Up
Down

Marvel: All-New

Объявление

Джессика Дрю в бегах. Значит, ее не найти, пока она сама не захочет. Значит, на помощь ей не прийти. Просто из-за того, что неизвестно, где она. Это успокаивает, немножко вселяет надежду – ее не найти, ей не навредить.

© All-New Spider-Man

* — Мы в VK и Телеграме [для важных оповещений].
* — Доступы для тех, кто не видит кнопок автовхода:
Пиар-агент: Mass Media, пароль: 12345;
Читатель: Watcher, пароль: 67890.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [15.01.2016] Cat, I'm A Kitty Cat


[15.01.2016] Cat, I'm A Kitty Cat

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://funkyimg.com/i/2NoGx.jpg

15 января, Адская Кухня, Нью-Йорк

Сорвиголова, Доктор Стрэндж


Когда опасный артефакт попадает не в те руки, точнее, Руку, в дело вмешивается не только местный герой, но и защитник вся измерения. Не факт, что у обоих получится спасти Землю от пришельцев, но от "кошачьего синдрома" уж точно!

Отредактировано Doctor Strange (22.11.2018 22:31)

+2

2

Визг шин острой волной разрезает пространство, отчетливо выделяясь на общем фоновом шуме, наполняющем город. Звуки несутся со всех сторон, играют странную мелодию. Больше похоже на то, как будто он слушает несколько радио одновременно. Скрежет открывающихся дверей, распахивающихся окон, шаги людей, голоса – хриплые и прокуренные, молодые и звонкие, смеющиеся и печальные – Адская Кухня живет, обдуваемая холодными февральскими ветрами, живет так, как ни в чем не бывало.

Не так много времени прошло после того, как он вернулся. Не так много, но он уже слышит и чувствует необходимость наверстать упущенное время.

Сегодня же, правда, ему приходится неволей абстрагироваться от мелких ограблений и нелегального сбыта контрабандного оружия неподалеку – Рука вновь что-то замышляет. Понял это он еще вчера, услышанный краткий диалог о прибывающей посылке, которая изменит все в «лучшую» сторону для организации, ему не пришелся по душе. Оттого сегодня явился во всеоружии, готовый вмешаться и переломать им планы.

Рука. Сколько раз он с ней сталкивался. Порой казалось, что эта организация, стремящаяся к власти, неистребима. И неистребимы ее мотивы. Раз он уже пытался заставить ее идти по пути добра, не вышло – в итоге сам же скатился в беспросветный мрак, где он не слышал гласа Господа и своих друзей.

Мэтт бесшумной тенью скользит по крыше здания, ориентируется на звуки, сосредотачивается на сердцебиениях людей, только что вышедших из машины, остановившейся у старого склада посреди района. До него доносится резкий, бьющий по ушам стук. Внутри помещения несколько связанных людей. Их сердца бьются быстро, часто, точно жаждут проломить ребра и вырваться из груди. Они испуганы, кто-то отчаянно старается освободиться от пут, связывающих его.

Проникнуть в здание не так сложно. Сложнее понять, как ему действовать – вступить в схватку прямо сейчас, успокоить пленников, вернуть им их волю, или же поступить иначе и подождать, потерпеть, посмотреть, что именно затевается.

Тяжелый короб с резной гравировкой тяжело, с глухим ударом, опускается на каменный пол. От него пахнет старостью, древесиной, запахами тех, кто к нему прикасался, и рыбой. Запах с точностью позволяет определить то, что посылка доставлена на судне. Что же до того, что внутри… Мэтт задерживает дыхание, но это не спасает его от завихрений затхлого воздуха, взметнувшегося под потолок, стоило лишь им открыть крышку.

Неприятно.

Сорвиголова непроизвольно дергается в сторону, издавая шорох. Один из людей настороженно приближается к тому месту, где он устроил себе удобный «наблюдательный» пункт, но его отвлекает метнувшаяся в сторону крыса. Человек с едва слышной руганью возвращается обратно, костеря ни в чем неповинного грызуна.

Банально до забавного – случайная крыса спасает героя от обнаружения противником своим внезапным появлением.

Еще одно биение сердца яркими красными вспышками маячит неподалеку. Принадлежит ли этот человек к Руке или нет… Мэтт же полностью сосредоточен – один из людей развязывает пленников, другой направляет предмет в их сторону – короткий скипетр с драгоценным камнем в набалдашнике. Чутье доносит до него, что предмет выполнен из золота, а камень является изумрудом.

Дорогая вещь. Старинная, которой место в музее. То, что ею заинтересовалась Рука, означает, что она не так проста, как кажется на первый момент.

Мэтт едва делает шаг вперед, «всматриваясь» в очертания предметов, людей, в их движения, генерирующие колебания, эхом разносящиеся по помещению. От скипетра исходит странная волна, воздух едва заметно теплеет, и испуганные голоса пленников сменяются раздраженными выкриками. Мердок не успевает ничего понять, как развязывается драка между простыми людьми, в то время как бойцы Руки держатся в стороне.

Что за черт?

Сильно похоже на то, что это артефакт. Мэтт замирает, просчитывает шансы на успех – сумеет ли он отобрать вещь до того, как им воздействуют на него самого, или его скорости и элемента неожиданности окажется недостаточно?

+2

3

Мириады слоев реальности превращаются в розу, распускающуюся последовательно. При переходе с одного слоя на другой надо помнить: не стоит «перескакивать», не стоит вообще делать что-то такое, что поспособствует разрыву ткани реальности. Созданные таким образом разрывы привлекают не тех и не туда, из-за чего случаются разного рода коллапсы, нередко не столько магического, сколько физического толка.
Подкидывать проблем местным героям, антигероям и прочим любителям испортить плохишам праздник Стрэндж не планировал: в пригласительном у него значится «сборище зловредных преступников, у которых есть магическая вещь». Напряженная охота за артефактами жутко выматывает, но разве кто-то спрашивает о том, как он себя чувствует? Что-то ни одного «как твои дела, Стефан» или хотя бы «все ли у тебя в порядке, Стефан», не звучит. Долетают отдельные обрывки о том, что его ищут, о том, что где-то он нужен.
Стефан придерживается местами аморального, но действенного принципа - «спасти всех дороже, чем спасти единицы». Сам не рад, но когда дело касается магии всея мира, всех миров, не стоит отвлекаться на проблемы, которые могут решить другие. Нет, серьезно, в мире столько героев, некоторые даже с приставкой «супер», а по любому вопросу бегают к Стрэнджу, как к опытному венерологу, способному за щелчок излечить от любой хвори. Уму не постижимо!
Кстати об аморальности: несколько заложников свидетельствует о том, что преступники явно знают, с чем имеют дело. Стефан пристально рассматривает скипетр, пытаясь припомнить его название. Расклад на определение туманен, битрическая магическая матрица не дает ничего, кроме сигнализирующей красной ауры, предупреждая об опасности. Спасибо, конечно, об этом он как-то и сам догадался! Преступники редко используют что-то, что не вредит людям. Почему бы не использовать, например, стадо единорогов? Хотя коварные люди наверняка снабдили бы их мини-пулеметами с автоматической подачей «ленты». Красивое и кровавое оружие.
Магическое сканирование выдает не только преступников, жертв скипетра, но и еще кого-то. Стрэндж анализирует предрасположенность на творение добра и зла неизвестного со смутно знакомым цветом ауры, но любопытство мага быстро кончается, когда проскальзывает мутно-белый цвет со следами красного, желтого и почему-то все запахами. Неизвестный знаком, настроен творить добро «разными методами», поэтому вряд ли будет против небольшой магической поддержки.
Плащ трепещет и в одно мгновение Стефан взмывает в воздух, чтобы в следующее оказаться где-то над головами преступников.
- Могу я это одолжить? - ухватив скипетр одной рукой, другой легким щелчком - разумеется, не без магии! - отправляет владельца артефакта в полет к ближайшим ящикам. - Благодарю.
Приземляется, отряхивает плащ от невидимой пыли, бросает взгляд на медленно и несмело окружающих подельниках не очень хорошего человека. Приподнимает скипетр, после чего наблюдает интересную картину: те, кто дрался между собой, то бишь, заложники, резко обращают внимание на него.
- Что вы, прошу вас, не отвлекайтесь. Вы так увлекательно мутузили друг друга, не хотел мешать...
Стоя в сжимающемся кругу из преступников и озверелых заложников, Стефан размышляет о таких простых вещах, как инстинкт самосохранения.
И о том, какой же это редкий зверь.
- Так понимаю, - с ноткой усталости окидывает взглядом помещение, - как пройти к библиотеке вы не подскажете.
Плащ предвкушающе трепещет: ему не впервой вытаскивать Верховного из подобных передряг.

+3

4

Мэтт не самоубийца. Можно, разумеется, сделать обратный вывод, сказав, что слепой адвокат, пусть и со сверхчеловеческими чувствами, не должен носиться по городу ночью и избивать тех, кто нарушает закон. Он готов практически на многое ради защиты родного района и всего города, но вступать в открытое противостояние с большим количеством противников он старается с предельной осторожностью.

Внезапно показывается новое лицо. Дьявол вслушивается – человек, на чье сердцебиение он обратил внимание перед тем, как отвлечься на артефакт. Тот, кстати, вырывается из руки наемника, со свистом рассекает пространство, оказывается в руках у незнакомца. Впрочем, это не совсем незнакомец.

Новые запахи вьются тонкими, едва уловимыми змейками в воздухе. Звуки разносятся волнами, позволяют распознать очертания предметов и людей, понять, кто и где стоит. И еще до того, как раздается знакомый голос, Мэтт определяет то, кто еще рискнул вмешаться в происходящее – доктор Стрэндж.

Не должно удивлять, но Мердок удивляется. Вспоминает о магическом скипетре, который теперь находится в руках у волшебника, и понимает, что это только к лучшему. Всему городу, не только Адской Кухне, будет лучше, если подобная вещь окажется в руках того, кто не пустит ее на дурное дело с целью навредить кому-то в собственных интересах.

Его окружают. Мэтт понимает, что нет смысла больше скрываться. Позволять врагам наваливаться всей толпой на мага не станет. Тот, конечно, способен за себя постоять, но наблюдать со стороны за этим Сорвиголова не горит желанием.

Несколько шагов вперед – он выступает из теней, легким движением отправляя в нокаут вставшего на ноги главаря наемников.

Глухой звук упавшего под ноги тела привлекает внимание всех присутствующих. Мэтт наклоняет голову, чтобы легче определить то, кто первым попытается напасть на него. Только попытается. Он отчетливо слышит учащающееся сердцебиение обескураженных незваными гостями наемников, тяжелое дыхание находящихся под действием загадочного скипетра пленников, спокойствие, исходящее от Стрэнджа.

- Вы выбрали странный маршрут для того, чтобы добраться до библиотеки, доктор, - расслабленно произносит.

Воздух приходит в движение, едва он заканчивает говорить. Мэтт был готов. Уклоняется от удара, направленного в челюсть. Завязывается схватка. Элемент неожиданности он благополучно упустил, потратив его на то, чтобы своеобразно поприветствовать чародея. Весьма подходящий момент.

Заложники бьют больно. Не щадят себя. Действительно одержимые.

Мэтт вслушивается в их сердечный ритм, в то, как разгорается кровь в их организме, понимает, что они абсолютно неконтролируемы. Он отвлекается, когда кто-то из наемников начинает звать подкрепление, выбивает из его руки телефон, наносит несколько ударов и столько же ударов получает с трех сторон.

Лучшим вариантом является крикнуть Стрэнджу уходить отсюда с артефактом, поудобнее схватив его, и самому последовать за ним же, но он не может просто так оставить невинных граждан, что послужили эксперименту. В этом состоянии они легко способны причинить вред друг другу или кому-то еще. Их нужно вырубить и аккуратно уложить рядком, понадеявшись на то, что они придут в себя после того, как проспятся.

Мэтт сильно бьет по голове одного из бывших пленников. Стук доносится до него чересчур громко, что он начинает беспокоиться о том, не наносит ли он им тяжелую травму.

- Доктор, кажется, вам необходимо уходить, - тяжело выдыхает, едва улучает момент, когда несколько заложников вновь сплетается в один большой комок неразберихи, а наемники сгруппировываются и начинают наступать. – И эту штуку заберите. Эти ребята и без нее славно зажигают.

+2

5

Драки - не самая сильная сторона магических наук, посему Стрэндж предпочитает уйти с линии огня, включающего в себя махание руками, ногами и головами в попытке относительно не-фатально задеть ближнего своего. Но кого-то пристукнуть скипетром по пути все-таки удается, хотя плащ, понятное дело, остается жутко недоволен: ему доставляет неистовое удовольствие поучаствовать в заварушке. А тут кто-то перехватывает пальму надирания задниц плохишей и тех, кто попал в неприятное положение. Что же, не все плащу дискотека девяностых, с лучшими хитами и мордобоем в темном переулке.
Можно, конечно, воспользоваться предложением уйти и, собственно, покинуть арену для незапланированной капоэйры, но тогда останутся невыясненными многие вопросы. Например, откуда у преступников редкий магический артефакт, как он действует и где уже плохие парни успели применить данную штуку. Вполне вероятно, что увиденное на этом складе, могло быть пробным тестом, но что, если нет? Что, если это было для отвлечения внимания или, что еще хуже, попытка устроить атаку на ничего не подозревающих граждан?
- А, это не часть туристического маршрута "Самые зловещие уголки Адской кухни"? - иронично отзывается Стефан, накладывая короткое простое, но действенное заклинание усыпления на тех, кто падает от манипуляций Мердока ближе всего. Достается не всем. - Напишу негативный отзыв на них на Yelp, будут знать, как обманывать людей.
Прежде, чем кто-то из преступников успевает вызвать подмогу, Стрэндж вскидывает руку и блокирующим заклинанием отрезает все импульсы. Успел или нет - вопрос второго порядка, потому как импульс может быть быстрее магии. Чертовы любители науки, вечно куда-то торопятся.
Мэтт, в лучших традициях хорошего героя, предлагает показать подошвы своих ботинок. Стефан бросает на него взгляд, полный скепсиса.
- Сколько самопожертвования, - говорит так, будто сам совершенно не такой и ни разу так не поступал, ага. - Оставь щепотку на другой случай: мне нужны эти люди. Одни для допроса, другие для исследования. Ты ведь хочешь знать, откуда взялась эта штука, как она действует и сколько еще сюрпризов готовят эти парни?
- Вы закончили? - на удивление вежливо интересуется один из преступников, словно обзавидовавшись таланту обращения всего и вся в шутку. Стрэндж внимательно смотрит на спросившего, после чего щелкает пальцами - короткая молния мигом вышибает из юмориста весь дух, отправляя в долгий нокаут.
- Мы только начали, - открыв карманный портал, забрасывает туда скипетр, чтобы кто-то не умыкнул, после чего накладывает на Сорвиголову заклинание повышения общего тонуса. Сам же, взмыв вверх, плетет длинное заклинание очищение.
- Нужно время, чтобы снять с них магическое влияние, - рапортует Мердоку, следя за тем, чтобы магическое давление не переломало пальцы. - Отвлеки их!

+1

6

- Желаешь прогуляться по зловещим местам Адской Кухни? – фыркает, вслушивается в чужие движения, всматривается в силуэты, разносящие вокруг себя едва свистящие волны звука. – Так попросил бы меня показать. В будни и выходные. Абсолютно бесплатно.

Усмехается, едва все несколько замирает. По крайней мере, на него ничьи удары не сыпятся. Небольшое затишье, если не учитывать того, что подвергнутые странному влиянию артефакта люди, месятся друг с другом. Мэтт слышит – настоящий комок, из которого вылетают кулаки, ноги, головы, раздаются резкие вскрики, рычанье и шипенье.

Присутствие Стрэнджа и пребывание его в шутливом, приподнятом настроении заставляет и Мэтта слегка отпустить мрачность. На вопрос преступника он легко наклоняет голову, разводит руками прежде, чем в того влетает электрический разряд – лучший подарок от доброго волшебника.

Доктор никуда уходить не собирается. Мердок не удивляется. Следит за тем, чтобы ни к нему, ни к неожиданному союзнику никто не подобрался незамеченным. Пусть даже в этом особого смысла нет – Стрэнджу с его магией обычные преступники не самая большая помеха. Стоит еще подумать дважды над тем, чтобы назвать их помехой для него.

- Рука. Они порядком расстарались для того, чтобы сохранить в тайне перевоз этого скипетра из другой страны. Недолго нужно гадать, чтобы понять, что сюрпризов готовят они нам много, качественно и с большой любовью.

Мэтт согласен. Нужно выяснить, как действует магический предмет, как избавить от его влияния людей. В паре метров раздается шум – и скипетр исчезает прямо в воздухе. Что же. Его теперь точно никто не украдет. Об этом хотя бы не придется беспокоиться.

Затем происходит что-то, чего он не особенно понимает. Только чувствует прилив энергии и расслабленность всего организма. Само собой такое, конечно, не происходит. Сорвиголова поворачивает голову в сторону Стрэнджа, зависшего в воздухе, но ничего не говорит, только кивает, слушая то, что он говорит.

- Они и так отвлечены своим… кошачьим комком, - хмыкает, подходя ближе и издавая короткий свист. – Ребята, халявная раздача синяков и ушибов. Все сюда!

Голос срабатывает так же, как и красная тряпка на быков. Мэтт на мгновение чувствует себя тореадором. Не самое приятное ощущение, честно говоря, зато можно легко и почти безнаказанно отточить свое боевое мастерство на быстро движущихся целях. Они дерутся просто, используют те приемы, которые приходят в их опаленный гневом мозг.

Он не шутил, сравнивая их с котами. Те способны сцепиться так, что никто их не разгонит. Тут почти то же самое. Становится даже жутко, если предположить, что было бы, используй Рука этот артефакт на всей Адской Кухне или того хуже – на всем городе. Такое, разумеется, звучит очень маловероятно, но…

Проверять не хотелось бы.

Здесь точно так же – бывшие пленные кидаются на него, затем друг на друга, после вновь на него. Не разбирают, на кого следует нападать в первую очередь, и это, честно, Сорвиголове лишь на руку – он просто старается вырубить их и не дает им близко подойти к Стрэнджу, который плетет некое заклинание, чтобы освободить их.

- Нет. Они хуже котов, - твердо меняет свое мнение, понимая, что у животных есть инстинкты самосохранения в отличие этих одержимых.

Отредактировано Daredevil (06.12.2018 10:13)

+1

7

Магическая вязь будто обретает собственное сознание, отращивает ложноножки и прощупывает возможность сделать хоть какую-то гадость. То самое волшебство, о котором так много разговоров, нередко бывает крайне коварным и невероятно злобным, из-за чего приходится то платить неимоверную цену, то проявлять высшую степень осторожности. Стефан успевает создать лишь первый слой своеобразного "кокона", в котором должно взойти и вылупиться нужное заклинание, как рядом чувствуется вибрация воздуха. Стоит ли говорить, что это отбрасывает немалую тень на хрупкую структуру, из-за чего приходится начинать все заново?
Вот и Стрэндж не говорит, а начинает с нуля, даже не подумав возмутиться или отвлечься: после найдет на это время. Или не найдет. Или какая разница, они тут мир спасают, нет времени на праздные возмущения!
Левая рука взлетает вверх и плащ, будто повинуясь некому внутреннему импульсу, тоже отправляет волшебника немного выше. Правая будто сминает нечто в воздухе. Чувствуется сильный запах озона, словно под самым потолком зарождается самая настоящая буря, с громом, молнией и ливнем, от которого никому нигде не спрятаться. Когда же пальцы обеих разжимаются, становятся расслабленными, с потолка и правда что-то начинает падать, но больше похоже на сверкающий снег.
Умный сверкающий снег, преследующий каждого находящегося в помещении. Едва снежинка достигала своей цели, как человек мигом избавлялся от любого магического влияния или заклинания. Остатками кокона для заклинания Стрэндж закрывает себя: если "снежинка" коснется его, будут проблемы. Много проблем.
Когда последний противник падает навзничь, Стефан опускается на пол и критично осматривает то, что получилось. После кладет ладонь на плечо Мэтта и молчит ровно мгновение. Становится понятно: придерживает на случай, если после заклинания организм Мёрдока решит, что пора ослабнуть.
- Хорошо сработано, - хвалит, мимоходом вылавливая другой рукой из карманного портала скипетр. Хлопает напарника по плечу, после чего пробегается пальцами по поверхности артефакта, задерживается на поверхности камня, обрамленного каким-то драгоценным металлом - сплавом золота?
- Но есть проблема, - задумчиво добавляет, вздохнув. - Похоже, у нас здесь лишь часть головоломки.
Не став утруждать себя объяснениями, отдает скипетр в руки Сорвиголовы, а сам присаживается рядом с одним из пострадавших от влияния скипетра, тех самых заложников, которых было не остановить.
Наклоняет голову вперед, закрывает глаза, стряхивает пальцами. Соберись, Стефан, соберись. Жизнь в режиме вечной гонки не дает возможности толком остановиться, задуматься, сконцентрироваться... Но вот под пальцами, прикасающимися к голове безмятежного страдальца, зарождается мягкое зеленоватое свечение. Стрэндж несколько мгновений хмурится, после открывает глаза.
- Небрежная работа, потому эффект такой... грубый, - произносит не то своим, не то чужим голосом. - Практически мгновенная блокировка высших функций мозга - вот почему столько агрессии, ведь они как... животные. Магия контроля, но... с ней что-то не так. Она должна быть искусством, тонкой и изящной, а здесь будто удар молотом по пальцу.
Оторвав руку, прочищает горло, поднимается и задумчиво смотрит на пострадавшего, после чего переводит взгляд на Мэтта.
- Чувствуешь? Артефакт не сбалансирован - в навершии вес меньше, чем в рукояти. Похоже, фокусирующую часть сумели разделить. Я не знаю, на сколько частей, так что будем надеяться, что на две. Как не знаю, как им удалось воссоздать подходящие условия для дублирования, но с этим можем разобраться после.
Вздох.
- В Адской кухне ты ориентируешься лучше моего. Есть идеи, где может быть... если не база, то место для практического запуска обезумевших людей?

Отредактировано Doctor Strange (03.01.2019 01:58)

+1

8

Часть головоломки? Мэтт недоуменно берет скипетр в свои руки, осторожно скользит пальцами по нему, «рассматривая», пытаясь понять, что именно хочет показать ему Стрэндж. Артефакт… в нем есть изъян. Небольшой, который был незаметен, если бы доктор не указал на то, что в нем что-то не так.

Мердок за годы своей жизни успел опробовать большинство видом холодного оружия, а потому легко может сказать, что именно и как сбалансировано. Однако, этот скипетр – не оружие. Им не дерутся, с его помощью приносят беды, магическим образом воздействуя на своих жертв. И все равно шероховатость находится.

Кажется, что артефакт должен был быть иным. Это он понимает, внимательно при этом слушает то, что говорит Стрэндж.

Магия контроля. Мэтт тяжело выдыхает – только ее не хватает в Адской Кухне. Ничуть не радует и то, что он слышит дальше. О том, что магия не такая, какая должна быть. И то, что произошло с пленными, тому прямое подтверждение. Не должна ведь магия так действовать на людей, верно? Или нет?

Он ничего не знает об этом. Хотя сам с ней сталкивался, когда имел дела с Рукой. И его ничуть не удивляет то, что именно эта организация во всем замешана.

И одна лишь мысль о том, что в лапы Руке попал такой артефакт, способный управлять людьми и превращать их едва ли не в зверей, холодит разум, заставляет трезво мыслить, вспоминать, подыскивать ответ на вопрос Стрэнджа, который только-только прозвучал в пространстве и повис, пока он осознает все это.

- Хочешь сказать, что где-то есть копия этого артефакта?

Да. Именно это.

Мэтт покачивает головой. Он понимал прекрасно, что простой эта миссия не будет, ведь боевики Руки старались, из кожи вон лезли, но все равно осознание того, что где-то еще могут пострадать люди, оказывается внезапным. Но у него есть мысли о том, где Рука может прятать другую часть артефакта.

Место запуска обезумевших людей. Проклятье. Звучит не так, чтобы очень хорошо.

- Да. В нескольких кварталах отсюда есть здание, купленное фирмой, что принадлежит Руке. Там я услышал о том, что в город привозят посылку, и решил разузнать, чем эта посылка является. Вероятно, другая часть этой штуки и находится там.

Не самая лучшая идея лезть туда, но ведь речь идет о людях, и Мердок долго не собирается думать. К тому же, судя по всему, он не один. Это успокаивает. Точнее его успокаивает тот факт, что рядом будет тот, кто знает, как обращаться с артефактом и не принести еще больше вреда. От самого Мэтта в этом вопросе помощи ждать не особенно следует.

- Я покажу дорогу, - делает шаг в сторону выхода, но останавливается, прислушиваясь к сердцебиению людей, лежащих без сознания. – Они придут в себя?

Должны прийти. Иначе и быть не может. Наверное. Мэтт не уверен, он ни в чем не уверен, когда дело касается магии.

+1

9

Разделение артефактов само по себе - нонсенс, потому Стрэндж не может сказать однозначно, копия это или нечто иное. Если бы у магии был вкус, то у такой старой, даже древней магии обладал бы сухим и соленым привкусом, с пыльным послевкусием. Было сложно пояснить человеку, не сталкивавшемуся с таким ощущением, что где-то чувствуется еще подобная магия, но где-то так далеко, что нельзя сказать точно, нельзя определить координаты. Потому Стефан молчит, не то подтверждая, не то не отрицая вероятности наличия у них в руках реплики скипетра контроля.
То, что задумывалось как легкая прогулка за магическими артефактами, начинало немного утомлять. Но нет покоя грешникам, героям и Верховному Волшебнику.
А ведь надо было держать в голове, что седьмые лунные сутки в Овне крайне опасны для импульсивных и поспешных действий. Что все может полететь в Тартар из-за любой ерунды, что могут разразиться настоящие войны из-за глупости.
Перехватывает артефакт и отправляет его вновь в карманный портал, чтобы не было как соблазна использовать, так и вероятности неумышленно "передать" оппозиционной стороне всей этой заварушки.
- Придут, - задумчиво говорит, приподнимая голову. - Магия вытянула из них все запасы сил, поэтому проспят сутки и будут, как новенькие. Им повезло: действие было недолгим, не успело навредить серьезно.
Если бы их было больше, то могли бы всех не спасти.
Если их будет больше...
- Показывай, - делает короткий жест рукой, накрывающий его камуфляжной иллюзией. - Я буду рядом и отведу лишние взгляды.
Делает паузу, после чего добавляет:
- Пожалуйста, остерегайся огня и острых предметов.

+1


Вы здесь » Marvel: All-New » Незавершенные эпизоды » [15.01.2016] Cat, I'm A Kitty Cat