув, посмотрел на Старка, после чего пододвинул и ему чашку, намекая, что придется присоединиться к этому странному чаепитию.
- Как ты мог заметить, Александра не в состоянии выражать мысли привычным способом - ее зачаровали. Она пыталась нам объяснить, что Вали тут забыл, но пока безуспешно.
Сделав глоток, выдержав театральную паузу, Стрэндж внимательно посмотрел на Тони.
- Ты можешь найти ключ к ее устам?

+2

14

— ...Чё? — пожалуй, Тони ожидал от Фейт чего угодно, но только не того, что она сказала. Странный жест изначально бросился в глаза, но на нем уже как-то не заострилось внимание. "Сказочка" казалась не очень доброй и даже жестокой в определенной мере шуткой, которая на фоне случившегося с ЩИТом только добавила в этот день криповых элементов какого-то очень своеобразного хоррора. Последующий за жутеньким монологом другой жест дочери выглядел более однозначно и, возможно, в более спокойном состоянии Тони и сам бы догадался, в чем дело и к чему это всё, но сейчас уже первым желанием оказалось не думать, а проснуться и оказаться во вчера, где серьёзные проблемы были только у Локи и добавились день назад у Алана. Так что своевременное пояснение Стефана спасло от гораздо бурной реакции в адрес самой девочки, потому что следующей вертящейся на языке фразой было весьма резкое "что это за фигня?!", так и застрявшее в горле. — В-вашу мать...
И еще и Вали где-то на горизонте возник. Чёртов Вали...
А вот вопрос лучше бы не задавали. Не сейчас и не так сразу в лоб.
— Понятия не имею, — честно сказал Старк, окинув кислым взглядом присутствующих, стол, выделенную ему чашку, которую при всей ненависти к чаевым напиткам проигнорировать было уже сложно. — Алекс, как и Алан, последний человек, на ком я хочу экспериментировать. И тем более случайно навредить в попытках помочь. Алану уже не очень повезло.
— По моему, в прошлый раз проблема главным образом была не во мне, а в Карателе.
— Вы оба огребли, — безрадостно поправил его Тони, садясь за стол. Из-за которого немногим ранее явно слинял Локи, но с учетом упоминаний Вали нетрудно было догадаться, почему он мог на сей раз предпочесть компании одиночество. — Но, честное слово, если бы я раньше не знал Земо с Мандарином, решил бы, что они сговорились с этим мелким недоразумением. Именно сейчас только его и не хватало.
— Всё так плохо? — на всякий случай уточнил Вайль, решивший держаться чуть в стороне возле столешницы.
— Плохо. Джесс серьёзно пострадала. И тебя из-за этого мне придется отправить в другое место пережидать ненастье, так что всё одно к одному. Но к этому вопросу вернемся позже, иначе толку от меня сейчас не будет вообще, — оставив огорошенного брата в тихих догадках и попытках сообразить, при каких условиях проблемы Джессики могли отразиться еще и на нем и что надо было сделать, чтобы вывести эту страшную мадам из строя, Тони уставился сначала в чашку, потом долго и задумчиво смотрел на Фейт.
Старик наверняка только еще раз напомнит, у кого тут возможности что-либо решать на этом фронте сейчас.
— Я могу попробовать, — наконец негромко сказал Старк. — Исправить это, насколько смогу. Но я просто хочу, чтобы ты понимала, что, не смотря на сложившуюся ситуацию, в мистике я далеко не такой спец, как в своих сферах. И у меня есть серьёзные опасения, что я могу в итоге случайно сделать еще хуже. Не хочу этого, но могу. Но когда мы решим основную проблему и вернем силы вот этому чайному профи я тоже сказать не могу — этот обмен должностями может затянуться надолго. Так что если согласна рисковать, может, кивни, чтоли...

+4

15

Высказав историю Тони, девушка села прямо и стала дожидаться реакции.
Реакция не заставила себя ждать и не удивила.
Только вот что с этой красотой делать-то теперь?!
Неспособность нормально выражаться в перспективе казалась заключением в одиночной камере. Она не сможет ни с кем контактировать. Она сможет только наблюдать жизнь вокруг, но не участвовать в ней, потому что не может ничего сказать!
Сказать спасибо Вали хотя бы за то, что она все же слышит правильно, не наборы звуков?..
Это еще и совпало по времени со слепотой Алана, с которой пока никто ничего не сделал. Если раньше они на пару с Никем помогали Вайлю ориентировать в пространстве, да и вообще она пыталась как-то скрасить его нынешнее положение болтовней, то теперь она даже на это не способна.
Хотя запирайся в комнате и не выходи оттуда никогда.
Фейт не прослушала, что что-то еще произошло с Джессикой, по касательной это задевает Алана, и поняла, что беда никогда не приходит одна.
На вопрос Тони Алекса кивнула несколько раз. Все лучше, чем это состояние.
Даже если он превратит ее случайно в лягушку.

+4

16

Уже после того, как вопрос озвучили, Тони задумался о том, что тот выглядел не слишком справедливо — в положении, в которое поставили девочку, вряд ли у неё был реальный выбор. Либо что-то пробовать, либо не делать ничего и молчать, дурея от собственной речи.
И то, и другое он сам бы воспринял как нечто крайне возмутительное и противоправное, но у него обычно и проблем не было с тем, чтобы затем найти способ кому-то навалять.
Старк обреченно покосился на Стрэйнджа.
— Останови меня, если увидишь, что я делаю что-то совсем не то, — попросил инженер и встал. — Идем в гостиную.
Даже забавно оказалось, насколько могли лишить уверенности основательные пробелы в знаниях. В науке белых пятен для него с годами оставалось всё меньше и меньше, в том же, что касалось мистики... где-то тут Старк и начал осознавать практическое сравнение дыры размером с пропасть. Выручало разве что то, что его изначально учили обращению с этой силой скорее интуитивному, чем посредством земных или еще каких-либо заклинаний.
В гостиной, в случае чего, просто было больше места и меньше вероятность перевернуть случайно стол. Фейт усадили в кресло. Старк довольно долго приглядывался и примерялся к чужой магии под аккомпанемент молчания дочери и советов Стефана. И поначалу даже создалось ощущение, что все просто... чужое колдовство, незамысловатое, сетью клубка искажающее речь и общение. И вот вроде распутать его можно было, осторожно потянув за одну ниточку, другую, третью...
А дальше возникла проблема, при обнаружении которой Старк возликовал бы за собственную приставучесть и небезнадежность, не стань всё настолько не до смеха. Не узнать почерк знаков и символов, которые он пытался запомнить сам всю последнюю неделю, оказалось невозможно, но и без самих рун у него не было влияния на них. А без них осыпалась лишь часть чар.
— Он слова использовал... именно на речь, а не на общение в целом. — Тони поднял многозначительный взгляд на чайного Доктора. — И с этой точки зрения всё больше напоминает попытку досадить. Честное слово, еще немного, и я сам этого шутника искать пойду!

+2

17

Отчаянные взгляды с щепоткой обреченности, которые все - почти все - хотели или нет, но бросали на Стефана, никоим образом Стефана не выводили из состояния апатичного равновесия. Сотни и тысячи раз сам себе напоминал, что бесполезен в вопросах практической магии, но зато - специалист в теории, которой многим земным магам не хватало. В особенности, нынешнему Верховному Волшебнику, будь Вишанти неладны.
Не то, чтобы Стрэндж все еще не верил в Тони. Не то, чтобы не хотел учить или вкладывать хоть часть умений учителя в его развитие. Все было куда проще: в подобных магических делах волшебник предпочитал все делать сам, своими руками и заклинаниями. Упрямство и перфекционизм, преследовавшие с врачебного прошлого, неприятно кусали за уязвленное бессилием эго.
- Не торопись, - прежде всего посоветовал Старку, пусть не видя, но чувствуя беспокойство последнего. - Представь, что это нити, хрупкие и ломкие, а потому будь с ними нежен. Еще нежнее, вот так…
Когда, казалось, проблема решена, Стрэндж хотел было облегченно вздохнуть, но Тони не позволил. Новое открытие принесло новые проблемы, которые, подобно дамоклову мечу, нависли над шеей волшебника: тот явственно ощущал холод железа, алчущего крови.
- Не стоит, - после краткого, но мрачного молчания ответил Стефан, переведя взгляд с Александры на ее отца. - Такие, как он, любят разбрасываться подобными пакостями в качестве предупреждений, и лучше воспринимать их всерьез. До тех самых пор, пока не появятся две вещи: достаточное основание и достаточная уверенность в том, что они не встанут. Полагаю, если первого у тебя уже может хватить, то со вторым пока некоторые затруднения.
Стефан улыбнулся Александре, протянул блюдце с чашкой.
- Итак, Алекс, попробуешь еще раз? Посмотрим, как Тони справился с домашней работой.

+3

18

Фейт чувствовала себя немного подопытной крыской, и это было некомфортно.  С другой стороны, в отличие от предыдущих опытов над ней, этот был направлен на улучшение ее состояния. Отцу она доверяла, но при этом знала, что магия — это то, в чем Старк пока еще не спец. 
Хотя с учетом подвешенного состояния, которое не прошло после Вортекс, Алекс было пугающе все равно, станет она немой до конца своих дней или нет.
Девушка пришибленно-послушно следовала указаниям горе-докторов, но не было ни боли, ни радикальных изменений в ощущениях. Было похоже на ее старую систему наночастиц, которая могла ощущаться глубоко в мышцах как нечто пульсирующее, как при зубной боли. Но сейчас неприятно не было.
Не стоило удивляться тому, что доктор Стрейндж вел себя как доктор. Но за то, что он отнесся к Фейт как к ребенку, она окатила волшебника холодным взглядом и чашку не приняла.  Вместо этого дочь Старка попыталась снова говорить:
— Мэри, Мэри, у неё всё не так как у людей - в цветнике её не розы, а ракушки из морей.
Но все равно ощущения были другими. Вали принес настоящий хаос в голову — иногда казалось, что обычные мысли в голове подменялись сказками и детскими песенками, а теперь  в голове стало светло, как будто из комнаты убрали все лишнее и впустили солнце.
Тут Фейт на глаза попал смартфон. Девушка взяла его и набрала несколько слов. Наблюдатели могли увидеть, как широко распахнулись ее глаза, и девушка нажала кнопку «озвучить»:
— Он передавал привет Тони и бродяге.

Отредактировано Fate (18.04.2019 01:48)

+3

19

Совместно с Fate.

— Я понимаю. Этим, на самом-то деле, многие грешат. Сложность в том, что если этот поганец будет крутиться где-то поблизости и начнет вредить моим людям или продолжит вредить вам, мне в любом случае придется что-то с ним делать. Мы, всё-таки, в многолюдном коммерческом здании находимся, защищенном, но посвящать тысячи работников в эти неземные разборки в мои планы всё же не входило, — Старк задумчиво пригладил усы, глядя куда-то в пространство. — Риск. Огромный. Но, если уж на то пошло, опираться я здесь могу не только на мистику. Других асгардцев мне сдерживать удавалось еще до этого всего, и там он был и не один. Надо будет подумать. Очень основательно подумать над всем этим.
Инженер грустную несуразицу поначалу пропустил мимо ушей, но электронный голос нормального содержания и собственное имя всё-таки привлекли его внимание. Гадко, что проблему нельзя было решить полностью конкретно сейчас.
С другой стороны — хоть так...
— Бродяга — это наш беспамятный гитарист, — пояснил Старк и поднялся с кресла.
Если здесь он пока уже ничем не мог помочь, то надо было идти дальше.
— Послушай, — утешатель сегодня (да и вчера тоже) из Старка был никудышный, но молча решения принимать тут уже вряд ли получилось бы. Потому расстроенную девочку перехватили и обняли за плечи: — Тут сейчас сложилась очень сложная ситуация. Из-за Джессики и ЩИТа — то, что в новостях рассказывают, еще малость. Настоящая Джесс на самом-то деле с нами, но это лишь верхушка айсберга и помимо проблем с Вали. Гитариста нашего пока отправлю в ЭлЭй, он вернется, когда с мятежным божком разберусь. Ты здесь живешь официально, ну всплывет и всплывет, что ты моя дочь, это не так страшно. Сложнее с Аланом. Ему нельзя здесь оставаться, сейчас это слишком опасно для него же. У меня друг вызвался помочь, надежный. На неопределенное время Алана я отправлю к нему. Вы тут не разлей вода практически, если хочешь, думаю, сможешь потом перебраться туда же. Когда мы придумаем, как тебе помочь. Прости, пожалуйста. У меня в мыслях не было никого так подставлять. Постараюсь всё исправить, как только смогу...
«Беда не приходит одна. Да не то слово» — безрадостно думала Фейт. Масштаб накрывающего пентхаус Старка апокалипсиса чувствовался в воздухе, пусть девушка и не знала всех деталей. Слепой Алан, немая (по своей воле, а на деле говорящая так, что лучше бы молчала) она сама, атакованный авианосец — вот последний и сулил большую часть неприятностей. Несчастное корыто не уронили и со второй попытки, так что ЩИТ мог бы гордиться. Но на деле Алексе было пофиг на всё это, а вот хмурый и грустный Тони ее больше всего беспокоил. Ну и Алан, конечно.
От прикосновения девушка не отстранилась, а спокойно выслушала. И обняла Старка уже покрепче — им обоим это было нужно.
Девушка сначала понимающе покивала, но потом вспомнила про телефон и быстро набрала сообщение. Любезная помощница Пятница озвучила:
— Хорошо. Я понимаю. Эту ерунду с меня ты пока не снимешь полностью, но это ничего. У Ала меньше будет голова без моего трещания болеть, — на самом деле, Фейт хотела рассказать, как ей однажды рот зашили, и ситуация была примерно похожая, она долго молчала, но не стала шокировать и без того печального отца. Зачем ему выслушивать такие ужасы. — Надеюсь, гитаристу будет не так одиноко там, но главное что безопасно. Как и Алу у твоего друга. И где Джессика? Я могу чем-то тут тебе помочь?
— Пока что не знаю. Надо самим как-то сначала устаканить всё... — Тони поневоле запнулся. Ну, озвученная компьютером речь — еще самое безобидное, до чего можно было додуматься в этой ситуации. — В ЩИТе... Разве что сразу могу сказать, что потребуется помощь в ЩИТе. Как бы... определить тебя в него хотели и раньше, просто к рядовым работникам. После сегодняшнего могу сказать разве что то, что там еще один техник нужен кроме меня, способный пресечь подобный беспредел. Я не могу физически его караулить один всё время. Сейчас-то я рядом был, но в следующий раз могу оказаться далеко. Но и заставлять или просить тебя туда возвращаться тоже не могу.
— Ничего. Я могу помочь, если надо. Поковыряю их защиту, может, мне проще будет. После Вортекс. Я уже засиделась тут. Тем более, я не могу просто сидеть, когда такое время. Больше нет.
Тот же компьютеризированный, нейтральный голос Пятницы. Наверное Пятница могла бы синтезировать её обычный голос, но это было бы жутко. Лучше делать вид, что это реально временно, а не постоянно, а такое впечатление, думала Алекса создала бы имитация её голоса.
— Ладно. Хорошо... вернемся тогда к этому вопросу чуть позже, его еще надо будет напрямик утрясать с Филом. Я или через час вернусь, или уже поздно ночью, надеюсь, с Джесс, может, еще и на авианосец в итоге придется обратно заскочить.
Кто кого тут вообще пытался ободрить понять оказалось уже сложно, да и вряд ли нужно. Тони отпустил девушку и встал, направившись на кухню к осевшему там слепцу, которого еще не успел обрадовать новостью про переезд, обсуждению не подлежащую.

+2


Вы здесь » Marvel: All-New » Завершенные эпизоды » [19.08.2016] The rose at her mouth